Глава XVIII. Наступление на Тихом океане: разочарование в Индийском. 1 июня 1943 — 31 мая 1944

«Моральный эффект вездесущего флота очень велик, однако он не может перевесить воздействие флота, всегда готового нанести удар и способного ударить крепко».

(Адмирал Фишер лорду Самфордхэму, 25 июня 1912)

Когда мы в последний раз обращались к событиям на Тихом океане в середине 1943, командующие Южным и Юго-Западным районами Тихого океана (адмирал У.Ф. Хэлси и генерал Д. МакАртур) готовились нанести новые удары, чтобы прорвать японскую оборонительную позицию, известную как барьер архипелага Бисмарка. В конце июня оба командующих возобновили наступление. Пока десантные силы Хэлси продвигались по цепи Соломоновых островов, захватывая все новые базы на пути к главному опорному пункту японцев — Рабаулу, войска МакАртура возобновили продвижение на запад вдоль северного побережья Новой Гвинеи, чтобы захватить базы в заливе Хуон. Оттуда они могли бы угрожать южному флангу архипелага Бисмарка. Вторжение на Новую Георгию и другие Соломоновы острова привело к серии новых яростных боев в «Слоте». Они не уступали по накалу первым месяцам кампании, когда американцы высадились на Гуадалканале. Крейсерско-миноносные соединения американцев снова оказались плохо подготовленными тактически. В июле имели место 2 битвы с неясным исходом. Во второй из них новозеландский крейсер «Линдер» — последний крупный корабль под флагом Св. Георгия, оставшийся в распоряжении Хэлси, был торпедирован и тяжело поврежден. Однако в начале августа эскадра американских эсминцев, действовавшая без поддержки крейсеров, нанесла решительное поражение японской эскадре такого же состава. В этом месяце исполнился ровно год кампании на Соломоновых островах. Хотя список потерь союзников был очень длинным, они были с избытком восполнены новыми кораблями, построенными на американских верфях. В то же время силы японского флота начали истощаться, так как он свои потери восполнить не мог. Потери в летном составе вскоре оказались такими колоссальными, что уцелевшие авианосцы больше не могли полностью укомплектовать свои авиагруппы.

Наступление Хэлси на Рабаул с юга шло по намеченному плану. Десантные силы МакАртура, при содействии австралийских войск, которые с трудом продирались сквозь сырые джунгли Новой Гвинеи, высадились в заливе Хуон. К началу октября все намеченные пункты были захвачены, и союзники полностью оккупировали восточную часть Новой Гвинеи. Теперь их новые базы нависали над флангом японских позиций на архипелаге Бисмарка. Союзники получили исходные пункты для нового броска на запад. МакАртур намеревался захватить полный контроль над водами севернее Новой Гвинеи, чтобы подготовить наступление на север, в направлении Филиппин. Японцы со своей стороны тоже сознавали создавшуюся угрозу, но все еще надеялись удержать растянутый «оборонительный периметр», который шел от Алеутских островов на северо-востоке до Андаманских островов в Индийском океане. В него входили Гильбертовы и Маршалловы острова на Тихом океане и богатые ресурсами острова Индонезии — Тимор, Целебес, Ява, Суматра. Защищать этот колоссальный район должен был Объединенный Флот, которым теперь командовал адмирал Кога. Он базировался на Труке в группе Каролинских островов. Но уже в июле 1943 японцам пришлось эвакуировать Алеутские острова, оставив самый северный фланг своего периметра. На первой конференции в Квебеке Объединенный Комитет Начальников Штабов решил, что высадка на Гильбертовых островах будет проведена в ноябре, а в начале следующего года войска союзников высадятся на Маршалловых островах. В рамках большой стратеги союзников предусматривались одновременные удары англичан в Бирме и Малайе. Однако нехватка средств, особенно десантных судов, сорвала эти планы.

В середине 1943 ситуация в британской зоне стратегической ответственности в Юго-Восточной Азии была удручающей. Восточный Флот, который все еще базировался в Килиндини, Восточная Африка, отдал слишком много кораблей для вторжения на Сицилию. Поэтому адмирал Сомервилл мог лишь обеспечить безопасность судоходства в Индийском океане. Исключая патрули подводных лодок возле японских баз в Малайе и Ост-Индии, он не мог предпринять никаких активных действий. Однако после капитуляции итальянского флота Адмиралтейство смогло отправить Сомервиллу подкрепления. Поэтому в сентябре 1943 он перенес базу главных сил флота обратно на Цейлон. Хотя это было движением в правильном направлении, ударная мощь флота, особенно авианосная авиация, все еще не обеспечивала возможности генерального наступления. На всем театре не имелось надлежащим образом организованного и обученного десантного соединения. В августе 1943 верховным главнокомандующим союзников в зоне Юго-Восточной Азии был назначен адмирал лорд Луис Маунтбеттен. И тогда же возникли робкие надежды на лучшие времена. Но по причинам, которые мы укажем ниже, все его планы использовать возрожденную морскую мощь для проведения комбинированных операций в Бенгальском заливе неоднократно срывались. 23 октября 1943 Маунтбеттен получил директиву, определявшую круг его обязанностей. Та директива создала дополнительные проблемы и с командующим морскими силами на театре, и с Адмиралтейством. Адмиралтейство утверждало, что зона ответственности Сомервилла как командующего морскими силами выходит за пределы географической зоны ответственности Маунтбеттена. Поэтому командующий морскими силами подчиняется напрямую Адмиралтейству и переходит в подчинение верховного главнокомандующего районом только при проведении комбинированных операций. Совершенно понятно, что такое решение было очень неприятной пилюлей Маунтбеттену. Он хотел организовать свою командную структуру по образу и подобию американской цепи командования на юго-западе Тихого океана, а не в подражание средиземноморской модели Эйзенхауэра. Морские силы американского 7 Флота находились в прямом подчинении генерала МакАртура. Идеальным решением было бы передать Маунтбеттену адмирала и флот, которых он мог бы использовать исключительно для решения своих стратегических задач. Однако для Адмиралтейства Восточный флот был охранителем морских коммуникаций не только у восточных берегов Африки, но также в Персидском заливе и Красном море, которые не входили в зону ответственности командующего силами Юго-Восточной Азии. Таким образом, несмотря на долгие споры, так и не было найдено решение, которое устроило бы всех заинтересованных лиц. Сомервилл так и остался слугой двух господ, пытаясь решать все задачи ограниченным набором кораблей. К счастью, японцы накрепко увязли в боях на Соломоновых островах и в Новой Гвинее, им приходилось готовиться отразить ожидаемое наступление Нимица в центре Тихого океана, и потому они просто не могли уделять серьезное внимание Индийскому океану, пока британский флот там был относительно слабым. Хотя они отправили несколько подводных лодок на помощь субмаринам Деница для действий против торгового судоходства, во второй половине 1943 противник на этом театре не проявлял никакой активности.

1 ноября Хэлси поднялся еще выше по цепи Соломоновых островов, «перепрыгнув» через несколько островов с сильными японскими гарнизонами, которые не были столь важны для его собственной стратегии. Он высадился на Бугенвилле. Японцы сначала были захвачены врасплох, но потом попытались нанести контрудар. Если американцы закрепятся на Бугенвилле, то Рабаул будет находиться под постоянной угрозой. 1 ноября японское крейсерско-миноносное соединение попыталось атаковать силы вторжения, но американские корабли отразили эту попытку. Когда адмирал Кога отправил в Рабаул 7 тяжелых крейсеров, чтобы нанести новый удар, адмирал Хэлси, который не имел таких сил, был вынужден принять ответные меры. Он переключил свои авианосцы на эту новую цель. 2 мощных налета 5 и 11 ноября нанесли японцам такие потери, что всякая угроза высаженным на Бугенвилль войскам была ликвидирована. Более того, флот Хэлси успешно отбил все атаки базовых бомбардировщиков, когда находился вблизи берегов Новой Британии. Это показало, что миновали те времена, когда посылка драгоценных авианосцев для подобных операций была слишком рискованной. Это сняло серьезное ограничение, которое могло помешать при проведении будущих операций.

Пока десантные силы адмирала Хэлси закреплялись на севере Соломоновых островов, в движение пришла другая половина гигантских клещей. Начал свое наступление адмирал Нимиц. Десантные соединения, вышедшие из Пирл-Харбора и с Новых Гебрид 10 и 12 ноября, соединились 19 ноября. Их прикрывали все корабли командования Центральной части Тихого океана. На следующий день, после мощной бомбардировки с воздуха и обстрела с кораблей, американская морская пехота высадилась на Гильбертовых островах. Как всегда, японские гарнизоны сражались до последнего человека, но к 23 ноября ключевые острова перешли в руки американцев. Объединенный Флот адмирала Кога, по указанным нами причинам, не решился вмешаться, так как его авиагруппы были истощены. Таким образом, оборонительный периметр, если и не был прорван, то серьезно треснул в самой середине. Когда американцы закрепились на Гильбертовых островах, вице-адмирал Р.Э. Спрюэнс повел на запад свое Быстроходное Авианосное Соединение, чтобы нанести удар по вражеским базам на Маршалловых островах. Это была первая демонстрация несокрушимой мощи и огромной ударной силы американского флота.

В Лондоне и Вашингтоне тем временем продолжались споры относительно использования тех морских сил, которые Адмиралтейство смогло вывести с европейского театра, так как на Средиземном море итальянский флот был уничтожен, а немецкая угроза на севере после повреждения «Тирпица» значительно ослабла. Самой большой проблемой было решение вопроса: должны ли мы создать флот в Индийском океане, чтобы нанести удар через Бенгальский залив по Малайе и Суматре, или мы должны послать все корабли на помощь американцам в их наступлении через Тихий океан. На конференции в Каире в ноябре 1943 стало ясно, что сторонники тихоокеанской стратегии победили. Поэтому мы предложили немедленно послать через Панамский канал «Британское Тихоокеанское Соединение», состоящее из 3 линкоров, 1 или 2 эскадренных авианосцев и крейсеров и эсминцев сопровождения. Эта идея не была реализована, так как американцы отозвали свои корабли, действовавшие совместно с Флотом Метрополии. Нам пришлось сохранить в отечественных водах значительные силы, значительно больше, чем требовалось, для обеспечения проводки арктических конвоев. Более того, пришлось послать подкрепления Восточному флоту, так как в начале 1944 были запланированы удары по Андаманским островам и Суматре. Однако именно в ноябре 1943 было положено начало процессу создания Британского Тихоокеанского Флота, который присоединился к американцам на последней стадии войны против Японии.

Ближе к концу 1943 японцы пересмотрели свои планы и приняли значительно сокращенный оборонительный периметр, включавший только Марианские и Каролинские острова (которые были передовыми бастионами позиции на Филиппинах), северную часть Новой Гвинеи, а также Ост-Индию. Однако их стратегия была порочной в принципе. Япония больше не имела возможности разгромить флот союзников, а потому не могла удержать контроль над морем. Это означало, что у нее нет никаких шансов удержать захваченные богатые территории. Даже если японцы и сохраняли какие-то иллюзии, они были быстро рассеяны. 1 февраля 1944 американские войска высадились на Маршалловых островах. Вскоре они захватили Кваджеллейн, который имел обширную гавань. Он мог служить передовой базой для сотен кораблей. Пока американские войска занимались захватом остальных островов архипелага, 5 Флот вице-адмирала Спрюэнса двинулся дальше на запад. 17 февраля он нанес удар по Труку, главной японской базе на Каролинских островах. Хотя большая часть Объединенного Флота адмирала Кога уже отошла на острова Палау, американские авианосные самолеты уничтожили японскую авиацию и перетопили оставшиеся в лагуне торговые суда и военные корабли. Затем часть Быстроходного Авианосного Соединения направилась к Марианским островам.

Американские стратеги решили перепрыгнуть через Трук и остальные Каролинские острова, чтобы атаковать важные бастионы перед Филиппинами. Таким образом, в начале 1944 в самом центре японского оборонительного периметра была пробита огромная брешь.

После захвата ключевых позиций на Маршалловых островах в центре Тихого океана наступило небольшое затишье. Десантные соединения готовились к новым операциям. Поэтому 5 Флот временно переключился на поддержку наступления МакАртура в Новой Гвинее, так как морские силы на этом театре, известные как 7 Флот, были относительно слабыми. Вице-адмирал Т.К. Кинкейд вообще не имел авианосцев, а его главные силы состояли из австралийских тяжелых крейсеров «Аустралиа» и «Шропшир» под командой вице-адмирала В.Э.К. Кратчли и 3 американских крейсеров. В начале 1944 МакАртур решил опробовать новую стратегию «лягушачьих прыжков» в крупных масштабах. Поэтому он решил обойти японский бастион в Рабауле, где находился сильный японский гарнизон, нейтрализовав его постоянными воздушными налетами. Однако это решение поставило перед ним задачу найти еще одну гавань, которая могла послужить ему в качестве передовой базы морских сил. Выбор генерала пал на остров Манус в группе островов Адмиралтейства, британском протекторате. В последний день февраля солдаты МакАртура высадились на Манусе. Однако Японцы сопротивлялись очень упорно, и потребовался целый месяц, чтобы очистить остров от неприятеля. Затем американцы принялись за создание там морской базы, проявив свою обычную изобретательность и энергию. Когда в начале 1945 на Тихом океане появились значительные силы Королевского Флота, они полностью использовали богатые возможности этой новой базы. Пока шли бои на Манусе, МакАртур решил высадить 3 десанта в бухте Гумбольдта на северо-западе Новой Гвинеи, где японцы пытались создать морские и воздушные базы. Они еще надеялись перехватить инициативу и начать наступление на восток. Для поддержки этой операции 5 Флот отправился на юг в марте 1944. По пути авианосцы Спрюэнса атаковали Палау, надеясь захватить главные силы японского флота. Однако те уже спешно отошли еще дальше, в Сингапур. Главный интерес в налетах на острова Палау заключается в том, что это был единственный случай, когда американские авианосные самолеты поставили крупные минные заграждения во вражеском порту. Королевский Флот использовал авиационные мины гораздо шире своего союзника, который в качестве главного оружия самолетов использовал, в основном, бомбы и в меньшей степени — торпеды. Гавань Палау надолго была засорена минами, и японский флот, уже выбитый с Маршалловых и Каролинских островов, остался без передовой базы на этом театре, исключая незащищенные якорные стоянки на островах между Борнео и Филиппинами. Было ясно, что теперь Объединенный Флот не сможет оказать серьезной помощи в обороне этого архипелага, если будет действовать из Сингапура или китайских портов. С этого момента японский флот действовал в трудной для себя ситуации.

Однако вернемся в Новую Гвинею. Высадка десантов в районе бухты Гумбольдта была проведена 22 апреля 1944 в обстановке полной внезапности. В течение 4 дней были захвачены все намеченные пункты. МакАртур сразу решил совершить следующий прыжок — на острова Вакде и Биак у северо-западного побережья Новой Гвинеи. Эти десанты были высажены 17 и 27 мая соответственно. Однако японские гарнизоны сопротивлялись отчаянно, как всегда. Японское командование поняло, что захват этих островов пробивает брешь в кольце авиабаз, окружающих Филиппины, поэтому оно попыталось принять более энергичные ответные меры, чем в течение последних месяцев. В начале июня японцы совершили 2 попытки доставить по морю подкрепления на Биак. Однако в обоих случаях японские соединения поворачивали назад, как только появлялась опасность. Во втором случае крейсерско-миноносное соединение адмирала Кратчли долго гналось на север за японской эскадрой, но не сумело навязать ей бой. 21 июня солдаты МакАртура прочно обосновались на Биаке. К 1 августа силы командования Юго-Западной части Тихого океана захватили ряд островов в этом же районе, поэтому появились основания заявить, что кампания в Новой Гвинее завершилась. Следующей целью МакАртура стал остров Моротаи в группе островов Хальмахера, который лежал прямо на дороге к Филиппинам. Именно к ним было приковано все внимание генерала с того дня, как он был вынужден бежать оттуда в 1942 на торпедном катере.

Таким образом, все три американских командования на Тихом океане вели успешное наступление. Адмирал Маунтбеттен тоже начал планировать высадку десанта на северной Суматре. Однако довольно быстро стало ясно, что операция такого масштаба не может быть начата весной 1944, до запланированной высадки во Франции. Поэтому он поставил более скромную задачу — захватить Андаманские острова. Однако в декабре 1943 все десантные суда, которые с таким трудом были собраны в Индийском океане, были отозваны в Средиземное море, чтобы обеспечить высадку десанта в Анцио. Это вынудило верховного главнокомандующего отказаться от мысли о всяких десантных операциях в ближайшем будущем. Более того, в ноябре 1943 на конференции в Каире было принято решение нанести главный удар по Японии на Тихом океане. Это обрекало Юго-Западную Азию на роль второстепенного театра. Хотя Черчилль не был согласен с этим решением и в начале 1944 попытался возродить план высадки десанта на Суматре, Объединенный Комитет Начальников Штабов твердо придерживался принятого решения. Тем не менее, Адмиралтейство время от времени посылало Сомервиллу крупные подкрепления. Однако все наиболее современные корабли постепенно переводились в Австралию, где формировался флот, который должен был действовать совместно с американцами на Тихом океане. Таким образом, хотя в Индийском океане не имелось никаких десантных соединений, в марте 1944 сила Восточного флота позволила наконец его командующему провести несколько активных операций. Чтобы компенсировать относительную слабость авианосной авиации англичан, американцы согласились временно одолжить им ветерана боев на Тихом океане — авианосец «Саратога». 21 марта флот вышел в море на встречу с долгожданным пополнением, и вскоре после этого Сомервилл был готов нанести удар. Он покинул Тринкомали, имея 2 эскадренных авианосца, 3 линкора, 6 крейсеров и 15 эсминцев. В состав Восточного флота входили корабли Великобритании, Соединенных Штатов, Франции, Голландии, Австралии и Новой Зеландии. Сомервилл пересек Бенгальский залив и вышел к северной оконечности Суматры. 19 апреля истребители и бомбардировщики «Илластриеса» и «Саратоги» атаковали нефтеперегонные заводы и аэродромы Сабанга, нанеся противнику большой урон. Японцы были захвачены врасплох. Так началось долгожданное наступление в Индийском океане. Тем временем, верховный главнокомандующий создал более амбициозный план. В начале мая Сомервилл перевел свой флот в залив Эксмут в Австралии. На сей раз его целью стали нефтеперегонные заводы в районе Сурабайи на востоке Явы. Они производили большую часть авиабензина, используемого японцами. Впервые с начала 1942 флаг Св. Георгия появился в водах Ост-Индии. 17 мая удар нанесли 85 бомбардировщиков и истребителей. Он завершился полным успехом. Нефтеперегонные сооружения и военно-морская база получили серьезные повреждения, а Сомервилл вернулся на Цейлон, полностью удовлетворенный результатами своего набега во вражеские воды. «Саратога» вернулся в Америку, но в ближайшем будущем ожидалось прибытие «Индомитебла» и «Формидебла». Хотя верховный главнокомандующий так и не смог провести крупную десантную операцию на своем театре, к середине 1944 стратегическая ситуация еще раз переменилась. Наступление японской армии в Ассаме, которое еще в марте казалось исключительно опасным, захлебнулось. На море германские субмарины все еще доставляли немало хлопот. В этот период они добились наибольших успехов. Однако мы сумели перехватить и потопить оба судна снабжения («Шарлотта Шлиманн» и «Браке»), что привело к окончанию действий вражеских подводных лодок. Наши собственные подводные лодки начали патрулирование вдоль вражеского побережья и у бирманских портов. Английская и американская базовая авиация ставила все больше мин на подходах к вражеским портам, что привело к сокращению подвоза снабжения для японских войск. Однако начал проявляться еще один фактор, который серьезно ограничил их возможности. Японский торговый флот понес слишком тяжелые потери. К началу 1944 его суммарный тоннаж упал ниже отметки 5 миллионов тонн, а в первые 5 месяцев этого года японцы понесли еще более крупные потери. Главный вклад в это внесли американские подводные лодки. За указанный период они потопили 212 судов водоизмещением более миллиона тонн. Впрочем, свое влияние оказали и воздушные удары, например, упомянутые налеты на Трук и Палау. Свою плату взяла и береговая авиация союзников. Кроме того, союзники поняли, что, отрезав Японию от заморских территорий, они сокрушат ее экономику и подорвут промышленность. Для этой цели был задействован весь арсенал имеющегося оружия. Контроль над морем на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии ускользал от японцев. Зато союзники могли полностью использовать все преимущества, которые предоставляло им господство на море. Теперь уже всем стало ясно, что ход войны повернулся.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх