Загрузка...



Корабли русской армии

Держу пари – большинство читателей решило, что в заглавии опечатка, тем более что их, к сожалению, хватает и в нашем журнале. Но на сей раз все верно – русская армия.в XIX веке и в начале XX века имела свои корабли и лаже подводные лодки. Причем, подводные лодки оказались на службе в армии на четверть века раньше, чем во флоте.

Дело в том, что до 1914 года все береговые крепости России 1* принадлежали Военному ведомству. А отношения между Военным и Морским ведомствами в России были, мягко выражаясь, сложными. Каждым ведомством руководило два человека. Морским – Управляющий Морским министерством и генерал-адмирал (великий князь Алексей Александрович); Военным ведомством – Военный министр и генерал-фельдцейхмейстер (тоже из великих князей). Каждая пара начальников была подчинена непосредственно парю. Четкого разграничения полномочий не было.

В такой ситуации командованию крепостей не приходилось особо рассчитывать на флот, и они завели свои флотилии. Каждая береговая крепость имела свои минные заградители – небольшие пароходы или паровые катера. Кстати, для Военного ведомства специально были спроектированы морские мины. Имелись в Военном ведомстве и торпеды. Правда, стрельбы ими велись не с кораблей, а с береговых стационарных аппаратов.

Для перевозки грузов в крепостях имелись специальные пароходы, наиболее крупные из которых были вооружены небольшими пушками.

В 1881 – 1882 гг. для Военного ведомства по проекту С. К. Джевецкого была построена серия из 50 сверхмалых иод- водных лодок. Водоизмещение лодок составляло 11.5 т, а длина 6 м. Движение лодки осуществлялось за счет мускульной силы четырех человек экипажа. Люди сидели парами, спиной друг к другу, один – лицом к носу лодки, другой – к корме. Нажимая ногами на педали велосипедного типа, они вращали шестеренчатые передачи, соединенные при помощи привода с универсальным шарниром, передающим вращение на гребной вал. на обоих концах которого (в носу и в корме) имелось по гребному винту. Оба гребных винта были сделаны поворотными.

Для наблюдения за противником лодка Джевецкого имела четырехметровый перископ. Лодки были вооружены специальными пироксилиновыми минами, которые они должны бит подводить под днище кораблей противника.

34 подводные лодки Джевецкого были отправлены по железной дороге в Севастополь, а 16 – в Кронштадскую крепость. Первые лет пять лодки плавали, проводились учения, а позже они были законсервированы и хранились в крепостях, по крайней мере, до 1900 года.

В 1913 году по заказу Военного ведомства на Невском заводе в Петербурге было заложено три сверхмалых подводных лодки, предназначенных для Кронштадской крепости. Надводное водоизмещение лодок 33,1 т, подводное – 43.6 т. Длина лодки составляла 20,5 м. Двигатель внутреннего сгорания мощностью 50 л. с. позволял лодке развивать надводную скорость 8 уз, а электродвигатель мощностью 35 л. с. – подводную скорость 6 узлов. Дальность подводного хода составляла всего 18 миль. Лодки были вооружены двумя трубчатыми торпедными аппаратами.

Осенью 1914 года строи тельство лодок было закончено, но по просьбе Морского ведомства Военное министерство уступило их флоту. Лодки были отправлены по железной дороге на Дунай.

Любопытно, что корабли состояли не только в крепостях, но и в штатах казачьих войск. Несколько пароходов имелось в Донском, Кубанском и Уральском казачьих войсках. Использовались, правда, они как транспорты и вооружения не имели.

1* За исключением строившейся крепости Петри Великого.


ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ СОЗДАЕТ «БРОНЕНОСНЫЙ ФЛОТ»

С началом первой мировой войны русская армия мобилизовала на реке Висле 32 частных парохода. Часть из них была вооружена пулеметами и малокалиберными орудиями. Основным видом деятельности мобилизованных пароходов была перевозка грузов, по, тем не менее, ими было проведено и несколько обстрелов позиций немецких войск.

Естественно, что мобилизованные пароходы оказались неспособны вести боевые действия с таким серьезным противником, как германская армия. В связи с этим полковник Неговский подал 18.02.1915 г. в Главное военно-техническое управление доклад о необходимости создания речной флотилии из бронированных судов специальной постройки для действия на реках западной части России.

Военное министерство решило создать три речных броневых отряда для речных районов: Неманского, Бобро Наревского и Вислинского. Каждый такой отряд должен был включать три канонерские лодки (эти канлодки поручили широкую известность как канонерки ГВИУ – Главного военно-инженерного управления, и мы в дальнейшем так их будем называть), шесть бронированных катера- разведчика, шесть бронированных дозор- ных катера или просто бронекатера, шесть разъездных 16 -узловых катера и четыре шлюпки-тральщика с подвесными моторами. Кроме того, для обеспечения переправ предполагалось построить тяжелых мостовых парков, а также 30 открытых – беспалубных, но бронированных моторных лодок, перевозимых на стандартных (понтонных) конных повозках.

Важнейшим требованием к проектируемым речным бронированным судам было ограничение по осадке в 2 фута (0.61 м), что было связано с мелководностыо рек на западе России. Кроме того, все суда должны были без разборки перевозиться по железным дорогам.

Таким образом. Военное ведомство фактически создало новый класс кораблей – бронекатера, которые сыграли большую роль в гражданской, а затем в Великой Отечественной войне. Мы говорим – фактически, поскольку теоретически с изрядной натяжкой можно причислить к бронекатерам посыльные суда типа «Штык» Амурской флотилии, построенные в 1909 году.

Броневые суда Военного ведомства свыше 30 лет действовали практически на всех реках и озерах России. Поэтому для удобства изложения рассказ о них мы будем вести не в хронологическом порядке, а по типу кораблей.


БРОНИРОВАННЫЕ ДОЗОРНЫЕ КАТЕРА (бронекатера типа «Д»)

Все 18 бронированных дозорных катеров были заказаны в США фирме Муллинс и К°. К марту 1916 г. они были доставлены из США в Петроград через Владивосток.


Данные бронированного дозорного катера типа "Д"

Водоизмещение, т:

проектное 6.5

полное на 1933 г. 10

Длина наибольшая, м… 9.21

Ширина наибольшая, м 2,47

Осадка, м:

проектная 0,61

фактическая на 1933 г. 0.85

Высота максимальная от уровня воды (по крыше пулеметной башни), м 1.52

Вооружение:

По проекту вооружение катера должно было состоять из одного пулемета «Максим» во вращающейся башне. Максимальный угол возвышения пулемета +35°. Боекомплект- 8 пулеметных лет (2000 патронов).


Бронированные катера типа "А» на Днепре, 30-е годы


В 1917 году уже на фронте на катерах стали ставить второй пулемет «Максим» на корме на открытой тумбовой установке.

В 20-х годах второй пулемет был заменен 37-мм пушкой Гочкиса на тумбе без щита. Пушка приспособлена для зенитной стрельбы. Максимальный угол возвышения +70°. Длина ствола пушки 20 клб.

Вес снаряда около 0,5 кг. В боекомплект входили осколочные фанаты весьма слабого действия и картечь Розенберга. Табличная дальность стрельбы 2000 м. Скорострельность до 15 выстр./мин. Боекомплект – 200 выстрелов.

Перед Великой Отечественной войной 37-мм пушки Гочкиса были заменены на 12,7-мм пулеметы ДШК.

В перегруз катер мог принять две мины типа «Д» с кошками на палубе.

Бронирование: Пояс у машинного отделения – 6 мм. Пулеметная башня (кругом) – 7 мм. Палуба не бронирована.

Двигатель.

Первоначально катера имели бензиновые двигатели Стерлинга мощностью 85 л. с. В 20-х годах они были заменены на бензиновые моторы системы «Скрипс», 100 л. с. при 1200 об/мин. Движитель – один винт. Скорость по течению (на р. Днепр)- 14-16 км/час, прот ив течения 9-11 км/час. Экономический ход тот же, что и наибольший. Дальность плавания по течению – 560 км, против течения – 350 км.

Экипаж: Младшего начальственного состава – 2 чел. Рядового состава – 5 чел. Итого – 7 чел.

Весной 1916 г. Генштаб решил направить на фронт 16 дозорных бронекатеров с четырьмя офицерами и 96 нижними чинами. Два бронекатера было решено оставить в Петрограде в качестве учебных для подготовки личного состава катеров.

Однако отправка катеров затянулась, и лишь с 26 мая по 11 июня 1916г. бронекатеров прибыли в Мозырь. А оставшиеся четыре бронекатера были отправлены в Двинск 2* в распоряжение 5-й армии.

На Двине 26 мая из этих катеров образовали взвод бронекатеров 5-й армии. Базой катеров стало местечко Двинская Погулянка.

Катера в 1916 году несколько раз участвовали в боях с немцами. Вечером 29 августа катер № 8 накрыл пулеметным огнем двигавшуюся вдоль берега Пехоту противника. В ходе боя катер получил прямое попадание 152-мм снаряда, который пробил катер насквозь, не разорвавшись. Катер перевернулся и затонул. Два человека были убиты, остальные выплыли на берег. 10 сентября 1916 г. катер № 8 был поднят и отведен в Двинскую Погулянку. А 23 октября его отравили на ремонт в Петроград. Остальные три бронекатера 17 ноября были переведены в Двинск и вытащены на берег для зимовки.

В 1917 году три бронекатера 5-й армии (№№ 9, 10 и 11) в боевых действиях участия практически не принимали. В связи с начавшимся развалом армии бронекатер № 8,отремонтированный в Петрограде, было решено в армию не отправлять. К ноябрю 1917г. катера №№ 9. 10 и 11 были перевезены в тыл в Псков. Там в феврале 1918 г. они были захвачены немцами.

12 катеров, отправленные в 1916 году в Мозырь, были также захвачены немцами зимой 1917-1918 гг. В начале 1918 года шесть из них эксплуатировались немцами на реке Днепр в качестве сторожевых катеров.

В ноябре 1918г., отступая, немцы бросили катера, и их захватили петлюровцы, но за зимним временем их использовать не могли. А 5 февраля 1919 г. в Киев вступили красные. Краскомы, приступившие к организации красной флотилии па Днепре, решили, что эти катера изготовлены в Германии и доставлены на Днепр в ходе оккупации в 1918 году. На это заявление «купились» и некоторые современные историки флота, объявившие их «бывшими БКА австро-германского флота» (?!)

16 марта 1919 г. красные начали ремонт пяти бронекатеров, получивших №№ I-5. Бронекатерам были присвоеиы «фомкие» названия: № 2 – «Ленин», № 5 – «Шевченко», а остальные – «Украинец», «Коммунист» и «К. Маркс». Правда, через несколько недель командование решило, что сии имена мало подходят к 9-тонным катерам, и у них остались только номера.

2* Ныне г. Даугавпилс.


Ремонт первого бронекатера был закончен 4 апреля 1919 г., и в тот же день он отправился в поход. Банда атамана Зеленого в районе Триполья захватила несколько проходивших мимо по Днепру пароходов. Против банды были направлены бронекатер и пароход с десантом, а но берегу параллельно шел отряд красном кавалерии. Но красную кавалерию на берегу разоружили местные крестьяне, а десантники встретили сильный отпор бандитов Зеленого и после двухчасовой перестрелки ретировались вверх по Днепру.

9 апреля была предпринята операция по ликвидации банд в 10-15 верстах выше Киева в районе Вышгород Ватки – 1 Лефовицы. Туда отправили канлодку «Курьер» (две- 76-мм полевые пушки обр. 1902 г. на колесах), бронекатер № 2 («Ленин») и три парохода с десантом в 450 человек. По донесениям, десант в тот же день разоружил все банды, почти не понеся потерь. Судя по всему, банды ушли, а разоружены были местные крестьяне.

26 апреля в район Чернобыля был отправлен отряд кораблей флотилии в составе канлодок «Курьер», «Самуил» (два – 76-мм орудия), бронекатера № 5 и пароходов с десантом. 27-30 апреля канлодки и бронекатер поддерживали десантников огнем у Глебовки. Печек и Домантово.

1 мая канлодки и бронекатер подошли к самому Чернобылю, незамеченные из-за сильного дождя, и захватили там семь пароходов. Банда Струка бежала из города.

4 мая флотилия начала операцию южней Киева (район Триполья) по ликвидации банды атамана Зеленого. В ходе боев с бандитами у БКА № I заглох мотор, и его течением снесло на мель. Около сорока бандитов пытались захватить катер, но его спасла подошедшая канлодка «Курьер».

21 мая бронекатера вместе с другими кораблями флотилии с боем заняли г. Черкассы. После этого канлодка «Самуил» вместе с бронекатером № 5 были отправлены па реку Припять, где без формального объявления войны начали наступление поляки.

На Припяти канлодка «Арнольд» и бронекатер № 5 22 июня проводя т глубокую разведку в тылу поляков (на несколько десятков км) в районе Качановичи и. обстреляв противника, без пот ерь возвращаются обратно.

27 июля бронекатера № 2 и № 5 пол прикрытием канлодки «Арнольд» проводят блестящие операции в пылу поляков у деревни Особовичи. Бронекатера высадили десант, который заложил взрывчатку под опоры моста и взорвал его с таким расчетом, чтобы упавшие опоры не заграждали фарватер.

Успешные действия бронекатеров и канлодки флотилии в значительной степени объяснялись тем, что по болотист ым берегам Припяти артиллерия передвигалась с трудом. Но там, где река близко подходила к железной дороге, поляки использовали бронепоезда, отгонявшие корабли.


Бронированный катер типа "Д"


28 августа 1919 г. Киев был взят Деникиным. Основная часть красной Днепровской флотилии была эвакуирована в Гомель. Причем. 25% личного состава флотилии предпочли остаться в Киеве и не эвакуировались. Во флотилии была полная анархия. На 2300 человек было только 63 коммуниста и 40 «сочувствующих». Кстати, только в Гомеле флотилия была переведена в Морское ведомство, до этого она была в подчинении местных военных частей.

Во второй половине 1919 года бронекатера в боевых действиях не участвовали «из-за отсутствия запасных частей и хорошей» топлива». Зиму 1919-1920 гг. бронекатера провели в Гомеле.

В начале апреля 1920 г. бронекатер № 4 был послан с отрядом канлодок на р. Березину для помощи 16-й армии. Вскоре гуда были направлены и другие бронекатера.

6 апреля 1920 г. Киев был занят поляками. К этому времени бронекатер № 4 был на Березине, бронекатера № 1 и № 3 были в Гомеле. Часть кораблей Днепровской флотилии оказалась ниже Киева. Среди них были бронекатера № 2 и № 5, которые ремонтировались в Екатеринославе.

В начале июля поляки были выбиты с Днепра и Припяти. Боевые действия прекратились.

Летом 1920 г. в результате аварии затонул бронекатер № 1. Три бронекатера (№№ 2, 3, 4) 16 сентября 1920 г. были переданы в Днепровский отряд кораблей Черного моря. Еще раньше гуда прибыл с Днепра бронекатер № 17, не входивший в боевой состав Днепровской флотилии.


НА ЧЕРНОМ МОРЕ И ЗАПАДНОЙ ДВИНЕ

II ноября 1920 г. бронекатера №№ 2, 3 и 4 участвовали в десанте красной Усть-Днепровской флотилии в районе Алешки – Голая Пристань. На бронекатере № 4 был пробит бензобак, и возник пожар. Моторист закрыл бензобак шинелью, и пожар был потушен.

Бронекатер № 2, высадив десант, вел обстрел берега из пулемета. В это время со стороны Херсона показались два белых катера. Наперерез им пошел бронекатер X; 3 и открыл огонь из пулемета. Катера противника развернулись и ушли в сторону Херсона. За этот бой командиры бронекатеров № 3 и № 4 (Пышкин И.Н. и Богдюкевич Г.Г.) были награждены орденами Красного знамени.

Бронекатер №17 7 сентября 1920 г. прибыл в Николаев, но в боевых действиях участия не принимал, т. к. к нему не был доставлен мотор. Его оставили на хранение в Николаевском порту и впоследствии разобрали на запчасти, а остатки сдали на лом.

В январе 1921 г. бронекатера №№ 2, 3 и 4 были переклассифицированы в сторожевые катера и получили названия СКА №№ 2, 3 и 4. До 25 мая 1922 г. эти СКА находились в боевом составе Усть-Днепровскои флотилии. А затем, в связи с расформированием флотилии, были переданы на хранение в Николаевский порт.

3 апреля 1925 г. СКА №№ 2, 3 и 4 были перечислены в Отдельный отряд судов р. Западная Двина, возвращены в класс бронекатеров и получили названия БКА №№ 2,3 и 4. С осени 1925 г. до января 1928 г. бронекатера №№ 2,3 и 4 входили в Отдельный дивизион бронекатеров р. Западная Двина и базировались в Витебске.


ВНОВЬ НА ДНЕПРЕ

В начале 1928 г. бронекатера №№ 2, 3 и 4 были перевезены по железной дороге на Днепр и получили новые названия Д-2, Д-3 и Д-4.

Катер № 1, затонувший в Гомеле, был поднят, «восстановлен по корпусу и механизмам» Киевскими мастерскими «Водопути» в 1927-1928 гг. и тотчас вошел в состав Отдельного отряда судов р. Днепр под названием Д-1.

На Днепре эти катера еще два раза переименовывались. 21 марта 1934 г. катера Д-1, Д-2, Д-3 и Д-4 стали БК-1, БК- 2, БК-3 и Б К-4, а 3 апреля 1939 г. они получили номера, соответственно, 132, 133, 134 и 135.

1 и 2 ноября 1938 г. на бронекатерах типа «Д» проводились испытания 40,8-мм автоматического гранатомета системы Таубина в присутствии самого конструктора. Гранатомет Таубина вел огонь унитарным снарядом весом 0,67 кг. Пять снарядов помещались в магазине, а шестой – в стволе. Темп стрельбы был очень высок: 436-460 выстр./мин., но практическая скорострельность существенно ниже из-за сложного ручного заряжания: 50 – 55 выстр./мин. Однако, тут следует указать, что гранатомет создавался для пехотных подразделений, а на катере магазинное питание можно было бы заменить ленточным.

Автоматика гранатомета работала за счет энергии отката. Гранатомет имел подвижный ствол с длинным ходом. Эффективная дальность стрельбы – до 1200 м. Вес тела гранатомета – около 17 кг. На бронекатере гранатомет был установлен на тумбе от 12,7-мм пулемета ШВАК.

Стрельба производилась как на якоре, так и на ходу со скоростью 4 узла. Было сделано 179 выстрелов. Выводы комиссии по испытанию гранатомета: стрельба велась безотказно, меткость удовлетворительная, система при стрельбе не демаскируется благодаря слабому звуку выстрела и отсутствию пламени. Взрыватель МГ-6 действовал безотказно как по грунту, так и по воде. По заключению комиссии «гранат омет может быть использован для вооружения речных кораблей и катеров».

Наркомат ВМФ 20 января 1939 г. заключил договор № 72128 с КБ-16 на изготовление опытных корабельных гранатометных (в тексте – мортирных) установок калибра 40,8 и 60 мм и боеприпасов к ним. 60-мм автоматический гранатомет стрелял гранатами весом 2,5 кг, вес установки 70 кг. Однако 22 февраля 1939 г. КБ – 16 получило телефонограмму от начальника Управления вооружений НКВМФ Мушнова о приостановлении работ по этому договору. Объяснить, причину Мушнов отказался. Автоматические гранатометы наши корабли получили лишь через 45 лет.

В июне 1940 г. Днепровская флотилия была расформирована, а ее корабли были переданы в Дунайскую и Пинскую флотилии. Бронекатера №№ 132, 133.134 и 135 вошли в состав Пинской флотилии. К сожалению, в архивах отсутствуют данные о судьбе этих катеров в годы Великой Отечественной войны. К началу войны в составе Пинской флотилии было 15 бронекатеров, среди которых кроме №№ 132, 133, 134 и 135 было 11 бронекатеров из бывшей польской флотилии. В ходе боевых действий все бронекатера флотилии погибли, причем большинство их было взорвано экипажем или просто брошено.


ДОЗОРНЫЕ КАТЕРА-РАЗВЕДЧИКИ (бронекатера типа «Н»)

Заказы на изготовление бронированных катеров-разведчиков были выданы судостроительному заводу К. О. Ревенского в Одессе (14 катеров) и Технической конторе «Бюро Вега» (яхтенная верфь в г. Борго, Финляндия) на 4 катера.

К середине 1916 г. «Бюро Вега» закончило изготовление четырех катеров, а завод Ревенского затянул изготовление катеров аж до 1918 года.


Данные бронекатеров типа "Н"

Водоизмещение, т:

по проекту 15

фактически: нормальное 20

наибольшее 26,5

Длина наибольшая, м.. 15.2

Ширина наибольшая, м 3,05

Углубление наибольшее, м 0,9

Высота от уровня воды до рубки, м 2,76

Вооружение:

По первоначальному проекту катер должен быть вооружен двумя пулеметами «Максим» в носовой и кормовой башнях. Боекомплект 4000 патронов.

В конце 20-х годов кормовая пулеметная башня была снята, а взамен установили одну 76,2-мм горную пушку обр. 1909 г. на открытой тумбовой установке с максимальным углом возвышения +30°.


Катер «Н-5» с пушкой Курчевского на корме, 1931 год


Боекомплект 160 выстрелов. На службе в 30-х годах щиты то устанавливались, то снимались.

Катера могли в перегруз принять до пяти мин типа «Р» на кошках на палубу.

Для постановки дымзавесы в 30-х годах катера Н-2 и Н-4 имели 43 кг хлор- сульфоновой кислоты и аммиака (в баллонах).

Бронирование: Пояс по ватерлинии – 6 мм. Палуба – 6 мм. Рубка – 8 мм. Башня пулеметная – 6 мм.

Двигатель: один мотор системы «Скрипс» мощностью 95 л. с. при 750- 800 об/мин. Движитель – один винт. Топливо – 30-пропентая смесь бензина с керосином.

Запас топлива, кг 2000

Расход топлива, кг/час…. 40

Скорость наибольшая, км/час.

по течению Днепра 20

против течения Днепра . 12

Экономический ход тот же, что и наибольший

Дальность плавания, км.

по течению 1000

против течения 600

Динамомашины нет, бортовая сеть от аккумулятора

Экипаж

Начальственный состав, чел 1

Младший начальственный состав, чел 3

Рядовых в мирное (военное) время, чел 4 (6)

Итого команда в мирное (военное) время, чел 8 (10)

На короткий переход катер мог принять десант, чел 25


Из 14 катеров, строившихся на заводе Ревенского, по крайней мере, четыре использовались белым флотом. Причем, на них белые установили одну 76-мм горную пушку обр. 1909 г.

8 февраля 1920 г. Одесса была занята частями Красной Армии. В Одессе красным удалось захватить 11 катеров завода Ревенского. Из них шесть (БКА №№ 3,4, 5, 6, 15, 17) в 1920 – 1925 гг. служили в Усть-Днепровской флотилии и Днепровском отряде кораблей Морских сил Черного моря (МСЧМ) и постепенно были сданы в ОФИ с 1922 по 1925 годы. Усть- Днепровская флотилия была расформирована, а для Черного моря эти бронекатера были недостаточно мореходны.

Иначе сложилась судьба пяти бронекатеров (№№ 10, II, 12, 13, 14) завода Ревенского. Их перебрасывали с флотилии на флотилию и часто меняли номера. Поэтому, чтобы не запутать читателя их переименованиями, приходится дать таблицу:

Эти пять бронекатеров 3.07.1920 г. принимались от Военного ведомства и зачислены в состав МСЧМ в качестве сторожевых катеров. Зимой 1920-1921 гг. катера проходят капитальный ремонт. Причем у СК-11 он затянулся до 1923 года, а затем его сдали на хранение в Николаевский порт. С 25.05.1921 г. по 27.06.1922 г. катера №№ 1, 2, 3 и 4 находятся в составе Усть-Днепровской флотилии, числясь в Красной Армии. А после расформирования Усть-Днепровской флотилии катера возвращаются флоту и сдаются в Николаевский порт на хранение.

В июне 1926 г. катера передаются в состав отряда судов на реке Днепр. В 1929-1931 гг, все четыре катера проходят капитальный ремонт в Киеве.

Катер СК-11 в 1928 году был возвращен в класс бронекатеров, получил название Н-5 и отбуксирован в Киев. В том же голу его корпус был отремонтирован заново в киевских мастерских «Водопути». После ремонта он был в составе отряда судов р. Днепр.

В 1931 году бронекатер Н-5 был передан дивизиону номерных канлодок (бывших канонерок ГВИУ) в качестве служебного плавсредства. Вооружение с него было снято.

С 26 по 28 ноября 1931 г. на Н-5 испытывалась 76-мм динамореактивная (безоткатная) пушка КПК (катерная пушка Курчевского). Она была установлена на расстоянии 1,5 м от кормового среза. Расчет пушки составлял два человека, и еще два подавали патроны. Всего с катера было сделано 33 выстрела. Угол возвышения доходил до +42°. Однако комиссия решила, что максимальный угол возвышения должен быть +30°, т. к. при больших углах газы попадают на палубу и представляют опасность для расчета. Естественно, что при стрельбе сопло пушки всегда было направлено за борт. Испытания КПК прошли в целом удачно.

В 1933-1934 гг. катер Н-5 прошел ремонт и был возвращен в класс бронекатеров. А 21.08.1934 г. он получил номер БК-5. 3.02.1939 г. катер вновь переименовали и он стал бронекатером № 136. В июне 1940 г. № 136 вошел в состав Пинской флотилии. Погиб бронекатер № 136 в сентябре 1941 г.

Бронекатера же Н-1, Н-2, Н-3 и Н-4 11 марта 1934 г. отправляются из Киева по железной дороге в Сретенск. Затем около 6 лет бронекатера ходили по Амуру. 24.10.1940 г. вышел приказ о разоружении всех четырех катеров и сдаче их на лом. Но на лом сданы только два катера, а №8] и № 84 приняли участие в боевых действиях в составе 2-го отряда сретенского отдельного дивизиона Амурской флотилии.


КАНОНЕРСКИЕ ЛОДКИ ГВИУ

Все девять речных канонерских лодок ГВИУ построило Акционерное Общество Металлургических, Механических и Судостроительных заводов «Беккер и К°» в Ревеле.

Водоизмещение, т.

нормальное 21

полное 30

Длина наибольшая, м 20.4

Ширина наибольшая, м 3,2

Углубление при нормальном водоизмещении, м:

носом 0,55

кормой 0,75

Вооружение

По проекту канлодки должны были вооружаться двумя 76-мм горными пушками обр. 1909 г. на специально сконструированных установках Брянского завода с башнеподобными щитами. Однако завод изготовил лишь около десяти таких установок. Поэтому остальные орудия (значительная часть 76-мм пушек обр. 1909 г.) были установлены на тумбах с «родными» (т. е. горными) щитами.

Максимальный угол возвышения на всех станках составлял +30°. Угол ГН носового орудия 270°, кормового 300°.

Боекомплект по 250 выстрелов на ствол. (На 1932 г. в Днепровской флотилии в боекомплекте положено было содержать 200 осколочно-фугасных снарядов и 300 шрапнельных).

В годы гражданской войны 76-мм горные пушки обр. 1909 г. часто заменяли 47-мм пушками Гочкиса. Кроме того, могли устанавливаться и 76-мм горные пушки обр. 1904 г.

В советское время на часть канлодок устанавливались 76-мм короткие пушки обр. 1913 г. Фактически эти пушки отличались от горных обр. 1909 г. лишь небольшим изменением в качающейся части. Характерное отличие – более плоский щит.

Два 7,62-мм пулемета «Максим» размещались (по одному) в носовой и кормовой башенках. Еще два 7,62-мм «Максима» открыто устанавливались на палубе.

Оборудования для приемки или постановки мин не было.

На корме в ящике была установлена дымообразующая аппаратура, которая после 1940 г. была заменена дымовыми шашками.

Бронирование Пояс вдоль ватерлинии, надводный борт против машинного отделения и обоих погребов, мм 4-5

Рубка, мм 6

Палуба и надстройка у машинного отделения, мм 4

Пулеметная башенка, мм 5

Штатные артиллерийские щиты (башенного типа), мм 6

Первонача­льный № С весны 1920 г. С 02.11. 1920 г. С 01. 1921 г. С 25.05. 1921 г. С 1928 года С 21.08. 1934 г. С 15.04. 1937 г.
БКА № 10 № 1 №7 СК-7 № 1 Н-1 БК—110 № 81
БКА № 11 № 2 № 8 СК-8 №2 Н-2 БК—111 №82
БКА № 12 №3 № 9 СК-9 №3 Н-3 БК—112 №83
БКА № 13 № 4 № 10 СК-10 № 4 Н-4 БК-113 № 84
БКА № 14 №5 № 11 СК-11 Н-5 БК-5 №136

Канонерка ГВИУ с 47-мм орудиями


Толщина щита 76-мм горной

пушки обр. 1909 г., мм 3,5-4

Двигатели

Основных двигателей два системы «Буффало» мощностью но 75 – 80 л. с. каждый при 750 об/мин. Каждый двигатель работал на свой винт.

Топливо – смесь керосина (70%) и бензина (30%).

Нормальный запас топлива, т

на экономическом ходу 0,025

на полном ходу 0,050

Максимальная скорость по проекту, уз 12,5

Максимальная скорость (фактическая к началу 30-х годов), уз 10,7

Скорость экономическим ходом, уз 6,5

Дальность экономическим ходом, миль около 600

Экипаж (как в мирное, так и в военное время). Офицеров – 2 чел. Старшин – 9 чел. Матросов – 9 чел. Итого – 20 чел.

При суточном (малом) переходе катер мог принять на борт десант 30 человек. В экстренном случае – 64 человека, но при этом была очень малая остойчивость. На большой переход можно было принять не более пяти человек.

Шлюпок на канонерке не было.


НА ОНЕГЕ И ЛАДОГЕ

В мае 1918г. советское правительство равно боялось передвижения к Петрограду как немцев с юго-запада, так и войск Антанты со стороны Архангельска. Поэтому было решено организовать несколько «завес» для защиты Петрограда. В связи с этим в мае 1918г. преступили к организации Ильменской, Селигерской и Онежской флотилий.

Четыре канонерские лодки ГВИУ №№ 1, 2, 5 и 9 в мае были приняты из Военного ведомства и отправлены по железной дороге в Череповец. Там эти канлодки были включены в состав Череповецкого отряда Селигерской флотилии. Оттуда их предполагалось перебросить на Селигер. Все четыре канлодки имели по две 3-дм горные пушки обр. 1909 г. и по два пулемета в башнях.

До ледостава 1918 г. эти канлодки находились без дела в Череповце. Возможно. их даже не спускали на воду. Во всяком случае, они зимовали на 6epei7, установленные на деревянных клетках.

13 августа 1918 г. четыре канлодки были перечислены из состава Селигерской флотилии в Волхово-Ильменскую флотилию. 10 февраля 1919 г. Волхово- Ильменская флотилия была расформирована. 2 апреля 1919 г. четыре канлодки были переданы в Онежскую флотилию.

Разумеется, все эти «передвижения» происходили только на бумаге, а канлодки мирно стояли на клетках.

К июню 1919 г. канлодки ГВИУ оказались на Ладожском озере. С 4 апреля 1919 г. их переклассифицировали в сторожевые суда и присвоили номера: № 1 (бывшая № 1), № 2 (бывшая № 2), № 3 (бывшая № 5) и № 4 (бывшая № 9).

Сторожевые суда №№ 1,2 и 4 принимали участие в высадке красного десанта на Gepeiy Ладоги в районе Видлицы 27 июня 1919 г. Сторожевые суда поддерживали десант артиллерийским и пулеметным огнем. Причем, сторожевое судно № 2 вошло в реку Видлица и поднялось вверх по течению на одну милю, несмотря на интенсивный пулеметный огонь с берега.

Сторожевые суда № 1 и № 4 вместе с другими кораблями вели обстрел устья реки Тулоксы, причем суда № 1 и № 4 вели огонь с 12 каб, а другие суда – с 25 каб. Сторожевым судам удалось подавить батарею финнов. А затем сторожевые суда № 1 и № 4 подошли к берегу на 2 каб и шрапнельным и пулеметным огнем поддерживали высадку десанта.

В конце июля 1919 г. из Лодейного поля в Петрозаводск перешел дивизион сторожевых судов, в составе которых были суда №№ 1,2, 3 и 4.

1 июня 1919 г. из Архангельска в Медвежью Гору, самый северный пункт Онежского озера, было отправлено семь моторных катеров-истребителей, каждый из которых был вооружен одним 47-мм или 57-мм орудием. 29 июня белые катера впервые вышли в Повенецкий залив Онежского озера.

С 1 августа корабли красной Онежской флотилии блокировали Повенецкий залив у острова Сал. 3 августа красные канлодки № 2 (бывший буксир «Сильный»; 2 – 75/50-мм орудия, 1 – 37-мм пулемет «Максим») и № 6 (бывший буксир «Восток»; 1 -75/50-мм, 1 -47-мм орудие, 1 – 76-мм зенитная пушка Лендера), а также сторожевое судно № 3 (бывшая канлодка № 5 «Пролетарий») и сторожевой катер №6(1 – 47-мм пушка) в 7 час. 5 мин. были атакованы тремя катерами-истребителями белых. Артиллерия красных была почти на порядок сильнее трех мелкокалиберных пушек белых. Тем не менее, белые подошли на 20 каб (3660 м) и открыли огонь.

К 8 час. 15 мин. канлодка № 2 («Сильный») выбросилась на берег, команда разбежалась, через 5 минут сторожевое судно № 3 («Пролетарий») также выбросилось на берег, команда тоже спустилась на берег. Канлодка № 6 и сторожевой катер № 6 сумели уйти на юг. Оба выбросившихся корабля были захвачены белыми, сняты с мели и введены в состав белой

флотилии. Так закончилось самое крупное сражение на Онежском озере.

25 сентября 1919 г. сторожевые суда № 2 и № 4 вместе с другими кораблями флотилии вышли из Петрозаводска и участвовали в обстреле деревни Лижма.

В октябре 1919 г", сторожевые суда № 2 и № 4 обстреливали остров Меч. 17 октября в ходе боевых действий в Повенец- ком заливе на сторожевое судно № 4 был установлен катерный трал, но траление не удалось из-за свежей погоды.

22 и 23 октября сторожевое судно № 4 дважды обстреливало пристань у г. Повенец.

6 ноября красная флотилия попыталась высадит ь десант в Медвежьей Горе. В этой операции участвовали и сторожевые суда. Корабли флотилии у Сухого Наволока были обстреляны белой полевой артиллерией. Канлодка № 7 была потоплена, канлодка № 3 повреждена, десант был возвращен в Петрозаводск.

На этом боевые действия красной Онежской флотилии закончились, озеро вскоре покрылось льдом. А в феврале 1920 г. сам по себе развалился фронт белых.

Весной 1920 года началась ликвидация Онежской флотилии. В апреле 1920 г. сторожевые суда №№ 1, 2 и 4 были перечислены в Ладожский от ряд судов Балтийского флота, переклассифицированы в речные канлодки и получили №№ 1,2 и 9.


НА ВОЛГЕ, КАМЕ И ДОНУ В 1919 ГОДУ

В июле 1918 г. 5 канлодок ГВИУ (№ 3, 4, 6, 7, 8) были приняты от Военного ведомства и по железной дороге отправлены из Петрограда в Нижний Новгород в Волжскую военную флотилию. 16 сентября все канлодки прибыли в Нижний Новгород.

В сентябре 1918г. канлодки ГВИУ и моторные катера-истребители были объединены в 5-й дивизион истребителей Волжской, а загем Волжско-Каспийской флотилии. После их объединения была установлена новая нумерация с № 301 по № 311. Канлодка № 3 стала истребителем № 310; канлодка № 4 – № 307; № 6 – № 311; № 7 – № 308 и № 8 – № 309.

Боевые действия дивизиона истребителей обеспечивали переоборудованные пассажирские пароходы: в навигацию 1918 года – «Михаил», а в навигацию 1919 года – «Кашин», и в навигацию 1920 года – «Иртыш». На этих пароходах размещались склады боеприпасов и продовольствия, ремонтная мастерская и лазарет.

После освобождения Казани от белых (12.09.1918 г.) 5-й дивизион истребителей пошел вверх по Каме, преследуя белую флотилию.

В сентябре 1918 г. у Чистополя катер № 309 пошел вверх по течению в разведку, где за ним погнались четыре корабля белых и преследовали еще 25 верст вниз по реке. Но из-за превосходства в скорости катер № 309 сумел уйти.

6 ноября 1918 г. канлодки ГВИУ (№№ 307, 308, 309, 310 и 311) закончили кампанию и ушли зимовать в Нижний Новгород.

5 мая 1919 г. все пять канлодок были введены в строй. Первоначально их всех собирались отправить на Каму для борьбы с колчаковской флотилией.


Канонерки ГВИУ на Волге, 1919 год


К весне 1919 г. часть канлодок была перевооружена. На канлодках № 6 (№ 311), № 7 (№ 308) и № 8 (№ 309) осталось прежнее вооружение: по две 76-мм горные пушки обр. 1909 г. и по два пулемета, а на канлодках № 3 (№310) и № 4 (№ 307) взамен прежних пушек было установлено по две одноствольных 47-мм пушки Гочкиса. Такая замена резко снизила огневую мощь канлодок. 47-мм пушки имели несколько большую скорострельность, чем 76-мм горные, но зато их единственным снарядом была 47-мм граната с ударным взрывателем. содержавшая от 20 до 90 гр. ВВ, и притом обычного черного пороха. 76- мм фугасная граната содержала 800 гр. тротила, мало того, в боекомплект горной пушки входили превосходная шрапнель и химические снаряды. Причины замены 76-мм пушек 47-мм автору установить не удалось. Выход из строя горных пушек маловероятен, к примеру, живучесть стволов их намного превышает 10 тыс. выстрелов. Скорей всего, кому-то зимой приглянулись горные пушки, и их попросту «увели», а взамен поставили 47-мм пушки, присланные осенью 1918 года из Петрограда для вооружения Волжской флотилии. Время было революционное.

Той же осенью 1918 года комиссар Волжской флотилии (бывший матрос) П. Г. Маркин ворвался с вооруженными пьяными матросами на товарную станцию Нижний Новгород и силой отбил у охраны Центроброни пушки, предназначенные для установки на строившиеся в Нижнем бронепоезда. И ничего, сошло.

Однако на Каму было отправлено только три канлодки: №№ 307, 308 и 309. На Каме канлодки ГВИУ особенно ничем не отличились. В основном они использовались для разведки и обстрела берегов.

Так, к примеру, 12 мая 1919 г. канлодка № 307 обстреливала противника у устья реки Шешмы из двух 47-мм пушек Гочкиса. Ясно, что больших потерь от этих пушек быть не могло.

3 июля 1919 г. три канонерки ГВИУ закончили кампанию на Каме и ушли на ремонт в Нижний Новгород.

Две канлодки (№ 310 и № 311) 9 мая 1919 г. было решено включить в состав вновь формируемой красной Донской флотилии. Канлодки № 310 и № 311 17 мая были отправлены из Саратова по железной дороге на Дон. 20 мая они прибыли па пристань Лиски. Найти данные о боевых действиях канлодок № 310 и 311 па Дону не удалось. Любопытно, что Донская красная флотилия довольно интенсивно применяла 76-мм химические снаряды для борьбы с кулачеством (обстрелы сел Матюшенсксе, Рубежное и др.).

В связи с наступлением белых 29 июня 1919 г. красные приступили к ликвидации Донской флотилии, и канлодки № 310 и 311 были отправлены но железной дороге из Лисок назад в Саратов.

Осенью 1919 года развернулись тяжелые бои с Кавказской армией барона Врангеля, захватившего Царицын. 14 августа 1919 г. к Царицыну прибыл 5-й дивизион истребителей, в составе которого были канлодки №№ 307, 308, 309, катера-истребители и плавбаза «Иртыш». 12 сентября 1919 г. к ним присоединились «донские катера» №№ 310 и 311.

К этому времени канлодки № 307 и 308 имели по две 47-мм пушки и но два пулемета; канлодка № 309 – две 76-мм горные пушки обр. 1909 г. и два пулемета: канлодка № 310 – одну 75-мм, одну 47-мм пушку и два пулемета. Что означает в документе «I – 75-мм», сказать трудно, то ли это 75/50-мм корабельная пушка Кане весом свыше 2-х тонн и с очень хорошей баллистикой, по такая пушка могла при стрельбе просто развалить 25- тонный катер. Или это опечатка, или вообще пьяный матрос издал приказ об установке 75/50-мм пушки и забыл о нем, а на самом деле установили без затей вторую 47-мм пушку.

8 сентября у северного предместья Царицына истребители 5-го дивизиона попали под огонь белых. Канлодки № 308 и 309 выбросились на берег, команды разбежались. Через несколько дней канлодки сняли с мели пароходы Волжской флотилии. Царицын белые оставили уже после ледостава.

В июле 1920 г. Волжско-Каспийская флотилия была расформирована. Мореходные суда были переданы Каспийскому флоту, а речные – «Рупводу». К этому времени две канлодки ГВИУ находились в Самаре и три – в Астрахани. На Волге они были не нужны, и их решили отправить в Среднюю Азию.


КАНОНЕРКИ В ПЕСКАХ КАРАКУМОВ

Первые две канонерские лодки ГВИУ были отправлены из Астрахани по железной дороге в Среднюю Азию 17 августа 1920 г. А 20 августа, только уже в Москве. вышел приказ о переклассификации их обратно из «истребителей» в канонерские лодки.

В ноябре 1920 г. в состав Сыр-Дарьинского дивизиона судов были перечислены канлодки № 310 н № 309. а в состав Аму-Дарьинской военной флотилии перечислены канлодки №№ 307, 311 и 308.

22.03.1921 г. были перечислены из Балтийского флота в Сыр-Дарьинскую флотилию канлодки № I и № 2, которые были доставлены по железной дороге из Петрограда на Сыр-Дарью еще летом 1920 г.

Канлодки ГВИУ, действовавшие на реках Аму-Дарья и Сыр-Дарья, базировались в Ходженте, Керках, Келифе и Термезе. Канлодки участ вовали в знаменитом походе в Каракумах для поимки Ибрагим Бека.

22 апреля 1921 г. канлодка «Ташкент » буксировала канлодку № 307 по реке Аму- Дарье. Внезапно канлодка № 307 опрокинулась и затонула. Впоследствии ее подняли, но ремонтировать ее было нецелесообразно, и каилодку сдали на лом.

27 октября 1921 г. канлодки № 308, 309 и 311 были зачислены в Погранфло- тилию Каспийского моря МГЮ ОГПУ и отправлены по железной дороге в Красноводск.

Интенсивная эксплуатация канлодок серьезно сказалась на их техническом состоянии, а капремонт их в Средней Азии был невозможен. В августе 1922 г. канлодки №№ 1, 2, 308, 309, 310 и 311 были погружены на железнодорожные платформы и отправлены в Петроград.

В Петрограде пути канлодок разошлись. Канлодки № 308, 309 и 310 были зачислены в Финско-Ладожскую флотилию МПО ОГПУ А канлодки № 1,2 и 311 были законсервированы и сданы в порт на длительное хранение.

Враждебное отношение новообразованного Польского государства и СССР вынудило руководство РККА приступить к наращиванию сил па западной границе. Днепровская флотилия была расформирована еще в декабре 1920 г. Но в октябре 1925 г. был создан отряд судов Днепровской флотилии, который с октября 1926 г. назывался Отдельный отряд судов р. Днепр. Туда и было решено направить часть канлодок ГВИУ.

Канлодки № I и № 2 в 1929 г. прошли капитальный ремонт на Кронштадском морзаводе, а затем были отправлены по железной дороге в Киев в состав Отдельного отряда судов р. Днепр. 15.08.1929 г. они получили новые номера К-1 и К-2. Причем на Днепре они до конца числились канонерскими лодками, а не бронекатерами.

Канлодки № 309 и № 311 15.08.1929 г. были переименованы в К-3 и К 4 соответственно и перечислены в состав Отдельного отряда судов р. Днепр. Но эти канлодки проходили в Киеве в 1930 – 1931 гг. Обе канлодки вошли в строй 27.06.1931 г.


Канонерка ГВИУ с 3- дюймовыми горными орудиями


КАНОНЕРКИ ГВИУ НА АМУРЕ

В начале 30-х годов на Дальневосточном рубеже СССР сложилась крайне опасная ситуация. Японцы захватили северный Китай и создали гам марионеточное государство Маньчжоу-Го. Сотни тысяч японских и маньчжурских солдат были сосредоточены на берегах Амура, которые являлись почти тысячекилометровой нашей границей.

В связи с этим в 1934 г. из Финско- Ладожской флотилии МПО ОГПУ на Амур были отправлены канлодки № 308 и 310, которые вошли в состав МПО НКВД дальневосточного пограничного округа.

18 марта 1934 г. канлодки К-1, К-2, К-3 и К-4 были отправлены по железной дороге из Киева в г. Сретенск на р. Амур.

21.08.1934 г. в Амурской флотилии канонерки ГВИУ были переклассифицированы в бронекатера и получили новые номера: канлодки К-1, К-2, К-3 и К-4 стали бронекатерами №№ 105,106, 107 и 108 соответственно 3* .

15.04.1937 г. номера катеров Амурской флотилии были вновь изменены: №№ 105, 106. 107 и 108 стали соответственно №№ 71, 72. 73 и 74. Любопытно, что однотипные корабли (канонерки ГВИУ) в ОГПУ на Амуре, по крайней мере, до августа 1937 г. ио-прежнему оставались в классе канонерских лодок и имели старые номера 308 и 310, присвоенные еще на Волге в 1918 г.

В 1936-1937 гг. японцы попытались занять ряд островов на р. Амур, принадлежащих России. С одной стороны, это была проба сил, а с другой – контроль над островами давал возможность прекратить советское судоходство на Амуре.

30 июня 1937 г. в 16 час. 40 мин. бронекатера Амурской военной флотилии № 72 и 74 и канонерская лодка погранохраны № 308 (бывшая канлодка ГВИУ № 7) неожиданно были обстреляны артиллерийским и пулеметным огнем с маньчжурской территории со стороны деревни Г'аньчаза. Обстрел бронекатеров продолжался 10 минут. Бронекатер № 72 был подбит артиллерийским огнем, канлодка № 308 изрешечена пулями.

На бронекатере № 72 61.1л убит командир капитан-лейтенант Александр Беляев и три члена экипажа. Бронекатер потерял ход и был течением прибит к острову № 514, где и затонул. Остальные 12 человек экипажа направились вплавь к нашему берегу, при этом один человек утонул. Из 11 уцелевших членов экипажа было 6 раненых.

Бронекатер № 74 и канлодка № 308 вместо того, чтобы помочь бронекатеру № 72, быстро вышли из-под обстрела, как было сказано в донесении: «по приказу комдива Глухова». Любопытно, что дело происходило в радиусе действия 152-мм батареи, находившейся на берегу, но батарея молчала.

В тот же день, вечером, командующий Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии Маршал Советского Союза Блюхер приказал:

1. Зейскому отряду бронекатеров Амурской Краснознаменной военной флотилии идти за катером № 72 и привести его к нашему берег у Амура.

2. В случае повторения японо-маньчжурами обстрела наших бронекатеров 152-мм батарее заставить замолчать батарею противника.

Несмотря на сей грозный приказ 6 июля 1937 г. к затонувшему бронекатеру № 72 подплыло 7 лодок с японцами, и по ним наша артиллерия не стреляла. Позже японцы подняли бронекатер, но в состав Маньчжурской военной флотилии его не вводили. Возможно, он был использован как речной полицейский катер. Любопытно, что в книге С.С. Бережного утверждается, что он «был поднят, восстановлен и вновь введен в строй. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9.08 – 2.09.1945 г. 12.01.1949 г. отнесен к подклассу речных БКА. 2.04.1951 г. разоружен и исключен из списков судов ВМС в связи с передачей в ОФИ для демонтажа и разделки на металл» 4*

Взамен бронекатера № 72 ОГПУ передало Амурской флотилии одну из двух собственных канонерских лодок (№ 308 или № 310), которую в Амурской флотилии переименовали в бронекатер № 75. Бронекатера же с № 72 во флотилии больше не было.

Во время службы на Амуре бывшие канлодки ГВИУ прошли капитальный ремонт, в ходе кот орого с них были сняты старые моторы и установлены моторы ГАМ-34БП мощностью 800 л. с. Топливные баки вмещали 2 т бензина. Скорость катеров увеличилась с 12,5 уз до 21 уз. Осадка увеличилась до 1 метра (по проекту – 0.61 м, на Днепре – 0,75 м).

К 9 августа 1945 г. в составе Амурской флотилии было четыре канлодки ГВИУ – бронекатера №№ 71, 73, 74 и 75. Все они входили во 2-й отдельный дивизион бронекатеров Зее-Бурейской бригады.

В ночь с 9 на 10 августа 1-й и 2-й отряды бронекатеров Зее-Бурейской бригады совершили налег на город Сахалян, находившийся на маньчжурском берегу реки Амур, почти напротив Благовещенска. В 4 час. 5 мин. катера вышли из реки Зеи и, прижимаясь к нашему берегу, пошли вверх по течению. В 4 час. 40 мин. они дошли до порта Сахалян и открыли огонь. Пройдя немного вверх по течению, катера развернулись и пошли обратно по оси реки, продолжая вести огонь по Сахаляну. Огнем бронекатеров было уничтожено несколько огневых точек, подожжен склад горючего, потоплено два катера и четыре шаланды. Потерь на наших бронекатерах не было. Лишь па бронекатере № 74 возник пожар от попадания зажигательной пули в бензобак, но вскоре пожар был потушен. В 5 час. 30 мин. все бронекатера благополучно вошли в устье реки Зеи.

10-13 августа бронекатера 2-го дивизиона участвовали в высадке десанта в районе г. Сахалин.

После окончания войны с Японией канлодки ГВИУ несколько лет несли службу на Амуре. 2 апреля 1951 г. вышел приказ об исключении их из списков флота.

Как видим, броневые суда Военного ведомства сыграли существенную роль в гражданской войне. Можно поспорить, что от канонерок ГВИУ в гражданскую войну было больше проку, чем от четырех балтийских дредноутов. Некоторые специалисты считали серьезными недостатками этих бронесудов малую скорость. В какой-то мере это оправдано для Онеги и Амура, но для рек центральной России типа Дона и Припяти их скорость вполне достаточна. По мнению автора, более серьезным недостатком было слабое артиллерийское вооружение кораблей.

3* Везде мы конлодки ГВИУ называем по- прежнему, хотя, как уж е говорилось, их переклассифицировали в катера-истребители. Делается это для того, чтобы было меньше путаницы.

4* С. С.Бережной. «Линейные и броненосные корабли. Канонерские лодки». М.: «Воениздат». 1997. С. 285


Михаил НИКОЛЬСКИЙ



Примечания:



Корабли русской армии

Держу пари – большинство читателей решило, что в заглавии опечатка, тем более что их, к сожалению, хватает и в нашем журнале. Но на сей раз все верно – русская армия.в XIX веке и в начале XX века имела свои корабли и лаже подводные лодки. Причем, подводные лодки оказались на службе в армии на четверть века раньше, чем во флоте.

Дело в том, что до 1914 года все береговые крепости России 1* принадлежали Военному ведомству. А отношения между Военным и Морским ведомствами в России были, мягко выражаясь, сложными. Каждым ведомством руководило два человека. Морским – Управляющий Морским министерством и генерал-адмирал (великий князь Алексей Александрович); Военным ведомством – Военный министр и генерал-фельдцейхмейстер (тоже из великих князей). Каждая пара начальников была подчинена непосредственно парю. Четкого разграничения полномочий не было.

В такой ситуации командованию крепостей не приходилось особо рассчитывать на флот, и они завели свои флотилии. Каждая береговая крепость имела свои минные заградители – небольшие пароходы или паровые катера. Кстати, для Военного ведомства специально были спроектированы морские мины. Имелись в Военном ведомстве и торпеды. Правда, стрельбы ими велись не с кораблей, а с береговых стационарных аппаратов.

Для перевозки грузов в крепостях имелись специальные пароходы, наиболее крупные из которых были вооружены небольшими пушками.

В 1881 – 1882 гг. для Военного ведомства по проекту С. К. Джевецкого была построена серия из 50 сверхмалых иод- водных лодок. Водоизмещение лодок составляло 11.5 т, а длина 6 м. Движение лодки осуществлялось за счет мускульной силы четырех человек экипажа. Люди сидели парами, спиной друг к другу, один – лицом к носу лодки, другой – к корме. Нажимая ногами на педали велосипедного типа, они вращали шестеренчатые передачи, соединенные при помощи привода с универсальным шарниром, передающим вращение на гребной вал. на обоих концах которого (в носу и в корме) имелось по гребному винту. Оба гребных винта были сделаны поворотными.

Для наблюдения за противником лодка Джевецкого имела четырехметровый перископ. Лодки были вооружены специальными пироксилиновыми минами, которые они должны бит подводить под днище кораблей противника.

34 подводные лодки Джевецкого были отправлены по железной дороге в Севастополь, а 16 – в Кронштадскую крепость. Первые лет пять лодки плавали, проводились учения, а позже они были законсервированы и хранились в крепостях, по крайней мере, до 1900 года.

В 1913 году по заказу Военного ведомства на Невском заводе в Петербурге было заложено три сверхмалых подводных лодки, предназначенных для Кронштадской крепости. Надводное водоизмещение лодок 33,1 т, подводное – 43.6 т. Длина лодки составляла 20,5 м. Двигатель внутреннего сгорания мощностью 50 л. с. позволял лодке развивать надводную скорость 8 уз, а электродвигатель мощностью 35 л. с. – подводную скорость 6 узлов. Дальность подводного хода составляла всего 18 миль. Лодки были вооружены двумя трубчатыми торпедными аппаратами.

Осенью 1914 года строи тельство лодок было закончено, но по просьбе Морского ведомства Военное министерство уступило их флоту. Лодки были отправлены по железной дороге на Дунай.

Любопытно, что корабли состояли не только в крепостях, но и в штатах казачьих войск. Несколько пароходов имелось в Донском, Кубанском и Уральском казачьих войсках. Использовались, правда, они как транспорты и вооружения не имели.

1* За исключением строившейся крепости Петри Великого.


ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ СОЗДАЕТ «БРОНЕНОСНЫЙ ФЛОТ»

С началом первой мировой войны русская армия мобилизовала на реке Висле 32 частных парохода. Часть из них была вооружена пулеметами и малокалиберными орудиями. Основным видом деятельности мобилизованных пароходов была перевозка грузов, по, тем не менее, ими было проведено и несколько обстрелов позиций немецких войск.

Естественно, что мобилизованные пароходы оказались неспособны вести боевые действия с таким серьезным противником, как германская армия. В связи с этим полковник Неговский подал 18.02.1915 г. в Главное военно-техническое управление доклад о необходимости создания речной флотилии из бронированных судов специальной постройки для действия на реках западной части России.

Военное министерство решило создать три речных броневых отряда для речных районов: Неманского, Бобро Наревского и Вислинского. Каждый такой отряд должен был включать три канонерские лодки (эти канлодки поручили широкую известность как канонерки ГВИУ – Главного военно-инженерного управления, и мы в дальнейшем так их будем называть), шесть бронированных катера- разведчика, шесть бронированных дозор- ных катера или просто бронекатера, шесть разъездных 16 -узловых катера и четыре шлюпки-тральщика с подвесными моторами. Кроме того, для обеспечения переправ предполагалось построить тяжелых мостовых парков, а также 30 открытых – беспалубных, но бронированных моторных лодок, перевозимых на стандартных (понтонных) конных повозках.

Важнейшим требованием к проектируемым речным бронированным судам было ограничение по осадке в 2 фута (0.61 м), что было связано с мелководностыо рек на западе России. Кроме того, все суда должны были без разборки перевозиться по железным дорогам.

Таким образом. Военное ведомство фактически создало новый класс кораблей – бронекатера, которые сыграли большую роль в гражданской, а затем в Великой Отечественной войне. Мы говорим – фактически, поскольку теоретически с изрядной натяжкой можно причислить к бронекатерам посыльные суда типа «Штык» Амурской флотилии, построенные в 1909 году.

Броневые суда Военного ведомства свыше 30 лет действовали практически на всех реках и озерах России. Поэтому для удобства изложения рассказ о них мы будем вести не в хронологическом порядке, а по типу кораблей.


БРОНИРОВАННЫЕ ДОЗОРНЫЕ КАТЕРА (бронекатера типа «Д»)

Все 18 бронированных дозорных катеров были заказаны в США фирме Муллинс и К°. К марту 1916 г. они были доставлены из США в Петроград через Владивосток.


Данные бронированного дозорного катера типа "Д"

Водоизмещение, т:

проектное 6.5

полное на 1933 г. 10

Длина наибольшая, м… 9.21

Ширина наибольшая, м 2,47

Осадка, м:

проектная 0,61

фактическая на 1933 г. 0.85

Высота максимальная от уровня воды (по крыше пулеметной башни), м 1.52

Вооружение:

По проекту вооружение катера должно было состоять из одного пулемета «Максим» во вращающейся башне. Максимальный угол возвышения пулемета +35°. Боекомплект- 8 пулеметных лет (2000 патронов).


Бронированные катера типа "А» на Днепре, 30-е годы


В 1917 году уже на фронте на катерах стали ставить второй пулемет «Максим» на корме на открытой тумбовой установке.

В 20-х годах второй пулемет был заменен 37-мм пушкой Гочкиса на тумбе без щита. Пушка приспособлена для зенитной стрельбы. Максимальный угол возвышения +70°. Длина ствола пушки 20 клб.

Вес снаряда около 0,5 кг. В боекомплект входили осколочные фанаты весьма слабого действия и картечь Розенберга. Табличная дальность стрельбы 2000 м. Скорострельность до 15 выстр./мин. Боекомплект – 200 выстрелов.

Перед Великой Отечественной войной 37-мм пушки Гочкиса были заменены на 12,7-мм пулеметы ДШК.

В перегруз катер мог принять две мины типа «Д» с кошками на палубе.

Бронирование: Пояс у машинного отделения – 6 мм. Пулеметная башня (кругом) – 7 мм. Палуба не бронирована.

Двигатель.

Первоначально катера имели бензиновые двигатели Стерлинга мощностью 85 л. с. В 20-х годах они были заменены на бензиновые моторы системы «Скрипс», 100 л. с. при 1200 об/мин. Движитель – один винт. Скорость по течению (на р. Днепр)- 14-16 км/час, прот ив течения 9-11 км/час. Экономический ход тот же, что и наибольший. Дальность плавания по течению – 560 км, против течения – 350 км.

Экипаж: Младшего начальственного состава – 2 чел. Рядового состава – 5 чел. Итого – 7 чел.

Весной 1916 г. Генштаб решил направить на фронт 16 дозорных бронекатеров с четырьмя офицерами и 96 нижними чинами. Два бронекатера было решено оставить в Петрограде в качестве учебных для подготовки личного состава катеров.

Однако отправка катеров затянулась, и лишь с 26 мая по 11 июня 1916г. бронекатеров прибыли в Мозырь. А оставшиеся четыре бронекатера были отправлены в Двинск 2* в распоряжение 5-й армии.

На Двине 26 мая из этих катеров образовали взвод бронекатеров 5-й армии. Базой катеров стало местечко Двинская Погулянка.

Катера в 1916 году несколько раз участвовали в боях с немцами. Вечером 29 августа катер № 8 накрыл пулеметным огнем двигавшуюся вдоль берега Пехоту противника. В ходе боя катер получил прямое попадание 152-мм снаряда, который пробил катер насквозь, не разорвавшись. Катер перевернулся и затонул. Два человека были убиты, остальные выплыли на берег. 10 сентября 1916 г. катер № 8 был поднят и отведен в Двинскую Погулянку. А 23 октября его отравили на ремонт в Петроград. Остальные три бронекатера 17 ноября были переведены в Двинск и вытащены на берег для зимовки.

В 1917 году три бронекатера 5-й армии (№№ 9, 10 и 11) в боевых действиях участия практически не принимали. В связи с начавшимся развалом армии бронекатер № 8,отремонтированный в Петрограде, было решено в армию не отправлять. К ноябрю 1917г. катера №№ 9. 10 и 11 были перевезены в тыл в Псков. Там в феврале 1918 г. они были захвачены немцами.

12 катеров, отправленные в 1916 году в Мозырь, были также захвачены немцами зимой 1917-1918 гг. В начале 1918 года шесть из них эксплуатировались немцами на реке Днепр в качестве сторожевых катеров.

В ноябре 1918г., отступая, немцы бросили катера, и их захватили петлюровцы, но за зимним временем их использовать не могли. А 5 февраля 1919 г. в Киев вступили красные. Краскомы, приступившие к организации красной флотилии па Днепре, решили, что эти катера изготовлены в Германии и доставлены на Днепр в ходе оккупации в 1918 году. На это заявление «купились» и некоторые современные историки флота, объявившие их «бывшими БКА австро-германского флота» (?!)

16 марта 1919 г. красные начали ремонт пяти бронекатеров, получивших №№ I-5. Бронекатерам были присвоеиы «фомкие» названия: № 2 – «Ленин», № 5 – «Шевченко», а остальные – «Украинец», «Коммунист» и «К. Маркс». Правда, через несколько недель командование решило, что сии имена мало подходят к 9-тонным катерам, и у них остались только номера.

2* Ныне г. Даугавпилс.


Ремонт первого бронекатера был закончен 4 апреля 1919 г., и в тот же день он отправился в поход. Банда атамана Зеленого в районе Триполья захватила несколько проходивших мимо по Днепру пароходов. Против банды были направлены бронекатер и пароход с десантом, а но берегу параллельно шел отряд красном кавалерии. Но красную кавалерию на берегу разоружили местные крестьяне, а десантники встретили сильный отпор бандитов Зеленого и после двухчасовой перестрелки ретировались вверх по Днепру.

9 апреля была предпринята операция по ликвидации банд в 10-15 верстах выше Киева в районе Вышгород Ватки – 1 Лефовицы. Туда отправили канлодку «Курьер» (две- 76-мм полевые пушки обр. 1902 г. на колесах), бронекатер № 2 («Ленин») и три парохода с десантом в 450 человек. По донесениям, десант в тот же день разоружил все банды, почти не понеся потерь. Судя по всему, банды ушли, а разоружены были местные крестьяне.

26 апреля в район Чернобыля был отправлен отряд кораблей флотилии в составе канлодок «Курьер», «Самуил» (два – 76-мм орудия), бронекатера № 5 и пароходов с десантом. 27-30 апреля канлодки и бронекатер поддерживали десантников огнем у Глебовки. Печек и Домантово.

1 мая канлодки и бронекатер подошли к самому Чернобылю, незамеченные из-за сильного дождя, и захватили там семь пароходов. Банда Струка бежала из города.

4 мая флотилия начала операцию южней Киева (район Триполья) по ликвидации банды атамана Зеленого. В ходе боев с бандитами у БКА № I заглох мотор, и его течением снесло на мель. Около сорока бандитов пытались захватить катер, но его спасла подошедшая канлодка «Курьер».

21 мая бронекатера вместе с другими кораблями флотилии с боем заняли г. Черкассы. После этого канлодка «Самуил» вместе с бронекатером № 5 были отправлены па реку Припять, где без формального объявления войны начали наступление поляки.

На Припяти канлодка «Арнольд» и бронекатер № 5 22 июня проводя т глубокую разведку в тылу поляков (на несколько десятков км) в районе Качановичи и. обстреляв противника, без пот ерь возвращаются обратно.

27 июля бронекатера № 2 и № 5 пол прикрытием канлодки «Арнольд» проводят блестящие операции в пылу поляков у деревни Особовичи. Бронекатера высадили десант, который заложил взрывчатку под опоры моста и взорвал его с таким расчетом, чтобы упавшие опоры не заграждали фарватер.

Успешные действия бронекатеров и канлодки флотилии в значительной степени объяснялись тем, что по болотист ым берегам Припяти артиллерия передвигалась с трудом. Но там, где река близко подходила к железной дороге, поляки использовали бронепоезда, отгонявшие корабли.


Бронированный катер типа "Д"


28 августа 1919 г. Киев был взят Деникиным. Основная часть красной Днепровской флотилии была эвакуирована в Гомель. Причем. 25% личного состава флотилии предпочли остаться в Киеве и не эвакуировались. Во флотилии была полная анархия. На 2300 человек было только 63 коммуниста и 40 «сочувствующих». Кстати, только в Гомеле флотилия была переведена в Морское ведомство, до этого она была в подчинении местных военных частей.

Во второй половине 1919 года бронекатера в боевых действиях не участвовали «из-за отсутствия запасных частей и хорошей» топлива». Зиму 1919-1920 гг. бронекатера провели в Гомеле.

В начале апреля 1920 г. бронекатер № 4 был послан с отрядом канлодок на р. Березину для помощи 16-й армии. Вскоре гуда были направлены и другие бронекатера.

6 апреля 1920 г. Киев был занят поляками. К этому времени бронекатер № 4 был на Березине, бронекатера № 1 и № 3 были в Гомеле. Часть кораблей Днепровской флотилии оказалась ниже Киева. Среди них были бронекатера № 2 и № 5, которые ремонтировались в Екатеринославе.

В начале июля поляки были выбиты с Днепра и Припяти. Боевые действия прекратились.

Летом 1920 г. в результате аварии затонул бронекатер № 1. Три бронекатера (№№ 2, 3, 4) 16 сентября 1920 г. были переданы в Днепровский отряд кораблей Черного моря. Еще раньше гуда прибыл с Днепра бронекатер № 17, не входивший в боевой состав Днепровской флотилии.


НА ЧЕРНОМ МОРЕ И ЗАПАДНОЙ ДВИНЕ

II ноября 1920 г. бронекатера №№ 2, 3 и 4 участвовали в десанте красной Усть-Днепровской флотилии в районе Алешки – Голая Пристань. На бронекатере № 4 был пробит бензобак, и возник пожар. Моторист закрыл бензобак шинелью, и пожар был потушен.

Бронекатер № 2, высадив десант, вел обстрел берега из пулемета. В это время со стороны Херсона показались два белых катера. Наперерез им пошел бронекатер X; 3 и открыл огонь из пулемета. Катера противника развернулись и ушли в сторону Херсона. За этот бой командиры бронекатеров № 3 и № 4 (Пышкин И.Н. и Богдюкевич Г.Г.) были награждены орденами Красного знамени.

Бронекатер №17 7 сентября 1920 г. прибыл в Николаев, но в боевых действиях участия не принимал, т. к. к нему не был доставлен мотор. Его оставили на хранение в Николаевском порту и впоследствии разобрали на запчасти, а остатки сдали на лом.

В январе 1921 г. бронекатера №№ 2, 3 и 4 были переклассифицированы в сторожевые катера и получили названия СКА №№ 2, 3 и 4. До 25 мая 1922 г. эти СКА находились в боевом составе Усть-Днепровскои флотилии. А затем, в связи с расформированием флотилии, были переданы на хранение в Николаевский порт.

3 апреля 1925 г. СКА №№ 2, 3 и 4 были перечислены в Отдельный отряд судов р. Западная Двина, возвращены в класс бронекатеров и получили названия БКА №№ 2,3 и 4. С осени 1925 г. до января 1928 г. бронекатера №№ 2,3 и 4 входили в Отдельный дивизион бронекатеров р. Западная Двина и базировались в Витебске.


ВНОВЬ НА ДНЕПРЕ

В начале 1928 г. бронекатера №№ 2, 3 и 4 были перевезены по железной дороге на Днепр и получили новые названия Д-2, Д-3 и Д-4.

Катер № 1, затонувший в Гомеле, был поднят, «восстановлен по корпусу и механизмам» Киевскими мастерскими «Водопути» в 1927-1928 гг. и тотчас вошел в состав Отдельного отряда судов р. Днепр под названием Д-1.

На Днепре эти катера еще два раза переименовывались. 21 марта 1934 г. катера Д-1, Д-2, Д-3 и Д-4 стали БК-1, БК- 2, БК-3 и Б К-4, а 3 апреля 1939 г. они получили номера, соответственно, 132, 133, 134 и 135.

1 и 2 ноября 1938 г. на бронекатерах типа «Д» проводились испытания 40,8-мм автоматического гранатомета системы Таубина в присутствии самого конструктора. Гранатомет Таубина вел огонь унитарным снарядом весом 0,67 кг. Пять снарядов помещались в магазине, а шестой – в стволе. Темп стрельбы был очень высок: 436-460 выстр./мин., но практическая скорострельность существенно ниже из-за сложного ручного заряжания: 50 – 55 выстр./мин. Однако, тут следует указать, что гранатомет создавался для пехотных подразделений, а на катере магазинное питание можно было бы заменить ленточным.

Автоматика гранатомета работала за счет энергии отката. Гранатомет имел подвижный ствол с длинным ходом. Эффективная дальность стрельбы – до 1200 м. Вес тела гранатомета – около 17 кг. На бронекатере гранатомет был установлен на тумбе от 12,7-мм пулемета ШВАК.

Стрельба производилась как на якоре, так и на ходу со скоростью 4 узла. Было сделано 179 выстрелов. Выводы комиссии по испытанию гранатомета: стрельба велась безотказно, меткость удовлетворительная, система при стрельбе не демаскируется благодаря слабому звуку выстрела и отсутствию пламени. Взрыватель МГ-6 действовал безотказно как по грунту, так и по воде. По заключению комиссии «гранат омет может быть использован для вооружения речных кораблей и катеров».

Наркомат ВМФ 20 января 1939 г. заключил договор № 72128 с КБ-16 на изготовление опытных корабельных гранатометных (в тексте – мортирных) установок калибра 40,8 и 60 мм и боеприпасов к ним. 60-мм автоматический гранатомет стрелял гранатами весом 2,5 кг, вес установки 70 кг. Однако 22 февраля 1939 г. КБ – 16 получило телефонограмму от начальника Управления вооружений НКВМФ Мушнова о приостановлении работ по этому договору. Объяснить, причину Мушнов отказался. Автоматические гранатометы наши корабли получили лишь через 45 лет.

В июне 1940 г. Днепровская флотилия была расформирована, а ее корабли были переданы в Дунайскую и Пинскую флотилии. Бронекатера №№ 132, 133.134 и 135 вошли в состав Пинской флотилии. К сожалению, в архивах отсутствуют данные о судьбе этих катеров в годы Великой Отечественной войны. К началу войны в составе Пинской флотилии было 15 бронекатеров, среди которых кроме №№ 132, 133, 134 и 135 было 11 бронекатеров из бывшей польской флотилии. В ходе боевых действий все бронекатера флотилии погибли, причем большинство их было взорвано экипажем или просто брошено.


ДОЗОРНЫЕ КАТЕРА-РАЗВЕДЧИКИ (бронекатера типа «Н»)

Заказы на изготовление бронированных катеров-разведчиков были выданы судостроительному заводу К. О. Ревенского в Одессе (14 катеров) и Технической конторе «Бюро Вега» (яхтенная верфь в г. Борго, Финляндия) на 4 катера.

К середине 1916 г. «Бюро Вега» закончило изготовление четырех катеров, а завод Ревенского затянул изготовление катеров аж до 1918 года.


Данные бронекатеров типа "Н"

Водоизмещение, т:

по проекту 15

фактически: нормальное 20

наибольшее 26,5

Длина наибольшая, м.. 15.2

Ширина наибольшая, м 3,05

Углубление наибольшее, м 0,9

Высота от уровня воды до рубки, м 2,76

Вооружение:

По первоначальному проекту катер должен быть вооружен двумя пулеметами «Максим» в носовой и кормовой башнях. Боекомплект 4000 патронов.

В конце 20-х годов кормовая пулеметная башня была снята, а взамен установили одну 76,2-мм горную пушку обр. 1909 г. на открытой тумбовой установке с максимальным углом возвышения +30°.


Катер «Н-5» с пушкой Курчевского на корме, 1931 год


Боекомплект 160 выстрелов. На службе в 30-х годах щиты то устанавливались, то снимались.

Катера могли в перегруз принять до пяти мин типа «Р» на кошках на палубу.

Для постановки дымзавесы в 30-х годах катера Н-2 и Н-4 имели 43 кг хлор- сульфоновой кислоты и аммиака (в баллонах).

Бронирование: Пояс по ватерлинии – 6 мм. Палуба – 6 мм. Рубка – 8 мм. Башня пулеметная – 6 мм.

Двигатель: один мотор системы «Скрипс» мощностью 95 л. с. при 750- 800 об/мин. Движитель – один винт. Топливо – 30-пропентая смесь бензина с керосином.

Запас топлива, кг 2000

Расход топлива, кг/час…. 40

Скорость наибольшая, км/час.

по течению Днепра 20

против течения Днепра . 12

Экономический ход тот же, что и наибольший

Дальность плавания, км.

по течению 1000

против течения 600

Динамомашины нет, бортовая сеть от аккумулятора

Экипаж

Начальственный состав, чел 1

Младший начальственный состав, чел 3

Рядовых в мирное (военное) время, чел 4 (6)

Итого команда в мирное (военное) время, чел 8 (10)

На короткий переход катер мог принять десант, чел 25


Из 14 катеров, строившихся на заводе Ревенского, по крайней мере, четыре использовались белым флотом. Причем, на них белые установили одну 76-мм горную пушку обр. 1909 г.

8 февраля 1920 г. Одесса была занята частями Красной Армии. В Одессе красным удалось захватить 11 катеров завода Ревенского. Из них шесть (БКА №№ 3,4, 5, 6, 15, 17) в 1920 – 1925 гг. служили в Усть-Днепровской флотилии и Днепровском отряде кораблей Морских сил Черного моря (МСЧМ) и постепенно были сданы в ОФИ с 1922 по 1925 годы. Усть- Днепровская флотилия была расформирована, а для Черного моря эти бронекатера были недостаточно мореходны.

Иначе сложилась судьба пяти бронекатеров (№№ 10, II, 12, 13, 14) завода Ревенского. Их перебрасывали с флотилии на флотилию и часто меняли номера. Поэтому, чтобы не запутать читателя их переименованиями, приходится дать таблицу:

Эти пять бронекатеров 3.07.1920 г. принимались от Военного ведомства и зачислены в состав МСЧМ в качестве сторожевых катеров. Зимой 1920-1921 гг. катера проходят капитальный ремонт. Причем у СК-11 он затянулся до 1923 года, а затем его сдали на хранение в Николаевский порт. С 25.05.1921 г. по 27.06.1922 г. катера №№ 1, 2, 3 и 4 находятся в составе Усть-Днепровской флотилии, числясь в Красной Армии. А после расформирования Усть-Днепровской флотилии катера возвращаются флоту и сдаются в Николаевский порт на хранение.

В июне 1926 г. катера передаются в состав отряда судов на реке Днепр. В 1929-1931 гг, все четыре катера проходят капитальный ремонт в Киеве.

Катер СК-11 в 1928 году был возвращен в класс бронекатеров, получил название Н-5 и отбуксирован в Киев. В том же голу его корпус был отремонтирован заново в киевских мастерских «Водопути». После ремонта он был в составе отряда судов р. Днепр.

В 1931 году бронекатер Н-5 был передан дивизиону номерных канлодок (бывших канонерок ГВИУ) в качестве служебного плавсредства. Вооружение с него было снято.

С 26 по 28 ноября 1931 г. на Н-5 испытывалась 76-мм динамореактивная (безоткатная) пушка КПК (катерная пушка Курчевского). Она была установлена на расстоянии 1,5 м от кормового среза. Расчет пушки составлял два человека, и еще два подавали патроны. Всего с катера было сделано 33 выстрела. Угол возвышения доходил до +42°. Однако комиссия решила, что максимальный угол возвышения должен быть +30°, т. к. при больших углах газы попадают на палубу и представляют опасность для расчета. Естественно, что при стрельбе сопло пушки всегда было направлено за борт. Испытания КПК прошли в целом удачно.

В 1933-1934 гг. катер Н-5 прошел ремонт и был возвращен в класс бронекатеров. А 21.08.1934 г. он получил номер БК-5. 3.02.1939 г. катер вновь переименовали и он стал бронекатером № 136. В июне 1940 г. № 136 вошел в состав Пинской флотилии. Погиб бронекатер № 136 в сентябре 1941 г.

Бронекатера же Н-1, Н-2, Н-3 и Н-4 11 марта 1934 г. отправляются из Киева по железной дороге в Сретенск. Затем около 6 лет бронекатера ходили по Амуру. 24.10.1940 г. вышел приказ о разоружении всех четырех катеров и сдаче их на лом. Но на лом сданы только два катера, а №8] и № 84 приняли участие в боевых действиях в составе 2-го отряда сретенского отдельного дивизиона Амурской флотилии.


КАНОНЕРСКИЕ ЛОДКИ ГВИУ

Все девять речных канонерских лодок ГВИУ построило Акционерное Общество Металлургических, Механических и Судостроительных заводов «Беккер и К°» в Ревеле.

Водоизмещение, т.

нормальное 21

полное 30

Длина наибольшая, м 20.4

Ширина наибольшая, м 3,2

Углубление при нормальном водоизмещении, м:

носом 0,55

кормой 0,75

Вооружение

По проекту канлодки должны были вооружаться двумя 76-мм горными пушками обр. 1909 г. на специально сконструированных установках Брянского завода с башнеподобными щитами. Однако завод изготовил лишь около десяти таких установок. Поэтому остальные орудия (значительная часть 76-мм пушек обр. 1909 г.) были установлены на тумбах с «родными» (т. е. горными) щитами.

Максимальный угол возвышения на всех станках составлял +30°. Угол ГН носового орудия 270°, кормового 300°.

Боекомплект по 250 выстрелов на ствол. (На 1932 г. в Днепровской флотилии в боекомплекте положено было содержать 200 осколочно-фугасных снарядов и 300 шрапнельных).

В годы гражданской войны 76-мм горные пушки обр. 1909 г. часто заменяли 47-мм пушками Гочкиса. Кроме того, могли устанавливаться и 76-мм горные пушки обр. 1904 г.

В советское время на часть канлодок устанавливались 76-мм короткие пушки обр. 1913 г. Фактически эти пушки отличались от горных обр. 1909 г. лишь небольшим изменением в качающейся части. Характерное отличие – более плоский щит.

Два 7,62-мм пулемета «Максим» размещались (по одному) в носовой и кормовой башенках. Еще два 7,62-мм «Максима» открыто устанавливались на палубе.

Оборудования для приемки или постановки мин не было.

На корме в ящике была установлена дымообразующая аппаратура, которая после 1940 г. была заменена дымовыми шашками.

Бронирование Пояс вдоль ватерлинии, надводный борт против машинного отделения и обоих погребов, мм 4-5

Рубка, мм 6

Палуба и надстройка у машинного отделения, мм 4

Пулеметная башенка, мм 5

Штатные артиллерийские щиты (башенного типа), мм 6

Первонача­льный № С весны 1920 г. С 02.11. 1920 г. С 01. 1921 г. С 25.05. 1921 г. С 1928 года С 21.08. 1934 г. С 15.04. 1937 г.
БКА № 10 № 1 №7 СК-7 № 1 Н-1 БК—110 № 81
БКА № 11 № 2 № 8 СК-8 №2 Н-2 БК—111 №82
БКА № 12 №3 № 9 СК-9 №3 Н-3 БК—112 №83
БКА № 13 № 4 № 10 СК-10 № 4 Н-4 БК-113 № 84
БКА № 14 №5 № 11 СК-11 Н-5 БК-5 №136

Канонерка ГВИУ с 47-мм орудиями


Толщина щита 76-мм горной

пушки обр. 1909 г., мм 3,5-4

Двигатели

Основных двигателей два системы «Буффало» мощностью но 75 – 80 л. с. каждый при 750 об/мин. Каждый двигатель работал на свой винт.

Топливо – смесь керосина (70%) и бензина (30%).

Нормальный запас топлива, т

на экономическом ходу 0,025

на полном ходу 0,050

Максимальная скорость по проекту, уз 12,5

Максимальная скорость (фактическая к началу 30-х годов), уз 10,7

Скорость экономическим ходом, уз 6,5

Дальность экономическим ходом, миль около 600

Экипаж (как в мирное, так и в военное время). Офицеров – 2 чел. Старшин – 9 чел. Матросов – 9 чел. Итого – 20 чел.

При суточном (малом) переходе катер мог принять на борт десант 30 человек. В экстренном случае – 64 человека, но при этом была очень малая остойчивость. На большой переход можно было принять не более пяти человек.

Шлюпок на канонерке не было.


НА ОНЕГЕ И ЛАДОГЕ

В мае 1918г. советское правительство равно боялось передвижения к Петрограду как немцев с юго-запада, так и войск Антанты со стороны Архангельска. Поэтому было решено организовать несколько «завес» для защиты Петрограда. В связи с этим в мае 1918г. преступили к организации Ильменской, Селигерской и Онежской флотилий.

Четыре канонерские лодки ГВИУ №№ 1, 2, 5 и 9 в мае были приняты из Военного ведомства и отправлены по железной дороге в Череповец. Там эти канлодки были включены в состав Череповецкого отряда Селигерской флотилии. Оттуда их предполагалось перебросить на Селигер. Все четыре канлодки имели по две 3-дм горные пушки обр. 1909 г. и по два пулемета в башнях.

До ледостава 1918 г. эти канлодки находились без дела в Череповце. Возможно. их даже не спускали на воду. Во всяком случае, они зимовали на 6epei7, установленные на деревянных клетках.

13 августа 1918 г. четыре канлодки были перечислены из состава Селигерской флотилии в Волхово-Ильменскую флотилию. 10 февраля 1919 г. Волхово- Ильменская флотилия была расформирована. 2 апреля 1919 г. четыре канлодки были переданы в Онежскую флотилию.

Разумеется, все эти «передвижения» происходили только на бумаге, а канлодки мирно стояли на клетках.

К июню 1919 г. канлодки ГВИУ оказались на Ладожском озере. С 4 апреля 1919 г. их переклассифицировали в сторожевые суда и присвоили номера: № 1 (бывшая № 1), № 2 (бывшая № 2), № 3 (бывшая № 5) и № 4 (бывшая № 9).

Сторожевые суда №№ 1,2 и 4 принимали участие в высадке красного десанта на Gepeiy Ладоги в районе Видлицы 27 июня 1919 г. Сторожевые суда поддерживали десант артиллерийским и пулеметным огнем. Причем, сторожевое судно № 2 вошло в реку Видлица и поднялось вверх по течению на одну милю, несмотря на интенсивный пулеметный огонь с берега.

Сторожевые суда № 1 и № 4 вместе с другими кораблями вели обстрел устья реки Тулоксы, причем суда № 1 и № 4 вели огонь с 12 каб, а другие суда – с 25 каб. Сторожевым судам удалось подавить батарею финнов. А затем сторожевые суда № 1 и № 4 подошли к берегу на 2 каб и шрапнельным и пулеметным огнем поддерживали высадку десанта.

В конце июля 1919 г. из Лодейного поля в Петрозаводск перешел дивизион сторожевых судов, в составе которых были суда №№ 1,2, 3 и 4.

1 июня 1919 г. из Архангельска в Медвежью Гору, самый северный пункт Онежского озера, было отправлено семь моторных катеров-истребителей, каждый из которых был вооружен одним 47-мм или 57-мм орудием. 29 июня белые катера впервые вышли в Повенецкий залив Онежского озера.

С 1 августа корабли красной Онежской флотилии блокировали Повенецкий залив у острова Сал. 3 августа красные канлодки № 2 (бывший буксир «Сильный»; 2 – 75/50-мм орудия, 1 – 37-мм пулемет «Максим») и № 6 (бывший буксир «Восток»; 1 -75/50-мм, 1 -47-мм орудие, 1 – 76-мм зенитная пушка Лендера), а также сторожевое судно № 3 (бывшая канлодка № 5 «Пролетарий») и сторожевой катер №6(1 – 47-мм пушка) в 7 час. 5 мин. были атакованы тремя катерами-истребителями белых. Артиллерия красных была почти на порядок сильнее трех мелкокалиберных пушек белых. Тем не менее, белые подошли на 20 каб (3660 м) и открыли огонь.

К 8 час. 15 мин. канлодка № 2 («Сильный») выбросилась на берег, команда разбежалась, через 5 минут сторожевое судно № 3 («Пролетарий») также выбросилось на берег, команда тоже спустилась на берег. Канлодка № 6 и сторожевой катер № 6 сумели уйти на юг. Оба выбросившихся корабля были захвачены белыми, сняты с мели и введены в состав белой

флотилии. Так закончилось самое крупное сражение на Онежском озере.

25 сентября 1919 г. сторожевые суда № 2 и № 4 вместе с другими кораблями флотилии вышли из Петрозаводска и участвовали в обстреле деревни Лижма.

В октябре 1919 г", сторожевые суда № 2 и № 4 обстреливали остров Меч. 17 октября в ходе боевых действий в Повенец- ком заливе на сторожевое судно № 4 был установлен катерный трал, но траление не удалось из-за свежей погоды.

22 и 23 октября сторожевое судно № 4 дважды обстреливало пристань у г. Повенец.

6 ноября красная флотилия попыталась высадит ь десант в Медвежьей Горе. В этой операции участвовали и сторожевые суда. Корабли флотилии у Сухого Наволока были обстреляны белой полевой артиллерией. Канлодка № 7 была потоплена, канлодка № 3 повреждена, десант был возвращен в Петрозаводск.

На этом боевые действия красной Онежской флотилии закончились, озеро вскоре покрылось льдом. А в феврале 1920 г. сам по себе развалился фронт белых.

Весной 1920 года началась ликвидация Онежской флотилии. В апреле 1920 г. сторожевые суда №№ 1, 2 и 4 были перечислены в Ладожский от ряд судов Балтийского флота, переклассифицированы в речные канлодки и получили №№ 1,2 и 9.


НА ВОЛГЕ, КАМЕ И ДОНУ В 1919 ГОДУ

В июле 1918 г. 5 канлодок ГВИУ (№ 3, 4, 6, 7, 8) были приняты от Военного ведомства и по железной дороге отправлены из Петрограда в Нижний Новгород в Волжскую военную флотилию. 16 сентября все канлодки прибыли в Нижний Новгород.

В сентябре 1918г. канлодки ГВИУ и моторные катера-истребители были объединены в 5-й дивизион истребителей Волжской, а загем Волжско-Каспийской флотилии. После их объединения была установлена новая нумерация с № 301 по № 311. Канлодка № 3 стала истребителем № 310; канлодка № 4 – № 307; № 6 – № 311; № 7 – № 308 и № 8 – № 309.

Боевые действия дивизиона истребителей обеспечивали переоборудованные пассажирские пароходы: в навигацию 1918 года – «Михаил», а в навигацию 1919 года – «Кашин», и в навигацию 1920 года – «Иртыш». На этих пароходах размещались склады боеприпасов и продовольствия, ремонтная мастерская и лазарет.

После освобождения Казани от белых (12.09.1918 г.) 5-й дивизион истребителей пошел вверх по Каме, преследуя белую флотилию.

В сентябре 1918 г. у Чистополя катер № 309 пошел вверх по течению в разведку, где за ним погнались четыре корабля белых и преследовали еще 25 верст вниз по реке. Но из-за превосходства в скорости катер № 309 сумел уйти.

6 ноября 1918 г. канлодки ГВИУ (№№ 307, 308, 309, 310 и 311) закончили кампанию и ушли зимовать в Нижний Новгород.

5 мая 1919 г. все пять канлодок были введены в строй. Первоначально их всех собирались отправить на Каму для борьбы с колчаковской флотилией.


Канонерки ГВИУ на Волге, 1919 год


К весне 1919 г. часть канлодок была перевооружена. На канлодках № 6 (№ 311), № 7 (№ 308) и № 8 (№ 309) осталось прежнее вооружение: по две 76-мм горные пушки обр. 1909 г. и по два пулемета, а на канлодках № 3 (№310) и № 4 (№ 307) взамен прежних пушек было установлено по две одноствольных 47-мм пушки Гочкиса. Такая замена резко снизила огневую мощь канлодок. 47-мм пушки имели несколько большую скорострельность, чем 76-мм горные, но зато их единственным снарядом была 47-мм граната с ударным взрывателем. содержавшая от 20 до 90 гр. ВВ, и притом обычного черного пороха. 76- мм фугасная граната содержала 800 гр. тротила, мало того, в боекомплект горной пушки входили превосходная шрапнель и химические снаряды. Причины замены 76-мм пушек 47-мм автору установить не удалось. Выход из строя горных пушек маловероятен, к примеру, живучесть стволов их намного превышает 10 тыс. выстрелов. Скорей всего, кому-то зимой приглянулись горные пушки, и их попросту «увели», а взамен поставили 47-мм пушки, присланные осенью 1918 года из Петрограда для вооружения Волжской флотилии. Время было революционное.

Той же осенью 1918 года комиссар Волжской флотилии (бывший матрос) П. Г. Маркин ворвался с вооруженными пьяными матросами на товарную станцию Нижний Новгород и силой отбил у охраны Центроброни пушки, предназначенные для установки на строившиеся в Нижнем бронепоезда. И ничего, сошло.

Однако на Каму было отправлено только три канлодки: №№ 307, 308 и 309. На Каме канлодки ГВИУ особенно ничем не отличились. В основном они использовались для разведки и обстрела берегов.

Так, к примеру, 12 мая 1919 г. канлодка № 307 обстреливала противника у устья реки Шешмы из двух 47-мм пушек Гочкиса. Ясно, что больших потерь от этих пушек быть не могло.

3 июля 1919 г. три канонерки ГВИУ закончили кампанию на Каме и ушли на ремонт в Нижний Новгород.

Две канлодки (№ 310 и № 311) 9 мая 1919 г. было решено включить в состав вновь формируемой красной Донской флотилии. Канлодки № 310 и № 311 17 мая были отправлены из Саратова по железной дороге на Дон. 20 мая они прибыли па пристань Лиски. Найти данные о боевых действиях канлодок № 310 и 311 па Дону не удалось. Любопытно, что Донская красная флотилия довольно интенсивно применяла 76-мм химические снаряды для борьбы с кулачеством (обстрелы сел Матюшенсксе, Рубежное и др.).

В связи с наступлением белых 29 июня 1919 г. красные приступили к ликвидации Донской флотилии, и канлодки № 310 и 311 были отправлены но железной дороге из Лисок назад в Саратов.

Осенью 1919 года развернулись тяжелые бои с Кавказской армией барона Врангеля, захватившего Царицын. 14 августа 1919 г. к Царицыну прибыл 5-й дивизион истребителей, в составе которого были канлодки №№ 307, 308, 309, катера-истребители и плавбаза «Иртыш». 12 сентября 1919 г. к ним присоединились «донские катера» №№ 310 и 311.

К этому времени канлодки № 307 и 308 имели по две 47-мм пушки и но два пулемета; канлодка № 309 – две 76-мм горные пушки обр. 1909 г. и два пулемета: канлодка № 310 – одну 75-мм, одну 47-мм пушку и два пулемета. Что означает в документе «I – 75-мм», сказать трудно, то ли это 75/50-мм корабельная пушка Кане весом свыше 2-х тонн и с очень хорошей баллистикой, по такая пушка могла при стрельбе просто развалить 25- тонный катер. Или это опечатка, или вообще пьяный матрос издал приказ об установке 75/50-мм пушки и забыл о нем, а на самом деле установили без затей вторую 47-мм пушку.

8 сентября у северного предместья Царицына истребители 5-го дивизиона попали под огонь белых. Канлодки № 308 и 309 выбросились на берег, команды разбежались. Через несколько дней канлодки сняли с мели пароходы Волжской флотилии. Царицын белые оставили уже после ледостава.

В июле 1920 г. Волжско-Каспийская флотилия была расформирована. Мореходные суда были переданы Каспийскому флоту, а речные – «Рупводу». К этому времени две канлодки ГВИУ находились в Самаре и три – в Астрахани. На Волге они были не нужны, и их решили отправить в Среднюю Азию.


КАНОНЕРКИ В ПЕСКАХ КАРАКУМОВ

Первые две канонерские лодки ГВИУ были отправлены из Астрахани по железной дороге в Среднюю Азию 17 августа 1920 г. А 20 августа, только уже в Москве. вышел приказ о переклассификации их обратно из «истребителей» в канонерские лодки.

В ноябре 1920 г. в состав Сыр-Дарьинского дивизиона судов были перечислены канлодки № 310 н № 309. а в состав Аму-Дарьинской военной флотилии перечислены канлодки №№ 307, 311 и 308.

22.03.1921 г. были перечислены из Балтийского флота в Сыр-Дарьинскую флотилию канлодки № I и № 2, которые были доставлены по железной дороге из Петрограда на Сыр-Дарью еще летом 1920 г.

Канлодки ГВИУ, действовавшие на реках Аму-Дарья и Сыр-Дарья, базировались в Ходженте, Керках, Келифе и Термезе. Канлодки участ вовали в знаменитом походе в Каракумах для поимки Ибрагим Бека.

22 апреля 1921 г. канлодка «Ташкент » буксировала канлодку № 307 по реке Аму- Дарье. Внезапно канлодка № 307 опрокинулась и затонула. Впоследствии ее подняли, но ремонтировать ее было нецелесообразно, и каилодку сдали на лом.

27 октября 1921 г. канлодки № 308, 309 и 311 были зачислены в Погранфло- тилию Каспийского моря МГЮ ОГПУ и отправлены по железной дороге в Красноводск.

Интенсивная эксплуатация канлодок серьезно сказалась на их техническом состоянии, а капремонт их в Средней Азии был невозможен. В августе 1922 г. канлодки №№ 1, 2, 308, 309, 310 и 311 были погружены на железнодорожные платформы и отправлены в Петроград.

В Петрограде пути канлодок разошлись. Канлодки № 308, 309 и 310 были зачислены в Финско-Ладожскую флотилию МПО ОГПУ А канлодки № 1,2 и 311 были законсервированы и сданы в порт на длительное хранение.

Враждебное отношение новообразованного Польского государства и СССР вынудило руководство РККА приступить к наращиванию сил па западной границе. Днепровская флотилия была расформирована еще в декабре 1920 г. Но в октябре 1925 г. был создан отряд судов Днепровской флотилии, который с октября 1926 г. назывался Отдельный отряд судов р. Днепр. Туда и было решено направить часть канлодок ГВИУ.

Канлодки № I и № 2 в 1929 г. прошли капитальный ремонт на Кронштадском морзаводе, а затем были отправлены по железной дороге в Киев в состав Отдельного отряда судов р. Днепр. 15.08.1929 г. они получили новые номера К-1 и К-2. Причем на Днепре они до конца числились канонерскими лодками, а не бронекатерами.

Канлодки № 309 и № 311 15.08.1929 г. были переименованы в К-3 и К 4 соответственно и перечислены в состав Отдельного отряда судов р. Днепр. Но эти канлодки проходили в Киеве в 1930 – 1931 гг. Обе канлодки вошли в строй 27.06.1931 г.


Канонерка ГВИУ с 3- дюймовыми горными орудиями


КАНОНЕРКИ ГВИУ НА АМУРЕ

В начале 30-х годов на Дальневосточном рубеже СССР сложилась крайне опасная ситуация. Японцы захватили северный Китай и создали гам марионеточное государство Маньчжоу-Го. Сотни тысяч японских и маньчжурских солдат были сосредоточены на берегах Амура, которые являлись почти тысячекилометровой нашей границей.

В связи с этим в 1934 г. из Финско- Ладожской флотилии МПО ОГПУ на Амур были отправлены канлодки № 308 и 310, которые вошли в состав МПО НКВД дальневосточного пограничного округа.

18 марта 1934 г. канлодки К-1, К-2, К-3 и К-4 были отправлены по железной дороге из Киева в г. Сретенск на р. Амур.

21.08.1934 г. в Амурской флотилии канонерки ГВИУ были переклассифицированы в бронекатера и получили новые номера: канлодки К-1, К-2, К-3 и К-4 стали бронекатерами №№ 105,106, 107 и 108 соответственно 3* .

15.04.1937 г. номера катеров Амурской флотилии были вновь изменены: №№ 105, 106. 107 и 108 стали соответственно №№ 71, 72. 73 и 74. Любопытно, что однотипные корабли (канонерки ГВИУ) в ОГПУ на Амуре, по крайней мере, до августа 1937 г. ио-прежнему оставались в классе канонерских лодок и имели старые номера 308 и 310, присвоенные еще на Волге в 1918 г.

В 1936-1937 гг. японцы попытались занять ряд островов на р. Амур, принадлежащих России. С одной стороны, это была проба сил, а с другой – контроль над островами давал возможность прекратить советское судоходство на Амуре.

30 июня 1937 г. в 16 час. 40 мин. бронекатера Амурской военной флотилии № 72 и 74 и канонерская лодка погранохраны № 308 (бывшая канлодка ГВИУ № 7) неожиданно были обстреляны артиллерийским и пулеметным огнем с маньчжурской территории со стороны деревни Г'аньчаза. Обстрел бронекатеров продолжался 10 минут. Бронекатер № 72 был подбит артиллерийским огнем, канлодка № 308 изрешечена пулями.

На бронекатере № 72 61.1л убит командир капитан-лейтенант Александр Беляев и три члена экипажа. Бронекатер потерял ход и был течением прибит к острову № 514, где и затонул. Остальные 12 человек экипажа направились вплавь к нашему берегу, при этом один человек утонул. Из 11 уцелевших членов экипажа было 6 раненых.

Бронекатер № 74 и канлодка № 308 вместо того, чтобы помочь бронекатеру № 72, быстро вышли из-под обстрела, как было сказано в донесении: «по приказу комдива Глухова». Любопытно, что дело происходило в радиусе действия 152-мм батареи, находившейся на берегу, но батарея молчала.

В тот же день, вечером, командующий Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии Маршал Советского Союза Блюхер приказал:

1. Зейскому отряду бронекатеров Амурской Краснознаменной военной флотилии идти за катером № 72 и привести его к нашему берег у Амура.

2. В случае повторения японо-маньчжурами обстрела наших бронекатеров 152-мм батарее заставить замолчать батарею противника.

Несмотря на сей грозный приказ 6 июля 1937 г. к затонувшему бронекатеру № 72 подплыло 7 лодок с японцами, и по ним наша артиллерия не стреляла. Позже японцы подняли бронекатер, но в состав Маньчжурской военной флотилии его не вводили. Возможно, он был использован как речной полицейский катер. Любопытно, что в книге С.С. Бережного утверждается, что он «был поднят, восстановлен и вновь введен в строй. Участвовал в Маньчжурской наступательной операции 9.08 – 2.09.1945 г. 12.01.1949 г. отнесен к подклассу речных БКА. 2.04.1951 г. разоружен и исключен из списков судов ВМС в связи с передачей в ОФИ для демонтажа и разделки на металл» 4*

Взамен бронекатера № 72 ОГПУ передало Амурской флотилии одну из двух собственных канонерских лодок (№ 308 или № 310), которую в Амурской флотилии переименовали в бронекатер № 75. Бронекатера же с № 72 во флотилии больше не было.

Во время службы на Амуре бывшие канлодки ГВИУ прошли капитальный ремонт, в ходе кот орого с них были сняты старые моторы и установлены моторы ГАМ-34БП мощностью 800 л. с. Топливные баки вмещали 2 т бензина. Скорость катеров увеличилась с 12,5 уз до 21 уз. Осадка увеличилась до 1 метра (по проекту – 0.61 м, на Днепре – 0,75 м).

К 9 августа 1945 г. в составе Амурской флотилии было четыре канлодки ГВИУ – бронекатера №№ 71, 73, 74 и 75. Все они входили во 2-й отдельный дивизион бронекатеров Зее-Бурейской бригады.

В ночь с 9 на 10 августа 1-й и 2-й отряды бронекатеров Зее-Бурейской бригады совершили налег на город Сахалян, находившийся на маньчжурском берегу реки Амур, почти напротив Благовещенска. В 4 час. 5 мин. катера вышли из реки Зеи и, прижимаясь к нашему берегу, пошли вверх по течению. В 4 час. 40 мин. они дошли до порта Сахалян и открыли огонь. Пройдя немного вверх по течению, катера развернулись и пошли обратно по оси реки, продолжая вести огонь по Сахаляну. Огнем бронекатеров было уничтожено несколько огневых точек, подожжен склад горючего, потоплено два катера и четыре шаланды. Потерь на наших бронекатерах не было. Лишь па бронекатере № 74 возник пожар от попадания зажигательной пули в бензобак, но вскоре пожар был потушен. В 5 час. 30 мин. все бронекатера благополучно вошли в устье реки Зеи.

10-13 августа бронекатера 2-го дивизиона участвовали в высадке десанта в районе г. Сахалин.

После окончания войны с Японией канлодки ГВИУ несколько лет несли службу на Амуре. 2 апреля 1951 г. вышел приказ об исключении их из списков флота.

Как видим, броневые суда Военного ведомства сыграли существенную роль в гражданской войне. Можно поспорить, что от канонерок ГВИУ в гражданскую войну было больше проку, чем от четырех балтийских дредноутов. Некоторые специалисты считали серьезными недостатками этих бронесудов малую скорость. В какой-то мере это оправдано для Онеги и Амура, но для рек центральной России типа Дона и Припяти их скорость вполне достаточна. По мнению автора, более серьезным недостатком было слабое артиллерийское вооружение кораблей.

3* Везде мы конлодки ГВИУ называем по- прежнему, хотя, как уж е говорилось, их переклассифицировали в катера-истребители. Делается это для того, чтобы было меньше путаницы.

4* С. С.Бережной. «Линейные и броненосные корабли. Канонерские лодки». М.: «Воениздат». 1997. С. 285


Михаил НИКОЛЬСКИЙ










 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх