Загрузка...



Константин Сарсания

Бывший игрок команды

«Динамо» (Москва) и других,

футбольный агент,

президент юношеской

футбольной школы «Академика»

Я о футболе знаю всё!

Я учился в общеобразовательной школе, а затем в спецшколе с углубленным изучением английского языка. Закончил ее. Параллельно занимался в динамовской СДЮШОР. После окончания школы поступил в ГЦОЛИФК (сейчас «РГУФК» называется). Закончил его, потом аспирантуру. Сейчас вот надо бы диссертацию защитить, но все времени никак не хватает. Это что касается образования.

Что касается футбола, то после окончания детско-юношеской школы «Динамо» я был приглашен в дублирующий состав, потом играл в основной команде московского «Динамо». Потом были такие клубы, как «Факел» (Воронеж), «Спартак» (Москва), «Асмарал» (Франция), после «Асмарала» играл во французских командах «Ланс» и «Дюнкерк», после чего играть в футбол закончил. Вернулся домой, в Москву, и в течение года работал менеджером тогда еще «Спартака» (Владикавказ), после чего в 1995 году начал работать как футбольный агент (тогда это называлось «агент ФИФА»). Тогда обязательно выдавалась лицензия ФИФА. Сейчас уже лицензии ФИФА нет – они отменили свою лицензию. Сейчас я лицензированный агент Российского футбольного союза. Если не ошибаюсь, то, по-моему, сегодня у нас в стране двенадцать таких агентов. Моими клиентами являются футболисты Панов, Левицкий, Кержаков, Янкаускас, Ткачен-ко, больше половины игроков московского «Динамо», наверное; сенегалец Ненди; Дятель, Демкин, Гришин, То-чилин; в московском «Спартаке» Данишевский, Павленко. Из тех, кто играет за рубежом, – Янкаускас и Косоногое: один играет за «Порто», второй принадлежит «Бордо». Вот что для меня значит футбол.

Почему он самый популярный вид спорта? Да потому, что футбол объединяет мир вообще. Потому что многие люди встречаются и узнают друг друга благодаря футболу (как в бизнесе). А главное – просто так люди общаются, благодаря футболу знакомятся, потом дружат. Футбол – это больше, чем политика. Это такой вид спорта, который вошел в сознание, в жизнь людей на всей планете, во всех странах мира, поэтому футбол объединяет миллионы людей.

Я думаю, что популярность футбола объясняется и тем, что в футбол просто играть, он не требует никакого дорогостоящего оборудования. В футбол издавна играют везде: на песке, на снегу, на траве, поэтому в него играют люди во всем мире.

Если говорить о том, что главное в футболе, то для меня, наверное, все, потому что без футбола я себе жизни не представляю. У меня так, может быть, счастливо получилось, что я начал заниматься футболом где-то с девяти-десяти лет, а потом, когда закончил играть, остался в футболе. Поэтому для меня это не только средство зарабатывания денег (потому что футбол сейчас стал бизнесом – раньше он таковым, может быть, не был), но и просто моя жизнь. Я люблю футбол и не мыслю себя без него.

То же самое и о главных составляющих футбола. Я думаю, что мир, вселенную футбола составляют и его непредсказуемость, и результат, и игроки, и тренер, и болельщики… Что-то одно, главное, каждый выбирает для себя сам.

Ответ на следующий вопрос вытекает из предыдущего. Игра, зрелище, регулятор настроения масс… – это для кого как! Например, для меня футбол – это и работа, и игра. Может быть, для простых болельщиков это и забава, и развлечение, и игра, и (прежде всего) зрелище. Забава и развлечение – для людей, которые не так глубоко понимают футбол, как мы, профессионалы. Они ходят на футбол просто как на шоу. Футбол – забава и развлечение и для многих, которые играют в футбол для себя. Для них это отвлечение от каких-то забот, также, может быть, выход агрессии. Для кого-то, особенно для молодежи, которая ничего не понимает, это шумное сборище, где есть возможность отвлечься от всего и просто поорать, как говорится, «оторваться».

Я считаю, что не многие могут понять, прочувствовать, что это такое, когда играют гимн страны, честь которой ты защищаешь. Мне, к счастью, пришлось это испытать. Гимн – и ты испытываешь такое необъяснимое чувство… ты понимаешь, что должен это сделать – победить. Ты сливаешься с болельщиками: ты – это Россия, Россия сильнее… это поднимает настроение у многих людей, особенно когда Россия выигрывает. Наверное, есть какие-то негативные моменты, когда футболом пытаются прикрыться, – это выступает, например, в форме расизма. Но все-таки мне хочется верить, что футбол – это больше позитивный момент, он приводит к росту патриотизма. И не только футбол, а вообще любой вид спорта, когда ты защищаешь честь страны.

Насчет манипуляции поведением людей с помощью футбола. Думаю, это больше вопрос к политикам. Не секрет, что многие на футболе сделали политическую карьеру. Вспомним Берлускони, премьер-министра Италии: владелец клуба «Милан», начав практически как медиа-магнат и бизнесмен с огромной популярностью (благодаря прежде всего именно тому, что был президентом футбольного клуба «Милан»!), стал первым человеком страны. Это один из самых ярких примеров, а есть еще много других.

Примеров таких было много и у нас, и за рубежом, так как много людей очень любят эту игру, у них в футболе есть свои кумиры, о которых складываются мифы и легенды. Все потому, что для простых людей проникнуть в этот мир очень тяжело, но есть большое желание, а это очень сложно, не каждому дано. Поэтому, я думаю, легенды и складываются. Но в то же время люди любят футбол и хотят знать все, что в нем происходит, знать все о любимых игроках и командах. Даже неправдоподобные сказки и легенды, я думаю, явление нормальное. Я думаю, лучше, чтобы идолы были у людей в футболе, чем в каких-то негативных сферах жизни.

Можно ли с помощью футбола познать мир и мироустройство? Я не думаю, что это задача футбола. Может быть, частично это и так, но только частично. В принципе за счет футбола нормальный футболист, который играет не только у себя в стране, может посмотреть мир, может понять, как живут люди. Сейчас такой футбол, когда в клубах много легионеров; они привносят в футбол культуру, национальные черты, признаки своего народа – в этом смысле футбол можно считать неким элементом познания мира. Но только через футбол полностью познать мир нельзя. Это нереально. Это утопия.

Особая философия? Я думаю, что философия футбола, как и любого другого вида спорта, такова: выигрывает сильнейший, и надо пробиться. То есть надо иметь определенные черты характера, выковать в себе сильный, бойцовский характер, уметь превозмочь любые трудности. И тогда футбол практически не отличается какой-то своей философией, ее у него нет. Она такая, как в любом другом виде спорта, как в спорте в целом. В спорте высших достижений, когда ты хочешь чего-то добиться, ты должен обладать одним – сильным характером. В этом я вижу суть спортивной и футбольной философии.

Философия российского футбола. Это сложный вопрос. Российский футбол переживает сейчас такое, как бы сказать, промежуточное время. Что сейчас происходит? Многие годы Россия не добивалась никаких успехов, а после развала СССР оказалась где-то на задворках мирового футбола: дважды не попала на чемпионаты мира (правда, последний раз мы попали, но неудачно сыграли), не попала на чемпионаты Европы. Сейчас такой момент, когда экономика, если брать страну в целом, стабилизируется, много людей с деньгами, олигархи хотят вкладывать свои деньги в футбол. У нас был провал, когда футбольные школы какой-то промежуток времени работали плохо, не было создано ничего нового. Сейчас, когда люди вкладывают деньги, есть уже молодые, растущие, но им надо время, чтобы стать классными игроками. У нас дефицит кадров, им не хватает профессионализма… тренеры, менеджеры… Поэтому сейчас мы как бы на перепутье. Но всегда, когда куда-то (хоть в футбол, хоть куда-то еще) приходят большие деньги, я думаю, они обязывают людей соответствовать.

Если сравнивать Бразилию и Италию, то по стилю и по характеру игры они немножко схожи. Для них футбол, я так думаю, больше, чем религия, потому что в Бразилии, например, один-единственный шанс для бедного в основном населения страны выйти в люди – это футбол. Там играют все и всюду: на пляже, просто на песке, просто на асфальте. Я был в Бразилии – видел. В основном люди живут очень бедно, но природа так наделила, одарила этих людей, что к футболу они все с детства очень восприимчивы. Они талантливые в этом отношении люди. Поэтому у многих из них единственной задачей является развить данные, отпущенные природой, чтобы не упустить шанс стать футболистом. Там футбол – один из немногих видов деятельности, с помощью которого можно выбиться в люди.

То же самое во многом и в Италии. Итальянцы просто сумасшедшие, помешанные на футболе. Там это просто не то что спорт номер один, а вообще часть жизни итальянцев. Там, когда транслируется футбол, никто не посмеет переключить телевизор. У итальянцев, хоть это европейская страна и уровень жизни у них европейский, футбол где-то на уровне помешательства!

У немцев, я думаю, с футболом, как и везде в Европе. Да, это вид спорта, который очень популярен, там это тоже возможность для людей хорошо зарабатывать, но не больше. И все-таки для немцев, я думаю, футбол все же больше, чем просто популярный вид спорта. Немцы многих успехов добиваются потому, что обладают такими признаками национального характера, как борьба до конца, строгая дисциплина, жесткость, организованность, точность… – работают, как часовой механизм швейцарских часов, действуют очень слаженно, четко, до конца. Да, у немцев такая стать, что позволяет им добиваться успехов как в мировом футболе, так и в европейском.

О коммерциализации футбола. Думаю, что если, например, в прошлом – позапрошлом году основные принципы и правила футбола практически уже вышли за рамки деятельности ФИФА, если члены Евросоюза обсуждают принципы перехода отдельных игроков, если в футбол пришли колоссальные деньги, когда за футболистов платят больше шестидесяти миллионов долларов, то футбол, наверное, действительно часть мирового рынка, мировой индустрии, массовой культуры. Спорт и культура всегда шли рядом. И в то же время футбол – это зрелище, это массовое, популярное шоу, причем зрелище, в которое сейчас вкладываются огромные деньги.

Футбольная культура страны определяется во многом тем, насколько страна культурна. Говорят, что показателем культуры страны является то, как она относится к пенсионерам и детям. Вот и в футболе, наверное, так же. Ну, к пенсионерам – сложно что-то сказать, но к детям, к подрастающему поколению… Например, если во Франции команда какого-то пятого дивизиона (не то городишки, не то деревни с численностью населения пять тысяч жителей) имеет великолепный стадион, несколько футбольных полей плюс искусственное поле, местное правительство (практически каждый муниципалитет!) выделяет определенную сумму из городского бюджета для оздоровления жителей и, в частности, для занятий футболом, это и есть национальная культура. Остальное – популярная. У нас в России, что говорить, сейчас какая культура? Ни той, ни другой.

Конечно, футбол имеет свою субкультуру… хотя односложно сказать трудно. Когда люди идут в Большой театр смотреть балет или в «Гранд Опера» в Париже, в «Ла Скала» в Милане слушать лучших мировых теноров, это, я думаю, то же самое, что люди идут на прекрасные футбольные игры. В Европе или в Азии (если взять чемпионат мира в Японии) в основном суперстадионы со всеми удобствами, на которых приятно смотреть футбол. У нас сейчас качество стадионов приближается к мировому уровню. Вот «Локомотив» построен – отличный стадион, на котором посмотреть футбол – одно удовольствие! Там есть всевозможные удобства для зрителей – как для простых, так и для VIP-персон.

Конечно, футбол, как я уже сказал, вполне можно считать современным шоу-бизнесом. Так же, как в шоу-бизнесе, здесь есть солисты, которые поддерживаются большими группами менеджеров, подогревающими интерес публики к этим солистам. Вот последний пример. Все знают Бекхэма. Его переход в мадридский «Реал» – это ведь колоссальная пиаровская акция. Его имиджмейкеры работают так, что в Китае только за рекламный щит платят миллионы, а за рекламную поездку он (как и его коллеги по команде) зарабатывает миллионы долларов. Естественно, что его переход поднимает продажу билетов не где-нибудь, а в «Реале» прежде всего. Это шоу-бизнес в чистом виде.

О мистике и логике футбольной игры. В чем-то можно согласиться, что это характерно и для футбола.

Да, действительно футбол непредсказуем. Бывает так, что команда, которая на голову сильнее любого противника, может проиграть середнячку. Таковы законы футбола: все решается в данный момент. Каждый день состояние футболиста разное. Футбол славен своей непредсказуемостью, и этим он интересен для большинства любителей футбола и спорта вообще. Это – чудеса футбола.

Я думаю, что правы те люди-профессионалы, которые говорят, что футбол – это ремесло и каждый футболист (естественно, футболист, который умеет работать) обязан выполнять свое дело лучше других. В жизни футболиста бывают такие моменты, которые заставляют его играть неординарно, с неведомым доселе вдохновением и куражом: например, после долгого сидения его выпускают играть в первом составе, дают ему шанс, и он этим шансом пользуется; у футболиста может родиться дочь или сын; он, может, просто встретил вчера любимого человека… И это вдохновение буквально удесятеряет силы игрока, его талант, мастерство… его творчество. Но основное, я думаю, зависит все же от работы футболиста.

На вопрос о духовности футболиста ответить сложно. Духовность можно расценивать как принцип игры fair play, например. Футболисты должны уважать друг друга, и они это часто делают. Например, когда кто-то во время игры получает травму, футболист выбивает мяч за пределы поля, давая тем самым право команде соперника не остаться в меньшинстве, давая возможность выйти докторам на поле и помочь футболисту, который получил травму. Я думаю, что это – черта духовности. Вы помните, что было в прошлом году перед чемпионатом мира, когда играли «Торпедо» со «Спартаком»? Семшов выходил к воротам и мог забить гол, но, увидев, что лежит кто-то из спартаковцев, он выбил этот мяч за пределы поля. После этого была полемика, и мнения разделились: Романцев сказал: «Браво, Семшов, истинное джентльменство, fair play»; а тренер Шевченко, работавший тогда с «Торпедо», сказал, что если бы Семшов в «Спартаке» играл, он тоже сказал бы ему «браво», а так – он лишил команду гола, премиальных денег, команда потеряла очко, и никакого «браво» тут быть не может, он должен был забивать. Два полярных мнения. Я, например, придерживаюсь первого. Но духовность есть, все равно она есть! Игроки – это не роботы, это играют люди, которым не чуждо ничто человеческое.

Имидж футболиста? Типичный футболист, конечно, отличается от представителей других профессий. Футболист, если усреднить, это обыкновенный человек, чаще всего вышедший из простой семьи. Это человек, умеющий преодолевать сложности, знающий, что такое работа, труд, но в то же время любящий получать за свой труд определенные деньги.

Вопросом о коллизии «игрок – тренер» я не задавался. Но могу ответить, почему не каждый хороший игрок может стать хорошим тренером. В футболе у игроков на поле разные амплуа, перед каждым спортсменом стоят разные задачи: есть «крайние» игроки, которые в основном играют за счет своей скорости; есть защитники, которые играют за счет своих чисто индивидуальных качеств (таких, как жесткость, цепкость и тому подобных); есть игроки середины поля, есть нападающие, которые способны даже творить на поле. Я думаю, что из игрока, который привык разрушать, который играл на таких своих качествах, как скорость, жесткость, агрессия, не может получиться тренер, обладающий такими способностями мышления, как, например, Беккенбауэр.

Об отношении к футболу и футболистам со стороны спортсменов – представителей других видов спорта. Я думаю, негативное отношение, о котором Вы говорите (баловни судьбы, любители красивой жизни, люди недалекие, для которых главное – деньги), было все же характерно во времена коммунизма и, наверное, оттуда пошло… все-таки это менталитет людей не нового поколения. Раньше футболисты имели большие льготы по сравнению с простыми людьми: не имея образования, они числились на инженерных должностях и, только играя в футбол, получали зарплату инженеров; они заканчивали институты, фактически в них не учась; были, ясно, и другие поблажки, как бы зеленый свет во всем. Поэтому, наверное, простые люди и спортсмены-нефутболисты относились к футболистам с некоторой завистью.

Футбол всегда был самым популярным видом спорта – его, конечно, не сравнишь с лыжами или с бадминтоном. Понятно, почему к футболистам было такое отношение. Но сейчас, я думаю, отношение меняется, люди понимают, что футбол – это прежде всего тяжелый труд. Далеко не каждый знает, как даются футболистам их успехи на поле, но сейчас об этом пишут и рассказывают все больше и больше, поэтому и отношение людей к футболистам меняется. Кстати, за рубежом этого нет. Когда я играл во Франции, то с этим не встречался. Там нет такого.

О заработках футболистов. Сложный вопрос. Я думаю, что сегодня большие заработки стали нормой жизни. Взгляните хотя бы, как наши клубы наводняются африканскими, бразильскими футболистами. Всюду в мире так делается: собираются хорошие футболисты из разных стран, им даются хорошие возможности для тренинга, для поднятия профессионализма. Если футболист соответствует предъявляемым ему требованиям, то он продается за хорошие деньги в европейский клуб, что дает возможность этому клубу дальше развивать свою структуру. Это сегодня норма жизни.

Футбол и средства массовой информации и прежде всего телевидение. Наверное, телевидение – это самое сильное средство. Без телевидения никуда. У нас телевизор смотрят, как во всем мире. Права на трансляцию приносят баснословные прибыли, поэтому стоят баснословных денег. Правда, в последнее время по Европе прокатилась волна банкротств ведущих телекомпаний, которые продавали и покупали эти права. Даже «Канал плюс» сократил сейчас свои выплаты клубам за право трансляции, и испанское телевидение на тридцать процентов уменьшило сумму контрактов. В Англии, наоборот, суммы контрактов взлетели. Футбол хотят видеть во всем мире, так как это вид спорта номер один. Спрос есть – есть и предложение. Рынок!

У нас в стране в этом плане, увы, удручающая ситуация. Мы пока не дошли до серьезных контрактов с телевидением. Мы настолько далеки от европейских и от мировых цен, что у нас ничего фактически нет. Хорошо, что появился спортивный канал, который показывает матчи чемпионатов России, есть спортивный канал НТВ+, есть 7ТВ – на телевидении уже больше спорта. Но коммерчески это пока мизер. Я думаю, мы пока бедные. Успокаивает то, что пусть медленно, но это развивается. Я думаю, к английским ценам мы не придем, но потихоньку, по чуть-чуть, подниматься будем.

Помните, какой в прошлом году был ажиотаж у нас на телевидении и в прессе по поводу нашего невыхода из группы на чемпионате мира? Всех обвиняли в антипатриотизме. Нечто подобное было и в Солт-Лейк-Сити. То ли это наши спортивные комментаторы с их политической незрелостью, то ли наши лихие на перо журналисты… помните, какой разбушевался «квасной» патриотизм, какое было возмущение народа!

Причин этого ажиотажа, на мой взгляд, две. Первая: Россия давно не видела значительных побед, а люди немножко надеялись, и надежды эти им внушали все те же журналисты и комментаторы. Вторая: есть люди, которые как бы специально подлавливают такие острые моменты, чтобы поднять свой дешевый политический авторитет.

О коммерциализации футбола в нашей стране. История вопроса такова: в конце восьмидесятых – начале девяностых годов были огромные перекосы в оплате труда наших игроков, уехавших играть за рубеж и остававшихся играть у нас в стране. Каждый стремился уехать, чтобы что-то заработать и обеспечить себя и свою семью. И это было не только в футболе, это происходило во всех видах спорта и вообще во всех видах деятельности. Представьте: только сейчас около десяти миллионов бывших граждан СССР живут и работают в 147 странах мира. Так что ехали все, кто мог уехать.

Была такая проблема: говорили, что футболист не может получать зарплату больше, чем советский посол за рубежом (а посол получал шестьсот или семьсот долларов). Чепуха: я-то знаю, что Хидиятуллин в Тулузе (Франция) получал семьсот долларов чисто официально, а на деле ему платили больше. Это было связано с уродством нашей системы. Сейчас ситуация поменялась, и футболист (как российский, так и зарубежный) получает гораздо больше – все зависит от качества его игры: если он соответствует запросам команды, то он будет получать очень хорошие контракты. Например, когда Панов здесь блистал, я его продал в «Сэн Этьен», у него там был очень хороший контракт: он получал шестьсот тысяч долларов в год «чистыми». Это больше, чем французы. Больше него получал только бразилец из «Алекса» Алазио. Вообще во французской лиге средняя зарплата двести – двести пятьдесят тысяч. Так что сейчас статус футболиста таков: это прежде всего спортсмен, но с оттенком шоумена, потому что футбол – это сегодня уже и шоу-бизнес.

Дело в том, что в других странах есть закон о спорте, а у нас такого закона нет. У нас не приведены в соответствие нормы и требования футбольной жизни с общими законами государства и международным законодательством, да и сам юридический статус футболиста отсутствует. О чем уж здесь говорить?! Возьмите дело Сычева: почему возникли вопросы с его переходом? Потому что у нас футбол не выделен в отдельную сферу деятельности, как, впрочем, и спорт вообще. Вот ты работаешь уборщицей, захотел уйти – за две недели до ухода написал заявление, и у тебя никаких обязательств перед работодателем. В российском футболе эта азбучная истина, эта элементарная юридическая норма прописана не была. Поэтому и возникают такие ситуации, как с Сычевым. Сейчас внесли статью в Закон о спорте, где профессиональный спорт выделен в отдельную, самостоятельную сферу деятельности. А что касается права, то ФИФА, где очень сильные юридический отдел и служба юристов, все строго регламентировала: есть специальное законодательство, нормы, которые футбольные организации обязаны выполнять. Но наше футбольное законодательство опять отличается от принятого во всем мире!

Отличается тем, что нет четких обязанностей, функций – президента клуба, главного менеджера, главного тренера. Зачастую наш тренер, под началом которого находится как минимум восемнадцать игроков плюс его помощник плюс доктор плюс массажист и так далее, помимо тренировочного процесса нередко вынужден заниматься оргвопросами. Хотя это дело менеджера. Тренер – дирижер в оркестре, полководец в сражении. Я думаю, что хороший тренер должен обладать не только профессиональными игровыми качествами, он к тому же должен быть хорошим психологом. Он должен обладать определенными чертами характера, и в первую очередь достаточной жесткостью, чтобы в коллективе была дисциплина, потому что с мягким тренером бывают проблемы, особенно в России. Тренер – это достаточно эрудированный человек, который должен уметь объяснить футболисту различные аспекты не только игровой деятельности, но и тактики, стратегии, психологии игры и многое другое.

Я работал с некоторыми выдающимися тренерами, например, с замечательным Константином Иванович Бесковым. Он был довольно жестким тренером, футболисты его даже боялись, но уважали. Он умел поговорить с футболистом и объяснить, что от него требуется в данной игре, в данной ситуации. Естественно, он пользовался непререкаемым авторитетом. Или взять Бышовца – он не тот тип тренера, который бы мне нравился. Малофеев – очень интересный, хороший тренер, но немножко с «сумасшедшинкой», что ли, – он тоже добивался каких-то успехов.

Великим тренером был Лобановский. К сожалению, мне не приходилось с ним работать, но я знаю это от многих ребят, с которыми он работал в молодежной сборной, например от Папаева из Воронежа. Будучи еще достаточно молодым тренером, он очень хорошо ставил технику футболистам – очень важное тренерское качество. В футбольной среде существует мнение, что в технике можно прибавлять до пятнадцати-шестнадцати лет, потом тяжело. Например, я сильно поднаторел в технике, учась в динамовской школе, где этому уделялось далеко не главное внимание, но, придя в воронежский «Факел», почувствовал, что всего за три месяца очень существенно прибавил в этом деле.

У каждого тренера какие-то свои сильные качества, своя индивидуальность. Из зарубежных тренеров мне очень нравилась работа Дика Адвоката, Эрика Геретса, Брайана Робсона, который сейчас тренирует «Ньюкасл», а тогда тренировал «ПСВ». Сейчас мне очень нравится работа Арсена Венгера (он тренирует лондонский «Арсенал»). Из всех тренеров, с которыми мне приходилось общаться, он, пожалуй, самый сильный. Во всяком случае, он произвел на меня очень сильное впечатление.

Что касается футбольного чиновника, судьи, мецената и других действующих лиц нашего футбольного хозяйства, то, я думаю, их деятельность нельзя смешивать. Судья – это судья, а меценат, я так понимаю, это президент клуба, владелец команды. Менеджер – это управляющий, администратор. Чиновники должны прежде всего следить за соблюдением законов, принятых ФИФА, и служить организации своего вида спорта, ну а судьи, понятно, – это непредвзятое квалифицированное судейство. Что касается агента, то, думаю, без него современный футбол не мог бы развиваться в принципе. По поводу мецената скажу следующее: если это хороший меценат, хороший владелец клуба, президент (то есть истинный меценат, а не спонсор), то без него нет никакого прогресса.

Вообще в современном футболе есть две системы: европейская и английская. В английской системе тренер называется менеджером. Это понятие включает в себя все вопросы подготовки команды: и тренировочную деятельность клуба, и менеджмент. То есть практически он – тренер, выполняющий функции спортивного директора. Таким образом, сюда входит политика клуба на приобретение игроков, трансферная политика и стратегия развития команды, и все это в ведении одного человека – тренера. Это английская система.

Система европейская – здесь тренер отвечает только за тренировочный процесс, за результаты команды. Спортивный директор – это второй человек в команде, который выполняет функции менеджера, то есть обеспечивает всю организацию работы команды: подготовку, игру, образ жизни игроков, их досуг и так далее. Это все полностью на нем (но совместно с тренером, естественно).

У нас начинает вырисовываться вторая, европейская схема. То есть у нас есть и тренер, и спортивный директор. Наша проблема, о чем я уже говорил, в том, что у нас, к сожалению, очень мало квалифицированных людей, готовых работать: нет квалифицированных менеджеров, нет спортивных директоров. И квалифицированных тренеров не так много. А это же надо уметь! Надо хотя бы поизучать опыт работы европейских клубов!

Футбольные болельщики. Они разные, естественно. И у каждого клуба, кстати, разный контингент: на какой-то клуб ходят юнцы, которым надо просто поорать-покричать, на другой клуб ходят интеллектуальные болельщики, которым нравится умный футбол. Болельщик – он разношерстный в своем составе.

Конечно, в мировом футболе как в довольно динамично развивающейся организации много различных проблем. Прежде всего необходимо установить квоту на легионеров в командах с учетом уровня развития футбола в регионе, в стране. Например: на клубы стран-членов Евросоюза не распространяются никакие квоты по привлечению игроков из стран Евросоюза, но если вы собираетесь взять футболиста из Восточной Европы, Африки, Латинской Америки, вы должны действовать в соответствии с положением о квотах. Здесь явное неравенство, дискриминация своего рода.

Другая проблема мирового футбола, на мой взгляд, состоит в том, что в мире не так уж много богатых клубов, большинство – бедные. Да, есть конкуренция, есть общие проблемы мировой экономики. Однако критерии, основанные на спортивном принципе, все же должны учитываться в первую очередь.

Или возьмите уровень чемпионата Европы. Европейский чемпионат гораздо сильнее, чем чемпионат Азии, а принцип отбора и количество команд на финал Кубка мира этого почти не учитывает. Конечно, футбол все более и более развивается практически везде, грани все-таки начинают стираться, но неравенство даже с чисто спортивной точки зрения встречается еще довольно часто.

Проблемы же российского футбола объяснить просто. Проблемы российского футбола сейчас – это неучастие государства в реальной помощи нашему футболу. Прежде всего это выделение достаточных средств.

Сейчас нет никаких льгот на развитие инфраструктуры футбола, на развитие детского и юношеского футбола. Даже в Москве можно по пальцам пересчитать стадионы, соответствующие стандартам ФИФА и У ЕФА.

Надо, безусловно, воспитывать собственные кадры – в этом у нас образовался провал. Сейчас детско-юношеские школы начали работать вновь, и это уже начинает давать свои результаты. При этом остается проблемой повышение квалификации тренеров, менеджеров, спортивных директоров и вообще повышение профессионализма людей, занятых в сфере футбола. Вот когда мы придем к профессионализму, тогда у нас футбол поднимется на более высокий качественный уровень.

Возьмите, например, ЦСКА. Туда пришли серьезные люди, с серьезными деньгами, купили хороших футболистов, у них есть более-менее квалифицированный тренер и, что самое главное, квалифицированный президент клуба, который понимает, что и как надо делать, – и сейчас ЦСКА, в принципе, ведущий московский клуб.

Второй пример – полярный: «Торпедо – Металлург» – команда, которую купил «Норильский никель» совместно с губернатором Красноярского края. Вкладываются огромные деньги, уже куплено, если брать с начала года, восемнадцать новых футболистов, причем один даже откуда-то из Аргентины, но команда – последняя в розыгрыше премьер-лиги, без всякого проблеска надежды на успех. Был выбран абсолютно не тот тренер в начале сезона – его сейчас сменили. Но самая большая проблема в том, что генеральный директор, который всем этим руководит, – человек, мало сведущий в футболе, он просто далек от него.

Чтобы изменить положение в нашем футболе, думаю, нужна единая программа. Еще раз говорю: нужна программа, с которой надо идти к людям, имеющим власть. От них нужна помощь, поддержка государства. На днях в программе «Спорт» выступал Гинер. Он говорит, что не надо помогать ЦСКА, «Спартаку» или «Локомотиву», – надо помогать футболу в целом и прежде всего юношескому: вложите деньги, постройте центры, пусть в каждом городе будет хотя бы по два стадиона, где были бы поля, чтобы футболисты, дети могли тренироваться круглые сутки. Создайте футбольную инфраструктуру, а дальше уже жизнь сама выдвинет свои требования. Когда будут созданы условия для работы, придут люди с деньгами, дайте налоговые льготы, создайте специальное законодательство, чтобы можно было на спорт выделять деньги. Вот с чего надо начинать! Первая задача – повернуть государство лицом к футболу.









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх