«Сухие» над средиземкой

Сергей ВАСИЛЬЕВ,

корр. «Красной Звезды» – специально для журнала «Взлёт»

Фото Д. Александрова

Как уже сообщал наш журнал (см. «Взлёт» №3/2008, с. 22), в начале февраля успешно завершился длительный океанский поход в Атлантический океан и Средиземное море корабельной ударной группы Северного Флота России во главе с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов». Поход стартовал 5 декабря прошлого года и продлился два месяца. Подобных масштабных маневров российский ВМФ не знал более 10 лет. Целью нынешнего похода, которым руководил командующий Северным флотом вице-адмирал Николай Максимов, стала отработка военно-морского присутствия России в оперативно важных районах мирового океана. За время похода корабельная авиация (а на борту «Кузнецова» находилось девять истребителей Су-33 и два учебно-тренировочных самолета Су-25УТГ, а также несколько вертолетов Ка-27ПС и Ка-29) выполнила двадцать летных смен – это около 400 полетов, из которых более сотни пришлось на долю истребительной авиации. На борту ТАВКР «Адмирал Кузнецов» во время похода находился наш внештатный корреспондент Сергей Васильев, чей репортаж мы предлагаем вниманию читателей.

« Нитка», как пропуск на авианосец .. .Осень 2006 г. Североморские «палубники» готовятся стартовать в крымские Саки. Командир 279-го отдельного корабельного истребительного авиационного полка имени дважды Героя Советского Союза Бориса Сафонова ВВС и ПВО Северного флота полковник Игорь Матковский первым выруливает на истребителе Су-33 на взлетно-посадочную полосу заполярного аэродрома «Североморск-3» и запрашивает разрешение на взлет.

Ответ с командно-диспетчерского пункта: «Ждать!», спустя некоторое время: «Готовность №2!», а затем: «По полосе на стоянку!». Матковский в недоумении интересуется у КДП о причинах «отбоя», размышляя: «Может, «добра» нет, команда еще не прошла, либо промежуточный аэродром по погоде не готов принять истребители.». А в ответ: «Закончилась, командир, наша командировка в Саки, так и не начавшись.».

Летчикам объявили, что, оказались нерешенными в верхах какие-то финансовые вопросы по оплате аренды за использование авиационного тренажерного комплекса «Нитка», расположенного на территории Украины в крымском городе Саки.

«Перерыв в полетах с авианосца летом 2007-го составлял уже почти два года, – рассказывает полковник Игорь Матковский. – Крайний раз ходили в дальний поход в августе-сентябре 2005-го, и после того, как подполковник Юрий Корнеев катапультировался в Северной Атлантике, полетов с корабля до нынешнего времени вообще не было».

Поэтому 2007 г. для североморских «палубников» сложился довольно успешно: в мае-июне восстановили утраченные летные навыки на «Нитке». Впервые трех пилотов подготовили на самолете Су-33 и двух – на Су-25УТГ. А после возвращения на Север, только в Баренцевом море в июле-августе и октябре-ноябре 2007 г. отработали на «Адмирале Флота Советского Союза Кузнецове» тридцать летных смен.

И в том, что в нынешнем дальнем походе корабельной ударной группы Северного флота летные смены авиаторов 279-го ОКИАП прошли успешно, командир авиаполка уверен – в первую очередь, огромная заслуга наземного тренажера «Нитка». А ведь кое-кто продолжает муссировать тему: «Сколько стоила аренда «Нитки» в 2007 г.? Нужна ли она вообще? Есть же в курсе боевой подготовки программа, позволяющая готовить летчика на авианосец, минуя тренажер». Да, она существует. Хотя намного длиннее, но главное – опаснее, считает полковник Матковский.

Вот поэтому, став командиром полка, Игорь Матковский, подобно предшественникам, раз и навсегда зарекся, что сделает все возможное и невозможное, чтобы полк каждый год летал на «Нитку» – наземный имитатор палубы авианосца.

Путь корабельного летчика к полетам – длиннее, чем у сухопутных коллег. Предварительную подготовку заполярные «палубники», подобно летчикам всех авиационных полков, проходят на бетонке родного наземного аэродрома. Затем, став боеготовыми с «земли» и пройдя сквозь сито жесткого отбора, кандидаты в «палубники» приступают к корабельной программе подготовки. И в первую очередь – на «Нитке».

«Тренажер многое прощает, пока пилот учится, – рассказывал полковник Игорь Матковский. – Ведь, допуская промахи, летчик исправляет их. Но главное, на тренажере появляется моральная уверенность в собственных силах и мастерстве, готовности к совершению посадок на корабль. Однако все равно перед первым вылетом на авианосец летчик волнуется, с него три пота льет, ночь перед полетом уснуть не может. А представьте, что с ним было бы, если б без наземной подготовки сразу пошел на «Кузнецов»? Словом, жизнь доказывает, дорога на корабль начинается с земли».

«В 2007-м на тренажере впервые за последние два года подготовили двух летчиков на истребителе Су-33 – подполковников Сергея Саушкина и Бориса Кальмуцкого – и двух – майора Олега Костяного и подполковника Олега Кодзасова – на Су-25УТГ, – рассказывает полковник Матковский. – В июне прошлого года они самостоятельно сели на «Нитку», а позже – уже на палубу «Кузнецова». Вместе с ними также впервые самостоятельно совершили посадки на корабль на Су-33 подполковники Владимир Кокурин и Андрей Чурсин.



Командир 279-го к ОКИАП полковник Игорь Матковский



Над гребнями Северного моря

Как и полагается, первые две смены на авианосце в дальнем походе выполнили наиболее опытные летчики. Это заместитель командира полка подполковник Юрий Корнеев, начальник штаба подполковник Павел Подгузов, заместитель командира полка по летной работе подполковник Сергей Устюхин, зам. командира полка по безопасности полетов подполковник Евгений Кузнецов и зам. командира полка по воспитательной работе подполковник Юрий Денисов, командиры эскадрилий подполковники Николай Дериглазов и Павел Прядко.

Сначала отработали полеты по кругу, затем простой и сложный пилотаж, полеты парами и воздушный бой. Одновременно в небе находилось три- четыре самолета. Около двадцати взлетов и посадок совершили «палубники» в Северном море.

«Метеоусловия были непростыми, – говорит командир полка. – Однако летчики первой группы слетали успешно. И поэтому очень важным стало быстрее идти в Средиземноморье, где нормальная погода. С тем, чтобы начались регулярные полеты, а главное, чтобы наравне с опытными летчиками летали и вновь подготовленные пилоты – будущее «палубной» авиации. Ведь сильными в одночасье не становятся!»

Из всех летчиков 279-го отдельного корабельного истребительного авиационного полка две трети уже выходило в море на «Кузнецове». Но мчится время, а боеготовых палубников по-прежнему меньше, чем в российском отряде космонавтов. Средний возраст летного состава – 43 года.



Самый «старый» – это полковник Игорь Матковский, ему 46 лет. Самый молодой – майор Сергей Лучников, ему 30. Однако он – скорее исключение из правила. Поэтому полковник Матковский стремится дать как можно больше полетать в дальнем походе молодым палубникам.

Одновременно с истребителями экипажи противолодочных вертолетов Ка-27ПЛ и поисково-спасательных Ка-27ПС во главе с подполковниками Владимиром Долговым, Владиславом Трондиным, Юрием Андреевым и майором Андреем Врублевским выполняли тренировочные полеты по отработке противолодочных задач по плану боевой подготовки и поисково-спасательному обеспечению полетов «палубников». Кроме этого, корабельные вертолетчики совершенствовали технику пилотирования своих винтокрылых машин по взлету и посадке на палубах больших противолодочных кораблей «Адмирал Левченко» и «Адмирал Чабаненко».


«Палубный» характер

Не зря в кругу собратьев по крылатому строю профессию палубного летчика считают одной из самых экстремальных. И минувшее плавание не стало тому исключением.

Это произошло в одну из первых летных смен корабельных истребителей. Су-33 подполковника Сергея Печенёва, штурмана-программиста авиаполка, коротко разбежавшись по палубе, плавно взмыл в небо. Набор высоты, и вот огромный авианосец выглядит уже игрушечным посреди бескрайней морской глади. Пятая минута – полет нормальный! Шестая. Седьмая. Вдруг, на восьмой минуте полета, сигнальное табло высвечивает информацию о неисправности автоматики правого двигателя. Летчику становится ясно – неисправность лишает возможности выводить двигатель на режим максимальной тяги, который необходим для ухода истребителя на второй круг. Мгновенно оценив обстановку, подполковник Печенёв понимает:

сесть на «Кузнецов» надо с первого захода, и он направляет машину с выпущенным гаком на корабль…





В кабине Су-33 заместитель командира полка по безопасности полетов подполковник Евгенй Кузнецов


Стремительно приближается, увеличиваясь в размерах, палуба авианосца. Касание! Есть зацеп! И самолет, «стреноженный» тормозным тросом аэрофинишера, замирает, как вкопанный.

«Подполковник Сергей Печенёв умело справился с нештатной ситуацией, продемонстрировав при этом профессионализм и самообладание. Словом, – лучшие качества корабельного истребителя, – оценивает этот полет старший летчик-испытатель Государственного летного испытательного центра им. В.П. Чкалова полковник Олег Мутовин, находившийся в походе на борту «Адмирала Кузнецова». – Конечно, если подобное произошло б вблизи берега, решение было бы однозначным: самолет направили бы на базовый аэродром. А в сложившейся ситуации действия «палубного» летчика выше всяких похвал».

Хотя аналогичные неисправности крайне редки, считает полковник Мутовин, они все же вероятны в авиадвигателях, установленных на Су-33. И в этом плане отрадно, что недавно успешно прошел государственные испытания модернизированный двигатель АЛ-31Ф-М1 с новой цифровой системой управления, которым, как планируется, будут оснащать при ремонте и модернизации корабельные истребители. И в новом двигателе вероятность отказа подобного тому, что случился на самолете подполковника Сергея Печенёва, практически сведена к нулю.

Но ведь отказывать может не только авиационная техника. Ярким свидетельством высокого риска, с которым приходится сталкиваться летчикам-палубникам, стало происшествие с истребителем подполковника Сергея Корнеева, случившееся во время предыдущей боевой службы «Кузнецова» в Северной Атлантике в сентябре 2005 г. Тогда во время посадки в результате обрыва тормозного троса аэрофинишера Су-33 с бортовым №82 сошел с палубы авианосца и затонул на глубине 1100 м. Подполковник Корнеев успел благополучно катапультироваться и практически сразу же был подобран из воды экипажем дежурного поисково-спасательного Ка-27ПС (подробнее об этой аварии – см. «Взлёт» №10/2005, с. 44-47).



На корабле работала специальная экспертная комиссия Министерства обороны России, которая расследовала это летное происшествие. Начальник службы безопасности полетов авиации Вооруженных Сил генерал-майор Сергей Байнетов тогда отметил профессиональные действия военного летчика 1-го класса Юрия Корнеева, сказав, что «если у пилота на сухопутье есть секунды для принятия решения, то у палубника – считанные мгновения. Подполковник Корнеев благополучно покинул машину». Оценил генерал Байнетов и высокое профессиональное мастерство экипажа авианосца, который «не растерялся, потому что, когда самолет сошел с палубы, была реальная возможность попадания и самолета, и летчика под винты корабля. Однако вахтенная служба сработала четко: своевременно переложила руль на левый борт, поэтому столкновения с крылатой машиной не произошло».

И роковая посадка 5 сентября 2005 г. не стала для подполковника Корнеева последней – настроен был отважный летчик по-боевому: и дальше служить только в палубной авиации. Причем непременно летать. «За мною же стоят молодые офицеры, – говорит Сергей Корнеев. – Кто их учить будет, если я уйду? И важно, чтобы вера в меня, как в летчика, у них не пропала. Но и чтобы не думали, что в кабине нужно сидеть до последнего мгновения. Как говорил когда-то мой первый командир эскадрильи, «до характерного всплеска волн о самолетный фонарь».



Заместитель командира полка по летной работе подполковник Сергей Устюхин


И вот сейчас, в очередном дальнем плавании «Кузнецова», заместитель командира 279-го отдельного корабельного истребительного авиационного полка подполковник Юрий Корнеев неоднократно поднимался с палубы авианосца в небо над Атлантикой и Средиземным морем на Су-25УТГ и Су-33.


Под крылом – Средиземка!

21 декабря 2007 г. корабельная ударная группа Северного флота во главе с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», успешно пройдя Гибралтарский пролив, вошла в Средиземное море. И сразу же после этого летчики 279-го ОКИАП выполнили очередные две летные смены. Наконец-то – спустя одиннадцать лет! – они взмыли в поднебесье столь долгожданной им Средиземки. В декабрьской небесной синеве ослепительно сияло яркое солнце, температура воздуха – порядка +18°С, не было длинной океанской волны, пресытившей в 2004-2005 гг. летчиков полка в Атлантике.

В первую средиземноморскую летную смену (третью в этом походе) заполярные палубники поднялись в небо вначале на Су-25УТГ, затем на полсмены – на Су-33. На следующий день североморцы летали только на Су-25УТГ, совершив семь полетов.

В течение двух дней над Средиземкой пилотировали полковник Игорь Матковский, подполковники Юрий Корнеев, Павел Подгузов, Сергей Устюхин, Евгений Кузнецов, Павел Прядко, Юрий Денисов, Николай Дериглазов и Юрий Суслов. Летали, в основном, на «пилотаж на малой высоте в зоне авианосца», т.к. спецификой полетов над этой частью Средиземного моря является обилие запрещенных 50-километровых зон, прилегающих к прибрежным государствам и островам. Более того, сплошь и рядом с генеральным курсом КУГ Северного флота пролегали гражданские воздушные трассы, что ограничивало палубников по высоте полетов: выше, чем на 1200 м, подниматься им было нельзя.

С левого борта российского авианосца за полетами с «Кузнецова» пристально наблюдал старый знакомец североморцев – американский крейсер УРО «Сан Джасинто» типа «Тикондерога», входящий в состав 6-го оперативного флота ВМС США, «квартирующего» в Средиземном море. Одиннадцать лет назад, вспоминали участники того похода, он подходил к флагману отечественного ВМФ на дистанцию до 500 м. Ныне же держался на почтительном удалении – порядка 38 кабельтовых, т.е. около 7 км.

Кстати, именно в водах Средиземноморья, 23 декабря, полковник Игорь Матковский совершил свою сотую посадку на авианосец. Именно он, как командир полка, образно говоря, «распечатал» в походе Средиземку: первым взлетел и первым сел обратно на палубу «Кузнецова».

Но для палубников это стало только началом. Как показали конец декабря и январь нынешнего года, синее небо Средиземноморья явно благоволило истребителям-североморцам. Поэтому летные смены планировали, исходя из задач похода, одну за другой.



командир эскадрильи подполковник Павел Прядко


Действовали, как в бою…

Месяц в Средиземном море промчался быстро: десяток летных смен, более сотни взлетов и посадок. Вот и Гибралтар вновь остался за кормой КУГ. Впереди – океан!

Во время широкомасштабного тактического учения в Иберийской Атлантике летчики 279-го ОКИАП выполняли из положения дежурства в воздухе истребительное прикрытие пары стратегических ракетоносцев Ту-160. «И с этой задачей палубники справились успешно, – рассказывает командир полка полковник Игорь Матковский. – Три пары Су-33 вышли в назначенные районы. Прикрыли «стратегов», которые, взаимодействуя с корабельной ударной группой, обозначили в Атлантике ракетный удар по условной цели, после чего истребители, как говорится, с победой возвратились на авианосец».

Первую пару Су-33 составляли подполковники Сергей Устюхин и Николай Дериглазов, вторую – подполковники Евгений Кузнецов и Юрий Суслов, третью – подполковники Павел Подгузов и Павел Прядко. Им определили районы, в которых североморцы и прикрывали стратегические ракетоносцы с наиболее опасных в плане перехвата направлений. Т.е. летчики действовали, как в бою, без какой-либо скидки на условность происходящего.

Главная трудность, с которой пришлось столкнуться при выполнении поставленной задачи палубникам, – практически полный штиль над океаном: сила ветра составляла всего 2-3 м/с. Однако авианосец, держа 18 узлов, обеспечивал летчикам необходимые условия для взлета и посадки на палубу корабля. Кроме этого, высота нижнего края облачности достигала лишь 400 м. Поэтому, поднимаясь в небо, две пары истребителей выполняли маневр «сбор и роспуск за облаками», т.е. выходили за облака по одиночке и там уже собирались в боевой строй, а пара наиболее подготовленных летчиков – подполковников Сергея Устюхина и Николая Дериглазова – пробивала облака в сомкнутом боевом порядке.

«Учению изначально придавали большое значение, – говорит Игорь Матковский. -

Поэтому настрой у летчиков был боевым. И хотя в целом задача истребительного прикрытия для нас – типовая и особой проблемы из себя не представляла, погодные условия добавили пилотам трудностей, особенно при посадке на авианосец. Но палубники, находившиеся в небе в общей сложности около 8 ч, успешно справились и с этим».

В тот день кроме истребителей взмывали над океаном с палуб ТАВКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» и БПК «Адмирал Чабаненко» и корабельные вертолетчики: экипажи поисково-спасательных Ка-27ПС и противолодочного Ка-27ПЛ во главе с подполковниками Юрием Лебедевым, Вадимом Шелимовым и Владиславом Трондиным. В течение почти трех часов они поэтапно выполняли задачи разведки погоды, поисково-спасательного обеспечения полетов истребителей Су-33 и ближнего противолодочного заграждения по маршруту развертывания корабельной ударной группы.


Есть у истребителей мечта.

Для полковника Игоря Матковского минувший дальний поход – второй. Первый – в 2004 г., в Северную Атлантику.

А в 1995-1996 гг. в Средиземном море уже побывали подполковники Юрий Корнеев, Сергей Устюхин и Павел Подгузов. Словом, – полковые «замы» Матковского. А также – комэски – подполковники Николай Дериглазов и Павел Прядко. Манила ли их снова Средиземка?

«Конечно, – делится полковник Матковский. – Во-первых, самой аурой Средиземноморья. Кроме этого, ждали нормальных погодных условий, чтобы вдоволь налетаться. К сожалению, летать могли только днем, т.к. пока не имеем допусков к выполнению ночных полетов. А все из-за того, что нет регулярной работы с кораблем, постоянного – круглогодичного! – авианосца. В истории нашего полка всего лишь один опыт ночных полетов: в 1998 г. на палубу «Кузнецова» сели четыре военных летчика – генерал-майор Тимур Апакидзе, полковники Игорь Кожин, Павел Кретов и подполковник Виктор Дубовой. К сожалению, больше никто…».



А еще летчикам палубной авиации очень хотелось бы, чтобы у «Кузнецова», как у тех кошек, было «девять жизней». Ведь уже не молод (хотя неполных два десятка лет – это разве возраст?), однако иного нет. Именно он один «тянет лямку» сохранения отечественной палубной авиации. Пилоты-североморцы мечтают, чтобы авианосцев в России стало больше. Но вопрос пока упирается в сохранение единственно имеющегося. Каким образом? Законсервировать, накрепко пришвартовав к заводскому причалу и загубить на корню подготовку истребителей-палубников? Или все-таки сделать его полнокровным авианосцем, который заходил бы в родную базу лишь летом на месяц-два, а остальное время проводил бы в Средиземке? Но ведь сам «Кузнецов», хоть и сделан из железа, железного «здоровья» не имеет. В этот раз сходили. Бог даст – еще и в другой раз сходим. А в третий?

«Каким стал итог дальнего похода?» – спрашивает Игорь Матковский и сразу же отвечает: «Главное, приобрели опыт выполнения задач вдали от аэродрома постоянного базирования и традиционных районов полетов, которые все знают, как пять пальцев, – это не маловажно в плане профессиональной подготовки летчиков. Ведь каждая летная смена несла массу новой информации для пилотов: изучали морской район плавания крейсера, где планировали проводить полеты, и два-три незнакомых запасных аэродрома, находившихся на берегу, а в нашем случае – еще и на территории иностранных государств; прибрежный рельеф местности. Кроме того, государства эти полеты своей авиации, как военной, так и гражданской, отнюдь не прекращали. А это – незнакомые воздушные «потолки» и «коридоры», которые нужно было знать».

Также, по словам полковника Матковского, очень сильно психологически влиял на летчиков языковой барьер: ведь если вдруг произойдет отказ техники и нужно будет уходить на заграничный запасной аэродром, тебя станет наводить на взлетно-посадочную полосу иностранный диспетчер, а ты, не дай Бог, все до конца не поймешь.

«Мы постарались, – продолжает командир 279-го ОКИАП, – чтобы максимальное количество летчиков приобрело опыт выполнения полетов в дальнем походе. Чтобы наши молодые палубники получили вдохновляющее ощущение оттого, что находились в составе корабельной ударной группы Северного флота, представляли наш ВМФ в сердце Европы – Средиземноморье. Чтобы воодушевились своими же успехами и, вернувшись домой, сказали, что «я прошел этот дальний поход, однако не отсиделся в каюте, а пусть пять полетов над Средиземкой и Атлантикой, но выполнил!».


И еще раз об авианосце.

Подполковник Сергей Мироненко, заместитель командира 830-го отдельного корабельного противолодочного вертолетного полка ВВС СФ, с палубой «Адмирала Флота Советского Союза Кузнецова», образно говоря, впервые познакомился в 1991 г., когда корабль еще проходил государственные испытания на Черном море. Как собственно и всех, авианосец поразил его – в то время уже достаточно опытного вертолетчика – своими размерами: такого корабля офицер до этого не видел, хотя уже ходил в море на тяжелых авианесущих крейсерах «Киев» и «Адмирал Флота Советского Союза Горшков».

«Понравилось на «Кузнецове» отношение к летному составу, – рассказывает Сергей Мироненко. – Чувствовалось, что это настоящий авианосец. С экипажем самые дружеские отношения, никогда никаких проблем, либо вопросов. Замечательные люди, опытные моряки, грамотнейшие специалисты. В первую очередь, – личный состав боевой части связи, электромеханической, авиационной и радиотехнической боевых частей, т.е. с кем традиционно работает авиация, кто обеспечивает наши полеты. Они все делают профессионально! Что же касается единения корабельного экипажа и авиагруппы, то вертолетчиков здесь уважают. И мы никогда чужими на этом корабле не были, и, я уверен, не будем».

По словам командира 279-го ОКИАП полковника Игоря Матковского, палубники с экипажем авианосца работают плотно: порядка 40% полетов в прошлом и уже нынешнем учебных годах выполняли и выполняют на корабле. «Считаю, нормальная работа – та, когда профессиональное взаимодействие созвучно известной флотской песне: «И тогда нам экипаж – семья!». А пожелание «Кузнецову» может быть только одно, чтобы мы перелетали на корабль не только на время похода либо плановых полетов, но и, уходя на базовый аэродром, скорее возвращались обратно. Судьба истребительного авиаполка напрямую зависит от жизни корабля, его долголетия», – резюмирует полковник Матковский.

Для старшего по авиации в нынешнем походе генерал-майора Николая Куклева – заместителя начальника ВВС и ПВО ВМФ – «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», по его собственному признанию, – часть его жизни, причем, наверное, большая. 27 календарных лет прослужил Николай Куклев корабельным вертолетчиком на Северном флоте, в состав которого в 1991 г. вошел «Кузнецов». «И стой поры я на нем, – говорит генерал Куклев. – Участвовал во всех его дальних плаваниях и выходах в Баренцево море. Даже сейчас: казалось, служу в Москве, и все равно, видимо, настолько крепко переплелись наши судьбы, что он по-прежнему не отпускает меня. А 17 лет – это не возраст для авианосца. Скажу так, – молодость, даже – юность. Притом что авианосец с годами все хорошеет. В каком плане? Конечно, в первую очередь, – по своему техническому состоянию. Сейчас оно на порядок выше».

По мнению генерал-майора Куклева, вероятно, это была все-таки необъяснимая «болезнь» 90-х, прогрессировавшая практически на всех властных уровнях, когда говорили, мол, зачем нам авианосцы? И даже должностные лица ВМФ заявляли, что «все: мы уходим из океана, и флот будет прибрежным». Так сказать, корветным. «Зачем нам Мировой океан, что у нас за национальные интересы в нем? Какие задачи будут решать авианосцы?»

Сейчас ситуация, к счастью, изменилась. Ныне всем понятно, что России, великой морской державе, нужен ВМФ. А каким должен быть современный Военно-Морской Флот? Конечно, авианесущим!

И как тут не вспомнить слова легендарного палубника Героя России генерал-майора Тимура Апакидзе, который говорил, что «страна мучительно долго шла к созданию авианосцев, без которых в наше время ВМФ просто теряет смысл». Для надводных кораблей и подводных атомоходов самый страшный враг на море – авиация. И поэтому «без истребительного прикрытия мы не сможем обеспечить полноценную боевую устойчивость как «стратегов» – ракетоносцев, так и многоцелевых АПЛ». И если хотим оставаться государством с народом, а не населением, как этого жаждут за океаном, то России, был убежден Тимур Автандилович, просто необходимы авианосцы. Поэтому сегодня главная задача – сохранить «Кузнецов» как переходный корабль. И по максимуму сберечь его летный, инженерно-технический состав, моряков, которые могут и умеют эксплуатировать авианосец. Ведь уже через несколько лет им цены не будет! А «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» позволит нашей стране создать мощный авианосный флот, который и «будет отстаивать интересы государства в любой точке Мирового океана».

Не зря ведь, комментируя недавний поход корабельной ударной группы Северного флота в Средиземное море, западные военные эксперты в интервью газете ВМС США «Нейви таймс» назвали данный шаг «одним из череды мероприятий, предпринимаемых руководством России для расширения своего военного присутствия в международных масштабах, и отражает растущую экономическую и военную мощь страны».

Североморск – Северная Атлантика – Средиземное море





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх