Загрузка...



Краснодарские страдания

Я, видно, не рожден быть помощником. Просто я им работал. Что такое вратарь? Это постоянная ответственность за свою работу. Все могут ошибаться – ты не можешь. И привыкаешь к тому, что сам всегда должен принимать решения. По – хорошему – идти напролом: спокойно, потихонечку, но напролом! Даже если бы мне предложили тренировать «Локомотив», когда Семин только ушел, а я еще играл – не испугался бы. Бояться надо после, до – нет смысла.

Причинами прошлых неудач «Кубани» я не интересовался – считал неэтичным касаться нюансов работы своих предшественников. Надеялся: если будет в том надобность, мне, наверное, что – то подскажут, от чего – то предостерегут в свете анализа прошлого. Из разговоров с руководителями клуба и Краснодарского края я сделал вывод, что их заботит не сам по себе выход в премьер – лигу, а создание крепкого, сплоченного коллектива, способного решать высокие турнирные задачи. В то же время привлечение новых игроков с громкими именами в команду не планировалось, что находилось в полном согласии и с моей философией: к успеху следует идти от разумного, развивать лучшие качества футболистов, на базе профессиональной работы создавать коллектив высокого уровня, которому не стыдно было бы не только за результат, но и за игру. И тут считаю себя последователем Семина, для которого на первом плане всегда была заполняемость трибун. Мечтал, чтобы на матчах «Кубани» были заняты все 40 тысяч мест краснодарского стадиона.

В помощники себе я пригласил сына Юрия Павловича Андрея Семина, имевшего опыт работы главным тренером в командах первого и второго дивизионов, а тренером – консультантом Мариану Баррету, в «Локомотиве» зарекомендовавшего себя отличным специалистом по физподготовке. С Андреем мы дружны еще с юношеской поры. Он фанатично предан футболу, накопил определенный опыт, и о лучшем помощнике мечтать мне не приходилось. Мы постоянно дискутировали, обсуждали каждый игровой нюанс, где – то оказывался прав я, где – то он, но перед игроками неизменно выступали единомышленниками. Мой подход к игрокам в чем – то отличается от подхода Юрия Павловича. Семин – старший более прагматичен, я же склонен к риску, иной раз и к авантюре. Если пойму, что стоит выпустить на поле третьего нападающего, выпущу. Я более лоялен к игрокам в плане психологического воздействия, организации порядка в команде, например, ее нахождения на сборах. Исхожу из того, что работа работой, но футболисты – тоже люди и должны достаточно времени посвящать семье. Создавать им душевный комфорт – та же тренерская обязанность.

Ветераны любят собраться и начать: вот в наше время был коллектив, вон как играли, а теперь ерунда какая – то. Но футбол движется вперед, игроки становятся профессиональнее, сильнее. У нас в «Локомотиве» все строилось на взаимном уважении, дружбе. Сейчас считается, что дружба особенно не нужна – сыграли и разошлись. Наверное, за границей, где – нибудь в Манчестере, и при таком подходе добиваются успехов. Хотя пример неудачный: помню, Рой Кин, многолетний лидер «МЮ», рассказывал в интервью, что они вместе с Алексом Фергюсоном ездили друг к другу в гости, пили пиво, играли в карты на деньги, в гольф, «в города». Так что для иллюстрации моих слов возьмем не «МЮ», а, скажем, киевское «Динамо» 1975–го. Команда добивалась громких побед, хотя некоторые футболисты даже не общались между собой. Но на поле друг за друга готовы были перегрызть соперников.

В частных беседах с киевскими футболистами я интересовался их житейскими проблемами, а в «Кубани» уже вплотную занимался и бытовыми вопросами ребят. Громкие победы «Кубани» в первом круге над московскими клубами были одержаны в значительной степени благодаря системе отношений, которой мы придерживались. Коллектив получился настолько сплоченным, что мы выигрывали не столько мастерством, сколько порывом души, жаждой борьбы и победы. Я внушал игрокам: надо терпеть, и Бог вознаградит. И приятно было, когда перешедший летом в «Рубин» Алан Касаев после нашумевших осенних матчей казанцев с «Барселоной» в Лиге чемпионов позвонил мне и признался: «Как же вы были правы, мы же в маленьких клубах часто не верим, что терпением можем горы своротить. Вот мы, «Рубин», терпели в матче с «Барселоной» и обыграли лучший клуб Европы».

Но неожиданно мои первые же тренерские шаги в «Кубани» стали восприниматься в штыки. Например, перед матчем со «Спартаком» я заявил: «Будем играть от обороны». И услышал от одного из руководителей клуба: «Да как вы можете! Мы, краснодарцы, привыкли штурмовать чужие ворота». «Привычка привычкой, – ответил. – Но с нашим атакующим футболом мы от «Спартака» получим минимум пять голов». В душе я тоже сторонник разностороннего, атакующего, зрелищного футбола. Если бы работал в «Реале» или «Барселоне», наверное, на атаку и делал бы ставку. В реальности же приходится исходить из уровня имеющихся исполнителей, балансировать между прагматизмом и разумным риском. Многие игроки вначале тоже не воспринимали оборонительную тактику, ничего, стал объяснять им ситуацию в частных беседах. Поверили они в тренерскую правоту только после побед над «Спартаком», «Локомотивом», ЦСКА. И работать стало легче, интереснее – и мне, и футболистам.

Считаю, что хороший микроклимат в коллективе – половина успеха. И он у нас сложился. Например, я собираю команду к полудню, а ребята в девять утра уже на базе. Тренировка закончена, говорю: «Езжайте по домам». Но многие сидят часов до десяти вечера, разговаривают, что – то обсуждают, и я с ними – много всякого им нарассказывал. Игрокам стало интересно друг с другом, как раньше было нам в семинском «Локомотиве». Вместо 12 мы собирались на базу в Баковке к 10, и начиналось: чай, кофе, разговоры. А в «Кубани» я разрешил игрокам приезжать на тренировки с женами, с детьми, сделал наши занятия открытыми для болельщиков, прессы – раньше там ничего подобного не видели. В общем, старался выстроить дело на западный манер. Ведь нынешняя молодежь в значительной степени адаптирована к западной модели жизни. Когда мы начали побеждать российских грандов, в Краснодаре возник настоящий футбольный бум: местная пресса была заполнена материалами о «Кубани», телевидение постоянно что – то показывало. К летнему перерыву в чемпионате «Кубань» не проиграла ни одного матча московским командам, оставалась единственным клубом в премьер – лиге, не пропустившим на своем поле ни одного мяча.

– Если откровенно, многие ожидали от Сергея Овчинникова в связке с дядей Олегом Мкртчаном (главным акционером) и племянником Суреном Мкртчяном (генеральным директором клуба) худшего. А оказалось – функционирует связка, строится что – то.

Евгений Дзичковский. «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

Не думал, не гадал, что отправлюсь именно в Краснодар. Тогда меня приглашали в первый дивизион, в Португалии вариант наклевывался. Но наиболее реальным оказался кубанский. Однажды мне в Киев позвонил добрый знакомый Дмитрий Селюк, известный футбольный агент, работавший также и спортивным директором, одновременно один из совладельцев донецкого «Металлурга», в высшей степени порядочный человек, в чем я не раз убеждался. Он и предложил мне вариант с «Кубанью». Я взял билет на самолет, и менее чем через час уже беседовал в бизнес – центре донецкого аэропорта с президентом и главным акционером «Кубани», президентом «Индустриального союза Донбасса» Олегом Артуровичем Мкртчаном. Мы быстро сошлись во взглядах на многие вещи. Я сформулировал свою тренерскую задачу так: создать серьезную команду, которая будет демонстрировать достойный футбол и заставит всех в премьер – лиге уважать себя. Мне понравилось отношение Мкртчана к команде, видение им всех стоящих перед нами трудностей: оба мы не обольщались выходом «Кубани» в премьер – лигу, проблем намечался целый ворох. И 3 декабря 2008 года я подписал трехлетний контракт с клубом по схеме «год плюс два».

Соглашаясь принять «Кубань», не считал свою новую должность понижением после киевского «Динамо». Наоборот, определил ее как новый шаг в карьере, возможность самостоятельной творческой работы с более высокой степенью ответственности. А подводить людей мне никогда не было свойственно.

– Овчинников был великим игроком, и уверен, что станет великим тренером. А мы постараемся ему в этом помочь.

(Драман Траоре, нападающий «Кубани». «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

Когда я появился в команде, в ее рядах насчитывалось шесть игроков, причем только четверо из них выступали прежде в основном составе. Почему так получилось, вопрос не ко мне. Ладно, думаю, построить команду почти с нуля тоже надо уметь, тем более что истинных лидеров Касаева, Топчу удалось сохранить. В то же время не знаю, насколько интересно дебютировать тренеру в команде из 11 мегазвезд. В ней бы я, наверное, только формально числился тренером, не мешая футболистам играть.

Важнейшая задача для тренера – правильно укомплектовать команду. От того, насколько хорошо это у него получается, уже можно судить о компетентности специалиста. И еще для меня важно было создать боеспособный коллектив единомышленников, получающих удовольствие от того, что они делают. Под этим я как раз и понимаю – сформировать хорошую команду.

Жаловаться на судьбу не стал, в своих интервью не обсуждал решение руководства расстаться с опытными Ленгиелом, Петковым и Зубко, хотя все трое нам ох как пригодились бы. Очень надеялся, что удастся заполучить в свои ряды опытных футболистов, в частности, Вадима Евсеева, обладающего феноменальными лидерскими качествами. Вадик провел с «Кубанью» полный сбор, с первых дней пребывания вписался в коллектив, однако нашему руководству не удалось, а, может быть, и не очень хотелось достичь договоренности с «Сатурном» о его переезде в Краснодар.

На протяжении всей работы в «Кубани» много раз приходилось слышать, что мне не хватает опыта. В конце концов я понял: опыт действительно нужен. Только к футболу он, к сожалению, отношения не имеет.

Жаль, что поздно разобрался, кто есть кто в клубе, какой любопытнейший персонаж наш спортивный директор Сергей Доронченко. Нам рассказывали, например, о его широких знакомствах в среде судейского корпуса, и мы, честно говоря, надеялись, что при таких связях одного из руководителей клуба арбитры будут полояльнее относиться к «Кубани» хотя бы в домашних матчах: не надо помогать, лишь бы объективно судили. Но однажды мы услышали от одного из чиновников Коллегии футбольных арбитров: «Вы же ничего не знаете, Доронченко, наоборот, настраивает судей против «Кубани». Чтобы убрать вас из команды». А мы еще удивлялись, почему судьи валтузят и валтузят нас дома, желтые карточки как будто специально показывают тем, у кого их уже по три. Однажды «горчичники» предъявили сразу трем основным игрокам, которые вынуждены были пропустить очередной матч. За полтора месяца до моего увольнения, когда о нем уже пошли разговоры, нам в пяти турах подряд били пенальти. А мы в ворота соперников – ни разу. Во втором туре Траоре не забил «Спартаку» – и больше ни одного 11–метрового для нас не поставили. А логика поведения нашего спортивного директора оказалась простой. Определенного типа руководителям плохо, если в клубе все хорошо. Тогда на коне главный тренер, который все и решает. Когда же плохо, ответственность за неудачи, естественно, несет все тот же тренер, которого надо менять, а с ним и ряд игроков. Вот тут спортивный директор – король, фигура № 1. И еще многие заметили: все тренеры «Кубани» были уволены в районе открытия трансферного окна. Я не исключение. 1 августа окно открылось, а 8–го меня сняли. На следующий день Доронченко вернул в состав тех, кого я убрал, и купил трех игроков, которые считаные разы потом попадали в состав. В результате «Кубань» отправилась обратно в первый дивизион, и спортивному директору опять хорошо, можно набирать новый состав, удовлетворяя заодно и личный интерес.

Мне хотелось подсказать главному акционеру клуба Олегу Мкртчану, как близко к нему подобралась беда, ведь он считает Доронченко, который ворует его деньги, своим другом. И мы его на этом поймали, нам все известно. Еще одного непорядочного человека – начальника команды Александра Скибина мне удалось уволить. Никто не понимал, чем занимается функционер, который, приходя в клуб, непременно заявлял: «Я здесь самый главный!» И обращаясь ко мне, давал, например, такие указания: «Вы у меня в подчинении, идите займитесь авиабилетами для игроков». Мы постоянно опаздывали на какие – то чартеры, жили в плохих гостиницах, когда приехали на первый сбор в Турцию, ребята потребовали срочного переезда в другое место. Нашими соседями оказались любительские команды разных стран и дубль «Сатурна», тренеры которого удивлялись: «И мы – то, дублеры, дуреем от этого отеля, а вы вообще с ума сойдете. Здесь же и близко не уровень для команды премьер – лиги». А наши организаторы сбора в ответ: «Отель – не главное». Они даже не понимали, как надо обустраивать сборы. А просили мы всего – то поля нормального качества с искусственным освещением. Два занятия в день на сборах обязательны, а в Турции в это время темнеет уже в четыре часа. Тренироваться в девять утра, а потом в три часа дня неправильно. Нам пообещали суперусловия, четырехзвездный отель с великолепным питанием. Ладно, быт все – таки не так важен, но вышли на поле, а горит один фонарь. Объяснили, что поле с искусственным освещением есть, но на нем постоянно проходят игры, а тренироваться можно лишь под этим фонарем. Выкручивались, как могли, с мячом тренировались утром, а вечером упор делали на «физику». Я тогда сказал начальнику команды, что клуб премьер – лиги в выборе отеля не может опускаться ниже определенного уровня, и получил ответ, что я – молодой, неопытный и ничего в выборе отелей не смыслю. Руководство клуба, которому я позвонил с просьбой поменять отель, тоже намекнуло мне на известного плохого танцора, которому вечно что – то мешает. Хотя на моем месте именитый тренер просто разнес бы всех руководителей в пух и прах вплоть до увольнения организаторов сборов. Ребят ведь не обманешь, они не первый раз на сборах и стали роптать. Пришлось пообещать, что со следующего сбора все войдет в норму. Сам нашел очень достойный вариант, причем за меньшие деньги: пятизвездный отель с полем, на котором работали одни только мы. Руководство клуба со скрипом, долго подозревая меня в меркантильности, согласилось на этот вариант, хотя потом убедилось, что там и дешевле, и лучше. Тем не менее мы нажили себе новых врагов, поскольку возникли вопросы, почему такое решение не пришло в голову самим ответственным за организацию наших сборов. Зато в глазах ребят наш авторитет вырос: тренеры – дебютанты сумели обеспечить условия сборов на уровне. Третий сбор мы вообще провели в лучшем отеле Белека «Риксос», отказавшем более именитым клубам.

Когда я шел в «Кубань», только ленивый не спрашивал, знаю ли, что в команде каждый год меняются главные тренеры. Отвечал тогда, что рано или поздно тренера увольняют в любой команде, что, приступая к работе, нет смысла размышлять об отставке. Говорил: если у меня не получится, например, будем идти на последнем месте после первого круга, уйду сам. Об этом сообщил и руководству: не хочу денег, которых не заработал. Риск, конечно, присутствовал, я прекрасно понимал: если самостоятельный тренерский дебют завершится неудачей, на моей дальнейшей карьере она скажется ощутимо. Однако уже с первых дней понял, что моя печальная участь, увы, предрешена. Мы с Андреем Семиным считали удачей каждый новый день, проведенный в «Кубани», и сейчас даже удивляюсь, как ухитрились протянуть целых восемь месяцев. При том, что «Кубань» на своем поле чаще всего показывала острый, комбинационный, зрелищный футбол, нравившийся не только болельщикам, но и специалистам.

– Спросите, какая команда удивила больше всех в чемпионате, и я выпалю радостно – «Кубань»! Треть чемпионата за плечами, а Краснодар играет дома «насухо», ни единого мяча не пропустил. Вы скажете: вот что значит тренирует человек с вратарскими навыками. Но я возражу: вот что значит команда чистых южных кровей, питающая свой футбольный темперамент соками родимой теплой землицы. Со всей ответственностью видавшего виды зрителя заявляю: это не «Кубань», господа, то есть это не та краснодарская команда, лишенная географических признаков, которая эпизодически мелькала в главной российской лиге. Это вылитый «Арарат» из советской старины, или, кому так больше нравится, «Нефтчи». Приезжал к ним в Ереван или Баку хоть кто, хоть Киев или «Спартак» лучших своих времен, и откровенно там терялся. Не знал, как этих вдохновенных футбольных поэтов унять, чем их взять. И в российские годы проходили перед глазами команды южной прописки, были среди них даже сильные – Владикавказ, к примеру. Но команды жанровой, с таким вот упоением гнущей свое сокровенно – южное, не запомнилось. Так что историческое вам, Сергей Иванович, спасибо.

(Юрий Цыбанев. «Советский спорт». 2009 год.)

В гости к нам приезжали специалисты из других краевых клубов – «Краснодара», «Краснодара–2000», новороссийского «Черноморца», сочинской «Жемчужины», смотрели тренировки, а потом засыпали вопросами. Раз в неделю соседи то из одной, то из другой команды обязательно присутствовали на занятиях «Кубани». У нас сложились добрые отношения с руководителями краснодарских клубов низших дивизионов Сергеем Галицким, Александром Молдовановым. Прекрасно, когда истинно футбольный край имеет представителей на всех ступенях чемпионата страны. При таком изобилии команд неплохо было бы выстроить краевую футбольную вертикаль с прицелом на лучшую команду, помогать друг другу. Но мне возражали: «Это невозможно, Галицкий – наш враг». Какой враг, почему?

Перед открытием сезона мы проиграли – 0:3 клубу первого дивизиона «Краснодару» без шести футболистов, свалившихся с гриппом. Я заранее сказал Доронченко, что игра для нас бесполезна, а «Краснодар» мотивирован, и футболисты в его составе неплохие, а у меня остались одни пацаны. Правда, даже молодежным составом мы должны были выиграть, но не использовали кучу голевых моментов, не забили пенальти. Да и не ставили мы целью обязательно победить, оборону, например, выстраивали под своего первого соперника в чемпионате казанский «Рубин», наигрывали и другие нюансы. Так Доронченко и его компания после матча подняли настоящую бучу: «Да с такой игрой мы в премьер – лиге всем по 0:10 будем сливать». Но ведь известно, для чего играются контрольные матчи, в которых многие клубы премьер – лиги уступают соперникам ниже своего уровня. У этих матчей совсем другое назначение: проверка новичков, каких – то отдельных сочетаний, опробование тактических нюансов и тому подобное. За победными результатами в преддверии сезона особо никто не гонится. Но поддержки со стороны руководящего состава клуба не ощущалось никакой.

Генеральный директор Сурен Мкртчян, племянник Олега Мкртчана, в футболе не разбирается совершенно. В клубе толком не представляли, как пригласить игрока, как грамотно составить контракт с ним, даже как его заявить для участия в соревнованиях. В принципе гендиректор особо не мешал нам работать, но и помощи от него не было никакой.

Перед матчем со «Спартаком» я на эмоциях сгоряча пообещал ребятам двойные премиальные, что сразу же вызвало возмущение руководства: «Как ты мог такое обещать без нашего ведома!» Но я извинился перед Олегом Артуровичем, сказал: «Если бы мы проиграли, игроки этих денег все равно не увидели бы, а выиграли, и теперь вы сами наверняка их дадите». Тем более что победу мы добыли на глазах губернатора Краснодарского края Александра Ткачева, смотревшего матч вместе с российским премьером Владимиром Путиным. И дал зарок, что с моей стороны такой экспромт в первый и последний раз. А через три – четыре дня звонит Мкртчан: «Как тебе не стыдно обманывать меня, Доронченко сказал, что двойные премиальные ты выбивал для себя». Ошарашенный, отвечаю: «Я вообще не получаю премиальных, еще при подписании контракта отказался от них. Просил материальную поддержку для основного состава, чтобы ребята сами поделили деньги между собой. Нам, тренерам, ничего не положено, да и не надо». Мы поняли друг друга, и все нормализовалось, правда, не надолго, козни нам строили чуть ли не каждый день.

– «Кубань» мне понравилась. В первую очередь – самоотдачей и неуемным желанием превзойти «Спартак» в борьбе, в скорости, в счете, наконец. Очень приятно было наблюдать за моей командой.

(Александр Плошник, лучший бомбардир в истории «Кубани». «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

– Чувствовался хороший настрой «Кубани» на борьбу, на достижение результата. У краснодарцев неплохой подбор исполнителей, много опытных игроков, и против молодых спартаковцев это сыграло свою роль. Сказалась, наверное, и поддержка полных трибун. В итоге хозяева одержали заслуженную победу. Проявленные амбиции – хороший залог для дальнейших побед. Не исключаю, что южане станут открытием этого сезона.

(Анатолий Бышовец, заслуженный тренер СССР. «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

«Локомотив» мы обыграли, когда уже ходили разговоры о возможном возвращении Юрия Семина в команду железнодорожников. И я в шутку сказал Андрею: «Давай поможем Палычу». А если серьезно, то после «Спартака» наши ребята испытывали невероятный подъем, их особо и не надо было настраивать на соперника. Психологический фактор играл важнейшую роль в наших успехах, но мы тщательно готовились к матчам против грандов и в тактическом плане, по косточкам разбирали их игру. Зная сильные стороны соперников, пытались их нивелировать, и в то же время сыграть на слабостях, ошибках команд, с которыми встречались. Ввели в состав игроков, способных нейтрализовать лидеров Веллитона, Алекса в «Спартаке», Сычева, Одемвингие в «Локомотиве», и не без содействия госпожи Удачи добились желаемого результата.

Результат для меня важнее зрелищности игры. И для болельщиков – тоже, кто бы что ни говорил. Если есть результат, они простят все. Хотя в идеале хотелось бы добиваться результата при красивой игре. И мы к ней стремились.

Игровая дисциплина и само содержание наших матчей не было образцовым, но для «Кубани» выглядело вполне приемлемым. Побед мы добились не с шашками наголо. Но при этом голевые моменты были не только у «Спартака», но и у «Кубани». Единственный клуб, который нас переиграл, когда нам просто несказанно повезло, ЦСКА. Повезло невероятно! У армейцев до нашего гола было три – четыре вернейших момента. Правда, открыв счет, мы выглядели хорошо и могли забить еще два – три мяча. И конечно, сыграл свою роль настрой. Мне пришлось вспомнить методы Юрия Павловича, хотя носиться вдоль тренерской скамейки, выплескивать наружу эмоции не в моих правилах.

– Если бы до начала сезона кто – то сказал краснодарским болельщикам, что на летний перерыв в чемпионате «Кубань» уйдет единственной командой, не пропускавшей в родных стенах, впору было глянуть на весенних соперников южан в домашних матчах и покрутить пальцем у виска. Вряд ли кто – то всерьез рассчитывал на то, что «Спартак», «Локомотив» и ЦСКА уедут из Краснодара без забитых голов. Однако именно так и произошло. И, пожалуй, эта сухая домашняя серия словно квинтэссенция игры «Кубани» в этом году.

Артур Каратай. «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

Взял за правило не материть, и вообще не оскорблять футболистов, даже при грубейших ошибках. И как – то в интервью поведал журналистам: скакать по полю не буду. Зачем тратить нервную энергию на бессмысленные споры с арбитрами и коллегами?

Претензии игрокам «Кубани» я предъявлял в перерыве, по окончании матча, но только не в игровое время. Ни футболисты, ни болельщики не слышали от меня бранного слова, наоборот, я всячески старался поддерживать ребят, когда они ошибались. Мне это казалось очень важным. И когда мы обыграли «Спартак», они стали верить каждому моему слову. А ведь самое главное, чтобы футболисты были уверены: им по силам обыграть любую команду. Тренер должен объединить коллектив этой верой. Оставаясь болельщиком «Локомотива», за который после 15 лет, проведенных в нем, буду переживать до конца жизни, я перед матчем с железнодорожниками, который назвал в интервью «матчем года» для себя, убеждал своих подопечных, что мы сильнее, говорил: «Я сделал для вас все, что мог. Сделайте то же самое для меня. Выиграете у «Локомотива», предоставлю три выходных». Ребята не поверили, но вышли на матч, как на «последний и решительный бой», выиграли и три выходных получили.

– Овчинниковская «Кубань», похоже, становится могильщиком тренеров престижных столичных клубов. Краснодарский клуб, если и не прямым образом, способствовал недавней отставке Микаэля Лаудрупа из рядов красно – белых, то кое – что в нее безусловно, внес. «Локомотив» уступил в Краснодаре со скромным 0:1. «Кубань», позволю себе заметить, не суперклуб, но располагается она после 6–го тура в таблице даже выше гламурного «Локомотива», в котором все вроде было в порядке и который настраивался на место в первой тройке. Почему при Сергее Овчинникове никому не нужные африканские футболисты забивают голы, а при Рашиде Рахимове они полностью сникли?

Александр Просветов. «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

Я всегда шел навстречу футболистам. У нас в команде было много приезжих, и если кто – то задерживался из дома, я просил только об одном: «Поставьте в известность, чтобы я мог донести до остальных игроков, почему ты отсутствуешь». Драман и Траоре, в «Локомотиве» звезд с неба не хватавшие, в «Кубани» раскрылись по полной. Вот что значит нормальное общение с людьми. Если сам открываешь им душу, то и они тебе откроют. Это сильные футболисты, просто в «Локомотиве» они редко получали место в составе. Я прощал футболистам кое – какие «шалости» – о своих, когда играл, ведь и сейчас помню. Но ребята меня не подводили. Того, кто нарушал режим до меня и при мне нарушил, из команды убрал.

Но и здесь саботаж со стороны спортивного директора преследовал меня – нарушитель остался в команде. Возможно, кто – то ожидал, что я начну раздувать возникавшие конфликты, а зачем? Хотя работать приходилось в очень сложных условиях. Школу прошел суровую. Но в Краснодаре я окончательно понял: тренерская работа – это мое.

– Сергей – специалист, способный работать абсолютно самостоятельно. Искренне желаю ему успешной тренерской карьеры. Команда, на мой взгляд, в порядке, и с ней он может добиться многого. За время нашей совместной работы «Кубань» никому не уступила на своем поле, одержала победы над тремя российскими грандами – «Спартаком», «Локомотивом» и ЦСКА.

Мариану Баррету, формально главный тренер «Кубани» до июня 2009 года. «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

Однако разговоры об отставке пошли в клубе, с первого моего появления в нем. В ходе турецких сборов мы проиграли только «Уралу» без шести основных игроков в равной борьбе. Последняя игра сбора, может быть, у ребят уже было чемоданное настроение. Да и я считал: результат этого контрольного матча не важен, главное проверить готовность вышедших на поле игроков в рамках программы, составленной для нас итальянскими специалистами. Основу ее заложил мой коллега по киевскому «Динамо» Винченцо Пинколини, который ныне трудится в «Локомотиве», и, конечно, мы с Андреем Семиным включили в нее свои наработки. Считаю, что благодаря этой программе в первом круге «Кубань» была лучшей в физическом отношении. Иначе мы не выиграли бы у топ – клубов. Даже пресса удивлялась, сколько наши игроки бегали, какой приличный темп держали. Я говорил ребятам: «Мы в «Локомотиве» приходили в раздевалку и падали: «Все, больше не могу!» Если вы вот так выложитесь, то точно выиграете». И они отдавали на поле все: по возвращении в раздевалку одного откачивали врачи, другого рвало, третьему прикладывали к голове лед. А я еще и «успокаивал» их: «Хорошие деньги по – другому не достаются». У многих игроков поменялся менталитет, и некоторые из моих подопечных, уверен, еще появятся в лучших клубах. Они не столько повысили мастерство, сколько изменили что – то в себе – свое отношение к футболу, обрели веру в себя. Ребята почувствовали, что такое повышенные требования, которые только и должны применяться к профессиональному футболисту. Они видели мою честность по отношению к ним и отвечали тем же. Важно делать свою работу качественно и быть открытым для игроков, для болельщиков, отвечать за свои действия. Были, конечно, люди, в которых я разочаровался, но основная масса игроков «Кубани» – честнейшие ребята.

– Мы знали, что отстаем от «Рубина» на шесть очков, поэтому матч с «Кубанью» был очень важен. Отсюда и нервное напряжение. В матчах против московских команд «Кубань» показала, что способна «убить» соперника на контратаках.

Дик Адвокат, главный тренер «Зенита».)

А летние неудачи команды мы предвидели. Когда после отпуска, в июле, команда отправилась на сбор в Австрию, по непонятным причинам ряду игроков не были оформлены визы. Хотя все в клубе о планах «Кубани» знали заранее, но организация дела оставалась на уровне захудалого колхоза. И получилось так, что сначала я тренировал одних, через неделю стали подъезжать другие, в конце сбора третьи, четвертые вообще не доехали, и сбор получился скомканным. Я тогда еще в разговоре с Андреем предположил: «На какой – то период команда может провалиться». Не в плане «физики», а сыгранности, коллективизма. Хотя на сборах, когда взяли Бабангиду, Окодуву, мы два матча с командами – участницами Лиги Европы проиграли и один свели вничью, но выглядели просто здорово. С польской «Легией» вели 1:0, но под занавес пропустили два гола. Ко мне подошел польский тренер, поинтересовался: «Вы с какого круга Лиги Европы стартуете?» И когда я ответил, что «Кубань» только вышла в премьер – лигу, он испытал шок, поделился полученной информацией с соотечественниками – журналистами, и они побежали за мной гурьбой под впечатлением, что их валтузила команда, никогда не игравшая в еврокубках. Следующий матч венгерскому клубу мы проиграли – 0:2. Сказалась, конечно, и четырехмесячная невыплата игрокам зарплаты. Если «Томь» в подобной ситуации обратилась к самому Владимиру Путину, то я взял ситуацию под свое честное слово: «Вопрос с зарплатами решу, только играйте. Время сейчас трудное, не стоит жестко требовать, для вас и так много делают. И потом легче требовать, когда выигрываешь. При поражениях любое требование выглядит просьбой». Решалось все очень трудно, но за три месяца в конце концов заплатили.

И я почувствовал, что устал. Был период за месяц до увольнения, когда сам хотел уйти. Андрей Семин меня отговорил. Мы занимали 12–е место. Я устал оправдываться за чужие ошибки.

Меня не интересует, как футболисты относятся к деньгам. Это их дело и их деньги. За них они гробят свое здоровье. Ни одна профессия в мире не требует таких физических затрат. И как судить, что такое много денег или мало? Считаю, что нынешние зарплаты в российском футболе вполне адекватные. В том числе и у звезд. На них смотрят миллионы, и они вправе получать такие деньги. В шоу – бизнесе, кстати, платят намного больше. И никто не спрашивает наших певцов, почему они получают столь большие гонорары, хотя никто из них не поет в «Ла Скала».

Не на пользу команде оказалась и долгая неопределенность с переходом в «Рубин» Касаева, как и ему самому.

Возобновился чемпионат, и удача отвернулась от нас, все пошло наперекосяк. Трудная игра получилась с Нальчиком, который под наш стиль не подходил никак. Я предполагал, что игра будет тяжелейшая, что Нальчик будет выглядеть лучше, как и против многих команд. У спартаковцев хорошо налажен контроль мяча. Но катание мяча поперек поля – не показатель силы, так играли в союзном чемпионате «Арарат» не в лучшие свои времена, абовянский «Котайк». Отобрать мяч у них было трудно, в то же время они часто проигрывали. Мы забили гол, потом легко пропустили ответный, Траоре забил второй, видно было, что соперники подсели. Ведем, контролируем игру, истекают последние минуты, и я до конца так и не понял, как мы пропустили второй гол. Несчастный случай: поскользнулся защитник, последовал непонятный рикошет, игрок Нальчика оказался «вне игры», но боковой судья флаг не поднял, в результате получили выход один на один с вратарем, и 2:2. Начали с центра, и прозвучал финальный свисток. А если бы победили, поднялись бы наверх и в премьер – лиге остались железно, имея еще и психологическое преимущество над конкурентами. Не сказал бы, что вина за второй гол целиком лежала на Ботвиньеве, но на уровне его не слишком хорошей готовности сработал и психологический фактор, выбивший его из колеи.

Дальше – «Москва». Команда Миодрага Божовича встречала нас на ходу. Досконально разобрали ее игру, розыгрыши «горожанами» штрафных, кто в этих ситуациях против кого играет. Сначала мы даже повели в счете. Но судья пенальтишкой его уравнял, наверное, чтобы мы зря не мучились. А потом пропустили от Самедова после глупейшей ошибки, прекрасно зная, как будет разыгран штрафной, выражаясь казенным языком, при неисполнении тренерского задания. И на последних минутах пропустили еще два мяча. При равной игре крупно проиграли. Ругался я потом страшно: ведь одно дело проиграть 1:2 и совсем другое, повесив носы, – 1:4. Сразу возникает негативный фон – и у болельщиков, и у руководства. При минимальном поражении никто бы нас не обвинил: «Москва» в лидерах, мы боролись, а 1:4 – все – таки многовато. Пришлось жестко поговорить с игроками.

Следующий матч – с «Тереком». Ведем – 1:0, рвем соперников в клочья. Последняя минута первого тайма. Соперники исполняют штрафной метров с 27. А до этого Траоре с Касаевым не поделили мяч возле пустых ворот, помешали друг другу и не забили неминуемый, казалось бы, гол. Обиделись друг на друга. Траоре надулся и не бежит назад опекать «своего» игрока Илиева. Ору ему: «Беги!» А он от меня отворачивается, демонстративно завязывая шнурки. Начинаю кричать другим, чтобы быстро перестроились в штрафной, меня не слышат, и Илиев забивает, вместо 2:0 получаем 1:1. В перерыве меняю Траоре, что потом мне поставили в вину: не разобрался, поменял лучшего игрока матча. Я видел, что он лучший на поле, но если бы не поменял его, потерял бы целую команду. И так предотвратил заменой драку в раздевалке, сразу погасил страсти. Палыч, да и 99 процентов тренеров поступили бы так же. И профессионалы меня поняли. После игры подошел Вячеслав Грозный, тренер «Терека», поддержал: «Да я бы этого Траоре просто уничтожил!» Но в клубе подняли хай, мол, я не хотел выиграть. Кого выпустил, уже не помню, да кого ни выпусти, лучше бы не стало. Так 1:1 и закончили. Вместо плюс шести очков против Нальчика и «Терека» у нас всего два. Траоре я оштрафовал, довел эту информацию до команды. А дальше поехали в Москву, в гости к «Спартаку».

Игру построили от обороны, и за 40 минут «Спартак» не создал ни одного мало – мальски голевого момента. Мы почти ничем хозяевам не угрожали, но и они ничего не могли с нами поделать. И вдруг штрафной, забиваем нелепый гол в свои ворота. Это для «Локомотива» в матче со «Спартаком» 0:1 не страшно. А игроки «Кубани» – сразу носы книзу. В перерыве сказал: «Ребята, играем так же, ждем своего шанса. А шанс обязательно будет. «Спартак» все равно станет раскрываться. Мы же раскрываться не должны». Все согласны. А начался второй тайм, и. всей командой дружно побежали вперед: нам добавили еще три гола. Может быть, они и были нелогичны, но 0:4 – опять неблагоприятный фон. И все же когда «Спартак» забивал кому – то пять, тренеров не снимали. Но нам «Рубин» забил три у себя на поле, и уже тогда руководители клуба кричали мне в лицо: «Тебя надо снимать за такой позор!» Хотя «Рубин» не нам одним по три положил, даже в Москве ведущим командам.

Игра с «Сатурном». Считаю, что мы к ней хорошо подготовились. Если бы не удаление Ботвиньева на 2–й минуте и не смешная ошибка сменившего его Карюкина, который пропустил мяч под мышкой, мы и вдесятером могли бы выиграть. После удаления я поменял не нападающего, а защитника, чтобы не снижать атакующий потенциал команды, и мы рвали «Сатурн» 80 минут. Но ошибка вратаря, и 0:1, а в конце еще пропустили с пенальти.

– Приговор Сергею Овчинникову подписали вратари.

Артур Каратай. «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

После игры меня пригласили в клубный офис. В кабинете Сурен Мкртчян и Доронченко. Говорят мне: «Звонил хозяин, просил поблагодарить за работу». «Спасибо за возможность проявить себя, за доверие, – отвечаю, – но вы делаете ошибку. У вас же нет новой кандидатуры на пост тренера. Кто завтра будет работать с командой?». «Разберемся, главное тебя убрать», – получаю ответ. И меня оперативно – ночью рассчитали. Хотя многие удивлялись: «За такую игру и рассчитать!» А мы действительно здорово сыграли против «Сатурна». Тренер раменчан Андрей Гордеев признался мне: «Повезло, что мы отскочили».

– Основанием для прекращения трудовых отношений с исполняющим обязанности главного тренера Сергеем Овчинниковым стало неубедительное выступление клуба в ходе нынешнего чемпионата и отсутствие прогресса в игре команды. Руководство клуба вместе с тем выражает благодарность Сергею Овчинникову за сотрудничество и его вклад в развитие кубанского футбола, который сегодня нуждается в дополнительном импульсе, способном усилить его позиции на общероссийском уровне.

Официальный сайт ФК «Кубань». 2009 год.)

Хотя вратари в летних матчах «Кубани» пропускали порой смешные голы, я не склонен винить только их в наших неудачах. Полевые игроки за 90 минут ошибаются во много раз чаще и исправить одну ошибку вратаря вполне могут лишним забитым голом. В первый же день по приезде в Краснодар мне сказали, что Алексея Степанова в команде не будет, ему подбирают новый клуб, что надо искать других вратарей. Ситуация выглядела щекотливой, поскольку Степанов начал тренироваться с нами, и я должен был относиться к нему, как к любому члену команды, давать соответствующую тренировочную нагрузку, ставить в состав на какие – то контрольные матчи. Вратарь он опытный, и у меня возникали сомнения, не напрасно ли мы отдаем человека, прошедшего огонь и воду, не имея никого в запасе. Был еще Игорь Кот, тоже опытный и парень хороший, но его отправили в Новороссийск. Богдан Карюкин, которого мы пригласили зимой, отлично проявил себя во втором и первом дивизионах. Но на уровне премьер – лиги он прежде не играл и плохо представлял себе, что его ожидает, вслух рассуждал: «Для вратаря везде все одинаково». Я попытался направить его мысли в правильное русло, тем более что приехал он к нам, мягко говоря, разобранным, внешне выглядел примерно как я. Сказал ему: «Как же ты собираешься играть, если разница между нами один килограмм?» Но парень он ответственный, все понял, и претензий по работе у меня к нему не было. А нехватка опыта – не его вина. Рано или поздно Богдан должен себя проявить, задатки у него просто феноменальные, в контрольных матчах на сборах он порой выглядел потрясающе. Но там он не испытывал никакого психологического давления, играл раскованно и много нас выручал. Но мы не могли остаться с одним вратарем. Сначала взяли Сашу Саутина, которого я знал по дублю «Локомотива», а у Андрея он здорово отыграл в Ижевске. Человек он сложный, но я надеялся, что найду к нему подход. Саутин обладает прекрасными данными, вызывался в юношескую сборную России, но у него оказалось не все в порядке со здоровьем, и мы не рискнули заключить с ним контракт. Стали прорабатывать новые кандидатуры, но раз за разом выяснялось, что страстным желанием попасть в «Кубань» никто не горел. А Леша Ботвиньев, устав сидеть на скамейке запасных «Сатурна», проявил заинтересованность. Мы были знакомы, и он согласился поиграть под моим руководством. Вначале ему не хватало чувства игрового ритма, сказывался небольшой опыт выступлений в премьер – лиге, и в первом матче с «Рубином» сыграл Карюкин. Мало кто надеялся на положительный для нас результат в Казани, и, отправив на поле Карюкина, мы ничем особо не рисковали. Однако за 90 минут стало понятно, что Богдану трудно привыкать к реалиям премьер – лиги, и в дальнейшем мы уже делали ставку на Ботвиньева. Но причины неудач команды были не только во вратарях. Проблемы во время летней подготовки прежде всего психологически повлияли на команду.

– Чем плох оказался руководству Овчинников, мы с ребятами так и не поняли. Нам работать с ним было одно удовольствие. Да и результат давали. Сергея Ивановича все в команде уважали. Прежде всего за искренность, способность все говорить в глаза. Я и сейчас с ним созваниваюсь, советуюсь.

Георгий Джиоев, защитник «Кубани». «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

Жалко, что мне не дали доработать сезон. Потенциал у команды виделся, прогресс тоже, как в индивидуальном мастерстве, так и в командной игре. «Кубань» не должна была вылететь из премьер – лиги. Когда я уходил, команда находилась в порядке, мы взяли ребят, которые здорово усилили игру. Но поработать с этим усилением нам не дали. Не понимаю, почему все так быстро хотели чего – то достичь. Не было ничего – ни финансов, ни инфраструктуры. Своя школа не работала вообще. Месяца за два до увольнения я встречался с владельцем клуба, сказал ему: «Олег Артурович, нам тяжело, список основных игроков ограничен. Надо взять Бабангиду, Окодуву и Зуэлу, с ними железно не вылетим в текущем сезоне. Кладу голову на отсечение. Не вижу никаких предпосылок для вылета». Но многое мне стало понятно из его ответа: «Все вы, тренеры, только обещаете». А дело у нас трудно, но шло, да и никто не мог предположить, что «Кубани», начинавшей сезон с шестью футболистами, будет легко в премьер – лиге. «Мы сохраняем этот состав на следующий год, – объяснял я Мкртчану, – продублировали замену Касаева Бабангидой. И других игроков берем не просто так, а на определенные позиции. Если пригласим еще двух – трех не за миллионы, конечно, но достойных, кто – то из нынешних прибавит в мастерстве, обещаю, что через год попадем в евро – кубковую зону, за Кубок России поборемся. Если не будет получаться, сам уйду. А этот год тяжелый, идет ломка старого и становление нового. Коллектив есть, болельщики любят «Кубань». Тогда мы вроде бы поняли друг друга. Но внутри клуба мне по – прежнему приходилось сталкиваться с противодействием.

– Еще одно поражение хозяев, в Краснодаре, привело к четвертой тренерской отставке в премьер – лиге. Вслед за Рахимовым, Лаудрупом и Ребером последовал Овчинников, что у меня лично вызвало огромное сожаление. Ведь кубанская отставка вызвана не только (да, наверное, и не столько) футбольными причинами, но и непростыми взаимоотношениями в клубе. Вот и уезжает ни на кого не похожий Сергей Иванович из Краснодара всего с тремя скальпами – спартаковским, армейским и локомотивским. А мог бы собрать их куда больше.

Борис Левин. «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

Центрального защитника мы просили с первого тура, но спортивный директор не реагировал. Когда нашли анголопортугальца Зуэлу, от Доронченко услышали: «Это ужасный игрок, ни в коем случае нельзя его брать». А в конце сезона руководители «Кубани» уже уговаривали Зуэлу остаться в команде, считая чуть ли не лучшим защитником всех времен и народов. Еще меня упрекали, что беру африканцев, хотя лимит на иностранцев нас не поджимал: «Лучше брать мальчишек из второй лиги». А мы и так подтянули к основному составу пять – шесть игроков молодежного состава. Правда, с нашим уходом их задвинули обратно.

Придя в команду, я не стал увольнять никого из тех, кто работал в ней. Мы попытались выстроить с ними какие – то отношения, но за моей спиной зачастую творился настоящий саботаж. В ответ на замечания можно было слышать: «Да я работал с самим Павлом Яковенко! И все в футболе знаю без вас». Когда мы с Андреем давали игрокам упражнения из современного итальянского репертуара, эти так называемые специалисты не понимали их назначение и предлагали взамен свои – 50–летней давности. Одному из таких тренеров мы поручили заниматься с только что выздоровевшими футболистами, так у них случился рецидив вылеченных травм. Пришлось человека убрать, потому что он не понимал, что делает. Я использовал опыт «Локомотива», сборной, свой легионерский или работы с Газзаевым, Бышовцем, Малофеевым применительно, естественно, к своей команде, постепенно его внедрял. Но чуть ли не все необычное для здешних мест воспринималось в штыки: «Что это за команда, что за тренеры, нечего нам пудрить мозги своим «Локомотивом», мы – «Кубань».» Но это же достойный пример – лучшее надо перенимать у лучших. Работал бы я до этого в «Спартаке», ставил бы в пример его. А мне говорили, мол, мы сами с усами. Когда амбиции основаны на пустом месте, значит, люди или глупы, или чересчур хитры, меркантильны.

Сурену Мкртчяну при расставании сказал: «Никого тут не хочу учить. Я поработал и уехал в Москву, а вы остаетесь. Но вы поймете, что такое хорошо, когда вам станет совсем плохо. У вас не хватает адекватного восприятия происходящего». Он ответил, что плохо у них не будет. Погос Галстян, который приходил мне на смену, все наладит, как надо. «А ты ничего не понимаешь», – добавил он. Это, кстати, была его любимая фраза по отношению ко мне.

– Считаю увольнение Овчинникова ошибкой. При нем команда была сплоченной, игроки хорошо мотивированы, и не деньгами, а футболом. Когда тренера убрали, «Кубань» многое потеряла. Прежде всего, дух и единство.

Виталий Калешин, защитник «Кубани» в 2003–2007 годах, чемпион России–2009 в составе «Рубина». «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

Началось все еще со сборов в Турции. Мы выигрывали матч за матчем, хотя иной раз приходилось выступать по два дня подряд. Сурена это удивляло, раздражало, и однажды он заявил: «Вы все время играете со слабыми командами. Я сам найду команду, которая вас обыграет». Это наш – то генеральный директор! А мы играли с теми, кто находился в нашем «кусте». «Донецкий «Металлург», которым руководит твой дядя, слабая команда?» – спрашиваю. Как – то в Турции пошли дожди, и мы на тяжелом поле, на фоне каждодневной работы победили какую – то очередную украинскую команду. Приезжает Сурен, говорит: «Через день играете с днепропетровским «Днепром». Я так решил». Пошел мокрый снег. Володя Бессонов, тренер «Днепра» засомневался, стоит ли игра свеч: «Через неделю возобновляется чемпионат Украины, я не могу рисковать своими футболистами. Играть не будем». Я его прошу: «Володя, сыграй хоть резервистами, мои же начальники обвинят меня, что испугался играть с «Днепром». «Да ладно прикалываться!» – удивился он, не мог поверить, как такое может быть по отношению к только что приглашенному главному тренеру команды.

И стоит на своем: играть не буду. Сурен тут же позвонил дяде: «Овчинников испугался. А с Бессоновым они договорились». И нашел замену «Днепру» – махачкалинский «Анжи». Что оставалось делать? Говорю ему: «Я принимаю твой безумный вызов», хотя даже судьи возмущались: «Как в таких условиях можно играть!» Драман, пришедший к нам из «Локомотива», два дня подряд играть отказался, Кайта уехал в сборную, не поставил я в состав Касаева, Тлисова, а Траоре согласился выйти на один тайм. Сыграли 0:0. А Сурен не успокаивался: «Я найду соперника еще сильнее». К счастью, сбор закончился и мы улетели домой.

Или во время тренировок Мкртчян выходил на поле в сопровождении Погоса Галстяна и Эрика Осипяна. Я спросил насчет последнего: «Кто это?» Оказалось, наш тренер – селекционер. «А почему тренер – селекционер смотрит работу нашей команды? – поинтересовался я. – Он что, у нас ищет для нас же игроков?» И получил обескураживающий ответ: «Эрик инспектирует твои тренировки». Как, с какой стати? Я тут же нашел ему занятие, говорю: «Поезжай, посмотри нашего очередного соперника». А он в ответ: «Не поеду. Это не моя работа, моя работа – тебя проверять». И вот они вдвоем Сурену что – то шепчут в два уха, и он заявляет мне: «Вы неправильно тренируете команду». Тут уже меня понесло: «Кто это тебе сказал? Ты хоть понимаешь, что я делаю? Я не учу тебя руководить клубом, и ты не лезь в мои дела. Не ты назначил меня главным тренером». С тех пор «инспекций» стало поменьше.

– Начинали мы с Овчинниковым неплохо. За тренера бились. Очень уж ребята Сергея Ивановича любили. Настоящий он человек. И футбол понимает. А когда его убрали, тут уже все и покатилось. Моментами, случалось, выстреливали, но уже какая – то обреченность ощущалась. Жаль…

Анри Хагуш, защитник «Кубани» – 2009. «Спорт – Экспресс». 2009 год.)

Или такой момент: половина игроков жила на базе, телевизора нет, и мы с Андрюхой купили его, наладили НТВ +, ребята смотрят испанский, итальянский, английский футбол. Приходит Сурен, командует: «Немедленно убрать!» Спрашиваю: «Почему?» А в ответ крик: «Да как ты смел без моего разрешения!» Ответил: «Квартиру вы мне не даете, живу на базе, вот и поставил телевизор в столовой – себе и ребятам». «В столовую вообще по часам надо заходить!» – высказывает он свое «авторитетное» мнение к моему очередному возмущению: «У нас что, зона или пионерский лагерь? Футболисты на базе больше, чем дома находятся». Но он уперся: нет и все. Купили мы и хорошую посуду – раньше футболисты питались из одноразовой пластиковой, продукты стали привозить с рынка, а не из ларька напротив. Так и тут у начальства закрались подозрения, будто бы я что – то имею с продуктового снабжения.

В то же время средний административный состав клуба – финансовый директор, бухгалтеры, секретари – относились к нам по – доброму. Когда выиграли у «Спартака», я предложил ребятам скинуться по 200300 долларов поварам, секретарям, водителям, дворникам, мы всегда поздравляли их с днем рождения, торжественно вручали форму, мячи. Но все это после нашего ухода быстро порушили.

На прощание мне сказали: «Да мы в Краснодар любого тренера можем пригласить». Гаджи Гаджиев отказался, сказал: «Ребята, вы делаете глупость». Пригласили тренером – консультантом Бышовца. А я их предупреждал, что Бышовец заломит за месяц столько, сколько я получил за восемь, да еще и всех их перессорит. Но Анатолий Федорович приехал, а эти мудрецы ему возьми и предложи: «Не поработать ли вам главным тренером?» И шокированные полученным ответом, цифрами, обозначенными в нем, через пару недель проводили гостя домой.

Так я и не понял, кто чего хочет в Краснодаре. Работать в тех условиях, что довелось мне, вряд ли сможет и матерый тренер. Я собирался планомерно строить серьезную команду, а рядом люди решали свои личные задачи. Порядок в клубе им был не нужен. Потому и получила «Кубань», каждый раз поднимающаяся в премьер – лигу лишь на один сезон, обидное прозвище «команда – лифт». Кто – то после моего приезда в Краснодар написал, что без поддержки руководства Овчинникову вряд ли удастся доработать до конца сезона, а «Кубани» – сохранить место в премьер – лиге. Этот человек оказался провидцем. Так оно и получилось.

Мы знаем много нефутбольных людей, которые на руководящих постах добились потрясающих результатов. Это и Гинер, и Наумов. Слуцкий – тоже человек, в общем – то, со стороны, а стал прекрасным тренером. Но есть люди, которые себя ставят выше, их самолюбие для них главнее, а команда – так. С такими «профессионалами» тяжело работать. В «Кубани» до меня столько тренеров поувольняли. Когда я стал многое понимать, спросил у руководителей: «А вы не пытались хотя бы один раз оставить тренера до конца сезона? Если «Кубань» вылетит, вы тренера все равно поменяете, а так хоть есть шанс».

У меня были предложения из – за границы, в том числе из Португалии, но я их отверг. Для меня главное в профессии тренера – творчество. Если брать «Кубань», то я пришел на голое поле и не хочу кому – либо пожелать такого, потому что практически изначально был обречен. Очень приятно осознавать, что в такой обстановке какие – то вещи получились. Один близкий человек мне сказал: «Плюнь на тех, кто тебя уволил. Главное твое богатство – то, что тебе до сих пор звонят твои бывшие футболисты, советуются по жизненным и профессиональным вопросам. И всегда готовы прийти на помощь». Приятнее, чем человеческая благодарность, ничего нет.

– Сергей великолепно работал в краснодарской «Кубани». Когда его туда пригласили, в «Кубани» было то ли пять, то ли шесть игроков – остальные разбежались. Команду по сути пришлось создавать заново. И Овчинников ее создал. Но руководители клуба в разгар сезона решили поменять тренера. Я не вправе обсуждать это решение, но, по – моему, Овчинников увольнения не заслуживал.

Юрий Семин. «Экспресс – газета». 2009 год.)








 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх