Загрузка...



Валерий Драганов

Вице-спикер Госдумы РФ,

вице-президент РФС,

болельщик

Футбол – это умение думать, восхищаться и страдать!

Секрет притягательности футбола в его популярности. Это почти на уровне подсознания. Объективно: рынок России вообще скуден на зрелища. Необходимость выброса положительных эмоций, наше вечное неумение радоваться (кажется, есть даже ген такой – радости) – все это в совокупности создает особую российскую популярность футбола. Хотя есть много противоречивых факторов: север, холодно, полей нет, 41 миллион человек живет за чертой бедности. Вы скажете, а в Бразилии – что же, все есть? Нет, но там не то же самое. Там песок, хорошие сухие поля… мяч и трусы – больше ничего не надо! У нас, для того чтобы играть в футбол, нужно иметь многое, а для этого нужны деньги. Поэтому это дорогое занятие и для тех, кто играет, и для тех, кто смотрит футбол. У нас просто прийти на стадион не так-то просто: многие не могут даже купить билет. Так что особая российская популярность и притягательность футбола, с моей точки зрения, в противоречиях. Это во-первых.

Во-вторых, мы являемся наследниками хорошо организованной в прошлом системы футбола. Настолько хорошо, что сегодня очевидно: наш чемпионат СССР был одним из лучших в Европе. И не только потому, что все было хорошо организовано, были деньги и была стройная интегрированная система подготовки детей, юношей, массового футбола, но особенно потому, что имело место многообразие стилей. Как известно, российский футбол появился в Питере, в Одессе и в Москве в конце теперь уже позапрошлого века и не позже, чем в других странах. Московская школа – с одной стороны; армянская, грузинская, белорусская, узбекская – с другой стороны. Целая плеяда выдающихся мастеров, которые составили цвет не только советского, но и мирового футбола. Русские: Бутусов, Иванов, Селин, Федотов. Армяне: Андре-асян, Оганесян, Погосян, Симонян. Грузины: Асатиани, Баркая, Дороселия, Кипиани, Котрикадзе, Чивадзе, Шенгелия. Узбекистан: Абдураимов, Ан, Федоров. Азербайджан: Банишевский, Маркаров. Белоруссия: Малофеев, Мустыгин. Украина: Банников, Блохин, Буряк, Рудаков,

Турянчик… можно продолжать бесконечно. Это звезды! И все они так или иначе играли в сборной СССР. Вот это сплетение событийных, временных факторов, процветание и умирание одной школы и появление другой – помимо нашей воли все это сидит в нас и порождает желание вернуть былую славу нашему футболу, воплощается в наших эмоциях. Поэтому футбол так популярен.

Почему именно футбол? Во-первых, это коллективный вид спорта. Но еще и потому, что сама фигура футболиста наиболее гармонична по сравнению с фигурами других спортсменов: у футболиста все пропорционально и эстетично в отличие от представителей других видов спорта, где этой физической, телесной гармонии нет.

Для меня лично футбол значит все. Вот есть жизнь, в которой футбол неотъемлемая часть, как семья, как мама, дети, – и есть все остальное: карьера, политика. Все прелести и все сложности жизни – это второй план. А первый – это футбол. Потому что он дает возможность соображать, дышать, балансировать в тяжелые моменты переживаний. Футбол – это едва ли не самый разумный баланс поддержания психологической и спортивной формы.

Главное в футболе – это воплощенная мысль. Футбол предоставляет возможность воплотить мысль. Конечно, мастерство тренера, конечно, мастерство игрока, например такого, как Зидан… Зидан – это воплощенная мысль. Зидан уйдет из футбола, а мне будет казаться, что он еще не показал того, что мог. Хотя он уже все показал! Последняя фантастика была минувшей ночью.

Конечно, футбол – это и зрелище, и развлечение, и ремесло, и творчество. Но прежде всего это благоприятная возможность заставить работать сразу два полушария мозга: мозг посылает команду ногам, чтобы они были пластичными, чтобы была координация. Нужно иметь достаточно твердости, смелости и одновременно такой гуманной агрессии, которая не позволила бы причинить кому-то зла. В то же время это должно быть рационально и результативно. Если мы сравним футбол пятидесятилетней давности с сегодняшним футболом, сходства будет немного. Тогда мы восхищались Месхи или Гаррин-чей: корпус влево, сам вправо – все проваливаются; вместо того чтобы бить по воротам, он возвращается и начинает «накручивать»… Сейчас это невозможно, потому что современный футбол рационален: не удается на одном сантиметре в одну секунду сделать лишний шаг; ты должен вовремя поймать защитника на опорной ноге – только тогда ты сможешь его обыграть, как это делает Ронал-до. Или Фигу: он иногда даже не корпусом, а только глазами поведет – и защитник уже реагирует. Это действительно работа обоих полушарий.

Многие считают, что футбол способствует сплочению народа, другие же обвиняют его в формировании шовинизма и ксенофобии. Я же вообще считаю, что любое мужское дело, поступок спасают положение. Футбол – мужская работа. Так и в политике, и в друзьях, и в семье – мужской поступок спасает положение.

Что касается способности футбола манипулировать массами, то, по-моему, футбол – это театр. А театр для этой цели не годится. Театр влияет на поведение людей, театр заставляет думать, он может формировать характеры. Но зомбировать, манипулировать театр не в состоянии. И слава Богу! Ведь были попытки использовать футбол (это делали и Гитлер, и Муссолини) – и все равно игра оставалась игрой! Тот же «матч смерти» в Киеве показал, что с игрой ничего невозможно сделать. Так же, как театр, футбол возвышает человека!

О формировании мифов в общественном сознании. В футболе нет никаких мифов. Футбол – это дар природы человечеству. На футболе мы думаем, восхищаемся и страдаем. Вопрос «За кого вы болеете?» вызывает у меня легкую иронию. Изначально я – динамовец («Динамо», Киев), потом я служивый – тоже «Динамо». А было еще великое «Торпедо» с Ворониным, Ивановым и Стрельцовым, были великие Зико, Вава, Диди, Марадона, Чарль-тон, Круифф, Пушкаш… С возрастом боление уступает место анализу. Поэтому для меня это – анализ. Умение думать, восхищаться и страдать. Я страдаю от того, что мы не можем продвинуться дальше, чем мы продвинулись, восхищаюсь прекрасной игрой, видя, как воплощается тренерская мысль, выполняется режиссерское задание. Я вижу индивидуальный талант, я вижу мужские качества.

Существует ли особая философия футбола? Великий Якушин, а я имел счастье работать с ним рядом в совете директоров «Динамо», обладал необыкновенной философией футбольного человека. Например, удар в штангу – это разновидность промаха, потому что нет результата. Результат – это только взятие ворот, как взятие крепости: взяли Измаил – победа, не взяли – поражение.

Вся философия футбола в том, что это борьба. Философия победителя и философия побежденного.

Футбол для России – новый виток социально-экономической реформы, это целый социальный пласт, целый сегмент. Есть особая необходимость индустриализировать его. А если это бизнес, то это часть экономики, а если это часть экономики (хотя и малорентабельная, но привлекающая много людей), то я считаю, что это – новый виток развития футбола.

Что означает футбол для других стран? Все очень просто. Скажем, вопрос: почему мы плохо играем, есть продолжение вопроса: почему мы плохо живем. В Англии, Франции или еще где-то играют хорошо, потому что жизнь там другая. А как же Бразилия? Бразилия – это уникальное стечение обстоятельств, это дар Божий. Они были не очень сытыми, и все равно были первыми. Что касается Италии и Германии – там высочайшая культура футбола и влияние государства и общества на его индустриализацию, своевременная реакция на полезность футбола в обществе. Поэтому у них такой высокий уровень. При поддержке государства и мы, даже живя не очень хорошо, можем высоко подняться!

Футбол, безусловно, явление национальной и мировой культуры. Точно также можно говорить о футбольной культуре страны (нации, общества).

Что же такое все-таки футбол? Заставить работать ногами, как руками, может не всякая голова – это особый дар. Кстати, больше никакая игра не играется ногами.

Футбол – это спектакль, в нем есть свой режиссер. Кто может поставить игру, тот может из талантливых игроков создать чемпионскую команду, а из посредственных игроков сделать мастеров. Это сочетание таланта, работоспособности, в каком-то смысле актерства, потому что когда в единоборстве ты проявляешь характер, то и твое лицо, и жесты, и даже взгляд влияют на соперника. Футбол – это импровизация, фокусы, высшая математика. Невозможно придумать то, что делает Зидан: логика подсказывает, что нужно принять такое решение, а он принимает совершенно другое. Я в свое время восхищался одним молодым грузинским игроком – Георгием Кинк-ладзе – мальчик потрясающий! Я вижу сверху, с трибуны (специально забирался повыше, чтобы обзор поля был лучше), пять решений, из них выбираю три и выделяю лучшее – а он делает все наоборот, и я этого его варианта даже не заметил. Это как в шахматах. Но беда Кинкладзе была в том, что он был талантлив, но не был, видимо, работоспособен, и его талант остался просто талантом.

О духовности футбола. Заурядный жизненный интеллект никогда не приведет к звездности в футболе. Иногда слышишь: «Вот он такой умница, но в жизни – дурак». Нет. Это наша советская система не всегда, к сожалению, создавала условия для воплощения таланта футболиста в жизнь. Она не готовила его к жизни. А сегодня футболист, зарабатывая деньги, готовит себя к жизни, поэтому он все время подтягивает свой жизненный интеллект к своему футбольному интеллекту. Эти игроки говорят уже по-другому, они заставляют работать свои деньги и в будущем будут успешно служить, создавать бизнес. Интеллектуально развитый футболист, как правило, и играет лучше.

Великие футболисты редко становятся выдающимися тренерами. Вообще в жизни из большого количества примерно равных личностей выдающимися становятся несколько или один. Так и в футболе: хорошо играющие футболисты редко становятся хорошими тренерами. Это типичный жизненный отбор, такой же, как в театре, как в любом другом деле. Хористы не всегда становятся солистами, на полтора миллиона в армии приходится только один маршал.

Бытует мнение, что к футболистам сложилось определенное отношение со стороны других спортсменов: якобы они баловни судьбы, гуляки и прочее. Это полный бред! Заявляю категорически. Сейчас время профессионалов. Только безответственный человек может просто расплескать свой талант. Нет, футболисты – не баловни судьбы. Футбол – это тяжелейшая работа. Профессионализм можно доказать только профессионально.

О стремительной коммерциализации футбола и спорта вообще. Существует опасность переступить грань. Я считаю тревожным симптомом то, что человечество платит пять с половиной миллиардов долларов за проведение Олимпийских игр. Это неправильно: человечество пока не справилось с другими многочисленными задачами. Безусловно, олимпийское движение нужно поддерживать, но излишняя коммерциализация ведет к созданию профессионального спорта, где деньги делают еще одни деньги, профессиональный спорт все дальше уходит от массового (физкультуры, укрепления здоровья и т д.). Благородные благотворительные поступки великих спортсменов – это все не система.

Система – это когда мир каждое утро делает зарядку и людям на это дают деньги. Меня поражает одна статья в федеральном бюджете США, по которой выделяются специальные средства «на спину»: у каждого четвертого или пятого американца проблемы со спиной, и им дают на это деньги. Так и здесь: для того чтобы поддержать мотивацию человека к занятиям спортом, ему (человеку) необходимо выделять средства. Что касается футбола – это прежде всего регулируемый трансфер. Не может Зидан стоить 100 миллионов долларов. Не может! И не должен! Чем больше он будет стоить, тем дальше будет отстоять от того идеала, того типа, к которому нужно стремиться большинству. Люди понимают, что 100 миллионов – это бюджет какого-нибудь города, и у них падает настроение, и к Зидану уже отношение совсем другое. Разрыв не должен быть таким огромным! Это как у нас: олигархи и бюджетники!

Спортивные комментаторы – это один из уязвимых сегментов в футболе. Некоторые комментаторы у нас малокультурные, непрофессиональные, демагогичные, самовлюбленные. Они скатываются на сленг, позволяют себе какие-то уничижительные реплики. Они плохо разбираются в футболе, а порой просто мешают смотреть футбол. Но это не их вина – это их беда. Комментаторов нужно готовить – так же, как готовят актеров, инженеров, врачей. Кстати, я собираюсь заниматься этим вопросом в рамках созданной недавно Международной академии футбольно-спортивной индустрии, где будет специальный факультет.

В настоящее время в футболе возникла масса правовых, юридических проблем. На мировом рынке наиболее уязвимы наши соотечественники. Это отражение политики и следствие устойчивого стереотипа. Мы с этим будем бороться, и я использую свои права представителя российского парламента на сессии Европейского Союза. Вопросы я уже формулирую. Надо бороться за права наших футболистов-легионеров. На Западе привыкли к коммерциализации и глобализации, но нельзя перейти ту грань, когда богатые клубы создадут свой «междусобойчик» и мы получим новую НХЛ, когда слабые в финансовом отношении клубы не будут иметь доступ к высшим достижениям.

Футбольный меценат, чиновник – это топ-менеджер, потому что, как только футбол вышел на стык экономики, культуры, стал важным социальным фактором, им нужно управлять. Проблема развития современного футбола – это его управление. Мы понимаем, что необходимо делать с футболом, мы знаем, какие должны пойти деньги, как они должны использоваться, мы знаем, что нельзя отнимать их у массового и детского футбола.

Но так же, как мы зачастую плохо управляем нефтяными компаниями и металлургическими заводами, мы не всегда успешно управляем футбольным бизнесом. Собственно говоря, это был основной мотив создания футбольной академии. Индустриализация – это менеджмент. Единственный человек, не имеющий отношения к прямому управлению, – это тренер: там творческий процесс. Но и он, его деятельность нуждаются в какой-то формализации.

Судья в футболе должен играть ту же роль, какую играет светский судья в жизни общества. Любой рефери, арбитр должен обладать двумя качествами, характерными для юриста: он должен знать право и у него должно быть внутреннее убеждение, что совершенный проступок соответствует признакам, указанным в законе. Необходимо внутреннее убеждение, что это так, и допускается, что если у него нет внутреннего убеждения, он может не применять карательных мер. Мне это очень нравится. В соревновании между правом и моралью должна доминировать мораль. Судья на поле – хозяин. Хозяин должен быть незаметен, справедлив и человечен. В чем заключается его человечность? Не дать развиться агрессии хулигана и защитить интересы слабого даже тогда, когда он не прав. Вот этот разумный баланс в судействе мне кажется самым важным. И, наконец, судья не только в поле, но и в жизни – это постоянный аналитик и популяризатор. Он должен разъяснять правила, потому что правила нельзя написать так, как они чувствуются судьей на поле.

Футбольный болельщик? Это самый главный человек! Потребитель. Это тот, ради кого делается эта трудная, порой восхитительная работа, называемая футболом. Нет болельщика – нет футбола. У меня скромные футбольные достижения, но мне нужен хотя бы один человек на трибуне, а если еще это женщина…

Основные проблемы мирового футбола – коммерциализация и расслоение.

Большую часть денег, заработанных футболом, надо немедленно направлять на развитие массового и детско-юношеского футбола. В Африку, Азию, Россию.

Главные проблемы российского футбола – отсталость и нежелание подняться на мировой уровень.

Ответ на вопрос, что бы я сделал конкретно, если бы руководил российским футболом, вскоре появится на моем сайте, где будет открытая дискуссия о футболе. Я хочу получить общественную экспертизу. И может быть, я смогу побудить к этому других, более сведущих в футбольных делах людей, чем я.

Футбол открыт, но он закрыт.









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх