Сон 38


Мне снилось, что я сижу на берегу моря под большим зонтом, который закрывает мое тело от солнца. На берегу стояла Кристина в легком белом платье лицом ко мне и спиной к морю. Ветер развевал ее волосы и платье. Осознание того, что я сплю, пришло само собой. Я подошел к ней и прижал к своей груди. Ее прекрасное лицо было пугающе реальным.

— Я так давно хотела оказаться на море, — сказала она своим восхитительным голосом.

— Знаешь ли ты, что это всего лишь сон? — спросил я ее.

— Она этого не знает, — услышал я знакомый голос Сида возле себя, Я немного отстранился от Кристины и посмотрел вниз.

— Мне жаль это слышать, — ответил я Сиду.

— Знаешь, какая главная причина того, что вы с ней не вместе? — спросил он.

— Нет, это очень интересно, — сказал я с любопытством.

— Ты — чужой для нее и выходишь за рамки ее описания мира, — сказал Сид озабоченно.

— Почему? — спросил я.

— Сознание липса делает сознание человека предметным и тяжелым, — ответил он.

— Мне очень хочется, чтобы у Кристины не было липса, — сказал я, в ответ на что Сид громко захохотал. Вдруг он превратился в большого зеленого смешного червяка, который показал язык, в связи с чем я услышал тихий смех Кристины. Червяк стал раздуваться и снова превратился в Сида. Я ничего не сказал, подивившись его ловким фокусам, а Сид продолжил говорить:

— Большинство людей благодаря липсу цепляются своим сознанием за все то, что имеют в настоящее время, и не готовы рисковать ради призрачного будущего. Естественно, что я не говорю в настоящее время про материальный риск, то есть риск деньгами, хотя это правило для большинства справедливо и в таком случае. Сознание липса очень пугливо, оно боится всего нового, что человек приносит в свою жизнь. Именно поэтому многие люди проживают всю жизнь на одном месте или боятся расстаться с человеком, с которым однажды связали свою жизнь, то есть можно сказать, что липс боится всего нового, что касается сознания и личной жизни человека. Такое потакание своему сознанию, а, по сути, желаниям липса, часто играет с человеком злую шутку, когда он просыпается в старости в своей постели и с ужасом понимает, как он бесцельно прожил свою жизнь.

— Да, это так, я тоже не стремлюсь сильно к тому, чтобы жить в новом месте, хотя у меня было много возможностей для этого, — признался я.

— Все это происходит потому, что человек научился слушать голоса своих шаблонов и липса, однако полностью отказывается слушать голос сознания, которое принадлежит его энергетическому шару. Это сознание не является таковым в понимании человека силы, а скорее является неким инстинктом, не поддающимся описанию. Оно настолько вытеснено липсом, что некоторые современные последователи истинно считают, что у человека нет своего сознания, поэтому они боятся расстаться с липсом, думая, что после расставания с ним сойдут с ума.

— Считаю — это глупо, а даже если бы это было и так, то все равно мне внушает отвращение тот факт, что какая-то тварь питается моей энергией, — сказал я.

— А не внушает ли тебе отвращение тот факт, что та девушка, которую ты сейчас обнимаешь, является проявлением твоего шаблона и поглощает твою личную силу? — спросил меня сердито Сид.

— Пусть это будет исключением, — попросил я его.

— Твои чувства ослепили тебя, ты должен понять, что исключений не бывает! Ты поступаешь очень расточительно по отношению к своей жизни и к жизни других людей. Ты встречаешься с темноволосой девушкой только потому, что она любит тебя, а не ты ее. Странно, что тебя это не смущает. Ты не боишься, что, проснувшись в старости в своей постели, ты возненавидишь темноволосую девушку за то, что потратил на нее большую часть своей жизни, не испытывая к ней тех чувств, которые испытываешь к светловолосой девушке? Ты не боишься, что темноволосая девушка, проснувшись в старости в своей постели, возненавидит тебя за то, что ты не испытывал этих чувств к ней? Ты не боишься, что светловолосая девушка испытывает те же чувства к тебе, и однажды, проснувшись в старости в своей постели, она возненавидит тебя за то, что ты не сделал все возможное для того, чтобы быть вместе с ней? И ты не боишься, что возненавидишь себя за все это? — обвинил меня Сид холодным тоном.

— Относительно меня и Наташи думаю, что я не буду ненавидеть ее, ведь она очень тепло ко мне относится и у меня есть какие-то чувства к ней, хотя, к сожалению, в них нет чего-то, что есть по отношению к Кристине. А относительно чувств Кристины, думаю, ты ошибаешься, — ответил я подавленно.

— Видишь, как все просто, но это говорит липс, а не твое сознание. Липс цепляется за то положение вещей, которое уже сложилось и закрепилось в твоей жизни. Он выдает тебе свои мысли за истину, а ты и рад этому, поскольку так ничего не надо делать и ничего не надо менять. Ты не понимаешь простой вещи — момент, когда ты проснешься в старости в своей постели, может наступить уже завтра утром, если, конечно, смерть не выследит тебя раньше, — продолжал наступать Сид.

— Вряд ли это произойдет завтра, — попробовал парировать я.

— Время — это всего лишь свойство текучести физической реальности. Можешь ли ты подробно вспомнить все те события в своей жизни, которые происходили с тобой ежедневно в течение последних нескольких дней? — спросил он меня.

— Думаю, это будет трудно.

— Тогда почему ты считаешь, что завтра ты не проснешься старым в своей постели? — спросил меня Сид.

— Потому что обычно люди стареют постепенно, в течение многих лет, — попробовал я защититься.

— Никогда не примеряй опыт чужих людей на себе и не старайся избежать тех ошибок, которые совершают они. Когда ты повторяешь то, что делают другие люди, ты открываешься для смерти и ей становится очень легко выследить тебя, кроме того, ты обретаешь новые шаблоны, а что самое страшное — искажается твоя программа жизни, — сказал Сид.

— Ты меня совсем запутал. Люди говорят, что на своих ошибках учатся только дураки, — попробовал защититься я.

— Это дураки и сказали, а точнее, это сказали их липсы, — жестко парировал Сид, — я тебе уже говорил, что нужно делать для того, чтобы не допускать ошибок. Нужно обращать внимание на их ошибки только тогда, когда ты выслеживаешь их шаблоны с целью выслеживания своих шаблонов.

— Расскажи мне подробнее, почему человек с трудом вспоминает события, случающиеся с ним, — попросил я, сознательно стараясь изменить тему разговора.

— Это происходит потому, что все события характеризуются своим положением точек света и тьмы, в которые они сдвигаются под воздействием эмоций, характерных для этих событий. Как ты помнишь, так образуется налет шаблонов. Но есть еще одна причина, почему сознание человека не может достаточно точно вспомнить все события своей жизни. Некоторые современные последователи называют это поглощением липсом опыта человеческого сознания, а я бы назвал это поглощением человеческого осознания. Именно поэтому можно сказать, что присутствие липса в сознании человека не только сильно препятствует его развитию и стремлению к новому, но и затрудняет выполнение полного перепросмотра. И именно поэтому тебе так сложно вспомнить события даже последних нескольких дней.

Я чувствовал какую-то подавленность внутри, которая росла под воздействием слов Сида в этом сновидении.

— Твой липс снова зашевелился, чувствуя опасность, но его сознание не скоро тебя покинет, поскольку все еще обладает большой силой и огромным контролем над твоим. Кроме того, сознание липса обычно не покидает человека сразу, а как бы отдаляется от него, после чего снова возвращается, чтобы постараться отстоять свои позиции и вернуть сознание человека к прежнему состоянию, то есть к тому, в котором человек любит слушать его мысли.

— Как узнать, что сознание липса начинает терять свой контроль и скоро оставит сознание человека? — спросил я.

— С позиции логики это невозможно объяснить. Но не которые современные последователи заметили, что если посмотреть на сознание липса способом восприятия, то можно увидеть сознание липса в виде некоего образа. Если поверхность этого образа гладкая, то липс обладает огромным контролем над сознанием человека. Если поверхность образа волнообразная и перекатывающаяся, то весьма возможно, что липс скоро покинет сознание человека.

— Почему он отдаляется от человека?

— Липс как бы пугает человека тем, что будет с ним, когда тот его покинет, и надо сказать, что человеческое сознание, не готовое решительно избавиться от липса, часто начинает испытывать потребность в его присутствии при таком отдалении, — были последние слова Сида. Осознание закончилось, и я проснулся, чтобы записать свое сновидение.






 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх