• 106. Формирование государственной территории США
  • 107. Географические названия США
  • 108. Государственные символы США
  • 109. Тектоническое строение территории и полезные ископаемые США
  • 110. Численность и воспроизводство населения в США
  • 111. США – страна иммигрантов
  • 112. Особенности американской нации
  • 113. Перераспределение населения между «Снежным поясом» и «Солнечным поясом» США
  • 114. Урбанизация в США
  • 115. Мегалополисы США
  • 116. Нефтяная промышленность США
  • 117. Нефть Аляски и Трансаляскинский нефтепровод
  • 118. Электроэнергетика США
  • 119. Металлургия США
  • 120. Автомобильная промышленность США
  • 121. Агропромышленный комплекс США
  • 122. Сельскохозяйственные районы США
  • 123. Транспортная система США
  • 124. География науки в США
  • 125. Загрязнение окружающей среды в США и меры по ее охране
  • 126. Система охраняемых территорий в США
  • 127. Экономическое районирование США
  • 128. Нью-Йорк – экономическая столица США
  • 129. «Золотой штат» Калифорния
  • 130. Международные экономические связи США
  • 131. Территория и государственный строй Канады
  • 132. Национальные проблемы Канады
  • 133. Горнодобывающая промышленность Канады
  • 134. Лесное хозяйство Канады
  • 135. Водные проблемы Канады
  • 136. Степной район Канады – одна из мировых житниц
  • 137. Система охраняемых территорий Канады
  • 138. Североамериканская ассоциация свободной торговли
  • 139. Объекты всемирного наследия в Северной Америке
  • ТЕМА 4

    СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА

    106. Формирование государственной территории США

    Формирование государственной территории США – интересная историко-географическая тема. События, связанные с ней, охватывают время с XVI по XX в. Чтобы их как-то упорядочить, выделим три последовательных этапа этого процесса.

    Первый, предварительный, этап продолжался от начала европейской колонизации до образования США. Он затронул прежде всего восточное, атлантическое побережье будущих Соединенных Штатов, но оставил ощутимые следы также на их западном, тихоокеанском побережье и в центральных районах материка.

    Самым старым городским поселением США считается Сент-Огюстин во Флориде, который был основан испанцами в 1565 г. в том месте побережья Флориды, где за несколько десятилетий до этого высадилась экспедиция первооткрывателя этого полуострова Понсе де Леона. Первое постоянное английское поселение – Джеймстаун, названное так в честь английского короля Якова (Джеймса) I Стюарта, возникло на берегу Чесапикского залива, в устье р. Джеймс, в самом начале XVII в. Фактически оно положило начало первой английской колонии на материке – Виргинии, а принадлежало Лондонской компании, которая получила от короля право колонизации новых земель в Америке. Вторая, Плимутская компания, получившая такие же королевские привилегии, снарядила свою знаменитую экспедицию на судне «Мейфлауэр» в 1620 г. Так возникла вторая английская колония, на этот раз в тысяче километров к северу, на берегу Массачусетского залива. Вслед за Новым Плимутом здесь появились другие городские поселения, среди которых быстро возвысился Бостон, ставший центром Новой Англии.

    Между этими двумя колониями обосновались голландцы (Новая Голландия) и шведы (Новая Швеция). Центром голландских владений стало поселение Новый Амстердам в устье открытой английским капитаном Генри Гудзоном р. Гудзон. Однако шведская колония просуществовала всего три десятилетия, а голландцы в 60-х гг. XVII в. уступили Новую Голландию Англии. Новый Амстердам был переименован в Нью-Йорк. Так возникла третья английская колония, которую можно назвать среднеатлантической. Вскоре неподалеку были заложены Филадельфия, Балтимор и другие города.

    На западном побережье начало европейской колонизации положила Испания, корабли которой стали обследовать побережье Калифорнии еще в середине XVI в. Затем испанские монахи-францисканцы начали строить здесь свои миссии, из которых выросли современные города Сан-Диего, Лос-Анджелес, Сан-Франциско. А с севера, от Аляски, продвигались русские, основавшие самую южную факторию Русской Америки – Форт Росс в районе Сан-Франциско.

    Обширные внутренние районы, расположенные между побережьями двух океанов, были менее исследованы. Однако испанцы еще в XVI в. побывали в Аппалачских, Скалистых горах, на Миссисипи, Колорадо, где открыли Большой Каньон. Позднее ими же были открыты Большой Бассейн, Калифорнийская долина. Во многих местах испанцы основывали свои небольшие поселения – пуэбло. Но среди испанских поселений, служивших опорными базами колонизации, были и крупные крепости, например Санта-Фе. А французы проникли в бассейны Великих озер и Миссисипи с севера, из Канады (Новой Франции). В 1682 г. Ла-Саль спустился вниз по Миссисипи до самого ее устья, объявив все эти огромные территории владением французского короля Людовика (Луи) XIV под названием Луизиана.

    Второй этап формирования территории США непосредственно связан с провозглашением Соединенных Штатов Америки и достижением ими политической независимости. Известно, что первоначально в состав США вошли 13 бывших английских колоний, протягивавшихся цепочкой вдоль атлантического побережья. В 1774 г. в Филадельфии, которая в то время была самым большим городом английской Америки, собрался Первый континентальный конгресс, который постановил прекратить торговлю с Англией и бойкотировать английские товары. В 1776 г. здесь же состоялся Второй континентальный конгресс, провозгласивший независимость 13 колоний и отделение их от Англии. Уже после завершения Войны за независимость здесь же была принята поныне действующая конституция США, которая в 1789 г. была дополнена десятью поправками, составившими Билль о правах. Оба эти документа реализовали принципы разделения властей: президента и его администрации, конгресса и верховного суда. Территория США с 1783 г. официально простиралась на запад примерно до линии Миссисипи.

    Рис. 166. Территориальное расширение США в 1783–1853 гг.


    В то же время решался важный вопрос о столице США, на роль которой претендовало несколько городов. Чтобы погасить споры между северными и южными штатами по этому вопросу, конгресс в своем «Резиденс билле», принятом в 1790 г., объявил Филадельфию временной (на 10 лет) столицей страны. За это же время должна была быть построена новая столица, расположенная на границе северных и южных штатов. Место для нее поручалось выбрать первому президенту США Джорджу Вашингтону. Указывалось лишь, что оно должно находиться на берегу Потомака и по площади не превышать 10 кв. миль.

    Вашингтон, который в молодости изучал топографию, обследовал течение Потомака и остановил свой выбор на том месте, где в него впадает р. Анакостия. Эта земля, расположенная на границе штатов Мэриленд и Виргиния, была выкуплена у владельцев за 25 фунтов стерлингов, что соответствует примерно 60 долл., за акр. Составление проекта новой столицы Вашингтон поручил Пьеру Шарлю Ланфану, военному инженеру и архитектору французского происхождения, который прибыл в Америку вместе с маркизом Лафайетом и участвовал в Войне за независимость США. Уже в 1792 г. в соответствии с планом Ланфана была заложена резиденция президента – Белый дом, в 1793 г. Джордж Вашингтон заложил первый камень в фундамент Капитолия – резиденции конгресса США. И хотя Белый дом был достроен только в 1829, а Капитолий в 1865 г., точно в назначенный срок (1800 г.) президент и конгресс переехали из Филадельфии в Вашингтон. Однако это был уже второй президент США Джон Адамс. Джордж Вашингтон скончался в 1799 г.; после этого новая столица и была названа его именем. А федеральный округ Колумбия, в который ныне входит столица США, был учрежден только в 1871 г.

    Третий этап формирования государственной территории США наступил в начале XIX в. и продолжался до конца этого же столетия. Рисунок 166 показывает, что в первой половине века происходило быстрое приращение территории США. В 1803 г. у Франции за 15 млн долл. была куплена Луизиана, площадь которой превышала 2,5 млн км2. В 1819 г. ослабленная многочисленными войнами Испания за бесценок уступила США Флориду. Затем был присоединен Техас, до этого принадлежавший Мексике. В результате последовавшей войны США с Мексикой от последней была отторгнута огромная территория площадью 2,5 млн км2, включавшая в себя Калифорнию и южную часть Горного Запада. Одновременно по соглашению с Великобританией на северо-западе была присоединена обширная территория Орегонского края, а граница с английскими владениями была проведена по 49° с. ш. Несколько позднее, в 1867 г., США за 7,2 млн долл. купили у России Аляску. Следовательно, к этому времени современная территория США в основном уже сложилась.

    Параллельно происходило ее заселение и хозяйственное освоение, которое шло в общем направлении с востока на запад. До появления первых трансконтинентальных железных дорог главную роль в этом движении играли своего рода широтные караванные пути, которые в США принято называть тропами.

    Это Мормонская тропа, по которой в 30—40-х гг. XIX в. шло передвижение мормонов из штата Нью-Йорк в район Большого Соленого озера. Это тропа Санта-Фе, использовавшаяся главным образом испаноязычным населением южной части страны. Это Орегонская тропа, по которой на северо-запад хлынули переселенцы после упоминавшегося уже присоединения Орегонского края. Освоению Калифорнии способствовала знаменитая «золотая лихорадка» середины XIX в. Любопытно, что движение через весь континент было в ту пору еще столь длительным и опасным, что десятки тысяч людей предпочитали ему плавание в Калифорнию морем, вокруг мыса Горн, хотя и оно занимало в среднем пять месяцев.

    Только сооружение трансконтинентальных железнодорожных магистралей (рис. 167) означало действительно коренной перелом в этом массовом движении населения с востока на запад. В результате переселенцы достигли Тихого океана на всем протяжении от Канады до Мексики. Но еще долго многие ныне крупнейшие города оставались сравнительно небольшими. Достаточно сказать, что в Чикаго в 1840 г. было всего 4,5 тыс., а в Сан-Франциско – менее 1000 жителей.

    Интересным дополнением к сказанному может служить и рисунок 168, демонстрирующий время вхождения в США всех 50 штатов. На нем показаны 13 «первоначальных штатов», штаты Ближнего Запада и Юга до линии Миссисипи, которые обрели свои права в основном до середины XIX в., и штаты Запада, получившие их уже во второй его половине. Три штата (Оклахома, Аризона и Нью-Мексико) стали штатами уже в начале XX в., а Аляска и Гавайи – в 1959 г.

    Ныне общая протяженность сухопутных границ США составляет 12 219 км: в том числе на границу между США и Канадой приходится 6416 км (это самая длинная непрерывная граница в мире), между Аляской и Канадой– 2477 км и между США и Мексикой – 3326 км.

    107. Географические названия США

    Топонимическая карта США формировалась одновременно с формированием государственной территории этой страны. Поэтому на ней нашли отражение прежде всего географические названия индейского, англоязычного, франкоязычного и испаноязычного происхождения.

    Рис. 167. Освоение территории США в XIX в.


    Начнем с названий индейского происхождения. Из языков коренных обитателей Северной Америки – индейцев – в европейские языки, наряду с такими словами, как каноэ, мокасин, вигвам, томагавк, вошло также очень большое число географических названий. Достаточно сказать, что названия половины из 50 штатов страны индейского происхождения.[78]

    Больше всего среди них так называемых гидронимов, т. е. названий рек, которые затем распространились на окружающую местность и, наконец, перешли в названия штатов. Например, название Коннектикут на языке индейцев-алгонкинов означало «длинная река», Мичиган – «великая река», Миссисипи – также «великая река» или «река, собирающая все воды», Миссури – «мутная река», Небраска – «широкая река», Огайо – «хорошая вода», Миннесота – тоже «мутная река». Среди названий индейского происхождения немало и таких, которые отражают характер местности, где обитали те или иные индейские племена. Например, Кентукки – «земля лугов», Айова – «красивая земля», Аляска – «великая земля», Висконсин – «травянистая равнина». Довольно широко распространены и так называемые этнонимы – названия, в основе которых лежат этнические особенности индейских племен. Таковы, например, Алабама, Арканзас, Иллинойс, Канзас, Массачусетс, Дакота, Оклахома, Техас, Юта. Вплоть до самого простого варианта: Индиана – «земля индейцев».

    Рис. 168. Штаты США и время их вхождения в федерацию


    Конечно, исконные индейские географические имена сохранились не только в названиях штатов. Многие сотни и даже тысячи таких названий дошли до наших дней в именах гор, рек, городов. Например, горы Аппалачи были названы так по одному из индейских племен, горы Аллеганы в переводе означают «бесконечные», водопад Ниагара – «гремящая вода», Чесапикский залив – «большая соленая вода». Индейское происхождение имеют названия городов Чикаго, Милуоки, Омаха, Майами и многих других. Впрочем, нужно учитывать, что, несмотря на большое количество разнообразных топонимических исследований, установление научно обоснованной этимологии названий индейского происхождения оказалось весьма трудным делом. Поэтому здесь так много догадок и довольно противоречивых суждений, на что не раз обращали внимание такие крупные отечественные топонимисты, как В. А. Никонов и Е. М. Поспелов. Самые достоверные сведения о происхождении названий США можно найти в работах второго из этих авторов.

    Англоязычные географические названия США, относящиеся ко многим тысячам географических объектов самого различного характера, в еще большей мере нуждаются хотя бы в примерной группировке. Вполне логично выделить среди них названия, отражающие: 1) различные этапы формирования государственной территории США; 2) те или иные географические особенности этой территории.

    В отличие от Канады в США не так много названий, увековечивающих имена мореплавателей – первооткрывателей Северной Америки и ее исследователей, – таких, скажем, как р. Гудзон или Гумбольдт-ривер в штате Невада. Исключение составляют лишь названия Аляски и, конечно, названия, связанные с именем Христофора Колумба: федеральный округ Колумбия, р. Колумбия, Колумбийское плато, два водопада Колумбия-Фолс, около 30 населенных пунктов под названием Колумбия, Колумбия-Сити и Колумбус.

    Зато разного рода «королевские», «герцогские» и «лордские» названия на территории 13 первоначальных английских колоний атлантического побережья представлены весьма широко. Это название первой английской колонии – Виргиния, данное ей Вальтером Ралеем в честь королевы Елизаветы, не бывшей замужем (лат. Virginia – девственная), сохранившееся затем в названиях штатов Виргиния и Западная Виргиния. Это название самой южной колонии – Джорджия, присвоенное ей в 1732 г. в честь английского короля Георга (Джорджа) II и перешедшее затем в название штата. То же самое относится к еще более раннему (1619 г.) названию Каролина, которым подданные английского короля Карла I хотели увековечить его имя, ныне сохранившееся в названиях штатов Северная и Южная Каролина. А колония Мэриленд была названа так в честь его жены, королевы Генриетты-Марии. Топонимическое наследие той же эпохи – многочисленные города под названием Чарлстон, т. е. город Чарлза (Карла), поименованные так в честь Карла I или Карла II.

    Среди «герцогских» названий самое знаменитое, конечно, Нью-Йорк. Перешедшая к англичанам от голландцев в 1664 г., эта торговая фактория была переименована из Нового Амстердама в Нью-Йорк; от нее это название перешло на всю среднеатлантическую колонию, а затем и на штат. В нем нашел отражение тот факт, что король Карл II подарил это владение своему брату герцогу Йоркскому. Любопытно, что сделал он это как бы «авансом», – за три года до перехода Нового Амстердама в английские руки.[79] Добавим, что город Балтимор был назван так в честь лорда Балтимора, которому король Карл I подарил обширную территорию у Чесапикского залива; в 1682 г. здесь был основан город. А соседние залив и полуостров получили название Делавэр – по имени лорда, которому Лондонская компания предложила пост пожизненного правителя всех ее американских владений. Затем это название перешло к колонии, а после завоевания независимости США – к одному из «первоначальных» штатов.

    Еще в период существования английских колоний получили свои названия Пенсильвания и расположенный в ней город Питсбург. Выходец из Англии квакер Уильям Пенн в 1681 г. откупил у короля Карла II земли к западу от р. Делавэр и поселил на них германских колонистов. Свои владения он назвал Сильванией, т. е. «землей лесов». Однако король Карл II особым указом не только присвоил Уильяму Пенну звание адмирала, выдав ему еще 1бтыс. дукатов, но и самолично добавил к названию «Сильвания» приставку «Пенн». Так и получилась «Пенсильвания». А Питсбург был назван уже в XVIII в. в честь Уильяма Питта-старшего, который был министром иностранных дел и премьер-министром Англии, возглавляя группировку вигов – сторонников активной колониальной экспансии.

    Естественно, что после завоевания Соединенными Штатами независимости «королевские», «герцогские» и «лордские» названия уже не появлялись на территории этой страны (хотя, заметим попутно, и старые названия никто не отменил). Также естественно, что после Войны за независимость и победы в ней на карте США возникло множество названий, связанных с именами первых президентов страны – Вашингтона (их более 80, включая названия столицы, штата, множества населенных пунктов, озер, горных вершин, 30 графств), Адамса, Джефферсона, Мэдисона, Монро и других, а также Франклина, Гамильтона, Лафайета и иных политических деятелей и военачальников. А в середине XIX в. на ней появились многочисленные названия, увековечивающие имя президента Линкольна, генералов-северян Ли, Гранта, Шермана и других. Затем появились и названия в честь генералов, бывших губернаторами обширных территорий, например Кливленд, Денвер.

    Примерами англоязычных названий, отражающих географические особенности территории, могут служить Иеллоустон (в буквальном переводе «желтый камень» или «желтые скалы»), Лонг-Айленд в Нью-Иорке («длинный остров»), Солт-Лейк-Сити («город Соленого озера»), многочисленные Редривер («красная река»), Блуривер («голубая река») и т. д. А река и город Буффало были названы еще тогда, когда здесь бродили стада бизонов (англ. buffalo – бизон, буйвол). Несколько особняком стоят названия городов, связанные с мифологией или событиями древности: Атланта (по имени греческого титана), Мемфис (по названию столицы Древнего Египта), Цинциннати (по фамилии политического деятеля Древнего Рима). А Филадельфию (это слово означает «братолюбие») так назвали местные квакеры.

    Рис. 169. Название «Москва» на карте США (по В. С. Кусову)


    Франкоязычные названия чаще всего встречаются в пределах бывшей Луизианы и в северной, приканадской, части страны. Многие из них связаны с именем французского короля Людовика XIV: штат Луизиана, несколько Луисвиллов, т. е. «городов Луи», Сент-Луис и др. Французское происхождение имеют и названия штата Вермонт («зеленая гора»), города Детройт и ряд других.

    Из испанского языка в английский вошли такие слова, как креол, мулат, каньон, ранчо, родео, сомбреро. Испаноязычных географических названий больше всего на юго-западе и западе США. Это и Кордильеры (буквально «цепи»), и Колорадо («красная»), и Сьерра-Невада («снежные горы»), и Рио-Гранде («большая река»). Но особенно многочисленны, как и во всех испаноязычных странах, названия с приставкой «сан» – «святой».[80] Как правило, они давались по католическому календарю. К ним вплотную примыкают и такие названия, как Санта-Крус («святой крест»), Санта-Фе («святая вера»), Сакраменто («таинство»). Известно, что Лос-Анджелес был назван так в честь «королевы ангелов», т. е. Богородицы. А первоначальное название Флориды звучало «Флорида Паскуа», т. е. «цветущая Пасха», поскольку она была открыта в день Вербного воскресенья.

    В дополнение к трем главным топонимическим источникам нельзя не назвать и четвертый. Речь идет о многочисленных русскоязычных названиях, широко распространенных на Аляске, прилегающей к ней части материка и особенно на Алеутских о-вах. Почти все они носят имена мореплавателей, деятелей Русской Америки, а иногда и политических деятелей XVIII–XIX вв. Для примера можно привести острова, носящие имена Чирикова, Баранова, Врангеля, Креницына, Давыдова, заливы Головнина, Коцебу, Прибылова, мысы Меншикова, Кутузова, Суворова, Крузенштерна, Лазарева, Литке, Чирикова, Пржевальского, Чаплина, горы Врангеля, Румянцева, Семенова и т. д.

    Наконец, едва ли не самая характерная черта топонимической карты США – обилие на ней названий-дублеров, повторяющих названия европейских населенных пунктов, гор, рек, озер. Они были занесены в Америку переселенцами из Англии, Ирландии, Франции, Испании, Италии, Германии, Нидерландов, Австро-Венгрии, Скандинавских стран, Польши, России, Украины, Греции.

    Иногда такие названия начинаются со слова «новый»: Нью-Джерси (Джерси – остров в Ла-Манше), Нью-Гэмпшир (Гэмпшир – графство в Англии), Нью-Виндзор, Нью-Лондон, Нью-Плимут, Нью-Эдин-бург. К этой же серии относится и Новый Орлеан, названный так по Орлеану во Франции. Но приставка «новый» для названий-дублеров вовсе не обязательна. На карте США можно найти и просто Лондон, Париж, Мадрид, Дублин, Амстердам, Берлин, Вену, Лиссабон, Афины, Рим, Неаполь, причем неоднократно. Например, населенные пункты под названием Москва есть в нескольких штатах (рис. 169). Есть и несколько Санкт-Петербургов.[81]

    Как это выглядит в реальности, можно продемонстрировать на примере штата Нью-Йорк (рис. 170). Невольно вспоминается то, что написал Илья Ильф в своих «Письмах из Америки»: «…Зато названия городов самые разнообразные – мы проехали за два дня Сиракузы, Помпеи, Батавию, Варшаву, Каледонию, Ватерлоо, уже не помню, что еще. Все эти городки чистые, тихие, опрятные, но между Помпеями и Варшавой разницы нет абсолютно никакой».


    Рис. 170. Европейские названия на карте штата Нью-Йорк


    Можно привести и любопытные примеры двойных миграций некоторых названий. Например, город Портленд в штате Мэн на восточном побережье США был назван по имени английского Портленда, а Портленд в штате Орегон на западном побережье – по имени первого американского Портленда в штате Мэн.

    108. Государственные символы США

    Главные государственные символы США – флаг, герб и гимн имеют интересную историю.

    Очень интересна история государственного флага США.

    До завоевания Соединенными Штатами независимости над английскими колониями на атлантическом побережье развевался флаг Соединенного Королевства, утвержденный еще в 1606 г. при Якове I Стюарте, которому удалось объединить Англию и Шотландию на условиях личной унии. На его полотнище – английский крест св. Георгия (или Юнион Джек) и шотландский крест св. Андрея. Широко использовался также флаг английской Ост-Индской компании с чередующимися красными и белыми полосами и изображением креста св. Георгия в верхнем левом углу у древка. Когда в колониях началась борьба за независимость, первой эмблемой повстанческих вооруженных сил стал именно такой флаг с 13 (по числу колоний-штатов) горизонтальными белыми и красными полосами.

    Новый флаг США был утвержден Континентальным конгрессом в июле 1776 г. На нем были сохранены 13 полос, а на синем прямоугольнике у древка вместо английского символа появились 13 белых звезд на синем поле – также по числу «первоначальных штатов». В 1791–1792 гг. в связи с образованием штатов Вермонт и Кентукки число полос и звезд на флаге было увеличено до 15. Но когда уже в начале XIX в. число штатов выросло до 20, конгресс постановил впредь увеличивать только число звезд, а количество полос на флаге ограничить первоначальным числом – 13. Так сложился флаг, получивший наименование «Stars and Stripes» («Звезды и полосы»).

    С тех пор государственный флаг США менялся 25 раз. Сначала на нем добавились звезды штата Теннесси, затем Огайо, потом Луизианы, Индианы, Миссисипи и т. д. В 1876 г. на флаге было уже 38 звезд, а в 1912 г. их стало 48. Это число оставалось без изменений до 1959 г., когда права штатов получили, как уже говорилось, Аляска и Гавайи. Но поскольку смена флага в США производится только в День независимости – 4 июля, пятидесятая звезда (Гавайи) была внесена на флаг уже в 19 6 0 г.

    Государственный флаг в США почитается как национальная святыня. Такое почитание его воспитывается с детских лет. Флаг в США можно видеть повсеместно, причем не только на правительственных или каких-либо других официальных учреждениях, но и на музеях, школах, магазинах, частных домах. С 1949 г. День флага стал национальным праздником, его отмечают каждый год 14 июня. Государственный гимн США также носит название «Звездное знамя».

    Государственный герб США представляет собой изображение орла. Это местная американская разновидность – так называемый лысый орел с коричневым оперением крыльев и редкими белыми перьями на голове. В своих когтях он держит оливковую ветвь (символ мира) и пучок из 13 стрел (символ войны), в клюве – ленту с девизом, написанным на латинском: «Едины в многообразии». На груди орла расположен щит, повторяющий символику государственного флага: тринадцать белых и красных полос. А над его головой – розетка с 13 пятиконечными звездами. Этот герб был утвержден в 1782 г. Нетрудно заметить, что в нем все время фигурирует цифра 13 – по числу «первоначальных штатов».

    Определенная государственная символика присуща и штатам США. Каждый из них имеет свой флаг, свою песню и свои символы в виде животного, птицы, цветка. Каждый штат имеет и свое особое название-прозвище, свое как бы второе имя, в котором отражаются прежде всего его исторические или природные особенности. Например, Делавэр, первым из 13 «первоначальных штатов» США ратифицировавший конституцию нового государства, обычно именуют «первым штатом», а Нью-Йорк, как самый большой из них, – «имперским штатом». Калифорния после «золотой лихорадки» середины XIX в. стала именоваться «золотым штатом», Флорида с ее знаменитыми курортами стала «солнечным штатом». Есть также штаты сосны, магнолии, пеликана и т. д. Ниже приводится полный перечень подобных символов всех 50 штатов страны.

    СИМВОЛИКА ШТАТОВ США

    109. Тектоническое строение территории и полезные ископаемые США

    Одна из важнейших предпосылок быстрого экономического развития США, по крайней мере на протяжении двух последних столетий, – наличие богатых и разнообразных полезных ископаемых. По запасам многих из них страна занимает ведущее место в мире (табл. 51)

    И хотя в последнее время самообеспеченность США некоторыми важными минеральными ресурсами заметно уменьшилась, их бассейны и месторождения продолжают оказывать большое влияние на географический рисунок хозяйства этой страны. В свою очередь, основные черты размещения полезных ископаемых в значительной мере предопределяются особенностями тектонического строения территории, которая состоит из нескольких крупных элементов.

    Первым таким элементом можно считать Североамериканскую платформу, которая лежит в основании всей средней части страны – Центральных и Великих равнин. В северной части этой платформы находится кристаллический Канадский щит, представляющий собой выход на поверхность ее складчатого докембрийского фундамента. У его южной окраины сформировался один из крупнейших в мире железорудных бассейнов – бассейн Верхнего озера, охватывающий значительные территории штатов Мичиган и Миннесота.

    Таблица 51

    ЗАПАСЫ НЕКОТОРЫХ ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ США

    * Разведанные запасы.


    Рудные залежи здесь связаны с осадочными отложениями докембрия. Значительную их часть составляют высококачественные гематиты с содержанием железа 50–55 %. Однако с середины XIX в., когда началось освоение бассейна, они были главным объектом эксплуатации и уже в значительной мере подверглись истощению. В первую очередь это относится к группе месторождений Месаби, слагающих одноименный хребет, который протягивается на 145 км. Вот почему в 1950-х гг. здесь началась добыча низкосортных железистых кварцитов (таконитов) со средним содержанием железа 27 %. Ведется она преимущественно открытым способом.

    К югу от Канадского щита кристаллический фундамент погружается на значительную глубину, и полезные ископаемые обязаны своим происхождением уже не ему, а осадочному чехлу платформы. Главные из этих ископаемых – уголь, нефть и природный газ.

    Как показывает рисунок 171, два крупных угольных бассейна Иллинойский и Западный Внутренний сформировались в пределах Центральных равнин. Первый из них занимает площадь 120 тыс. км2, а общие его запасы достигают 330 млрд т. Второй бассейн еще больше по площади (200 тыс. км2), но запасы его несколько меньше (170 млрд т). Уголь карбонового возраста. Добыча его ведется и подземным, и открытым способами. Вторая группа угольных бассейнов сформировалась на стыке Великих равнин и Скалистых гор и протягивается цепочкой по территории штатов Монтана, Северная Дакота, Вайоминг, Колорадо, Юта и Нью-Мексико. Здесь залегает более молодой по возрасту (мезозойский) уголь, который также добывается и подземным, и открытым способами и к тому же содержит сравнительно мало серы. Однако каменноугольных бассейнов здесь уже меньше (крупнейший– Юнита), а преобладают бассейны таких углей, которые по американской классификации относятся к суббитуминозным. Здесь же находится крупнейший в стране буроугольный бассейн Форт-Юнион с геологическими запасами порядка 600 млрд т.

    Как показывает рисунок 172, с осадочным чехлом Центральных и Великих равнин связаны и довольно многочисленные нефтегазоносные бассейны: Мичиганский, Иллинойский, Западный Внутренний, Пермский, а также бассейны, сформировавшиеся во впадинах Скалистых гор. В Мичиганском бассейне разведано 350 нефтяных и 200 газовых месторождений с запасами соответственно 170 млн т и 70 млрд м3. Однако преобладают мелкие месторождения с низким дебитом скважин. Иллинойский бассейн, расположенный на территории четырех штатов, крупнее: здесь открыто 1100 нефтяных и 300 газовых месторождений. Запасы нефти оцениваются в 550 млн т, а природного газа – в 70 млрд м3. Но крупных месторождений здесь также нет.

    Западный Внутренний бассейн, находящийся на территории штатов Канзас и Оклахома, значительно богаче. Здесь известно 4350 нефтяных и 1250 газовых месторождений. Фактически он образует единое целое с Пермским бассейном в штатах Техас и Нью-Мексико. Число нефтяных месторождений в этом бассейне достигает 5000, а газовых – 600. Здесь также преобладают мелкие и средние месторождения. Однако на границе Техаса и Оклахомы располагается газонефтяное месторождение Панхендл-Хьюготон, относящееся к категории гигантских. Первоначальные запасы природного газа в этой залежи, протягивающейся на 200 км, оцениваются в 2 трлн м3, причем газовая залежь имеет нефтяную оторочку.

    На юге древняя Северо-Американская платформа сменяется более молодыми платформенными образованиями, которые в рельефе соответствуют Миссисипской, Примексиканской и Приатлантической низменностям. В мощной толще мезокайнозойского чехла этих платформенных образований сформировались многочисленные месторождения нефти и природного газа, в совокупности образующие бассейн Мексиканского залива, или, как его обычно называют в США, – Галф (Залив). Этот бассейн протягивается вдоль северного побережья залива по территории штатов Техас, Луизиана, Миссисипи и Алабама. В его пределах разведано 4600 нефтяных и 3900 газовых месторождений, которые располагаются и на суше, и в зоне шельфа. Это один из крупнейших нефтегазоносных бассейнов земного шара, генетически связанный с обширной впадиной, внутренняя наиболее погруженная часть которой покрыта водами Мексиканского залива. Большая впадина, в свою очередь, подразделяется на более мелкие впадины и краевые прогибы, образующие отдельные зоны нефте-газонакопления. На многих месторождениях бассейна ловушками для скопления углеводородов послужили соляные купола.

    Рис. 171. Угольные бассейны США

    Рис. 172. Нефтяные и газовые бассейны США


    Рис. 173. Геотермальные ресурсы США


    Кроме нефти и газа, район Мексиканского залива выделяется очень крупными запасами фосфоритов на севере Флориды. Фосфоритоносный бассейн протягивается вдоль побережья залива почти на 250 км при ширине от 10 до 40 км.

    С востока и запада Северо-Американская платформа окаймлена горноскладчатыми сооружениями различного возраста, причем каждое из них имеет свой набор полезных ископаемых.

    На востоке это Аппалачская горная система, образовавшаяся на месте краевого прогиба герцинского возраста. Вдоль западного края этой системы на 1200 км (при ширине от 250 до 100 км) протягивается Аппалачский каменноугольный бассейн. Угленосные отложения этого бассейна имеют мощность от 600 до 1200 м и содержат до 30 рабочих пластов угля. Общие запасы бассейна оцениваются от 225 до 340 млрдт, причем преобладают угли коксующихся марок. Горно-геологические условия добычи в Аппалачском бассейне чрезвычайно благоприятные. Угольные пласты выдержаны на больших площадях, имеют мощность до 10–20 м, часто залегают близко к поверхности и пригодны для открытой разработки или разработки при помощи горизонтальных штолен. Поэтому себестоимость добычи здесь намного ниже, чем в бассейнах Европы.

    На западе Северо-Американская платформа окаймлена широким поясом гор мезозойского и кайнозойского возраста. Это прежде всего Скалистые горы, образовавшиеся в конце мелового периода, и Кордильеры, где процессы горообразования происходили с конца юры до начала палеогена. Вместе они образуют обширнейший рудный (металлогенический) пояс, которому соответствует определенный комплекс полезных ископаемых. Особенно большие залежи руд меди, свинца, цинка, вольфрама генетически связаны с невадийскими гранитными интрузиями юрского и мелового возраста. Более поздние по времени ларамийские интрузии объясняют происхождение залежей молибдена, титана, урана, золота. А месторождения нефти и природного газа связаны с отложениями в предгорных и межгорных прогибах этой системы.

    Что касается некоторых внутренних различий в ее пределах, то можно отметить, что пояс Скалистых гор особенно выделяется по запасам молибдена. Самый большой в мире район молибденового оруднения находится в штатах Колорадо, Юта и Нью-Мексико, причем он поднят на высоту более 3000 м. Крупнейшим месторождением этого района и всего мира считается Клаймакс, расположенное в штате Колорадо к западу от Денвера. Здесь же работает крупнейший в мире молибденовый рудник, на протяжении нескольких десятилетий обеспечивавший около 1/2 мировой добычи. В Скалистых горах есть также крупные месторождения урана, меди, других цветных металлов, вольфрама, золота. Плато Колорадо особенно выделяется по запасам и добыче медно-порфировых руд, золота, Большой бассейн – по запасам и добыче золота, Южная Калифорния – по запасам и добыче нефти и газа.

    В последние десятилетия в число наиболее богатых полезными ископаемыми районов США вошла Аляска, находящаяся в зоне мезозойской, а на юге – кайнозойской складчатости. Здесь обнаружены бассейны и месторождения каменного и бурого угля, олова, никеля, сурьмы, асбеста, другого ископаемого сырья. Но среди минеральных богатств Аляски первое место, безусловно, принадлежит нефти.

    В 50—60-е гг. XX в. на северном побережье Аляски, включая прибрежные акватории моря Бофорта, были выявлены первые месторождения нефти и газа, а в 1968 г. было открыто уникальное по размерам месторождение Прадхо-Бей, на котором первоначально извлекаемые запасы нефти оценивались в 3,2 млрд т. Это самое большое месторождение в США. Однако нельзя не учитывать, что оно находится в зоне вечной мерзлоты, в труднодоступном районе с экстремальными природными условиями (например, зимние температуры достигают здесь —45–50 °C).

    В дополнение к сказанному можно упомянуть о богатстве США геотермальными ресурсами. Как показано на рисунке 173, они сосредоточены в основном в западной, горной, части страны, но встречаются также в ее восточной части и на Аляске.

    110. Численность и воспроизводство населения в США

    В соответствии с конституцией страны переписи населения в США проводятся регулярно – раз в десять лет. Их организацией занимается Бюро переписей (цензов), которое составляет также ежегодные оценки численности населения страны.

    Помимо общего интереса к данным таких переписей, они особенно важны еще и потому, что от количества жителей в том или ином штате зависит, скольких своих представителей он может избрать в нижнюю палату конгресса США, общее число членов которой по закону 1912 г. неизменно составляет 435 человек. В 1980-х гг. каждый член палаты конгресса представлял 500 тыс. избирателей, а во время последней переписи 2000 г. – уже 625 тыс.

    Первая перепись населения была проведена в США в 1790 г., т. е. через четыре года после достижения независимости. Тогда население страны составило около 4 млн человек. Его дальнейший рост демонстрирует таблица 52.

    Пользуясь данными таблицы 52, нетрудно подсчитать, что за 210 лет численность населения США увеличилась почти в 72 раза! Такой огромный рост населения отдельной страны в исторической демографии встречается не часто. В этом случае он в значительной мере объясняется иммиграцией, которая определила не только механический прирост населения, но и его молодой возрастной состав, способствовавший высоким темпам воспроизводства. Однако, как показывает таблица 52, на протяжении всей истории США можно выделить несколько этапов с разным характером такого воспроизводства.

    В качестве первого этапа данные таблицы позволяют выделить период с 1800 по 1860 год, т. е. до начала войны между Севером и Югом. Для этого этапа была характерна очень высокая рождаемость, которая, несмотря на высокие показатели смертности, обеспечивала очень большой естественный прирост населения. Например, в 1820 г. рождаемость составляла 50 человек, смертность – 25 человек, а естественный прирост населения достигал 25 человек на 1000 жителей. Если добавить к этому иммиграцию, население США увеличивалось примерно на 3 % в год; это был самый высокий показатель в мире. Цифры таблицы 52 убедительно свидетельствуют о том, что на этом этапе население страны каждые десять лет возрастало примерно на 1/3.

    Таблица 52

    РОСТ НАСЕЛЕНИЯ США (ПО ПЕРЕПИСЯМ НАСЕЛЕНИЯ)

    Рис. 173 а. Иммиграция в США


    Второй этап охватывает последние десятилетия XIX в. и первые десятилетия XX в. В это время показатели рождаемости и естественного прироста населения постепенно снижались, хотя оставались еще весьма высокими. Например, в 1910 г. формула воспроизводства населения США была следующей: 30,1 % – 14,7 % = 15,4 %. Что касается иммиграции, то именно на этом этапе она достигла своего пика. Поэтому и показатель прироста населения за десять лет не опускался ниже 20 %.

    В качестве третьего этапа можно выделить время с начала 1920-х до середины 1940-х гг. На протяжении этого этапа рождаемость и естественный прирост имели тенденцию к дальнейшему сокращению, которое особенно проявилось в периоды мирового экономического кризиса начала 1930-х гг. и Второй мировой войны. В результате за 1930–1940 гг. прирост населения США оказался самым небольшим за всю историю этой страны.

    Четвертый этап приходится на время с середины 1940-х до середины 1960-х гг. Это был период довольно сильно выраженного компенсационного прироста, или «бэби-бума», в результате которого население страны ежегодно увеличивалось примерно на 3 млн человек. Естественный прирост населения держался на уровне 13–14 человек на 1000 жителей, т. е. был одним из самых больших среди стран Запада. Демографическая политика была направлена на поощрение многодетных семей, поскольку считалось, что рост населения должен стимулировать экономическое развитие. В США стали преобладать семьи с тремя и более детьми. Возраст вступления в брак к середине 1950-х гг. снизился до 22,5 лет у мужчин и 20,1 лет у женщин.

    Американские демографы различают две волны послевоенного «бэби-бума», когда в общей сложности родилось около 80 млн детей. K первой волне относятся дети, родившиеся в 1946–1955 гг. Они вошли в жизнь в период быстрого роста экономики, связанного с началом НТР. Благодаря расширению и перестройке всей системы образования они оказались гораздо более образованными и лучше подготовленными профессионально, чем их родители. При этом дети стремились поскорее отделиться от родителей, обзавестись собственной семьей, детьми, поселиться в пригородной (субурбанизационной) зоне. Женщины в период этой волны, хотя и нередко брались за работу, выше всего ставили свои обязанности хранительницы домашнего очага. Ко второй волне относятся дети, родившиеся в 1956–1964 гг. Повзрослев, они попали в обстановку замедленных темпов развития экономики, ужесточения конкуренции и обострения социальных и этнических проблем, которой соответствовала и другая демографическая политика.

    Словом, речь идет о пятом этапе воспроизводства населения, который начался во второй половине 1960-х гг. и ознаменовал собой резкое снижение уровней рождаемости и естественного прироста. Для иллюстрации достаточно привести формулу воспроизводства населения по состоянию на 1975 г.: 14,8 % – 8,9 % = 5,9 %. Такого низкого показателя прироста населения в США до этого никогда не было, да и абсолютный годовой прирост уменьшился до 2 млн.

    За всем этим стояли: концепция «нулевого прироста» населения, пропаганда малых семей – как обеспечивающих более высокий жизненный уровень, пропаганда и распространение контрацептивов, новое повышение возраста вступления в брак соответственно до 26 лет у мужчин и 23,6 лет у женщин. Дети второй волны «бэби-бума», вошедшие в самостоятельную жизнь именно в эти годы, даже обзаведясь собственными детьми, часто оставались с родителями. Они позднее заключали браки, позднее заводили детей, чаще стали разводиться или жить вне брака. Большинство женщин начали работать и вообще ставить работу на первое место, а домашний очаг – на второе. Добавим, что по времени этот этап в целом совпал с тем явлением, которое получило наименование сексуальной революции. Начало ее обычно относят к середине 1960-х гг., связывая его как с ростом материального благополучия, так и с изобретением и широким распространением контрацептивов, а пиком считают середину 1970-х гг.

    С середины 1980-х гг. в США начался шестой этап воспроизводства населения, характеризующийся относительной стабилизацией всех трех показателей. Действительно, рождаемость все то время держалась примерно на уровне 16, смертность– 9, а естественный прирост – 7 человек на 1000 жителей. Численность населения США, по переписи в середине 1990 г., составила 248,7 млн человек, т. е. была почти на 1,5 млн меньше, чем прогнозировалось, тогда как в 1980 г. она оказалась на 4,8 млн человек больше прогнозировавшейся.

    Сексуальная революция на этом этапе явно пошла на убыль, что аналитики объясняют и экономическим спадом, и угрозой заболевания СПИДом, и изменениями в психологии и поведении мужчин и женщин. Однако некоторые ее черты продолжают сохраняться, особенно в сфере семейно-брачных отношений, которые по-прежнему характеризуются сохранением добрачных и внебрачных связей, совместным проживанием без юридического оформления брака, высоким уровнем разводимости (22 развода на 1000 замужних женщин за год), весьма большой долей (20–22 %) внебрачных детей.

    Наконец, в качестве седьмого этапа можно выделить 1990-егг., за которые население США увеличилось на 33 млн человек. Это своего рода рекорд для XX в. Таким образом, в 2000 г. в США проживало почти столько же людей, сколько их было в СССР к моменту его распада, и почти в два раза больше, чем в современной России.

    Бюро переписей США называет две главные причины такого демографического скачка в 1990-е гг.

    Во-первых, это сохранение заметного превышения уровня рождаемости над уровнем смертности. В конце 1990-х гг. формула воспроизводства населения в США имела такой вид: 15 % – 9 % = 6 %, что соответствует среднегодовому приросту в 0,6 %. По этому показателю США продолжают оставаться в той, довольно небольшой, подгруппе экономически развитых стран, где еще обеспечивается расширенное воспроизводство населения. В стране примерно 60 млн женщин в детородном возрасте, а общий коэффициент рождаемости (число рождений на каждую женщину) равен 2. Во-вторых, это более высокий, чем ожидалось, уровень иммиграции – как легальной, так и нелегальной. В данном случае нужно учитывать и то, что в семьях иммигрантов показатели рождаемости более высокие. В начале XXI в. среднегодовой темп прироста населения в США возрос до 0,9 %, что лишь немного уступает среднемировому (1,1 %). Соответственно в 2006 г. его численность достигла 300 млн, а в середине 2008 г. – 303,8 млн человек. Фертильность женщин осталась на уровне 2 ребенка.

    Сохранение расширенного воспроизводства населения в США в целом нужно рассматривать как вполне положительное явление. Тем не менее оно привело к обострению некоторых социальных проблем. В качестве одной из главных назовем хотя бы старение населения. Ныне доля пожилых людей (старше 65 лет) в США уже больше 12 %. Соответственно тогда как в 1950 г. один пенсионер приходился на 16 работающих людей, то в 2000 г. – на трех. Со старением рабочей силы связаны проблемы производительности труда, социального обеспечения, медицинского обслуживания. Продолжает также изменяться соотношение мужчин и женщин: по переписи 2000 г. женщин оказалось на 5,3 млн больше. Это значит, что на 100 женщин приходится 97 мужчин.

    Согласно международным и американским демографическим прогнозам, к 2025 г. население США может увеличиться до 346 млн и к 2050 г. – до 395 млн человек. На протяжении всего этого времени США будут оставаться третьей страной мира по численности населения после Китая и Индии (табл. 172 в части I), а 500-миллионного рубежа, согласно прогнозам, страна может достигнуть в 2081 г.

    111. США – страна иммигрантов

    США нередко называют страной иммиграции, и это действительно так. С одной стороны, быстрое расширение территории США, ее заселение и освоение создавали постоянную дополнительную потребность в приеме все новых и новых людских контингентов. С другой стороны, социально-экономическая обстановка (аграрное перенаселение, национальное и религиозное угнетение, вспышки голода, политические преследования) в иных частях мира– и особенно в Европе – создавали условия для удовлетворения таких потребностей и перераспределения трудовых ресурсов при помощи миграции. Росту межконтинентальных миграций за океан способствовала отмена феодальных ограничений, сделавшая людей юридически свободными. Ему способствовал также прогресс в сфере морского судоходства, а затем и авиатранспорта. Поскольку учет иммиграции в США ведется с 1820 г., можно определить и общие ее размеры за последние 180 лет – примерно 60 млн человек! Но к этому числу нужно добавить и тех, кто прибыл сюда в XVII–XVIII вв.

    Естественно, что масштабы и характер иммиграции в США на протяжении столь длительного времени неоднократно изменялись. Поэтому правомерно говорить о нескольких последовательных ее этапах.

    Начальный этап иммиграции охватывает период от появления первых переселенческих колоний до образования США в 1786 г. и далее до 1820 г. На этом этапе основную массу иммигрантов составляли выходцы с Британских островов – англичане, шотландцы и ирландцы. И. А. Витвер, подробно анализируя этот процесс, выделяет в нем две различные социальные струи: северную, в которой преобладали крестьяне, ремесленники и другие демократические элементы, и южную, основу которой составляли богатые землевладельцы, являвшиеся по своим политическим воззрениям роялистами – сторонниками короля. Колонисты-южане привозили с собой и так называемых сервентов – бедняков, которые были обязаны отработать на своих хозяев определенный срок в качестве возмещения расходов на переезд и бытовое обустройство. А когда этой рабочей силы стало не хватать, начался завоз на плантации негров-рабов.

    Первую партию черных невольников голландцы доставили в Джеймстаун еще в 1619 г. Затем постепенно сложился также охарактеризованный И. А. Витвером «треугольник» английской работорговли с вершинами в Ливерпуле, на Гвинейском берегу Африки и в Вест-Индии (Ямайка). «Подобными же операциями, – пишет И. А. Витвер, – как мы знаем, занимались и купцы Новой Англии. Из Бостона они направлялись к Гвинейскому берегу, оттуда в Вест-Индию или в североамериканские рабовладельческие колонии».[82] Уже в начале XVIII в. на юге было более 10 тыс. негров; в середине этого же века – более 100 тыс., в 1790 г. – 600 тыс., в 1810 г. – 1 млн, в 1830 г. – 2,2 млн, в 1860 г. – 4,5 млн (соответственно от 15 до 25 % всего населения страны). Так в населении США возник совершенно новый этнический элемент.

    Ко второму этапу иммиграции можно отнести всю остальную часть XIX в. и начало XX в. На протяжении большей части XIX в. ее количественные показатели держались на уровне 1–3 млн человек в год, но на рубеже XIX и XX вв. они резко возросли: только в 1900–1914 гг. в США прибыли 13,4 млн человек. В результате дело доходило до того, что в отдельные периоды времени на долю иммигрантов приходилось от 20 до 40 % общего прироста населения.

    Географическая структура иммиграции на этом этапе была довольно стабильной: 80–85 % всех мигрантов прибывали в США из Европы. Однако участие в этом процессе ее отдельных субрегионов постепенно менялось. Еще В. И. Ленин выделил в нем периоды «старой» и «новой иммиграции».

    Период «старой иммиграции» охватывал всю первую половину XIX в. и начало его второй половины – примерно до 80-х гг. Сначала для него было характерно преобладание английской и шотландской иммиграции, но с 40-х гг. резко возросла иммиграция из Германии и Ирландии. В Ирландии она была вызвана в первую очередь «картофельным голодом», а в Германии была связана с экономическим положением тогда еще чрезвычайно политически раздробленной страны; основной поток немецких эмигрантов шел через порты Бремена и Гамбурга. Увеличились и потоки мигрантов из Скандинавских стран, особенно из Швеции.

    Период «новой иммиграции» отличался тем, что теперь на первое место среди стран – поставщиков мигрантов в США вышли страны Восточной и Южной Европы: Италия, Австро-Венгрия, Россия. В 1891–1920 гг. из них выехало в США в три раза больше людей, чем из стран – источников «старой иммиграции». Особенно велика была иммиграция из Италии. Иммиграция из России также приобрела массовый характер, достигнув пика в 1900–1910 гг. Можно заметить, что основная часть российских иммигрантов в США приходилась на поляков, евреев, литовцев, тогда как собственно русская иммиграция была не столь велика.

    Кроме Европы, на втором этапе иммигранты в США прибывали также из других стран Америки, в основном из соседних Канады и Мексики. Что же касается притока мигрантов из стран Азии, то он был сравнительно невелик.

    Третий этап иммиграции можно назвать межвоенным. В период между Первой и Второй мировыми войнами иммиграция в США резко сократилась, что объясняется как состоянием мировой экономики и экономики самих США, так и введением в этой стране в 1924 г. иммиграционных квот, ограничивавших приток иммигрантов, в первую очередь из более бедных стран Восточной и Южной Европы.

    В этот период, наряду с трудовой иммиграцией, большое значение приобрела и политическая. Одним из ярких ее примеров может служить так называемая первая волна российской иммиграции, состоявшая из тех, кто вынужден был покинуть Россию после 1917 г. В составе этой волны оказались представители не только царской фамилии, высшего дворянства, генералитета и офицерства царской армии, Временного правительства и некоторых политических партий, но и научно-технической мысли (И. И. Сикорский, П. А. Сорокин), в особенности люди творческих профессий (С. В. Рахманинов, М. А. Чехов, И. Ф. Стравинский, В.А.Горовиц).

    По-видимому, к третьему этапу, хотя и с некоторой степенью условности, можно отнести и 1940-е гг., вобравшие в себя период Второй мировой войны и послевоенного восстановления. В это десятилетие, наряду с традиционной трудовой иммиграцией, немалый размах в США снова приобрела и иммиграция по политическим причинам. К ней можно отнести так называемых перемещенных лиц – людей, которые были вывезены немецкими фашистами из оккупированных стран, а также часть военнопленных, не пожелавших вернуться на родину. Значительную часть среди перемещенных лиц составили выходцы из СССР. Это были не только прямые или косвенные фашистские пособники, но и люди, «унесенные ветром» Второй мировой войны за пределы страны и не пожелавшие вернуться обратно из-за опасения сталинских репрессий. Именно они сформировали вторую волну российской иммиграции в США. Прежде всего политическими мотивами объясняется и довольно значительная иммиграция в эту страну из Восточной Европы, Кубы, Вьетнама.

    Четвертый этап иммиграции охватывает вторую половину XX в. Главные его особенности можно охарактеризовать следующим образом.

    Во-первых, несмотря на введение в середине 1960-х гг. антииммиграционного законодательства, абсолютное количество иммигрантов все время продолжало возрастать. Так, на протяжении 1970-х гг. иммиграция в США составляла 350–400 тыс. человек в год, достигнув за десятилетие 4,5 млн человек.

    В 1980-х гг. в страну прибыли уже 6 млн легальных мигрантов, а в одном 1990 г. иммиграция выросла до 700 тыс. человек. Всего же с начала 1970-х гг. до 1990 г. США приняли 12–13 млн легальных мигрантов. Соответственно увеличивалась и их доля в общем приросте населения: в 1960-х гг. она составляла 11 %, в 1970-х – 33, а в 1980-х гг. – 39 %.

    Во-вторых, все время увеличивалась и численность, и доля нелегальных иммигрантов. В 1960—1980-х гг. в страну ежегодно прибывали от 200 тыс. до 500 тыс. «нелегалов», главным образом из Мексики.

    В 1986 г. конгресс США принял специальный закон о контроле за нелегальной иммиграцией, который предусматривал гражданские и уголовные меры наказания работодателей, нанимающих нелегальных мигрантов, – от крупных денежных штрафов до тюремного заключения. Была также усилена пограничная охрана. Однако приток «нелегалов» после этого сократился не столь уж значительно. В первую очередь это относится к сезонным сельскохозяйственным рабочим и домашней прислуге.

    В-третьих, очень большие изменения произошли в географии миграционных потоков. Еще в 1950-х гг. 70 % иммигрантов прибывали в США из Европы и Канады, но уже в 1980-х гг. доля этих регионов уменьшилась до 13 %. А доминировать среди иммигрантов стали выходцы из Латинской Америки (почти 50 %) и из Азиатско-Тихоокеанского региона (35 %). Во многом это связано с тем, что в 1965 г. был принят иммиграционный закон, снявший ограничительные квоты на въезд иммигрантов из стран развивающегося мира.

    В-четвертых, значительно изменилась и социально-культурная структура иммиграции. Как и прежде, подавляющее большинство иммигрантов составляли люди низкой и средней квалификации и соответствующего образования. Доля инженеров и ученых к началу 1990-х гг. составляла всего 2,5 %. Однако и такие масштабы «утечки умов» оказали весьма существенное положительное влияние на экономику страны. Особенно показательны в этом отношении 1980-е гг., когда в США въехало 1,5 млн человек с высшим образованием. Из пришедших тогда на рынок труда докторов наук в области инженерных и компьютерных дисциплин 40 % были иммигрантами, среди преподавателей технических дисциплин в вузах иммигранты составляли 25 %. Высококвалифицированные специалисты-иммигранты внесли большой вклад в развитие американской науки, медицины, литературы и искусства.

    Таблица 53

    ИММИГРАЦИЯ В США В 1820–1990 гг.

    В отношении литературы и искусства ярким примером может служить иммиграция из бывшего СССР, обычно именуемая третьей волной российской иммиграции. Она началась еще в 1970-е гг. и была связана с массовым выездом в США сначала советских евреев, затем немцев, армян, греков, а также русских, украинцев, лиц других национальностей. В США оказались писатели и поэты А. Солженицын, И. Бродский, В. Аксенов, Н. Коржавин, С. Довлатов, скульптор Э. Неизвестный, художник М. Шемякин, танцор, хореограф М. Барышников и многие другие. Некоторые из них подверглись фактически принудительной эмиграции (высылке) из СССР.

    В качестве своего рода итогового материала по перечисленным этапам иммиграции можно использовать данные, приведенные в таблице 53.

    В рамках четвертого этапа развития иммиграции целесообразно особо выделить 1990-е гг. В начале этого десятилетия федеральными властями были установлены более жесткие квоты приема иммигрантов – примерно на уровне 700 тыс. человек в год. Но с учетом нелегальной иммиграции, а также кампании «воссоединения семей» в отдельные годы это число возрастало до 1 млн человек. В иммиграционном притоке в США в 1990-е гг. продолжали преобладать выходцы из Латинской Америки (Мексики, стран Центральной Америки и Карибского бассейна, а также Южной Америки) и из Азии (Филиппин, Вьетнама, Китая, Индии). Европа же как источник иммигрантов занимала третье место. В 1999 г. европейцы составили лишь 16 % всей иммиграции, тогда как выходцы из Латинской Америки – 51, Азии – 27 %. А численность нелегальных иммигрантов, по неофициальным данным, превышала 3 млн человек. Всего же рабочие-иностранцы составляли около 8 % рабочей силы в США.

    112. Особенности американской нации

    Известно, что понятие «нация» подразумевает историческую общность людей, складывающуюся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, а также характера и этнических особенностей культуры. Все это относится и к американской нации, однако с некоторыми оговорками, которые объясняются особыми чертами ее формирования в условиях постоянного иммиграционного притока. Вот почему на вопрос «Что значит быть американцем?» односложно ответить вряд ли удастся.

    Для «отцов-основателей» США и создателей конституции страны это понятие определялось прежде всего принадлежностью к «англосаксонской расе». Именно в национальном единообразии они видели залог единства страны, ее государственно-территориальной целостности. Еще первый президент США Джордж Вашингтон писал об «истинно американском характере» как неотъемлемой черте нации.

    Подобный взгляд на проблему господствовал в течение всего XIX в., когда под американским народом подразумевали «белых» американцев – выходцев с Британских островов и из некоторых других районов Европы. При этом предполагалось, что европейские иммигранты неанглосаксонского происхождения, прибывающие в США, должны отказаться от родного языка, обычаев и традиций и перенять систему ценностей англосаксонского большинства. Такой подход стали именовать концепцией «плавильного тигля» (или «плавильного котла»). Он вполне соответствовал национальному девизу страны «Единство в многообразии». В США происходили сложные этнические процессы консолидации, ассимиляции и межэтнической интеграции.

    Однако по мере увеличения притока неанглосаксонских, а затем и вовсе «небелых» иммигрантов положение стало изменяться. Характерно, что во время переписи 1990 г. на вопрос «Каково ваше этническое происхождение?» только 5 % опрошенных ответили, что они просто «американцы». Остальные же отнесли себя к разным этническим группам, общее число которых при этой переписи достигло 215! Следовательно, современные Соединенные Штаты, несмотря на их определенное национальное единство, правомерно отнести к числу наиболее этнически дифференцированных стран мира.

    При характеристике состава современной американской нации в ней принято выделять три основных компонента: 1) американцев США; 2) аборигенные группы; 3) иммиграционные и переходные группы.

    Американцы США составляют подавляющее большинство всех жителей страны. Однако эта группа внутренне отнюдь не однородна и включает в себя по крайней мере четыре подгруппы.

    Главную из них образуют «белые» американцы европейско-канадского происхождения. Впервые вопрос об этническом происхождении жителей США был включен в программу переписи 1980 г., и тогда на эту группу пришлось 83 % всех граждан страны. При переписи 1990 г. ее доля уменьшилась до примерно 76,5 %, а распределение «белых» американцев по отдельным этническим группам оказалось следующим (табл. 54). По переписи 2000 г., доля этой группы составила 75,1 %.

    Таблица 54

    «БЕЛОЕ» НАСЕЛЕНИЕ США ПО ГРУППАМ ЭТНИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ (1990 г.)

    Анализируя размещение отдельных этнических групп по территории США, С. И. Брук отмечает, что граждан немецкого происхождения больше всего в штатах Северо-Западного Центра – Миннесоте, Айове, Южной Дакоте, Небраске, а также в Нью-Джерси. Основная часть итальянцев сосредоточена в Среднеатлантических штатах – Нью-Йорке, Нью-Джерси, Пенсильвании, а также в Род-Айленде и Коннектикуте. Французы компактными группами живут в Луизиане и Техасе, шведы – в Иллинойсе, Миннесоте, Огайо, Висконсине, голландцы – в Мичигане, поляки – в Иллинойсе, Висконсине, Мичигане.

    К этому можно добавить, что в размещении дореволюционной, послереволюционной и послевоенной иммиграции из России и СССР русскоязычная диаспора оказалась наиболее широко представленной в Среднеатлантических, Южноатлантических, Тихоокеанских штатах и на Среднем Западе. Для примера можно назвать штаты Нью-Йорк, Нью-Джерси, Флорида, Техас, Калифорния, Иллинойс. Важно отметить и то, что эта иммиграция имеет четко выраженную крупногородскую направленность. Большинство русскоязычных иммигрантов традиционно оседало в Нью-Йорке, Бостоне, Филадельфии, Чикаго, Детройте, Сент-Луисе, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Сиэтле.

    Рис. 174. Размещение испаноязычного населения США (1980-е гг.)

    Вторую подгруппу американцев США образуют афроамериканцы; в результате смешанных браков большинство из них представлено мулатами. Благодаря более высоким показателям рождаемости и естественного прироста среди афроамериканцев их доля в населении США все время возрастает. По переписи 1990 г., их численность достигла 23,8 млн человек, что соответствовало 9,6 % всего населения. В 2000 г. афроамериканцев насчитывалось уже 33,6 млн (12,2 % населения США), а в 2005 г. – 36,4 млн (12,3 %).

    До отмены рабства большинство негров жило в «черном поясе» Юга. Затем многие из них переселились в города Севера, а позднее и Запада. В 1990 г. на Юге жило 53 % негров, на Среднем Западе – 19, на Северо-Востоке – 19 и на Западе – 9 %. В 16 штатах численность негров превышала 1 млн. Это прежде всего Миссисипи, Алабама, Джорджия, Техас на Юге, Иллинойс на Среднем Западе, Нью-Йорк на Северо-Востоке и Калифорния на Западе. Характерно, что 84 % негров теперь живет в городах. К числу таких «афроамериканских» городов относят Вашингтон, Детройт, Балтимор, Филадельфию, да и Нью-Йорк.

    Третью подгруппу образуют американцы латиноамериканского (испаноязычного) происхождения, доля которых в населении США растет особенно быстро. В 1980 г. лиц латиноамериканского происхождения насчитывалось 14,6 млн (6,4 %), в 1990 г. – 22,4 млн (9 %), в 1996 г. – 28,4 млн (10,8 %) и в 2000 г. 32,8 млн (11,9 %). К началу 2003 г. выходцев из Латинской Америки стало уже 37 млн (13 %), и по численности они опередили афроамериканцев. Почти 2/3 из них составляют мексиканцы, доля которых особенно велика в населении штатов Техас (28 %), Калифорния (31 %), Аризона, Нью-Мексико, Колорадо, Иллинойс. Пуэрториканцев больше всего в штате Нью-Йорк, а кубинцев – во Флориде. Общее представление о расселении испаноязычного населения в США дает рисунок 174.

    Четвертая подгруппа – это американцы азиатско-тихоокеанского происхождения. Их численность увеличилась с 3,5 млн человек (1,5 % населения США) в 1980 г. до 7 млн (2,8 %) в 1990 г. и 11,6 млн (3,8 %) в 2000 г. Такой рост объясняется в первую очередь текущей иммиграцией 1990-х гг. Большинство выходцев из Японии, Китая, Филиппин обосновалось в Калифорнии и на Гавайских о-вах. Немало выходцев из Азиатско-Тихоокеанского региона также в штатах Нью-Йорк, Иллинойс, Техас, Вашингтон и некоторых других.

    К аборигенным группам относятся индейцы, эскимосы, алеуты и гавайцы. Считается, что к началу европейской колонизации на территории нынешних США проживали около 400 индейских племен общей численностью 1–2 млн человек. К концу XIX в. из-за физического уничтожения и тяжелых условий жизни индейцев осталось всего 200 тыс. Но в XX в. аборигенное население снова стало возрастать, достигнув к 2000 г. почти 2,Змлн человек (0,9 %).

    Что же касается иммигрантов и переходных групп, т. е. тех, кто еще не натурализовался в этой стране и не получил права гражданства, то в нее входят сравнительно недавние иммигранты, родившиеся за пределами США. Всего в стране в 2005 г. проживало 38 млн иммигрантов.

    Особую проблему для США составляют этнорасовые отношения. На протяжении почти четырех столетий одной из наиболее острых в американском обществе была проблема взаимоотношений «белых» американцев и афро-американцев, основу которой формировала расовая дискриминация последних, а впоследствии и «цветных» жителей страны. Только в 1980-х гг. начался реальный сдвиг к лучшему, а в 1990-х гг. администрации президента Клинтона при помощи ряда действенных мер удалось еще больше сгладить этнорасовые противоречия. Однако, несмотря на это, разрыв в уровнях жизни «белых» и «небелых» граждан США остается еще очень большим. Например, в конце 1990-х гг. за чертой бедности находилась 1/10 «белых» и 1/4 афроамериканцев и латиноамериканцев. Уровень образования среди «небелых» граждан остается еще заметно более низким, а доля безработных – более высокой.

    К этому можно добавить и то, что примерно половина индейцев живет в городах, половина – в резервациях. Общее число индейских резерваций в США приближается к 300. Самые большие из них находятся в штатах Аризона, Нью-Мексико, Южная Дакота, Юта, Вайоминг и Вашингтон, т. е. преимущественно в Горных штатах. Резервация Навахо в штате Аризона имеет площадь 64 тыс. км7, что соответствует размерам довольно крупной европейской страны.

    Уровень жизни в этих резервациях очень низкий, детская смертность в пять раз выше средней по стране. В конце 2007 г. индейцы племени лакота предприняли беспрецедентный демарш – объявили ни много ни мало о расторжении всех договоров с США и об образовании на территории штатов Северная Америка и Южная Дакота, Небраска, Монтана, Вайоминг и Колорадо независимой «Республики Лакота». Они также призывали индейцев других штатов присоединиться к их «государству».

    В американской литературе давно уже много внимания уделяется вопросу о соотношении «белого» населения страны с «черным» и «цветным». В 1960 г. такое соотношение выглядело как 9: 1, в 1990 г. – как 8: 1, а к началу XXI в. еще более изменилось в пользу «черных» и «цветных». Это объясняется как более высоким естественным приростом у «небелого» населения, так и значительной иммиграцией его из Латинской Америки и Азии. Уже в начале 1990-х гг. доля «белого» населения на Севере снизилась до 83 %, на Юге – до 72 %, а на Западе – до 67 %. Одно из важных последствий увеличения численности и доли американцев латиноамериканского и азиатского происхождения заключается в том, что, например, в 1990 г. уже 14 % населения США не говорили на английском языке, который является государственным. В штате Нью-Йорк им не владела почти 1/4, а в штате Калифорния – почти 1/3 всех жителей.

    Рис. 175. Распределение населения разного национального происхождения в Бостоне (1970 г.)

    Характерно, что в последнее время в стране появляется все больше «цветных» городов. Еще в начале 1990-х гг. в 21 городе с численностью жителей, превышающей 100 тыс., «небелые» американцы составляли более 50 % населения, в четырех городах – свыше 70, еще в четырех – более 80, а в пяти – свыше 90 % населения. К числу таких городов относятся, например, Майами (91 % «небелых» жителей), Детройт (84), Вашингтон (73), Атланта (70), Новый Орлеан (68), Нью-Йорк (61 %). А Сан-Франциско уже называют «желтым» городом. Очень часто национальные диаспоры образуют в городах США сложную территориальную чересполосицу (рис. 175).

    По расчетам американских экспертов, при сохранении нынешних демографических тенденций к 2080 г. американцы США, по-видимому, перестанут быть преимущественно «белой» нацией, поскольку соотношение «белых» и «небелых» к тому времени достигнет 49,9 %: 50,1 %.[83]

    113. Перераспределение населения между «Снежным поясом» и «Солнечным поясом» США

    На протяжении всей истории колонизации и освоения территории США соотношение между четырьмя главными макрорайонами страны по доле в общем ее населении неоднократно изменялось. Как показывает рисунок 176, на заре европейской колонизации население США примерно поровну распределялось между Северо-Востоком и Югом. В начале XIX в. началась колонизация Среднего Запада, в середине XIX в. – Запада. Первую половину XX в. можно назвать периодом относительной стабильности, но во второй его половине пропорции снова стали постепенно изменяться, что прежде всего нашло выражение в уменьшении доли Северо-Востока и Среднего Запада и увеличении доли Юга и особенно Запада.

    Рис. 176. Изменение доли отдельных макрорегионов в населении США

    Сравнение данных переписей населения, проведенных в 1980 и 1990 гг., говорит о том, что за это время население Запада увеличилось на 22,3 %, Юга – на 13,4, тогда как Северо-Востока – всего на 3,4, а Среднего Запада – на 1,4 % (при среднем показателе для США 9,8 %). В 1990-х гг. эта тенденция сдвигов не изменилась. К концу десятилетия доля Северо-Востока во всем населении страны составила 20 %, Среднего Запада– 24, Юга– 34,5 и Запада – 21,5 %. Таким образом, ныне четыре макрорайона выстраиваются в этом отношении в следующем порядке: Юг, Средний Запад, Запад, Северо-Восток.

    Конечно, на такое перераспределение населения не могли не повлиять внешние миграции – особенно латиноамериканцев и азиатов, о которых уже говорилось выше. Но все же основу их составляют внутренние миграции из «Снежного пояса» в «Солнечный пояс». Общее представление о штатах, входящих в оба эти пояса, дает рисунок 178. Из него видно, что примерно 2/3 всех штатов страны относятся к «Снежному поясу» и 1/3 – к «Солнечному поясу». Так, «Солнечный пояс» включает в себя всю территорию штатов Северная и Южная Каролина, Джорджия, Флорида, Теннесси, Алабама, Миссисипи, Арканзас, Луизиана, Оклахома, Техас, Аризона, Нью-Мексико, Гавайи, а также южные части штатов Невада и Калифорния.

    Еще в 1950 г. соотношение между двумя поясами в общем населении страны составляло 55: 45 в пользу «Снежного пояса», а уже в 1990 г. оно осталось таким же, но теперь с преимуществом «Солнечного пояса». В 1990-х гг. его перевес стал еще более ощутимым. К тому же и сам этот пояс несколько увеличился в размерах, если иметь в виду понятие о «Новом Солнечном поясе», которое появилось в американской литературе. В первую очередь его относят к таким Горным штатам, как Невада, Юта и Колорадо.

    Очевидно, есть две главные причины подобных миграций. Первая из них заключается в наметившемся за последние десятилетия общем сдвиге производительных сил на Юг и Запад, который можно проиллюстрировать на примере электронной, аэрокосмической и некоторых других отраслей промышленности. Вторая – в значительном оттоке туда же пожилых людей пенсионного возраста, которых привлекают лучшие для жизни природно-климатические условия, меньшие цены на землю и жилье, да и вообще меньшие затраты на жизнь.

    Направления миграций из штатов «Снежного пояса» в штаты «Солнечного пояса» показаны на рисунке 177. Он позволяет также визуально определить те штаты, которые привлекают больше всего мигрантов. В первую очередь это Флорида, Калифорния и Техас. В 1960–1980 гг. население Флориды увеличилось в два раза, Калифорнии и Техаса – примерно в полтора раза. В 1980–1990 гг. три эти штата дали почти 1/2 общего прироста населения США (включая иммиграцию).

    Таблица 55

    НАСЕЛЕНИЕ ШЕСТИ КРУПНЕЙШИХ ШТАТОВ США В 1990–2006 гг.

    Подобная же тенденция сохранилась и в 1990–2006 гг., о чем убедительно свидетельствуют данные таблицы 55.

    К данным таблицы 55 можно добавить не менее показательные сведения о тех штатах, которые к 1990–2006 гг. имели наибольший относительный прирост населения. Первое место по этому показателю занимает штат Невада (66,3 %), второе – Аризона (40), третье – Колорадо (30,6) и четвертое– Юта (29,6 %). Все они входят в пределы «Солнечного пояса» или «Нового Солнечного пояса».

    Эти данные позволяют сделать вывод о том, что в 1990–2006 гг. стремление пожилых людей переселиться в «Солнечный пояс», отличающийся более благоприятными природными условиями и достаточно высоким качеством жизни, проявилось еще отчетливее. Статистика свидетельствует о том, что из крупных городов этого пояса наиболее привлекательными для пожилых людей оказались Лас-Вегас в штате Невада, где численность пожилых людей за 1990-е гг. возросла на 2/3, Хьюстон и Остин в штате Техас, Финикс в штате Аризона, Денвер в штате Колорадо, Орландо в штате Флорида и Атланта в штате Джорджия. Некоторые из этих, да и других – менее крупных – городов прямо на глазах превращаются в «города пенсионеров». Эти данные еще раз подтверждают репутацию США как страны с самой высокой в мире мобильностью населения: около 17 % ее жителей ежегодно меняют место проживания, причем четверть из них переезжает в другие штаты.

    114. Урбанизация в США

    США – одна из наиболее урбанизированных стран мира. Поэтому вполне закономерно, что процессы урбанизации, субурбанизации, рурбанизации, гиперурбанизации в этой стране изучались многими как американскими, так и отечественными (В. М. Харитонов, Л. В. Смирнягин, М.Г.Соловьева, Е.Д.Михайлов, О. Н. Яницкий, В. М. Гохман, В. В. Покшишевский, Г. Д. Костинский, Г. М. Лаппо) географами. Их работы содержат богатый материал, касающийся историко-географических, территориальных, социальных, прогностических и других аспектов урбанизации. Наиболее общее представление о динамике процесса урбанизации в США за период между первой и двадцать второй переписями (цензами) населения в этой стране, т. е. за 200 лет, дает таблица 56.

    Рис. 177. Миграционные потоки из «Снежного пояса» в «Солнечный пояс»

    Таблица 418

    ДИНАМИКА УРБАНИЗИРОВАННОСТИ США С 1790 ПО 2000 г.

    Анализ данных таблицы 56 свидетельствует о том, что в первые десятилетия независимого развития США уровень урбанизации в стране был еще очень низким, а доля городских жителей в общем населении увеличивалась крайне медленно. Это объяснялось преимущественно аграрным характером экономики США. При этом, как и в предшествовавший колониальный период, основная часть городского населения концентрировалась в портовых городах Атлантического побережья страны.

    В 40—80-х гг. XIX в. темпы урбанизации заметно возросли, что было связано прежде всего с промышленным переворотом и интенсивным развитием промышленного производства. При этом быстрее всего росли города Северо-Востока, но одновременно начался бурный рост городов Приозерья, а затем также Среднего Запада и Тихоокеанских штатов. Однако на Юге и в Горных штатах уровень урбанизации оставался еще низким.

    Конец XIX – начало XX в. обычно считают периодом наиболее интенсивной урбанизации. Действительно, за время с 1880 по 1930 г. доля городского населения в США выросла в два раза – с 28 до 56 %. Перепись 1920 г. впервые отметила преобладание в стране городского населения. За всем этим стоял прежде всего продолжавшийся бурный процесс индустриализации. Большое воздействие на территориальное распространение городов оказало также строительство железных, а затем и шоссейных дорог. Сами же города в этот период представляли собой крупные и компактные «точечные» центры с достаточно четко очерченными границами. Одним из главных источников роста больших городов по-прежнему оставалась иммиграция.

    Нетрудно заметить, что с середины XX в. темпы урбанизации в США снова снижаются. Иногда этот период называют даже периодом контрурбанизации. Но под контрурбанизацией не следует понимать уменьшение роли городов в жизни общества. Речь прежде всего идет о новых формах городского расселения, сложившихся под влиянием НТР, снижения градообразующей роли промышленности и увеличения градообразующей роли науки, управления, разного рода услуг, территориальной децентрализации производства и расселения, перехода от «точечного» города к городским агломерациям. Одновременно с этим наметился более быстрый рост городов и городского населения в некоторых периферийных районах страны, особенно в пределах «Солнечного пояса». В целом же можно, по-видимому, считать, что США уже достигли предельного уровня урбанизации (в 2005 г. – 81 %), и в перспективе следует ожидать не столько дальнейшего роста доли горожан, сколько нового усложнения ее форм и проявлений.

    Решающее воздействие на условия городской жизни в США в течение последних десятилетий оказала субурбанизация. Как известно, под субурбанизацией понимается преимущественный рост населения и числа рабочих мест в пригородных зонах городов при замедлении или даже абсолютном сокращении численности жителей и работающих в их центральных частях. Первые проявления субурбанизации и превращения США в «одноэтажную Америку» относятся еще к 20—30-м гг. XX в.

    Но наибольшее распространение процесс субурбанизации получил начиная с 1950-х гг. Среди его причин обычно называют автомобилизацию и рост транспортной подвижности населения, более низкие цены на землю в пригородных зонах, стремление более зажиточных слоев вырваться из перенаселенных центральных районов и расселиться поближе к природе.

    На первых порах пригородные зоны формировались как чисто жилые образования с расчетом на маятниковую миграцию, т. е. работу их жителей в центральных частях городов, где находятся учреждения, да и промышленные предприятия. Но со временем промышленность начала уходить из центров городов в «субурбию» (пригороды). В еще большей мере это относилось к различного рода офисам, научным, проектно-конструкторским организациям, технологическим паркам, университетским комплексам, почти 3/5 которых теперь находятся за пределами городских центров. Так – по выражению Г. М. Лаппо – пригороды превратились в более или менее самостоятельные «пригородные города».

    Представление о масштабах субурбанизации в США дают следующие цифровые показатели. Уже в начале 1980-х гг. более 70 млн американцев владели собственными односемейными домами. В городском жилом фонде страны такие дома составляли в среднем 63 % (в центрах городов – 51 и в пригороде – 75 %). В результате преобладания подобной застройки территория населенных пунктов, по некоторым оценкам, увеличивалась в четыре раза быстрее, чем росла численность их жителей. Так происходило гигантское «расползание» городов США.

    Такое «расползание», сопровождавшееся оттоком в пригородные зоны не только богатых людей, но и представителей среднего класса, привело к кризису центральных частей американских городов, ставших местом концентрации преимущественно бедных слоев общества, вновь прибывающих в страну иммигрантов. В результате центры большинства городов испытали острый жилищный голод, деградацию коммунального хозяйства и инфраструктуры, рост преступности, ухудшение экологической ситуации. Вот почему еще в конце 1970-х гг. реставрация городских центров и возвращение в них части населения из пригородов были провозглашены «проблемой номер один» для США. В 1989 г. президент Джордж Буш-старший заявил о намерении администрации сделать все для того, чтобы 1990-егг. стали десятилетием возрождения городов, и в первую очередь региональных столиц. В центрах городов было начато крупномасштабное строительство деловых зданий. Эти ядра агломераций все более специализируются на разного рода непроизводственной деятельности, здесь концентрируются правления монополий, банки и страховые компании, органы управления, средства массовой информации, предприятия торговли и обслуживания. О начале возрождения городских центров свидетельствуют и данные переписей 1990 и 2000 гг. Они показывают усиление деловой активности в ядрах агломераций.

    При знакомстве с процессом урбанизации в США нужно обратить особое внимание на ее территориальные формы.

    Официально городом в США считается населенный пункт с численностью жителей не менее 2,5 тыс. Всего городов в стране примерно 7000 (по другим оценкам– 9000), но среди них резко преобладают небольшие. Больших городов (с населением свыше 100 тыс. человек), по переписи 1980 г., было 167, по переписи 1990 г. – 199, а по переписи 2000 г. – 217.

    Но эти цифры сравнительно редко используются при характеристике городского населения США, так как они совершенно не отражают истинного положения дел. Поскольку субурбанизация привела к огромному росту городских агломераций, данные о них и составляют обычно основу всех расчетов и оценок. В статистике населения США такие агломерации обычно именуются метрополитенскими ареалами, или метпрополитпенскими статистическими ареалами (МСА). Так называется территориально-статистическая единица, используемая для обозначения городских агломераций, включающих центральный город с населением более 50 тыс. человек и его пригороды.[84]

    Исходя из такого подхода, в демографической статистике США принято подразделять все население страны не на городское и сельское, а на метрополитенское и неметрополитенское. Представление о росте числа МСА и их доли в населении США дает составленная Г. Д. Костинским таблица 57.

    Рис. 178. Крупнейшие МСА США (по Г. Д. Костинскому)

    Таблица 57

    ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МЕТРОПОЛИТЕНСКИХ СТАТИСТИЧЕСКИХ

    АРЕАЛОВ (МСА)

    К данным таблицы 57 можно добавить, что к 2000 г. число МСА в США еще более возросло. Крупнейшие из них показаны на рисунке 178. Важно учитывать и увеличение числа так называемых консолидированных метрополитенских статистических ареалов, каждый из которых включает в себя большее или меньшее количество первичных МСА. В 1998 г. таких консолидированных ареалов было уже 18. Например, КМСА Нью-Йорка охватывал 15 первичных МСА, Бостона – 10, Сан-Франциско – 6, Лос-Анджелеса и Филадельфии по 4.

    Использование понятия о МСА позволяет объяснить еще один парадокс, связанный с процессом урбанизации в США. Действительно, в этой стране, третьей по численности жителей во всем мире, сравнительно немного городов-миллионеров. В 1980 г. их было всего шесть, в 1990 г. стало восемь, а в 2000 и 2005 гг. – девять. Но реально о территориальной форме урбанизации можно и нужно судить не по городам, а по агломерациям-миллионерам. Еще в 1950 г. таких агломераций насчитывалось 14, в 1970 г. их число возросло до 30, в 1980 г. – до 38, в 1990 г. – до 39, а в 2000 г. – до 50. Перечень десяти наиболее крупных из них приведен в таблице 58. Он достаточно наглядно демонстрирует уже упоминавшееся различие между понятиями о КМСА, ПМСА и центральном городе (или собственно городе).

    В заключение приведем еще данные о доле метрополитенского населения в отдельных штатах. Наиболее велика она в штатах Нью-Йорк (100 %), Калифорния (97), Коннектикут (96), а также в федеральном столичном округе Колумбия (100 %). А самые низкие показатели ее имеют штаты Вермонт (28 %), Вайоминг (30) и Монтана (33 %).

    Таблица 58

    НАСЕЛЕНИЕ КРУПНЕЙШИХ АГЛОМЕРАЦИЙ США

    В 1998–2000 гг.

    115. Мегалополисы США

    Еще одна важнейшая черта процесса урбанизации в США заключается в формировании мегалополисов – обширных урбанизированных зон полосовидной конфигурации, которые образуются в результате фактического сращивания многих соседних агломераций разного ранга. Обычно такие урбанизированные полосы протягиваются вдоль важнейших транспортных магистралей и полимагистралей, или своего рода экономических осей.

    США можно назвать родиной мегалополисов. Именно здесь сложились и были изучены Северо-Восточный, Приозерный и Калифорнийский мегалополисы. Общее представление о каждом из них дает таблица 59.

    Старейший и наиболее изученный из них – Северо-Восточный (Приатлантический) мегалополис. Мегалополисом эту урбанизированную полосу назвал известный географ Жан Готманн, который заимствовал это наименование из Древней Греции.[85] По крайним точкам простирания его именуют также мегалополисом Босваш, т. е. Бостон – Вашингтон (рис. 180). Он включил в себя КМСА Бостона, Нью-Йорка, Филадельфии и десятки ПМСА. Ядром Приозерного мегалополис а, часто именуемого Чипитс (Чикаго – Питсбург), служат КМСА Чикаго, Детройта, Кливленда и также десятки ПМСА. А в Калифорнийском мегалополис е, называемом также Сансан (Сан-Франциско – Сан-Диего), выделяются КМСА Сан-Франциско и Лос-Анджелеса.

    Научные прогнозы уже довольно давно начали исходить из того, что, во-первых, должно произойти расширение трех названных мегалополисов и, во-вторых, вполне вероятно формирование новых в других частях страны. Теперь уже с полной уверенностью можно утверждать, что такие прогнозы оправдались (рис. 181). Этот рисунок показывает, что Северо-Восточный мегалополис значительно продвинулся в южном направлении, Приозерный – в северовосточном, а Калифорнийский – и в северном, и в южном направлениях. Кроме того, в основных чертах сформировались три новых мегалополиса – на побережьях Флориды, Мексиканского залива и Тихого океана. Примечательно, что два мегалополиса фактически стали международными, поскольку они находятся в пределах и США, и Канады.

    Таблица 418

    МЕГАЛОПОЛИСЫ США

    Не надо представлять себе мегалополис как зону сплошной городской застройки. Напротив, такая застройка занимает обычно лишь очень небольшую часть (примерно 1/10) всей его территории, тогда как остальное пространство занимают коттеджи, поля, леса, транспортные пути, водоемы, свободные земли.

    116. Нефтяная промышленность США

    Топливно-энергетический комплекс (ТЭК) США занимает важное место в экономике страны, обеспечивая 4–5 % ее суммарного ВВП. В свою очередь, в структуре самого ТЭК ведущая роль принадлежит нефтяной промышленности. Вспомним, что за счет нефти в США удовлетворяется примерно 55 % потребностей в топливе и энергии.

    История развития здесь этой отрасли охватывает уже полтора столетия.

    Первая нефтяная скважина в США была пробурена в 1859 г. в Предаппалачском бассейне, с которого началось развитие нефтедобычи в стране. Однако еще в течение длительного времени основным поставщиком топлива на внутренний рынок США оставалась угольная промышленность. Перелом наступил в 20—30-е гг. XX в. в связи с быстрым ростом использования двигателей внутреннего сгорания. Вторая мировая война еще более доказала преимущество нефтепродуктов перед всеми остальными видами топлива. Так нефть стала составлять основу топливно-энергетического хозяйства США. Доля ее в общем потреблении первичных источников энергии в 1970-х гг. увеличилась до 45 %. 1есно связанная с развитием автомобильного транспорта, обеспечением стратегических потребностей страны, нефтяная промышленность стала во многом определять не только экономическую, но и политическую жизнь США. Не случайно именно она стала ареной деятельности таких крупнейших монополий, как «Экссон Мобил» (до 1973 г. знаменитая «Стандард ойл оф Нью-Джерси», основанная Дж. Рокфеллером), «Тексако», «Шеврон», «Галф ойл» и др.

    Рис. 179. Северо-Восточный мегалополис США

    Рис. 180. Мегалополисы США

    Но наибольший интерес представляет знакомство с развитием нефтяной промышленности во второй половине XX и начале XXI в. Основой для анализа может послужить таблица 60, показывающая динамику добычи нефти в США, а также зависимость страны от ее импорта.

    Как видно из таблицы 60, в эпоху дешевой нефти, т. е. до мирового энергетического кризиса середины 1970-х гг., уровень добычи нефти в США все время поднимался, а импорт ее был сравнительно невелик и находился в пределах 13 % от общего потребления. С началом кризиса и вступлением мировой энергетики в эпоху дорогой нефти положение резко изменилось. В 1974 г. по специальному решению президента США группой американских специалистов-энергетиков был разработан проект под названием «Независимость», главная задача которого заключалась в снижении до минимума зависимости США от импорта нефти и наращивании собственной добычи.

    Однако, как явствует из той же таблицы, в полной мере осуществить этот проект так и не удалось. В 1980-е гг. уровень добычи ни разу не поднимался до «отметки» 1970 г., не говоря уже о 1972 г., когда был достигнут ее пик – 530 млн т. Что же касается импорта, то он не только не уменьшился, а, напротив, резко возрос.

    В 1990-е гг. уровень добычи нефти в США оставался довольно стабильным, а импорт ее все время возрастал, к концу десятилетия уже превысив 1/2. В 2002 г. добыча уменьшилась до 290 млн т.

    Таблица 418

    ДОБЫЧА И ИМПОРТ НЕФТИ В США В 1950–2005 гг.

    Естественно, что такие глубокие перемены должны иметь какое-то объяснение. Американская сторона в качестве главной причины сокращения добычи нефти обычно приводила не политические, а природные факторы – в первую очередь истощение месторождений нефти. Советские источники в годы «холодной войны» имели обыкновение отвергать этот довод и сводили все к «козням» нефтяных монополий, защищающих свои корыстные интересы и выкачивающих более дешевую нефть из развивающихся стран.

    Видимо, свою роль сыграли обе эти причины.

    Рассмотрим сначала то, что относится к запасам нефти в США. По разведанным запасам, которые составляют 2,7 млрд т, эта страна хотя и опережает все другие страны Запада, но в состав первой десятки уже не входит (табл. 14 в книге I). К тому же в последние два-три десятилетия, судя по оценкам, ее разведанные запасы имеют тенденцию к постоянному уменьшению.

    Во многом это объясняется теми условиями нефте-газонакопления, которые характерны для США. С одной стороны, они выглядят очень обнадеживающе. В самом деле, в США разведаны и разрабатываются десятки больших и малых нефтегазоносных бассейнов, а общее число месторождений нефти и газа достигает примерно 15 тыс.! Количество эксплуатируемых нефтяных скважин в первой половине 1990-х гг. составляло 550–600 тыс. при ежегодном бурении 25–30 тыс. новых скважин! Всего же с 1859 г. в стране было пробурено более 2,5 млн нефтяных скважин, или в четыре раза больше, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых. Однако, с другой стороны, такие масштабы бурения уже сами по себе свидетельствуют о том, что в США резко преобладают скважины с искусственным подъемом нефти (их 95 %), а не фонтанирующие (их всего 5 %). Вот почему суточный дебит одной скважины в среднем составляет всего 1,5–2 т, что в сотни раз меньше, чем на месторождениях, скажем, зоны Персидского залива. К тому же средняя глубина нефтяного бурения уже превысила 1700 м. Неудивительно, что затраты на добычу нефти и, соответственно, ее себестоимость все время возрастают, влияя на эффективность работы отрасли.

    Понятно, что в таких условиях США стали все больше ориентироваться на импорт нефти из развивающихся стран, прежде всего из района Персидского залива, Карибского бассейна, Западной Африки. Это позволяло экономить собственные нефтяные ресурсы, создавать федеральные стратегические запасы важнейшего вида топлива, обеспечивая тем самым энергетическую безопасность страны. Однако подобная политика оказывалась вполне действенной в условиях более или менее низких цен на нефть. Когда же на рубеже XX и XXI вв. эти цены резко поднялись, ее пришлось снова пересматривать.

    Так на смену программе Р. Рейгана, отвергавшей государственное вмешательство в энергетическую сферу, и программе Б. Клинтона и А. Гора пришла новая программа Дж. Буша-младшего. Эта программа предусматривала не только продолжение политики ресурсосбережения и технического перевооружения отраслей ТЭК, но и частичную расконсервацию стратегических ресурсов нефти и природного газа на территории самих США и в особенности в пределах их континентального шельфа, который уже дает 30 % всей добываемой нефти и 25 % газа. Но, судя по таблице 60, уменьшить зависимость США от импорта нефти так и не удалось.

    Соответствующие сдвиги происходили и происходят и в географии нефтяной промышленности США, основные черты которой можно рассматривать и более дробно – по штатам, и более укрупненно – по главным районам.

    Добыча нефти ведется примерно в 20 штатах США. Но около половины из них из-за ее низкого уровня обычно относят к категории «прочих». Почти 9/10 добычи обеспечивают всего пять штатов: Техас, Аляска, Луизиана, Калифорния и Оклахома.[86]

    Рис. 181. Добыча нефти и природного газа в Мексиканском заливе (в районе дельты Миссисипи)

    А крупных нефтедобывающих районов в США всего три. В первый – самый большой из них – район Юго-Западного Центра можно включить такие нефтяные бассейны, как Западный Внутренний, Пермский и Галф. В течение длительного времени добыча в этом районе велась только на суше. Она началась еще в самом конце XIX в., но настоящая «нефтяная лихорадка», быстро превратившая Техас из довольно отсталой окраины в один из самых богатых штатов страны, развернулась уже в 30-х гг. XX в. Она была связана с открытием в восточной части этого штата нефтяного месторождения Ист-Техас, которое оказалось крупнейшим в стране, причем сохраняло это первенство до 1960-х гг., когда было обнаружено месторождение Прадхо-Бей на Аляске. Вскоре были открыты крупные месторождения нефти в соседней Луизиане. Сухопутные и шельфовые месторождения Юго-Западного центра, вместе взятые, ныне обеспечивают более 50 % всей нефтедобычи США.

    Добыча нефти и природного газа на шельфе Мексиканского залива началась уже после Второй мировой войны. За сравнительно короткое время здесь было открыто почти 150 нефтяных и около 700 газовых месторождений. В 1970-е гг. шельфовая зона Техаса и Луизианы превратилась в самый крупный в мире район внебереговой добычи нефти и газа. Здесь были сооружены многие сотни буровых платформ, пробурены многие тысячи нефтяных и газовых скважин, благодаря чему вся прибрежная акватория приобрела характер своеобразного земноводного пространства (рис. 181). В 1980-е гг. добыча нефти в Мексиканском заливе держалась на уровне 40 млн т в год, природного газа – 125 млрд м3. В 1991 г. она поднялась соответственно до 53 млн т и 135 млрд м3. Однако перспективы дальнейшего роста добычи в Мексиканском заливе теперь связывают в основном с освоением месторождений, открытых в его центральной части, но при глубинах до 1000 м. В 2006 г. здесь было открыто месторождение, которое может стать крупнейшим в США.

    Юго-Западный Центр – главный в США и крупнейший в мире район нефтепереработки, которая концентрируется прежде всего у Хьюстона. Наряду с этим здесь берут начало самые протяженные в США нефте– и продуктопроводы, связывающие Техас и Луизиану с Нью-Йорком, Чикаго и другими городами Северо-Востока и Среднего Запада.

    В качестве второго крупного нефтяного района США можно выделить Южную Калифорнию. Нефть здесь была обнаружена перед Второй мировой войной. На ее разработке выросли многие крупные монополии, включая «Оксидентл петролеум» А. Хаммера. Добыча ведется как на суше, в том числе в городской черте Лос-Анджелеса, так и в пределах континентального шельфа.

    Третий, самый молодой нефтяной район США – А л я с к а.

    117. Нефть Аляски и Трансаляскинский нефтепровод

    Открытие нефти на Аляске можно отнести к великим геологическим открытиям второй половины XX в. Хотя геологическое изучение этого полуострова началось еще в середине 1920-х гг., первая нефть здесь была обнаружена лишь в конце 1950-х гг. Это случилось в районе залива Кука и п-ова Кенай в южной части Аляски, где бурились «морские» скважины, причем в чрезвычайно сложных природных условиях (ледяные глыбы, девятиметровые волны). Чтобы завезти сюда оборудование только для одной скважины, требовалось 15 рейсов самолета «Геркулес». А стоила такая скважина несколько миллионов долларов.

    После первого успеха геологи-поисковики решили попытать счастья на крайнем севере Аляски, представляющем собой склон хребта Брукса и прибрежную равнину моря Бофорта. Со временем здесь была открыта целая нефтегазоносная провинция, названная провинцией Северного склона Аляски (рис. 182).

    Сначала примерно в 300 км к юго-востоку от м. Барроу – самой северной оконечности США – были заложены две поисковые скважины. Первая из них, стоившая 4,5 млн долл., оказалась, как говорят, сухой. А вторая, скважина-первооткрывательница, под самый конец бурения на глубине 3000 м «зацепила» край нефтяной залежи, и 18 марта 1968 г. ударил нефтяной фонтан. Дальнейшие исследования показали, что уникальное месторождение Прадхо-Бей своим возникновением обязано 70-километровому поднятию, начинающемуся на суше и затем уходящему под акваторию моря.

    После оконтуривания месторождения и определения его запасов возник непростой вопрос о том, как лучше использовать эту заполярную нефть, точнее – каким способом доставлять ее на основную территорию США. Предлагалось шесть вариантов такой доставки. Во-первых, сооружение восьмиполосного трансаляскинского шоссе длиной 1200 км с пропускной способностью 60 тыс. автоцистерн в сутки. Во-вторых, строительство на этом же направлении железной дороги, которая обеспечивала бы ежедневное передвижение 60 составов по сто вагонов-цистерн в каждом. В-третьих, создание специального флота из 235 танкеров-ледоколов грузоподъемностью по 100 тыс. т каждый. В-четвертых, использование подводных лодок-танкеров. В-пятых, использование специальных грузовых самолетов (280 рейсов ежедневно). Наконец, в-шестых, сооружение трансаляскинского нефтепровода.

    Рис. 182. Нефтегазоносная провинция Северного склона Аляски (по А. Перродону)

    Рис. 183. Трансаляскинский нефтепровод (профиль)

    В конечном счете был принят последний вариант. Однако сооружение нефтепровода началось далеко не сразу. Поскольку значительная часть территории, по которой предполагалась его прокладка, находилась в собственности государства, необходимо было принятие специального федерального закона. Но в конгрессе США он встретил сильное противодействие со стороны приверженцев охраны окружающей среды и консервации природных ресурсов Аляски. Достаточно сказать, что в сенате этот закон, все же принятый в 1973 г., прошел большинством всего в один голос. При этом он включал в себя специальные положения, касавшиеся мер по охране природы.

    Строительство нефтепровода началось в 1974 г. Сооружал его консорциум в составе «Бритиш Петролеум», «Экссон» и «Атлантик Ричфилд» – трех крупнейших нефтяных монополий, которым принадлежали лицензии на территорию месторождения Прадхо-Бей. На стройке работало более 20 тыс. человек из разных стран. Условия для работы были экстремальными. Например, зимой 1974 г. температура опускалась до —74 °C. Вот почему сначала была создана инфраструктура, обеспечившая строителей всем необходимым для работы и отдыха, а затем уже началась прокладка самого нефтепровода, который имеет длину 1288 км при диаметре труб 120 см. Его пропускная способность, составлявшая сначала 23 млн т нефти в год, затем была доведена до 80 и 120 млн т. Общая стоимость строительства достигла 7 млрд долл., не считая примерно таких же затрат на охрану окружающей среды. Открытие нефтепровода состоялось 20 июня 1977 г.

    Трасса Трансаляскинского нефтепровода имеет свои интересные технические и географические особенности, которые можно проследить по рисунку 183. Северный ее 680-километровый отрезок до долины Юкона большей частью проложен над землей, на специальных шестиметровых опорах. Это сделано в связи с тем, что на месторождении Прадхо-Бей нефть, поступающая из скважин на поверхность, имеет температуру 80 °C, что не позволило прокладывать трубы в грунтах вечной мерзлоты. Южный же отрезок нефтепровода проложен в траншеях глубиной 4–6 м. Дело в том, что время транспортирования нефти (при помощи 12 насосных станций) от Прадхо-Бея до незамерзающего порта Валдиз на юге Аляски составляет 4,5 суток, так что в конце трассы в результате естественного охлаждения ее температура опускается до 30 °C. Трасса нефтепровода пересекает два высоких горных хребта и 800 рек и ручьев, среди которых такие большие реки, как Юкон и его приток Танана. В районе трассы кочуют оленьи стада численностью до 100 тыс. голов. На южном отрезке нефтепровод, проложенный под землей, не мешает этим кочевьям. А на северном отрезке сделаны специальные проходы для оленей.

    Уже в конце 1980-х гг. добыча нефти на Аляске достигла 100 млн т в год, и по этому показателю она заняла второе место в стране после Техаса. «Нефтяная лихорадка» оказала огромное воздействие на всю экономическую и социальную жизнь Аляски. На предприятиях нефтяного комплекса ныне занят каждый десятый ее житель. Отчисления от продажи нефти в 1980-х гг. составили 85 % всех доходов, поступающих в казну штата. Эти доходы оказались настолько большими, что на Аляске были отменены подоходный налог и налог на покупки. Более того, власти штата образовали из нефтяных отчислений специальный фонд, из которого каждый житель стал получать ежегодный чек на 800 долларов.

    Однако нефтяной бум потому и называется бумом, что он отнюдь не вечен. Добыча нефти в Прадхо-Бей достигла своего максимального уровня (110 млн т) в 1988 г. и к концу 1990-х гг. сократилась до 50—60млнт. А в 2006 г. добыча здесь вообще была временно прекращена – в связи с началом ремонтных работ на нефтепроводе, который стал представлять опасность для окружающей среды.

    Вот почему в последние годы заметно активизировались поисковые работы на нефть и газ в разных районах Аляски, включая шельфовые зоны морей. Такие работы ведутся на Северном склоне Аляски к западу и к востоку от месторождения Прадхо-Бей. Здесь уже найдены и готовятся к эксплуатации несколько месторождений, которые также являются смешанными материково-шельфовыми. Но запасы их довольно скромные и не смогут возместить снижение добычи на месторождении Прадхо-Бей. Положение осложняется и тем, что здесь находится Арктический национальный заказник, представляющий собой экологически сильно уязвимую полоску арктической пустыни, протягивающуюся вдоль северного побережья Аляски. На поиски нефти в пределах заказника необходимо специальное разрешение конгресса США. Поиски нефти усиленно ведутся также в других районах материковой части Аляски, в заливе Кука на юге полуострова, в море Бофорта и в Чукотском море.

    118. Электроэнергетика США

    По основным количественным показателям электроэнергетика США прочно занимает первое место в мире. Это относится и к установленной мощности электростанций (около 1 млн кВт), и к выработке электроэнергии (4,25 трлн кВтч), и к ее суммарному потреблению. А по выработке электроэнергии из расчета на душу населения (14,0 тыс. кВт•ч) США уступают только таким сравнительно небольшим по населению странам, как Норвегия, Канада, Исландия и Швеция. Данные таблицы 61 свидетельствуют о том, что во второй половине XX и начале XXI в. эта отрасль в США развивалась вполне динамично. Производство электроэнергии в стране в 1950–2006 гг. увеличилось в 10,9 раза.

    Таблица 61

    ВЫРАБОТКА ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ В США В 1950–2006 гг.

    Структура выработки электроэнергии в США в целом довольно типична для экономически развитых стран Запада: около 70 % ее дают ТЭС, работающие на угле (56 %), природном газе и мазуте. Остальная электроэнергия производится на атомных (17 %) и гидравлических (10 %) станциях.

    Это означает, что США входят в ту группу стран, для которой характерно преобладание теплоэнергетики.

    Самые крупные ТЭС в стране обычно имеют мощность в 2,5–3,5 млн кВт. Распространены они фактически повсеместно. Еще в 1950– 1960-х гг. среди них резко преобладали традиционные угольные ТЭС, работавшие на углях Аппалачского, Иллинойского и Западного Внутреннего бассейнов. Затем сотни ТЭС, расположенных в районах Атлантического побережья США, были переведены с угля на мазут, получаемый при переработке импортной нефти. Крупные ТЭС на природном газе и мазуте были построены также в юго-западных штатах с расчетом на использование местных ресурсов углеводородного топлива. После энергетического кризиса крупные угольные ТЭС появились также в осваиваемых угольных бассейнах Горных штатов (например, ТЭС «Навахо» в Аризоне).

    Атомная энергетика в США стала развиваться с конца 1950-х гг. Динамику этого развития показывает таблица 62.

    Как вытекает из данных таблицы 62, наиболее быстро атомная энергетика США росла до середины 1970-х гг. Согласно расчетам того времени, доля АЭС в выработке электроэнергии уже к 1980 г. должна была достигнуть 25 %, а мощность АЭС – 300 млн кВт. Но эти расчеты не оправдались. И через десять лет после этого срока, в 1990 г. суммарная мощность АЭС составила только 111млн кВт, а доля их в выработке электроэнергии – 20 %. С начала 1979 г. в США не было заказано строительство ни одной новой АЭС. Достраивались только те, сооружение которых было начато раньше. А строительство нескольких десятков АЭС было отменено. Так, образно говоря, прилив в развитии атомной энергетики сменился отливом. В 2008 г. мощность АЭС составила 99 млн кВт.

    Конечно, на такой пересмотр атомно-энергетической политики США повлиял комплекс разных причин. Первым толчком послужила серьезная авария на АЭС Три-Майл-Айленд в Гаррисберге (штат Пенсильвания) в марте 1979 г. Правительственная комиссия по расследованию причин аварии тогда же рекомендовала в корне реорганизовать систему рассмотрения и утверждения заявок частных компаний на строительство и эксплуатацию АЭС. Выдача разрешений на эксплуатацию новых АЭС на некоторое время вообще была прекращена. Затем добавились и другие причины: снижение общей энергоемкости ВВП США в результате внедрения ресурсосберегающих технологий, удорожание строительства АЭС, повышение масштабов возможных аварий по мере увеличения их мощности, обострение проблемы захоронения радиоактивных отходов, рост антиядерного движения в стране.

    Таблица 418

    АТОМНАЯ ЭНЕРГЕТИКА США

    Развитие отрасли в 1980—1990-егг. также скорее напоминало отлив, чем прилив (хотя администрация президента Дж. Буша-старшего в начале 1990-х гг. разработала такую энергетическую стратегию страны, в которой атомной энергетике отводилась приоритетная роль). Число действующих атомных реакторов не только перестало расти, но даже начало уменьшаться, так как некоторые АЭС уже выработали свой срок эксплуатации. Однако в начале XXI в. была разработана новая программа, предусматривающая как доведение общего числа АЭС до 300, так и создание атомных реакторов четвертого поколения.

    Общее представление о размещении атомных электростанций США дает рисунок 184. Он показывает, что большинство АЭС расположено на Севере, включая индустриальный Северо-Восток и Средний Запад. На первом этапе развития атомной энергетики почти 3/4 суммарной мощности АЭС концентрировалось на Северо-Востоке, затем их стали сооружать и на Среднем Западе. В 1990 г. в обоих этих районах было сосредоточено почти 50 % всей мощности АЭС страны, а их доля в выработке электроэнергии на Севере была равной среднему показателю для США (19–20 %). На Юге АЭС стали строить только в начале 1970-х гг., но тем не менее этот макрорайон довольно быстро превратился во второй по значению атомно-энергетический район США. Ныне на Юге сосредоточено уже 38 % общей мощности АЭС страны; особенно выделяются Южноатлантические штаты. Третье место (12 % общей мощности АЭС) занимает Запад, где особенно выделяется Калифорния. В 1990-егг. больших изменений в этой «расстановке сил» не произошло.

    Характерная черта размещения АЭС в США – их ориентация прежде всего на крупных потребителей электроэнергии. Поэтому большинство из них расположено в пределах метрополитенских ареалов и шире – трех мегалополисов. Однако в 1970—1980-х гг. начался сдвиг АЭС в районы, более удаленные от крупных промышленных центров. Теперь в США действует закон о размещении АЭС в районах с низкой плотностью населения; в первую очередь это относится к 30-мильной зоне в непосредственном окружении АЭС. Еще одна важная черта, характерная и для других стран, – размещение АЭС у источников воды. Как показывает рисунок 185, большинство из них расположено на побережьях Атлантического и Тихого океанов, на берегах Великих озер, на Миссисипи и других крупных реках.

    Гидроэнергетика ныне занимает в электроэнергетическом балансе США третье место. По общей выработке электроэнергии на ГЭС страна делит первое-второе места с Канадой. Всего насчитывается более 1300 ГЭС, они есть в каждом или почти в каждом штате. Однако на этом фоне особо выделяются два района, два гидроэнергетических каскада. Один из них находится на Тихоокеанском Северо-Западе, а второй – на так называемом Верхнем Юге.

    Ядром каскада первого из этих районов стала ГЭС Гранд-Кули, относящаяся к числу крупнейших в мире. Ее сооружение на р. Колумбия (штат Вашингтон) было начато еще в 1933 г., в период Великой депрессии. Сначала плотина предназначалась не столько для получения дешевой гидроэнергии, сколько для орошения и ввода в сельскохозяйственный оборот ранее не использовавшихся земель. Но затем на первое место вышла электроэнергия. Мощность ГЭС Гранд-Кули постепенно наращивалась, достигнув сначала 7,1, а в дальнейшем 10,8 млн кВт: это уже давно самая большая гидростанция страны. Затем на р. Колумбия и ее притоках было построено еще несколько крупных ГЭС. Всего же в бассейне этой реки сооружено более 50 плотин и действует 80 ГЭС. Это самый большой гидроэнергетический каскад в мире суммарной мощностью более 21 млн кВт. Он «притянул» к себе многие электроемкие производства, включая военные.

    Строительство второго крупнейшего каскада ГЭС на р. Теннесси, левом притоке Огайо, также началось в 1933 г. на государственные средства. Тогда же была создана Администрация долины Теннесси (ТВА), являвшая собой, по существу, первый крупный проект региональной политики в США, охватывавший территорию семи прилегающих к реке штатов. До Второй мировой войны здесь строили в основном плотины и гидростанции, число которых теперь приближается к 30. Во время войны был создан крупнейший в стране центр по производству ядерного оружия в Ок-Ридже. А после войны в системе ТВА стали сооружать преимущественно ТЭС и АЭС (рис. 185). В наши дни суммарная мощность всех электростанций ТВА уже превысила 40 млн кВт. Как и каскад на р. Колумбия, этот комплекс «притянул» к себе самые электроемкие производства.

    Кроме Колумбии и Теннесси крупные ГЭС построены на реках Колорадо и Ниагара. На первой из них еще в 1936 г. было завершено сооружение самой высокой в США арочной плотины (221 м) и ГЭС, которые были названы в честь президента Гувера. Сначала эта ГЭС имела мощность немногим более 1 млн кВт, но затем она была увеличена до 1,4 млн кВт. В 1966 г. на этой же реке было завершено строительство плотины и ГЭС Глен-Каньон (около 1 млн кВт). ГЭС Роберт Мозес на Ниагаре имеет мощность около 2 млн кВт, строительство ее было завершено в начале 1960-х гг.

    Рис. 184. Размещение АЭС в США

    Хотя доля нетрадиционных источников энергии в общей выработке электроэнергии в США пока еще очень невелика, они также заслуживают внимания. Во-первых, потому, что по масштабам их использования США занимают лидирующее положение в мире. И во-вторых, потому, что для размещения работающих на них станций и установок характерен четкий географический рисунок.

    Наибольшую роль среди них играют ГеоТЭС, число которых достигает 70, а суммарная мощность 2,7 млн кВт. ГеоТЭС работают во многих штатах, среди которых выделяются Невада, Юта, Гавайи и в особенности Калифорния. Развитию геотермальной электроэнергетики длительное время способствовало введение налоговых льгот, а также проведение научных исследований и разработок, субсидировавшихся правительством. Однако в 1990-х гг. рост этой отрасли резко замедлился, что связано в первую очередь с ухудшением условий работы ГеоТЭС в Калифорнии.

    Широкое распространение получила в США и солнечная электроэнергетика. В первую очередь это относится к «Солнечному поясу», в пределах которого солнечные батареи используются практически повсеместно. Главная причина, сдерживающая распространение таких батарей, заключается в их высокой стоимости. Но в перспективе, по мере внедрения новых технологий, она должна снизиться.

    Рис. 185. Электроэнергетический район в бассейне р. Теннесси

    Использование ветровой энергии в США началось в Калифорнии в 1981 г. K началу 1993 г. общая мощность ВЭС в стране достигла 2,7 млн кВт, а затем еще более возросла. И по количеству ВЕС (около 2000), и по их суммарной мощности США занимают первое место в мире, хотя в последнее время испытывают все более сильную конкуренцию со стороны Германии. В этом отношении особо выделяется также штат Калифорния.

    Определенные перспективы открывает и использование приливной энергии. Первая промышленная ПЭС была построена США совместно с Канадой в заливе Фанди, на северном отрезке Атлантического побережья.

    119. Металлургия США

    Металлургия США – типичная старая отрасль промышленного производства. С начала второй половины XIX в. она во многом определяла индустриальную мощь страны и профиль ее промышленности, послужив основой для развития машиностроения и железнодорожного строительства. Но в эпоху НТР, несмотря на значительные технико-экономические усовершенствования, она вступила в период общего застоя и, соответственно, снижения важнейших количественных показателей. Однако на территориальную структуру хозяйства США металлургия по-прежнему оказывает довольно существенное воздействие, являясь структуро-определяющей отраслью для некоторых старопромышленных районов.

    Черная металлургия США зародилась в 70-х гг. XIX в., и с тех пор на протяжении длительного времени эта страна занимала первое место в мире по выплавке чугуна и стали. Пик производства черных металлов был достигнут в начале 1970-х гг. (132 млн т стали), но затем все основные показатели черной металлургии начали снижаться (табл. 63).

    В результате еще в 1980-х гг. по размерам выплавки стали США уступили ведущие места Советскому Союзу и Японии, а в 1990-е гг. – Китаю и Японии (табл. 106 в книге I).

    Таблица 63

    ПРОИЗВОДСТВО МЕТАЛЛОВ В США, млн т

    Сокращение выплавки черных металлов в США, как и в других экономически развитых странах Запада, объясняется следующими причинами. Во-первых, общим уменьшением материалоемкости производства. Во-вторых, истощением наиболее богатых отечественных месторождений железной руды, что потребовало переориентации отрасли на более бедные отечественные месторождения и на импортную железную руду. В-третьих, тенденцией к переносу «грязных» производств в развивающиеся страны. В-четвертых, усилившейся ориентацией на импорт стали и проката; по этому показателю (30–35 млн т в год) США занимают первое место в мире. Однако при анализе причин уменьшения абсолютных размеров производства необходимо учитывать и то, что черная металлургия США все более ориентируется на производство качественных сталей, а не рядового металла, потребности в котором стали в значительной мере удовлетворяться путем ввоза из стран ЕС, Канады, Японии, Мексики, России.

    Для черной металлургии США характерен высокий уровень производственной концентрации. В начале 1970-х гг., когда выплавка стали достигла максимума, в стране насчитывалось 45 заводов и комбинатов с годовой мощностью более 1 млн т каждый. Но в дальнейшем все большее распространение стали получать мини-заводы, которые, как правило, оказались более эффективными и к тому же лучше учитывающими меняющиеся потребности рынка. В 1992 г. в США насчитывалось уже 65 мини-заводов общей установленной мощностью почти в 25 млн т в год, а всего в США в 2001 г. действовали 144 предприятия черной металлургии общей мощностью 119 млн т стали в год (при выплавке в 2002 г. 92 млн т).

    Что же касается уровня территориальной концентрации черной металлургии, то характерная особенность США – формирование крупных металлургических районов, производящих 10–20 млн т стали в год, а иногда и более. В географическом плане они представляют все известные типы ориентации черной металлургии.

    Самый старый район черной металлургии в США можно назвать Северо-Аппалачским или Внутренним.

    Он возник еще в первой половине XIX в. на базе коксующихся углей Аппалачского бассейна и местных запасов железной руды. Главным его центром стал Питсбург. Как отмечает Л. В. Смирнягин, уже в 40-х гг. XlX в. этот город имел репутацию «Айрон-Сити» – «металлургической столицы» США. Перед Гражданской войной Севера и Юга здесь было сосредоточено около половины всего американского производства стали. Еще в начале XX в. заводы Питсбурга держали многие мировые рекорды. Комбинат «Хоумстед» был крупнейшим в мире производителем брони, на заводе «Дюкень Уоркс» стояли крупнейшие в мире домны, на заводе «Джон энд Лефлин» – прокатные станы. По производству кокса Питсбургский район уступал только английскому Дарему. Именно здесь зародились многие крупнейшие монополии США, и среди них «Юнайтед Стейтс стил».[87] Наряду с Питсбургом в этом районе возникли и другие крупные металлургические центры – Янгстаун, Уоррен.

    Северо-Аппалачскому району удалось сохранить свою роль и тогда, когда исчерпались запасы местной железной руды и ему пришлось переориентироваться на руду, привозимую по Великим озерам из бассейна оз. Верхнее. Однако к середине XX в., т. е. ко времени начала НТР, он превратился в типичный депрессивный район с устаревшими технологиями, недостаточно развитой инфраструктурой, очень высоким уровнем безработицы и загрязнения окружающей среды. Тем не менее еще к началу 1970-х гг. здесь концентрировалась 1/4 всех мощностей черной металлургии США. Но жестокий кризис отрасли, да и района в целом, который охватил 1970-е и в особенности 1980-е гг., привел к уменьшению этой доли.

    Второй по времени возникновения металлургический район США – Приозерный. Он также сформировался еще в XIX в. с ориентацией на грузопотоки железной руды из бассейна оз. Верхнее и коксующегося каменного угля из Аппалачского бассейна. Следовательно, в этом случае решающую роль сыграли выгоды транспортно-географического положения района и в первую очередь тех его главных центров, которые протянулись цепочкой вдоль побережья озер Мичиган и Эри – Милуоки, Чикаго, Детройта, Толидо, Кливлевда, Буффало. Но по мере того как индустриальное Приозерье становилось одним из главных районов тяжелой промышленности США, возрастала и ориентация предприятий черной металлургии на потребителя.

    Из перечисленных выше главных металлургических центров к наиболее крупным относятся Чикаго и Кливленд. Предприятия чикагского центра сосредоточены как в самом Чикаго, так и в особенности в соседнем Гэри, где находятся металлургические комбинаты, принадлежащие к числу самых больших в стране. Заводы Кливленда возникли еще в XIX в. в том месте, где происходила перевалка железной руды, поступавшей сюда по Великим озерам, для доставки ее в Питсбург. Но во второй половине XX в. черная металлургия Кливленда, как и Питсбурга, вступила в полосу кризиса и многие заводы были закрыты. Еще к началу 1970-х гг. Приозерный район давал около 50 % всей стали, выплавляемой в США, но затем его доля уменьшилась. Можно добавить также, что после открытия в 1959 г. глубоководного пути по р. Св. Лаврентия значительную часть железной руды этот район стал получать уже не из Дулута, а из Лабрадора (Канада). Для ее транспортирования до Великих озер была проложена специальная железная дорога.

    Рис. 186. Алюминиевая промышленность США

    Третий по времени возникновения металлургический район США – Приатлантический. Конечно, предприятия черной металлургии здесь были и раньше. Но свое «второе рождение» этот район испытал уже в период НТР – в связи с переориентацией отрасли на импортную высококачественную железную руду, поступающую сюда морем из развивающихся стран (Бразилия, Венесуэла) и Канады. Для этого района характерны крупные и наиболее современные комбинаты – такие, как Спарроус-Пойнт в пригороде Балтимора (7 млн т стали в год), Бетлехем в окрестностях Филадельфии, Трентон. Именно они олицетворяют тот сдвиг к морю, который в 50—60-е гг. XX в. произошел в черной металлургии США.

    Как нетрудно заметить, все три главных металлургических района страны, производящие вместе примерно 85 % всех черных металлов, выплавляемых в стране, находятся в пределах основного Промышленного пояса США. Вне этого пояса выделяются только отдельные центры – такие, как Бирмингем в Южных Аппалачах, Хьюстон (трубопрокат) и Лос-Анджелес. Однако строительство в последние десятилетия многочисленных мини-заводов, ориентирующихся на потребителей стали и проката, усилило тенденцию к децентрализации этой отрасли.

    Для цветной металлургии США также характерно сочетание различных типов ориентации. В размещении металлургии тяжелых цветных металлов главную роль играет сырьевой фактор. Так, основные медеплавильные заводы расположены в Горных штатах – в Аризоне (Моренси), Нью-Мексико, Юте, Вайоминге. Здесь же есть предприятия по выплавке свинца и цинка. Однако во второй половине XX в. увеличилась и ориентация на грузопотоки и потребителя, что нашло отражение в формировании нового района в Приатлантических штатах. Заводы этого района работают на импортном (прежде всего из Канады) сырье.

    Что касается алюминиевой промышленности, то она полностью зависит от импортного (из Гвинеи, Ямайки, Суринама) сырья и ориентируется прежде всего на источники дешевой электроэнергии. Вот почему главными районами производства алюминия стали бассейны рек Колорадо и Теннесси (рис. 186).

    120. Автомобильная промышленность США

    Американская статистика подразделяет машиностроение США на пять групп отраслей: металлообработку, общее машиностроение, транспортное машиностроение, электротехнику и электронику, приборостроение и точное машиностроение. Четыре первые группы по доле в общей численности занятых и в суммарной валовой продукции машиностроения различаются не очень сильно (по 20–25 %). Такова доля и транспортного машиностроения.

    Ведущую роль в транспортном машиностроении играет автомобильная промышленность. Иногда говорят, что автомобиль создал Америку, и в этой фразе есть доля истины. Началом автомобильной эры в США можно считать день 16 июня 1903 г., когда с конвейера автомобильного завода в Детройте сошел первый «форд». О том, что эта модель «Форд-1» вскоре стала действительно, что называется, народным автомобилем, говорят следующие цифры: в 1900 г. в стране насчитывалось всего около 8000 автомобилей, а в 1930 г. – уже 30 млн. В течение всей первой половины XX в. и по производству автомобилей, и по уровню автомобилизации у США не было конкурентов. Достаточно сказать, что еще в 1950 г. на эту страну приходилось 83 % всего мирового производства автомобилей.

    Во второй половине XX в. положение стало изменяться. В конце 60-х гг. доля США в мировом производстве уменьшилась до 50 %, в конце 70-х гг. – до 29, а в конце 90-х гг. – до 19 %. Абсолютные показатели по-прежнему оставались высокими (табл. 44), но развитие отрасли уже не было поступательным (табл. 64).

    При анализе таблицы 64 обращает на себя внимание заметное падение производства автомобилей во время мирового энергетического кризиса 1970-х гг. Оказалось, что американские модели – тяжеловесные и крупногабаритные (2–2,5 т металла, 200–250 л. с., мощности 6–8 и даже 12 цилиндров) – сильно проигрывали в сравнении, например, с гораздо более компактными и экономичными японскими моделями, к тому же отличавшимися самым современным дизайном. Неудивительно, что энергетический кризис привел к необходимости существенно реконструировать всю автомобильную промышленность США на основе внедрения автоматизированного проектирования, гибких производственных систем, робототехники, новых материалов. Но такая реконструкция заняла определенное время, что позволило Японии на довольно длительный срок опередить США по выпуску легковых автомобилей. Что же касается упадка американского автомобилестроения в начале 1990-х гг., когда продажа автомашин сразу уменьшилась на 7 млн в год (перед этим продавалось 16 млн), то он был вызван наступлением общего экономического кризиса. Все сказанное лишний раз показывает, что автомобильная промышленность США действительно представляет собой чуткий «барометр», отражающий развитие всей экономики страны.

    Таблица 64

    ПРОИЗВОДСТВО ЛЕГКОВЫХ АВТОМОБИЛЕЙ В США В 1950–2005 гг.

    Многие цифровые показатели говорят об особой роли автомобильной промышленности в США. Например, о доле отрасли в суммарном ВВП страны (4–5 %), в занятости экономически активного населения. Очень часто среди таких показателей приводят данные о том, какие объемы продукции других отраслей промышленности потребляет автомобилестроение.[88] К этому можно добавить, что в нем задействовано 3/5 всего парка промышленных роботов, используется более 1/10 всех НИОКР, что в производстве, ремонте, обслуживании и продаже автомобилей заняты 12–13 млн человек, или 17 % всех работающих в промышленности страны. По расчетам А. П. Горкина, в начале 2000-х гг. на долю всего автомобильно-дорожно-сервисного комплекса США приходилось 14 % ВВП страны. По его же данным качество моделей автомобилей достигло 280, а вариантов дизайна их кузовов – 1212.

    Рис. 187. Автосборочные заводы корпораций «Большой тройки» в США (по А. И. Громову)

    При помощи этих сведений уже можно составить определенное представление о таком специфическом понятии, как автомобильная цивилизация США. Но еще более красноречиво его характеризуют данные об уровне автомобилизации в этой стране, где на 1000 жителей в среднем приходится 675 легковых автомобилей (рис. 106 в книге I), или о самой высокой в мире подвижности населения. В США на личные автомобили приходится 82 % объема городских пассажирских перевозок. Автомобиль для американца – это и средство передвижения, и дом на колесах. Не выходя из автомобиля, его владелец может посмотреть кинофильм, участвовать в церковном богослужении, получить деньги в банке. Поскольку прописки в Америке не существует, зачастую единственным документом взрослого американца оказываются водительские права.

    Здесь вполне уместна такая цитата: «Вождение автомобиля (в США) в чем-то утратило свой изначальный «транспортный» смысл. В автомобиле американец проводит столько времени, сколько спит, так что пребывание в автомобиле не частное событие, но крупный фрагмент жизни. В 1980-е гг. обнаружилось стремление американцев делать в машине наряду с вождением еще «что-то»: принимать пищу, ухаживать за ребенком, просматривать деловую документацию, пользоваться сотовой связью, накладывать макияж, бриться, читать газеты».[89]

    Еще одна важная отличительная черта автомобильной промышленности США – высокий уровень ее монополизации. Обычно говорят о «Большой тройке» автомобильных корпораций, в которую входят «Дженерал Моторс», «Форд Мотор» и «Крайслер» (одно время «Даймлер-Крайслер»), которые вместе, включая зарубежные предприятия, производят 17,2 млн автомобилей в год (в том числе «Дженерал Моторс» – 8,9, «Форд Мотор» – 6,3 и «ДаймлерКрайслер» – 2,0 млн), обеспечивая тем самым основную часть потребностей страны. Можно добавить, что в 2006 г. по выпуску автомобилей «Дженерал Моторс» занимал

    первое место, а «Форд Мотор» – третье место в мире. Но в 2007 г. японская «Тойота» (9,4 млн) обогнала «Дженерал Моторс» (9,26 млн).

    Характеристика американской автомобильной промышленности была бы неполной без упоминания о том, что в последние десятилетия на внутреннем рынке США стало довольно быстро возрастать число «иномарок». По некоторым данным, в середине 1990-х гг. эти «иномарки» удовлетворяли уже до 1/4 общего спроса, а импорт автомобилей составлял 3 млн машин в год. Первым на внутренний рынок страны еще в 1953 г. сумел проникнуть германский «Фольксваген», за ним – германские же «Даймлер-Бенц» и БМВ. Но вскоре их намного опередили японские корпорации «Тойота», «Хонда», «Ниссан», «Мазда» и др. Сначала они ввозили свои машины на Западное побережье страны, затем стали продвигаться все дальше на восток и юг. От завоза своих готовых автомобилей эти корпорации стали переходить к сооружению в США автосборочных заводов: начало этому положила «Ниссан» в 1980 г. Постепенно они нашли на американском рынке свою ассортиментную (включая легкие грузовики и пикапы, пользующиеся ныне особым спросом) и ценовую (30–40 тыс. долл.) нишу и стали успешно конкурировать с участниками «Большой тройки», удовлетворяя более 20 % спроса.

    Обратимся теперь к основным чертам размещения автомобильной промышленности США.

    Автомобилестроение США – одна из отраслей индустрии, получивших наиболее широкое производственное распространение: автомобильные заводы имеются в 26 штатах, почти в 150 городах. Но в пределах такого дисперсного географического рисунка выделяются отдельные очаги высокой территориальной концентрации отрасли. Главным «автомобильным штатом» был и остается штат Мичиган, где находится широко известная «автомобильная столица» США – Детройт.

    Автомобильная промышленность зародилась здесь в конце XIX в. В 1896 г. житель пригорода Детройта – Дирборна – механик-самоучка Генри Форд испытал самодельный автомобиль. Затем его мастерская превратилась в завод, где впервые был применен конвейер, положивший начало «автомобильной эре» в истории США. Фордовская модель, прозванная «жестяной Лиззи», в короткий срок завоевала американский рынок. И в наши дни не только головной завод, но и высокое стеклянное здание «Всемирной штаб-квартиры» компании «Форд Мотор» находится в Дирборне. Здесь же расположен знаменитый музей транспорта, где собраны все марки автомобилей, паровозов, самолетов, проводятся автосалоны.

    Примерно в одно время с Фордом в самом Детройте основали свои автомобильные предприятия Леланд и Додж, а в соседних городах Лансинге и Флинте – братья Олдс и Дюран. Фирма Леланда стала выпускать автомобили «кадиллак» (названные так по имени основателя Детройта француза Кадиллака), фирма Доджа – автомобили «додж», фирма братьев Олдс – автомобили «олдсмобил», фирма Дюрана – автомобили «бьюик». В 1916 г. все эти четыре компании объединились, образовав гигантскую монополию «Дженерал Моторс». Теперь в Детройте работают ее заводы «Кадиллак» и «Плимут». Во Флинте предприятия «Дженерал Моторс» выпускают автомобили «шевроле» и «бьюик», в Лансинге – пикапы. Кроме того, в Детройте находится головное предприятие компании «Крайслер». Автомобильные заводы имеются также в Понтиаке, Ипсиланти и других городах. Таким образом, здесь широко представлена вся «Большая тройка» автомобильных компаний США, создавшая так называемый Мичиганский автомобильный пояс.

    Рис. 188. Автосборочные заводы японских корпораций в США (по А. И. Громову)

    «Золотым веком» этого пояса был период до начала мирового экономического кризиса 1930-х гг., когда штат Мичиган производил 4/5 всех автомобилей США. Перед Второй мировой войной эта доля уменьшилась до 2/3, в 1950-х гг. – до 1/2, а в 2000 г. – до 1/3.

    Энергетический кризис 1970-х гг., крайне отрицательно сказавшийся на всей автомобильной промышленности страны, особенно больно ударил по предприятиям Мичиганского автомобильного пояса. После этого кризиса корпорации «Большой тройки» стали строить свои новые заводы и во многих других городах и штатах восточной половины страны – Огайо, Иллинойс, Кентукки, Теннесси (рис. 188). Конкурировать с предприятиями этого пояса начали и многочисленные заводы упоминавшихся японских корпораций, ныне также во многом определяющие географический рисунок автомобильной промышленности США (рис. 188).

    121. Агропромышленный комплекс США

    Сельское хозяйство США отличается высоким уровнем развития, большими объемами и разнообразием продукции, которая составляет примерно 1/4 общемировой. В том числе США производят более 2/5 мировой продукции сои и кукурузы (рис. 189), до 1/3 фуражного зерна, сорго, мяса птицы и сыра, около 1/5 хлопка, цитрусовых и говядины, 1/7 коровьего молока и яиц, 1/10 сливочного масла, свинины, свежих фруктов.

    Рис. 189. Доля США в мировом производстве и экспорте сельскохозяйственной продукции

    Формирование агропромышленного комплекса началось в США еще до Второй мировой войны, а завершилось в послевоенное десятилетие. США – первая страна западного мира, в которой в таких крупных масштабах произошло сращивание сельского хозяйства с промышленностью и другими отраслями, приведшее к образованию АПК, системы агробизнеса. В конце 1990-х гг. в системе АПК было занято 18 % экономически активного населения страны, а продукции он давал на 1 трлн долл. Однако о высоком уровне его развития в США говорит не только это, но и показатели, характеризующие структуру АПК.

    Еще с конца XIX в. и особенно в первой половине XX в. генеральным направлением изменений в отраслевой структуре АПК стало увеличение доли несельскохозяйственных I и III сфер АПК при соответствующем уменьшении II (сельскохозяйственной) сферы. К началу 1990-х гг. доля I и III сфер в общей стоимости продукции АПК превысила уже 4/5. Эта тенденция объясняется закономерностями развития всей экономики США, углублением общественного и территориального разделения труда, перераспределением функций между тремя сферами АПК, которое мы далее рассмотрим.

    К I сфере АПК относится создание предметов и средств производства для сельского хозяйства – машин, химикатов, семян и т. д. В начале 1990-х гг. на эту сферу приходилось 13 % занятых в АПК США и 14 % стоимости его продукции.

    США первыми среди экономически развитых стран перешли к машинной стадии развития сельского хозяйства. Механизация – прежде всего тракторизация– этой отрасли началась еще в 1930-х гг. В начале XXI в. в ней работало 4,7 млн тракторов (средняя мощность реализуемых на американском рынке тракторов – 75 кВт), 3,4 млн грузовых автомобилей, 660 тыс. зерновых комбайнов. Следовательно, на одного постоянного работника этой отрасли приходилось по 1,3 трактора и по 1 грузовому автомобилю. Поставками машин для сельского хозяйства в США занимаются более 1,5 тыс. компаний, но основную часть этих поставок обеспечивает небольшое число крупных фирм.

    Химизация сельского хозяйства США в широких масштабах началась в 1950-х гг. В наше время эта отрасль ежегодно получает примерно 20 млн т минеральных удобрений. В состав I сферы входит также комбикормовая промышленность. В США 10 тыс. комбикормовых заводов, которые поставляют сложные кормовые смеси и минерально-витаминные добавки. Словом, отрасли I сферы обеспечивают сельское хозяйство США всеми основными элементами его материально-технической базы. Они также концентрируют более 1/2 всех научных исследований в области сельского хозяйства, предоставление значительной части разнообразных информационно-консультативных услуг.

    В последнее время в сельском хозяйстве США все шире применяется автоматизация. Можно говорить также о начале перехода АПК к более высокой биотехнологической стадии. Уже в 2001 г. площади, засеваемые генетически модифицированными культурами, выросли почти до 40 млн га. Более половины выращиваемой в США сои и почти четверть кукурузы выращиваются именно таким способом. Что же касается зерновых, то применение методов генной инженерии в некоторых случаях обеспечивает повышение их урожайности на 40–60 %. Столь же быстрыми темпами растет в США применение гормональных добавок в животноводстве.

    Ко II сфере АПК относится само производство сельскохозяйственных продуктов, или собственно сельское хозяйство. О доле этой сферы можно судить по следующим показателям. В 2005 г. в сельском хозяйстве и смежных с ним отраслях было занято около 2 % экономически активного населения страны. В структуре самого АПК по занятости и по валовой продукции доля II сферы составляла соответственно 16 и 12 %. К 2007 г. доля сельского хозяйства в ВВП снизилась до 1 %.

    Однако такое сокращение доли вовсе не означает уменьшения производства. Достаточно сказать, что с 1950 г. до начала 1990-х гг. объем продукции сельского хозяйства США вырос в 1,8 раза, а производительность труда в нем возросла в б раз. Одновременно несколько изменились структурные пропорции сельского хозяйства, в котором традиционно доминировало животноводство. Начиная с середины 1970-х гг., когда во время мирового продовольственного кризиса цены на растениеводческую продукцию и в особенности на зерно заметно поднялись, растениеводство США, в значительной мере ориентированное на экспорт, стало развиваться быстрее. В результате соотношение между растениеводством и животноводством выравнялось или даже наметился некоторый перевес растениеводства. Но при этом нельзя забывать, что более 2/3 всего производимого в стране зерна скармливается скоту и 1/2 ее территории используется для выращивания кормового зерна и в качестве пастбищных угодий.

    Важным синтетическим показателем успехов сельского хозяйства США могут служить следующие данные. В 1900 г. один человек, занятый в сельском хозяйстве, обеспечивал продовольствием 4 несельскохозяйственных потребителей, в 1935 г. – 10, в 1950 г. – 27, в 1970 г. – уже 73, а в 1995 г. – 129 потребителей.

    Основной тип сельскохозяйственного предприятия США – капиталистическая ферма, производящая основную часть продукции на продажу. Преобладают семейные фермы, составляющие более 90 % от общего числа сельскохозяйственных предприятий и производящие почти 93 % валовой продукции отрасли. Большая часть таких семейных ферм приходится на индивидуальные фермы, хотя наряду с ними имеются также семейные корпорации и партнерства. Остальная часть продукции производится несемейными акционерными компаниями.

    Как правило, каждая семейная ферма заключает контракт с той или иной компанией в системе агробизнеса. Компания снабжает ферму машинами, удобрениями, семенами, обеспечивает научно-методические консультации. Но она же указывает фермеру точные сроки сдачи продукции, ее размеры и качество. Опоздание со сроками поставок или невыполнение заданий по качеству грозит ему разрывом контракта и полным разорением.

    Одним из наиболее ярких примеров агробизнеса США может служить бройлерное хозяйство. Оно включает в себя инкубаторы и предприятие по убою и разделке птицы, принадлежащие крупным фирмам. Эти фирмы заключают контракты с владельцами ферм на поставку кукурузы, соевых бобов для производства комбикормов, предоставляют им кредиты, а иногда и технику. С владельцами других ферм заключаются контракты на поставку яиц для инкубаторов. Затем однодневные цыплята из инкубаторов передаются на откормочные птицефермы, где ручной труд почти не применяется: подогрев помещений, круглосуточное освещение, подача кормов полностью механизированы. Благодаря этому многие фермеры могут осуществлять уход за 50–60 тыс. цыплят. Через семь недель работники фирмы забирают цыплят и отвозят их на птицефабрики. Там происходит разделка, охлаждение и упаковка бройлеров. Ежегодно их производят примерно 5 млрд. В середине 1980-х гг. потребление бройлеров на внутреннем рынке США достигло 25 кг на 1 человека в год. Они обеспечивали примерно 30 % всех поставок мясных продуктов.

    Общее число сельскохозяйственных ферм в США постоянно уменьшается. В 1930 г. их насчитывалось 6,5 млн, в 1950– 5, бмлн, в 1970 – 3,8 млн, в 1990 г. – 2,1 млн, а в конце 1990-х гг. – менее 2 млн. Но при этом средняя величина одной фермы увеличилась с 57 га в 1930 г. до 190 га в 1990 г., а объем товарной продукции вырос до 70 тыс. долл.

    Но это усредненные показатели для страны. В действительности же главную роль играют крупные фермы, которые составляют 15 % от общего числа ферм, но дают более 70 % всей сельскохозяйственной продукции. В среднем одна такая ферма располагает 580 га земельных угодий и производит товарной продукции на 400 тыс. долл. На другом полюсе американского сельского хозяйства находятся мелкие фермы, которые реализуют свою продукцию на сумму менее 20 тыс. долл. в год. Количественно они резко преобладают (1,5 млн). Но процесс разорения мелких фермеров протекает очень быстро. Географическая дифференциация районов по размерам ферм показана на рисунке 190.

    Еще одна чрезвычайно характерная черта сельского хозяйства США, также тесно связанная с агробизнесом, заключается в узкой специализации ферм. Во-первых, это может быть специализация на отдельных культурах (кукурузе, яровой или озимой пшенице, сахарной свекле, сое, бобах, табаке, овощах и фруктах) или на отдельных продуктах животноводства. Например, фермеры штата Висконсин специализируются на производстве зеленого горошка, бобов и кукурузы молочной спелости, фермеры Техаса – на производстве лука и моркови, фермеры Аризоны – на производстве цветной капусты и салата. Во-вторых, это может быть специализация на отдельных сортах тех или иных культур. Например, раздельно производят помидоры для консервирования и для производства томатного сока.

    Рис. 190. Размеры ферм в США

    В-третьих, по мере развития агробизнеса в сельском хозяйстве США получила широкое распространение постадийная специализация, ранее характерная только для некоторых отраслей промышленности. При такой специализации происходит расчленение единого производственного процесса на отдельные звенья. Например, выращиванием молодняка крупного рогатого скота занимаются фермеры Техаса и южных Горных штатов, а откормом этого молодняка до убойного веса – фермеры кукурузно-соевого пояса. Постадийная специализация позволяет максимально эффективно использовать особенности природных условий, достигать высокого качества и удешевления продукции. Наряду с этим узкая специализация ферм делает их очень зависимыми от колебаний рыночной конъюнктуры. Наш ведущий географ-американист Л. В. Смирнягин специально отмечал, что такая гиперспециализация имеет и свои отрицательные черты.

    К III сфере АПК относятся хранение, транспортирование, переработка и сбыт продовольствия и сельскохозяйственного пищевого сырья, включая всю сбытовую инфраструктуру. Это значит, что в нее входят пищевая и некоторые другие отрасли промышленности, оптовая и розничная торговля, транспорт, общественное питание. В АПК Соединенных Штатов на нее приходится 72–74 % и по занятости, и по стоимости валовой продукции. Преимущественное развитие III сферы АПК представляет собой закономерный процесс, который, с одной стороны, отражает индустриальное развитие сельского хозяйства, а с другой – создает необходимые предпосылки для этого.

    Особую роль в составе III сферы АПК играет пищевкусовая промышленность, которая дает около 60 % всей продукции АПК, занимая третье место среди отраслей американской промышленности. Пищевкусовая промышленность – ведущая в АПК по темпам индустриализации производства и повышения производительности труда. Прогресс этой отрасли и ее полная индустриализация объясняются прежде всего резким увеличением спроса на стандартизированную продовольственную продукцию со стороны как индивидуальных потребителей, так и предприятий общественного питания. В наши дни в США более 70 % всего сельскохозяйственного продовольственного сырья проходит промышленную переработку в системе пищевой промышленности. Велико также значение оптовой и розничной торговли, общественного питания. Добавим, что в III сфере АПК действуют не только мелкие и средние, но и очень крупные компании, которые также оказывают влияние на повышение качества и разнообразие сельскохозяйственной продукции, на ее специализацию и размещение. Например, в розничной торговле есть компании, владеющие «цепью» из тысячи и более магазинов, включая супермаркеты.

    В значительной мере под влиянием АПК в США сформировался «американский тип» потребления пищевых продуктов, отличающийся повышенной долей продуктов легкой усвояемости – мяса, молока, яиц, сахара, фруктов. При этом на предприятия общественного питания, которые ежедневно обслуживают более 140 млн человек, многие из них поставляются в виде полуфабрикатов и замороженных готовых изделий. В литературе можно встретить упоминание о том, что рацион питания среднего американца по калорийности превышает среднемировой уровень в 2 раза, а по качеству – в 10 раз.

    Наконец, еще одна важная особенность АПК Соединенных Штатов – его ярко выраженная экспортная направленность, касающаяся прежде всего некоторых полевых культур. Доля США в мировом экспорте обычно составляет: по пшенице – 1/3, по сое – более 1/2, по кукурузе – 2/3. Кроме того, США – крупнейший в мире экспортер бройлерной и яичной продукции. Американское сельскохозяйственное машиностроение также занимает лидирующее место в мире по экспорту своей продукции.

    В целом специалисты Института США и Канады РАН оценивают современное состояние АПК Соединенных Штатов очень высоко. Они отмечают его высокую эффективность, которая послужила основой для обеспечения как внутренней продовольственной безопасности страны, так и ее лидирующего положения на мировом сельскохозяйственном рынке. Формированию в США столь мощного АПК во многом способствовала система мер государственного регулирования. Так что в начале XXI в. аграрный сектор США демонстрирует огромные возможности научно-технического прогресса в расширении производства сельскохозяйственной продукции, повышения ее качества и экономической эффективности.[90]

    122. Сельскохозяйственные районы США

    Для США характерно исключительное разнообразие форм сельского хозяйства. Можно утверждать, что здесь представлены все основные его типы, встречающиеся в экономически развитых странах Запада. Неудивительно, что сельскохозяйственные районы США начали формироваться еще в конце XIX в. Со временем чрезвычайное разнообразие природных условий, все более высокая товарность, развитие транспорта, обеспечивающего перевозки массовых грузов, создали предпосылки для узкой специализации не только отдельных ферм, но и целых районов, которые в США принято называть поясами. Число таких поясов – в зависимости от степени детализации исследования – может различаться довольно существенно. Но в самом генерализованном виде их обычно выделяют 9 (рис. 191). При этом нужно учитывать, что в последние десятилетия некоторые их этих поясов, например хлопковый, претерпели существенную трансформацию, другие же изменились значительно меньше.

    Молочный пояс США сформировался в Приозерье и на Северо-Востоке в условиях относительно короткого вегетационного периода и малоплодородных почв. Основную часть сельскохозяйственных земель здесь занимают улучшенные пастбища и сенокосы, а многие полевые культуры возделываются на зеленый корм. Молоко, сливочное масло, сыр находят сбыт в больших городах и агломерациях. Здесь же – предприятия молочной и сыроваренной промышленности. Наиболее типично молочное животноводство для юго-восточной части штата Миннесота, для Висконсина, северной части штата Иллинойс. Здесь особенно велико поголовье коров, а молочные фермы с высокими силосными башнями образуют основную часть сельского пейзажа. По производству молока, масла и сыра (более 100 сортов) первое место занимает штат Висконсин.

    Рис. 191. Сельскохозяйственные районы (пояса) в США

    Кукурузный пояс США сформировался в южной части Центральных равнин, где почвенно-климатические условия чрезвычайно благоприятны для выращивания данной культуры. В первую очередь это относится к черноземовидным почвам равнин, обладающим очень большой естественной продуктивностью. В севообороте с кукурузой обычно выращивается соя, посевы которой особенно выросли после Второй мировой войны, поэтому этот пояс ныне правильно было бы назвать кукурузно-соевым. Обе культуры используются прежде всего для производства комбикормов и концентратов, необходимых для откорма крупного рогатого скота и свиней, которое также издавна происходит в кукурузном поясе, придавая его сельскому хозяйству смешанную земледельческо-животноводческую направленность. Соответствующий профиль имеет и пищевая промышленность пояса.

    В центре кукурузного пояса находится штат Айова, который по производству кукурузы и сои занимает второе место в стране. В некоторых графствах штата эта культура занимает более 70 % посевной площади. Внеконкурентное первое место в США Айова занимает по поголовью свиней, которое достигает 16 млн (при численности жителей 3 млн человек). Своего рода «близнецом» Айовы можно считать и соседний штат Иллинойс, дающий 1/5 сбора кукурузы и 1/6 сбора соевых бобов в стране, а по поголовью свиней уступающий только Айове. Кроме того, в пределы кукурузного пояса на западе входит часть территории штатов Канзас и Небраска, на севере – часть штата Висконсин и на востоке – части штатов Индиана и Огайо.

    Заселение обширной территории кукурузного пояса, начиная с его восточной окраины – Огайских равнин, широко развернулось после принятия в 1862 г. (в ходе Гражданской войны) знаменитого Акта о гомстедах. Этот акт, предоставивший каждому американскому гражданину право на получение участка земли (гомстеда) к западу от Аппалачских гор, означал победу фермерского сельского хозяйства. Вся идеально ровная территория равнин была разделена на так называемые тауншипы – квадраты, имеющие по 6 миль в длину и в ширину, т. е. площадь 36 кв. миль (93,2 км2). В свою очередь, каждая квадратная миля в таком тауншипе была подразделена на четыре части площадью по 64,5 га. Одна такая часть и предоставлялась во владение семейной ферме. Обычно от 16 до 36 тауншипов объединялись в одно графство или округ – county.

    Вся эта четкая система «шахматных» квадратов сохранилась и до наших дней (рис. 192). В большинстве графств штата Иллинойс и в западной части штата Индиана фермы занимают более 90 % всей земельной площади, а в Айове и прилегающих районах Канзаса и Небраски – даже 95 %. Каждый тауншип имеет свой экономический центр – небольшой город, обладающий всем необходимым набором услуг (рынок, церковь, школа, почта, банк, отель, ресторан, автозаправочная станция). Так что вовсе не случайно именно на примере штата Иллинойс работавший здесь в 1930-х гг. известный немецкий ученый Август Лёш обосновал свою концепцию центральных мест.

    Рис. 192. Схема нарезки тауншипов и отдельных ферм в США: 1) деление территории на тауншипы; деление тауншипа на квадраты; 3) деление квадрата на фермы

    К западу от кукурузного расположен не менее известный пшеничный пояс США. Территориально он совпадает с Великими равнинами, которые начали широко использоваться для сельского хозяйства только в конце XIX – начале XX в. – после истребления огромных стад бизонов, а также истребления и вытеснения местных индейских племен. Прерии Великих равнин, обладавшие очень плодородными почвами, но более сухим климатом, оказались наиболее пригодными для посевов пшеницы. Десятки тысяч переселенцев из Европы хлынули в эти места, и в короткие сроки прерии также были распаханы. Дальнейшая история района изобиловала и взлетами, и падениями, но в последнее время уровень его развития относительно стабилен. Пшеничный пояс дает 20–25 млн т этой культуры в год. Правда, главные мукомольные предприятия сложились уже за его пределами – в Миннеаполисе, Канзас-Сити и других городах.

    Рис. 193. План пшеничной фермы в Канзасе

    Как легко заметить (рис. 191), пшеничный пояс США состоит из двух раздельных частей – северной и южной, которые сильно различаются как по агроклиматическим, так и по культурно-этническим условиям.

    В северной части (Северная и Южная Дакота) зима слишком морозная и ветреная, так что здесь вызревает только яровая пшеница. Эту часть обычно называют яровым пшеничным поясом. Население здесь редкое, почти целиком фермерское, больших городов практически нет. Основная часть ферм имеет такую узкую специализацию на пшенице, что ее можно назвать своего рода монокультурой этого пояса.

    В южной части (Небраска и Канзас), где лето гораздо более жаркое и сухое, возделывают озимую пшеницу, которая успевает созреть до наступления летних засух. Это озимый пшеничный пояс. Но профиль сельского хозяйства здесь более широкий – прежде всего благодаря тому, что в последние десятилетия оно специализировалось также на откорме крупного рогатого и другого скота; поэтому и выращиваемые на местных фермах культуры обычно более разнообразные (рис. 193). В городах возникли также крупные мясокомбинаты.

    Несовпадение сроков уборки урожая в яровом и озимом пшеничном поясах, да и в других районах, примыкающих к ним с юга, приводит здесь к применению такого рационального способа, как переброска уборочной техники (комбайнов) с юга на север по мере созревания пшеницы. При этом ее уборку обычно производят не сами фермеры, а специальные фирмы, присылающие и технику, и рабочую силу, которые начинают жатву весной в Техасе и заканчивают ее в начале осени в Северной Дакоте и Монтане (рис. 195). В период жатвы комбайны работают обычно по 16 часов в сутки. Но труд комбайнера облегчается благодаря герметичной кабине с системой кондиционирования воздуха, которая защищает его от жары и от колючих остей обмолачиваемых колосьев.

    Вся история американского Юга связана с монокультурой «короля-хлопка» и формированием хлопкового пояса. Хлопчатник в США выращивается уже более двух столетий. Основными районами хлопководства сначала стали юго-восточные штаты, где хлопчатник выращивали без орошения, используя труд негров – сначала рабов, а затем арендаторов-издольщиков (кропперов). Затем хлопковый пояс продвинулся дальше к западу – в Алабаму, Миссисипи, Техас, протянувшись на 2,5 тыс. км и превратившись в самую большую хлопководческую область мира.

    Но после Второй мировой войны положение резко изменилось. Традиционное кропперство фактически исчезло, а бывшие негры-арендаторы переселились в города Севера и Юга. К 1980-м гг. старый хлопковый пояс оказался размытым. Крупные плантации хлопчатника сохранились только в нижнем течении Миссисипи, тогда как значительная часть производства сдвинулась в Техас и южные Горные штаты, где на орошаемых землях (при самотечном и капельном орошении) возникли высокопроизводительные «хлопковые фабрики».

    Рис. 194. Путь и график движения механизированных колонн по уборке пшеницы

    Что же касается остальной территории Юга и примыкающих к нему районов Севера, то здесь сформировался обширный район, который мы с большой долей условности назвали районом многоотраслевого сельского хозяйства. В целом для него наиболее характерно выращивание таких зерновых культур, как пшеница и кукуруза, таких технических культур, как арахис, табак, хлопчатник, а также мясное скотоводство и птицеводство (бройлеры).

    В западной части США в последние десятилетия сформировался самый обширный по территории пояс пастбищного мясного скотоводства с отдельными очагами богарного и поливного земледелия, самый крупный из которых находится на Северо-Западе. Этот пояс занимает все Горные штаты и прилегающие к ним части Великих равнин и Тихоокеанских штатов.

    Главная специализация этого пояса – выращивание молодняка мясных пород крупного рогатого скота. До сравнительно недавнего времени оно происходило в основном на естественных пастбищах, на крупных скотоводческих ранчо с тысячами и даже десятками тысяч голов скота и сотнями ковбоев. Однако теперь на таких ранчо широкое распространение получила загонная пастьба, при которой пастбище разгораживается на отдельные загоны, а скот периодически перегоняется из одного загона в другой. В этом случае отпадает необходимость в пастухах (ковбоях), а степень использования кормов повышается. Молодняк с таких ранчо направляется на выращивание в штаты озимого пшеничного пояса, а затем на откорм и забой – в штаты кукурузного пояса.

    Но в последнее время в мясном скотоводческом поясе возникли и свои «фабрики мяса». Это огромные откормочные хозяйства, где может содержаться до 100 тыс. голов скота, но уже не на пастбищах, а в стойлах. Для этого прямо под открытым небом сооружаются загоны на 200–250 голов каждый, в которых кормление и поение животных производятся с применением автоматики, а дозировка определяется при помощи компьютеров. Такие «фабрики мяса» обычно обслуживают большие города, например город Лос-Анджелес.

    Остальные районы расположены в приморских зонах Атлантического и Тихоокеанского побережий США. Они специализируются на садоводстве и овощеводстве как умеренного пояса, так и субтропического и тропического поясов (Флорида, Калифорния, а также Гавайи). Рис и сахарный тростник – главная культура для района, протягивающегося вдоль побережья Мексиканского залива. А более половины всего сбора картофеля в стране дают два штата, расположенные на крайнем Северо-Западе, – Айдахо и Вашингтон.

    По общему же производству товарной сельскохозяйственной продукции лидирует кукурузный пояс.

    123. Транспортная система США

    Транспортная система США (вместе с транспортной системой Канады) образует особый североамериканский тип. На ее формирование оказали воздействие обширность территории и особенности ЭГП страны; большой объем выпускаемой продукции, высокий уровень товарности хозяйства; неравномерное размещение производства и населения; высокая транспортная подвижность населения; активность процессов межрайонного и международного разделения труда.

    По всем основным количественным показателям, характеризующим размеры транспортной системы, США не имеют равных себе во всем мире. В самом деле, эта страна занимает, можно сказать, внеконкурентное первое место по протяженности железных, автомобильных дорог и трубопроводов, по грузообороту железнодорожного, по грузообороту и пассажиро-обороту автомобильного и воздушного транспорта, по размерам автомобильного парка, по числу и пропускной способности аэропортов. Если же учесть морские суда, плавающие под «дешевыми» флагами, а это 3/4 всего морского флота США, то по его тоннажу США наряду с Японией также окажутся в числе мировых лидеров. Можно добавить, что сеть путей сообщения США составляет около 1/3 мировой.

    Другие характерные черты транспортной системы США – огромная мощность грузо– и пассажиропотоков, большая дальность перевозок, колоссальное развитие междугородных, но также и международных сообщений, высокий уровень технической оснащенности, значительная избыточность транспортных мощностей. Правда, по удельным показателям (на 1000 км2 территории или 1000 человек) США обычно не выделяются. Но для страны-гиганта это вполне объяснимо.

    Важно подчеркнуть также, что, хотя транспорт развивается прежде всего под воздействием производства, он, в свою очередь, сам оказывает большое влияние на его размещение, специализацию и кооперирование. С развитием автомобильного транспорта непосредственно связаны процессы субурбанизации, очень высокая транспортная подвижность населения. Кроме того, на долю транспорта приходится около 1/4 общего потребления энергии в стране и более 1/2 всего потребления жидкого топлива.

    Структура транспорта США имеет свои особенности. Так, в грузообороте ни один из его видов резко не преобладает: 32 % приходятся на железнодорожный, 24,5 – на автомобильный, 18 – на морской, 14 – на трубопроводный, 11 – на внутренний водный и 0,5 % – на воздушный транспорт. Зато в пассажиро-обороте положение совершенно иное: 82 % его обеспечивает автомобильный транспорт, 17,5 – воздушный и всего 0,5 % – железнодорожный транспорт.

    Выше уже говорилось о совершенно особой роли автомобильного транспорта в США, где автомобиль используется в 98 % всех городских перевозок, 85 % всех междугородных переездов и 84 % всех выездов на работу и обратно.

    Но автомобилизация – это не только автопарк, но и автомобильные дороги, общая длина которых в стране уже превысила 6,5 млн км, составив более 1/5 мировой. Значительная часть из них относится к дорогам с усовершенствованным покрытием. Строительство автострад в США началось давно, но особенно продвинулось начиная с середины 1950-х гг., когда президент Дуайт Эйзенхауэр стал осуществлять программу сооружения сети национальных автострад. Американская автострада на основном своем протяжении – это две полосы движения в каждом направлении плюс запасная и еще одна запасная дорога. Чаще всего полосы встречного движения изолированы, а то и вообще удалены друг от друга. Большинство автодорог находится в ведении властей отдельных штатов, на многих из них взимается плата за проезд. Добавим также, что примерно 13 тыс. населенных пунктов США с общим населением 85 млн человек полностью зависят от автотранспорта, т. е. не имеют никаких других путей сообщения. Неудивительно, что на основных междугородных автодорогах напряженность автомобильного потока обычно составляет многие тысячи машин в сутки.

    Для большей наглядности приведем такую путевую «зарисовку». «Когда мчишься на машине по широкой магистрали от Нью-Йорка, не видишь ничего и никого – только другие шоссе, отходящие от него, и автомобили, да какие-то кустики на обочине. Трудно поверить, что едешь в пределах знаменитого мегалополиса Босваш. Трасса проложена так, что с нее трудно заметить поселения, сельскохозяйственные угодья, где-то под виадуками проходят железные дороги. И совсем нет людей, кроме тех, кто у въезда на мост или на платную дорогу с надписью Toll собирает деньги. Если бы инопланетяне впервые увидели Землю в этих местах, они решили бы, что жители Земли – автомобили, а сидящие в них люди – нечто вроде паразитов в их внутренностях».[91] Как тут не вспомнить метафоричное высказывание английского писателя Джона Пристли о том, что «в Америке автомобили становятся людьми…».

    Железнодорожный транспорт сыграл огромную роль в историческом развитии США. Строительство железных дорог, в особенности трансконтинентальных магистралей, оказало очень большое воздействие на развитие и размещение производительных сил страны. Еще в 1930-х гг. от океана до океана через всю страну добирались в основном поездами; особенно знаменит был экспресс «Двадцатый век», курсировавший между Нью-Йорком и Лос-Анджелесом. Но затем роль железных дорог из-за конкуренции автотранспорта стала быстро снижаться, а общая протяженность железнодорожной сети сокращаться. В 1913 г. она составляла 413 тыс. км, в 1950 г. – 360 тыс., а в 2005 г. – 230 тыс. км.

    Сокращение железнодорожной сети происходит прежде всего за счет ликвидации параллельных линий, построенных в периоды бума железнодорожного строительства. Отличительная черта железных дорог США – низкий уровень электрификации (всего 1 %) и резкое преобладание тепловозной тяги. Это объясняется в первую очередь политикой нефтяных монополий, заинтересованных в железнодорожном транспорте как в одном из потребителей нефтепродуктов. В последнее время некоторый «ренессанс» этого вида транспорта в грузовых перевозках связан уже не столько с традиционными массовыми грузами, сколько с увеличением контейнерных перевозок. Кроме того, разрабатываются проекты строительства первых в стране высокоскоростных железнодорожных магистралей.

    Внутренний водный транспорт играл едва ли не главную роль на первых этапах колонизации США. Этому способствовали обилие рек и озер и возможности круглогодичной навигации. Ныне общая длина внутренних водных путей США составляет 41 тыс. км. Перевозки по речным путям осуществляются преимущественно при помощи несамоходных барж, которые образуют составы по 20–30 барж, передвигаемые буксирами-толкачами. В последнее время все шире используются также баржи-лихтеры, выполняющие роль плавучих контейнеровозов.

    Рис. 195. Транспортная система США

    Авиационный транспорт США выполняет значительную часть пассажирских перевозок – как внутренних, так и международных.

    Трубопроводный транспорт, который в США начал развиваться раньше, чем в других странах, берет на себя основную часть транспортирования нефти и нефтепродуктов и все транспортирование природного газа.

    Наконец, морской транспорт США обслуживает главным образом внешнюю торговлю этой страны, хотя каботажные перевозки также достигают больших размеров.

    Конфигурация транспортной сети США относительно проста. Ее каркас образуют трансконтинентальные железнодорожные магистрали широтного и меридионального направлений (рис. 195). Широтные магистрали связывают Атлантическое и Тихоокеанское побережья страны, прежде всего Нью-Йорк и Вашингтон с Лос-Анджелесом, Сан-Франциско и Сиэтлом. При этом половина всех перевозок осуществляется на отрезке между Нью-Йорком и Чикаго.

    Железнодорожные магистрали меридионального направления проходят в первую очередь вдоль обоих океанских побережий, по долине Миссисипи и в других местах. Среди них наибольшее значение имеют скоростные линии Северо-Восточного «коридора» (Бостон – Нью-Йорк – Вашингтон; длина 735 км), а также линии Чикаго – Новый Орлеан, Чикаго – Атланта. Главные трансконтинентальные автомагистрали отчасти дублируют направления железных дорог, но многие из них проложены и по самостоятельным маршрутам.

    На этот основной каркас естественным образом накладывается сеть внутренних водных путей. В широтном направлении это прежде всего система р. Св. Лаврентия и Великих озер, в конце 1950-х гг. превращенная в глубоководный путь протяженностью 4000 км, доступный для морских судов. По этому пути перевозят главным образом массовые грузы – железную руду, каменный уголь, лес, зерно. В меридиональном направлении это в первую очередь система р. Миссисипи, которая охватывает территорию 31 штата, от Аппалачей до Скалистых гор. По ней ежегодно перевозится 450 млн т грузов – больше, чем по Великим озерам. Особенно велик грузооборот таких притоков Миссисипи, как Огайо и Теннесси. Более 100 млн т грузов ежегодно перевозится по самому длинному в мире Береговому каналу, одна ветвь которого проходит вдоль побережья Атлантического океана, а другая вдоль побережья Мексиканского залива.

    Для конфигурации трубопроводной сети США характерно «диагональное» направление. Это объясняется тем, что она связывает основной нефтедобывающий район Юго-Западного Центра с главными районами потребления нефти на Северо-Востоке.

    В местах пересечения сухопутных и водных транспортных магистралей образовались крупные транспортные узлы. По расчетам С. Б. Шлихтера, первое место среди них занимает Нью-Йорк. На втором месте находится Чикаго, где сходятся 30 железных, 20 автомобильных дорог, 24 трубопровода. Далее следуют Филадельфия, Лос-Анджелес, Хьюстон и другие крупные центры. Важную составную часть большинства из этих транспортных узлов образуют крупные аэропорты. Только государственных аэропортов в США примерно 5000. Из 33 крупнейших международных аэропортов мира здесь находятся 17. При этом аэропорты Нью-Йорка, Атланты, Чикаго, Лос-Анджелеса и Далласа ежегодно принимают и отправляют более 50 млн пассажиров. Движение авиапассажиров наиболее интенсивно на линиях, связывающих Атлантическое и Тихоокеанское побережья, а также Нью-Йорк и Флориду.

    Не менее важную составную часть многих транспортных узлов США образуют морские торговые порты, или, точнее, портово-промышленные комплексы. В начале 1990-х гг. в стране было 11 портов с грузооборотом более 40 млн т в год и 8 портов с грузооборотом от 20 млн до 40 млн т. По объемам перерабатываемых грузов первое место занимают порты Атлантического побережья, которое отличается обилием удобных естественных гаваней; это прежде всего Нью-Йорк, Филадельфия, Балтимор и угольный порт Хемптон-Родс. На побережье Мексиканского залива выросли такие крупные порты, как Новый Орлеан (с самым большим в стране грузооборотом – 220 млн т), Хьюстон и порт по вывозу фосфоритов – Тампа. В последнее время быстро растет значение портов Тихоокеанского побережья, суммарный грузооборот которых уже достиг 2/3 от грузооборота атлантических портов США. Здесь особо выделяются Лос-Анджелес и Лонг-Бич. Кчислу главных контейнерных портов США относятся Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Окленд, Сиэтл, Балтимор.

    124. География науки в США

    Основные количественные показатели свидетельствуют о высоком уровне развития науки в США. Так, общая численность научно-технического персонала еще в середине 1990-х гг. достигла 2,2 млн человек. Из них около 1 млн составили ученые и инженеры, непосредственно занятые в исследованиях и разработках (это больше, чем во всей Западной Европе или Японии). Затраты на науку в США находятся на уровне 2,7 % от общего объема ВВП и в сумме равны примерно 40 % мировых затрат на эти цели. США опережают Западную Европу и Японию и по затратам на НИОКР из расчета на душу населения. Попутно отметим, что в структуре этих затрат прикладные и опытно-конструкторские разработки намного превышают долю фундаментальных исследований. Лидируют США также по числу научных публикаций (более 1/3 мировых). В конце 1990-х гг. они контролировали 55 % патентов в области информационных технологий и 75 % мирового рынка программного обеспечения. В США сосредоточено 3/4 банков данных, имеющихся в развитых странах.

    Перспективы развития науки в США также можно считать весьма благоприятными. Это объясняется тем, что основным направлением их экономической политики в условиях дальнейшего постиндустриального развития остается структурная перестройка хозяйства на основе достижений современного этапа НТР, увеличения конкурентоспособности в сфере производства наукоемкой техники, компьютеров и электронного оборудования, а также информационных и компьютерных услуг. Можно добавить, что на США уже приходится 1/3 всей мировой наукоемкой продукции и такая же доля в выпуске компьютерного оборудования. США прочно занимают первое место в мире по численности пользователей Интернетом (210 млн в 2007 г.), а число людей, делающих покупки по Интернету, уже превысило 40 млн человек.

    Важная особенность территориальной организации науки в США – сосредоточение фундаментальных исследований преимущественно в вузах, которых всего насчитывается примерно 3000. Такое соединение высшего образования с научными исследованиями позволяет не только вести обучение студентов в соответствии с современным уровнем науки, но и широко привлекать их к этим исследованиям. Особую роль среди вузов страны играют 156 университетов, которые в большинстве обладают современной материально-технической базой и кадрами высокой квалификации. В свою очередь, среди них выделяются 20 вузов с наибольшим объемом научно-исследовательской работы (табл. 65).

    Из таблицы 65 видно, что на первом этапе, еще в период английского колониального владычества, все американские университеты располагались в северных приатлантических штатах (Гарвардский, Йельский в Новой Англии, остальные в Нью-Йорке, Филадельфии или неподалеку от них). В первой половине XVIII в. возникло еще несколько университетов в приатлантических штатах, первые университеты появились на Среднем Западе. Образование же университетов в Техасе и Калифорнии произошло уже во второй половине XIX в.

    Таблица 65

    ДВАДЦАТЬ ВЕДУЩИХ ВУЗОВ США[92]

    В отличие от фундаментальных, прикладные исследования осуществляются в основном в промышленном секторе. Что же касается самой обширной части НИОКР – опытно-конструкторских разработок, то большинство из них выполняется частными фирмами в специальных исследовательских институтах и лабораториях; такие работы ведутся и государством. Впрочем, подобное трехчленное подразделение в последнее время становится все более относительным. Это связано с тем, что в наши дни фундаментальные исследования все чаще ориентируются на непосредственный практический эффект, а прикладные нередко сближаются с фундаментальными. Наиболее последовательное территориальное отражение такое сближение получило в создании многих технопарков и технополисов, олицетворяющих интеграцию науки и производства– прежде всего в тех наукоемких отраслях, которые в США принято называть High-Tech (от англ. high technology – высокие технологии).

    Проведенные исследования показали, что на размещение технопарков и технополисов США оказывают воздействие самые разные факторы: близость к крупным университетам и другим научно-техническим центрам, к промышленным и административным центрам, к важным транспортным путям и аэропортам, к объектам оборонного комплекса, а также расположение их в зонах урбанизации и субурбанизации, наличие благоприятных природно-рекреационных условий и др. Однако главное, решающее значение в большинстве случаев имеет близость к университетам. Поэтому технопарки и технополисы США нужно искать прежде всего неподалеку от них.

    Первый и самый крупный технополис возник в Калифорнии, к югу от Сан-Франциско, в долине Санта-Клара. Эта долина раньше славилась своими садами, в особенности сливовыми; на округ Санта-Клара приходилось до 1/3 мирового производства чернослива. А город Сан-Хосе считается самым крупным в США центром плодоовощной промышленности. Рядом находился один из крупнейших в США университетов – Стэнфордский[93] (рис. 196). В 1951 г. этот университет создал научно-исследовательский парк, в котором разместилось всего несколько фирм. Но после того как компания «ПМБ» построила на окраине Сан-Хосе большой завод вычислительных машин, а затем компания «Локхид» завод по производству ракет для подводных лодок в Соннивейле, парк стал быстро расти; число фирм превысило сначала сто, а затем тысячу. Уже к 1980-м гг. фактически вся долина Санта-Клара была застроена невысокими одно-двухэтажными корпусами, разделенными лишь площадками для парковки. Число действующих здесь средних и мелких фирм превзошло 2000, а численность занятых на них достигла 200 тыс. Поскольку все эти фирмы специализируются на производстве электронной техники, долина получила наименование Кремниевой или Силиконовой («Силикон Вэлли»); в ней производится половина всей продукции американской электроники.

    С тех пор это название стало нарицательным и вызвало широкую волну подражаний. Как хорошо видно на рисунке 197, ныне в США можно найти еще немало «силиконовых берегов», «силиконовых пляжей», «силиконовых гор» и т. п. Этот рисунок позволяет также установить главную черту размещения технопарков и технополисов США – сосредоточение большинства из них в пределах нескольких мегалополисов страны.

    Пожалуй, в первую очередь это относится к мегалополису Босваш на Северо-Востоке США.

    Старейший и крупнейший научный центр возник в пригороде Бостона на базе Гарвардского университета и Массачусетского технологического института.

    Колледж в Кембридже был основан в 1636 г. Через три года он был назван Гарвардским – в память о его попечителе Джеке Гарварде, завещавшем ему свой капитал. В начале XIX в. колледж был реорганизован в университет. Этот старейший университет страны, отметивший в 1986 г. свое 350-летие, дал 30 нобелевских лауреатов и 29 лауреатов Пулитцеровской премии. Его окончили шесть президентов США – Джон Адамс, Джон Куинси Адамс, Теодор Рузвельт, Франклин Делано Рузвельт, Ратерфорд Бёрчард Хейс и Джон Фицджеральд Кеннеди. Широкой известностью пользуется расположенный здесь же Массачусетский технологический институт.

    Рис. 196. Сан-Франциско и Силиконовая долина

    Близость этих научных учреждений стала одной из важных причин размещения в районе Бостона предприятий электронной и других наукоемких отраслей промышленности. Научно-исследовательский парк Бостона имеет оригинальную конфигурацию: он протянулся узким полукольцом вдоль автодороги № 128, опоясывающей большую часть города.

    Кроме того, в пределах мегалополиса Босваш расположены многие технопарки и технополисы, ориентирующиеся на такие знаменитые в стране университеты, как Иельский, Принстонский, Колумбийский, Пенсильванский, имени Джонса Гопкинса и др. В них ведутся исследования в области программного обеспечения, электроники, биотехнологии, фармацевтики.

    Рис. 197. «Силиконовые долины» в США (по Ш. Тацуно)

    Рис. 198. «Парк исследовательского треугольника» в штате Северная Каролина (по В. М. Харитонову)

    Второй крупный район концентрации технопарков и технополисов – территория мегалополиса Чипитс, где они связаны прежде всего с Чикагским, Иллинойским, Мичиганским и Висконсинским университетами. Здесь также преобладают исследования в области программного обеспечения, электроники, фармацевтики, но ведутся работы и в области металлургии, что отражает производственный профиль этой части Промышленного пояса США.

    Третий из главных районов сосредоточения технопарков и технолисов в США – мегалополис Сансан на Тихоокеанском побережье страны. Ядро его образует уже упоминавшаяся Силиконовая долина, специализирующаяся на компьютерных технологиях. Еще один сгусток центров высоких технологий сформировался в районе между Лос-Анджелесом и Сан-Диего с ориентацией на Калифорнийский и некоторые другие университеты. Здесь преобладает специализация на аэрокосмических и других военных и полувоенных технологиях, но представлены также электроника, электротехника, медицина. Немалое значение для развития этого района имеют и благоприятные природно-рекреационные условия Калифорнии.

    Что касается более молодых мегалополисов, формирующихся во Флориде, на побережье Мексиканского залива, на крайнем Северо-Западе в районе Сиэтла, то уже немало технопарков и технополисов возникло и здесь, например, во Флориде по разработке лазерных технологий.

    Наряду с этим рисунок 197 свидетельствует о том, что многие научные центры США возникли за пределами мегалополисов. Примерами такого рода могут служить Даллас – Форт Уэрт в Техасе (телекоммуникации), Денвер в штате Колорадо (телекоммуникации), Солт-Лейк-Сити в штате Юта (медицинские технологии и программное обеспечение).

    В этом смысле особый интерес, несомненно, представляет «Парк исследовательского треугольника» («Рисерч Трай-энгл парк») в штате Северная Каролина, который был основан в 1949 г., когда начался упадок таких традиционных для этого района отраслей, как швейная, текстильная, мебельная, табачная. Этот парк, созданный на базе трех близко расположенных университетов, занял территорию в 2,2 тыс. га и привлек 12 тыс. работников. В отличие от большинства других парков, он разместился не в агломерационной зоне, а фактически в сельской местности (рис. 198).

    Добавим также, что во второй половине XX в. происходило и активное формирование научно-исследовательских и научно-промышленных комплексов в слабо заселенных Горных штатах. В большинстве они заняты военными разработками (например, Лос-Аламос – широко известный центр ядерных исследований).

    125. Загрязнение окружающей среды в США и меры по ее охране

    Соединенные Штаты – страна, где природная среда подверглась весьма существенным изменениям. На большей части их территории девственные природные ландшафты уже давно превратились в антропогенные. При этом, в соответствии с этапами колонизации, такое окультуривание природных ландшафтов шло в общем направлении с востока на запад. Сначала прибрежные низменности Атлантического побережья уступили место полям, садам, сеяным лугам, жилой и промышленной застройке, коммуникациям. Затем полевые, пастбищные, городские и промышленные ландшафты стали преобладающими на Центральных и Великих равнинах. Далее наступила очередь Тихоокеанских штатов, где к этому перечню добавились еще лесохозяйственные ландшафты. Впоследнюю очередь началось освоение Горных штатов, для которых наиболее характерными остаются, пожалуй, горнопромышленные ландшафты. Но при этом, увы, природе был нанесен большой урон.

    В широко известных книгах Р. Парсона «Природа предъявляет счет» (1969), Ж. Дорста «До того как умрет природа» (1968), У. Дугласа «Трехсотлетняя война» (1975) и многих других подробно рассказывается о том, каким истреблением природных ресурсов сопровождалось движение колонистов на Запад. Может быть, наиболее ярким примером такого рода служит компания по поголовному истреблению бизонов в американских прериях. В 70-е гг. XIX в. ежегодно уничтожалось по 2–2,5 млн этих животных. Дело доходило до того, что железнодорожные компании предлагали пассажирам для развлечения стрелять по бизонам из окон поездов.[94] Другим примером может служить распашка пшеничного пояса Великих равнин в конце XIX в., которая проводилась без учета особенностей земледелия в сухих прериях. Расплата наступила в 30-х гг. XX в., когда пыльные бури за короткое время буквально подняли в воздух плодородные почвы штатов Техас, Канзас, Оклахома, Колорадо, превратив их в печально знаменитую «пыльную чашу». Только в 1934 г. такие бури унесли с территории Великих равнин около 300 млн т чернозема.

    Бурная индустриализация страны в XX в. также чрезвычайно увеличила нагрузку на ее природную среду. В первую очередь это относится к «грязным» производствам. Достаточно сказать, что в наши дни в США действуют 2400 тепловых электростанций, 250 нефтеперерабатывающих, 144 сталеплавильных, 100 целлюлозно-бумажных заводов. В сельском хозяйстве функцию «грязных» производств осуществляют химизация и животноводческие комплексы, на транспорте – прежде всего автотранспорт. Вот и получается, что наиболее экономически развитая страна мира занимает первое место в этом мире и по абсолютным размерам загрязнения окружающей среды. А. М. Рябчиков еще в 1973 г. подсчитал долю США в мировом загрязнении окружающей среды, которая оказалась равной 31 %. В ту пору много писалось о кризисном состоянии природной среды в США, причем для этого действительно были веские основания.

    Со временем в американских атласах появились карты, показывающие районы с кризисной экологической ситуацией, где развивались такие негативные процессы, как эрозия почв, понижение уровня подземных вод, опустынивание, вторичное засоление, выпадение кислотных осадков. В результате фактически вся территория страны вошла в пределы огромного Североамериканского центра дестабилизации природной среды (рис. 129 в книге I).

    Высокого уровня достигло в США загрязнение атмосферы. В 2005 г. ежегодные выбросы диоксида углерода превысили 6,1 млрд т (в пересчете на СO2), или 21 т на душу населения. Это составило почти 1/4 мирового объема таких выбросов. Добавим также большие выбросы оксидов серы и азота, аэрозолей. Главная ответственность за загрязнение атмосферы ложится на две отрасли хозяйства. Во-первых, на промышленность, в особенности на тепловую электроэнергетику – тем более что большинство ТЭС страны в качестве топлива использует уголь, в том числе и довольно сернистый. Во-вторых, на автомобильный транспорт с его парком более 230 млн машин.

    Рис. 199. Распределение кислотных осадков в США

    Что же касается последствий такого загрязнения, то на первое место нужно, очевидно, поставить образование кислотных дождей. Судя по рисунку 199, главный ареал их распространения – индустриальный Северо-Восток США, но фактически ими затронута вся восточная половина страны. В результате в США уже около 4000 сильно подкисленных озер. Кислотные осадки – главная причина деградации водной среды в «плодороднейшем» Чесапикском заливе. Они же угрожают таким национальным памятникам, как «Индепенденс-холл» в Филадельфии, памятник Вашингтону в Вашингтоне, статуя Свободы в Нью-Йорке. Важно обратить внимание и на то, что США «обстреливают» кислотными осадками и Канаду, где примерно половина таких осадков имеет трансграничное происхождение. Упомянем также случаи истощения стратосферного озона, неоднократно отмечавшиеся над территорией США.

    Не меньшую остроту приобрела и проблема водных ресурсов. В начале XXI в. в США ежегодно потребляется около 500 млрд м3 пресной воды, т. е. примерно 1/4 ресурсов естественного речного стока. Главными потребителями были промышленность (более 45 %), сельское хозяйство (42 %), коммунальное хозяйство (13 %). Но эти же отрасли давали и большое количество сточных вод. В результате 120 тыс. км водотоков страны, или 1/8 общей их протяженности, были сильно загрязнены. Втакой же, если не в большей степени оказались загрязненными Великие озера, в особенности оз. Эри, оказавшееся на пороге биологической смерти.

    К этому нужно добавить сильное тепловое загрязнение речных и озерных вод, особенно вблизи крупных ТЭС и АЭС с прямоточной системой охлаждения, высокий уровень эвтрофикации многих водоемов, являющийся следствием переизбытка в них питательных веществ. Расширение добычи нефти и газа в шельфовых зонах, где работают сотни буровых платформ, привело к загрязнению морской среды. И это не говоря уже о захоронении «каменных гробов» с радиоактивными отходами в водах Атлантического и Тихого океанов (рис. 34 в книге I).

    Осложнились и проблемы, связанные с земельными ресурсами. Проведенные в 1977 и 1982 гг. общенациональные исследования по определению качественного состояния земельных ресурсов показали, что из-за эрозии в США ежегодно теряется около 4 млрд т почвы, главным образом в районах интенсивного земледелия, а ущерб от нее оценивается в 1 млрд долл. Происходит также разрушение морских побережий, дельты Миссисипи. К этому нужно добавить ущерб от химизации сельского хозяйства, от изъятия земель под промышленное, городское и транспортное строительство (9– 10 тыс. км2 в год), от такой агрессивной формы разрушения литосферы, как открытые разработки полезных ископаемых, которыми затронуто несколько миллионов гектаров земель.

    Особую проблему для США образует огромное количество промышленных и муниципальных (бытовых) отходов. Масса ежегодно образующихся бытовых отходов (пищевые продукты, бумага, металлы, стекло и т. п.) в конце 1990-х гг. превысила 200 млн т, или 700 кг из расчета на душу населения; по этому показателю страна продолжает занимать первое место в мире.

    В литературе нередко приводятся весьма впечатляющие сведения о бытовых отходах в США. Оказывается, что в стране ежегодно выбрасывается 65 млрд металлических емкостей от напитков, 30 млрд бутылок, 65 млрд т бумаги, 100 млн старых автопокрышек, 5 млн отслуживших свой срок автомобилей, которые образуют огромные свалки на подъездах к большим городам, 7,5 млн старых телевизоров.

    Таковы некоторые общие данные о загрязнении окружающей среды в США. Конечно, интенсивность такого загрязнения на огромной территории страны неодинакова. Наиболее велика она в пределах трех американских мегалополисов, где сконцентрирована основная часть населения, а также промышленного производства.

    В Северо-Восточном и Приозерном мегалополисах преобладает промышленное, автотранспортное и коммунальное загрязнение, которое в некоторых старопромышленных районах еще сравнительно недавно превышало все допустимые уровни. В качестве примеров обычно приводили Питсбург, где на сравнительно небольшой территории сосредоточены 1800 промышленных предприятий, и Кливленд, где в 1965 г. буквально загоралась перенасыщенная нефтяными отходами р. Койахога. В Калифорнийском мегалополисе на первое место среди отраслей-загрязнителей следует, очевидно, поставить автомобильный транспорт. Лидерство в этом отношении принадлежит Лос-Анджелесу с его 5 млн автомобилей. Расположенный в слабо проветриваемой местности, он представляет собой идеальное место для образования сухого фотохимического смога, главным источником которого служат выхлопные газы. Не случайно этот город называют столицей смога. А американские астронавты, наблюдавшие Калифорнию из космоса, уже не раз отмечали, что Лос-Анджелес на фоне остальных районов обычно выглядит как отдельное темное пятно.

    За пределами мегалополисов загрязненность природной среды, как правило, меньше, причем сами источники ее более избирательны. Например, на Центральных и Великих равнинах это прежде всего сельское хозяйство, которому сопутствуют эрозия почв, а во многих местах и опустынивание. В Горных штатах это в первую очередь горнодобывающая, а на побережье Мексиканского залива – нефтяная и газовая промышленность.

    Загрязнение окружающей среды в США достигло наибольшего уровня в 60—70-е гг. XX в. Это вызвало большую обеспокоенность не только государства, но и общественности, привело к экологизации общественного сознания. Один за другим были приняты важные природоохранные законы – сначала на уровне штатов, а затем и на федеральном уровне. Вслед за законом о национальной политике в отношении окружающей среды (1969) были приняты федеральные законы о чистом воздухе, о чистоте водной среды, о борьбе с твердыми отходами, о борьбе с шумом, о контроле над ядохимикатами, об охране девственных и живописных рек, об образовании в области окружающей среды и др. Были установлены стандарты на загрязнения, системы штрафов.

    Существует также национальная программа борьбы с кислотными дождями, программа борьбы с эрозией почв. Осуществляется и большая программа лесонасаждения. Реализуется национальная программа по освоению ресурсов Мирового океана, которая должна обеспечить полное освоение территориальных вод, шельфа и континентального склона, а также использование некоторых участков океанического дна до глубины 6000 м. И главное, под все эти программы выделены большие средства. Еще в середине 1990-х гг. общие затраты на охрану окружающей среды превзошли 120 млрд долл. в год; эти затраты примерно поровну делятся между тремя основными сферами природоохранной деятельности: охраной водной среды, воздушного бассейна и борьбой с твердыми отходами. С 1970 г. функционирует Национальное управление по охране окружающей среды. Расширяются НИОКР в сфере природоохранных технологий. Создана крупная экоиндустрия. А экологический рынок в США оценивается громадной суммой в 150 млрд долл. (мировой – в 500 млрд долл.).

    Положительные результаты всех этих мер не замедлили сказаться. Заметно уменьшилось загрязнение водного и воздушного бассейнов. В стране с огромным автопарком свинец для этилирования бензина теперь вообще не применяется. Достигнуты успехи в борьбе с эрозией почв и опустыниванием. Объявленное в свое время «мертвым», оз. Эри стало крупнейшей в мире акваторией по вылову окуня. Словом, осуществляется система мер экологической безопасности, необходимая для перехода к устойчивому развитию. Но тем не менее отдельные проблемы еще ждут своего решения. Достаточно вспомнить о том, что США отказались ратифицировать Киотский протокол 1997 г. о сокращении выбросов углекислого газа в атмосферу. Страна по-прежнему подвержена не только стихийным природным бедствиям, которые, правда, трудно предвидеть, но и техногенным авариям и катастрофам.

    Например, летом 1993 г. в бассейне Миссисипи произошло разрушительное наводнение, равного которому, пожалуй, не знала история страны. В результате многие тысячи квадратных километров сельскохозяйственных земель были покрыты слоем воды до метра толщиной, а в месте впадения Миссури в Миссисипи образовалось настоящее море шириной 30 км. В той или иной степени от наводнения пострадали десять штатов. Другой пример стихийного бедствия – жестокая летняя засуха 1999 г., которая охватила приатлантическую часть страны от штата Мэн до штата Джорджия. Третий пример – ураганы «Катрин» и «Рита», которые обрушились на северное побережье Мексиканского залива в 2005 г.

    А в марте 1989 г. произошла настоящая техногенная экологическая катастрофа в заливе Аляска, причиной которой стал американский танкер «Экссон Валдиз». Этот танкер, только что отошедший от нефтяного терминала порта Валдиз и имевший в своих танках около 180 тыс. т аляскинской нефти, по вине капитана напоролся на подводную скалу. Из восьми пробоин в его корпусе вылилось более 40 тыс. т нефти, которая уже вскоре образовала пятно площадью в 100 км2. Дрейф этого пятна затронул более 2000 км береговой линии, нанеся невосполнимый ущерб флоре и фауне. В течение полугода компания «Экссон» вела работы по ликвидации последствий этой катастрофы, но добиться восстановления экологического равновесия так и не удалось. После этого конгресс США принял специальный закон о необходимости всем танкерам, заходящим в порты страны, со временем иметь двойную стальную обшивку бортов и двойное днище.

    Говоря о перспективах охраны окружающей среды в США, нужно иметь в виду не только законодательные и другие меры, но и переход США к постиндустриальной стадии развития. Ясно, что этот переход влечет за собой кардинальные структурные сдвиги во всей экономике, включающие в себя также уменьшение в ней доли «грязных» производств и производственной сферы вообще.

    126. Система охраняемых территорий в США

    Изучение особо охраняемых природных территорий (ООПТ) США представляет особый интерес по многим причинам.

    Во-первых, потому, что эта система с самого начала находилась под особым «попечительством» государства и прошла уже более чем столетний путь развития. За это время конгрессом США было принято много законов, специально относящихся к ООПТ. Во-вторых, потому, что по основным количественным показателям ООПТ США намного опережают все другие страны мира. Общее число разного рода охраняемых природных территорий здесь составляет 1,5 тыс., они занимают площадь более 1,2 млн км2, что соответствует 13 % всей территории страны. В 1950-х гг. их ежегодно посещали примерно 50 млн человек, в 1990-х гг. – уже от 250 млн до 300 млн, а на рубеже XX и XXI вв. это количество перевалило за 300 млн. В-третьих, потому, что ни одна другая страна мира не обладает таким разнообразием официально выделяемых типов охраняемых территорий: их здесь более 20. В-четвертых, потому, что основная часть ООПТ образует единую систему, которая управляется федеральной Службой национальных парков, подведомственной министерству внутренних дел. Всего под управлением этой Службы находится более 380 объектов охраны, остальными – даже более многочисленными – управляют власти отдельных штатов. Неудивительно, что американцы считают такую систему предметом своей национальной гордости.

    До сравнительно недавнего времени в США было принято подразделение всех типов охраняемых природных территорий на три большие группы: природную, историческую и рекреационную. Затем оно стало выходить из употребления – по той простой причине, что многие, если не большинство, ООПТ фактически выполняют все эти три функции, так что четко разграничить их практически невозможно. Однако в качестве самого генерализованного подхода к систематизации такое трехчленное подразделение остается привлекательным, поэтому мы им и воспользуемся.

    Основу природной группы ООПТ образуют собственно национальные парки, число которых постоянно возрастает и к началу XXI в. достигло уже 54. Главное назначение национальных парков заключается в сохранении естественных природных ландшафтов, что, по мнению американских специалистов, отнюдь не исключает их использования для целей рекреации и туризма. В общем такая трактовка понятия о национальном парке не расходится с определением, предложенным Международным союзом охраны природы (МСОП), в котором говорится о трех важнейших функциях национальных парков: 1) сохранении биологического разнообразия; 2) поддержании экологического баланса и высокого качества окружающей среды и 3) развитии туризма и рекреации.

    Однако в реальной действительности такое совмещение функций охраны природы и стимулирования массового туризма создает для системы национальных парков США немало проблем. Ведь наплыв туристов и рекреантов вызывает необходимость строительства дорог, создания в непосредственной близости от парков населенных пунктов и развития коммерческой деятельности, сооружения горнолыжных трасс и т. п. Нужно учитывать и то, что на территории парков осуществляется заготовка древесины, иногда строятся плотины, добываются полезные ископаемые, ведется охота. Все это не может не создавать дополнительную нагрузку на нее. Вот почему американцы с удовлетворением восприняли принятый в конце срока президентства Клинтона закон о запрете на строительство в национальных парках.

    Размещение национальных парков США показано на рисунке 200. Нетрудно заметить, что на основной территории страны подавляющее большинство таких парков сосредоточено на Западе, в Горных и Тихоокеанских штатах. Наиболее известные среди них – Йеллоустонский, Йосемитский, Глейшер, Секвойя, Гранд-Каньон, Гранд-Титон.

    В Калифорнии, в горах Сьерра-Невада, находятся два широко известных национальных парка – Иосемитский и Секвойя.

    Первый из них, получивший статус национального парка еще в 1890 г., особенно славится своими водопадами. Здесь находится самый высокий водопад Северной Америки Йосемит-Фол, падающий с высоты 727 м в виде каскада водопадов. Во всем мире он уступает только каскадам водопадов Анхель в Венесуэле и Тугела в ЮАР. Здесь сохранились также рощи секвойи. Гигантская вечнозеленая секвойя растет также в парке Секвойя. Это дерево достигает высоты 100 м при толщине 8–9 м. Подсчитано, что из одной такой секвойи можно было бы построить 25 домов в четыре этажа.

    Несколько национальных парков находится на плато Колорадо, причем почти все они располагаются по течению одноименной реки.

    Самый известный из них – Большой Каньон (Гранд-Каньон) Колорадо в штате Аризона, где национальный парк был создан еще в 1919 г. Этот парк занимает около 500 тыс. га и протягивается вдоль среднего течения р. Колорадо на 320 км. Здесь река врезается в толщу плато на 1700–1800 м при ширине на уровне его поверхности от 8 до 23 км, а у уреза воды – от 1 км до 120 м. При этом обнажаются горизонтально залегающие породы (от самых древних, докембрийских, до совсем молодых), имеющие разное строение и разную окраску. Парк Большой Каньон ежегодно посещают 3–4 млн человек. К их услугам не только наблюдательные пункты для обзора каньона, пешеходные экскурсии, но и небольшие самолеты и вертолеты, совершающие до 50 тыс. вылетов в год.

    Рис. 200. Национальные парки США

    Далее к востоку цепочкой вытянулись парки, связанные с системой Скалистых гор. Знакомство с ними лучше всего начать с Иеллоустонского – первого национального парка не только в США, но и в мире.

    Открытие достопримечательностей этого парка относится только к 60-м гг. XIX в., но уже в 1872 г. конгрессом США был принят закон, объявляющий его территорию «особо охраняемой, изъятой из хозяйственной деятельности и предназначенной для блага и удовольствия всего народа». Ныне этот парк, расположенный в основном в северо-западной части штата Вайоминг на высоте 2300 м над уровнем моря, занимает почти 900 тыс. га. Ежегодно его посещают более 3 млн человек. К числу главных природных достопримечательностей этого парка относятся (рис. 201) оз. Йеллоустон, самое большое высокогорное озеро Северной Америки, вытекающая из него р. Йеллоустон, образующая живописный каньон и цепочку водопадов, знаменитая Долина гейзеров, среди которых наибольшей популярностью пользуется гейзер Олд-Файтфул (Старый служака), работающий каждые 65 минут, травертиновые террасы в районе Мамонтовых горячих источников. Под охраной здесь находятся хвойные леса, популяции благородного американского оленя – вапити, белого пеликана, стада лосей, бизонов.

    Рис. 201. Йеллоустонский национальный парк

    К югу от Йеллоустонского расположен национальный парк Гранд-Титон. Кроме того, в северной части Скалистых гор, у границы с Канадой, находится национальный парк Глейшер, а в их срединной части – парк Роки-Маунтин с живописным ледниковым рельефом (здесь расположен известный курортный комплекс Колорадо-Спрингс).

    На восточной окраине Скалистых гор, на их стыке с Великими равнинами, также расположено несколько известных национальных парков. В северной части, в штате Южная Дакота, это национальный парк Бедленд, название которого стало географическим термином. Бедлендами (дурными землями) называют местности с сильнорасчлененным и труднопроходимым рельефом, обычно образующиеся там, где пласты стойких пород чередуются с толщами, податливыми к размыву. В южной части, в штате Нью-Мексико, находятся широко известный национальный парк в районе Карлсбадских карстовых пещер, а еще южнее – парк Биг-Бенд, представляющий собой уголок прежнего, «дикого», Техаса.

    В восточной части США национальных парков значительно меньше. Это парки Акейдия на крайнем севере, в Новой Англии, Эверглейдс на крайнем юге, во Флориде, где обитают розовые фламинго и сохраняется девственная природа субтропиков, Шенадоа, знаменитая Мамонтова пещера – самая длинная в мире (протяженность всех ее ходов, расположенных на пяти уровнях, достигает 560 км). Но самый популярный из парков Востока, безусловно, Грейт-Смоки-Маунтинс, расположенный в самом сердце Аппалачских гор, на границе штатов Теннесси и Северная Каролина. Он был образован в 1920-х гг. А в наши дни его ежегодно посещают до 7 млн человек. Сказывается расположение этого парка в нескольких часах езды на автомобиле от некоторых Среднеатлантических и Южных штатов.

    Национальные парки на Аляске стали возникать сравнительно недавно, но к началу 1990-х гг. их было уже 8, а к 2000 г. – 15. Как правило, они отличаются очень большими размерами: например, парк Денали занимает территорию около 23 тыс. км2. Два национальных парка расположены на Гавайских о-вах. Главный из них – Гавайский вулканический парк, на территории которого находятся активные вулканы Килауэа и Мауна-Лоа.

    Помимо национальных парков как главного звена, природная группа ООПТ на федеральном уровне включает в себя также национальные резерваты, биосферные резерваты и некоторые другие формы охраняемых территорий.

    Особо можно упомянуть о существующей в США уже сто лет Национальной системе так называемых рефугиумов, которые по российской терминологии представляют собой нечто среднее между заказником и биосферным заповедником. Этими рефугиумами, число которых уже достигло нескольких сотен, ведает специальная Служба управления ресурсами рыб, диких животных и растений. На уровне штатов большое распространение получили заказники для мигрирующих видов птиц. Выделяются и отдельные природные достопримечательности – такие, например, как знаменитая Долина смерти в Калифорнии.

    Историческая группа охраняемых территорий по внутренней структуре еще более разнообразна. Она включает в себя национальные исторические парки, которых насчитывается 39. Примерами их могут служить старые части Бостона и Филадельфии, Клондайк и Ситка на Аляске, места, связанные с культурой индейцев. Далее следуют такие категории, как национальный военный парк, национальное поле битвы, национальный парк поля битвы, национальная местность поля битвы. Большинство из них связано с событиями войны Севера и Юга в 1861–1865 гг. – это места сражений при Чикамоге (Джорджия), Фредериксберге (Виргиния), Шило (Теннесси), Виксберге (Миссисипи), Геттисберге (Пенсильвания). Есть и парки, связанные с Войной за независимость.

    Еще в 1911 г. была установлена такая категория, как национальный мемориал. Ныне к ней относятся мемориалы Вашингтона, Джефферсона и Линкольна в столице США, мемориал Костюшко в Пенсильвании, мемориал Гражданской войны в Геттисберге и др. – всего 28 мемориалов. С 1935 г. существует категория национальная историческая местность, которая в 1990-х гг. включала в себя около 78 объектов. Это прежде всего торговые фактории и военные форты, связанные с первыми этапами колонизации страны. Это также места рождения или жительства президентов США – Вашингтона, Адамса, Линкольна, Тафта, Теодора Рузвельта, Гувера, Франклина Рузвельта, Трумэна, Эйзенхауэра, Кеннеди, Картера и др. Это также места, связанные с жизнью и деятельностью таких знаменитых американцев, как Лонгфелло, Роберт Фултон, Эдисон, Юджин О'Нил, Карл Сэндберг, Мартин Лютер Кинг.[95] 75 объектов отнесено к категории национальных монументов (памятников). Самый яркий пример такого рода – статуя Свободы в Нью-Йорке, которую ежегодно посещают 5,5 млн человек.

    В некоторых местах подобные исторические объекты располагаются особенно кучно. Например, за штатом Виргиния установилось даже прозвище «Кузница президентов» – здесь родились восемь президентов США. В первую очередь это относится к Джорджу Вашингтону, имение которого Маунт-Вернон расположено к югу от американской столицы. В Виргинии родился и Томас Джефферсон, мемориальные места которого находятся у г. Шарлотсвиля. По соседству с ним родился и президент Джеймс Монро. Не менее интересна и историческая Линкольнская тропа, объединяющая места в штатах Кентукки и Иллинойс, связанные с жизнью Авраама Линкольна.

    Наконец, рекреационная группа охраняемых территорий (помимо большинства типов первых двух групп) на федеральном уровне включает в себя национальные зоны рекреации (их 20), национальные морские побережья (10), национальные заповедные пейзажные реки (9), национальные реки (6), национальные пейзажные автострады (4), национальные пейзажные тропы (3). На уровне штатов число таких объектов возрастает, например национальных заповедных пейзажных рек – до 30.

    В список объектов входят также отдельные горные вершины, долины, каньоны, озера, острова и мысы, участки речных долин, прибрежные дюны и скалы.

    Популярной формой рекреационного использования территории стали национальные туристские тропы. Наиболее известна из них Аппалачская тропа протяженностью 5200 км, которая постепенно создавалась в течение нескольких десятилетий. Она протягивается вдоль гряды Аппалачских гор от штата Мэн до штата Джорджия. Другая подобная тропа, получившая наименование Пасифик-Крест, проходит по территории Тихоокеанских штатов от Канады до Мексики; длина ее – 4300 км. Позднее была создана еще тропа Континентального водораздела, которая начинается в штате Монтана и далее идет на юг до штата Нью-Мексико и мексиканской границы, следуя главному водоразделу материка.

    Все сказанное свидетельствует о том, что опыт США в деле создания охраняемых природных территорий представляет большой международный интерес. Во многом он сходен с опытом других стран мира, но во многом и отличен. Например, для американской модели национальных парков характерно значительное удаление от главных сгустков размещения населения, и в первую очередь мегалополисов и других крупных урбанизированных зон.

    127. Экономическое районирование США

    Для такой большой страны, как США, тем более при столь высокой зрелости территориальной структуры хозяйства, экономическое районирование имеет особенно большое значение. Но на протяжении времени оно, естественно, не остается неизменным.

    В эпоху колонизации и на первых этапах существования Соединенных Штатов обычно выделяли прежде всего Север и Юг страны, которые во многом различались по особенностям общественного и экономического развития. По мере освоения западной части страны появился и третий крупный район – Запад. Такое трехчленное деление окончательно сложилось к концу XIX в.

    Из него исходил В. И. Ленин в своей работе, посвященной изучению законов развития земледелия в США. В ней страна была подразделена на три крупных экономических района: 1) промышленный Север; 2) бывший рабовладельческий Юг; 3) колонизуемый Запад. Такое трехчленное районирование было затем принято за основу всеми советскими исследователями этой проблемы (Л. Я. Зиман, В. М. Гохман, В. П. Ковалевский, М. Е. Половицкая, В. М. Андреева, А. П. Горкин и др.). Оно вошло также во все школьные и вузовские учебники географии, диссертации и другие научные проработки.

    Рис. 202. Четырехчленное экономическое районирование США

    Как отмечает Л. В. Смирнягин, такое районирование США наполнено глубоким смыслом. «Север для американцев – это могучая индустрия, гигантские города, предприимчивость, демократизм, обилие иммигрантов. Американский Юг – это не просто жаркий климат, но и высокая доля чернокожих, расовые предрассудки рабовладельческой эпохи, четкое классовое расслоение общества, замедленный ход социальной жизни, известная отсталость… Запад же – это широкие горизонты и широкие возможности для деятельности человека, это еще слабо освоенная территория с богатыми ресурсами, но заодно и с упрощенным бытом, и с упрощенными правилами жизни».[96]

    Однако в последние десятилетия положение заметно изменилось, и эти стереотипы стали постепенно себя изживать. Достаточно сказать, что доля Севера и в населении, и в промышленном производстве страны еще к началу 1990-х гг. уменьшилась соответственно до 44 и 50 %, тогда как доля Юга и Запада выросла в первом случае до 34 и 22 %, а во втором – до 32 и 18 %. В 1990-х гг. эти сдвиги продолжались, что позволяет сделать вывод о постепенном сглаживании различий в уровнях развития производительных сил между тремя экономическими районами США.

    Во второй половине XX в. наряду с трехчленным экономическим районированием в США стало широко использоваться и деление страны на четыре экономических района. Применял его и такой важнейший административный орган, как Бюро переписей, которое руководит проведением переписей населения, промышленности и т. п. При этом делении границы Юга и Запада остались без изменений, а Север был разделен на два района – Северо-Восток и Средний Запад (рис. 202).

    Затем Бюро переписей начало применять еще более дробное, девятичленное экономическое районирование основной территории страны, которое стало широко использоваться и в научной географической литературе. При этом в качестве экономических районов рассматриваются Новая Англия, Среднеатлантические штаты, Северо-Восточный центр, Северо-Западный Центр, Южноатлантические штаты, Юго-Восточный Центр, Юго-Западный Центр, Горные штаты, Тихоокеанские штаты (рис. 203). Данные о территории и населении штатов США с разбивкой их на перечисленные девять районов содержит таблица 66.

    Сравнение девяти экономических районов США говорит о том, что по размерам территории первое, второе и третье места занимают соответственно Тихоокеанские штаты (26,4 % всей площади страны), Горные штаты (22,8) и Северо-Западный Центр (13,7 %). По численности жителей особо выделяются Южноатлантические штаты (17,4 % всего населения страны), Северо-Восточный Центр (14,7) и Тихоокеанские штаты (15,1 %). Можно добавить, что в первую тройку районов по размерам душевого дохода входят Новая Англия (23,6 тыс. долл.), Среднеатлантические штаты (23,1) и Тихоокеанские штаты (20,9 тыс.)

    Таблица 66

    ШТАТЫ ОСНОВНОЙ ТЕРРИТОРИИ США ПО ДЕВЯТИ ЭКОНОМИЧЕСКИМ РАЙОНАМ

    * Нередко при районировании включают в группу Среднеатлантических штатов.

    Рис. 203. Девятичленное экономическое районирование США

    Упомянем и о том, что не так давно во многом принципиально новое районирование США предложил Л. В. Смирнягин.[97] Главная его особенность даже не столько в глубокой проработке темы, сколько в том, что автор осуществил не обычное экономическое районирование, а значительно более сложное районирование общества, предпослав ему разработку соответствующих методологических основ. При этом Л. В. Смирнягин исходит из принятого подразделения США на четыре макрорегиона, но в их пределах выделяет 33 более дробных района.

    128. Нью-Йорк – экономическая столица США

    «Нью-Йорк – единственное в своем роде, крайне противоречивое, сложнейшее явление современного мира. Это и город рекордных размеров, своего рода апофеоз урбанизации, и его предел, свидетельство невозможности бесконечного роста; это и парадный фасад экономической мощи Америки, и средоточие ее социальных язв; это и уникальный международный культурный центр, местоположение ООН, Мекка международного туризма, и символ хищного американского капитализма, бездушный «город желтого дьявола», в котором правит чистоган; для иностранцев Нью-Иорк – это олицетворение всего американского, но длясамих американцев – это город-космополит, не столько воплощающий национальные черты, сколько противостоящий им».[98] Так начинают характеристику Нью-Иорка известные географы-американоведы А. В. Новиков и Л. В. Смирнягин. В дальнейшем Л. В. Смирнягин не раз приводил Нью-Иорк в качестве примера мирового города, значение которого выходит за пределы США. Вот почему он особенно интересен для более подробного изучения.

    История Нью-Йорка насчитывает уже без малого четыре столетия.

    Своим возникновением он обязан положению в устье полноводной р. Гудзон, которая образует едва ли не лучшую естественную гавань атлантического побережья Северной Америки. Первыми здесь появились голландцы, которые в 1626 г. «купили» у индейцев-ирокезов о. Манхаттан в устье Гудзона, заплатив за него безделушки на сумму в 24 долл. На южной оконечности острова они основали торговый пост Новый Амстердам. В 1664 г. он был захвачен англичанами и переименован в Нью-Йорк – по имени брата короля Карла II герцога Йоркского, который командовал английским флотом.

    До завоевания независимости США Нью-Йорк играл роль важного торгового центра и военно-морской базы Англии. После 1776 г. развитие его значительно ускорилось. В 1790 г. население Нью-Йорка составляло всего 33 тыс. человек, а уже в 1830 г. – 200 тыс., в 1860 г. – более 800 тыс., в 1900 г. – более 3,4 млн (он стал вторым по людности городом мира после Лондона), в 1940 г. – 7,5 млн, и в течение всего этого (и более позднего) времени именно Нью-Йорк служил главными «воротами» иммиграции в США, через которые прошло 4/5 прибывших в эту страну переселенцев из всех частей мира. Естественно, что многие из них оседали в самом Нью-Йорке (рис. 205). Небольшой о. Эллис, расположенный в Верхней бухте города, поблизости от статуи Свободы, с 1892 по 1954 г. был главным пунктом приема иммигрантов; за это время через него прошли 16 млн человек. Неудивительно, что и в нынешнем Нью-Йорке почти 1/5 жителей составляют выходцы из других стран или их прямые потомки. Это в 2,5 раза больше, чем в среднем по стране.

    Рис. 204. Иммиграция в Нью-Йорк

    Из сказанного следует, что в формировании Нью-Иорка особую роль сыграло его экономико-географическое положение. Здесь лучше всего сослаться на Н. Н. Баранского, который в своей классической работе об экономико-географическом положении специально рассматривает пример Нью-Иорка. Он отмечает, что особенности положения этого города заключаются в том, что он является воротами, через которые примыкающие к Великим озерам внутренние районы США с их громадным производством хлеба, мяса, железа, леса и прочих товаров выходят на Атлантический океан, направляясь по Эри-каналу и по р. Гудзон, в устье которой расположен Нью-Йорк. Через эти же ворота шло и заселение всего примыкающего к Великим озерам так называемого Ближнего Запада с его громадными сельскохозяйственными и промышленными ресурсами. Вся эта озерная система имеет дешевое водное сообщение с Атлантическим океаном, а значит, и с мировым рынком, и как раз у ворот стоит Нью-Йорк. Н. Н. Баранский особо отмечает, что до сооружения в 1825 г. Эри-канала Нью-Йорк не пользовался первенством, оно принадлежало Филадельфии. И хотя позднее Эри-канал отступил на второй план перед железными дорогами, главные магистрали, соединившие Нью-Йорк с озерами, прошли по его трассе.[99]

    По мере количественного роста и разностороннего развития Нью-Йорка все более отчетливо обозначалась его роль как экономической столицы США. Действительно, Нью-Йоркская агломерация занимает всего 0,2 % территории страны, но дает 11 % ее ВВП, далеко опережая всех своих конкурентов. По стоимости производимой продукции и услуг она превосходит всю Канаду. Но Нью-Йорк не только экономическая столица, занимающая первое место по развитию промышленности и транспорта. Это также финансовая столица США, важнейший центр непроизводственной деятельности, управления, информации, культуры. Основной набор его городских функций сложился еще в XIX – начале XX в. Но соотношение между ними – особенно в эпоху НТР – претерпело очень большие сдвиги.

    В течение длительного времени значение Нью-Йорка для всей страны в значительной мере определялось его портовой функцией. Расположенный в прекрасной естественной гавани, у начала удобного водного прохода (по Гудзону и Эри-каналу) в глубь страны, Нью-Йорк в течение двух столетий был крупнейшим морским портом США, всего Западного полушария, а в отдельные периоды и всего мира. Так, по грузообороту он уступил первенство Роттердаму в 1962 г., оставаясь крупнейшим в мире пассажирским портом. Через его морские вокзалы ежегодно проходил 1 млн пассажиров. К нему сходились 170 международных судоходных линий, причем он обычно служил первым портом захода для судов, приходящих в Америку, и последним – для отходящих. Его годовой судооборот превышал 30 тыс. судов, а портовые сооружения протягивались на 80 км с севера на юг и на 60 км с запада на восток.

    Но теперь все это уже в прошлом. Оставаясь в числе мировых портов, современный Нью-Йорк по размерам грузооборота уже не входит даже в состав первой их «тридцатки». При этом надо иметь в виду и то, что грузовые причалы, располагавшиеся ранее по берегам Манхаттана, переместились на территорию соседнего штата Нью-Джерси. Что же касается функций пассажирского порта, то они утеряны Нью-Йорком почти полностью. Океанские лайнеры уже не пристают к пассажирским причалам у южной оконечности Манхаттана, которые используются только небольшими прогулочными судами.

    Исторически с портовой функцией Нью-Йорка тесно связано и развитие его промышленной функции. Во-первых, эта связь прослеживается по линии ввоза разнообразного сырья, на базе которого в Большом Нью-Йорке возникли крупные предприятия тяжелой индустрии – нефтеперерабатывающей, химической и нефтехимической, цветной металлургии, машиностроения. Ныне большинство из них также переместилось из островной в континентальную часть агломерации (штат Нью-Джерси). Во-вторых, это связь по линии постоянного притока через порт бедняков-иммигрантов, обеспечивающих необходимую рабочую силу для отраслей легкой и пищевой промышленности. Особенно большое развитие получила швейная промышленность, в которой после Второй мировой войны была занята 1/3, а в середине 1980-х гг. 1/4 всего экономически активного населения. Не случайно именно Нью-Йорк давно уже приобрел славу «законодателя мод» не только американского, но и мирового значения.

    Еще в послевоенные годы в промышленности Нью-Йорка было занято более 1 млн человек, и эта отрасль по всем показателям занимала первое место в его экономике. Однако с переходом к постиндустриальному этапу развития значение ее довольно резко уменьшилось, тогда как вперед выдвинулись отрасли непроизводственной сферы.

    На первое место среди них следует поставить финансовую деятельность, которой занято более 1/10 всех жителей агломерации. Нью-Йорк – главный финансовый центр США и один из крупнейших центров такого рода в мире. В этом городе находятся крупнейшие банки страны, главные страховые компании, такие ведущие международные торговые биржи, как зерновая, хлопковая, кофейно-сахарная. Афондовая биржа Нью-Йорка относится к числу крупнейших в мире центров финансово-банковских операций.

    Как высокоразвитый район, как мировой город, Нью-Йорк являет собой крупнейшее средоточие управленческих функций. Здесь находятся штаб-квартиры нескольких десятков наиболее крупных промышленных и других корпораций США, включая «Экссон», «Мобил», «Филип Моррис» и др.

    Наконец, Нью-Йорк – крупнейший в США научный и культурный центр, первый в стране по числу учебных заведений и научных институтов, библиотек и музеев, театров и кинотеатров. Одновременно это и «столица новостей», в которой находятся правления самых крупных телевизионных компаний, редакции многих наиболее массовых газет и журналов. Не случайно полиграфическая промышленность в городе по значению уступает только швейной.

    Теперь обратимся к вопросу о территориальной структуре Нью-Йорка – не только важному и интересному, но и весьма непростому. Без его рассмотрения нельзя понять, почему в различных, причем вполне достоверных, источниках встречаются очень разные данные о населении этого города. Сведения эти вовсе не ошибочны. Просто все зависит от того, в каких границах рассматривается Нью-Йорк. В свою очередь, эти границы определяются пятью структурными элементами города (табл. 67).

    Под историческим ядром города обычно понимают графство Нью-Йорк, занимающее небольшой о. Манхаттан. Вместе с четырьмя соседними графствами он образует собственно город Нью-Йорк в муниципальных границах, или так называемый Нью-Йорк Сити. Затем следует понятие Большого Нью-Йорка, площадь которого более чем в девять, а население– более чем в два раза превышают площадь и население Нью-Йорк Сити. В этом случае к Нью-Йорку в муниципальных границах добавляются урбанизированные ареалы, расположенные главным образом к северу и к западу от него. Когда говорят об агломерации Большого Нью-Йорка, то учитывают и урбанизированные территории, прилегающие к Нью-Йорк Сити с запада и с юго-запада и расположенные уже в пределах не штата Нью-Йорк, а штата Нью-Джерси. Что же касается Нью-Йоркского планировочного района, то это понятие, соответствующее своего рода «сверхагломерации», употребляется реже. В статистических источниках чаще всего фигурируют данные либо о Нью-Йорк Сити, либо об агломерации Большого Нью-Йорка.

    Таблица 67

    СООТНОШЕНИЕ СТРУКТУРНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ НЬЮ-ЙОРКСКОГО РАЙОНА[100]

    Микроположение Нью-Йорка лучше всего рассмотреть на примере собственно города, или Нью-Йорк Сити, который занимает площадь 781 км2 и в 2005 г. имел 8,1 млн жителей. Иногда его образно называют городом-архипелагом, и это недалеко от истины, поскольку лишь 1/8 его территории находится в материковой части, а 7/8 – на островах обширной бухты р. Гудзон. В административном отношении город делится на пять районов – Манхаттан, Бруклин, Квинс, Бронкс и Стейтен-Айленд (рис. 205). Четыре первых из них соответствуют одноименным графствам, а на о. Стейтен-Айленд находится графство Ричмонд. Объединение этих пяти районов (графств) в единый город Нью-Йорк произошло в 1896 г.

    Самый небольшой из пяти районов – Манхаттан, расположенный на острове площадью всего 55 км2. Его постоянное население – 1,5 млн человек, но в дневные рабочие часы оно увеличивается в три-четыре раза, поскольку именно здесь находится большинство рабочих мест в сферах финансов, управления, торговли, науки, культуры, обслуживания. Именно Манхаттан прежде всего определяет архитектурный облик Нью-Йорка как города небоскребов. Первое здание в 12 этажей появилось здесь в 1890 г. Теперь же число небоскребов превышает 270, причем 130 из них имеют более 40 этажей. Земля в Манхаттане так дорога, что рентабельными для всевозможных офисов считаются только высотные здания, имеющие не менее 30 этажей.

    Манхаттан имеет очень четкую прямолинейную планировку. Как написал В. Маяковский в известном стихотворении «Бродвей»:

    На север
    с юга
    идут авеню,
    На запад с востока —
    стриты.

    А в путевых очерках «Мое открытие Америки» он даже утверждает, что запутаться в Нью-Йорке трудней, чем в Туле. Действительно, 11 сравнительно широких проспектов (авеню) и 160 узких «стритов», пронумерованных с юга на север, придают Манхаттану вид многоклеточной шахматной доски. При этом Пятая авеню делит весь район на западную и восточную части (Вест-сайд и Ист-сайд). Только одна, но зато самая длинная и известная улица Манхаттана – Бродвей («широкий путь») на всем своем протяжении пересекает его наискосок.

    Рис. 205. Нью-Йорк Сити

    В Манхаттане сформировались два деловых центра – Мидтаун и Даунтаун (рис. 207). Облик Мидтауна, находящегося в центральной части острова, определяют здания таких небоскребов, как Эмпайрстейт билдинг (102 этажа, 381 м) и Рокфеллер-центр. Облик Даунтауна, который занимает южную оконечность Манхаттана, до сравнительно недавнего времени формировали знаменитая улица Уолл-стрит, фондовая биржа, небоскреб «Чейз Манхаттан бэнк». Затем к ним добавились башни-близнецы Всемирного торгового центра (каждая имела 110 этажей и высоту 450 м).[101] Участок между 34-й и 59-й улицами («стритами») образует главный торговый центр города. При этом 42-я улица получила наименование «улица удовольствия»: здесь множество магазинов, кинотеатров, кафетериев. В культурной жизни города особая роль принадлежит Бродвею, на котором расположены 40 театров, 200 библиотек, десятки картинных галерей, концертных залов, зданий различных издательств. А между 110-й и 155-й улицами расположен широко известный негритянский район – Гарлем, возникший в начале XX в.

    Остальные районы города – преимущественно жилые. Самый большой из них – Бруклин (2,3 млн жителей), затем следуют Квинс (1,9), Бронкс (1,2) и Стейтен-Айленд (0,4). Первые два из них расположены на о. Лонг-Айленд, а Бронкс – в материковой части города. В жилой застройке сочетаются многоквартирные государственные дома с обычными для США односемейными домами.

    Рис. 206. План Манхаттана (Всемирный торговый центр разрушен в результате террористического акта 11 сентября 2001 г.)

    Перед современным Нью-Йорком стоит много острых проблем. Это проблема транспорта, которая объясняется не только размерами города, общая длина улиц которого достигает 10 тыс. км, автопарк уже превысил 13 млн машин, а протяженность линий метрополитена, располагающего 460 станциями, составляет 1200 км. Надо учитывать и островное положение города: отдельные части его соединены мостами, туннелями и паромами, пропускнаяспособность которых уже недостаточна. Это проблема окружающей среды, которую нужно рассматривать также с учетом островного расположения Нью-Йорка, а может быть, и его географического положения у океана и на широте Неаполя. Добавим, что Нью-Йорку принадлежит мировой рекорд по количеству мусора, приходящегося на душу населения (2 кг в день), и что по объему выбросов оксидов азота он входит в первую десятку городов мира. Радикального совершенствования требует и система водоснабжения.

    Нельзя не упомянуть и о тех проблемах, которые связаны с особенностями этнического состава населения Нью-Йорка, 28 % которого составляют афро-американцы, 16 % – испано-язычные американцы и 5 % – выходцы из Азиатско-Тихоокеанского региона. Как правило, они живут компактными группами, образуя ярко выраженные этнические городские районы и кварталы. В Манхаттане это китайский Чайнатаун, негритянский Гарлем, испаноязычный верхний Ист-Сайд. В Бруклине это испаноязычный Бруклин Хейт, афро-американский Парк Слоп, в Бронксе – испаноязычный Ривердайл и т. п. Возможно, именно этим объясняется то, что по качеству жизни Нью-Йорк намного отстает от таких городов-лидеров, как Ванкувер, Вена, Цюрих, Берн, Сидней, да и очень многих других.

    О космополитическом характере населения Нью-Йорка писали по личным впечатлениям многие россияне. Приведем три характерные выдержки. Виктор Розов: «Нью-Йорк – это город, составленный из множества городов. Негритянские кварталы – город, итальянские – город, Рокфеллер-центр – город, Бронкс – город. И надписи, и вывески – на своем языке. И говор, и обычаи, и привычки – свои. И своя честь, и своя гордость, и свои язвы». Евгений Евтушенко: «Не так давно я ехал, стоя в битком набитом вагоне метро на линии F в Нью-Йорке… Вагон был нафарширован всем человечеством – китайцами, корейцами, вьетнамцами, африканцами, итальянцами, греками, поляками, латиноамериканцами и даже некоторыми существами из Красной книги – англосаксонского происхождения». Александр Бовин: «Нью-Йорк – воплощение урбанизма. Город в квадрате, в кубе. Вселенная в миниатюре. Где все рядом, все есть».

    Все эти проблемы еще ждут своего решения.

    Численность жителей в агломерации Большого Нью-Йорка в 1950 г. составила 12,3 млн, в 1960 г. – 14,2 млн, в 70—80-х гг. оставалась на уровне 16–17 млн человек, а затем еще более возросла. В 2005 г. она достигла 18,7 млн, а по другим данным даже 22,4 млн человек (табл. 66 в кн. I).

    129. «Золотой штат» Калифорния

    Штат Калифорния расположен на крайнем Западе США и входит в состав Тихоокеанских штатов. Впервые эти места были открыты испанцами в середине XVI в. Тогда же возникло и название «Калифорния».[102] В состав США Калифорния вошла в 1848 г., после войны с Мексикой, а еще через два года она стала 31-м штатом США. В ее развитии за последующие полтора столетия можно выделить три исторических этапа.

    Первый этап связан со знаменитой калифорнийской «золотой лихорадкой» середины XIX в. Она началась 28 января 1848 г. – в день, который Стефан Цвейг отнес затем к звездным часам человечества. Именно в этот день в долине р. Сакраменто, на земле, принадлежавшей выходцу из Швейцарии Джону Саттеру, было найдено россыпное золото. Когда телеграф и газеты разнесли известие об этом открытии по всему миру, в Калифорнию хлынули десятки тысяч людей, стремившихся к быстрому обогащению. Они прибывали из восточных штатов страны; это был знаменитый поход «людей сорок девятого». Они устремлялись сюда из стран Европы, из Китая, Австралии. В результате население Калифорнии за десять лет выросло с 15 тыс. до 300 тыс., а население Сан-Франциско – с 1000 до 35 тыс. жителей. Однако «золотая лихорадка» продолжалась всего несколько лет. Уже к концу 50-х гг. XIX в. самые богатые и легкодоступные россыпные месторождения, протягивавшиеся вдоль западных склонов хребта Сьерра-Невада, были в значительной степени исчерпаны, и золотоискатели стали переходить в другие районы. Но многие из них остались на жительство в Калифорнии.

    Второй этап правильнее всего было бы связать с сельскохозяйственным освоением этого благодатного края, который недаром называют страной 350 солнечных дней. После сооружения первых трансконтинентальных железных дорог, которые подошли к Сан-Франциско в 1869 г. и к Лос-Анджелесу в 1883 г., аграрная колонизация Калифорнии стала быстро расти. Уже в начале XX в. она превратилась в главный фруктовый сад страны, а также крупнейшего производителя овощей. Ко второму этапу можно отнести и расцвет нефтяной промышленности Калифорнии. Первые месторождения нефти были открыты здесь еще в 60-х гг. XIX в., а в начале XX в. этот штат по размерам ее добычи вышел на первое место и долго его удерживал. В 1913 г. на Калифорнию приходилось 40 % добычи нефти в стране.

    Третий этап, начавшийся в 1930-е гг., был связан в первую очередь с развитием в Калифорнии такой отрасли, как самолетостроение. Первый крупный авиазавод был построен здесь компанией «Дуглас» еще в 1932 г. Затем появились предприятия компаний «Дженерал Дайнэмикс», «Рокуэлл», «Нортроп», «Локхид». В годы Второй мировой войны занятость в самолетостроении Калифорнии увеличилась в десять раз. А после войны эта отрасль трансформировалась в мощную авиаракетно-космическую промышленность.

    Так постепенно сформировался облик современного штата Калифорния, который по многим важнейшим показателям занимает лидирующие позиции в стране.

    Начнем с размеров его территории и населения. По площади (424 тыс. км2) Калифорния занимает третье место в США после Аляски и Техаса. Для сравнения: в зарубежной Европе она уступала бы только Франции, Испании и Швеции. Еще важнее и интереснее данные о населении. В 1850 г., когда Калифорния получила статус штата, ее постоянное население не достигало и 100 тыс. человек. В 80-х гг. XIX в. оно превысило 1 млн, в 1910 г. достигло 2,4 млн (двенадцатое место среди штатов США). В 1940 г. она вышла на пятое, в 1950 г. – на второе место, а в 1960-х гг., обогнав штат Нью-Йорк, первенствовавший в течение полутора столетий, – на первое место в стране. Только в 1980–1990 гг. население Калифорнии выросло почти на 6 млн человек – в значительной степени благодаря притоку внутренних мигрантов из «Снежного пояса» и иммигрантов из-за границы. В 1990–2000 гг. оно увеличилось более чем на 4 млн человек, или почти на 14 %, достигнув 33,7 млн человек. В 2000–2006 гг. этот прирост оказался меньшим: 10 % и 2,7 млн. Но общий итог составил 36,5 млн человек.

    Еще более важны основные экономические показатели. По объему своего ВВП (более 1,8 трлн долл.) Калифорния намного превосходит не только любой другой штат страны, но и все остальные Тихоокеанские и Горные штаты, вместе взятые. В литературе нередко можно встретить упоминание о том, что если бы Калифорния была самостоятельным государством, то по величине ВВП она вошла бы в состав первой десятки стран мира. ВВП из расчета на душу населения в Калифорнии даже несколько выше среднего показателя для США (46 тыс. долл. в 2007 г.). По выпуску промышленной продукции этот штат обогнал штат Нью-Йорк еще в начале 1970-х гг. и с тех пор удерживает первое место в стране. По размерам продукции сельского хозяйства он также занимает первое место.

    Немаловажно и то, что Калифорния считается в США своего рода образовательной Меккой. Здесь десятки крупных вузов и сотни колледжей с общей численностью студентов около 2 млн. В них получают образование не только жители США, но и молодые граждане многих стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

    На обширной территории Калифорнии находится множество интереснейших природных, историко-культурных, производственных достопримечательностей и объектов (рис. 207). Кратко остановимся только на трех из них: Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и Большой Калифорнийской (Центральной) долине.

    Лос-Анджелес был основан испанцами, проникшими сюда из Мексики, в конце XVIII в. Несмотря на свое выгодное расположение на обширной приморской равнине, он в течение длительного времени развивался медленно. Так, еще в 1870 г. его население составляло всего 6 тыс., в 1900 г. – 50 тыс. человек. Это был провинциальный город, известный своими пляжами и киностудиями. Но затем развитие Лос-Анджелеса происходило со все более возрастающим ускорением. Уже к началу 1930-х гг. он стал городом-миллионером. В 1970 г. Лос-Анджелес опередил Чикаго и стал вторым после Нью-Йорка городом США. По переписи 2000 г., его население составило 3,7 млн человек; при этом имеется в виду собственно город. Но гораздо чаще используют данные о населении Лос-Анджелеса в пределах его метрополитенского ареала – 9,5 млн человек (2000). Если же рассматривать Лос-Анджелес в пределах еще более широко понимаемой агломерации, то население его возрастало следующим образом (в млн человек): 1950 г. – 4, 1960 г. – 6,5, 1970 г. – 8,4, 1980 г. – 9,5, 1990 г. – 11,5, 2000 г. – 13,0. В 2005 г. среди сверхгородов мира он занимал девятое место (табл. 66 в книге I).

    За всем этим – развитие сначала пищевой, нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности, затем – самолетостроения, затем – авиаракетно-космической промышленности и других отраслей высоких технологий, отраслей третичной и четвертичной сфер.

    Вот уже в течение нескольких десятилетий Лос-Анджелес выступает в качестве главного конкурента Нью-Йорка, претендующего на роль экономической столицы не только американского Запада, но и всей страны. И в этой конкуренции ему уже удалось добиться многого. К началу 1980-х гг. Лос-Анджелес вышел на первое место в стране по численности занятых в обрабатывающей промышленности. При этом из почти 1 млн занятых более 400 тыс. работают в отраслях высоких технологий (самый высокий показатель во всем мире!). Большой Лос-Анджелес – крупнейший в мире центр аэрокосмической промышленности, в котором выполняется самая важная часть административных, опытно-конструкторских и производственных операций нескольких крупнейших корпораций. Именно здесь в 1970-е гг. был создан космический корабль «Аполлон», а теперь создаются корабли многоразового использования «Шаттл». Но основу по-прежнему составляют военные заказы.

    Лос-Анджелес стал одним из главных научных и культурных центров США. Здесь находятся Южно-Колумбийский университет, многие другие крупные вузы, учатся 800 тыс. студентов. К этому нужно добавить десятки научно-исследовательских парков, работающих как при университетах, так и при предприятиях военно-промышленного комплекса (Калифорния занимает первое место в США по всем основным показателям НИОКР).

    Лос-Анджелес – это также общенациональный законодатель мод в сфере массовых развлечений; в одном из его пригородов находится знаменитый Диснейленд. А в области киноиндустрии его можно назвать главным мировым центром. Еще в 1930-е гг. разместившийся здесь Голливуд выпускал от 2/3 до 3/4 кинопродукции мира, а на 75 его киностудиях были заняты 50 тыс. человек. Слава Голливуда сохранилась и поныне.

    Все это, естественно, не исключает множества проблем, которые вызвало к жизни развитие этого огромного города-агломерации.

    Например, это проблема городского транспорта – особенно с учетом того, что общественный транспорт в Лос-Анджелесе практически почти отсутствует, а парк личных автомобилей превышает 5 млн. В результате улицы-шоссе, кемпинги, автомобильные развязки («спагетти») занимают значительную часть территории города.

    Рис. 207. Калифорния (по Л. В. Смирнягину)

    С автотранспортом связано и частое образование смога. Неудивительно, что именно Калифорния давно уже возглавила в США движение за экологическую чистоту автотранспорта. В 1960-х гг. этот штат первым ввел стандарты на содержание вредных примесей в выхлопных газах, а спустя десять лет выступил инициатором использования каталитических нейтрализаторов выхлопа, которые затем стали применять во всем мире. Автомобильные заводы Калифорнии выпускают машины, работающие на метаноле, этаноле, сжатом природном газе, сжиженном нефтяном газе. Здесь проявляют интерес и к электромобилям.

    Рис. 208. Лос-Анджелесская агломерация (по В. М. Харитонову)

    Можно назвать и проблему водоснабжения, которая решается путем сооружения сложнейших водоводов-акведуков, берущих начало в горах Сьерра-Невада. Сюда же подведен еще более дальний акведук от р. Колорадо.

    В самом конце 1990-х гг. Калифорния стала ареной острого энергетического кризиса. Он был вызван все возрастающим отставанием роста производства энергии от роста ее потребления. В свою очередь, на рост потребления повлияли не только значительный рост населения, но и его, так сказать, энерговооруженность: здесь на каждую семью приходится по три компьютера и по четыре телевизора, не говоря уже о других электрических приборах. Для преодоления кризиса властям штата, да и всей страны, пришлось принять ряд экстренных мер. Была разработана и более долгосрочная программа, связанная прежде всего с дальнейшим развитием ветро– и гелио-энергетики. Между прочим, именно энергетический кризис в Калифорнии ускорил принятие Дж. Бушем-младшим новой энергетической программы США, о которой уже говорилось выше.

    Сложна в Лос-Анджелесе, как и во всей Калифорнии, и проблема расовых и национальных отношений – особенно с учетом очень большой этнической пестроты населения города, в котором «англос» («белые» англоговорящие жители) уже количественно едва ли не уступают «латинос» (испаноязычным) и выходцам из Азии.

    Урбанизированный ареал Лос-Анджелеса, входящий в Калифорнийский мегалополис, имеет несколько специфических черт, отличающих его от других крупнейших городских сгустков США. Во-первых, в формальных границах Большой Лос-Анджелес занимает территорию в 10 тыс. км2, что делает его одним из самых больших городов мира. Во-вторых, соотношение между населением собственно города Лос-Анджелеса и его пригородной зоны составляет примерно 1: 4. В общей сложности в состав этой зоны входит более 200 городских поселений, наиболее крупные из которых – Лонг-Бич, Санта-Ана, Анахайм, Пасадина. К ним нужно добавить еще города-спутники, например Сан-Бернардино (рис. 208). Недаром о Лос-Анджелесе говорят, что это «сто пригородов в поисках города». В-третьих, несмотря на то что Лос-Анджелес имеет Центральный деловой район, он выражен далеко не столь ярко, как в других больших американских городах, поскольку многие из крупных пригородов имеют свои деловые районы. В-четвертых, при преобладании коттеджной застройки Лос-Анджелес выглядит самым «одноэтажным» из всех больших городов страны. В-пятых, это город, в котором автодороги занимают около половины всей площади.

    Сан-Франциско также был основан испанцами в конце XVIII в. на пологом берегу одноименного залива, который, как иногда пишут, способен вместить все флоты мира. Быстрый рост города начался после «золотой лихорадки», причем до конца XIX в. по всем основным показателям он превосходил Лос-Анджелес. Затем Сан-Франциско сдал многие позиции. По численности жителей (740 тыс.) этот город ныне занимает в США 14-е место. Впрочем, если иметь в виду его агломерацию, то с населением 4 млн человек она стоит на четвертом месте после Нью-Йорка, Лос-Анджелеса и Чикаго. И это не говоря уже о том, что большинство американцев считают его самым красивым (и, добавим, самым «европейским») городом своей страны.

    Урбанизированный ареал Сан-Франциско, с которого на севере начинается Калифорнийский мегалополис, примыкает к заливу и обычно так и именуется «Бей» («залив»). В него входит более 40 городов, среди которых выделяются Сан-Франциско на западном и Окленд на восточном берегу залива, связанные между собой знаменитым мостом «Золотые ворота», который стал своего рода визитной карточкой города. На восточном берегу находится также Калифорнийский университет в Беркли, основанный в 1868 г., на южном – г. Сан-Хосе, Стэнфордский университет и Силиконовая долина.

    Большая Калифорнийская (или Центральная) долина, занимающая 700-километровую впадину между Береговыми хребтами и Сьерра-Невадой, являет собой один из крупнейших сельскохозяйственных районов мира с очень высоким уровнем агротехники. Долина, по которой протекают реки Сакраменто и Сан-Хоакин, орошается при помощи сложной системы каналов, питаемых водами рек, стекающих с хребта Сьерра-Невада. В условиях средиземноморского климата здесь выращивают более 200 видов культурных растений. Среди них можно назвать хлопчатник, сахарную свеклу, рис. Но еще большее значение имеют фрукты и овощи. Именно благодаря Большой Калифорнийской долине этот штат обеспечивает практически весь сбор абрикосов, гранатов, оливок, фиников, почти весь сбор винограда и большую часть сбора персиков и дынь. Она же дает весь сбор миндаля и грецких орехов. А в южной ее части выращивают лимоны (рис. 209), обеспечивающие 1/2 мирового сбора. Население долины уже достигло 5 млн человек. Среди них много легальных и нелегальных мигрантов из Мексики, нанимающихся на сельскохозяйственные работы, продолжающиеся фактически круглый год.

    Такое освоение Большой Калифорнийской долины стало возможным только благодаря сооружению сложных гидротехнических и оросительных систем, которое началось в 1931 г. и было завершено в основном в начале 1950-х гг. За это время здесь были построены более 1000 водохранилищ местного и еще 150 – федерального значения, десятки тысяч километров больших и малых оросительных каналов, при этом главная задача заключалась в перераспределении речного стока между северной частью долины, обладающей 70 % ее водных ресурсов, и южной ее частью, где расположено 80 % земель, нуждающихся в воде. В результате ныне по магистральным оросительным каналам ежегодно перебрасывается 20 млрд м3 воды, 4/5 которой потребляется сельским хозяйством, а остальное – городами. Между земледелием, с одной стороны, и промышленностью и коммунальным хозяйством – с другой, существует острая конкуренция за воду.

    Интересно также, что штат Калифорния занимает ведущие позиции в стране по использованию альтернативных источников энергии. Здесь в знаменитой Долине гейзеров находится крупнейшая в США и в мире ГеоТЭС «Гейзерс», которая в конце 1980-х гг. имела мощность 2млн кВт. (В дальнейшем внутреннее давление в подземном котле этой ГеоТЭС стало падать, и поступление горячего пара уменьшилось.) Калифорния была и остается главным в США районом строительства ветровых электростанций. Здесь же, в пустыне Мохаве, работает несколько солнечных электростанций. В целом же 1–2 млн жителей штата пользуются электроэнергией, произведенной при помощи альтернативных ее источников.

    Рис. 209. Большая Калифорнийская долина

    130. Международные экономические связи США

    Соединенные Штаты как мировой экономический лидер занимают ведущие позиции и в международных экономических связях. На эту страну приходится 1/10 мирового внешнеторгового оборота, 1/4 всего объема прямых инвестиций, вложенных в экономику других стран.

    Для объяснения столь высоких показателей нужно вспомнить об огромной, дающей 1/3 валового национального продукта США, «второй экономике» этой страны, которую крупные ТНК создали во всех главных регионах земного шара; именно она стала одним из самых ярких примеров транснационализации и глобализации мирового хозяйства. Достаточно сказать, что зарубежные филиалы только пяти крупнейших американских ТНК обеспечивают работой более 400 тыс. человек. Нужно упомянуть и об особой роли американской валюты – доллара, на который приходится 2/3 всех мировых валютных резервов.

    Тем не менее США нельзя назвать страной с открытой экономикой. Если обратиться к основным показателям—индикаторам этого понятия, то окажется, что по ним США значительно уступают большинству других экономически развитых государств. Например, экспорт из расчета на душу населения в США составляет 2750 долл., а в Западной Европе – 8300 долл. Экспортная квота в США также намного ниже, чем в большинстве других стран Запада (рис. 116 в части I). Это объясняется в первую очередь значительной ролью внутреннего рынка США, отличающегося очень большими размерами. Хотя в экономической литературе нередко обращается внимание на то, что в последнее время в США наметился переход от относительно автономного к более открытому типу хозяйства. Так, коэффициент открытости их экономики увеличился с 4 % в I960 г. до почти 11 % в 2000 г.

    Наиболее традиционная форма международных экономических связей США – внешняя торговля. Перемены в характере ее развития за последние десятилетия демонстрирует таблица 68.

    Таблица 68

    ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ США В 1960–2006 гг.

    Из анализа таблицы 68, можно сказать, напрашиваются два главных вывода. Во-первых, о том, что в 1960–2006 гг. экспорт США увеличился в 51, а импорт – почти в 127 раз. Во-вторых, о том, что с течением времени объем импорта США стал все более превышать объем экспорта, а это в свою очередь привело к росту пассивности торгового баланса страны. В 2006 г. торговый дефицит достиг поистине беспрецедентных абсолютных размеров. А в относительных показателях он составил 6 % от ВВП, превысив все экспортные поступления. Подобный рост торгового дефицита объясняется несколькими причинами. Одна из них – рост цен на нефть и нефтепродукты с конца 1990-х гг. Другая причина – сохранение большой доли импорта в потреблении многих минеральных ресурсов (табл. 102 в книге I). Третья причина – ослабление позиций США на некоторых товарных рынках из-за возросшей конкуренции других развитых и развивающихся стран. Примерами такого рода могут служить многочисленные торговые войны США: «автомобильная» с Японией, «банановая» (США контролируют 70 % мирового рынка бананов) и «говяжья» – с Европейским союзом и т. д. Нужно иметь в виду и то, что монополиям США приходится вести борьбу со своими конкурентами не только на международном, но и на своем внутреннем рынке. На рубеже XX и XXI вв. США удовлетворяли путем импорта 12 % своего внутреннего спроса на товары и услуги, но во многих отраслях эта доля была гораздо большей.

    Товарная структура внешней торговли США за последние два-три десятилетия подверглась довольно существенным изменениям, которые отражают как структурные сдвиги во всей экономике страны, так и изменение ее позиций в международном географическом разделении труда.

    В структуре экспорта США еще более возросла доля машин и оборудования (с 43 % в 1975 г. до 62 % в конце 1990-х гг.). Главными статьями экспортной специализации международных корпораций США были и остаются нефтедобывающее, горнодобывающее, строительное оборудование, промышленные двигатели, сельскохозяйственные машины, автомобили, самолеты. Но к ним добавились компьютеры и полупроводники, телекоммуникационное оборудование, научные и медицинские приборы, аэрокосмическая и лазерная техника. Выросла также доля потребительских непродовольственных товаров, включая бытовые, офисные и фармацевтические. Наряду с этим несколько сократилась доля промышленного сырья и материалов (металлов и химикатов) и в особенности продовольственных товаров. Но при этом США по-прежнему остаются крупнейшим в мире экспортером кукурузы и соевых бобов (70 % мирового экспорта), пшеницы (35 %), а также риса, хлопка-волокна и табака. Еще быстрее, чем экспорт товаров, растет экспорт разного рода услуг; по его размерам (340 млрд долл. в год) США занимают первое место в мире.

    Не меньшие, если не большие, изменения произошли и в структуре импорта США. В середине 1970-х гг. он более чем на 50 % состоял из промышленного сырья и материалов, а остальная его часть примерно в равных долях приходилась на машины и оборудование, автомобили, продовольствие и промышленные потребительские товары. Теперь главной статьей импорта стали машины и оборудование. Конечно, это связано с увеличением спроса на них в ходе структурной перестройки экономики. Но нужно учитывать и то, что большая часть ввезенного оборудования установлена на предприятиях, созданных в США иностранным капиталом. Увеличился также импорт автомобилей, непродовольственных потребительских товаров (текстиль, обувь, теле– и видеотехника, кино– и фотоаппаратура). А доля промышленного сырья, материалов и продовольствия в импорте США сократилась. В сырьевом импорте главную роль играют нефть и нефтепродукты, металлы и металлоизделия, химические товары, строительные материалы, бумажная продукция. А в продовольственном импорте – фрукты и овощи, мясопродукты и птица, вино и другие алкогольные напитки, кофе, какао, сахар, рыба и моллюски.

    Географическое распределение внешней торговли США также не остается неизменным. В начале 1970-х гг. примерно 70 % ее приходилось на другие развитые страны и около 30 % – на развивающиеся. К концу 1990-х гг. доля развитых стран заметно уменьшилась, а развивающихся – возросла. Из развитых стран США больше всего торгуют с Германией, Великобританией и Нидерландами в Западной Европе, с Канадой, Японией и Республикой Корея, а из развивающихся стран – с Мексикой и Бразилией в Латинской Америке, Китаем и новыми индустриальными странами Азии. При этом Мексика и Малайзия направляют в США 90 % своего экспорта, Канада – 80, Филиппины – 40, Бразилия – более 30, Япония – около 20 %. Для всех этих стран доступ на рынок США стал одним из важнейших условий экономического развития. Напомним, что и по торговле услугами США занимают первое место в мире. Только доход от международного туризма составляет 86 млрд долл. в год – это примерно соответствует суммарному доходу Франции и Италии.

    В литературе можно встретить и интересные для экономико-географа сведения об участии во внешнеторговых связях отдельных районов США. До сравнительно недавнего времени в промышленном экспорте США лидировали штаты Северо-Востока и Приозерья, но затем первенство перешло к штатам Юга и Тихоокеанского Запада. Именно в них важное место занимают современные, более конкурентоспособные и ориентирующиеся на внешние рынки (прежде всего АТР и Латинской Америки) производства, в том числе и наукоемкие. Что же касается Северо-Востока, то он в гораздо большей степени зависит от промышленного импорта. Вот почему в качестве главных штатов-экспортеров теперь выступают Калифорния, Техас и Вашингтон, и только за ними следуют штаты Нью-Йорк, Мичиган, Иллинойс, Огайо и др.

    Еще большую роль, чем международная торговля, во внешних экономических связях США играет экспорт капитала. Раньше он осуществлялся преимущественно в форме портфельных инвестиций (прежде всего займов), но затем, по мере увеличения масштабов «второй экономики» США, стало возрастать и значение прямых иностранных инвестиций. В конце 1990-х гг. их вывоз из США достиг 150 млрд долл. в год, а затем еще более вырос. Общая сумма вложенных за границей капиталов в 2006 г. составила 2,3 трлн долл. Около 1/2 из них приходится на страны Западной Европы (особенно на Великобританию, Нидерланды, Германию, Францию и Швейцарию). На втором месте – страны Латинской Америки, на третьем – АТР. Подавляющая часть этих инвестиций представляет собой не государственные, а частные вложения.

    Несмотря на такие масштабы вывоза капитала, в последнее время США стали все более превращаться из страны-кредитора, страны-донора в страну-импортера, страну-заемщика. Еще в начале 1980-х гг. ввоз капитала в США по объему в три раза уступал его вывозу, а к 2000 г. эти показатели уже почти сравнялись. Если же принимать в расчет только прямые инвестиции, то его вложения капитала в экономику США уже почти в два раза превысили его экспорт из страны. На первом месте по размерам вложения капитала в экономику США стоит Япония, за ней следуют Великобритания, Германия, Канада.

    Роль России во внешних экономических связях США остается небольшой. Если же рассмотреть этот вопрос «со стороны» России, то можно сказать следующее. В 2007 г. ее товарооборот с США составил 17,5 млрд долл. (3,2 % всего внешнеторгового оборота). По этому показателю среди торговых партнеров России США занимают 9-е место. Однако в российском экспорте они находятся только на 14-м месте, пропуская вперед не только Германию, Италию, Нидерланды, но и Польшу, Швейцарию и Турцию. А в российском импорте США стоят на 6-м месте (после Германии, Китая, Украины, Японии и Великобритании). Несмотря на постепенный рост взаимного товарооборота, его абсолютные размеры пока не соответствуют возможностям и интересам обеих стран. Это относится и к структуре товарооборота: в экспорте России в США преобладают сталь, алюминий, химикаты, рыбопродукты, а в импорте – мясо птицы, табачные изделия, продукция машиностроения. Интересно, что в отношениях с США Россия имеет активный торговый баланс.

    Можно добавить, что при отставании торгового обмена более успешно развиваются некоторые другие формы внешних экономических связей между Россией и США, например научно-техническое сотрудничество, создание совместных предприятий. Впрочем, из американских капиталовложений в экономику России на прямые инвестиции приходятся только 30 %.

    131. Территория и государственный строй Канады

    Канада – второе по площади государство мира после России, она занимает территорию в 9985 тыс. км2. С севера на юг страна простирается почти на 4600 км, с запада на восток – на 5100 км.[103] От о. Элсмир на севере Канадского Арктического архипелага до Северного полюса – менее 1000 км, а южная точка страны в районе оз. Онтарио лежит на широте Рима. Благодаря Канадскому Арктическому архипелагу и другим многочисленным островам и архипелагам, Канада занимает внеконкурентное первое место в мире по протяженности береговой линии. Все это позволило одному из государственных деятелей страны еще в начале нашего века посетовать на то, что «у Канады слишком много географии и слишком мало истории».

    Наверное, это не совсем так, ибо и история Канады достаточно богата событиями.

    До прихода европейцев в Канаде, как и в США, обитали племена индейцев; в районе Великих озер это были гуроны, ирокезы и алгонкины. С ними и встретились англичане и французы, которые после первых плаваний Джона Кабота, Жака Картье и других первооткрывателей-мореплавателей, относящихся к концу XV – началу XVI в., начали длительную борьбу за обладание Канадой. Сначала Франция добилась большего. Ей принадлежала обширная колония – Новая Франция, протянувшаяся вдоль р. Св. Лаврентия. Столицей ее стал Квебек, основанный Шампленом еще в 1608 г. К востоку от Квебека им же была основана еще одна французская колония – Акадия. А земли к северу и к западу от Новой Франции, заселенные индейскими племенами, оказались под контролем Англии.

    Однако в 60-х гг. XVIII в., победив Францию в европейской Семилетней войне, Англия захватывает Новую Францию и превращает ее в свою колонию Квебек, которую называли также Нижней Канадой. А в Верхней (по течению р. Св. Лаврентия) Канаде возникает английская колония Онтарио. В 1841 г. Верхняя и Нижняя Канада были объединены в единую колонию – Канаду.

    После этого, естественно, возник вопрос о ее столице. На эту роль претендовали Квебек, Монреаль и Торонто. Но первые два города были почти целиком французскими, а третий – английским. Нужно было найти компромиссное решение. И в 1857 г. английская королева Виктория определила, что столицей Объединенной Канады должна стать Оттава, расположенная на границе Онтарио и Квебека. В середине XIX в. это было небольшое и крайне запущенное поселение лесорубов на р. Оттава. Но уже вскоре здесь были построены здания парламента и других правительственных учреждений, жилые кварталы.

    А в 1867 г. на базе этих двух колоний, а также колоний Нью-Брансуик и Новая Шотландия (бывшая Акадия), превращенных в провинции, была создана Канада как федеративное самоуправляющееся государство (доминион) в составе Британской империи. Во второй половине XIX – начале XX в. по мере колонизации центральных и западных районов страны были образованы и последовательно вошли в состав федерации провинции Манитоба, Британская Колумбия, остров Принца Эдуарда, Саскачеван и Альберта. В 1949 г. в федерацию вступил также Ньюфаундленд. Добавим, что еще в 1931 г. английское правительство признало за Канадой самостоятельность во внутренней и внешней политике.

    По государственному строю современная Канада – независимое, суверенное государство. Законодательная власть в нем осуществляется парламентом, который состоит из назначаемого сената и выборной палаты общин. Высший орган исполнительной власти – правительство, которое (как и в Великобритании) формирует лидер партии, получившей большинство мест в палате общин.

    Канада входит в состав Содружества, возглавляемого Великобританией. Главой государства до сих пор номинально считается королева (король) Великобритании, которую в Канаде представляет генерал-губернатор (обязательно уроженец Канады), назначаемый ею по рекомендации премьер-министра сроком на пять лет. Хотя формально генерал-губернатор обладает большими полномочиями, фактически власть его невелика. После принятия в 1982 г. Акта о Канаде канадский парламент получил право самостоятельно решать все конституционные вопросы, тогда как до этого они подлежали утверждению английским парламентом. Канада имеет собственный герб, флаг и гимн.

    Первоначально гербом страны служило изображение бобра – Джо Бивера, как обычно называют его канадцы. Это напоминает о том, что на ранних этапах колонизации охота на бобров имела очень большое значение, послужив основой могущества английской Компании Гудзонова залива. Современный герб Канады, существующий с 1921 г., имеет очень сложное строение, отражающее историю формирования ее государственности (рис. 210). В верхней его части слева помещен флаг Великобритании – «Юнион Джек», а справа – флаг Франции времен монархии (три лилии на синем фоне, так называемый флер-де-лис – герб династии Бурбонов). После образования в 1867 г. доминиона Канады в составе четырех провинций, населенных главным образом англичанами, шотландцами, ирландцами и французами, на главном гербовом щите появились изображения трех львов (символ Англии), одного льва (Шотландии), арфы (Ирландии) и трех лилий (Франции). В нижней части щита изображены также три кленовых листа. Как и на гербе Великобритании, щит поддерживают с одной стороны лев, с другой – единорог. Под щитом помещена лента с золотой надписью по-латыни «От моря до моря», напоминающая о том, что территория Канады простирается от Тихого до Атлантического океана.

    Рис. 210. Государственный герб Канады

    До 1965 г. Канада не имела своего национального флага. В этом году такой флаг после рассмотрения более сотни различных вариантов был утвержден парламентом страны. Ныне он представляет собой полотнище с двумя красными полосами по краям, которые символизируют положение Канады между двумя океанами. В центре полотнища на белом фоне помещено изображение красного кленового листа. Символику кленового листа индейцы использовали еще до прихода европейцев. Как уже было сказано, он входит составной частью и в герб страны. Кленовый лист служит символом мира, объединения, да и страны в целом. Сбор кленового сока – одна из популярных народных традиций на юго-востоке Канады.

    Нынешний гимн страны «О Канада» тоже новый, существующий с 1980 г. При одной мелодии официальных текстов у него два – английский и французский (кстати, они не совсем совпадают не только «по букве», но и «по духу»).

    По административно-территориальному устройству Канада – федеративное государство, состоящее из десяти провинций и двух территорий (рис. 211, табл. 69). Во главе каждой провинции номинально стоит лейтенант-губернатор. Но фактически законодательную власть осуществляют законодательные ассамблеи, а исполнительную – кабинеты министров. Территориями управляют чиновники, назначаемые федеральным правительством.

    Таблица 69

    ПРОВИНЦИИ И ТЕРРИТОРИИ КАНАДЫ (2006 г.)

    Как и штаты США, каждая провинция и территория Канады имеет свою эмблему в виде изображения какого-либо зверя, вида растительности, цветка. Например, подобным «эмблемным» цветком для провинции Квебек осталась белая лилия, для провинции Онтарио – это майский цветок, для Ньюфаундленда – кувшинка, для острова Принца Эдуарда – дамский башмачок, для Юкона – иван-чай. В этом перечне также крокус, дикая роза, фиалка и другие цветы.

    132. Национальные проблемы Канады

    Национальный состав населения Канады можно охарактеризовать как очень сложный и одновременно довольно простой. Сложен он потому, что эту страну населяют более 100 отчетливо выраженных этнических групп, говорящих на десятках разных языков. Среди них (по убывающей) английский, французский, китайский, итальянский, немецкий, ленджабский, польский, украинский, испанский, голландский, греческий языки. А простой потому, что ни на одном из них, кроме первых двух, не говорит более 3°% жителей страны. Так что все многочисленные языки, за исключением английского и французского, можно назвать языками национальных меньшинств. В действительности же Канада фактически двунационалъная страна, национальный состав населения которой определяют две крупные нации – англоканадцев и франкоканадцев. При этом ни та ни другая не составляют в нем большинства.

    Эта особенность национального состава населения Канады связана со своеобразием ее исторического развития. Ведь Канада, как и США, является страной массовой европейской колонизации. Подсчитано, что за последние 400 лет сюда прибыли из Европы не менее 13 млн человек.

    Формирование англо-канадской нации началось еще в XVII в. вместе с первыми миграционными потоками с Британских островов, в которых участвовали англичане, шотландцы, ирландцы. После 1763 г., когда Канада перешла во владение Великобритании, они заметно возросли. После Войны за независимость и образования США сюда хлынул поток «лоялистов» – тех английских переселенцев в США, которые не пожелали остаться в этой стране и во время войны поддерживали британскую армию, а после ее поражения предпочли переселиться в оставшуюся английской Канаду. В это же время началась и ассимиляция англоканадцами различных небританских этнических групп – прежде всего путем смешанных браков выходцев с Британских островов с лицами немецкого, голландского и скандинавского происхождения.

    В наши дни численность англоканадцев в Канаде – 18 млн человек, или 58 % всего населения. Эта доля меньше, чем в конце XIX в., когда англоканадцы составляли 2/3 всего населения страны. Тем не менее это самая крупная нация современной Канады. Англоканадцы формируют основное население в девяти из десяти провинций (кроме Квебека). В каждой из них преобладает общение на английском языке, причем во многих провинциях на нем говорят более 9/10 жителей.

    Вторая по численности нация Канады – франкоканадцы. Ее основой послужили те немногочисленные первые французские переселенцы (главным образом из северной Франции), которые обосновались здесь еще в XVII в. После упоминавшегося уже перехода французской Канады к Великобритании в 1763 г. франкоканадцы оказались в полном отрыве от своей родины – Франции. Это способствовало их особо тесной внутренней сплоченности, переплетению семейных связей и в конечном счете формированию особой нации, сохранившей старинный диалект французского языка, национальные обычаи и фольклор. Смешанные браки для франкоканадцев не характерны, что увеличивает их обособленность.

    В наши дни численность франкоканадцев в Канаде – более 7 млн человек, или 22 % всего ее населения. Эта доля также меньше, чем на рубеже XIX и XX вв., когда франкоканадцы составляли 1/3 всего населения страны. В известной мере это объясняется тем, что в последнее время рождаемость у франкоканадцев резко снизилась, хотя до этого на протяжении более двух столетий отличалась наивысшими показателями. Примерно 4/5 всех франкоканадцев сосредоточены в бывшей французской Канаде – в провинции Квебек, где они составляют примерно такую же долю в общем населении.

    Отдельные компактные группы франкоканадцев проживают также в провинциях Онтарио и Нью-Брансуик (бывшая французская колония Акадия).

    Кроме двух крупных «наций-основателей», значительную часть населения Канады образуют довольно многочисленные переходные этнические группы, или национальные меньшинства. Ассимиляция части населения этих групп с англоканадцами компенсируется притоком новых мигрантов. Обычно такие переходные группы не имеют своих четко выраженных этнических территорий, образуя лишь отдельные вкрапления в общий англо-канадский фон расселения, а в крупных городах группируясь в отдельные кварталы.

    К трем наиболее крупным переходным группам Канады относятся немецкая, итальянская и украинская. Канадские немцы расселены повсеместно, но особенно велика их прослойка в степных провинциях. В отличие от немцев, давних переселенцев, итальянцы относятся к числу сравнительно недавних мигрантов. Они живут главным образом в городах, особенно в Монреале и Торонто. Украинцы начали эмигрировать в Канаду в конце XIX в., причем пик этой эмиграции приходился на период перед Первой мировой войной. Они расселились преимущественно в степных провинциях, образовав довольно компактные национальные ареалы. Как и франкоканадцы, канадские украинцы сохраняют родной язык и мало участвуют в смешанных браках. К остальным переходным группам можно отнести выходцев как из Европы (скандинавы, голландцы, венгры, поляки, литовцы, латыши, евреи, греки), так и из внеевропейских стран (китайцы, японцы, филиппинцы, индийцы, арабы).

    Рис. 211. Административно-территориальное деление Канады до 1999 г.

    Наконец, в населении Канады отдельного выделения заслуживают коренные народы. Конституция страны 1982 г. относит к ним три группы. Во-первых, это представители многочисленных, говорящих на 58 языках индейских племен, которых насчитывается 800 тыс. человек. В том числе к статусным индейцам, имеющим соответствующий «индейский статус» и пользующимся некоторыми привилегиями, относят 600 тыс. человек. Около половины из них проживает в 2000 резервациях, которые вместе занимают 30 тыс. км2. Во-вторых, это индейско-европейские метисы (их примерно 200 тыс.), потомки браков англичан и французов с индейскими женщинами, заключенных в период первоначального освоения канадского Запада и Севера. В-третьих, это канадские эскимосы (самоназвание инуиты, что означает «человек», «люди»). Их примерно 50 тыс., и именно они составляют основную часть жителей побережья Северного Ледовитого океана и островов Канадского Арктического архипелага.

    Национальные отношения в Канаде и раньше иногда приобретали остроту. Но особенно это относится к последним десятилетиям, когда они стали буквально сотрясать все здание федерации. Можно назвать три главные проблемы такого рода.

    Первая из них – проблема франко-канадского национализма. В новейшей истории Канады нет, пожалуй, более острой проблемы.

    На первый взгляд это может показаться странным. В самом деле, франко-канадский Квебек – самая большая по площади (на ее территории могли бы разместиться три Франции) и вторая по населению провинция Канады, дающая более 1/5 всего ВНП страны. Через территорию Квебека проходит глубоководный водный путь по р. Св. Лаврентия. На этой реке расположены такие города, как Монреаль, в котором живет почти половина населения провинции и который нередко именуют канадским Парижем, и Квебек, почти все население которого составляют франкоканадцы. Но особенно важно то, что французский язык наравне с английским служит государственным языком Канады. Равенство этих двух языков неукоснительно соблюдается. Не только официальные документы, но даже этикетки продаваемых товаров, объявления и надписи по всей стране делаются на двух языках.[104]

    И тем не менее нельзя отрицать того, что франкоканадцы в Канаде испытывают национальную дискриминацию. Она началась еще при образовании доминиона Канада в 1867 г., когда двунациональный характер государства не получил должного отражения в конституции страны. Порядки, господствовавшие в Канаде, отводили франкоканадцам роль «второстепенных» граждан, а самой провинции Квебек – роль своего рода экономического придатка англоязычных провинций.

    Национальное и особенно экономическое неравенство двух «наций-основателей» стало особенно проявляться в середине XX в. Оказалось, что англоканадцы занимают ключевые позиции в экономике страны и в ее социальной иерархии, что жизненный уровень франкоканадцев значительно отстает от среднего по стране, что их заработки несоизмеримы с заработками проживающих в Квебеке англоканадцев, что безработица в этой провинции значительно больше, а уровень образования и здравоохранения ниже, чем в англоязычных провинциях. Можно упомянуть и о том, что в отличие от соседней провинции Онтарио основу экономики Квебека составляли и составляют отрасли промышленности, принадлежащие к «нижним этажам».

    Все это в 60—70-х гг. XX в. вызвало бурный подъем франко-канадского национализма. Широкое распространение получили требования не только о расширении прав французского языка в англоязычных провинциях, но и о создании двуединой канадской федерации. Более того, в Квебеке стали возникать организации, движения и группы, призывающие к полному самоопределению этой провинции – вплоть до отделения ее от Канады и создания «суверенного Квебека». Такие крайние сепаратистские тенденции создали почву для появления террористических организаций и привели даже к введению в 1970 г. временного военного положения. Затем переговорный процесс был продолжен. И тем не менее Квебек оказался единственной провинцией Канады, не подписавшей в 1982 г. новую конституцию страны. Это был ответ на отказ англоканадцев пойти на признание за Квебеком статуса «особого общества».

    В дальнейшем согласительные переговоры были продолжены в 1987 г., и всеми десятью провинциями был принят новый документ, определивший Квебек как «уникальное общество» внутри Канады. Однако к назначенному сроку (июнь 1990 г.) он так и не был утвержден, главным образом из-за противодействия некоторых англо-канадских провинций. В 1992 г. был согласован новый проект конституционной реформы, но он также не собрал большинства голосов на общеканадском референдуме, что стимулировало новую волну франко-канадского сепаратизма. А в 1994 г. на выборах в Национальное собрание Квебека победила квебекская партия, выступавшая за его полный суверенитет. Прямым следствием этого стал проведенный в октябре 1995 г. референдум по вопросу о полной независимости провинции. В случае его успеха Канада распалась бы на две геополитически и экономически независимые части, что могло поставить под сомнение и все ее дальнейшее существование. Но сепаратисты-франкофоны на этом референдуме не победили.

    Тем не менее нельзя не учитывать и того, что против отделения Квебека от Канады проголосовали 2361 тыс. человек, а за отделение – 2308 тыс. человек: следовательно, для победы на референдуме сторонникам отделения не хватило только 53 тыс. голосов, или немногим более 1 %. Сразу после референдума федеральные канадские власти активизировали свою политику в двух направлениях. С одной стороны, они предложили Квебеку максимально выгодные для него условия, провозгласив провинцию «особым сообществом» и наделив ее дополнительными конституционными правами. С другой стороны, они обратились в Верховный суд страны с запросом о том, имеет ли вообще Квебек право на отделение от федерации в одностороннем порядке. К сказанному можно добавить, что в самом Квебеке далеко не все франкоканадцы выступают за отделение от Канады. Вначале 2003 г. квебекская партия проиграла на выборах либеральной партии, выступающей за сохранение федерации. В 2006 г. премьер-министр предложил провозгласить Квебек «нацией (страной) внутри единой Канады». Но споры вокруг этого вопроса продолжаются.

    В качестве второй острой национальной проблемы можно выделить проблему коренных народов Канады. Коренное население в последнее время также усилило борьбу за свои права. В известной мере это объясняется переориентацией части его с охотничьего хозяйства на работу по найму и, соответственно, переселением в города Канадского Севера. Народы-аборигены давно уже требуют внесения в конституцию страны специальной поправки, предусматривающей их право на самоопределение. В результате в 1993 г. в Конституционный акт было внесено положение о том, что коренные народы страны имеют неотъемлемое право на самоуправление в составе Канады. И это право в 1999 г. было реализовано. Возник еще один, тринадцатый, субъект федерации под названием Нунавут (в переводе с эскимосского – «наша земля»). Территория Нунавута была выделена из состава Северо-Западных территорий, площадь которых в результате сократилась на 2/3. Нунавут занимает 2 млн км2, или 1/5 всей площади Канады (рис. 212), хотя населяют его только 21 тыс. человек, в основном инуиты, при средней плотности населения 1 человек на 100 км2. Права территории Нунавут сходны с правами Юкона и Северо-Западных территорий: здесь были созданы законодательная ассамблея, исполнительный кабинет, суд. Премьер-министр Канады Жан Кретьен назвал образование Нунавута великим днем не только для этой территории, но и для всей Канады.

    Вот как описывает этот день Д. В. Заяц в статье, посвященной образованию Нунавута. «В ночь с 31 марта на 1 апреля 1999 г. звездное небо над Иквалуитом, небольшим северным канадским городком, расцвело удивительным по красоте фейерверком. Торжественно зазвучал канадский гимн. Под аплодисменты многочисленных зрителей, среди которых присутствовали премьер-министр Канады Жан Кретьен, генерал-губернатор Ромео Ле Блан, представляющий в Канаде английскую королеву, и министр по делам коренного населения и развития Севера Джейн Стюарт, по флагштоку медленно стал подниматься желто-красно-белый флаг. Вечер следующего дня был украшен доселе не виданным в этом холодном приполярном краю гала-концертом, в котором участвовали популярные артисты. Канадское национальное телевидение вело прямую трансляцию празднеств на всю территорию страны. Национальный банк в тот же день выпустил специальную памятную монету».

    Третья проблема – проблема зарубежной иммиграции. Иммиграция всегда была характерна для Канады. Но в последнее время состав ее заметно изменился. В отличие от прошлого ныне в составе иммигрантов (ежегодно порядка 200 тыс. человек) на выходцев из Европы приходится только 19 %, тогда как на выходцев из Азии – 57, Латинской Америки – 13, Африки – 7 % (остальные – из США). Из приведенных цифр следует, что в наши дни резко преобладает «цветная» иммиграция в Канаду, которая приобрела самый массовый характер.

    Рис. 212. Территория Нунавут (по Д. В. Зайцу)

    Раньше неевропейские иммигранты вели относительно замкнутый образ жизни в пределах своих городских кварталов, теперь же они расселяются по всей стране. Китайский язык, например, стал третьим среди наиболее распространенных языков Канады, а Ванкувер, административный центр Британской Колумбии, где живет особенно много китайцев, стали в шутку называть Чайваном (от англ. China – Китай). Отсюда постоянное, начиная со второй половины 1960-х гг., нарастание непримиримости к «чужеродным» иммигрантам, увеличение числа организаций расистского толка.

    В этих условиях канадское правительство проводит политику многокулътурности (мультикультуризации), которая по замыслу должна содействовать формированию единого канадского общества, отражать интересы каждого гражданина независимо от его этнического происхождения. Эта политика реализуется в виде серии специальных программ.

    133. Горнодобывающая промышленность Канады

    Современная Канада – одна из крупнейших горнодобывающих держав мира. Среди экономически развитых стран Запада по развитию этой отрасли она уступает только США. В горнодобывающей промышленности Канады занято 350 тыс. человек, а доля ее в ВВП страны составляет 4 %. В расчете на душу населения топлива и сырья ежегодно добывается примерно на 700 долл. (в США – на 50). К тому же горнодобывающая промышленность страны отличается исключительным разнообразием: здесь добывают 26 видов металлического, 24 вида неметаллического сырья и все известные виды топлива.

    Понятно, что естественной основой для такого мощного развития этой отрасли послужило исключительное природное богатство Канады полезными ископаемыми. Достаточно сказать, что в ее недрах сосредоточено более 4/5 всех запасов калийных солей стран Запада, около 2/3 запасов никеля и цинка, 2/5 запасов свинца и урана, около 1/3 запасов железной и медной руды, титана, вольфрама. К этому перечню можно добавить довольно большие запасы нефти и природного газа, каменного угля, кобальта, платины, золота, серебра, асбеста и некоторых других полезных ископаемых.

    Такое разнообразие объясняется в первую очередь особенностями геологического и тектонического строения территории Канады. Бассейны и месторождения железной, медной, никелевой, кобальтовой руд, золота, платины, урана генетически связаны прежде всего с докембрийским Канадским щитом, который сложен выходящими на поверхность кристаллическими породами. Занимающий территорию в 4,6 млн км2, он протягивается от Канадского Арктического архипелага до Великих озер и р. Св. Лаврентия. На западе страны, где находится в основном область мезозойской складчатости и проходит пояс Кордильер, особенно распространены бассейны и месторождения медных, полиметаллических, молибденовых, вольфрамовых, ртутных руд. А нефтяные, газовые, угольные бассейны на тектонической карте Канады следует искать в пределах краевого прогиба Кордильер и менее крупных межгорных прогибов.

    Общее представление о горнодобывающей промышленности Канады дает таблица 70.

    Данные таблицы 70 свидетельствуют о том, что в Канаде ведется крупная добыча и топливных, и рудных, и нерудных полезных ископаемых. При этом по стоимости продукции внеконкурентные первое и второе места занимают нефть и природный газ (рис. 214), хотя в мировой добыче место канадской нефти, как следует из той же таблицы, более скромное. В добыче рудных ископаемых складывается картина, можно сказать, обратная. Доля их в структуре канадской горнодобывающей промышленности сравнительно невелика, а в мировых показателях – очень значительна. Об этом свидетельствуют первое место Канады по производству урана, второе – по производству кобальта и никеля, третье – первичного алюминия. К этому перечню можно добавить также железную руду, медь, свинец, титан, вольфрам, золото, серебро, платину. Очень прочны позиции Канады и в добыче некоторых видов нерудного сырья (калийные соли, асбест, самородная сера).

    Таблица 70

    ГОРНОДОБЫВАЮЩАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ КАНАДЫ В 2005–2007 гг.

    * Из импортного сырья.

    Важнейшая особенность горнодобывающей промышленности Канады – ее экспортная направленности более 4/5 всей продукции добывающих отраслей поставляется на мировой рынок. Канада является ведущим мировым экспортером урана, никеля, меди, цинка, титана, молибдена, серебра, платины, асбеста, калийных солей. В стоимостном выражении около 60 % канадского минерально-сырьевого экспорта приходятся на США, 25 – на Западную Европу и 10 % – на Японию.

    Обратимся теперь к географическим аспектам этой отрасли. Существуют различные варианты горнопромышленного районирования Канады. В самом обобщенном виде можно, очевидно, говорить о наиболее освоенном Южном районе, совпадающем с главной полосой расселения в стране, и о Канадском Севере.

    В пределах Южног о район а, обладающего наиболее выгодным экономико-географическим положением, ведется добыча самых разнообразных полезных ископаемых – угля, нефти, природного газа, медных, полиметаллических, никелевых и других руд, урана, золота, калийных солей, асбеста. В том числе добыча никеля, калийных солей и асбеста имеет мировое значение.

    Из месторождений никеля наиболее известно Садбери в провинции Онтарио. Запасы никеля здесь превышают 60млнт при среднем содержании металла в руде, равном 1,5 %. Кроме того, руды этого месторождения содержат медь (1,2 %), кобальт, золото, серебро, платиноиды, селен и теллур, которые извлекаются попутно. Месторождение Садбери эксплуатируется с конца XIX в., и глубина разработок здесь превысила 1,5 км. Главные месторождения асбеста расположены на юге провинции Квебек. Они разрабатываются как подземным, так и открытым способами.

    Рис. 213. Структура горнодобывающей промышленности Канады (по стоимости продукции)

    Калийные соли в провинции Саскачеван были обнаружены при бурении на нефть только в годы Второй мировой войны. Дальнейшая разведка показала, что здесь находится крупнейший калийный бассейн, соленосная толща которого простирается на 800 км при ширине 250 км. Калийные соли залегают в верхней части этой толщи на глубине от 700–800 м на севере до 2500 м на юге. Общие же их запасы превышают 10 млрд т К20, а среднее содержание окиси калия в рабочих пластах составляет 25–35 %. В 1990-е гг. добыча калийных солей в этом бассейне составляла 9—10 млн т. Она ведется шахтным способом. Однако проходка шахтных стволов затруднена из-за плывунов, которые приходится замораживать, да и сами стволы крепить чугунными тюбингами, как при строительстве метрополитена.

    Канадский Север – крупнейший район нового освоения, «лицо» которого в первую очередь определяет именно горнодобывающая промышленность. Здесь добывают основную часть нефти и природного газа, железной руды, вольфрама, некоторых цветных металлов. Важная отличительная черта Канадского Севера – его крайне слабая заселенность. Здесь живут всего 400 тыс. человек, или 1,3 % от общего населения страны, тогда как доля Севера в площади Канады составляет 70 %. Поэтому освоение минеральных ресурсов Канадского Севера ведется преимущественно вахтовым методом.

    Суть вахтового метода заключается в том, что смены (вахты) рабочих прилетают из базового города на несколько недель или на месяц-два, а потом возвращаются домой, тогда как на их место прибывает новая смена. При этом вблизи шахт, рудников и открытых разработок обычно возникают лишь небольшие вахтовые поселки с необходимыми для жизни социальными объектами. Даже в более крупных горнопромышленных поселках Канадского Севера численность жителей, как правило, не превышает 5—10 тыс. человек.

    Канадский Север, в свою очередь, принято подразделять на две части: Средний Север и Дальний Север.

    В состав Среднего Севера входят северные территории провинций Ньюфаундленд, Квебек, Онтарио, Манитоба, Саскачеван, Альберта и Британская Колумбия. Он занимает площадь примерно 3 млн км2 с населением 300 тыс. человек. В его пределах ведется добыча многих полезных ископаемых, но среди них можно особо выделить нефть, газ, уран и железную руду.

    Более 80 % добываемых в Канаде нефти и природного газа дает северная часть провинции Альберта. Месторождения углеводородов были открыты здесь в конце 40-х – начале 50-х гг. XX в., что послужило главным стимулом для быстрого роста как административного центра провинции г. Эдмонтон, так и «нефтяной столицы» всей Канады г. Калгари; оба они выделяются своим обустройством, обилием небоскребов и т. п. Нефть и природный газ по трубопроводам транспортируют отсюда в другие провинции Канады, в особенности в восточном направлении – в провинции Онтарио и Квебек. Значительная часть нефти и природного газа экспортируется в США. Для этого построен нефтепровод Эдмонтон – Реджайна – Чикаго. США выступают также в роли единственного импортера канадского природного газа (в объеме 60–70 млрд м3 в год).

    Рис. 214. Доля отдельных провинций Канады в продукции горнодобывающей промышленности страны

    Кроме того, в провинции Альберта, в 400 км к северо-востоку от Эдмонтона, находятся крупнейшие в мире залежи битуминозных песчаников, расположенные в бассейнах рек Атабаска, Пис-Ривер и др. Эти пески, содержащие примерно 14 % нефтяных продуктов, занимают территорию 80 тыс. км2. Потенциальные запасы жидких углеводородов в них оцениваются огромной цифрой в 75 млрд т; она означает, что здесь сконцентрирована значительная часть всех возможных ресурсов углеводородов на планете. Разработка битуминозных песчаников Альберты и получение из них нефти начались в 1960-х гг. Интерес к ним особенно возрос после энергетического кризиса середины 1970-х гг. Но и после того как мировые цены на нефть снова снизились и этот интерес заметно уменьшился, здесь продолжают работать предприятия по получению нефти из песков, производящие ежедневно 60 тыс. т жидкого топлива. В 2000 г. в связи с ростом цен на нефть ресурсы нефти Канады были пересмотрены в сторону значительного увеличения – с 1 до 24 млрд т! В результате по этому показателю страна заняла 2-е место в мире после Саудовской Аравии. В целом же на долю провинции Альберта приходится более половины всей продукции горнодобывающей промышленности Канады (рис. 214).

    В соседней провинции Саскачеван, в районе оз. Атабаска, находятся крупнейшие в Канаде залежи урановых руд, обеспечивающие 3/5 всей добычи урана в стране. Первый урановый поселок Ураниум-Сити возник здесь еще в 1960-х гг. Ныне добыча ведется главным образом на месторождениях Кей-Лейк и Сигар-Лейк, которые относятся к крупнейшим в мире (годовая добыча 5000–6000 т).

    А по железной руде особо выделяется северная часть провинции Квебек, точнее – п-ов Лабрадор. Железорудный бассейн на этом полуострове был разведан в годы Второй мировой войны и после нее. Он расположен в Лабрадорском прогибе Канадского кристаллического щита и протягивается с севера на юг узкой подковообразной 600-километровой полосой (рис. 215). Среднее содержание железа в богатых рудах этого бассейна 55–60 %, но здесь имеются еще большие запасы сравнительно бедных руд. Разработка железной руды, начавшаяся в середине 1950-х гг., ведется преимущественно открытым способом. Для транспортирования железной руды была построена специальная рудовозная железная дорога от главных центров разработок – Шеффервилля и Лабрадор-Сити – до залива Св. Лаврентия. Отсюда 3/4 железной руды направляется на экспорт – в США и Западную Европу, остальная часть используется в самой Канаде. Несмотря на снижение уровня добычи в последнее время, здесь ежегодно добывается более 30 млн т железной руды.

    На севере провинции Манитоба ведутся крупнейшие разработки никеля.

    Свой вклад в развитие горнодобывающей промышленности страны вносит и Дальний Север Канады – обширный район, располагающийся в основном к северу от 60-й параллели и занимающий 3,9 млн км2 с населением около 100 тыс. человек. В состав Дальнего Севера входят территории Юкон, Северо-Западные и Нунавут.

    Территория Юкон еще в конце XIX в. прославилась на весь мир «золотой лихорадкой», охватившей бассейн р. Клондайк. Судьба золотоискателей, заболевших этой «лихорадкой», описана на правах ее участника Джеком Лондоном. В наши дни здесь также добывают золото, серебро, медь, полиметаллы. Обширнейшие Северо-Западные территории до Второй мировой войны выделялись добычей урана в районе Большого Медвежьего озера. Теперь здесь добывают золото, полиметаллы, вольфрамовые и другие руды.

    Рис. 215. Железорудная промышленность полуострова Лабрадор

    Не очень ясны перспективы добычи нефти и природного газа в устье р. Маккензи, а также в пределах так называемого Экстремального Севера – на шельфе и островах Канадского Арктического архипелага. Еще в 1970-х гг. были разработаны проекты двух трансканадских газопроводов, которые должны были связать эти новые районы с газопроводной сетью Юга Канады и США. Однако по экологическим и другим соображениям на эти проекты был наложен мораторий, а работы на арктическом шельфе были приостановлены. Частные фирмы и канадское правительство предпочли сначала заняться поисково-разведочными работами на более южных участках шельфа. То же относится и к проектам транспортирования северной нефти танкерами.

    Рис. 216. Леса Канады


    С другой стороны, в начале 1990-х гг. резко повысился интерес к алмазным месторождениям Северо-Западных территорий, где геологи обнаружили богатые кимберлитовые трубки.

    134. Лесное хозяйство Канады

    Лесное хозяйство Канады образует важную составную часть мирового лесного хозяйства. В нем заняты примерно 800 тыс. человек, а его ежегодная продукция превышает 50 млрд долл. Такие высокие показатели в значительной мере объясняются благоприятными природными предпосылками для развития лесного хозяйства.

    Лесные ресурсы Канады, входящей в состав северного лесного пояса, относятся к богатейшим в мире. Канадские леса занимают площадь 310 млн га (рис. 25 в книге I). Они протягиваются на несколько тысяч километров с запада на восток – от Тихого до Атлантического океана – при ширине лесного пояса от 1000 до 2100 км (рис. 216). Леса, пригодные для промышленной эксплуатации, занимают 165 млн га. В них накоплено 22 млрд м3 древесины; по этому показателю Канада уступает только России и Бразилии. Хотя северные леса Канады в среднем в три раза менее продуктивны, чем леса США, и заметно уступают в этом отношении лесам Скандинавии, чистый ежегодный прирост древесины составляет здесь почти 200 млн м3. Что же касается таких важных удельных показателей, как лесная площадь (10 га) и запасы древесины (670 м3) из расчета на душу населения, то по ним Канада лидирует во всем мире.

    Доля спелого и переспелого леса в Канаде больше, чем в США, и расчетная лесосека оценивается в 260 млн м3 в год. Важно добавить, что почти 80 % эксплуатируемых лесов приходятся на леса хвойных пород, прежде всего еловые, затем сосновые, пихтовые, кедровые, лиственничные. В отличие от США, где 3/4 продуктивных лесов находятся в частном владении, в Канаде почти всеми лесами управляют провинциальные администрации. Это способствовало тому, что площади с искусственно восстанавливаемыми лесами возросли со 100 тыс. га в 1975 г. до 400 тыс. га в 1997 г.

    Лесная и деревообрабатывающая промышленность Канады имеет очень большие масштабы (табл. 71).

    Данные таблицы 71 нуждаются в некоторых дополнениях и комментариях. По производству деловой древесины Канада занимает второе место в мире после США, а из расчета на душу населения (5,9 м3) – первое. В стране примерно 4000 предприятий лесозаготовительной промышленности. С лесозаготовками полностью или частично связано существование 900 населенных пунктов; средняя численность их жителей составляет всего 1,5 тыс. человек. По размерам производства пиломатериалов Канада также уступает только США, а по выпуску их из расчета на душу населения (около 2 м3) опять-таки стоит на первом месте. И по производству целлюлозы Канада уступает только США, а бумаги и картона – США, Китаю и Японии. По выпуску бумаги из расчета на душу населения (630 кг) впереди Канады оказываются только Финляндия и Швеция (табл. 116 в книге I). Специализация Канады и здесь выражена достаточно четко: это крупнейший в мире (более 1/4) производитель газетной бумаги.

    Лесная и деревообрабатывающая промышленность Канады – важная отрасль ее международной специализации, которая во многом определяет место страны в международном географическом разделении труда. По доле в структуре всего канадского экспорта (7 %) она стоит впереди таких важных для Канады отраслей, как сельское хозяйство и производство природного газа. Основное место в экспорте ее продукции занимают целлюлоза, газетная бумага и лесоматериалы, которые направляются прежде всего в США (65 %), страны ЕС (15) и Японию (11 %). Доля Канады в мировом лесном экспорте составляет 23 %, за ней идут США (13), Финляндия (10) и Швеция (9 %). На мировом лесном рынке эта страна особенно выделяется как крупнейший экспортер газетной бумаги (около 60 % всего мирового экспорта), пиломатериалов прямоугольного сечения (40), древесной массы (36 %). Несмотря на растущую конкуренцию со стороны Швеции, Финляндии, Бразилии, Чили, Новой Зеландии, считается, что роль Канады на мировом лесном рынке будет расти.

    Таблица 71

    ЛЕСНАЯ И ДЕРЕВООБРАБАТЫВАЮЩАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ КАНАДЫ В НАЧАЛЕ XXI в.

    Но все это не означает, что развитие лесного хозяйства Канады происходит без проблем. При кажущейся неистощимости ее лесные ресурсы нуждаются в расширении лесовосстановительных работ. Тем более что ежегодно лесная площадь страны только вследствие пожаров и болезней леса сокращается на 5000 км2. Очень большой ущерб канадским лесам наносят кислотные дожди. Поэтому в 1990 г. была принята пятилетняя правительственная программа «Зеленый план: национальный вызов Канады», которая включала в себя и меры борьбы с кислотными осадками. Одновременно введены более жесткие нормативы очистки стоков целлюлозно-бумажных предприятий. Как крупнейший производитель бумаги, Канада становится очень крупным импортером (из США) макулатуры, что отражает общую тенденцию к повышению роли вторичного сырья и сбережению естественных природных ресурсов. В 1998 г. в Канаде был принят новый документ под названием «Национальная лесная стратегия».

    Главный район лесного хозяйства Канады – Британская Колумбия. Здесь в теплом и влажном климате прирост древесины происходит значительно быстрее, чем в других районах Канады, причем в породном составе преобладают такие представители влажного океанического хвойного леса, как дугласова пихта, белая ель, гигантская туя, белый кедр и др. На территории Британской Колумбии лесные массивы занимают около 100 млн га, и на половине этой площади осуществляются заготовки древесины. Эта провинция производит 2/5 всех лесоматериалов, направляемых Канадой на внешний и внутренний рынки. Однако в последнее время в печати появились тревожные сообщения о том, что на Тихоокеанском побережье Британской Колумбии уже сведено 2/3 всех лесов, причем вырубка только на 1/3 компенсируется лесоразведением. По этой причине возросли эрозия и смыв почвы. Значительное развитие лесной комплекс получил также в провинциях Квебек и Онтарио. Приатлантические, степные и северные территории играют в нем меньшую роль.

    Рис. 217. Переброска речного стока в Канаде (по И. Е. Тимашеву)


    135. Водные проблемы Канады

    Канада – одна из самых богатых водными ресурсами стран мира (занимая 7°% площади суши, она обладает 20 % общего объема пресной воды на нашей планете). Сами по себе эти показатели уже достаточно впечатляющи. Еще более впечатляющи – с учетом не столь значительной численности населения страны – удельные показатели. Так, по средней обеспеченности ресурсами полного речного стока из расчета на душу населения (100 тыс. м3 в год) Канада во всем мире немного уступает лишь нескольким странам мира. Водопотребление всех отраслей хозяйства страны превышает 40 км3 в год, а в расчете на одного жителя – 4650 л/сутки; это очень высокий показатель.

    Однако на таком весьма благоприятном общем фоне достаточно отчетливо проявляются и некоторые проблемы водного хозяйства, имеющие прежде всего природную основу. Кним относятся резкие сезонные колебания стока, поскольку более 1/3 всех осадков в Канаде выпадает в виде снега и достигает рек лишь через несколько месяцев. В еще большей мере к ним относится географическое несоответствие между естественным распределением речного стока и его потреблением. В самом деле, в Канаде (в этом отношении она напоминает Россию) основная часть– более 60 % – речного стока имеет выход на север, тогда как почти все население страны сосредоточено в узкой южной полосе.

    Вот почему межбассейновая переброска части речного стока уже давно получила в Канаде очень широкое развитие. По объему ежегодно перебрасываемого стока (140 км3) эта страна занимает первое место в мире, превосходя страны СНГ почти в три раза. Еще в начале 1980-х гг. в южных провинциях страны насчитывалось 60 функционирующих и строящихся сооружений для переброски стока. По общему объему среднегодового перебрасываемого стока первое место занимала провинция Квебек, второе – Манитоба, третье – Ньюфаундленд, четвертое – Онтарио, пятое – Британская Колумбия. Пятнадцать наиболее крупных реализованных и осуществляемых проектов переброски показаны на рисунке 217.

    Весьма характерно, что все они связаны с гидроэнергетическим использованием речного стока. Хотя доля ГЭС в общей выработке электроэнергии в Канаде уменьшилась с 95 % в начале 1950-х до 62 % в середине 1990-х гг., по размерам выработки электроэнергии на гидростанциях Канада продолжает занимать первое место в мире. При этом наряду с большим количеством мелких ГЭС для нее чрезвычайно характерна концентрация выработки электроэнергии на крупных и крупнейших ГЭС, нередко образующих каскады. Именно с созданием таких мощных гидроэнергетических комплексов связано осуществление межбассейновых перебросок стока. Достаточно сказать, что для снабжения только трех крупнейших из них ежегодно перебрасывается 90 км3 речного стока. Это комплексы Черчилл на севере провинции Манитоба, Черчилл-Фолс (5,2 млн кВт) в материковой части провинции Ньюфаундленд и Джеймс-Бей в провинции Квебек, где в бассейне р. Ла-Гранд уже работает первая очередь каскада ГЭС (10,3 млн кВт), сооружается вторая очередь (5 млн кВт) и проектируется третья (3,8 млн кВт).

    Переброска стока для целей ирригации до недавнего времени была крайне незначительной. Но среди проектов, ныне осуществляемых в провинциях Альберта, Саскачеван и Манитоба, роль ее заметно возрастет.

    Рис. 218. Глубоководный путь по р. Св. Лаврентия (профиль)

    Говоря о переброске стока в Канаде, нельзя не упомянуть и о своего рода суперпроекте, который был разработан еще в 1963 г. фирмой «Ральф М. Парсон» под названием «Североамериканский водный и энергетический альянс» (или проект НАВАПА). НАВАПА – многоцелевой проект, предусматривавший орошение 23 млн га сельскохозяйственных земель, производство большого количества электроэнергии, улучшение условий судоходства. Идея его заключалась в том, чтобы часть стока многоводных рек Западной Канады и Аляски (Юкон, Фрейзер, Колорадо и др.) в объеме 175 км3 при помощи сложной системы водохранилищ, каналов, туннелей, насосных станций перебросить на юг для обеспечения потребностей 7 провинций Канады, 33 штатов США и даже 3 штатов Мексики. Предполагалось, что общая длина трассы превысит 15 тыс. км и на ней будут действовать 210 главных плотин со 145 ГЭС, 20 насосных станций, 17 судоходных и 112 оросительных каналов. Одно крупнейшее аккумулирующее водохранилище намечалось создать в бассейне р. Тананы на Аляске, другое – в Скалистых горах на территории Британской Колумбии. Общая стоимость проекта оценивалась в 100–120 млрд долл., а время его осуществления – в 20–30 лет.

    Однако этот грандиозный проект так и не был осуществлен. Сказалось некоторое противодействие самой Канады, которой в нем отводилось лишь 20 % перебрасываемого стока и 15 % прироста орошаемых земель. Да и федеральное правительство США с 1976 г. не финансирует ни одного нового проекта, связанного с переброской речного стока.

    К комплексу водных проблем Канады относится и улучшение судоходных условий внутренних водных путей. Главное достижение в этой области – создание глубоководного пути по р. Св. Лаврентия.

    До осуществления этого совместного канадско-американского проекта морские суда могли подниматься вверх по р. Св. Лаврентия только до Монреаля, который служил конечным пунктом морского и начальным пунктом речного судоходства. Однако и отрезок реки между Монреалем и оз. Онтарио создавал немалые трудности для судоходства, главным образом из-за многочисленных порогов. Пороги, стремнины и мели имелись и на протоках между озерами Онтарио и Эри, Эри и Гурон, Гурон (Мичиган) и Верхнее.

    Первые каналы в обход стремнин были построены еще в конце XVIII в. в районе города Су-Сент-Мари, расположенного и на канадском, и на американском берегах пролива, соединяющего озера Гурон и Верхнее. В 1932 г. был составлен комплексный проект реконструкции водного пути по р. Св. Лаврентия и Великим озерам. Но осуществлению его тогда помешали могущественные железнодорожные компании, постаравшиеся избежать конкуренции водного транспорта. Такой проект был осуществлен только в 1954–1959 гг.

    В соответствии с ним на р. Св. Лаврентия, между Квебеком и оз. Онтарио, была сооружена система шлюзов, которая обеспечила гарантированные глубины в 8,25 м и, следовательно, сделала этот отрезок доступным для морских судов тоннажем в 22,5 тыс. т. Вторая система шлюзов была построена на р. Детройт между озерами Онтарио и Эри. Еще один шлюз соорудили на р. Сент-Мэрис, соединяющей озера Гурон и Мичиган с оз. Верхнее (рис. 218). Так была преодолена разница в уровнях между Монреалем и оз. Верхнее, составляющая 183 м.

    Весь глубоководный путь от устья р. Св. Лаврентия до крупнейшего на Великих озерах американского порта Дулут имеет протяженность 3770 км. По этому пути ежегодно перевозят более 200 млн т грузов – железной руды, угля, зерна, стройматериалов. Почти все порты, расположенные на этом пути, – озерные.

    Собственно речных портов только два – Квебек и Монреаль. Добавим, что глубоководный путь по р. Св. Лаврентия имеет один крупный недостаток: он открыт для судоходства только в весенне-летне-осенний сезон, а с декабря по апрель эта река замерзает.

    136. Степной район Канады – одна из мировых житниц

    При экономическом районировании Канады обычно выделяют пять районов: Центральный, Атлантический, Степной, Тихоокеанский и Северный. Ведущую роль в экономической жизни страны всегда играл и продолжает играть Центральный район в составе провинций Онтарио и Квебек. Степной, Тихоокеанский и Северный районы на протяжении всей истории Канады по отношению к «метрополии» – Центральному району – выполняли функции своего рода внутренних колоний, аграрно-сырьевых придатков. Однако начиная с 1970-х гг. соотношение между «центром» и «периферией» начало постепенно изменяться, что можно показать на примере Степного района.

    В Степной район входят три провинции Канады – Манитоба, Саскачеван и Альберта. Вместе они занимают около 2 млн км2, или 1/5 территории страны. Здесь проживает 1/6 всего ее населения, причем эта доля имеет тенденцию к росту, так как приток жителей в Степной район все время увеличивается. Это связано прежде всего с развитием горнодобывающей промышленности, которое уже привело к превращению Степного района в главный горнодобывающий район страны. В степных провинциях растет и обрабатывающая промышленность. В целом здесь производится уже 1/5 всей промышленной продукции Канады. Если иметь в виду также довольно быстрое развитие и других отраслей материальной и нематериальной сфер, можно, видимо, утверждать, что Степной район постепенно превращается во второе экономическое ядро страны.

    Однако нельзя забывать и о том, что «лицо» Степного района во многом определяется и его сельским хозяйством, которое обеспечивает около 2/3 всей сельскохозяйственной продукции Канады. Довольно сильное развитие в районе получило животноводство: именно здесь начинается та огромная по территории «коровья страна», которая протягивается к югу через многие штаты США – до самого Техаса. И все же специализацию степных провинций в сельском хозяйстве всегда определяло и продолжает определять производство зерна. Проследить возникновение именно такой специализации можно при помощи небольшого историко-географического обзора.

    На раннем этапе колонизации Степного района, да и всего Канадского Запада, простирающегося от Гудзонова залива до Скалистых гор, главной движущей силой освоения новых территорий была так называемая пушная лихорадка. В 1670 г. в Англии была создана знаменитая Компания Гудзонова залива, долгое время монопольно владевшая пушными богатствами Канадского Запада. В XVIII в. именно торговля пушниной в первую очередь определяла положение Канады на мировом рынке. Что же касается сельскохозяйственного освоения района, то оно даже уменьшилось, поскольку обитавшие на Канадском Западе многочисленные индейские племена кое-где были вынуждены перейти от земледелия к заготовке пушнины.

    Первая сельскохозяйственная колония переселенцев-шотландцев возникла в Степном районе только в начале XIX в. Но его широкая сельскохозяйственная колонизация началась лишь в последней четверти того столетия. В наибольшей мере она была связана с начавшимся тогда интенсивным железнодорожным строительством и в особенности с проведением первой трансканадской магистрали в 1885 г. По ней в Степной район хлынул поток переселенцев из Европы, быстро докатившийся до Скалистых гор. Бурное освоение и заселение огромного края привело к образованию в составе федерации сначала провинции Манитоба (1870), а затем провинций Саскачеван и Альберта (1905). Одновременно определился и главный хозяйственный профиль колонизуемого Степного района, который точнее всего характеризует словосочетание «пшеничная экономика». Широко применяется и термин «пшеничная лихорадка», как бы особо подчеркивающий темпы этого процесса. Можно утверждать, что ее возникновение предопределили две группы факторов: природные и экономические.

    Действительно, юг Степного района обладает исключительно благоприятными природными предпосылками для развития зернового хозяйства. Здесь довольно широкой полосой протягиваются канадские степи (прерии), продолжающиеся к югу на Центральных и Великих равнинах США. Теплый, хотя и несколько засушливый, климат, плодородные почвы, общая равнинность территории – все это не могло не способствовать ее быстрому освоению, не говоря уже о том, что европейские переселенцы – особенно с Украины – обнаружили здесь поистине «родные» ландшафты.

    Среди благоприятных экономических предпосылок формирования «пшеничной экономики» отметим такие, как близость к основным потребителям – Центральному району Канады и прилегающим районам США, возможности выхода на мировой рынок через тихоокеанский Ванкувер и систему Великих озер. Надо учитывать также и благоприятную конъюнктуру: повышение спроса на канадскую пшеницу в Европе в 90-х гг. XIX в.

    В результате в течение сравнительно короткого времени степные провинции Канады превратились в основной сельскохозяйственный район страны. Перед Первой мировой войной на главную культуру – пшеницу приходилось уже 60 % всей посевной площади этих провинций. По размерам экспорта пшеницы Канада в этот период уступала уже только России, а в годы войны стала крупнейшим в мире ее экспортером, обеспечивавшим около 1/2 ее мирового вывоза. С тех пор прошло почти целое столетие, за время которого облик Канады сильно изменился. Однако специализация Степного района на производстве зерна полностью сохранилась. Именно благодаря этому району современная Канада по производству зерна (более 50 млн т в год) занимает одно из первых, а по производству его из расчета на душу населения (1650 кг) – первое место в мире. По экспорту зерна она уступает только США.

    Все это в первую очередь относится к пшенице, которая по-прежнему занимает половину всех посевов зерновых культур.

    Как и в северном пшеничном поясе США, здесь выращивают только яровую пшеницу, которую сеют ранней весной, а собирают осенью. Эта пшеница отличается очень высоким качеством и содержит не менее 13,5 % белка. Эталоном качества на мировом пшеничном рынке считается твердая пшеница сорта «Манитоба-1». На экспорт идет до 4/5 сбора этой культуры в Степном районе. В Японию она направляется главным образом через порт Ванкувер, а в зарубежную Европу и страны СНГ– через порты на Великих озерах.

    Из трех степных провинций Канады первой была освоена самая восточная – Манитоб а, с которой, собственно, и началась «пшеничная лихорадка». С тех времен здесь много не только англоканадцев, но и немцев, украинцев, выходцев из других европейских стран. Здесь и поныне живет 1/5 всех украинцев Канады, в том числе в столице провинции Виннипеге – 60 тыс. Не случайно перед зданием парламента провинции рядом с памятником королеве Елизавете возвышается статуя Тараса Шевченко. Однако в наши дни Манитоба, где быстро развивается промышленность, дает уже только 1/10 общей сельскохозяйственной продукции страны.

    Вторая из степных провинций Канады – Саскачеван, земли которой были также освоены еще во время «пшеничной лихорадки», на рубеже XIX и XX вв. Со времени европейской колонизации того периода национальный состав ее населения также отличается очень большой пестротой: здесь живут и англоканадцы, и немцы, и украинцы, и франкоканадцы, и скандинавы. Несмотря на развитие нефтяной, урановой, калийной и других отраслей промышленности, сельское хозяйство продолжает оставаться ведущей отраслью экономики провинции Саскачеван, на которую приходится более 2/5 всех сельскохозяйственных земель Канады и более 1/5 всей сельскохозяйственной продукции страны. Именно эта провинция в наши дни производит 2/3 всей канадской пшеницы, вот почему ее нередко называют хлебной корзиной Канады. На гербе Саскачевана можно увидеть три снопа пшеницы.

    Основу экономики третьей степной провинции Канады – Альберты раньше также составляло сельское хозяйство. Теперь его место заняла горнодобывающая – и в первую очередь нефтяная промышленность. Но и сельское хозяйство сохраняет еще немалое значение. Оно имеет более широкий профиль: выращивание как зерновых (пшеница, ячмень), так и технических (сахарная свекла) культур, разведение крупного рогатого скота. Но все же Альберта дает 1/5 общеканадского сбора пшеницы.

    Несмотря на некоторые различия, в общем облик сельскохозяйственных районов степных провинций довольно схож. Деревень здесь нет, а по бескрайним просторам распаханных прерий разбросаны только отдельные фермы. То там, то здесь могут встретиться и небольшие городки с элеваторами, куда фермеры отвозят на продажу свою продукцию. Некоторые из них на зиму тоже переселяются в эти городки, где дети учатся в школах. Механизация сельскохозяйственных работ здесь очень высокая. В некоторых районах пшеница играет роль своего рода монокультуры, посевы которой чередуются с парами. Словом, многое здесь напоминает соседний пшеничный пояс США.

    Главным путем, связывающим Степной район с более западными и более восточными провинциями, служит Трансканадская автомобильная магистраль (ТАМ) длиной 8000 км, которую с полным основанием обычно называют главной улицей Канады.

    137. Система охраняемых территорий Канады

    В Канаде, как и в США, сформировалась довольно разветвленная система охраняемых территорий, которые, в свою очередь, можно подразделить на природные и культурно-исторические. Всего таких территорий в стране несколько тысяч, и занимают они почти 1/10 ее огромной площади.

    Преобладают среди них особо охраняемые природные территории. По их общей площади, превышающей 900 тыс. км2, эта страна уступает только США (табл. 170 в книге I). И по своим типам они тоже наиболее разнообразны: здесь и национальные парки, и экологические резерваты, и национальные реки, и национальные морские парки. Но наибольшее значение среди них имели и имеют собственно национальные парки.

    Начало созданию национальных парков в Канаде было положено еще в конце XIX в., когда был учрежден первый их них – Банф (1885). В последующем сеть таких парков постоянно расширялась, приобретя наиболее систематический характер в 1960-х гг. К середине 1990-х гг. в Канаде было уже 37 национальных парков общей площадью 225 тыс. км2 (это сравнимо со всей площадью Румынии, Лаоса или Ганы), которые посещали более 15 млн человек в год. Что же касается функции таких парков, то на протяжении всей их истории наблюдался своего рода дуализм. Сначала они создавались в основном для развития туризма. Затем стало возрастать значение их природоохранной функции, которая в последнее время превратилась в преобладающую. В Канаде исходят из того, что национальные парки должны прежде всего отражать типичные образцы основных экосистем страны для развития на этой базе познавательного туризма и обеспечения природоохранных мероприятий.

    Рис. 219. Национальные парки Канады

    Большой интерес представляет и географическое распространение канадских национальных парков (рис. 219). Как и можно было ожидать, они имеются во всех основных частях страны. В восточной, приатлантической, части это, например, парки Фанди, Гро-Морн, Терра-Нова, в центральной части – парк Вуд-Баффало (основан в 1922 г.), знаменитый своими богатейшими водно-болотными угодьями, парк Джаспер, в западной, притихоокеанской, части – островной парк Пасифик-Рим, а в северной части – парки Элсмир-Айленд, Клуэйн, Ауюиттук. По размерам они различаются очень сильно – от совсем небольших парков в восточной до очень больших и даже гигантских в центральной и северной частях страны. Например, парк Вуд-Баффало занимает 45 тыс. км2, Элсмир-Айленд – 38 тыс., Клуэйн – 22 тыс. км2, что вполне сопоставимо с территориями некоторых европейских стран.

    Экологические резерваты выделены во всех провинциях Канады, кроме Онтарио. Их задача заключается в охране редких и исчезающих видов растений и животных, колоний морских птиц, объектов неживой природы, ценных лесных массивов. Всего в стране экологических резерватов уже более 1000. Средняя площадь их невелика – примерно 1000 га. Особенно много таких резерватов в провинции Британская Колумбия. Национальные реки в Канаде появились только в 1980-х гг. Они создаются для того, чтобы лучше сохранить наиболее живописные и экологически ценные реки страны. К началу 1990-х гг. таких рек уже было выделено 13, с общей протяженностью около 3000 км. Для сохранения морской среды началось создание национальных морских парков. Первый из них, Фазаш-Фейн, действует на оз. Гурон.

    Для сохранения историко-культурного наследия в Канаде учреждены национальные исторические местности, которые представлены как отдельными архитектурно-градостроительными объектами, археологическими резерватами, памятникам инженерного и садово-паркового искусства, так и большими по площади участками культурного ландшафта. Эта форма охраны появилась еще в конце XIX в., теперь же общее число исторических местностей в стране превышает 600.

    К той же группе можно отнести исторические каналы – старые гидротехнические сооружения, некоторые из которых еще используют. В данном случае задача заключается в том, чтобы обеспечить максимальную сохранность этих объектов культурного наследия.

    Наконец, необходимо упомянуть и о так называемых провинциальных парках, которые выполняют комплексную функцию сохранения и природного, и культурно-исторического наследия. Всего их в стране более 1000, но по отдельным провинциям они распределены очень неравномерно. Например, в Британской Колумбии таких парков учреждено уже более 350 при общей их площади 5,4 млн га, в Альберте – 62, но значительно меньших по размерам.

    Как и в США, в Канаде вся система охраняемых территорий управляется единым органом – Службой национальных парков Канады.

    138. Североамериканская ассоциация свободной торговли

    Североамериканская ассоциация свободной торговли (САССТ, или по начальным буквам английского названия – НАФТА) представляет собой новое явление, затрагивающее сразу два крупных региона мира – Северную и Латинскую Америку.

    Формирование НАФТА проходило в два этапа: в 1988 г. было подписано двустороннее соглашение между США и Канадой, а в 1992 г. – трехстороннее соглашение между США, Канадой и Мексикой. Вошедшие в ассоциацию страны договорились о постепенной отмене таможенных барьеров, о либерализации режима иностранных инвестиций, о миграции рабочей силы и других мерах, обеспечивающих «прозрачность» границ между ними. Уже в 1994 г., когда началась реализация трехстороннего соглашения, США и Канада отменили пошлины на 80 % мексиканских товаров, а Мексика – на 40 % американских и канадских.

    В отличие от Европейского союза в НАФТА нет никаких наднациональных органов, она задумана именно как общий рынок. Но по своим размерам и роли в мировой экономике обе эти группировки вполне сопоставимы. Так, по численности населения (441 и 49Змлн чел.) НАФТА несколько уступает Евросоюзу, а по доле с ВМП (21–22 %) они примерно равны. Гораздо более существенное отличие НАФТА от ЕС заключается в ее, если можно так выразиться, асимметричности. В самом деле, в общем ВВП трех стран на США приходятся 85 %, тогда как на Канаду – 7, а на Мексику – 8 %. По показателю душевого ВВП США и Канада различаются не очень сильно, но Мексика отстает от них в три-четыре раза.

    Тем не менее, поскольку НАФТА все-таки сформировалась, то в этом должен был быть какой-то резон для каждой из стран «триумвирата». Постараемся его раскрыть.

    Масштабы торговой взаимозависимости США и Канады всегда были и остаются очень большими. На Канаду ориентируется около 1/5 внешней торговли США, и она традиционно является самым крупным их торговым партнером. На США приходятся почти 85 % канадского экспорта. Примерно 2/3 прямых иностранных инвестиций в Канаду идут из США, но и в США направляются канадские инвестиции. Так что заинтересованность обеих стран в развитии сотрудничества вполне объяснима. Она увеличивает их конкурентоспособность на мировом рынке. (В 2007 г., по данным Всемирного экономического форума, по уровню конкурентоспособности США занимали первое, а Канада – одиннадцатое место в мире.)

    Торговые связи США и Мексики также отличаются значительными масштабами, и Мексика недавно стала вторым по значению после Канады торговым партнером США, оттеснив Японию на третье место. В США направляется примерно 85 % всех мексиканских товаров, а доля Мексики во внешней торговле США составляет 11–12 %.

    Но обоюдная заинтересованность этих двух стран не ограничивается внешней торговлей. Необходимо учитывать и такой аспект, как интерес США в иммиграции дешевой (стоимость ее в шесть раз меньше, чем в США) рабочей силы из Мексики, а Мексики – в эмиграции своих «лишних людей». С 1960 по 1980 г. только легально в США прибыло 2,8 млн мексиканцев, численность же нелегалов была значительно большей. Кроме того, в США из Мексики ежегодно прибывают еще 2–4 млн сезонных рабочих. Ориентация на мексиканскую рабочую силу привела также к тому, что вдоль всей «прозрачной» границы США и Мексики, имеющей протяженность более 3300 км, сформировались «двойные» города, в которых разместились более 150 предприятий экспортной ориентации (так называемых макиладорес), на которых заняты 300 тыс. мексиканских рабочих.

    Торгово-экономические отношения Канады и Мексики до недавнего времени действительно были слабо развиты. Но теперь они начинают активизироваться; увеличиваются канадские прямые инвестиции в экономику Мексики.

    Тем не менее уже в первые годы существования НАФТА пришлось встретиться с целым рядом трудностей. В качестве примера можно привести введение более строгих правил пересечения границы между США и Мексикой со стороны США с целью уменьшения иммиграционного потока. Может быть, поэтому изменились и первоначальные планы втягивания в состав НАФТА других латиноамериканских стран и создания со временем единой зоны торговли, простирающейся едва ли не от Аляски до Огненной Земли. Во всяком случае, вопрос о приеме в НАФТА Чили был уже фактически решен, но затем его осуществление было приостановлено.

    К сказанному можно добавить, что в начале 2000 г. было заключено важное соглашение между НАФТА и ЕС, предусматривающее снятие некоторых торговых барьеров. Оно должно оказаться выгодным для всех трех стран – членов НАФТА. Но больше всего от него может выиграть Мексика, товары которой получают выход не только на североамериканский, но и на европейский рынок. Взаимное снижение пошлин на мексиканские и европейские товары должно пройти несколько этапов и закончиться в конце 2000-х гг.

    139. Объекты всемирного наследия в Северной Америке

    Общее число объектов всемирного наследия в Северной Америке (33) относительно невелико, особенно в сравнении с зарубежной Европой и зарубежной Азией.

    В США таких объектов 18, из них 8 культурных и 10 природных.

    Объекты культурного наследия США можно подразделить на две группы. Одна из них охватывает объекты, связанные с доевропейским периодом развития, относящиеся к культуре американских индейцев. Примерами их могут служить древнее городище Кахокия в штате Миссури, индейские поселения Чако и Меса-Верде в штате Нью-Мексико (рис. 220). Другая группа включает в себя объекты, связанные с европейской колонизацией. Среди них – испанские укрепления в г. Сан-Хуан на о. Пуэрто-Рико, здание знаменитого Индепенденс-Холла в Филадельфии, где в 1776 г. была провозглашена независимость США, усадьба третьего президента страны Томаса Джефферсона в Монтичелло (штат Виргиния) и, наконец, статуя Свободы в Нью-Йорке, воздвигнутая в 1886 г. в ознаменование 100-летия образования США.

    К числу объектов всемирного природного наследия в США отнесены 10 национальных парков. Среди них такие самые известные, как Олимпик, Редвуд и Йосемит в Тихоокеанских штатах, Гранд-Каньон в штате Аризона, Йеллоустон и Карлсбадские пещеры в Скалистых горах, Мамонтова пещера и Грейт-Смоуки-Маунтинс в системе Аппалачских гор, Эверглейдс во Флориде.

    Рис. 220. Объекты всемирного культурного наследия в Северной Америке


    В Канаде шесть объектов культурного и семь объектов природного наследия.

    Два культурных объекта (о. Энтони и «Пропасть, где разбиваются бизоны») – индейского происхождения. Ансо-Медоу – это достаточно достоверно установленное место высадки норманнов в Америке в 1004 г. А историческая часть города Квебек и небольшой город Люненбург связаны с ранней французской и английской колонизацией Канады. Объекты природного наследия, как и в США, представлены национальными парками. Среди них уже упоминавшиеся Вуд-Баффало, Банф, Джаспер и др.

    Еще два природных объекта Комитет всемирного наследия отнес и к США, и к Канаде, поскольку они находятся на границе этих двух государств. Это национальные парки Глейшер и Клуэйн.





     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх