Загрузка...



B-1B часть 2

Начало в № 3/2011


ЭКСПЛУАТАЦИЯ

Президент Рейган 21 января 1983 г. объявил о перевооружении 96-го тяжелого бомбардировочного авиакрыла с В-52Н на В-1В. 29 июня 1985 г. первый В-1В «Star of Abilene» был передан дислоцированному на авиабазе Дайес, шт. Техас, 96-му бомбардировочному авиакрылу. Первый полет в составе авиакрыла самолет выполнил 18 октября того же года, а 1 октября 1986 г. В-1В поставили на боевое дежурство с ядерным оружием. Первый пуск ракеты SRAM строевым экипажем САК ВВС США был выполнен в 1987 г. Всего на вооружение 96-го авиакрыла поступило 29 В-1В.

Вслед за 96-м на В-1В с В-52 перевооружили в 1987 г. 28-е тяжелое бомбардировочное авиакрыло, дислоцированное на авиабазе Эллсуорт, шт. Южноя Дакота. Первый В-1В «Wings of Freedom» поступил на вооружение 28-го авиакрыла 21 января 1987 г., перевооружение завершилось в сентябре.

В 1988 г. на В-1В перевооружили дислоцированное на авиабазе Гранд Фокс, шт. Северная Дакота, 319-е тяжелое бомбардировочное авиакрыло. Первый самолет прибыл в Гранд-Фокс 12 января 1988 г.

Всего на вооружение крыла поступило 17 самолетов.

Четвертым и последним в САК самолеты В-1В получило 384-е тяжелое бомбардировочное авиокрыло (авиабаза МакКоннел, шт. Канзас), переформированное в июле 1987 г. из 384-го тяжелого авиакрыла самолетов-заправщиков. На вооружение крыла поступило также 17 В-1В, включая последний 100-й серийный самолет, полученный 2 мая 1988 г.

За исключением одного самолета, предназначенного для летных испытаний, все В-1В сразу после постройки поступали но вооружение САК ВВС США. В сентябре 1989 г. три В-1В из 384-го крыла были временно передислоцированы на Гавайские острова для участия в у чен иях САК «Giant Warrior 89» – впервые «В-One» выполняли учебно-боевые полеты с «заморского» аэродрома.

В-1В также имелись в 6510-м (с октября 1992 г. – 410-м) испытательном авиакрыле (авиабаза Эдвардс, шт. Калифорния). В состав авиакрыла входили формально относящиеся к САК 6510-я и 4201-я испытательные эскадрильи. На вооружении 6510-й эскадрильи состояло два В-1В, 4201-я эскадрилья своих самолетов не имела, но ее личный состав обеспечивал полеты «испытательных» В-1В. Первый В-1В прибыл на базу Эдвардс в октябре 1984 г, и до июня 1985 г. выполнял полеты исключительно из «американской Владимировки».


Бомбардировщик В-1В «Star of Abilene» (сер. номер 83-006529)


В-52 и В-1 – два поколения самолетов Стратегического воздушного командования США


К командирам В-1В предъявлялись высокие требования: общий налет не менее 1800 ч, три года службы в САК ВВС США, в том чиспе не менее 18 месяце должности командира корабля. Подготовка экипажей для новых «стратегов» велась на базе учебно-тренировочного звена 28-го бомбардировочного авиакрыла и, отчасти, 28-й бомбардировочной эскадрильи. В звене, на вооружении которого состояло четыре бомбардировщика, обычно проходили подготовку одновременно десять экипажей. По уровню сложности бортовых систем В-1В существенно превосходил В-52 и оказался весьма сложным для переучивавшихся летчиков. К тому же, по технике пилотирования В-1В резко отличался от других бомбардировщиков ВВС США. Капитан Джеймс Конли из 37-й бомбардировочной эскадрильи после переучивания оценил В-1В как «очень динамичный и маневренный», к пилотированию которого привыкнуть оказалось непросто. Когда в 1994 г. десять В-1В передали в авиацию Национальной гвардии, то летчиками на них определили пилотов F-16. Вердикт пилотов был однозначным: «Истребитель!».

Переподготовка занимала шесть месяцев. Первый месяц отводился только на изучение теории – это была интенсивная учеба по 12 ч ежедневно с перерывом на выходные. Зато пять последующих месяцев почти полностью отводились но полеты. Сначала отрабатывались взлет и посадка, полет по кругу, простейшее маневрирование. Постепенно полеты усложнялись: маршруты на разных высотах, дозаправка в воздухе, применение вооружения. Типовой комбинированный учебный полет занимал 6 часов и сочетол полеты на больших и малых высотах, полеты в строю, дозаправку в воздухе. Минимум один полет свежеиспеченный экипаж В-1В выполнял ночью на предельно малых высотах в очках ночного видения и с РЛС, работающей в режиме следования рельефу местности. Именно такие полеты летчики считали наиболее сложными и очень, как отметил капитан Ричард Моррисон из 37-й бомбардировочной эскадрильи, «нервными». Практически вся подготовка велась но авиабазе Дайес, лишь применение вооружения экипажи изучали на авиабазе Эллсуорт. Летчики В-1В строевых эскадрилий поддерживали натренированность на учебно-тренировочных самолетах Т-38А, чтобы не расходовать ресурс дорогостоящих стратегических бомбардировщиков. На вооружении кождого авиакрыла В-1В имелось несколько Т-38А.

В-1В предназначался для поражения ядерным оружием объектов в глубине территории противника. Типовое полетное задание на поражение подобной цели предусматривало взлет с авиабазы на континентальной территории США, крейсерский полет но оптимальных высоте и скорости, снижение до высоты 600 м и набор скорости М=0,85 перед прорывом ПВО, нанесение удара и отход от цели на высоте порядка 600 м и скорости М=0,55, возвращение на базу в крейсерском режиме. Для выполнения полетов на очень большую дальность предусмотрена подвеска несбрасываемых топливных баков в двух из трех отсеков вооружения. Экипажи В-1В постоянно отрабатывали дозаправку в воздухе от танкеров КС-135 и КС-10.

Очевидная спешка с принятием на вооружение в сочетании с высокой стоимостью самолета (к тому времени 283 млн. долл. за «штуку») сделало В-1В удобной мишенью для критики в СМИ. Можно понять «экспертов» из газет типа «Нью-Йорк Таймс» или «МК», но вот заголовок из серьезного военного журнала «Armed Forces Journal» от 1986 г.: «The World's First Self-jamming Bomber» (первый в мире бомбардировщик, сам ставящий себе помехи). Базу Дайес порой называли свалкой мусора, где под «мусором» подразумевались В-1В.

Недостатки в работе бортовых систем бомбардировщика В-1В привели к тому, что общий план налета и налет на каждый самолет в 1987 – 1988 г.г. оказались невыполненными, а это отразилось на темпах подготовки летного состава. Так, к апрелю 1987 года на 30 поставленных к тому времени самолетов В-1В приходилось только 13 экипажей, из которых ни один не был подготовлен к выполнению боевых задач в полном объеме. Стремясь исправить такое положение, командование ВВС США планировало уже к декабрю 1988 года иметь по 1,37 экипажа на каждый бомбардировщик В-1В.

Тем не менее «В-One» быстро показал, что как оружие он вполне состоятелен. В 1988 г. эскадрильи В-1В впервые приняли участие в ежегодных бомбардировочных соревнованиях САК и выиграли приз Матиса за лучшее бомбометание по РЛС, приз Дугетти за лучший пуск ракеты SRAM, заняли первое и третье места в соревнованиях на бомбометание с горизонтального полета.

На протяжении многих лет В-1В, наряду с В-52, оставался и остается символом глобальной мощи Соединенных Штатов. Правда, многие годы «символ» сильно прихрамывал, заслужив сомнительную репутацию наиболее часто отказывавшего самолета ВВС США.

Для инженерно-технического состава В-1В оказался отнюдь не подарком, положение усиливалось хроническим дефицитом запасных частей (кто сказал, что в капитализме не бывает дефицита?). В силу названных причин боеготовность парка В-1В никогда не была высокой (ниже речь пойдет о действительно высокой боеготовности самолетов данного типа, задействованных в различных вооруженных конфликтах – но это касается отдельных самолетов на отдельный период времени). Дефицит запчастей привел к тому, что в 1987 г. на базе Дайес поддерживать на крыле одни В-1В удавалось только за счет снятия исправных блоков и агрегатов с других. Американцы подсчитали, что в 1987 г. на один летающий В-1В приходилось от 0,9 до 2,9 «каннибализированных». Боеготовность в период с июня 1987 по июнь 1988 г.г. колебалась от 28 до 46%.



Как это принято в «демократических» СМИ, участие В-1В в войне против Югославии представили абсолютно удачным. На самом деле, дела обстояли не столь блестяще. Прежде всего, тревогу вызывала низкая боеготовность самолетов и неудовлетворительная надежность БКО. Одним из уроков боевых действий на Балканах стало прямое указание конгресса США командованию ВВС в период с 1 июня по 30 ноября 1994 г. провести своеобразные испытания самолетов В-1В на боеготовность. Требовалось определить возможность поддержания авиакрыла В-1В на требуемом уровне 75% готовности. В эксплуатации данный уровень никогда ранее достигнут не был. Так, в 1992 и 1993 г.г. уровень средней боеготовности самолетов В-1В составил 57%. В «испытуемом» 28-м авиакрыле удалось достичь за отчетный период уровня боеготовности в 84,3%. Правда, по особой просьбе! На базу Эллсуорт доставили все положенные по штату запасные части, также по штату укомплектовали летные и технические экипажи, частично «оголив» при этом два других авиакрыла В-1В. В рамках испытаний обе эскадрильи 28-го крыла перебросили в ноябре 1994 г. на базу Розуэлл, шт. Нью- Мексико, с целью проверки возможности эксплуатации В-1В в «безлюдной» местности (интересно как соотносятся с точки зрения удаленности от благ цивилизации базы Розуэлл и Украинка? Дивизия Дальней авиации базировалась в «цивилизованной» Украинке не одно десятилетие).

Отношение инженерно-технического состава к В-1В было довольно противоречивым. На форуме в интернете один техник, служивший на базе Дайес в 1986 – 1993 г.г. назвал В-1В «кошмаром», но в то же время отметил, что «B one» был проще в обслуживании, чем В-52. Техник подчеркнул, что разные самолеты имели «разный характер», к примеру, 4054-й отказывал постоянно, зато 6132-й и 5073-й зарекомендовали себя «хорошими». Как водится на форумах, завязалась дискуссия. Некий пользователь предложил этому «технарю» поработать на самолетах Туполева или Дассо и не поливать грязью символ американской мощи. Увы, собрата по ремеслу эмоционально поддержал другой техник с базы Дайес: «В-1В – полный кошмар в обслуживании, одного и даже двух штатных комплектов запасных частей не хватало. Чтобы выполнить полет на одном самолете приходилось готовить три. Боевая нагрузка В-1В впечатляет. Быть может, самолет прекрасно летает, но не дайте ему себя обмануть. Он всего лишь «мачо».

Очень не нравилась вооруженцам процедура загрузки боекомплекта, так как самолет изначально предназначался для нанесения ядерных ударов, а не для использования в качестве «грузовика, полного мелких бомб». Высокая интегрированность систем также затрудняла техническое обслуживание – мало кто представлял себе работу всех систем в комплексе.

Говорят, хорошо летает красивый самолет. Вопрос красоты, не только самолета, сугубо индивидуальный, но вот назвать В-1 «Серым лебедем» язык ни у кого не повернулся – «Скелет» актуальнее.

На октябрь 1999 г. боеготовность парка В-1В составляла лишь 51,1%, причины – проблемы С техническим обслуживанием и нехватка запасных частей. В 2003 г. боеготовность составила 56%, в 2008 – 51%. Справедливости ради необходимо отметить, что в 1990 г. при проведении инспекции 28-е авиакрыло показало самый высокий уровень боеготовности за всю историю ВВС США – 99%! Опять же, инспекции предшествовали «очень специальные меры» в части повышения боеготовности.

Низкий уровень боеготовности стимулировал в середине 2001 г. министра обороны Дональда Рамсфельда на заявление о бесполезности В-1В как средства сдерживания вероятного противника. Многие ожидали принятия вслед за таким суровым заявлением решения о снятии В-1В с вооружения ВВС США. Рамсфельд Америки отнюдь не открыл. Еще в 1988 г. комиссия конгресса США изучала вопрос о том, как лучше использовать В-1В: как прорыватель ПВО или как платформу для крылатых ракет большой дальности. Вывод комиссии мог вполне «похоронить» самолет: «В-1В не пригоден для использования в конфликтах с применением обычного вооружения, где цели прикрыты сильной ПВО или требуется неоднократное повторение ударов по одной цели. В настоящей конфигурации бомбардировщик может быть использован для нанесения однократных ударов по целям со слабой ПВО, но аналогичную задачу способны выполнять и другие самолеты, состоящие на вооружении ВВС США».

Вслед заявлению Рамсфельда, меры последовали, хотя и не столь радикальные, как снятие с вооружения – реорганизация всех частей, имеющих на вооружении бомбардировщики В-1В.


Реорганизации проводили и ранее, но они не затрагивали численности парка. 1 сентября 1991 г. из наименования всех вооруженных В-1В тяжелых бомбардировочных авиакрыльев («Bombardment Wing, Heavy) исчезло слово «тяжелое», а тяжелые бомбардировочные эскадрильи стали просто бомбардировочными. 1 сентября 1991 г. была возобновлена, впервые с 1952 г., практика формирования оперативных групп (Operations Group, OG) на основе авиарыльев и эскадрилий. 27 сентября было прекращено боевое дежурство с ядерным оружием на борту, но точку в ядерной истории В-1В поставили, по крайней мере официально, летом 1995 г., когда делегации МО России осмотрела все пригодные к полетам самолеты на предмет невозможности подвески в отсеках вооружения бомб В61, В63 и крылатых ракет ALCM. На тот момент в арсенале В-1В остались только свободнопадающие фугасные бомбы Мк 82 калибра 227 кг и Мк 84 калибра 907 кг.

Ядерное прошлое не позволило использовать В-1В во время «Бури в пустыне». В то время США, как показало время, переоценивали ПВО и способность к сопротивлению вероятных противников типа Ирака. В ядерной войне приемлемым считался уровень потерь в 50%, в войне «показательной» уровень потерь по политическим соображениям не должен был превышать 5%. То есть, один сбитый В-1В превращался в «неприемлемый уровень потерь», в то время как использование «железных» бомб предопределяло пролет самолетов над очагами ПВО, Дальше – больше, почти как у нас, но, увы, умнее. 1 июня 1992 г. прекратило существование стратегическое авиационное командование. Бомбардировочные части передали в состав боевого авиационного командования (Air Combat Command, ACC). Все части стратегических бомбардировщиков были сведены в 8-ю воздушную армию. В состав 8-й армии вошли вооруженные В-1В 7-е и 28-е бомбардировочные авиакрылья. Еще одно авиакрыло В-1В (366-е) вошло в состав «заморской» 12-й воздушной армии.

Исторически САК возглавлял «генерал от бомбардировщиков», что естественно. Теперь же во главе АСС стояли «истребители», находившиеся на пике славы после удачно проведенной «Бури в Пустыне», первую скрипку в которой сыграла как роз тактическая авиация. Доминирование «истребителей» отразилось на внешнем облике бомбардировщиков – на килях В-1В появились буквенные коды, тогда как до 1 июня такой код «ED» (база Эдвардс) имел единственный «испытательный» В-1В.

1 октября 1993 г. на основе 96- го бомбардировочного авиакрыла (В-1В) и 463-го военно-транспортного авиакрыла (С-130Н) на авиабазе Дайес было сформировано 7- е авиакрыло, в составе которого сформировали 7-ю оперативную группу. В открытой печати («World Air Power Journal», volume 24, spring 1996) отмечалось, что самолеты 7-ro авиакрыла, как минимум, до 1 октября 1995 г. (то есть после российской инспекции) были способны применять ядерное оружие. 7-е авиакрыло стало единственным в ВВС США, имевшем на вооружении и стратегические бомбардировщики и транспортные самолеты В-1В состояли но вооружении 337-й и 338-й бомбардировочных эскадрилий 7-го авиакрыла. В октябре 1993 г. 319-е бомбардировочное авиакрыло переформировали в 319-е авиакрыло воздушной заправки и передали в военно- транспортное авиационное командование (Air Mobility Command, АМС), с другой стороны 319-я оперативная группо этого крыла стала основой формирования 319-й бомбардировочной группы, которая в транспортное командование не передавалась; бомбардировочная группа появилась в ВВС США впервые с 1952 г. Группу сформировали специально под учения «Gunsmoke 93», а через полгодо после окончания учений, в июле 1994 г., «распустили». В апреле 1994 г. 34-я бомбардировочная эскадрилья 366-го смешанного авиакрыла (авиабаза Моунтэйн-Хоум, шт. Айдахо) получила на вооружение В-1В, ранее «принадлежавшие» 319-й бомбардировочной группе. Идею создания смешанного, «самодостаточного», авиакрыла, вооруженного самолетами В-1В, F-15C/E, F-16C и КС-135 «продавил» начальник штаба ВВС США генерал Мерил Э. Мак Пик. По Мак Пику такое авиакрыло было способно выиграть войну без привлечения «посторонней» авиации, самостоятельно. Теория, однако, оказалась не совсем правильной.

1994 год стал в карьере В-1В в определенном смысле «историческим». Ранее В-1В дислоцировались но четырех авиабазах: Дайес, шт. Техас; Элссуорт, шт. Южная Дакота; МакКоннел, шт. Канзас и Гранд Фокс, шт. Северная Дакота. В 1994 г. было принято решение о закрытии базы Гранд Фокс и передаче бозы МокКоннелл Национальной гвардии. До 1997 г. на вооружение 184-го авиакрыла Национальной гвардии штата Канзас и 116-го авиакрыло гвардии штата Джорджия планировалось передать 14 В-1В. В 1994 г. расформировали 384-е бомбардировочное авиакрыло; десять самолетов этого авиакрыла передали 127-й истребительной эскадрилье 184-й истребительной группы авиации Национальной гвардии штата Канзас (авиабаза МакКоннел), перевооружение этой эскадрильи с F-16C на В-1В завершилось в 1996 г. После перевооружения на В-1В группа и эскадрилья стали именоваться «бомбардировочными». Решение о перевооружении 116-й группы с F-15 на В-1В далось сложнее по политическим причинам: первый В-1В Национальная гвардия Джорджии получила лишь 1 апреля 1996 г.

В марте 1996 г. было объявлено об очередной реорганизации частей, вооруженных самолетами В-1В. В том же году 77-ю бомбардировочную эскадрилью перебазировали в Эллсуорт. В 1997 г. 34-я эскадрилья была включена в состав 366-го бомбардировочного авиакрыла, дислоцированного на авиабазе Моунтэйн Хоум. Реорганизация впервые затронула численный состав парка В-1В: было принято решение о выводе из эксплуатации 33 самолетов из 93 состоящих на вооружении частей ВВС и авиации Национальной гвардии. Оставшиеся самолеты свели в восемь эскадрилий (7-е и 28-е бомбардировочные авиакрылья), дислоцированных на пяти авиабазах (три – базы ВВС, две – базы авиации Национальной гвардии).


Бомбардировщик В-IB – экспонат музея в г. Хилл


С вооружения снимались все самолеты, заказанные в 1983 финансовом году и большинство бомбардировщиков заказа 1984 финансового года. В-1В с авиабаз Моунтэйн-Хоум, Робинс и Мак-Коннел подлежали перебазированию в Эллсуорт (32 самолета) и Дайес (28), постановке на хранение на авиабазе Дэвис-Монтан, передаче в музеи и установке на постаменты (такие памятники в США называют «Gate Guard» – дословно «хранитель ворот», их ставят перед главными въездами на авиабазы). Принимаемые меры были направлены на повышение боеготовности количественно уменьшенного парка бомбардировщиков и экономию порядка 130 млн, долл, которые предполагалось направить на модернизацию оставшихся в строю В-1В. Первый «скелет» прибыл на знаменитое «кладбище» в Дэвис-Монтан 20 августа 2002 г., им оказался В-1В №84-0056. Всего в Дэвис-Монтан прибыло 24 В-1В, десять из которых предназначались для длительного хранения, а 14 – для разборки на запасные части. Семь самолетов установили на постаменты на авиабазах Дайес, Эллсуорт, Моунтайн- Хоум, Робинс, Хилл и Тинкер, один передали в музей ВВС США на авиабазе Райт-Паттерсон.

В постоянной боеготовности предполагалось поддерживать лишь 36 из 60 оставленных на вооружении ВВС США В-1В. 24 самолета получили статус учебно-тренировочных или задействовались в различных испытательных программах. Стратегическая авиация США, таким образом, сократилась до 36 боеготовых В-1В, 16 (из 21) В-2 и 44 (из 76) В-52Н. Получилось не намного больше, чем у переживавшей не лучший в своей истории период Дальней Авиации России.

Благие намерения в ад не привели, однако положение с боеготовностью, по крайней мере, улучшили отнюдь не радикально: если в 2001 г. боеготовность парка В-1В составила 71%, то после реорганизации в 2002 г. она осталась на том же уровне. В 2003 г. боеготовность возросла до 79%, впервые превысив боеготовность В-52 (77%).

Сама реорганизация вызвала неоднозначные отклики в высших властных кругах США. Многие члены конгресса, включая трех из четырех членов комитета по обороне, требовали вернуть все снятые с вооружения В-1В в строй. Было даже внесено предложение о выделении в бюджете на 2004 финансовый год средств на возвращение в строевые части ВВС 23 из 32 снятых с вооружение «В-One». Внесший такое предложение конгрессмен считал достаточным выделение всего-то 20,3 млн. долл. Однако более тщательное просчитывание «цены вопроса» дало совсем иные цифры – от 1,1 до 2 миллиардов долларов, правда, с учетом эксплуатационных расходов но «дополнительные» самолеты на срок до 2010 г. включительно.

Помимо финансовой «цены» вопроса возникли проблемы технического плана. На январь 2004 г. лишь семь из 17 находившихся в Дэвис- Монтане В-1В считались пригодными к полетам. Таким образом, более-менее просто можно было вернуть в ВВС всего семь-восемь машин, которые реально можно было бы использовать только для тренировок экипажей и испытаний бортовых систем (или же в качестве резервных «на черный день»). Тем не менее, сторонники пересмотра решения о реорганизации парка отстаивали число «23». Верхи приняли соответствующее решение с точностью «до наоборот»: в феврале 2005 г. министерство обороны США приняло решение о расформировании дислоцированной но авиабазе Дайес 13-й бомбардировочной эскадрильи. Четыре самолета 13-й эскадрильи передавались в 28-ю бомбардировочную эскадрилью для использования в качестве учебных, три оставшихся – выводились в резерв с дислокацией на авиабазе Дайес.

Предполагалось, что самолеты В-1В останутся на вооружении ВВС США до 2025 г., то есть их снимут с вооружения раньше более древних В-52! Срок эксплуатации В-1В определяется ресурсом крыла, определенном в 15 200 летных часов. В среднем ежегодный налет В-1В составляет 420 ч, таким образом к 2029 г, ресурс по крылу будет «выбит» у всего парка. В 2010 г. появилось довольно противоречивая информация о перспективах В-1В. С одной стороны, сообщалось о принятии Пентагоном решения о продлении срока службы В-1В до 2040 г., а с другой стороны, министр обороны Роберт Гейтс в свете сокращения военных расходов и приоритетности финансирования беспилотных авиационных программ не исключил снятия с вооружения В-1В в самом ближайшем будущем.


НЕСОСТОЯВШИЙСЯ ЭКСПОРТ

Вывод в 2002 г. из эксплуатации значительного количества бомбардировщиков В-1В стимулировал менеджеров фирмы Боинг на поиск возможных покупателей этих самолетов в третьих странах. В октябре 2002 г. представители фирмы вели интенсивные переговоры о возможной продаже В-1В в Австралию и Великобританию, однако заинтересованные стороны не сошлись в цене.


РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

Катастрофа второго В-1А заставила ВВС и фирму Рокуэлл провести глубокую трехэтапную модернизацию системы управления полетом (главным подрядчиком донной модернизации являлась фирма Сперри). Целью модернизации являлось не только повышение безопасности полетов, но также увеличение радиуса действия за счет расширения диапазона допустимых углов атаки. На первом этапе S1S1 (Stall Inhibitor System No. 1 – система предупреждения о сваливании № 1) изменению подверглось программное обеспечение, после чего сравнение реального угла атаки с предельно допустимым стало выполнять несколько раз в секунду; в случае если угол атаки достиг 80% от угла атаки, на котором начинается сваливание, в систему управления полетом выдавался сигнал, блокирующий управляющее воздействие РУС на дальнейшее повышение угло атаки. Если угол атаки все-таки достигал значения 95% от критического, то блокировалась сама ручка. Испытания SIS1 были завершены в марте 1988 г. С марта по июнь 1988 г. доработку под SIS1 выполнили на 17 В-1В. Остальные 88 В-1В с марта 1988 г. по июнь 1990 г. прошли доработку под установку системы SIS2 с более радикально измененным ПО и подсистемой повышения устойчивости SEF, значительно улучшившим устойчивость самолета в полете. В комплект SIS2 входили дополнительные более точные датчики угло атаки, за счет чего удалось расширить диапазон эксплуатационных углов атаки (SIS1 диапазон допустимых углов атаки не расширяла). На 17 В-1В системы SIS1 заменили на SIS2 в ноябре 1988 – январе 1992 гг.



Несмотря на длительный опыт эксплуатации самолетов F-111, способных выполнять полет в режиме огибания рельефа местности, на начальном этапе эксплуатации В-1В отмечались сложности с выполнение таких режимов. Согласно заложенному с систему алгоритму, бомбардировщик невысокие возвышенности «перепрыгивал», а серьезные высоты и горы обходил. РЛС в режиме следования рельефу местности просматривала зону на 16 км, чего иногда оказывалось недостаточно при выполнении маневра по курсу в гористой местности – новая гора возникала неожиданно и система не успевала среагировать должным образом. Проблему удалось решить, повысив дальность обнаружения препятствий при выполнении самолетом виражо (обходного маневра). Тем не менее, система следования рельефу местности оставалась уязвимым местом «В-One» на протяжении многих лет: малый ресурс, частые отказы. Самопроверка системы проводилась 16 раз в секунду – на начальном этапе эксплуатации каждая такая проверка выявляла порядка 500 ложных команд или сигналов! Нередкими были случаи, когда из-за ложных команд системы следования рельефу местности самолет переводился в резкий набор высоты с перегрузкой 2,4д в среднем каждые три минуты, в то время кок ВВС требовали при полете над любой местностью, чтобы время между переводами в набор высоты с резким возрастанием перегрузки было не менее 15 минут. Сома система и ее ПО интенсивно дорабатывались, однако, испытания весной 1988 г. новых версий радикального улучшения в работе системы следования рельефу местности не выявили. Лишь в 1989 г. появилась версия блок 8.1, удовлетворившая требования ВВС. Доработка режима картографирования позволила экипажу изменять полетное задание непосредственно в воздухе.

Бортовой комплекс обороны самолета В-1В иначе как скандальным долгое время не называли. БКО рассчитывали на подавление исключительно советской системой ПВО, то есть – самой современной и самой сложной. В теории БКО в составе станций подсистем ALQ- 161А и ASQ-184 был способен идентифицировать и подавить любую советскую РЛС, разработки 60- 70-х годов, о также бортовые РЛС перехватчиков и «радийные» головки самонаведения ракет воздух-воздух. А вот против РЛС образца 80-х годов БКО оказался бессилен.

БКО постоянно дорабатывали и модернизировали, меняли комплектацию подсистем – в результате в 1986 г. не нашлось и двух В-1В, БКО которых были бы идентичными. В 1986 – 1987 г.г. ВВС приняли трехэтапную программу совершенствования БКО, которую планировалось завершить к 1992 г. На первом этапе, Mod 0, комплексы всех самолетов приводились к единому стандарту. На этапе Mod 1 БКО получил программное обеспечение версии блок 4.0, обеспечивающее работу как в автоматическом, так и в ручном режиме, и повысившее достоверность идентификации «угрозы». Испытания Mod 1 проводились в марте – июне 1988 г. и показали, что доработанный БКО способен одновременно идентифицировать и ставить помехи десяти объектам. Испытания Mod 2 были запланированы но 1988 – 1989 г.г., установка на самолеты – на 1992 г., однако в 1988 г. работы по данному варианту комплекса свернули в пользу «промежуточной» доработки Mod 1.

До заданных на этапе разработке параметров БКО самолета В-1В довести не удалось, но в начале 90-х годов БКО в задуманном изначально виде просто потерял актуальность в связи с исчезновением с карты мира СССР. Американцам честно сказали – серьезной угрозы со стороны ПВО для В-1В больше нет.

Неоднократно в западных СМИ всплывала информация, правда, без конкретной детализации, что БКО В-1В наиболее успешно ставил помехи собственным «наступательным» системам бомбардировщика, то есть не обеспечивалась электромагнитная совместимость БРЭО: «наступательные» и «оборонительные» системы «конфликтовали» друг с другом. К примеру, антенны БКО вести глубокую трехэтапную модернизацию системы управления полетом (главным подрядчиком донной модернизации являлась фирма Сперри). Целью модернизации являлось не только повышение безопасности полетов, но также увеличение радиуса действия за счет расширения диапазона допустимых углов атаки. На первом этапе S1S1 (Stall Inhibitor System No. 1 – система предупреждения о сваливании № 1) изменению подверглось программное обеспечение, после чего сравнение реального угла атаки с предельно допустимым стало выполнять несколько раз в секунду; в случае если угол атаки достиг 80% от угла атаки, на котором начинается сваливание, в систему управления полетом выдавался сигнал, блокирующий управляющее воздействие РУС на дальнейшее повышение угла атаки. Если угол атаки все-таки достигал значения 95% от критического, то блокировалась сама ручка. Испытания SIS1 были завершены в марте 1988 г. С марта по июнь 1988 г. доработку под SIS1 выполнили на 17 В-1В. Остальные 88 В-1В с марта 1988 г. по июнь 1990 г. прошли доработку под установку системы SIS2 с более радикально измененным ПО и подсистемой повышения устойчивости SEF, значительно улучшившим устойчивость самолета в полете. В комплект SIS2 входили дополнительные более точные датчики угла атаки, за счет чего удалось расширить диапазон эксплуатационных углов атаки (SIS1 диапазон допустимых углов атаки не расширяла). На 17 В-1В системы SIS1 заменили на SIS2 в ноябре 1988 – январе 1992 гг.

  исходный В-1В В-1В SIS1 В- IB SIS2
Максимальная масса при прорыве ПВО, кг 141 520 155 130 191 400
Масса топлива, кг 35 800 49450 85 2/0
Дальность полета, км 2460 3370 5560

В- 1В в полете но малой высоте


В свое время В-1В рекламировался как первый в мире самолет, способный самостоятельно защитить себя от средств ПВО за счет работы БКО. Специальные испытания БКО серийного самолета, проведенные в 1988 г., показали, что реальные характеристики БКО AN/ALQ-161 весьма далеки от заявленных, хотя обеспечивают прорыв существующей советской ПВО, но только на малой высоте и с высокой скоростью, а против перспективных советских систем ПВО данный комплекс почти бесполезен. К тому же среднее время наработки на отказ системы AN/ALQ-161 составляла 13 ч. Между тем, в новом «обычном» качестве самолет предполагалось использовать со средних высот, поэтому совершенствованию БКО придавалось первостепенное значение. Была принята крайне амбициозная программа совершенствования БКО, получившая назвонив D5UP (Defensive System Upgrade Program), однако в связи с сокращением ассигнований на военные нужды в полном объеме она реализована не была, а лишь частично – на вариантах Блок Е и Блок F. Тем не менее совершенствование БКО продолжилось – в 2008 г. на базе ВВС Эгпин в составе 337-й летно-испытательной эскадрильи проводились испытания В-1В из 7-го авиакрыла с целью оценки работоспособности и эффективности РЛС обзора задней полусферы.

В-1В оснащен системой самоконтроля, отслеживающей порядка 22 000 параметров. В начале эксплуатации система в каждом полете выдавала порядка 350 ложных отказов, причинами которых являлись некачественные датчики, обрывы и замыкания электропроводки. К 1990 г. количество ложных отказов снизили до пяти.

Длительное время не удавалось отладить электросистему. На трех самолетах (47-й, 48-й и 49-й серийные) неоднократно отказывали электрогенераторы. 48-й В-1В (85- 0088) вообще оказался с электрической точки зрения злосчастным: в полете 9 февраля 1988 г. на нем полностью «вырубилось» все электропитание. Экипаж, тем не менее, выполнил успешную посадку, но затем потребовалось 40 минут, чтобы остановить двигатели, так как связанные с движками лишь «потоком свободных электронов» РУДы не функционировали.

Проблемы с БРЭО, в общем-то, были ожидаемы и не удивительны – нечто подобное случалось (и случается) с любым от души начиненным электроникой аэропланом. Иное дело «механика». В-1В долгое время оставался «чемпионом» ВВС США среди боевых самолетов по количеству протечек топлива из баков. Сильнее текли только заправщики КС-135 и транспортные С-141. На пике протечек стоянки «стратегов» приходилось отмывать от керосина чуть ли не ежедневно. Течь интегральных баков объяснялась использованием в конструкции самолетов металлов с разными коэффициентами теплового расширения и неудовлетворительной герметизацией заклепочных швов (общая длинна заклепочных швов составляет 8 км, использовано 292 500 заклепок). Особенно интенсивно текли крыльевые баки самолетов II, III и IV серий, протечки топлива также отмечались и в фюзеляжных баках. Для выполнения полетов на некоторых самолетах «дырявые» баки выключали из общего контура топливной системы, но иногда из-за протечек керосина самолеты просто оставались на земле. На В-1В №№ 2, 3, 4 и 5 испытывались различные способы герметизации заклепок, лучшим признали прокладки на основе углеродного компаунда. Такие прокладки стали ставиться на все серийные самолеты, начиная с 46-го, после чего протечки топлива практически прекратились. В регламент технического обслуживания ввели специальные проверки на герметичность баков, однако «спасали» они не всегда.

26 мая 1989 г. проверка но герметичность В-1В (83-0066) на авиабазе Тинкер прошла успешно, но технический расчет не снял заглушки, герметизирующие баки в ходе выполнения проверки. В результате после закачки 24 т керосина произошел разрыв топливного бака No 2, образовалась дыра размером 2,4 х 2,4 м в обшивке верхней части фюзеляжа, были повреждены пять шпангоутов. Ремонт бомбардировщика занял шесть месяцев.


Отстрел инфракрасных ловушек




Неоднократно отмечались случаи обрыва электропроводки в ходе установки крыла в положение максимальной стреловидности. Из-за неправильной работы механизма изменения стреловидности на предстартовой проверке у В-1В (84-0051) левая консоль не остановилась при достижении минимального угла стреловидности и пробила топливный бак № 2.

Из-за частых отказов компрессоров двигателей F101 фирме Дженерал Электрик пришлось разработать для компрессоров новые лопатки и изменить их крепление. Для компрессоров первой ступени ввели обязательный предполетный внешний осмотр, более тщательный осмотр производился через каждые 25 часов наработки. Противообледенительная система воздухозаборников работала неудовлетворительно, заставить ее работать «как следует» удалось только в конце 90-х годов.

Один из лучших инженеров ВВС США Ивонна Де Лоурирс отмечал, что больше всего проблем у технического состава было именно с двигателями, которые в начале эксплуатации в среднем надежно работали не более 9 часов.

Нарекания вызывала прочность планера. Первые трещины в конструкции были отмечены после выполнения интенсивных полетов с высокими скоростями на малых высотах. Трещины лонжеронов крыла обнаружили но 38 самолетах, налетавших более 700 ч. В местах трещин установили накладки из легкого сплава, но в июле 1991 г. на 16 бомбардировщиках нашли новые трещины, которые спровоцировали отверстия под болты прочностных накладок, установленных ранее. Взамен металлических фирма Рокуэлл разработала боро-эпоксидные накладки, которые установили на всех 96 «летных» В-1В; накладки крепились клеем.

Трещины находили также в узлах крепления приводов уборки/ выпуска основных опор шасси, которые пришлось перепроектировать с заменой титана на сталь. Из-за усталостной потери прочности узлов крепления в полетах произошло несколько случаев отрыва генераторов вихрей. Из-за трещин в остеклении кабины в 90-е годы пришлось разрабатывать новое остекление.

Достаточно надежной считается система катапультирования. За всю историю В-1В только один член экипажа погиб из-за неисправности катапультного кресла.

Из-за неудачной конструкции замка минимум трижды в полете срывало аварийные люки штурманской кабины.


МОДЕРНИЗАЦИЯ

По окончанию Холодной войны была реализована программа модернизации CMUP (Conventional Mission Upgrade Program), целью которой являлось превращение В- 1В из, прежде всего, носителя ядерного оружия в эффективную платформу применения авиационных средств поражения с неядерной боевой частью. Одно время целесообразность поддержания в пригодном к полетам состоянии затратных и не очень надежных в эксплуатации самолетов «В-One» самым серьезным образом подвергалась сомнению. Однако, В-1В с точки зрения массы боевой нагрузки превосходил любой другой самолет американских ВВС, данный фактор перевесил все остальные. Простые расчеты показывали – в трех фюзеляжных отсеках и на шести внешних узлах подвески самолет способен нести 84 бомбы Мк 82 калибра 227 кг.

Реализация программы стоимостью 2,7 млрд. долл. началась в 1993 г. Стимулом к появлению программы CMUP стало подписание договора ОСВ-2, согласно условиям которого 100 тяжелых бомбардировщиков подлежали исключению из ядерной триады. Все немодернизированные самолеты обозначались В-1В Блок А.

Первым этапом стола доработка самолетов в вариант В-1В Блок В, в ходе которой совершенствовались наступательные бортовые системы и повышалась надежность работы бортового комплекса обороны. Данный этап был завершен в 1995 г.


Бомбы Мк.82


Кассетный боеприпас CBU-87


Корректируемая бомба GBU-31 JDAM


Буксируемая ложная цель AN/ALB-50


Модернизированные бомбардировщики В-1В блок D но авиабазе Дайес


За модернизацией Блок В последовала модернизация Блок С, основной целью которой являлось расширение номенклатуры вооружения. После обновления пакета программного обеспечения самолеты В-1В Блок С получили возможность использовать кассетные боеприпасы CBU-87/88/97. Модернизация в Блок С проводилась в 1995 – 1997 г.г.

Модернизация в вариант Блок D была начата в 1995 г. и завершена в 2003 г. Доработанные самолеты получили возможность использовать корректируемые бомбы GBU-31 JDAM, кроме того прошел модернизацию бортовой комплекс обороны, в состав которого включили буксируемую ложную цель AN/ALE- 50, существенно была повышена помехозащищенность радиосвязного оборудования. Согласно официальной информации ВВС США, самолет В-1В Блок D способен наносить «почти точечные» удары по наземным целям. Модернизация в вариант Блок D первых семи самолетов велась с опережением первоначально установленных сроков на 18 месяцев благодаря выделению конгрессом США дополнительных ассигнований именно по денной статье расходов. Модернизация трех первых В-1В Блок D было завершена в декабре 1998 г., а последние четыре доработанные бомбардировщика передали 28-му бомбардировочному авиакрылу в феврале 1999 г. В январе 2000 г. все семь В-1В Блок D поступили на вооружение дислоцированного на авиабазе Дайес 7-го бомбардировочного авиакрыла.

Очередным шагом но пути к превращению самолета В-1В в платформу для точечного поражения наземных целей неядерным оружием стала модернизация в вариант Блок Е, завершенная в 2005 г. В очередной раз была расширена номенклатура авиационных средств поражения за счет КАБ и управляемых ракет воздух-поверхность AGM-158 JASSM (Joint Air-to- Surface). Боеприпас AGM-158 представляет собой не что иное, как крылатую ракету с дальностью попето 320 км и неядерной боевой частью массой 454 кг. Одной из целью модернизации этапа Блок Е являлось придание способности самолету наносить удары в одном боевом вылете разными боеприпасами по разным целям. Впервые такой удар в учебно-испытательных целях был нанесен 2 мая 2002 г., когда взлетевший с базы Эдвардс В-1В в течение 20 секунд поразил три цели, отстоящие друг от друга на 3 км, одной бомбой Мк 84, тремя бомбами Мк 82 и четырьмя кассетными боеприпасами CBU-89. Ранее для поражения подобных целей требовалось выделять три самолета или одному самолету трижды выходить на боевой путь.

Финальный вариант модернизации CMUP известен как Блок F. Работы по этому этапу начаты в 2003 г., сроком завершения программы был определен 2009 г. Упор сделан на совершенствование бортового комплекса обороны, в частности на снижение количества электронных блоков, снижения их массы и повышение надежности аппаратуры.

Летом 2008 г. бомбардировщик В-1В был сертифицирован для использования контейнера «Снайпер» (Sniper) с аппаратурой целеуказания, что позволило использовать самолет для нанесения высокоточных ударов автономно, без наземного авианаводчика. Интеграция контейнера «Снайпер» в бортовой комплекс самолета В-1В началась в 2006 г. (финансирование работы в размере 25 млн. долл. выделено в 2005 г.), она была осложнена причинами политического характера: контейнер установлен на пилоне в носовой части фюзеляжа по правому борту, в то время как установка любого подвесного оборудования на самолетах В-1В запрещена условиями договора ОСВ-2. Договор утратил свою силу в конце 2007 г. Отработка контейнера на В-1В проводилась на авиабазе Эдвардс личным составом 337-й испытательной эскадрильи. Первые успешные испытания контейнера «Снайпер» на В-1В были выполнены в феврале 2007 г. Обучение личного состава строевых частей велось в 2008 г. на авиабазе Эглин с привлечением летчиков истребителей-бомбардировщиков F-16, имеющих опыт использования контейнеров «Снайпер». В-1В, оснащенные контейнерами «Снайпер» используются в Афганистане: первый боевой вылет выполнен 4 августа 2008 г. На доработку одного В-1В под установку контейнера «Снайпер» затрачивается до 45 дней. На переучивание экипажей отводится 10 – 12 часов академических занятий, три полета для штурманов-операторов и два полета для летчиков.

4 июня 2010 г. на базе Эдвардс состоялся первый полет В-1В FIDL (Fully Integrated Dala Link, полностью интегрированная линия передачи донных), оснащенного цифровой системой обмена информации Link-16. Первый попет В-1В FIDL с включенной системой FIDL выполнил 30 июля. Роботы по установке системы FIDL заняли два года. В процессе модернизации полностью заменено приборное оборудование кабины штурманов-операторов, в частности установлены такие органы управления как клавиатура и мышь; изменена архитектура БРЭО (БРЭО выполнено по принципу «открытой архитектуры), увеличена емкость памяти, выполнено сопряжение с сетью Ethernet Система FIDL позволяет интегрировать самолеты В-1В в единую информационную сеть, так называемое «цифровое поле боя». МО США планирует оснастить системой Link-16 все 66 состоящих на вооружении В-1В.


Модернизированный бомбардировщик В-1В с контейнером «Снайпер»

Контейнер «Снайпер»


УЧЕНИЯ

Бомбардировщики В-1В постоянно привлекаются к различным учениям, включая знаменитые ежегодные «сражения» «Ред Флэг». В середине 90-х годов на учениях «Рэд Флэг» отрабатывались действия В-1В в составе смешанного боевого порядка совместно с самолетами F-15C, F-15E, F-16 и EF-111A.

19 июня 1998 г. В-1В 86-0108 принял участие в учениях НАТО «Central Enterprise», целью которых являлось проверка интегральной системы ПВО Западной Европы. Самолет работал с британской базы Фэйфорд. Отрабатывалось практическое бомбометание по европейскому полигону. В-1В сопровождали истребители F-16 и «Торнадо», ударной группе противодействовали «агрессоры», в роли которых выступали истребители F-16, F-4 «Фантом», «Торнадо» и МиГ-29.

В 1999 г. четыре В-1B из 28-го авиакрыла приняли участие в международных учениях «Брайт Стар», проводившихся в Египте.

7 – 9 октября 2003 г. проводилось учение «Iron Thunder», в котором принимали участие 18 В-1В и 120 экипажей (весь летный состав) из 9-й, 13-й и 28-й эскадрилий 7-го бомбардировочного авиакрыла. За 68 часов экипажи выполнили 114 вылетов и 321 учебное бомбометание на четырех полигонах в штатах Канзас, Нью-Мексико и Техас; полеты выполнялись круглосуточно. Из 114 вылетов 107 признано «эффективными». Всего было сброшено более 2500 бомб. В сравнении с обычной практикой частота полеты выполнялись в три раза интенсивнее.

В апреле 2006 г. три В-1В из 34-й экспедиционной бомбардировочной эскадрильи выполнили 16-часовой перелет с базы Андерсон в Австралию, где приняли участие в учениях «Aces South». Учения проводипись шкопой боевого применения ВВС Австралии. В-1В выполняли атаки на корабли и суда, имитируя на них «красную угрозу» – Red Air bombers. Перехват «красных бомбардировщиков» осуществляли F/A-18, F-l 11 и «Хок», пилотируемые курсантами школы.


МИРОВЫЕ РЕКОРДЫ

4 июля 1987 г. В-1В (86-0098) выполнил полет по замкнутому прямоугольному маршруту протяженностью 2000 км у побережья Калифорнии с полезной нагрузкой массой 30 000 кг. Средняя скорость составила 1077,5 км/ч; установлено 14 мировых рекордов скорости на замкнутом 2000-км маршруте с грузами различной массы.

17 сентября 1987 г. В-1В (86- 0110) установил девять мировых рекордов скорости с различными массами полезной нагрузки на замкнутом маршруте 5000 км. Полет выполнялся с базы Эдвардс, масса полезной нагрузки составляла 30 000 кг, средняя скорость составила 1054 км/ч.

28, 29 февраля и 18 марта двумя самолетами В-1В (86-0111 и 86- 0121) установлены мировые рекорды скороподъемности в трех весовых категориях. В частности, в категории самолетов массой 150 000 – 200 000 кг высота 12000 м была достигнута за 9,7 минуты.

11 – 14 августа 1993 г. два В-1В выполнили кругосветный перелет с одной промежуточной посадкой. 2 – 3 июня 1995 г. пара В-1В (84- 0057 «The Hellion» и 85-0082 «Global Power») из 7-го авиакрыла выполнили учебный полет вокруг Земного шара без посадки по маршруту через Гибралтарский пролив, Индийский океан, Алеутские острова. В полете шесть раз выполнялась дозаправка в воздухе, а на полигонах в Италии, на Окинаве и континентальной части США выполнялось практическое бомбометание бомбами BDU-50. Расстояние в 36 797,65 км пройдено за 36 ч 13 минут 36 секунд со средней скоростью 1015,75 км/ч. Установлен абсолютный мировой рекорд.

Продолжение следует









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх