Загрузка...



Юрий Белоус

Генеральный менеджер команды

«Торпедо-Металлург» (Москва),

генеральный директор выставки

футбольной индустрии «Футбол Маркет»,

учредитель и генеральный директор

Высшей школы футбольного менеджмента,

общественный деятель

Футбол – серьезный бизнес

Секрет популярности футбола в том, что, во-первых, это демократичная игра, во-вторых, это модель жизни, а в-третьих, когда играешь в футбол, человеческие качества проявляются особенно ярко. Если человек, скажем, нещедрый, то это будет видно и во время футбольной игры; если он отличается какими-то другими качествами, то футбол, как лакмусовая бумажка, выявит каждую из них. Футбол является коллективной игрой: тут один за всех и все за одного; тот, кто убирает ногу, подводит товарища. Футбол воспитывает такие благородные качества личности, как смелость, поддержку товарищей, щедрость и массу других. Футбол выполняет воспитательную функцию, причем на любом уровне, а уж на профессиональном во много крат увеличивает все эти человеческие качества и свойства.

И еще – футбол является коммуникативным ключом: те люди, которые играют совместно в футбол, уже никогда не забывают друг друга, дружески относятся друг к другу, независимо даже от того, что играли не в одной команде. Для них навсегда открыт путь в это сообщество. Не секрет, например, что футбол очень популярен в правительственных кругах. За семь лет турниров, которые я проводил как президент группы компаний «Футбол Маркет» (мы проводим ежегодно турнир парламентов и правительств стран СНГ), в них участвовали руководители, президенты и премьер-министры бывших республик, мэры городов, губернаторы, депутаты. Как правило, вместе с ними играют и простые члены этих футбольных клубов, то есть обычные чиновники, которые попали в этот клуб. Я восемь лет являюсь членом футбольного клуба правительства Москвы, и мы видим огромный интерес к футболу со стороны мэра Москвы Юрия Михайловича Лужкова. Два раза в неделю при любой погоде – снег, дождь, мороз, холод, жара – рано утром в 8 утра в среду и в 9 утра в субботу все члены московского правительства играют в футбол. И те, кому за 50, и те, кому за 60. Толкаются гурьбой, как тюлени, но играют! И здесь тоже проявляются все качества личности, в том числе и мэра; а он, в свою очередь, их видит, и ему легче разобраться в людях. Одно дело – проявление человека в эмоционально спокойном состоянии, а другое дело – во время футбольного матча, когда все эмоции рвутся наружу, и для него как мэра, как заядлого игрока, психолога и менеджера многие его подчиненные уже не являются загадкой. Конечно, руководители любят результат, все хотят играть на победу: будь то Бородин Пал Палыч, будь то Чилингаров, когда играет за Госдуму, будь то Александр Дмитриевич Жуков, Юрий Михайлович Лужков или тот же Платонов, председатель городской Думы Москвы.

Почему именно футбол, а не какой другой вид спорта? Ну, наверное, футбол – очень демократичная игра. Для него нужна площадка. Она даже может не иметь ворот, а может иметь ворота, но без сетки; играть можно на траве, на земле, на пляже. Футбол в отличие от ряда других видов спорта не требует специальных физических параметров (два метра роста, как в волейболе или баскетболе, где игроки уже по этим параметрам заранее получают преимущества) – тут может быть и маленький Марадона, и среднего роста Пеле (1, 72 см), и такие, как Юрген Келлер, который сегодня блещет в «Боруссии» (Дортмунд). Конечно, с течением времени в футболе приобретает значение атлетизм, но это не является определяющим признаком.

Что значит футбол для меня лично? Для меня футбол – это зрелище, скажем, как балет: смотрю игру – получаю эстетическое удовлетворение. На сегодняшний день футбол для меня является серьезным бизнесом. Футбол для меня также и приятное времяпрепровождение, общение с друзьями в различных футбольных клубах. Многие годы, будучи журналистом, я был капитаном футбольной команды журналистов Москвы. Сегодня все это помогает мне в решении повседневных дел. Я считаю, что это замечательно, когда благодаря дружеским связям и контактам в футболе мы приобретаем широкие связи и возможности в жизни.

Что, на мой взгляд, главное в футболе: непредсказуемость, результат, сама игра, игроки, импровизация, игровая дисциплина, мастерство игроков, мастерство тренера, болельщики, атмосфера стадиона…? Все главное. Да.

Непредсказуемость – этим, безусловно, футбол отличается от театра. Результат – конечно, потому что есть к чему стремиться; к тому же результат является проверкой готовности, мастерства, профессионализма. Ну и игра, безусловно, – если есть результат, но нет игры, то скучно. Игроки, конечно же, звезды – вот тут и импровизация, и игровая дисциплина, и мастерство. Мастерство тренера – да, практически все мы понимаем, что сегодня почти 50 % успеха – это правильно подобранный главный тренер. Болельщики – мы видим сейчас, что как только команда начинает нормально играть, появляется и результат, появляются и преумножаются болельщики. Конечно, атмосфера стадиона…

Что такое футбол: игра, работа, зрелище, забава, развлечение? Ну, смотря для кого. Вот, например, для Юрия Михайловича Лужкова, который играет сам, это развлечение, забава и игра. Скажем так: футбол – это такая специфическая придумка для человечества. А если допустить, что вся наша жизнь – игра, то почему человечество не могло придумать себе такую игру! Игра, конечно, является очень важной системообразующей характеристикой футбола. Работа – да, в профессиональном футболе это работа, она для профессиональных футболистов или сейчас для меня как профессионального футбольного менеджера превалирует над всем. Порой от этого устаешь, но тем не менее это любимая работа. Отвлечение людей от повседневных забот? Несомненно, футбол является сегодня средством отвлечения людей от той социальной напряженности, которая существует. Вы помните, наверное: когда на чемпионате мира во Франции в 1998 году играли команды США и Ирана, футболистов использовали на все сто как дипломатический фактор. Игроки обменивались цветами, фотографировались совместно – было трогательно и в общем-то приятно смотреть на все это, тем более после долгого периода напряженности в официальных отношениях этих двух стран. Факт, говорящий о многом.

Клапан для выхода агрессии? Безусловно. Регулятор настроений масс? Да. Разрядка? Для политиков – да. И для тех, кто смотрит и играет, особенно для любителей. Фактор истерии? Не думаю. Как и средство массового психоза. Они во многом нагнетаются, но дело здесь не в самом футболе, его лишь используют СМИ как жупел. Ремесло? Да, есть у нас профессиональные футболисты-ремесленники. Не только в первой, второй лиге, но и в премьер-лиге. И хотя согласно Уставу РФС все игроки здесь квалифицированы, но они не являются истинными мастерами футбола – в плане тех требований, которым они должны отвечать. Для них это лишь ремесло. Они получают свои деньги и на это живут. Поорать, подраться – ну, это уже другая тема.

То, что футбол – творчество, – это несомненно. В футболе заключена потрясающая творческая компонента, и футболист – это прежде всего тот, кто понимает футбол. У хорошего футболиста прежде всего работает голова, а потом уже все остальное.

Правы те, кто утверждают, что футбол, как никакой другой вид спорта, как никакой другой массовый вид способствует формированию патриотизма людей, сплочению народа, национальной гордости. Также правда, что футбол способствует позитивному массовому настроению, сознанию, создает благоприятные для общества последствия. Сто процентов. Согласен с теми, кто подчеркивает роль футбола в формировании националистических настроений, шовинизма, ксенофобии, национального психоза значительных масс, необузданности разъяренной толпы, аномального поведения молодежных групп.

Все зависит от тех, кто держит в руках футбольные вожжи, то есть от власть предержащих и от управляемых ими СМИ, от тех, кто знает, что с помощью футбола можно использовать определенные настроения и разжигать их. Банальный пример: война Гондураса и Сальвадора. Известны и другие случаи напряженности между странами и народами, когда поводом был футбол. Но известно ведь и другое: когда победила сборная Франции на чемпионате мира в 1998 году. А там были сильные национал-социалистические настроения: Ле Пэн и его многочисленные сторонники, еще более крайние группировки и политические партии. Футбол всех объединил и примирил: и алжирцев (Зидан – выходец из Алжира), и армян французских, и евреев, и представителей других этнических групп. Тем-то футбол и хорош, что люди себя ассоциируют с общенациональной командой, со сборной командой страны. Не случайно говорят: «Наши-то сегодня во сколько играют?» или «Мы сегодня сыграли так-то». «Наши», «мы» – это значит вот эти одиннадцать человек и еще 20, 30, 40 миллионов.

Можно ли с помощью футбола целенаправленно манипулировать массовым сознанием людей? Ну, пытаться можно наверняка. Когда сборной СССР запретили играть с командой Чили, когда в «Лужниках» был пустой стадион, когда сыграли 0:0… Тогда можно было по-другому решить: играть матч на нейтральном поле. Но наши руководители страны решили играть на своем поле, а в Чили, значит, решили не ехать. Можно рассматривать и другие известные факты истории спорта. Например, Олимпийские игры в Берлине в период нацизма, в 1936 году, когда уже Гитлер пришел к власти. Но это ведь спорт. Что такое Олимпийские игры и чемпионаты мира? Это гигантская политика.

Наконец наши власти это уже сегодня поняли и поэтому сейчас в спорт вкладываются серьезные деньги. Все понимают, что спорт нужно поддерживать, что он социально значим.

Способствует ли футбол формированию мифов в массовом сознании об индивидуализме и коллективизме народа, нации, о личном выборе индивида, о нейтралитете личности и общества, о неизменной природе человека, о сверхчеловеке, супермене? Вряд ли. Дело, на мой взгляд, в том, что футбол на сегодняшний день прежде всего демонстрирует основные черты человеческого характера. Они известны, придумать что-либо вряд ли уже можно. Немцы, например, люди очень пунктуальные, четко выполняют установку, дисциплину. Южные народы и наши соседи Грузия, Армения и другие, вы знаете, характеризуются расхлябанным поведением, после первого гола команда начинает сыпаться – мы это помним по чемпионату СССР. Вот здесь, на примере чемпионата СССР, отражалось все. Вы знаете украинские команды, российские, грузинские, армянские, узбекские. Футбол, как, пожалуй, ничто другое, определяет национальный характер. Национальный характер определяет – да, определяет! – стиль футбола, его манеру. Поэтому, говоря о футболе Грузии, мы подразумеваем и темперамент, и порой попрание законов, и договоренности, и тому подобное. Да, это имеет место.

Способствует ли футбол созданию у людей целостного представления о мире и мироздании, целостного восприятия мира? Наверное. Возьмем чемпионат мира, когда в финале играют 32 команды из 204 сборных национальных команд стран, признанных ФИФА. Когда команды этих стран собираются в мировую сетку и в течение четырехлетнего цикла все играют в отборочных играх мирового чемпионата, – вот оно, целостное представление о мире, о мироздании, о сообществе народов и людей, живущих на планете. Чемпионат мира – это, конечно, гигантский форум, праздник.

Можно ли говорить о какой-то особой философии футбола? Думаю, что здесь надо исходить из того, что каким бы там футбол любимым ни был, все-таки это – часть спорта, одно из направлений мирового спорта. Хотя в Европе (в таких странах, как Италия, Испания), если положить на весы футбол и все остальные виды спорта, футбол перевесит. О чем это говорит? Это говорит о том, что гигантская энергетика стадионов передается и через телевидение, и через другие средства массовой информации, что футбол – это наиболее удачная модель состязательности: полтора часа зрелища пробегает, как одна минута. Причем это глобальная модель: игра идет в конкретном месте, в прямом видении, с непонятным результатом. Вот вам и квинтэссенция философии современного футбола.

Философия нашего российского футбола, на мой взгляд, такова: как бы ни были интересны чемпионаты мира, Европы и т д., все равно приоритет для народа – национальный чемпионат. Уж сколько раз вроде бы мы уже к этому обращались! И на чемпионат мира не попала наша команда! А начинается очередной чемпионат, даже при том качестве игры, которое мы имеем… и интерес народа огромен. Это наконец-то поняло и российское телевидение.

Что означает футбол для России? Сейчас означает все больше и больше. На сегодняшний день философией России является вот то, о чем мы говорили. Это отвлечение масс от всех тягот и проблем, это определенные модели стиля жизни – тут все зависит от того, кто и что хочет видеть в футболе. Футбол – это многосегментное явление, и представление о нем у различных групп населения различно. Каждый видит в нем те вещи, о которых мы и говорили: кто-то отдых, кто-то тяжкий труд, кто-то бизнес. Кто-то хочет пообщаться с друзьями, кто-то придет подраться, кто-то – использовать футбол как повод выпить и так далее, и так далее.

Что означает футбол для Бразилии, Италии, Германии и других стран? То же самое, только в разной зависимости. Там футбол уже серьезный бизнес, наш же пока, скажем так, только становится бизнесом. Поэтому все это явление, футбол, поддерживается и средствами массовой информации: постоянно говорят о футболе, продают майки, шарфы, шапочки, костюмы. От одной игры англичане, по грубым подсчётам, получают 2 300 000 фунтов стерлингов чистой прибыли. От каждой игры, повторяю. Какие у них расходы, я не знаю, – мы же за весь сезон получаем в десять раз меньше. И еще один аспект футбола этих стран: довольно серьезная дифференциация между командами. Что такое, например, Англия? Респектабельная страна. Но тем не менее и там есть команды различного уровня. Есть, например, «West Ham United» – это «Западные молотобойцы», команда типа нашей «Торпедо-Металлург», которая обитает в рабочем районе метро «Автозаводская», и ее болельщики – это в основном рабочие. Есть команда «Челси». Челси – это респектабельный район Лондона, туда ходят большие бизнесмены, и у них, соответственно, другие задачи и цели. Богачи рассматривают свое посещение футбола как эстетическое зрелище, а у баламутов из «West Ham» свои интересы, они видят в футболе свое. Футбол – это многогранное явление, в нем можно найти самые разные аспекты. Так же и среди народов: более бедные бразильцы по-своему футбол воспринимают, но любят его не меньше. Может, у кого ничего нет, кто нищий и голый, любит футбол значительно больше, чем богач, у которого все есть.

Можно ли считать футбол явлением национальной или мировой культуры? Безусловно. Вот последнее совещание в Швейцарии руководителей министерств культуры и спорта Европы – оно подтверждает лишний раз, что футбол признан феноменом. Там был и наш министр спорта без портфеля Фетисов, выступал с докладом. Все единодушно высказались за то, что футбол – явление уже не только национальной, но и мировой культуры.

Можно ли говорить о футбольной культуре страны? Да, можно. Я уже отчасти об этом говорил. Пример сегодняшней России показывает, что в какой-то момент эту культуру, к сожалению, можно и утерять. После экономического кризиса и развала страны у нас резко поменялась инфраструктура футбола, всего спорта. Произошел распад системы детско-юношеского футбола, которая складывалась талантом и трудом тысяч спортсменов, тренеров, футбольных руководителей на протяжении десятилетий и считалась эталоном во всем мире. Сегодня ее нет. У нас нет баз, многие футбольные поля и площадки заасфальтировали – рынки, дома. Были поля, а сделали площадки… Возьмем пример Франции или Турции. Они за короткое время показали, что для достижения результатов нужна серьезная программа государства совместно с национальной федерацией. Если такая программа будет принята у нас, то в течение не такого уж продолжительного периода, лет за пять-восемь, вполне возможно вывести наш футбол на необходимый уровень. Начать нужно с финансирования детско-юношеских футбольных школ. Нужны квалифицированные тренеры, нужны школы, нужны академии – все это можно сделать у нас в стране сегодня. Нужен закон о футболе, нужны государственные и частные инвестиции. У нас же нет даже закона о профессиональном футболе, что есть в большинстве стран, где есть профессиональный футбол, – как же юридически все обосновывать?

Мы каждый день имеем дело с пробелами, которые есть в законодательстве. Каждый день мы встречаемся с теми или иными конфликтами, которые происходят как между клубами, так и между футболистами и клубами. В Думе только все декларируют – реально, насколько я на сегодняшний день имею информацию, ничего не делается, только говорят о необходимости этого закона. За это надо с нашей Думы строго спросить.

Правомерно ли говорить о культуре футбола как о субкультуре, то есть о специфической подкультуре? Правомерно, конечно, потому что футбол – это, собственно, и элемент массовой культуры, шоу-бизнеса, контркультуры. Футбол давно и далеко вышел за рамки «элемента спорта», а спорт далеко вышел за рамки просто спорта. Значит, спорт сегодня – это и шоу-бизнес, и иногда, в каких-то аспектах, и контркультура, и элемент массовой культуры. Безусловно.

О магии и особой притягательности футбола, о том, что он не всегда логичен, а, наоборот, парадоксален. Да, согласен. Парадоксальность заключается в том, что порой (не всегда) деньги определяют возможности. Вот, например, в автомобилестроении – там понятно: деньги определяют возможности. В футболе есть команда с бюджетом в 50 миллионов долларов, и она может проиграть команде, у которой бюджет в десять раз меньше. Сильная команда может проиграть команде, которая играла хуже, хотя в течение чемпионата она все время играла лучше. Вспомните, когда московский «Спартак» выиграл у «Арсенала» 4:1 в Лиге чемпионов, у «Спартака» на тот момент был бюджет порядка 10-12 миллионов – у «Арсенала», я думаю, миллионов 80, если не больше. Я уже не говорю о таких парадоксальных голах в ходе самой игры, в движении! Там, где судья, очень много субъективного. Но в то же время объективен результат… а он может быть субъективным. И все-таки есть конечный результат, есть мерило. В этом-то и заключается магия. В прыжках в длину – ну какая тут магия! Прыгнул, допустим, 8, 20 см – 8, 30 см – и вдруг прыжок Бимона на 8, 90 см. Запредельно, конечно, это сенсация, но такое бывает раз за всю историю человечества. А в футболе такое может происходить все время. Или бег. Ну, пробежали 100 метров за 10.00 – 10.02 секунды – мы восхищаемся. Но в футболе-то: там же постоянно сумасшедшие страсти, там нет «обычного», даже нет ни одной игры, похожей на другую.

О духовности футбола и спорта в целом. Она особая, эта духовность. Я уверен, что футбол – это крайне интеллектуальная игра, что настоящий футболист – тот, кто думает мозгами. Иногда спинным мозгом, но, безусловно, мозгом. Здесь свой интеллект, свое видение. Тот, кто не думает, не может быть хорошим футболистом, – это однозначно. Здесь очень большую роль играют врожденные качества. Они – определяющие. Чувство гола для бомбардира – это врожденная составляющая, оно, это чувство, еще больше развивается в результате тренировок, но в принципе это врожденное качество. Герд Мюллер из Германии всегда оказывался в том месте, где был нужен, – потрясающий игрок. Есть много других известных бомбардиров. Футбол, если говорить о духовности, это прежде всего самопожертвование. Человек футбола жертвует образованием, культурным в том числе, и еще многим-многим для достижения цели и результата. И тут на первое место выходит воспитание – в семье, в школе, в футболе. В профессиональном футболе на высоком уровне играют в большинстве своем порядочные люди (для меня это сомнению не подлежит), потому что сама среда, коллектив заставляют человека быть порядочным. Если человек непорядочный, он выталкивается из этого коллектива, его не воспринимают сами футболисты.

Типичный, обобщенный портрет футболиста? Все разные.

Великие в прошлом футболисты, как правило, редко становятся выдающимися тренерами? Тут типичный вопрос – вопрос личности. Хороший, гениальный футболист должен быть личностью. Точно так же, как тренер. Хотя тренер совсем не обязательно должен быть хорошим футболистом. Но есть два великих человека, которые на поле были личностями, – это Пеле и Круифф (Йохан Круифф из Голландии, который тренировал «Барселону») – они супертренеры и суперфутболисты. И Беккенбауэр становился чемпионом мира по футболу и как тренер, и как футболист. Круифф – гениальный тренер-футболист, Дино Дзофф – такая же ситуация.

Что касается распространенных стереотипов в отношении футболистов как баловней судьбы – да, наверное, это правда. Часть людей, увы, нередко смотрит на футболистов как на дармоедов, людей недалеких, для которых главное – это заработать деньги и повеселиться. К сожалению, порой это правда. Не для всех, конечно, но… есть. Я вспоминаю очень хороший пример из карьеры теннисиста Кафельникова, который попал на Олимпийские игры и стал олимпийским чемпионом. Он жил в Олимпийской деревне и был поражен теми людьми, которые четыре года метают молот или копье, метают беспрерывно – и все для того, чтобы приехать на Игры. О них никто, как правило, не пишет, они мало кому известны, никому не интересны, кроме небольшой группы своих коллег-метателей. О них узнают, только когда они выигрывают Олимпийские игры. Вот это труд гигантский! А в футболе это в еще более гипертрофированной форме. К сожалению, сегодня уже возникает вопрос цены и качества. Вопрос цены: сколько платят, вопрос качества: что они отдают. Сегодня в российском футболе налицо несоответствие цены и качества.

Мне очень понравилось, как сказал генеральный секретарь УЕФА Айгнер на открытии одной из футбольных выставок: футбол – это некая хрустальная небесная сфера, и если зрители поймут, что на них зарабатывают деньги, то футбол для них потеряет элемент привлекательности и романтизма, эта хрустальная сфера будет разрушена. То, что футбол – это бизнес, сомнению не подлежит, но во главе должен быть не бизнес, а этот романтический, мистический, магический компонент футбола – игра. И здесь очень многое зависит от телевидения.

Пока наше телевидение, к сожалению, отстает. Футбольные клубы премьер-лиги Англии делили два с лишним миллиарда долларов, у нас «чуть меньше», два миллиона долларов, делили все, кто играл в премьер-лиге. Вот и считайте: мы получаем от РТР в тысячу раз меньше, чем получила английская премьер-лига от Скай-ТВ, от Руперта Мердока. А это все отражается на качестве трансляций, на работе комментаторов. Комментаторов нужно готовить. Мне иногда непонятно, по каким критериям попадают на телевидение наши комментаторы, по каким критериям люди, не имеющие никакого представления о футболе, начинают судить, что тренеру нужно делать такую замену, а не этакую. Ну ладно бы это было на матче на первенство водокачки, но когда это в премьер-лиге, в Лиге чемпионов! Тут порой телекомментаторы оценивают себя… неадекватно. Но ведь наша футбольная культура во многом зависит от таких горе-комментаторов!

Считается, что происходит финансовое притеснение наших футболистов, играющих за рубежом. Так было в девяностые годы. Сейчас этого уже нет. Ничего подобного сейчас нет. Играет себе Шевченко и получает сумасшедшие деньги. Играет хорошо, забивает голы, никто его не притесняет. Играет Мостовой и, слава Богу, ни на что не жалуется. Играют и другие. Наши футболисты и у нас сегодня получают неплохие деньги, и уже к нам едут из Бундес-лиги. Вот, например, у нас клуб впервые заимел игрока из шведской лиги. Он не захотел играть в Швеции, у нас условия оказались лучше, чем в Швеции, – он и приехал к нам… Наоборот, я считаю, что у нас в стране сейчас у футболистов неоправданно большие ставки, – вот почему сегодня для многих в финансовом отношении выгоднее играть здесь.

Кто такой футболист: шоумен, спортсмен, гладиатор? Конечно, спортсмен, но как нормальный спортсмен он должен понимать, что футбол – это гигантский PR, это шоу. Это прекрасно понимает Бекхэм – им, его имиджем занимается целая PR-компания. И это прибавляет денег и ему, и все тем, кто вокруг него.

Кто такой футбольный тренер? Типичный портрет тренера у нас: матерящийся, выскакивающий на футбольное поле, гримасничающий, жестикулирующий, бьющий ногой по стульям человек. Это человек в большинстве своем малокультурный, малообразованный. Вот почему я, например, в свой клуб попытался пригласить тренера с европейским менталитетом, который играл в «Ювентусе», в Японии, в Швеции, – Сергея Алейникова.

Футбольный меценат – это тот человек, который помогает бескорыстно футболу, ветеранам, детям… Могу привести пример, кто у нас футбольный меценат: Павел Павлович Бородин. Абсолютно бескорыстно помогает различным детским турнирам!

Футбольный чиновник? Слово «чиновник» – от слова чин, да? Ну, если так, то чиновник – это человек, который соответствует на сегодняшний день своему чину. Есть у нас сегодня такие профессионалы. Колосков Вячеслав Иванович, например, прекрасный футбольный чиновник. Тукманов, Толстых, Мутко – это футбольные чиновники высшего ранга.

С менеджерами у нас пока слабо обстоят дела в футболе, да и в спорте в целом. Сейчас открыта первая в стране Высшая школа футбольного менеджмента, я ее президент. Мы ее основали вместе с МЭСИ, Университетом экономики, статистики и информатики. Состоялось уже два выпуска футбольных менеджеров. Серьезную поддержку в этом деле мы получаем от Российского футбольного союза, от Профессиональной футбольной лиги. В основном набираем директоров футбольных клубов и тех, кого они считают нужным направлять к нам. Первый курс повышения квалификации: программа рассчитана на 72 часа – это специально по футболу, конкретно только футбольная программа. И есть программа на 520 часов – это уже менеджеры высшей квалификации. Лекторы – это и зарубежные специалисты из УЕФА и ФИФА, и наши ведущие юристы, экономисты, маркетологи, специалисты в области PR.

Кто такой футбольный болельщик? Футбольным болельщиком может быть кто угодно, любой, кто любит футбол и болеет им.

Основные проблемы мирового футбола? Если глобальные, базовые, то это искусственно завышенные, не-подкрепленные финансово-хозяйственной деятельностью бюджеты; футбол сам себя не окупает во многих странах (исключения редки – например, в Англии).

Главная проблема российского футбола – это несоответствие тех денег, которые в футболе крутятся, и качества футбола. Есть ли выход из этого? Да, это повышение общего уровня экономики в стране.

Выход из проблем нашего российского футбола – создание государственной комиссии по развитию футбола. С привлечением правоохранительных органов в том числе. Создание и усиление роли менеджмента в области футбола, создание специальных программ по подготовке тренеров и специальной государственной программы по развитию детско-юношеского футбола… И неважно, при ком эта государственная комиссия будет функционировать: при правительстве, при Думе или будет самостоятельной. Главное, чтобы она работала при той структуре, которая бы реально воплощала эту государственную программу развития футбола в стране. Это или президент, или правительство. Скорее всего, правительство, потому что президент у нас на горных лыжах катается, а футбол… я не думаю, что он понимает, что все-таки футбол – это спорт № 1 в стране. Такая вот ситуация.









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх