Авиапром Украины: мучительный поиск «недостающего ингридиента»

Авиапром Украины последний год раздирают внутренние противоречия. Оказалось, что трудная и неблагодарная миссия «собирателя» украинских авиапромышленных активов является чуть ли не главной и единственной проблемой, решение которой станет залогом успешной и плодотворной работы предприятий авиастроения Украины. По крайней мере, именно такое впечатление складывается, когда наблюдаешь за непрекращающейся дискуссией о методах и формах руководства отраслью. Усугубляет ситуацию и частая смена руководящих «игроков»: за последние три года существовало четыре правительства, каждое из которых имело свои взгляды на интеграцию национального авиапрома. И каждый из министров промышленной политики Украины – Владимир Шандра, Анатолий Головко и Владимир Новицкий – подходили со своими мерками к делу формирования интегрированной структуры в авиастроении Украины. За это время из поля зрения окончательно выпали действительно важные вопросы управления отраслью, что и не замедлило сказаться на результатах. Ни в 2006 г., ни в 2007 г. заказчики, в первую очередь иностранные, так и не получили ни одного из заказанных самолетов. Единственным достижением украинского серийного самолетостроения за последние три года можно считать пока только постройку в 2007-2008 гг. на «Авианте» за бюджетные средства для МЧС Украины четырех противопожарных Ан-32П, передача которых заказчику состоялась в нынешнем году.


Корпорация. Концерн. Продолжение следует…

При создании концерна «Авиация Украины» и ликвидации действовавшей до того корпорации «Антонов» (подробнее об этом – см. «Взлёт» №5/2007, с. 10-15), одним из объяснений «замены» отмечалась, кроме прочего, необходимость интеграции с российским авиапромом путем «слияния» двух структур в форме, например, обмена акциями. Если российская авиапромышленность прошла этап акционирования еще в начале 90-х, а потом и «обратный процесс» в виде сбора госактивов, то украинская застыла в государственной собственности, припечатанная клеймом «стратегически важного» объекта. Сохранение в госсобственности оказалось (с учетом других нюансов) не самым плохим решением. По крайней мере, возвращать утраченное пока не нужно.

Деятельность первой интегрированной структуры, корпорации «Антонов», не устраивала, наверное, практически никого, кроме ее гендиректора, Анатолия Мялицы (кстати, недавно он снова, спустя годы министерской работы, возглавил ХГАПП). Поскольку в ее состав вошли директора предприятий-участников (АНТК им. О.К. Антонова, завод «Авиант», Харьковское государственное авиационное производственное предприятие и завод №410 гражданской авиации), и решения все-таки принимались совместно, особого вреда авиапрому не наносилось. В то же время, деятельность корпорации оказалась блокированной самими членами правления. Однако, цель создания корпорации – будущая приватизация (корпоратизация) авиапрома – тоже особо не скрывалось.

Так же было и в случае с концерном: еще до его создания, в начале 2007 г., стратегической целью нового объединения объявили приватизацию и слияние с российской Объединенной авиастроительной корпорацией. Для этого состав участников концерна расширили за счет разработчиков двигателей и агрегатного производства. Правда, детали объединения с российской ОАК остались неотработанными. В 2007 г., в начале премьерства Юлии Тимошенко, АНТК начал отрабатывать идею создания «корпорации-2» с руководящей ролью разработчика в новой структуре. Таким образом, дискуссия «кто важнее» – серийное производство или разработчик – получила новый виток. АНТК, как создатель линейки самолетов для серийного производства, претендует на главенствующую роль, а серийным заводам отводится почетное место исполнителя конструкторских решений.

Диктат разработчика (правда, вкупе с заказчиком) был присущ советской схеме организации авиапрома – отношения были стабильными и достаточно надежными, и украинский авиапром на созданных ранее заделах просуществовал вплоть до нынешнего кризисного положения. Но исчезновение из цепочки заказчика, определяющего требования к продукту, с последующим замещением этой роли разработчиком существенно сказалось на жизнеспособности советской схемы управления авиапромышленностью. По сути, предложения КБ «возглавить» процесс запоздали лет на десять (хотя именно тогда серийные производители хотели присоединения к АНТК).

В подкрепление своей позиции АНТК им. О.К. Антонова вместе с ЗМКБ «Прогресс» им. А.Г. Ивченко оспорили в суде правительственное постановление о создании концерна в части списка его участников. Суд первой инстанции своим решением остановил действие постановления в части включения в состав «Авиации Украины» истцов, однако апелляционное заседание оставило вопрос открытым.


Производство и поставки самолетов авиационной промышленностью Украины в 2004-2008 гг.

В начале года целесообразность дальнейшего существования концерна рассматривалась Советом национальной безопасности и обороны Украины. В итоге появилась Межведомственная комиссия СНБО Украины, созданная Указом Президента Украины «О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 15 февраля 2008 г. «О Государственном авиастроительном концерне «Авиация Украины». Комиссия должна была предложить решить, целесообразно ли дальнейшее существование концерна и направить рекомендации в Совбез. До принципиального решения СНБО судебные инстанции решили не торопиться с выводами. В июне состоялось очередное заседание СНБО, и по результатам работы Межведомственной комиссии появились решения, усиливающие позиции концерна. В частности, на уровне Совбеза было заявлено о неэффективном управлении авиапромышленной отраслью со стороны Минпромполитики Украины. Правительство также подверглось критике за необеспечение надлежащего выполнения Госпрограммы развития авиастроения на 2002-2010 гг. Кроме того, СНБО предложил в двухмесячный срок внедрить меры по повышению эффективности концерна, а также усилению его влияния на обеспечение конкурентоспособности украинской авиатехники. Для этого «Авиации Украины» планировалось предоставить дополнительные полномочия по управлению предприятиями, входящими в концерн.

Правительство Украины, в свою очередь, выполняя рекомендации СНБО, предоставило Минпромполитики полномочия по управлению концерном «Авиация Украины» и предприятиями, входящими в него. Срок, предоставленный правительству на выполнение решения СНБО, – два месяца – истекает 14 сентября. После этого концерн может обратиться по адресу и обратить внимание Совбеза на невыполнение его рекомендаций. Вопрос, насколько «бумажное» противостояние будет эффективным, остается открытым. Ведь в более приземленных проблемах уже сейчас наблюдается хаос. В начале июля на должности генерального директора завода «Авиант» решением суда восстановлен Валерий Козорезов. В свое время М инпром назначил его и.о. гендиректора в 2005 г. после увольнения с поста директора завода Олега Шевченко. Двоевластию на «Авианте» уже скоро три месяца. Минпром, получив права управления предприятиями концерна, призывает последний принять меры по восстановлению безымянного законного руководства заводом, но никто не пытается опротестовать само судебное решение с ошибочным восстановлением директора, который никогда этой должности де-юре не занимал.

Минпромполитики, храня молчание о фактически рейдерской атаке на госпредприятие, занят подготовкой законопроекта об особенностях приватизации авиапромышленных предприятий Украины. В настоящее время, по данным министра промышленной политики Владимира Новицкого, законопроект проходит ведомственное согласование. Кроме того, Минпром опять изучает вопрос сокращения участников концерна до состава корпорации «Антонов».


Головная часть фюзеляжа второго серийного Ан-70 в цехе «Авианта». Первая машина в прошлом году уже находилась на стапельной сборке, но сроки ее готовности пока вызывают сомнения


Лечение корпоратизацией

Первый серийный Ан-148-100 киевской сборки (№01-09) в стапеле на заводе "Авиант". Фото сделано год назад, в конце сентября 2007 г., но на испытания самолет пока так е щеи не вышел


Предприятия авиационного комплекса, которые занимаются производством самолетов, нужно корпоратизировать, чтобы они были адекватны рыночным условиям и могли привлекать ресурсы, считает Новицкий. Однако министр иногда может сам себе противоречить. Во-первых, рыночные условия в Украине существуют с момента обретения независимости, поэтому если предприятия спустя 17 лет все еще живы, работают, а некоторые даже процветают, о подобном несоответствии говорить не приходится. В противном случае их бы уже не было. Другой разговор, что эффективность функционирования многих из них оставляет желать лучшего. Во всяком случае, если ориентироваться на официальные результаты. Во-вторых, собственник-государство в большинстве случаев само определяло правила игры на украинском рынке, а также могло оказывать и оказывало значительное влияние и на операции на рынке внешнем. Поэтому действовать «неадекватно» ни одно предприятие авиапрома просто не могло. Ну и, в-третьих, при фактическом отсутствии заказов на внутреннем рынке, любые проекты авиапромышленности были ориентированы на экспорт, т.е., опять-таки, могли осуществляться только с благословения и под пристальным вниманием множества структур того же государства, собственностью которого они являлись, – Минпромполитики, Минэкономики, МИДа, СБУ, «Укрспецэкспорта» и т.д.

Вот и получается, что все это время деятельность предприятий не могла не быть адекватной действующей государственной политике, законодательству и сложившейся на их основе ситуации на внешнем и внутреннем рынках Украины. И не их вина, что достигнутые результаты полностью соответствуют заложенным начальным условиям. Как управлял ими собственник (или позволял управляться), так они и работали. Сразу следует отбросить набивший оскомину тезис о неэффективности государственного управления собственностью. Два лидера украинского авиапрома – АНТК «Антонов» (все еще государственный) и ОАО «Мотор Сич» (давно уже частное) наглядно демонстрируют, что положительный результат работы от формы собственности не зависит. Даже в Украине.

В действующем законодательстве определение корпоратизации дается в Указе Президента Украины от 15 июня 1993 г. №210/93 «О корпоратизации предприятий», который является основоположным нормативно-правовым актом, регулирующим отношения в этой области. Согласно Указу, под корпоратизацией понимается преобразование государственных предприятий, закрытых акционерных обществ, более чем 75% уставного капитала которых пребывает в государственной собственности, а также производственных и научно-производственных объединений, правовой статус которых ранее не был приведен в соответствие с действующим законодательством, в открытые акционерные общества с дальнейшим проведением их приватизации. И не важно, в чьих интересах это делается: России, Запада, местного капитала или крупных строительных компаний (а заводы Киева и Харькова расположены в привлекательных районах городов). Важно, что министерство, не задумываясь, само подрубает сук, на котором сидит. Всеми корпоративными правами (в случае проведения корпоратизации) уполномочен управлять ФГИ Украины. А что остается Минпромполитики? Только «усиленная» роль по управлению тем, что ему принадлежать уже не будет. Хотя и за результаты «разгосударствления» отрасли ведомство уже тоже ответственность не понесет.

А теперь о привлечении ресурсов. В Украине под этим чаще всего подразумеваются ресурсы финансовые. В этом случае ответ очевиден. Частный капитал придет туда, где можно быстро и гарантированно получить наибольшую прибыль.


«Крайний» на сегодня построенный в Харькове серийный Ан-140-100 (№04-05). Он был изготовлен в 2005 г. по заказу азербайджанской компании AzAL, но к заказчику так и не попал: после катастрофы в конце 2005 г. первого полученного с Украины Ан-140-100 (№04-01) азербайджанский перевозчик приостановил эксплуатацию и дальнейшие закупки таких машин


Один из главных успехов украинского авиапрома в этом году – передача МЧС Украины четырех новых противопожарных самолетов Ан-32П производства завода «Авиант» Авиапром, будь он государственным или частным, к таким отраслям не относится. Поэтому можно с уверенностью предположить, что корпоратизация предприятий не окажет никакого влияния на увеличение иностранных инвестиций, да и внутри Украины частных инвесторов, желающих профинансировать отрасль, вряд ли прибавится. Что же касается привлечения других ресурсов – технологических, трудовых и пр., то и в этом случае желание разместить производство, взять в качестве субподрядчика или использовать отечественные наработки в промышленной или научной кооперации, будет определяться лишь экономической целесообразностью и производственной необходимостью. Политические же мотивы будут играть скорее негативную роль.

Все вышесказанное подтверждается самим министром, сделавшим вывод о том, что предприятия отрасли находятся в очень тяжелом положении. А вот об основной задаче момента – определении комплекса мер по обеспечению начала серийного производства в Харькове и взаимодействию с АНТК, говорить надо было лет 10-15 назад, тем более что грядущая повторная корпоратизация отрасли ее уж точно не решит.


Производственный застой

По прогнозам экспертов, в ближайшие 20 лет мировой авиарынок сильно изменится. Возрастут пассажиропотоки, появятся новые, востребованные рынком направления, произойдет кардинальное обновление парка самолетов. Ожидается, что до 2025 г. на мировой рынок поступят до 5,5-6 тыс. новых региональных самолетов общей стоимостью около 100 млрд долл. В их числе и поставки на рынок СНГ, которые, по оценкам компании «Боинг», могут превысить тысячу самолетов.

Потенциально авиапром Украины имеет здесь неплохие перспективы: отечественные разработки – региональный трубовинтовой самолет Ан-140 на 52 пассажира и новый реактивный Ан-148, рассчитанный на перевозку 65-80 пассажиров, – теоретически позволяют закрепиться в сегменте региональных самолетов. Потребность в самолетах такой размерности в странах СНГ, Латинской Америки, Африки, Ближнего Востока (особенно в Иране), а также в Китае, Индии, на юге Европы исчисляется сотнями. Однако мало иметь потенциал, его нужно реализовать. Увы, личные амбиции отдельных деятелей украинского авиапрома и их фактически негосударственная позиция препятствуют реализации этих перспектив…

Еще в 2004 г. АНТК им. О.К. Антонова был несомненным лидером в разработке региональных самолетов на постсоветском пространстве, а в проекте нового лайнера Ан-148 Украина обгоняла на несколько лет российского конкурента, «Сухой Суперджет 100» (тогда еще RRJ), который проектировался «Гражданскими самолетами Сухого». Планировалось, что Ан-148 поступит в эксплуатацию в конце 2005 г. Прошло почти четыре года, и от явного лидерства украинских разработчиков не осталось и следа. «Суперджет» в мае этого года уже поступил на летные испытания. В период, когда лидерские позиции украинского самолета нужно было всемерно укреплять, вся энергия «антоновцев» ушла, в основном, на противостояние внутренней интеграции авиапрома. В результате, самолет Ан-148 украинского производства сможет поступить в эксплуатацию не ранее 2009 г., и даже если «Суперджет», в силу неизбежных задержек в ходе сертификационных испытаний, появится в авиакомпаниях только в 2010 г., о былом преимуществе можно только мечтать – достаточно сравнить имеющиеся на сегодня объемы твердых заказов на российский и украинский лайнеры и масштабы поддержки, которую оказывают своим самолетам правительства и банки обеих стран.

Украинские авиастроители, возможно, еще рассчитывают на участие в проекте создания перспективного ближне-среднемагистрального самолета МС-21. По заявлениям руководства ОАК, к участию в тендере подрядчиков приглашен и АНТК им О.К. Антонова, а ЗМКБ «Прогресс» и «Мотор Сич» через московский «Салют» представили свои предложения по двигателю для нового лайнера. Но поскольку в проект ожидается крупное вливание российских бюджетных денег, то этими ресурсами вряд ли будут делиться с Украиной. В конце концов, всегда можно пригласить нужных инженеров и с их помощью решить возникающие проблемы. Для этого необязательно приобретать «в нагрузку» весь украинский авиапром.

Руководство российской ОАК тем не менее до сих пор не отрицает возможности вхождения со временем в ее состав предприятий украинского авиапрома – подобно тому, как это планируется сделать с находящимся в Узбекистане Ташкентским авиационным производственными объединением им. В.П. Чкалова. Одни из главных предпосылок – наличие совместно осуществляемых самолетостроительных программ и эффективного научно-производственного потенциала предприятий, который может быть востребован в России. В случае с ТАПОиЧ – это серийное производство разработанных в России Ил-76 и Ил-114. В отношении украинского авиапрома таких побудительных мотивов еще больше: это и совместное производство Ан-140 и Ан-148, и модернизация (с перспективами возобновления производства) Ан-124, и использование потенциала АНТК им. О.К. Антонова, а также запорожских моторостроителей в рамках программ разработки новых самолетов и двигателей. Примечательно, что глава ОАК Алексей Федоров не исключает и возможности возобновления российского участия в проекте Ан-70, от которого, как раньше казалось, Россия отказалась раз и навсегда. Но реальностью это все может стать лишь в том случае, если интерес к подобному объединению будут проявлять не только на самих предприятиях промышленности. Нужны соответствующие политические решения на самом высоком уровне. А до этого, судя по всему, пока еще очень далеко.


Выпуск новых самолетов в Украине в 2004-2008 гг.*
Год Завод Тип самолета Серийный № Регистрационный номер Заказчик Дата поставки
2004 АНТК Ан-148-100 01-01 UR-NTA опытный само­лет ** **
  ХГАПП Ан-140-100 03-07 UR-14007 Ильич-Авиа 26.04.2004
    Ан-140-100 03-09 UR-14008 Ильич-Авиа 21.08.2004
    Ан-140-100 04-01 4K-AZ48 AzAL (Азербайджан) 27.11.2004
2005 АНТК Ан-148-100 01-02 UR-NTB опытный самолет -
  ХГАПП Ан-74Т-200А 19-04 SU-BPM ВВС Египта 29.09.2005
    Ан-140-100 04-03 4K-AZ49 AzAL (Азербайджан) 29.03.2005
    Ан-140-100 04-05 4K-AZ50 -***
  Авиант Ан-32П 35-07 5A-DRE Libyan Air Cargo (Ливия) 12.2005
    Ан-32П 36-02 5A-DRF 12.2005
2006 Авиант Ан-32Б-100 Судан -
2007 Авиант Ан-32П 36-08 31 МЧС Украины 19.02.2008
2008 Авиант Ан-32П 36-09 32   03.2008
    Ан-32П 36-10 33   04.2008
    Ан-32П 37-01 34   07.2008
* по 2008 г. приведены данные за первые 8 месяцев года
** после доработок по приведению к техническому лицу серийного сертифицированного самолета выкачен 3 июля 2008 г. для передачи лизинговой компании «Лизингтехтранс»
*** не поставлен - заказчик отказался от самолета
Жирным шрифтом выделены самолеты, изготовленные на экспорт
Поставки самолетов украинского производства в 2004-2008 гг.*
Год Завод Тип самолета Серийный № Регистрационный номер Заказчик Год пост­ройки
2004 ХГАПП Ан-140-100 03-07 UR-14007 Ильич-Авиа 2004
    Ан-140-100 03-09 UR-14008   2004
    Ан-140-100 04-01 4K-AZ48 AzAL (Азербайджан)** 2004
    Ан-74ТК-300 19-10 UR-YVA ГАП «Украина» 2001
  Авиант Ан-124-100 03-03 UR-ZYD Maximus Air Cargo (ОАЭ) 2003
2005 ХГАПП Ан-74Т-200А 19-04 SU-BPM ВВС Египта 2005
    Ан-140-100 04-03 4K-AZ49 AzAL (Азербайджан) 2005
  АНТК Ан-32П 07-03 5A-DRC Libyan Air Cargo (Ливия)  
    Ан-32П 13-06 5A-DRD    
  Авиант Ан-32П 35-07 5A-DRE 2005
    Ан-32П 36-02 5A-DRF 2005
2008 Авиант Ан-32П 36-08 31 МЧС Украины 2007
    Ан-32П 36-09 32   2008
    Ан-32П 36-10 33   2008
    Ан-32П 37-01 34   2008
* по 2008 г. приведены данные за первые 8 месяцев года
** потерян в катастрофе 23 декабря 2005 г., после которой заказчиком приостановлена эксплуатация второго поставленного самолета (4K-AZ49) и решено отказаться от приемки третьего (4K-AZ50)
Жирным шрифтом выделены экспортные поставки

Владимир ЩЕРБАКОВ Фото EADS





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх