Загрузка...



Авиационные морские мины

Не совсем обычное сочетание «авиационная» и «морская» у некоторых вызывает недоумение, но при ближайшем рассмотрении оно оказывается вполне логичным и оправданным, поскольку наиболее точно выражает назначение оружия и средства его применения. Морская мина имеет довольно длительную историю развития и совершенствования и обычно определяется как «заряд взрывчатого вещества, заключенный в герметичный корпус, установленный на некотором углублении от поверхности воды или на грунт и предназначенный для поражения надводных кораблей и подводных лодок».

Нельзя сказать, чтобы в авиации к минам относились с должным уважением, скорее наоборот, их откровенно недолюбливали. Объясняется это тем, что экипаж не видел результатов применения оружия, да и вообще никто не мог с достаточной достоверностью сообщить, куда в конечном итоге подевалась мина. В дополнение ко всему мины, особенно первых образцов, были громоздкими, изрядно портили и без того не очень безупречную аэродинамику самолетов, приводили к существенному увеличению взлетного веса и к изменениям центровки. К этому следует добавить довольно сложную процедуру подготовки мин (доставка из арсеналов флота, установка запалов, приборов срочности, кратности, источников питания и др.).

Моряки, оценив способности авиации быстро прибывать в назначенный район минных постановок и достаточно скрытно производить их постановку, тем не менее, имели претензии к точности, справедливо намекая, что выставленные авиацией мины в некоторых случаях оказываются опасными не только для противника. Впрочем, точность постановки мин зависела не только от экипажей, но и от района, метеорологических условий, метода прицеливания, степени совершенства навигационного оборудования наших самолетов и др.

Возможно, эти причины, а также невысокая грузоподъемность самолетов тормозили создание авиационных мин. Впрочем, с разработкой морских мин, предназначенных для постановки с кораблей, обстановка была не лучше, и различного рода заявления о ведущей роли нашей страны в создании такого оружия, мягко говоря, не совсем соответствуют исторической правде и действительному состоянию дел.

Авиационные мины должны удовлетворять некоторым специфическим требованиям:

– не ограничивать летные характеристики самолета;

– выдерживать относительно высокие ударные нагрузки при приводнении;

– их парашютная система (если она предусматривается) не должна демаскировать постановку;

– в случае попадания на сушу, палубу корабля и глубину менее заданной мины должны подрываться;

– должна обеспечиваться безопасная посадка самолета с минами.

Имеются и другие требования, но они относятся ко всем минам и поэтому в статье не рассматриваются.

Выполнение одного из основных требований к минам привело к необходимости снижения их перегрузок в момент приводнения. Это достигается как принятием мер по усилению конструкции, так и путем уменьшения скорости приводнения. На основании многочисленных исследований пришли к заключению, что наиболее простым и дешевым устройством для торможения, применимым и на минах, является парашют.

Мина, снабженная значительным по площади парашютом, приводняется с вертикальной скоростью порядка 15- 60 м/с. Парашютный метод обеспечивает возможность постановки мин на мелководье при малых динамических нагрузках приводнения. Однако парашютному методу свойственны существенные недостатки и, прежде всего, низкая точность постановки, невозможность использования для прицеливания бомбардировочных прицелов, не обеспечивается скрытность постановки, так как грязнозеленые парашюты мин в течение длительного времени висят в небе, имеются сложности с их затапливанием, велики ограничения в скорости минометания, парашютные системы увеличивают габариты мин.

Приведенные недостатки вызвали необходимость создания мин, приближающихся по своим баллистическим характеристикам к авиационным бомбам. Поэтому обозначилось стремление уменьшить площадь парашютов мин или, по возможности, вообще от них избавиться, что, кстати, обеспечивало повышение точности постановки (если она осуществлялась с применением прицельных устройств, а не по расчету времени от какого-либо ориентира) и большую скрытность постановки. Некоторые причисляют к достоинствам уменьшение вероятности уничтожения мины на воздушном участке траектории, не задумываясь, следует ли производить минные постановки на виду у противника. Безусловно, аппаратура беспарашютных мин должна иметь повышенную ударостойкость, корпус снабжаться жестким стабилизатором, а глубину места применения приходится ограничивать.

Отечественным проектирующим организациям принадлежит первенство идеи создания беспарашютных авиационных мин, хотя и не обошлось без некоторых накладок, поскольку разработанные в 1930 году мины MAH-1 и MAH-2, предназначенные для постановки с малых высот без парашютов, на вооружение так и не поступили.

В начале 30-х годов в нашей стране была принята на вооружение первая авиационная мина ВОМИЗА. О ней подробно рассказывалось в №7/1999 г.

На развитие минного оружия в предвоенные и военные годы оказало влияние начавшееся применение в минах неконтактных взрывателей, создававшихся на основе достижений электротехники, электроники и других областей науки. Необходимость в таких взрывателях вызывалась тем, что траление контактных мин сложности не представляло.

Считается, что первый в России неконтактный взрыватель был предложен в 1909 году Авериным. Это был магнитоиндукционный дифференциальный взрыватель, предназначенный для якорных мин. Дифференциальная схема обеспечивала защиту взрывателя от срабатывания при качке мины.

Использование неконтактных взрывателей позволяло увеличить интервал между минами в заграждении, осуществлять взрыв под днищем корабля, применять автономные донные мины, обладающие некоторыми преимуществами перед якорными. Тем не менее, к концу 20-х годов были сделаны лишь первые шаги в направлении создания подобных взрывателей.

Принцип действия неконтактных взрывателей основан на использовании сигнала одного или нескольких физических полей, создаваемых кораблем: магнитного (прирост величины магнитного поля Земли за счет магнитной массы корабля), индукционного (явление электромагнитной индукции), акустического (преобразование акустических колебаний в электрические), гидродинамического (преобразование изменения давления в механический импульс), комбинированные. Существуют и другие типы неконтактных взрывателей, основанные на факторах другой природы.


Авиационная якорная мина АМГ-1 (1939 г)

1 – баллистический наконечник, 2 – якорь, 3 – амортизатор, 4 – корпус мины, 5 – крестообразный стабилизатор, 6 – тросы крепления стабилизатора и обтекателя к мине.


Постановка мины АМГ-1


Взрыватель, срабатывающий от внешнего поля, называется пассивным. Если же он имеет собственное поле и срабатывание его определяется взаимодействием собственного поля и цели, то такого типа взрыватель является активным.

Разработка отечественных неконтактных взрывателей для мин и торпед началась в середине 20-х годов в отделе Всесоюзного энергетического института группой научных работников под руководством B.C. Кулебякина. Впоследствии работы продолжили другие организации.

Первой неконтактной миной была речная индукционная неконтактная мина РЕМИН. Ее взрыватель приняли на вооружение в 1932 году, он обеспечивал взрыв мины после срабатывания первичного реле. Приемной частью взрывателя служила большая катушка из медной изолированной проволоки, замыкавшаяся на рамку специально сконструированного чувствительного гальванометрического реле. Мина предназначалась для постановки с надводных кораблей. Через три года мину снабдили более надежной аппаратурой, а в 1936 году, после усиления корпуса, под названием МИРАБ (мина индукционная речная авиационная бреющего полета) стали применять с самолетов в двух вариантах: как парашютную со средних высот и как беспарашютную с высот бреющего полета (согласно действующим документам этого периода бреющим считался полет на высотах от 5 до 50 м. Тем не менее, мина сбрасывалась со 100-150 м, что относится к малым высотам).

В 1935 году разработали новый магнитоиндукционный взрыватель и малую неконтактную донную мину МИРАБ, заменившую первый образец. В мине впервые была использована двухимпульсная функциональная схема. Команда на подрыв мины поступала после двухкратного срабатывания принимающего устройства в течение цикла работы программного реле. Если второй импульс поступал через промежуток, превышающий время цикла реле, он воспринимался как первичный, и мина переводилась в режим ожидания. Двухимпульсный взрыватель обеспечивал более надежную защиту мины от взрыва при однократном воздействии на его принимающую часть и производил взрыв на более близком расстоянии от корабля, чем одноимпульсный.

В 1941 году МИРАБ в очередной раз доработали, схему упростили, а заряд взрывчатого вещества увеличили. Этот вариант мины весьма ограниченно применялся в Отечественную войну.

В 1932 году слушатель Военно- морской академии им. Ворошилова А.Б. Гейро в своем дипломном проекте предложил достаточно интересное техническое решение авиационной беспарашютной якорной гальваноударной мины. Ему предложили продолжить работу по реализации проекта в Научно- исследовательском минно-торпедном институте. К ней привлекли также группу специалистов Центрального конструкторского бюро (ЦКБ-36). Работа завершилась успешно, и в 1940 году на вооружение авиации ВМС была принята мина АМГ-1 (авиационная мина Гейро). Автора ее удостоили звания лауреата Сталинской премии. Мина допускала постановку с высот от 100 до 6000 м при скоростях 180-215 км/ч. Ее тротиловый заряд составлял 250 кг.

Во время испытаний мины сбрасывали на лед Финского залива толщиной 70-80 см, они его уверенно пробивали и устанавливались на заданную глубину. Хотя по большому счету практического значения это не имело, так как парашюты оставались на поверхности льда. Мина была отработана на самолетах ДБ-3 и Ил-4.

Мина АМГ-1 имела сфероцилиндрический корпус с пятью свинцовыми гальваноударными колпаками, внутри которого находился гальванический элемент в виде стеклянной ампулы с электролитом, цинковый и угольный электроды. При ударе корабля о мину колпак сминался, ампула разрушалась, срабатывал гальванический элемент, образующаяся электродвижущая сила вызывала ток в цепи запала и взрыв. На морских минах свинцовый колпак закрывался чугунным предохранительным колпаком, который удалялся после постановки мины. На мине АМГ-1 гальваноударные колпаки утапливались и выдвигались из гнезд корпуса пружинами после установки мины на заданное углубление.

Корпус мины размещался на якоре обтекаемой формы с резиновой и деревянной амортизацией. Мина снабжалась стабилизатором и баллистическим наконечником, отделявшимися при приводнении. Мина устанавливалась на за данное углубление петлевым способом, всплывая с грунта.

Работы над минами МИРАБ и РЕМИН, а также экспериментальные работы по созданию индукционных катушек с сердечниками из материалов с высокой магнитной проницаемостью, проведенные накануне Великой Отечественной войны в Севастополе, позволили в трудных военных условиях, несмотря на перебазирование промышленности и некоторых проектирующих организаций создать несравненно более совершенные образцы неконтактных донных мин АМД-500 и АМД-1000, которые в 1942 году поступили на вооружение ВМС и успешно использовались авиацией.

Коллектив конструкторов (Матвеев, Эйгенборд, Будылин, Тимаков), испытатели Скворцов и Сухоруков (Научно-исследовательский минно-торпедный институт ВМС) этих мин были удостоены звания лауреатов Сталинской премии.

Мина АМД-500 снабжена индукционным двухканальным взрывателем. Чувствительность взрывателя обеспечивала срабатывание мины под действием остаточного магнитного поля корабля на глубинах 30 м. Заряд взрывчатого вещества мины обеспечивал довольно существенное разрушение на расстояниях до 50 м.

В том же году на вооружение частей минно-торпедной авиации ВМС поступила парашютная авиационная плавающая мина АПМ-1. Она предназначалась для постановки на реках при глубине постановки более 1,5 м с высот 500 м и более. Поскольку АПМ-1 имела вес всего лишь 100 кг, а взрывчатого вещества – 25 кг, то ее быстро сняли с вооружения.

До 1939 года минно-торпедное оружие снаряжалось, главным образом, тротилом, и изыскивались рецептуры более мощных взрывчатых составов. В Военно-Морском Флоте работы вели несколько организаций. В 1938 году испытывалась смесь ГГ (смесь 60% тротила и 40% гексогена). По мощности взрыва состав превосходил тротил на 25%. Полигонные испытания также показали положительные результаты, и на этом основании в конце 1939 года приняли правительственное решение о применении нового вещества ГТ для снаряжения торпед и мин. Однако к этому времени выяснилось, что введение в состав алюминиевой пудры повышает мощность взрыва на 45-50 % в сравнении с тротилом. Такой эффект объяснили тем, что при взрыве алюминиевая пудра преобразуется в окись алюминия с выделением тепла. Лабораторные испытания показали, что оптимальна рецептура содержащая 60% тротила, 34% гексогена и 16% алюминиевой пудры. Смесь получила название ТГА.

Все исследовательские работы по созданию и внедрению в нашей стране боеприпасов на снаряжение минно- торпедного оружия произведены группой специалистов ВМС под руководством П.П. Савельева.

Во время войны боевые зарядные отделения торпед и неконтактных индукционных мин снаряжались только смесью ТГА. Именно такой смесью снаряжались и мины АМД. Для обеспечения взрыва под наиболее жизненными частями корабля мины снабжались специальным устройством, задерживающим взрыв на 4 секунды с момента начала работы программного реле. Батарея мины из шести элементов питала всю электросхему, имела выходные напряжения 4,5 или 9 вольт, ее емкость составляла 6 ампер-часов.


Донная мина АМД-500


Донное мина АМД-500 подвешена под ИЛ-4


Бомбардировщик ИЛ-4 готовится к «лету с миной АМГ-1


Парашютная система мины состояла из основного парашюта площадью 29 м² , тормозного (площадью 2 м² ) и стабилизирующего, механизма сбрасывания для крепления и отделения парашюта от мины, прибора КАП-3 (часовой механизм и анероид для отделения стабилизирующего парашюта от мины и раскрытия парашютов на заданной высоте).

В 1942 году разработали новый вариант мины АМД-2-500 с двухканальным взрывателем. Для экономии емкости источников энергопитания между индукционной катушкой и гальванометрическим реле включили усилитель, который вступал в работу только при поступлении сигнала от дежурного акустического канала, свидетельствующего о появлении сигнала от корабля. Подобная схема исключала возможность срабатывания индукционного взрывателя, имевшего высокую чувствительность, под воздействием магнитных бурь, поскольку он был обесточен.

Мина АМД-2-500 снабжалась уже приборами срочности и кратности. Первый предназначался для приведения мины в боевое состояние по истечении определенного времени, а второе устройство позволяло производить установку на подрыв мины после определенного количества пропусков целей или же по первой цели после прихода мины в рабочее состояние. Установки срочности и кратности производились при подготовке мин к применению и в воздухе изменяться не могли.

Подобные устройства применялись на поступавших из Англии минах A-IV и A-V. Основное отличие электросхемы мины A-V от мины A-IV состояло в том, что она имела двухимпульсную работу схемы и прибор кратности был заменен на прибор срочности. Двухимпульсность схемы обеспечивалась не электромеханическим путем, а введением в схему конденсатора двухимпульсности. Через 10-15 с мина приходила в готовность к срабатыванию от второго импульса. Срок годности мины определялся тем, что прибор срочности периодически через 2-6 мин подключался к батарее. Срок годности мины составлял 6-12 месяцев.

Приборы срочности и кратности существенно повышали противотральную стойкость мин, одновременно защищая их от одиночных взрывов и серии. Защитный канал, срабатывая под действием сотрясения, испытываемого корпусом мины при близком взрыве, отключал от схемы акустический и индукционный каналы, и мина не реагировала.

Мина АМД-2 проходила испытания на Каспийском море с декабря 1942 по июль 1943 г. и после некоторых доработок в январе 1945 г. принята на вооружение в вариантах АМД-2-500 и АМД-2-1000. Их по некоторым соображениям считали лучшими, но в Отечественной войне не применяли. За разработку мин Скворцов, Будылин и другие удостоились Государственных премий.

Работы по дальнейшему усовершенствованию неконтактных мин продолжались, причем старались использовать их с различными комбинациями взрывателей.

Представляет несомненный интерес сравнить разработки ВМС США этого периода с отечественными. Наиболее известны два образца мин: Мк.ХШ и Мк.ХИ мод. 1.

Первая мина беспарашютная, неконтактная, индукционная, донная. Имеет корпус с неотделяемым стабилизатором. Вес мины 455-480 кг, взрывчатого вещества – 300-310 г. Диаметр корпуса – 0,5м, длина – 1,75 м. Максимальная высота сбрасывания – до 425 м, допустимая скорость – 230 км/ч. Схема взрывателя – двухимпульсная с возможностью увеличения до 9, кратность – до 8 циклов.

Необычное состоит в том, что мина может применяться и как бомба. В этом случае ограничений по высоте сбрасывания нет. И еще одно оригинальное решение – индукционная катушка мины амортизирована и не соединена с ее корпусом. В электросхеме не используются конденсаторы. После того, как в приводнившейся мине растают две таблетки, срабатывают два гидростата (глубина постановки 4,6-27,5 м). Первый запускает часы предохранительного прибора, а второй – досылает запальный патрон в запальный стакан. Через некоторое время запитывалась электросхема и мина приводилась в боевое состояние.

Мина Мк.ХМ разрабатывалась для подводных лодок, а ее модификация Мк.ХИ мод. 1 -для самолетов. Эталонная неконтактная парашютная мина длиной 3,3 м, диаметром 0,755 м, весом 755 кг, заряд взрывчатого вещества (тротил) – 515 кг, минимальная высота применения – 91,5 м. Обращают на себя особенности: американцы решили не тратить время на исследования и максимально использовали немецкие разработки. В конструкции широко применяются часовые механизмы, чтобы быстрее инициировать заряд взрывчатого вещества детонаторы расположили поперек него, мину снабдили надежной каучуковой амортизацией, что вызывало нарекания из-за большого расхода каучука. Мина оказалась чрезвычайно дорогой в производстве и обходилась в 2600 долларов (стоимость Мк.ХШ – 269 долларов). И еще одна немаловажная особенность мины: она являлась универсальной и могла применяться как с подводных лодок, так и с самолетов. Это достигалось тем, что парашют являлся самостоятельной деталью и крепился к мине с помощью болтов. Парашют мины круглый, площадью 28 м² с полюсным отверстием, снабжался вытяжным парашютом. Он укладывался в цилиндрическую коробку, прикрепленную парашютным замком немецкого образца.


Разрез мины АМД-2М, приготовленной для внутренней подвески под самолет


Разрез мины ИГДМ, приготовленной для внутренней подвески под самолет

1 – корпус; 2 – котелок; 3 – парашютный кожух; 4 – стяжной пояс; 5 – парашютная система; 6 – индукционная катушка; 7 – гидродинамический приемник; 8 – батарейный блок; 9 – релейное устройство; 10 – предохранительный прибор; 11 – парашютный замок; 12 – запальный стакан; 13 – запальной патрон; 14 – дополнительный детонатор-15 – парашютный автомат КАП-3; 16 – осушители; 17 – бугели; 18 – вытяжной трос; 19 – трос «взрыв-невзрыв»


После окончания войны работы над минным оружием продолжались, совершенствовались уже имевшиеся образцы и создавались новые.

В мае 1950 г. приказом главнокомандующего ВМС на вооружение кораблей и авиации приняли индукционные гидродинамические мины АМД-4-500 и АМД-4-1000 (Главный конструктор Жаворонков). Они отличались от предшественниц повышенной противотральной стойкостью. С использованием немецкого трофейного гидродинамического приемника в 1954 году конструкторское бюро завода № 215 разработало впоследствии принятую на вооружение авиационную парашютную донную мину АМД-2М, выполненную в габаритах бомбы ФАБ-1500 (диаметр – 0,63 м, длина боевой мины при внутренней подвеске под самолет – 2,85 м, при наружной – 3,13 м, вес мины -1100- 1150 г).

Мина АМД-2М, как это очевидно из названия, представляет собой усовершенствование мины АМД-2. При этом полностью были изменены конструкция корпуса, котелок и парашютная система. Ударно-гидростатический и гидростатические приборы заменены на один универсальный предохранительный прибор, усовершенствовано релейное устройство, схема взрывателя дополнена противотральной блокировкой. Взрыватель мины – двухканальный, акустико-индукционный. Взрыв мины или отработка одной кратности (на мине можно установить число холостых срабатываний прибора кратности от 0 до 20) происходит только при воздействии на приемники мины акустического и магнитного полей корабля.

Новая парашютная система позволяла применять мины на скоростях полета до 750 км/ч и состояла из восьми парашютов: стабилизирующего, площадью 2 м² , тормозного – 4 м² и шести основных – по 4 м² каждый. Скорость снижения мины на стабилизирующем парашюте – 110-120 м/с, на основных парашютах – 30-35 м/с. Время отделения парашютной системы от мины после приводнения – 30-120 мин (время таяния сахара).

В 1955 году на вооружение поступила авиационная малопарашютная плавающая мина АПМ, выполненная в габаритах бомбы ФАБ-1500. Мина является усовершенствованным вариантом противолодочной плавающей мины ПЛТ-2. Это контактная электроударная мина, автоматически удерживающая заданное углубление с помощью пневматического прибора плавания, предназначенная для применения в районах моря с глубинами свыше 15 м. Мина снабжена четырьмя взрывателями контактного действия, обеспечивающими ее взрыв при встрече с кораблем, имеющим ход не менее 0,5 узла. И если хотя бы один из взрывателей ломался, то происходил подрыв мины. Мина приводилась в боевое положение через 3,5-4,0 с после отделения от самолета и допускала установку на углубления от 2 до 7 м через один метр. В случае оборудования мины гидростатом «взрыв-потопление» минимальная глубина устанавливалась не менее 3 м. В случае падения на нетвердое препятствие, мелководье или при всплытии на поверхность моря на 30-90 с, следовал подрыв мины. Безопасность обращения с миной обеспечивалась тремя предохранительными приборами: инерционным, временным и гидростатическим. Парашютная система состояла из двух парашютов: стабилизирующего и основного.

Принцип действия мины состоял в следующем. Через 3,5-4 с после отделения от самолета мина приводилась в состояние боевой готовности. Прибор срочности разарретировался, и часовой механизм приступал к отработке установленного времени. Инерционные предохранители подготавливались к срабатыванию от удара мины о воду в момент приводнения. Одновременно вытягивался стабилизирующий парашют, на котором мина снижалась до 1000 м над уровнем моря. На этой высоте срабатывал КАП-3, отделялся стабилизирующий парашют и вводился в действие основной, обеспечивающий снижение со скоростью 70-80 м/с. Если высота постановки оказывалась менее 1000 м, то основной парашют вводился в действие через 5 с после отделения от самолета.

При ударе мины о воду отделялся и тонул носовой обтекатель, срабатывал инерционный замок парашютного кожуха и тонул вместе с парашютом, от блока батарей подавалось питание на прибор плавания.

Мина, за счет срезанной под углом 30° носовой части, независимо от высоты сбрасывания уходила под воду на глубину до 15 м. С погружением на глубину 2,5-4 м срабатывал гидростатический включатель и подключал запальное устройство к электросхеме мины. Удержание мины на заданном углублении обеспечивалось прибором плавания, работающим на сжатом воздухе и электроэнергии. Для силового воздействия использовался сжатый воздух, а для управления механизмами, обеспечивающими плавание, – электроэнергия блока батарей. Запасы сжатого воздуха и источников электроэнергии обеспечивали возможность плавания мины на заданном углублении не менее 10 суток. По истечении срока плавания, установленного прибором срочности, мина самоуничтожалась (в зависимости от установки затапливалась или подрывалась).

Мина снабжалась несколько отличающимися парашютными системами. До 1957 года применялись парашюты, усиленные капроновыми прокладками. Впоследствии прокладки исключили, и время снижения мины несколько уменьшилось.

В 1956-1957 гг. на вооружение было принято еще несколько образцов авиационных мин: ИГДМ, «Лира», «Серией», ИГДМ-500, РМ-1, УДМ, МТПК-1 и др.

Специальная авиационная мина ИГДМ (индукционная гидродинамическая мина) выполнена в габаритах бомбы ФАБ-1500. Она может применяться с самолетов, производящих полет на скоростях до 750 км/ч. Комбинированный индукционно-гидродинамический взрыватель после прихода мины в боевое положение переводился в постоянную готовность к приему импульса магнитного поля корабля. Гидродинамический канал подключался только после поступления сигнала определенной продолжительности от индукционного канала. Считалось, что подобная схема придает мине высокую противотральную стойкость.


Мина Серпей, подготовленная к подвеске под самолет..Ту-14Т


Мина «Лира»


Разрез авиационной якорной неконтактной мины «Лира»

1 – якорь; 2 – барабан с минрепом; 3 – баллистический наконечник; 4 – часовой механизм; 5 – электрическая батарея; 6 – неконтактный взрыватель; 7 – парашют; 8 – контактный взрыватель; 9 – приемник защитного канала; 10 – приемник боевого канала; 11 – приемник дежурного канала; 12 – прибор самоликвидации; 13 – заряд взрывчатого вещества; 14 – запальное устройство


Под воздействием ЭДС, наводимой в индукционной катушке мины при прохождении над ней корабля, возникает ток, и электрическая схема готовится к приему импульса гидродинамического поля корабля. Если его импульс в течение расчетного времени не подействовал, то по окончании цикла работы схема мины приходит в исходное боевое положение. Если мина получала импульс гидродинамического поля меньше расчетной продолжительности, то схема приходила в исходное положение; если воздействие было достаточно продолжительным, то отрабатывался холостой цикл или производился подрыв мин (в зависимости от установок). Мина снабжалась также прибором срочности.

Действие парашютной системы мины, сброшенной с высот, превышающих 500 м, происходит в следующей последовательности. После отделения от самолета выдергивается чека парашютного автомата КАП-3 и вытягивается стабилизирующий парашют, на котором мина снижается с вертикальной скоростью 110-120 м/с до 500 м. На этой высоте анероид КАП-3 освобождает часовой механизм, через 1-1,5 с парашют с кожухом отделяются от мины и одновременно выталкивается камера с тормозным и основными парашютами. Тормозной парашют раскрывается, вертикальная скорость снижения мины уменьшается, вступает в работу часовой механизм, из чехлов извлекаются и раскрываются основные парашюты. Скорость снижения уменьшается до 30-35 м/с.

При постановке мины с минимально допустимой высоты парашютный кожух от мины отделяется на меньшей высоте, а вся система срабатывает так же, как и при постановке с больших высот. Парашютные системы мин ИГДМ и АМД-2М аналогичны по конструкции.

Авиационная якорная неконтактная мина «Лира» поступила на вооружение в 1956 году. Она выполнена в габаритах бомбы ФАБ-1500, снабжена трехканальным акустическим неконтактным взрывателем, а также четырьмя контактными взрывателями. Неконтактный взрыватель имел три приемника акустических колебаний. Дежурный приемник предназначался для постоянного прослушивания и по достижении определенной величины сигнала включал в работу два других канала; защитный и боевой. Защитный канал с ненаправленным акустическим приемником блокировал цепь срабатывания неконтактных взрывателей. Акустический приемник боевого канала имел острую характеристику, направленную к поверхности воды. В случае превышения уровня акустического сигнала (по величине тока) над уровнем защитного канала реле замыкало цепь запального устройства, и происходил взрыв.

Неконтактные взрыватели подобного типа в дальнейшем использовались в других образцах якорных и донных мин.

Мина могла устанавливаться на глубинах от 2.5 до 25 м, на заданное углубление от 2 до 25 м, всплывая с грунта (петлевой способ).

Донная неконтактная мина «Серпей» (столь необычным названием она обязана ошибке машинистки при перепечатке, мина должна была назваться «Персей») также выполнена в габаритах бомбы ФАБ-1500 и предназначена для постановки самолетами и кораблями в районах моря с глубинами от 8 до 50 м. Мина снабжена индукционно-акустическим взрывателем, использующим магнитное и акустическое поля движущегося корабля.

Постановка мины с самолета производится при помощи двухступенчатой парашютной системы. Стабилизирующий парашют вытягивается сразу после отделения от самолета, по достижении высоты 1500 м автомат КАП-Зт раскрывает тормозной парашют. После приводнения и отработки предохранительных устройств схема взрывателя приходит в боевое состояние.


Авиационная мина ИГДМ-500

1 – гидродинамический приемник; 2 – парашютная система; 3 – хомут; 4 – прибор уничтожения авиационных мин; 5 – баллистический наконечник; 6 – запальный стакан; 7 – капсюль М; 8 – корпус; 9 – индукционная катушка; 10 – резиновый бандаж


Авиационная реактивно-всплывающая мина РМ-1

1,2 – якорь; 3 – реактивный двигатель; 4 – блок питания; 5 – гидростатический датчик; 6 – предохранительный прибор; 7 – парашютный кожух; 8 – заряд взрывчатого вещества; 9 – барабан с минрепом


В результате проведенных работ удалось существенно повысить противотральную стойкость мин.

Главный конструктор мины Ф.Н. Соловьев.

Мина ИГДМ-500 донная, неконтактная, двухканальная, индукционно-гидродинамическая, авиационная и корабельная, по величине заряда – малая. Мина ставится с самолетов на глубинах 8-30 м. Разработана в габаритах бомбы ФАБ-500 (диаметр – 0,45 м, длина – 2,9 м).

Постановка мины ИГДМ-500 (главный конструктор мины С.П. Вайнер) производится с использованием двухступенчатой парашютной системы, состоящей из стабилизирующего парашюта типа ВГП (вращающийся грузовой парашют) площадью 0,2 м² и такого же типа основного парашюта площадью 0,75 м² . На стабилизирующем парашюте мина снижается до 750 м – высоты срабатывания прибора КАП-3. Прибор срабатывает и приводит в действие рычажную систему парашютного кожуха. Рычажная система освобождает чехол тормозного парашюта с закрепленным стабилизирующим парашютом, отделяется от мины и снимает чехол с тормозного парашюта, на котором она и снижается до приводнения. В момент приводнения тормозной парашют потоком воды отрывается и тонет, а мина уходит на грунт. Отделившийся стабилизирующий парашют при попадании в воду тонул.

После срабатывания установленных в мину предохранительных приборов контакты замыкаются и подключают к схеме неконтактного взрывателя все батареи питания. Через 1-3 ч (в зависимости от глубины места постановки) мина приходит в опасное состояние.

Увеличение чувствительности неконтактных взрывателей при ограниченном заряде взрывчатого вещества не давало большого эффекта. Исходя из этого, пришли к мысли о необходимости приближения заряда к обнаруженной цели с тем, чтобы наиболее полно использовать его возможности. Таким образом, появилась идея отделения мины от якоря, на котором она находилась в положении ожидания, при поступлении сигнала о появлении цели. С тем, чтобы решить подобную задачу, следовало обеспечить всплытие мины в кратчайшее время с глубины, на которой она установлена. Для этого в наибольшей степени подходил твердотопливный ракетный двигатель, использующий нитроглицериновый порох НМФ-2, который устанавливался на реактивной авиационной торпеде РАТ-52. При весе всего 76 кг он почти мгновенно приводился в действие, работал 6-7 с, развивая в воде тягу 2150 кгс/с. Правда, вначале имелись сомнения относительно надежности работы двигателя на глубине 150-200 м, пока не убедились в их необоснованности – двигатель работал надежно.

Исследования, начатые в 1947 году, завершились успешно, и корабельный вариант реактивно-всплывающей мины КРМ поступил на вооружение кораблей флота. Работы продолжили и в 1960 году на вооружение авиации ВМФ приняли якорную реактивно-всплывающую мину РМ-1. Главный конструктор мины Л.П. Матвеев. Мину РМ-1 изготовили большой серией.

Мина РМ-1 выполнена в габаритах бомбы ФАБ-1500, однако вес ее составляет 900 кг при длине 2855 мм и величине заряда 200 кг.

Запуск двигателя мины и ее всплытие обеспечивались по сигналу гидролокационного неконтактного отделителя при прохождении над миной надводного корабля или подводной лодки. Мина снабжена двухступенчатой парашютной системой, обеспечивающей ее применение с высоты 500 м и выше. После отделения от самолета раскрывается стабилизирующий вращающийся парашют площадью 0,3 м 2 , и мина снижается с вертикальной скоростью 180 м/с до срабатывания прибора КАП-ЗМ-240, который устанавливается на высоту 750 м. На этой высоте происходит раскрытие тормозного вращающегося парашюта площадью 1,8 м 2 , уменьшающего скорость снижения до 50-65 м/с.

При входе в воду парашютная система отделяется и тонет, а корпус, соединенный с якорем, погружается. При этом мина может выставляться на глубинах от 40 до 300 м. Если глубина моря в районе постановки меньше 150 м, то мина занимает придонное положение на минрепе длиной 1-1,5 м. Если глубина моря составляет 150-300 м, то мина устанавливается на расстоянии от поверхности 150 м. Отделение Мины от якоря при глубине моря до 150 м происходит с помощью временного механизма, на больших глубинах – при срабатывании мембранного гидростата.

После отделения от якоря и установки на заглубление мина приходит в рабочее положение по отработке прибора срочности, обеспечивающего возможность установки от 1 ч до 20 суток. Если же он устанавливался на нуль, то мина сразу приходила в опасное положение. Акустический приемоизлучатель, расположенный в верхней части корпуса мины, периодически посылал ультразвуковые импульсы к поверхности, образуя «пятно опасности» диаметром 20 м. Отраженные одиночные импульсы возвращались в приемную часть. Если какой-либо импульс приходил раньше отраженного от поверхности в приемную систему возвращались парные импульсы с интервалами, равными разности расстояний. После прихода трех пар двойных импульсов устройство неконтактного отделения запускало реактивный двигатель. Корпус мины отделялся от якоря, и под действием двигателя она всплывала со средней вертикальной скоростью 20- 25 м/с. На этом этапе неконтактный взрыватель сравнивал замеренное расстояние с фактическим углублением мины и по достижении уровня цели подрывал ее.

Современные авиационные донные мины семейства МДМ снабжены трехканальным взрывателем, приборами срочности и кратности, характеризуются высокой противотральной стойкостью. Они модифицированы по типу постановщика.

Минное оружие морской авиации, оставаясь стабильным по основным элементам структуры, продолжает совершенствоваться на уровне отдельных образцов. Это достигается путем модернизации и разработки новых образцов с учетом изменившихся требований к этому виду оружия.


Александр Широкорад









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх