Глава XV. Розенкрейцеры и Россия

Главное зерно революционной тактики

Как мы уже отметили в предыдущей главе, и резкое преобладание отдельного национального менталитета, и образование на мировой карте крупных «черных дыр» влечет за собою большую опасность. Последнее же всегда связано с замедленным или чересчур своеобразным развитием народов и территорий. И то и другое отличало российскую историю, определив, в конечном итоге, так называемый «русский вопрос».

Политически впервые во всем объеме его поставил Фрэнсис Бэкон. Тот самый, чьим пером написаны так называемые шекспировские произведения. Но этот человек помимо феноменального образования и эрудиции был знаменит еще и принадлежностью своей к розенкрейцерам. Совсем не масонам.


Розенкрейцеры

Розенкрейцеры (роза и крест) — самое загадочное из объявлявших себя публично секретных обществ, которое, несомненно, очень давно существовало в Европе, но официально заявило о себе Манифестом, активно распространявшимся в начале 1600-х годов.

В отличие от масонов, которые апеллируют к дохристианским источникам знания и нередко допускают агрессивные выпады против Иисуса Христа, розенкрейцеры подчеркивают безусловную свою к нему приверженность. Но весь подтекст Манифеста намекает на то, что они рассматривают себя как параллельную с ним силу. И хотя ни в коем случае не претендуют на превосходство, заявляют о явно недостаточной и не всегда правильной работе христианской церкви в деле гуманного прогресса цивилизации. Розенкрейцеры много пишут о гуманизме, но опять же дают понять, что это совсем не простая штука. Цель Манифеста, как сказано там, объявить человечеству, что в нем живут любящие, заботящиеся о нем силы. Они могут позвать, и каждый должен быть к этому готовым.

Про общество «Розы и креста» на Западе существует огромная литература. Однако все написанное не объясняет главного — кто же они такие. Возможно, нам до некоторой степени удастся здесь пролить свет. В частности, и при рассмотрении исторического «русского вопроса». Но важно предварительно указать на следующую деталь.


Фиктивная смерть

Известно, что розенкрейцеры практиковали фиктивный уход из жизни, появляясь потом в других местах и совершенно под другими именами. Насколько они при этом продлевали свою физическую жизнь, никому неизвестно, но некоторых из них встречали и через пятьдесят-шестьдесят лет после «ухода». При этом внешние возрастные параметры у розенкрейцеров не менялись. Таких неожиданных встреч было немало, и видимо ими поддерживалась известная легенда об Агасфере. Совсем не исключено, что розенкрейцеры продлевали свою жизнь на значительно больший срок, но умирали люди, которые могли бы их опознать при встречах.

Подобное произошло и с Фрэнсисом Бэконом.


Бэкон в России

Бэкон утверждал, что оторванный от Европы российский колосс будет уродливо развиваться и может понаделать бед и себе и другим. Еще будучи одним из главных сановников Англии, он настойчиво предлагал королеве Елизавете сближаться с Россией и разработал нечто вроде программы обмена специалистами, упирая, прежде всего, на необходимость передачи нам европейских знаний. Елизавета вполне восприняла идеи Бэкона, но все оборвалось на Иване Грозном. Узнав, что Елизавета не является абсолютным самодержцем, а в решениях своих должна иногда прислушиваться к парламентскому мнению, он письменно обругал ее «пошлою бабою», а у себя объявил, что такому зарубежному опыту нам обучаться не след!

Новый разговор о будущем месте России в мировом сообществе состоялся уже с Борисом Годуновым. В 1598 году, когда Бэкон прибыл в Москву под чужим именем и был узнан двумя людьми, участвовавшими в поездке в Лондон еще при Иване Грозном.

По-видимому, встреча была исключительно плодотворной, потому что Годунов вскоре отправил первую группу молодых людей на длительную зарубежную стажировку.

Внутренние события, увы, помешали начаться тому, что только через сто лет потом осуществил Петр. Страшные неурожайные годы, смерть самого Бориса и Смута.

Бэкон «ушел» из жизни в 1626 году, затем объявился в Германии, а в 1633 г. снова появился в России. И снова был опознан. Это и погубило дело.

Молодой царь Михаил Романов был страшно напуган сообщением церковников о том, что встречи с ним добивается умерший — «сатанинская сила», — и категорически отказался от всяких контактов. Розенкрейцеры попытались исправить ситуацию, прислав через год под видом купечества других людей, но параллельно с этим на имя Московского Патриарха Варфоломея из европейских католических кругов пришло «доброжелательное» сообщение о том, что это те же самые люди, и встреча с ними царя Михаила угрожает последнему гибелью.


«Благожелатели» церковного раскола

В дальнейшем блокировка розенкрейцеров успешно продолжалась и при царе Алексее Михайловиче. Более того, к тому времени установилась уже довольно крепкая связь между некоторой частью российских церковников (куда входил будущий Патриарх-раскольник Никон) и неизвестными до сих пор католическими кругами на Западе, активно советовавшими что-то московским друзьям. Вряд ли дело ограничивалось одними советами, однако доказать сейчас, что в ход были пущены деньги, практически невозможно. Тем не менее, именно через этот канал в Россию забрасывались идеи о необходимости реформирования церкви, повлекшие за собой тот ужасный раскол, который нанес непоправимый ущерб религиозным основаниям общества. Идеи шли дальше: нам предлагалось создать ватиканскую государственно-политическую модель во главе с православным Римским папою Никоном.

Не вышло. «Тишайший царь» Алексей Михайлович, почувствовав намек на перераспределение власти, показал вдруг такие клыки, каких от него совсем не ждали. Никон был пострижен в монахи и сослан. А чтобы не ожидать от него больше сюрпризов, он по дороге в ссылку умер. Так-то оно спокойнее.


Кто помогал «прорубить окно в Европу»

Розенкрейцерам удалось прорваться лишь к молодому Петру I, который в буйной своей молодости церковников к себе не допускал и сам охотно ездил в Немецкую Слободу.

Вряд ли задача состояла в том, чтобы посвятить слишком еще молодого царя во многие исторические цели и тайны. Тем более, что по характеру Петр был очень не расположен к подчинению себя чему-либо, кроме практических задач. Поэтому упор и был сделан на разъяснение ему огромных возможностей европейского образования и образа жизни.

Люди пассивного внутреннего склада прошлого и нашего века органически не выносят Петра. И чтобы оправдать свою ненависть, всячески превозносят его отца Алексея. Фальсифицируют историю, придумывая сказку о том, что Петр увел Россию с ее исконного пути.

Тот «исконный» путь без форсированного развития промышленности, кораблестроения, строительной и фортификационной науки, артиллерийского дела привел бы Россию к середине 1700-х годов в положение Московского царства Ивана Калиты. Псковская и Новгородская области оказались бы в руках очень активных в ту пору шведов, Украина стала бы жить под властью польско-шведского союза. Юг и Причерноморье — под турками. И неизвестно, кто еще бы позарился. Враг развивался всюду по общим историческим законам, и отойди от них Россия, кто-нибудь стал бы окончательно добивать нас уже в девятнадцатом веке.

Однако следующее вмешательство розенкрейцеров в российскую жизнь может вызвать, поначалу, откровенно враждебное к ним чувство.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх