Глава XIII. Японцы вынуждены перейти к обороне. 1 августа 1942 — 31 мая 1943

«Господство на море является необходимой основой безопасности, а уж будет инструмент этого контроля плавать, нырять или летать — суть детали».

(Адмирал сэр Герберт Ричмонд, «Государственный деятель и морская мощь»)

Мы ранее уже говорили, что ничейный исход боя в Коралловом море остановил продвижение японцев к Порт-Морсби на Новой Гвинее, где они намеревались создать передовую базу, чтобы угрожать Австралии. 4 июня произошла решающая битва при Мидуэе, которая полностью расстроила планы захвата части Гавайских островов. Японцы не смогли установить контроль над центральной частью Тихого океана. Однако ни эти битвы, ни даже гибель авианосного соединения адмирала Нагумо не умерили аппетиты японцев. На первый взгляд это казалось не слишком странным. Японцы все еще имели в своем распоряжении мощный Объединенный Флот, отлично обученные, опытные десантные войска, которые провели множество операций; моральный дух флота оставался очень высоким. Более того, даже серьезные потери, понесенные при Мидуэе, можно было восполнить. У японцев еще остались 5 эскадренных и легких авианосцев, строилось еще 6 кораблей этого класса. Однако они не учли того, что способность Америки восстанавливать силы была гораздо выше, чем предполагали японские стратеги. Огромный промышленный потенциал был сориентирован на строительство кораблей, самолетов, десантных судов и других инструментов ведения современной войны. Теперь Америка производила все это в гораздо больших количествах, чем Япония. Японская агрессия сплотила всех американцев, и они были полны решимости добиться полной победы над врагом. Кроме того, Япония имела еще одно слабое место, о существовании которого японское военное командование не подозревало. В середине 1942 Япония располагала торговым флотом в 6 миллионов тонн, чего было недостаточно для вывоза сырья с захваченных территорий, а уж тем более для обеспечения дальнейших захватов. Японцы даже не организовали надлежащей охраны судоходства и не пытались использовать имеющийся тоннаж наиболее рациональным образом. Американские подводные лодки уже начали наносить тяжелые потери судам, следующим без охраны. Только осенью 1943, уже потеряв почти половину своего торгового флота, японцы попытались организовать систему конвоев, чтобы как-то защитить судоходство. В результате они дорого заплатили за свое культивируемое веками пренебрежение к «оборонительным» мерам в пользу «наступательных». Однако следует заметить, что даже сегодня кое-где в Англии раздаются такие же идиотские высказывания. К счастью, сила наших морских традиций спасла нас от самых худших последствий подобных заблуждений.

Таким образом, в середине 1942 японцы, не смущенные последними неудачами, планировали возобновить наступление на Порт-Морсби и послали войска для оккупации южной части Соломоновых островов. Оттуда они намеревались достичь Новых Гебрид, Фиджи и Новой Каледонии, чтобы перерезать линии снабжения, идущие из Америки в Австралию и Новую Зеландию. Эта угроза была слишком серьезной, и американцы поняли, что требуется что-то сделать и немедленно. Хотя кораблей под флагом Св. Георгия на Тихом океане осталось немного — полдюжины крейсеров и эсминцев австралийского и новозеландского флотов, — было крайне желательно немедленно добиться хоть какого-то прогресса на этом театре. После создания командований Южной и Юго-Западной части Тихого океана в апреле 1942, эти корабли перешли под начало американских адмиралов. И они внесли большой вклад в военные действия.

Как только американцы узнали о высадке японцев на юге Соломоновых островов, они подготовили контрнаступление. В конце июля из Новой Зеландии вышло десантное соединение, чтобы захватить Гуадалканал, где японцы строили аэродром. Высадка была проведена 7 августа и завершилась полным успехом. Именно в этот день Восточный флот адмирала Сомервилла предпринял диверсионный рейд в Бенгальский залив. Но через 2 дня произошла катастрофа, поставившая под сомнение успех всей экспедиции. Японцы выслали с севера сильное крейсерское соединение, которое должно было атаковать американские транспорты. Рано утром 9 августа оно атаковало эскадру союзников, которой командовал контр-адмирал Королевского Флота В.А.К. Кратчли, и застигло ее врасплох. В течение нескольких минут австралийский тяжелый крейсер «Канберра» и 3 американских тяжелых крейсера были потоплены. Теперь ничто не стояло между японскими крейсерами и беззащитными американскими транспортами. К счастью, японцы повернули назад. Бой у острова Саво стал самым тяжелым поражением союзников со времени катастрофы в Яванском море в феврале этого года.

Для союзников начались тревожные времена. Их экспедиция на Соломоновы острова оказалась в сложном положении. Начались упорные бои на суше, на море и в воздухе. Обе стороны поняли, что баланс сил на юге Тихого океана зависит от исхода битвы за Гуадалканал. Обе стороны пытались доставить на остров подкрепления и помешать сделать то же противнику. 24 августа произошла новая битва авианосцев восточнее Соломоновых островов. Японский авианосец «Рюдзё» был потоплен, а американский «Энтерпрайз» — поврежден. Но ничейный исход битвы вскоре был заслонен событиями, которые едва не передали инициативу на море японцам. В конце августа японская подводная лодка торпедировала и повредила американский авианосец «Саратога». Вскоре другая лодка потопила авианосец «Уосп». Этот корабль недавно заслужил восхищение и благодарность Королевского Флота, так как совершил 2 похода с истребителями для Мальты. Теперь на театре остался только 1 американский авианосец «Хорнет». Но «Энтерпрайз» исключительно быстро отремонтировал повреждения, полученные 24 августа, и в начале октября снова вошел в состав флота Южной части Тихого океана. Ночью 11–12 октября произошел еще один ожесточенный бой крейсеров и эсминцев в узком проливе севернее Гуадалканала, известном как Слот. На сей раз врасплох были захвачены японцы, которые потеряли несколько кораблей. Бой у мыса Эсперанс послужил своеобразным отмщением за бой у острова Саво. Потом, 26 октября, авианосцы противников сцепились в очередном бою. Японские «Дзуйхо» и «Сёкаку» были повреждены, так же, как американские «Энтерпрайз» и «Хорнет». На последнем начались неконтролируемые пожары и на следующий день его пришлось затопить. После боя у островов Сайта-Крус у союзников для поддержки десантных войск остался только потрепанный «Энтерпрайз». Теперь настал черед американцев обращаться за помощью к Королевскому Флоту. Однако послать крупный корабль для участия в активных операциях на другой конец Земли, где нет британских баз для его обслуживания, нет запасных самолетов, боеприпасов и запчастей, — дело очень сложное. Рейсы «Уоспа» через Атлантику для переброски «Спитфайров» на Мальту были совсем другим делом, хотя некоторые американцы этого различия не видели. Адмиралтейству было совершенно ясно, что британский авианосец придется перевооружить американскими самолетами, если ему предстоят крупные операции на новом театре, поэтому оно запросило, когда и где это будет сделано. Такой запрос вызвал раздражение в Вашингтоне. Адмирал Э. Дж. Кинг, начальник штаба американского ВМФ, всегда отличался тяжелым характером. И в данной ситуации он воспринял запрос Адмиралтейства как свидетельство нежелания англичан помочь Соединенным Штатам преодолеть серьезный кризис. Однако в начале декабря «Викториес» все-таки был отправлен на Тихий океан. Но, как и предвидело Адмиралтейство, ему пришлось провести несколько месяцев в Пирл-Харборе, чтобы укомплектовать американскими самолетами и переучить летчиков. Когда он был готов к активным действиям, острота кризиса уже спала.

Тем временем, бои за Гуадалканал продолжались с неослабевающей яростью. 13 ноября в районе острова Саво произошел ночной бой между линкорами. Он закончился потоплением японского линкора «Кирисима» и разгромом соединения, которое должно было доставить подкрепления на Гуадалканал и обстрелять аэродром Гендерсон. Но и после этого японцы продолжали посылать крейсера и эсминцы, чтобы вырвать у нас контроль над прилегающими водами. Произошло несколько горячих боев между ними и аналогичными крейсерско-миноносными соединениями союзников. Снова и снова японцы умело использовали свои страшные торпеды. Именно превосходная тактика и огромная дальность хода торпед позволила им в конце ноября разгромить превосходящую американскую эскадру в бою у Тассафаронги. 1 американский тяжелый крейсер был потоплен, а еще 3 повреждены. К концу 1942 года все-таки постепенно стало ясно, что американцы медленно одерживают верх на Гуадалканале. Они установили достаточно прочный контроль над омывающими остров водами, чтобы начать подготовку контрнаступления на север.

В это же время в Новой Гвинее после очень тяжелых боев на покрытых джунглями горах Оуэн Стэнли были отбиты новые попытки японцев овладеть Порт-Морсби. В начале сентября генерал МакАртур, командующий силами Юго-Западной части Тихого океана, захватил бухту Милн на юго-восточной оконечности Папуа. Это значительно улучшило стратегическое положение союзников. Базы, которые американцы получили в Папуа, нависали над западным флангом главного японского бастиона на Новой Британии. Главной трудностью МакАртура в то время было отсутствие правильно организованного и хорошо подготовленного десантного соединения. Легкие силы австралийского флота делали все возможное, чтобы такое соединение заменить. Австралийцы, голландцы и американцы шли на всевозможные уловки, чтобы как можно лучше использовать имеющиеся корабли. Но, как и на других театрах, нехватка десантных судов и других кораблей для ведения амфибийных операций долгое время оставалась самой тяжелой из задач, которые приходилось решать командованию.

Пока шли тяжелые бои на Гуадалканале и восточной оконечности Новой Гвинеи, Восточной флот адмирала Сомервилла оставался очень слабым. Хотя победа американцев при Мидуэе полностью устранила возможность вторжения японцев в Индийский океан, как это сделал Нагумо в апреле 1942, мы еще находились слишком далеко от того момента, когда Сомервилл сам сможет перейти в наступление. Адмиралтейство отправило ему какие-то подкрепления. Но в конце августа Сомервилл имел в составе быстроходной эскадры только авианосец «Илластриес», линкоры «Уорспайт» и «Вэлиант», а также несколько крейсеров. Ему не хватало эсминцев для прикрытия крупных кораблей и отражения угрозы германских субмарин, которые появились в нескольких пунктах у побережья Восточной Африки, начиная от Мозамбикского пролива до Аденского залива. Он практически не имел десантных судов, чтобы начать формирование ударного амфибийного соединения. Более того, в случае возникновения чрезвычайной ситуации в восточной части Средиземного моря, например, при проводке конвоя на Мальту, у него отбирали даже те немногие корабли, которые Сомервилл имел. Премьер-министр не мог вытерпеть кажущегося бездействия Восточного флота. В октябре он запросил Первого Морского Лорда, нельзя ли лучше использовать корабли Сомервилла на Средиземном море? Однако адмирал Паунд резко высказался против этого предложения. Он считал, что нельзя оставлять Индийский океан без прикрытия. В этом случае даже небольшие силы противника смогут нанести большой урон нашему судоходству в этом районе. Хотя Черчилля продолжали возмущать «лентяи» и «бездельники», он согласился с Паундом. В коалиционной войне просто неизбежно подчинять свои действия решению политических лидеров, которые определяют, где и когда должно начаться наступление. Осенью 1942 объектом главной высадки была Северная Африка, поэтому не было никакой возможности начать наступление в Индийском океане, пока не будет достигнут решительный успех на Средиземном море. И пока что Восточному флоту приходилось ограничиться оборонительными действиями и постараться скудными имеющимися силами как можно лучше прикрыть судоходство в обширном районе от мыса Доброй Надежды до Среднего Востока, Индии и Цейлона.

Возвращаясь к кампании на Соломоновых островах, отметим, что после тяжелейших боев первой фазы в начале 1943 наступила естественная передышка, во время которой обе стороны накапливали силы и готовились к возобновлению схватки. Японцы 4 января уже приняли решение эвакуировать Гуадалканал, но прошел еще месяц, прежде чем они подготовились к операции по спасению остатков гарнизона острова. С 1 по 7 февраля их эсминцы успешно вывезли около 12000 человек, несмотря на местное господство союзников на море и в воздухе. Так завершилось одно из наиболее затяжных и тяжелых сражений за господство на стратегически важном острове во всей военной истории. Но японцы даже не думали полностью оставить Соломоновы острова. Следующая фаза боев началась на центральных островах архипелага. Там разыгралась серия ожесточенных ночных боев между крейсерско-миноносными соединениями обеих сторон. Хотя японцы хорошо дрались и умело использовали свои мощные торпеды, общий исход оказался в пользу американцев, чье численное и техническое превосходство стало еще более заметным.

Стратегия союзников, которая была выработана на конференции в Касабланке в январе 1943, предусматривала наступление по двум направлениям — на Соломоновых островах и на Новой Гвинее. Его целью был прорыв оборонительного барьера на архипелаге Бисмарка и выход на подступы к Филиппинам. В марте американцы реорганизовали свои силы. Были созданы 3 и 7 Флоты, которые поддерживали наступление на соответствующем направлении. Уцелевшие австралийские и новозеландские корабли вошли в состав оперативных соединений этих флотов, отлично показав себя на обоих театрах. 29 января новозеландские тральщики «Киви» и «Моа» загнали на берег и уничтожили большую японскую подводную лодку. Но немного позднее новозеландские легкие крейсера «Ахиллес» и «Линдер» были тяжело повреждены во время боев на Соломоновых островах и были направлены на длительный ремонт. В мае 1943 «Викториес», получивший американские самолеты, вошел в состав 3 Флота адмирала Хэлси. До начала августа он, вместе с «Саратогой», составлял костяк авианосных сил союзников на Тихом океане. К разочарованию англичан, в этот период японцы не попытались предложить еще одно авианосное сражение. Сам Хэлси считал себя слишком слабым, чтобы взять инициативу на себя. В результате «Викториес» вернулся в состав Флота Метрополии, так и не получив возможности схватиться с японскими авианосцами.

Главной проблемой морских сил на Тихом океане являлись огромные расстояния. Соломоновы острова находились на расстоянии 3000 миль от Пирл-Харбора и 1500 миль от Сиднея. Более 5000 миль отделяли их от Западного Побережья США, где находились основные склады и базы. В начале кампании союзники не имели практически ни оной передовой базы на покрытых джунглями островах и коралловых атоллах. Им пришлось сооружать топливные баки, склады боеприпасов, ремонтные мастерские, чтобы обеспечить действия флота и армии. Эту работу американцы проделывали с замечательной энергией, проявляя исключительную изобретательность. За кратчайший срок они грузили на корабли все необходимое для создания новой базы, а специально обученные строительные батальоны, которые не имели аналога в британской армии, стремительно расчищали джунгли и выравнивали грунт под взлетные полосы, строили дороги и сооружали временные здания. Но проблема расстояний, нехватка береговых баз и масштабы операций вынуждали привлекать колоссальное количество транспортов. Для Британии, чей торговый флот уже понес огромные потери, которой приходилось считать буквально каждый сухогруз и танкер, американские методы ведения операций казались неоправданно экстравагантными. Отправку на Тихий океан большого количества транспортов англичане считали расточительством. Это не позволяло наиболее эффективно использовать морскую мощь союзных флотов. Сегодня можно сказать, что американцы напрасно не попытались организовать наиболее экономичное использование торгового тоннажа, как это давно вошло в привычку в Англии. Это несомненно помешало нашим наступательным действиям на других театрах. Но все-таки следует признать, что, хотя американские методы были неоправданно расточительными, эффективность их мобильных временных баз была просто потрясающей. Без них действия флота на большом удалении от своих главных баз никогда не были бы столь эффективными.

В марте и апреле 1943 произошли два события, которые имели важные последствия для нашего плана прорыва барьера на архипелаге Бисмарка. Первым из них было полное уничтожение нашей авиацией 2–3 марта японского конвоя с подкреплениями, посланного на Новую Гвинею. Вторым был полный провал попыток японцев атаковать главные базы союзников на Соломоновых островах и в бухте Милн с помощью морской авиации. Адмирал Ямамото, командующий Объединенным Флотом, для этой цели перевел свои авианосные авиагруппы на береговые базы. В ходе боев они понесли тяжелые потери, что лишило японский флот его ударной мощи. Теперь он уже не мог вырвать у нас инициативу в действиях на море, хотя в это время авианосные силы союзников были самыми слабыми за все время войны. Только в середине 1943 начали появляться новые американские авианосцы и новые, значительно улучшенные самолеты. Теперь японцы решительно уступали союзникам в этих решающих элементах морской мощи. Бесполезная растрата незаменимых резервов обученных летчиков была грубейшей ошибкой японского командования.

Тем временем Восточный флот Сомервилла был ослаблен еще больше, хотя в конце 1942 он и так имел более чем скромные силы. Подготовка вторжения в Италию вступила в завершающую фазу. Адмиралтейство также начало подготовку к форсированию Ла Манша в следующем году. В результате последний эскадренный авианосец Сомервилла «Илластриес» был возвращен в Англию. 2 единственных современных линкора, которые он имел — «Уорспайт» и «Вэлиант», — были переведены на Средиземное море. Таким образом, диспозиция наших сил теперь резко отличалась от предложенной Черчиллем в октябре 1942. В индийском океане остались лишь слабые противолодочные силы. Эскортных кораблей не хватало даже для прикрытия всех конвоев, которые оказались в опасности, так как Дениц выслал в Индийский океан несколько субмарин, чтобы нащупать наши слабые пункты в отдаленных водах. В мае 1943 к берегам Южной Африки прибыла группа из 6 лодок. Они смогли потопить непропорционально много судов, которые следовали самостоятельно. Мы продолжали нести потери до августа, когда лодки начали отход к японской базе в Пенанге. В это же время германский вспомогательный крейсер «Михель» продолжал действовать у берегов Австралии, но добился очень небольших результатов. В середине года он пересек Тихий океан, чтобы попытать счастья у западного побережья Южной Америки, но и там он мало чего достиг. В сентябре «Михель» направился в Японию, но 17 октября был потоплен американской подводной лодкой, патрулирующей у японского побережья. Так завершилась попытка Германии вести войну против торгового судоходства традиционными и абсолютно законными способами. Все вспомогательные крейсера потопили 133 судна водоизмещением около 830000 тонн, что оказалось пренебрежимо мало по сравнению с потерями от подводных лодок, мин и авиации. Однако какое-то время эти рейдеры вызывали у нас серьезные опасения и вынудили приложить большие усилия, чтобы уничтожить их.

Чтобы подвести итоги действий против Японии за этот период, следует отметить, что к середине 1943 перспективы союзников кардинальным образом улучшились. Победа при Мидуэе стала поворотной точкой, а кровопролитная кампания на Соломоновых островах только укрепила захваченное нами господство на море. В сфере борьбы на морских коммуникациях инициатива тоже перешла к союзникам. Японский торговый флот, который никогда не соответствовал грандиозным планам захватов, теперь исчезал под водой с угрожающей скоростью. В основном это было делом рук американских подводных лодок. В области морской стратегии американцы показали, что твердо усвоили основные принципы традиционной войны, и теперь с удивительной скоростью учились использовать свою морскую мощь. Кампания на Соломоновых островах подсказала им, что нет необходимости захватывать абсолютно каждый остров. Они могли, ничем не рискуя, обходить позиции, которые не представляли значения для них, и захватывать только те острова, которые требовались для создания новых баз. На Тихом океане установилось прочное равновесие сил. Начиналась фаза наступательных действий, в которой можно было сполна использовать преимущества стратегии «лягушачьих прыжков». Она позволяла экономить силы и время и стала одной из наиболее характерных черт этой войны.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх