« Протон»: очередная неудача

6 сентября в 2.43 ДМВ с космодрома Байконур была запущена ракета-носитель «Протон-М» с японским телекоммуникационным спутником JСSat 11. Пуск закончился аварией: на 139-й секунде полета, когда ракета находилась на высоте 76 км, прошла команда на аварийное выключение двигателей второй ступени. РН с разгонным блоком «Бриз-М» и космическим аппаратом упала на границе штатной зоны отчуждения, выделенной под падение блоков первой ступени, в Улытауском районе Карагандинской области Казахстана, в 50 км юго-западнее города Джезказган.

На момент аварии, в баках ракеты оставалось почти 219 т самовоспламеняющихся токсичных компонентов ракетного топлива: азотного тетроксида («амил») и несимметричного диметилгидразина («гептил»). При ударе о землю РН взорвалась с образованием воронки диаметром до 45 и глубиной до 20 м и последующим пожаром. Падение произошло в безлюдном месте, поэтому население не пострадало.

Поисковые группы, выехавшие в район взрыва, за несколько дней обнаружили 22 места падения фрагментов ракеты «Протон-М» и собрали несколько сотен фрагментов носителя.

Противоречивая информация поступала о падении третьей ступени. Глава МЧС Казахстана Виктор Храпунов заявил буквально следующее: «Анализы почвы показали, что в местах, где упали элементы третьей ступени и разгонного блока ракеты, содержание гептила превышает ПДК от 1100 до 5200 раз». При этом он отметил, что «в главной воронке, куда упала вторая ступень … там, где мы ожидали больше всего гептила, оказалось, что ПДК не превышен, потому что произошел взрыв, и топливо сгорело». В свою очередь председатель Национального космического агентства Талгат Мусабаев сообщил, что «третья ступень ракеты космического назначения «Протон» до сих пор не найдена. По данным специалистов-баллистиков, она, вероятнее всего, взорвалась в воздухе по непонятным причинам». Мусабаев отметил, что это даже улучшило ситуацию, потому что в противном случае еще около 46 т топлива попало бы на Землю.

О причинах аварии говорить рано, их выявлением занята специально созданная межведомственная комиссия. К моменту сдачи в печать этого номера комиссия еще продолжала свою работу. Практически сразу после аварии представители Роскосмоса заявили: «По предварительным данным, не произошло отделения второй ступени ракеты-носителя». Первоначально говорилось и о том, что авария произошла на 135-й секунде полета. Однако, разделение происходит примерно на 120-й секунде. Таким образом, на 135-139-й секундах двигатели второй ступени уже работают на номинальном режиме тяги. Несколько позднее официальные лица сообщили, что авария произошла из-за отказа рулевых машинок системы управления вектором тяги. По некоторым данным, не работали рулевые машинки всех четырех двигателей второй ступени.

Сентябрьский инцидент – девятая авария РН семейства «Протон» с 1993 г., последняя из которых произошла в феврале 2006 г. Тогда из-за отказа двигателя блока «Бриз-М» на нерасчетную орбиту был выведен спутник связи Arabsat 4A (см. «Взлёт» №5/2006, с. 36). Последняя авария, произошедшая при работе маршевых ступеней, произошла в 1999 г.

Запуск «Протона» был застрахован в СОАО «Русский страховой центр» (РСЦ) на сумму 300 млн долл. Председатель правления РСЦ Дмитрий Извеков пояснил: «После получения заключения межведомственной комиссии по расследованию причин аварийного запуска, РСЦ готов в кратчайшие сроки и в полном объеме выполнить свои обязательства по заключенному договору страхования».

Казахстан может извлечь из происшествия выгоду. Например, в 2006 г., после аварии РН «Днепр», страна получила компенсацию в размере около 1,1 млн долл. (см. «Взлёт» №9/2006, с. 48-51, №12/2006 с. 46). Как заявил министр охраны окружающей среды Нурлан Искаков, Казахстан рассчитывает получить компенсацию за падение «Протона-М», намного превышающую эту цифру. Совместный казахстанс- ко-российский штаб уже приступил к определению суммы ущерба, нанесенного аварийным падением ракеты.

В наибольшей степени от происшедшего пострадает провайдер пусковых услуг и, конечно, российское государство. Во-первых, авария дала Казахстану лишний повод к упрекам в нарушении соглашений о режиме запуска «Протонов». Мусабаев еще в июне резко критиковал т.н. «разовые» пуски «Протонов» по новым траекториям: «…Ступени падают и загрязняют почву в новых местах, необоснованно упрощен порядок предоставления новых эллипсов падения, вплоть до простого разрешения акима района». Если ранее за каждый коммерческий пуск Казахстан получал от России 90 тыс. долл. на экологические мероприятии, то за последний разовый пуск он потребовал гораздо больше, и Россия заплатила. Больше таких пусков не будет, Мусабаев добился их прекращения.

Во-вторых, совместным решением Национального аэрокосмического агентства Казахстана и Роскосмоса, «Протоны» всех модификаций до завершения работы правительственной комиссии останутся на земле. Таким образом, судьба пяти запланированных до конца года пусков (два – по программе ГЛОНАСС, и три коммерческих пуска – с аппаратами Sirius 4, Thor 5 и AMC 14) остается под вопросом.

Наконец, провайдеру пусковых услуг – компании ILS – видимо придется снизить цену за пуск. Участники рынка ожидают повышения страховых ставок на «Протон-М», которые в последнее время держались на уровне 16-18%. При стоимости пуска порядка 70 млн долл. страховые сборы вырастут с 11 до 14 млн долл. Учитывая снижение стоимости ракеты, общие доходы ILS могут упасть на 10-13 млн долл. за пуск. (На фото показан один из последних успешных запусков РН «Протон-М» 8 ноября 2006 г. c саудовским КА Arabsat-4B).

Дмитрий Воронцов


Игорь АФАНАСЬЕВ, Дмитрий ВОРОНЦОВ





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх