Загрузка...



Валерий Рейнгольд

Мастер спорта СССР,

игрок – ветеран команды

«Спартак» (Москва) и сборной СССР,

пенсионер

Российский футбол загубили чиновники

Вокруг игровых видов спорта много споров. Я имею в виду волейбол, баскетбол, хоккей, футбол. Среди них самый популярный футбол, потому что он самый большой по масштабу. Стадионы, вмещающие до шестидеся-ти-семидесяти тысяч зрителей (это в Европе, а в мире есть и стотысячные)… представляете: сто тысяч народу сидят два часа и наблюдают за этим зрелищем – ни на один вид спорта, как бы мы его ни рекламировали, столько народу не соберешь! Ни на один: ни на волейбол, ни на хоккей – никуда. Да, есть национальные виды спорта, как хоккей в Канаде, в Северной Америке, но все равно – двадцать тысяч от силы. Сто тысяч собрать в одном месте, в один момент – я считаю, это потрясающе. Этим футбол и популярен. Итак, масштаб – это раз.

Второе: футбол все-таки не работа – это игра. Я убежден, что это игра. Понимаете, если артист выходит на сцену работать, это не артист – работать пускай идет за токарный станок. Если же ты выходишь на сцену, то ты должен играть, чтобы человек видел, что ты играешь. В этой игре ты должен показать все качества, которые у тебя есть. Ты должен показать народу, что ты из себя представляешь. Не надо быть многоплановым виртуозом – надо делать то, что умеешь (так же и в футболе), и народ тебя полюбит, будет знать тебя и ходить «на тебя», как ходил «на Пеле», «на Марадону» – это не из наших. А из наших, я думаю, эталоны – Стрельцов, Симонян. Я беру тех людей, с которыми я общался, с которыми играл. Это и Лев Иванович Яшин, и Метревели, и Численко, и Хусаинов, и Понедельник, и Иванов. Чем они хороши были?

Ведь народ шел не столько на «Торпедо», на «Спартак», сколько на имена великих игроков. Вы понимаете? Даже болельщик ЦСКА: почему он идет смотреть «Спартак»? Да потому что знает, что Хусаинов «даст концерт»: «Давайте пойдем на Галимзяна посмотрим!». Или: «Посмотрим на Эдика!» – что, вся Москва болела за Стрельцова? Да ничего подобного, за «Торпедо» болела небольшая кучка людей! А вот «Спартак» в футболе – это история, это традиции. «Спартак», правильно говорят, «народная команда». А люди ходили смотреть на Эдика, потому что он, как Воронин, Черенков и другие, «концерт давал». Люди шли на концерт, шли отдыхать, посмотреть, что эти виртуозы сделают.

Это как в Англии: идя на игру «Манчестер Юнайтед», идут смотреть на Бекхэма, на Бартеза. Вы заметили, что в Англии на протяжении века полные стадионы? Футболисты играют для народа. Говорят, они миллионеры, они столько получают! А как же им не платить? Они своей игрой заслужили уважение людей. Они кумиры. Они концерты там дают. Им как кумирам и надо платить за каждый концерт, за каждое представление. Поэтому люди и ходят на «Манчестер Юнайтед». Я не видел, чтобы в Англии или в Италии были пустые стадионы. Это потому, что футболисты полностью отдаются игре. Казалось бы, у них все есть, они миллионеры – выйди, поиграй одной ногой или постой, как у нас иной раз видишь.

Смотришь на наших футболистов: это беда наша! Выходят и не знают вообще, куда открыться, куда побежать, два часа стоят на месте и раздумывают. Нет у нас сейчас ни борьбы, ни азарта, ни красоты, ни зрелищности – пропал наш футбол! Он как будто бы провалился в какую-то глубокую яму: тюк! – и нет его. Я готов с любым оппонентом спорить – пусть он мне докажет, что в наше время футбол был таким же. Вспомните это время. Почему у нас народ ходил на Черенкова? Ведь, казалось бы, ничего же в принципе особенного не было, но как он играл, как он отдавался игре! Он мог и ошибаться, но зато если он что-то делал, то делал это вдохновенно, превосходно. Народ ждал: вот сейчас что-то сделает! И он делал чудеса. Вот в чем футбол заключается, а не в том, чтобы взять и «наваливать» на штрафную линию и ждать ошибки: ошибся вратарь – добили. Полчаса целуются! Это разве футбол? Это разве футбол, когда тебя бьют сзади?! Когда проявляют полное неуважение друг к другу?! Не уважать! Бить сзади! Встречай лицом к лицу!

Появился Сычев, до этого Панов – уже думаем: «А, что-то такое у ребят появилось, надо их посмотреть!» Я получил удовольствие, когда Панов забил сборной Франции: все на скорости, все быстро, красиво. Это запоминается. Люди будут вспоминать этот матч: «Вот Панов как свой мяч забил!» Это ведь все вкрадывается в душу. Запоминаются эти потрясающие моменты, а не те, где не игра, а базар, где целуются по полчаса в телячьем восторге… я ничего не понимаю. Разве этим хорош футбол?!

Для меня футбол – это жизнь, это моя жизнь. Дело все в том, что мы, послевоенное поколение, не были избалованы футболом. Мы вообще ничего в жизни не видели, но мы жили красивой жизнью. У нас жизнь была во дворах. Я родился у трех вокзалов, это Орликов переулок, Красные ворота. У нас с утра до вечера – мяч. Только у меня окрепли ноги, только я почувствовал небольшую силушку в мышцах – стал с утра до ночи гонять мяч. Мяч вошел в наш образ жизни – такое впечатление, что я вообще никогда не расставался с мячом. Неважно, как я играл тогда в футбол, это ни о чем не говорит. Я мог вообще в него не играть… не играть в «Спартаке». Я мог вообще не стать футболистом, но это мой любимый вид спорта.

Я ежедневно слушал эту черную плоскую тарелку (радио), когда говорил Вадим Синявский. Врал он страшно – это потом мы поняли – но врал красиво! Когда играет «Спартак», при чем здесь Бобров? Бобров играет в ЦДКА! Я думал: «Как же так?» Уже потом, когда стал взрослым, я понял, как же он сочинял вообще.

Комментаторы, которые сейчас на телевидении ведут репортажи, нас пичкают всем. Зачем? Не надо им лезть в быт футболиста, не надо рассказывать о тренировочном процессе, ты веди репортаж об игре – и все! Я удивляюсь, как можно этих людей, которые вообще не умеют вести репортаж, допускать к эфиру. Возьмите Уткина. То, что он делает, – потрясающее невежество. Это какой-то идиотизм! Впечатление такое, будто человек берет иностранный словарь и «чешет» по нему нашему русскому мужику, который живет в деревне. Люди наши и по-русски-то ни хрена не понимают, а он им прет про консерватизм, про монизм и прочие «измы». Ты веди репортаж, поясняй, что на поле происходит, растолкуй хитроумную ситуацию, дай свою оценку происходящему. Ты объясни людям, как этот футболист обыграл того, почему он его обыграл, какую подачу сделал. Вот в чем суть.

Для меня футбол – это моя жизнь, и пока я живу, я буду дышать им. Я не могу без него. Самое главное в футболе, в моем понимании, – непредсказуемость. Футбол не должен быть предсказуемым. Если тренер дает установку на игру, на выполнение индивидуальных заданий – выполняй, и в то же время ты должен быть импровизатором. Ты должен поставить своего противника в такое положение, чтобы он не мог понять твоего замысла. Если же ты будешь делать однозначно и однотипно, только то, что сказал тебе тренер, у тебя ничего хорошего не получится. К тебе защитник или полузащитник привыкнет, присмотрится – нейтрализует, и футбола красивого не будет. Поэтому ты должен каждую секунду задавать ему такие задачки, чтобы он не знал, что ты в следующую минуту преподнесешь. Поэтому непредсказуемость футбола – это первое.

Второе – зрелищность. Без зрелищности футбола быть не может. Не может, потому что люди идут смотреть спектакль, а спектакль должен быть красивым. Конечно, в этом зрелище должны участвовать классные мастеровые ребята, которые должны знать, зачем и почему они вышли на футбольное поле: они хотят удивить огромную аудиторию зрителей, пришедших на матч. Если у них в головах этого нет, а они думают только о деньгах и о своей зарплате, им в футболе делать нечего.

Футболист должен сам себя уважать – на трибуне сидят его родственники, друзья, масса приятелей (это узкий круг) да еще пятьдесят тысяч человек, которых ты не знаешь, но которые пришли на тебя посмотреть. Так ты удиви их! Ты сделай так, чтобы они увидели: как этот парень классно играет! Ты им понравься, чтобы в следующий раз они снова пришли посмотреть на тебя, на твою игру! Надо их завести! Люди идут на Рауля, на Зидана, на Роналдо. Почему на них ходят? Если бы они не играли лучше других, то на них бы не пошли. Что, испанцы глупее нас, что ли? Поэтому и полные, забитые до отказа стадионы, что люди идут смотреть спектакль.

Футбол – работа только на тренировке. Работа футболиста, да и любого игрока в игровом виде спорта, – это только тренировка. Это работа, это адская, тяжелая работа: то ли тебе надо килограммчик веса сбавить, то ли какой-то прием отшлифовать. Но на поле ты должен выходить только играть. Если игрок выходит на поле работать – все: из него великого футболиста не будет. Да и просто футболиста не будет! На поле не работают – там играют. Это – игра, это не работа. Работают на заводе. А футбол – это игра.

Конечно, футбол способствует формированию патриотизма у людей, сплочению народа, национальной гордости, позитивному массовому настроению – как с этим не согласиться!

Играет ли футбол какую-нибудь роль в формировании националистических настроений, шовинизма, ксенофобии, национального психоза и так далее? Думаю, нет. И шовинизм, и максимализм я отбрасываю моментально. Все это наша пресса раздувает. Безудержная свобода СМИ привела к хамству, разнузданности и настоящей вседозволенности. Если человек приходит смотреть футбол (тем более, когда это настоящее зрелище!), то это всегда сплоченность.

В наши времена такого, как сейчас, безобразия не было. Стадионы заполнялись полностью («Лужники» – под сто тысяч!). Сейчас ходит тысяч двадцать, и считается, что это уже достижение, это гордость за свою страну, за город, за клуб…

Футбол – это, конечно, и патриотизм. Покойный Николай Петрович Старостин нам говорил: «Ребята, запомните одну вещь: если вы сегодня выиграете, завод «Серп и Молот» перевыполнит план. Они с таким настроением будут работать, у них будет такой энтузиазм от победы «Спартака»!» Он был прав. Конечно, футбол влияет на настроение людей и на их патриотизм. Такая масса людей болеет за свою команду (неважно, за ЦСКА, «Спартак» или за сборную России), они так гордятся тем, что живут и дышат одним воздухом с этими великими игроками! И наоборот, проигрываешь – ты плохой. Вспомните случай на Манеже, когда мы играли с Японией. Лужков шел тогда на стопроцентную провокацию. Зачем ему это надо было? Он что, малограмотный мужик? Я считаю, он виноват в этом деле. Нельзя было делать этот футбольный экран! Он не имел права этого делать! Он наверняка знал, что будет побоище! Наш народ, эта молодежь, которая сейчас формируется, не готова к этому. Она свои эмоции, свою агрессию может выплеснуть, выбросить с ножами, с пиками, с цепями – понимаете, так они радость свою преподносят! Мало интеллекта у людей, у молодежи нашей. Маловоспитанные люди, озверевшие от этой свободы и от вседозволенности. Вот оно все так и получилось. Нам нельзя зрелища устраивать: только чихни – и все начнется! Надо, чтобы наше общество стало немножко поумней. Мы уже обалдели, озверели, мы ждем крови.

И все же, несмотря на это, надо работать с этой молодежью. Надо брать известных футболистов, которых народ знает, в агитационные поездки. Заслуженные люди приедут в города Сибири, Урала… Ветераны это делают, но ведь ветераны делают это на уровне «отыграли – уехали». Нам надо идти в школы, в училища, рассказывать о себе, о футболе.

Я вот сейчас сижу без дела – я бы с удовольствием, если бы мне позвонили, провел уроки в наших средних школах и по футболу, и по волейболу. И они были бы довольны! Показал бы им свои медали… Вот с этого надо начинать! А то у нас заслуженные люди (я уж себя не беру), олимпийские чемпионы сидят без дела, незадей-ствованные, невостребованные – это просто безобразие! Люди эти – целая эпоха нашего советского спорта, а они сидят на мизерной пенсии, они не востребованы, не задействованы в нашей повседневной жизни. Приведу небольшой пример. Мы с Юрой Севидовым каждый год ездим в Дубну – там уже образовалась большая группа подростков, с которой мы проводим мастер-классы. На стадионе собирается около четырехсот мальчишек, три часа мы показываем приемы, делимся своими футбольными секретами: как принимать мяч, как бить. Это праздник для них. Они на нас Богу молятся, эти мальчишки.

Еще один пример. Мы часто жалуемся, что у нас в России сейчас мало высококлассных футболистов. Их вообще, в принципе, по пальцам можно пересчитать. А откуда же они будут, когда великие в прошлом мастера футбола Понедельник, Иванов, Хусаинов, Амбарцумян и другие сидят без дела, без работы! Возьмите их консультантами, советниками, помощниками! В то же время почти все команды так называемой премьер-лиги тренируют люди, в большинстве случаев вообще далекие от футбола. Так возьмите консультантами в эти команды выдающихся ветеранов! Мне, например, их деньги не нужны. Я проживу, Бог с ними, я не нищий и не пойду побираться. Но я же тебе подскажу! Неужели я тебе не подскажу, как в данный момент сыграть, как обыгрывать! Сегодня многие в команде мастеров не умеют бить по мячу. Они выходят и с десяти-пятнадцати метров не могут в створ ворот попасть. И их научить некому! Оказывается, в премьер-лиге надо еще учить играть в футбол – это же абсурд! И в то же время такие великие люди, мастера футбола сидят без дела – пускай сидят и пускай футбол у нас в яму все глубже и глубже проваливается!..

Способствует ли футбол формированию мифов в сознании людей? Если кто-нибудь захочет мифа, то, конечно, создаст миф о чем угодно, и о футболе тоже, но я считаю, что это неправильно, это абсолютно неправильно.

А вот способствует ли футбол пониманию жизни, мира, всего, что вокруг нас происходит? Вот с этим я согласен! Во-первых, футбол дисциплинирует человека. Это спорт, а он дисциплинирует, формирует характер и закаливает человека.

У каждого болельщика есть свои кумиры. В наше время люди были немножко человечнее, поэтому к известным людям нашей культуры и спорта формировалось уважительное отношение. Многие знаменитые спортсмены были примером для болельщиков, ими интересовались: чем занимаются игроки на досуге, что читают, какие музеи, картины предпочитают. Болельщик хотел знать, чем дышит футболист кроме футбола. Ведь и такое мнение было: футболист – баран, дурак дураком, кроме круглого мяча ничего не знает. Я помню такие высказывания вокруг меня и вокруг моих друзей, вокруг футбола. В ответ я пытался объяснить, что великие потому и великие, что они не могли заниматься тем, чем хотели, – занимались только футболом. Лев Яшин, Игорь Нетто стали учиться, когда им было под тридцать лет. Они пошли учиться, когда закончили играть в футбол: некогда было учиться во время спортивной карьеры. Вот где было их величие-то! А если бы они учились молодыми – не знаю, стали бы они великими?!

Я вам вполне серьезно говорю: футболу надо было отдаваться полностью. А как при этом еще и нормально учиться? Просто числиться в институте, и чтобы ему на каждом курсе ставили зачеты? Знали мы и таких… Из тех, которые так «учились» и играли в футбол, великих футболистов не получилось. Это было и есть не только в футболе, но и в хоккее, и в других видах спорта. Ты сначала отдайся полностью за те копейки, которые мы получали (хотя по тем временам, я считаю, это было нормально: так вся страна жила)! Сначала делай дело, а потом учись. И они стали учиться уже после того, как закончили в футбол играть. Вот в чем все дело. И учились так же толково, как и играли.

Можно ли говорить о какой-то особой философии футбола? Конечно, можно. Можно размышлять над этим феноменом. Могу сказать: пока мы с вами будем живы, этот феномен разгадан не будет. А если будет, то к нему пропадет всенародный интерес. Не знаю, что будет при наших внуках и правнуках: может, мир перевернется, может, какую-нибудь другую игру придумают. Пока же еще ничего не придумали, и, конечно, футбол – это социальный феномен со своей философией. Над этим долго можно размышлять.

Вы обратили внимание: иной раз команда играет с полным преимуществом и проигрывает 1:0?! Садишься и думаешь: «Боже мой, отчего так получилось? Как это могло получиться, что команда, которая два часа защищалась, выигрывает игру?» Где-нибудь во Владивостоке, где эту игру не смотрели, узнают счет и скажут: «Вот вам и «Спартак» – проиграл московскому «Динамо»!» Когда ему начинаешь говорить: «Слушай, но «Спартак» так здорово играл, гонял в одни ворота!» – «Я ничего не знаю, я в газете читаю: «Спартак» проиграл 1:0 – они слабее!» Вот она, философия, понимаете!

Пускай размышляют, почему сильная команда проиграла 1:0 при полном преимуществе! Значит, не хватило мастерства в тех или иных моментах, а где-то фортуна отвернулась. Говорят, что был и остается «фарт»: где-то он тебя преследует, где-то оставляет. В итоге все зависит от того, как ты относишься к этому виду спорта, к этой своей игре и к работе. Если отдаешься весь без остатка, футбол тебя отблагодарит. С полной отдачей. Обязательно. Относишься с пренебрежением к противнику – ты проиграешь. Вот она, философия. Сиди и думай над этой разгадкой.

А философия нашего сегодняшнего российского футбола – зарабатывание денег. Вот и все. Если мы забросили наши юношеские спортивные школы, если у нас нет достойных футбольных полей даже в Москве, то чего мы ждем от России! У нас, чтобы мальчишке попасть в детскую футбольную школу «Спартака», «Динамо», «Локомотива», надо платить пятьсот рублей в месяц. Вот философия российского футбола сегодня.

Наша философия в том, что мальчишек тренируют люди безвестные. С большого пальца бьет по мячу тренер – чему он может научить мальчишку! Откуда может появиться хороший нападающий, защитник, вратарь, хавбек? Откуда, если у него нет кумира? Недавно погиб Юра Тишков. Это великая трагедия лично для меня. Как футболист он свою карьеру начинал при мне. Мальчишки, которых он тренировал в «Торпедо-ЗИЛ», хором плакали навзрыд. Он их научил играть в футбол. Он им показывал, как открыться, как ударить, какой стороной ноги, как стопу развернуть, как играть в настоящий футбол.

А кто сейчас тренирует мальчишек из «Спартака» – с ума сойти можно! Молодой человек с отличием закончил институт физкультуры, но он никогда не играл в настоящий футбол – разве он может научить футболу?! Я видел так называемый тренерский штаб, который работает с молодежью не только в «Спартаке»…

В детских спортивных школах тренерами должны быть люди, которые только-только закончили играть. Они должны быть кумирами ребят. Они должны быть заинтересованными в своей работе, любить футбол и любить ребят. Должны получать хорошую зарплату. Они же не будут за тысячу рублей в месяц по-настоящему работать, потому что, помимо всего прочего, стук мяча в башку отдается так, что иной раз после тренировки дураком, дебилом себя ощущаешь. Поэтому этот труд надо оплачивать особенно. Будут оплачивать как следует труд тренера – он покажет все, на что способен, отдаст все, что знает. Наверное, я как нападающий покажу, как надо открыться! У нас сегодня нападающие играют в команде мастеров – я диву даюсь! – и не знают, как правильно мяч принять: принимают задницей к воротам, к противнику. А почему он так принимает мяч? Потому что его никто не учил. Мяч-то надо принимать, стоя вполоборота, и видеть все поле – и там, и там, и там! Тем более сейчас: современный футбол таков, что если ты где-то что-то не доглядел, не увидел – все, ты на земле. Так обезопась себя, сделай так, чтобы и мяч принять, и не больно было! А чтобы тебе не было больно, ты должен все видеть. Беда-то нашего футбола сегодня (говорю только про нападающего) заключается в том, что нет вот этого понимания; у нападающего должна быть только одна цель: ударить и забить (или хотя бы обострить игру). Потому что он нападающий.

Почему у нас нет сейчас звезд? Защитника обыграть один в один не может! Навыка нет! Если бы мальчишек всему этому обучали, прививали бы эти навыки, тренировал бы их систематически опытный мастер, который все это понимает, все было бы иначе.

И еще один момент: отношение к футбольному тренеру и к его труду в нашей стране. Возьмем последний пример с тренером сборной России Олегом Романцевым. Опозорили человека на всю страну, сделали козлом отпущения. Забыли, что человек сделал для нашего футбола. Ну разве так можно! В какой стране еще такое возможно? Ни одна уважающая себя страна не позволит вот так человека втоптать в грязь. Мы же Романцева публично втоптали в грязь! Я его как человека мало знаю, но я уверен: был бы на его месте Газзаев, был бы еще неважно кто – было бы то же самое! Человек девять раз подряд выиграл первенство страны, вывел нашу сборную команду в финал первенства мира, где нас не было почти двенадцать лет, – только за это надо было ему всенародно сказать спасибо! Французы, чемпионы мира, ни одного мяча не забили на последнем первенстве мира! Ни одного! Ноль очков в Японии и Корее! Ни одного мяча – и никакой трагедии. Ну и что? Живые же люди, провалы бывают у всех. А у нас начали человека публично кромсать. Его надо было поддержать, надо было сказать: «Олег Иванович, ты ошибся, с кем не бывает!» Нет, у нас надо искать жертву-стрелочника.

Так бывало и раньше. Так, например, было с Бесковым, который второе место выигрывает в Европе в Испании в 1964 году, а их с Андреем Петровичем Старостиным за этот «провал» снимают с работы. Это было просто вопиющее безобразие! У нас были времена и более страшные, просто дикие – помните, когда после Олимпийских игр 1952 года сборную СССР и ЦСКА разгоняли?! А когда наши спортсмены ехали за границу? Туда не ходить, сюда нельзя. У нас была такая идеология: мы самые лучшие, мы самые-самые. А ответственности за решения и поступки чиновников не было.

Сейчас все то же самое, но больше шума. Вообще спорт как таковой и футбол в частности надо увести от политики подальше – ни в одной стране мира этого нет, только у нас! У нас и президенты, и мэры, и губернаторы – все заиграли в футбол. Смотришь – и диву даешься: все стали футбольными людьми. Одни «понты», как говорят в Одессе. Помощи мало – да вообще никакой, одна показуха и самореклама.

Это наша система! А мы еще гордимся ею – это ужасно. Топтать, унижать человека мы можем, а вот найти причину провала никто не хочет. Общие фразы, общие слова о том, что плохо работает тренер, а вскрыть причины поражений не можем. Этого мы не хотим и не умеем. Я много раз говорил и писал об этом в разных изданиях, но, увы, об этом не хотят писать, редактор не разрешает это печатать. Зачем им правда? Лучше спекулировать на этой правде, играть на ней. Но правду надо писать, иначе у нас ничего путного не будет в футболе, как и во всей нашей жизни.

Или возьмите сегодняшнюю ситуацию с футбольными «варягами»: сегодня в составе «Спартака» шесть зарубежных игроков – вот до чего мы докатились! Какой это «Спартак»? Я «Спартака» здесь не вижу – это ералаш какой-то. Я думаю, что за «Спартак», за «Динамо», за ЦСКА, за «Торпедо», за любую другую команду должны играть российские ребята. Я диву даюсь, зачем мы покупаем этот ширпотреб? И за такие деньжищи! Да лучше больше платите нашим ребятам, лучше в спортшколу отдайте эти деньги. Мы что, Роналдо купили? Нет денег – воспитывай своих, есть деньги – купи одного. Я не хочу сказать о «варягах» ничего плохого – я принципиально против такой совершенно бесперспективной политики развития отечественного футбола.

Абсурд какой-то. Я не могу понять, как так можно? Мне говорят: «Смотри, кто играет в «Реале»!» Да, и в «Реале», и в «Интере» играют великие игроки. И сколько они стоят? За них заплатили по пятьдесят миллионов фунтов. Зиданов по миру раз-два и обчелся, поэтому Зи-дан и Роналдо играют в «Реале». Мы берем какого-то Рокселя, еще кого-то – зачем, для чего? Лень-матушка по России прокатиться? А знаете, почему все это происходит? А потому, что чтобы прокатиться по России, надо иметь тренера-селекционера, настоящего эксперта по футболу, тренерам-селекционерам надо платить хорошие деньги. Лучше мы купим кого-то, привезем из-за кордона, так проще и быстрее.

Дело доходит до абсурда. Главный тренер видит игрока только где-то в Турции на сборах, до этого он его в глаза не видел. Ему кто-то подсказал, что там-то такой-то имярек есть. Давай возьмем! Зачем делать это безобразие: везти его сюда, снимать дорогую квартиру, обеспечивать нормальный быт, к которому он привык у себя на родине, давать ему машину, переводчика – это ж с ума сойти! А так – возьми тренера-селекционера, он будет ездить по России.

Ну возьми меня, пока еще силы есть, я сижу без работы. Неужели я Романцеву не подскажу, какого игрока взять? Хотя бы он мне сказал: «Валера, ты вот съезди в Сибирь, найди парочку нападающих, пару защитников. Я тебе заплачу столько-то денег». Я как специалист по нападающим поеду куда угодно, поеду специально за свои деньги, буду искать, просматривать сотни игроков, но привезу двух-трех достойных. Нет! Мы лучше выковырнем из Африки – например, из Конго или из Камеруна – и вперед! А народ смеется. Дело дойдет до того, что мы вообще потеряем российский футбол. Народ отвернется, вообще не пойдет на стадионы, скажет: «Ну чего там смотреть! Какой «Спартак», когда там одни «черные» играют!». Хотя, повторяю, я против них ничего не имею, особенно если бы мы взяли такого «черного», как Пеле.

Возьмем ту же Бразилию. Там футбол – это престиж страны. Руководители страны не лезут в спорт – для этого есть федерация футбола. Это абсолютно независимая и автономная организация, но правительство всячески патронирует, опекает ее, так как это престиж для них. В Бразилии это национальный вид спорта. Так же в Англии. Футбол там – все, тем более сборная. В этих футбольных державах только одна цель: чтобы заполнялись стадионы, чтобы команды показывали хороший футбол. А чтобы они показывали хороший футбол, подбирают, покупают соответствующих игроков. Они в этот бизнес вкладывают огромные деньги. Мы же хотим, ни хрена не вкладывая, покупать трехрублевых африканцев – и чтоб народ заполнял стадионы. Да не будет этого! Мы должны поднять престиж нашего, российского футбола. В Европе над нами смеются. Если московское «Динамо» с трудом, 1:0, обыгрывает Мальту – Мальту! – то это просто беда какая-то.

В СССР была хоть какая-то организация футбольного дела. Наша сборная по уровню стояла где-то на тре-тьем-четвертом месте в Европе, хотя мы не были настоящими профессионалами, никогда не получали такие деньги, какие там получают. У нас была любовь к этому виду спорта. Сейчас мы все потеряли. А чтобы все это вернуть, надо первым делом поменять весь состав, всю Федерацию футбола, так называемый Российский футбольный союз во главе с Колосковым. Это мое твердое убеждение! Нам нужна совершенно другая политика и стратегия развития футбола в стране.

Весь состав РФС, все эти люди не вселяют жизнь в российский футбол. Они ничего хорошего не сделали для нашего футбола. Президент Российского футбольного союза должен болеть за дело, переживать, должен землю грызть, когда в команде нет профессионализма, патриотизма. Все эти годы со стороны наших спортивных руководителей одни только слова, одна бравада, ничего толкового нет. На банкетах, на приемах в Цюрихе, в Лозанне, в Женеве покурят, попьют – и домой. Надо отстаивать честь страны! А нас пинком везде и отовсюду – Россия перебьется.

Нулевое внимание в стране к этому виду спорта, только одни слова и лозунги – вот вам и вся наша футбольная культура и философия нашего российского футбола.

Футбол, как и спорт в целом, конечно, часть мировой и национальной культуры. Однако у нас и здесь все не как у людей. Вспомните, что началось в нашей Думе во время финала Кубка мира в Японии – Корее. Мы играли с Тунисом. На следующий день в кабинетах и коридорах Думы начались бдения-прения о том, что наши играют безобразно. Кому это все было нужно? Зачем депутаты влезают в дела футбола? Чтобы потом народ за них проголосовал, за этого Шандыбина, за этого Крикунова?! Нормального человека ведь не обманешь. Футбол любят люди разных поколений, разных вкусов, и никакими посулами и калачами народ не обманешь. Ты будь любезен, помоги этому виду спорта, а не кликушествуй и не спекулируй. Не надо никакие законы писать, законами мы уже сыты по горло – ты как депутат сделай что-то конкретное: включи футбол отдельной графой в бюджет, добейся того, чтобы правительство страны выделило пару миллиардов долларов на развитие российского футбола. Вот тогда у него и философия, и культура появятся. Все появится.

А лялякать по телевизору депутатам или так называемым футбольным комментаторам типа Савика Шустера или Уткина – это не культура. Это контркультура. Это бескультурье.

Я все вспоминаю Женю Майорова покойного, великого хоккеиста, который вел хоккей, – это же был высший класс! Это хоккейный парень: поиграл в хоккейной сборной – ведет репортаж. Как он вел! Народ его знает. Народ любил его слушать, как раньше любил смотреть, когда он играл в тройке с братом Борисом и с Вячеславом Старшиновым. Кто слушает этого Уткина? Что он знает про футбол? Уткин пропагандирует антифутбол! Я ничего против него как человека не имею, я его знать не знаю, но я выключаю звук, когда он несет свою белиберду, – невозможное дело! Володя Маслаченко профессионально ведет. Я иногда ему говорю: «Вовка, ты часто в дебри футбольные окунаешься. Не портачь. Начал здорово, ну и продолжай. Что ты начинаешь какой-то ерундой заниматься?» – «А что я?» – «Да ничего, Володя, не один я тебе об этом говорю. Ты же комментатор. Ты Маслаченко, но ты еще не забудь одну вещь: тебя не слишком критикуют потому, что ты Маслаченко. А был бы ты просто Перетуриным – тебя давно сожрали бы болельщики и зрители».

Или возьмите другой пример. Часто комментаторы и футбольные обозреватели сравнивают игру, манеру, стиль разных футболистов и команд, их тренеров. И делают это совершенно некорректно. Как можно сопоставлять Бескова и Симоняна, кто из них лучше играл?! Комментатор не имеет права это делать на широкую публику! Оба они человеки-легенды. Этот играл по-своему, тот по-своему. И оба живы. По-другому вопрос ставить надо. Я как-то высказал Никите Павловичу Симоняну свое мнение об этом, а он мне сказал: «Да, ты прав, конечно. Во-первых, я никогда не играл, как Бесков, у меня был совсем другой футбол. Я помню, как мы играли, я помню, как Бесков играл – абсолютно другой футбол был. Та команда и эта – разные. «Динамо» играло в свой футбол, «Спартак» – в свой». Так же, как Симонян не мог играть, как Стрельцов. Я никогда не буду говорить, что Стрельцов у нас был выдающийся среди центральных нападающих, – да ничего подобного! Если уж честно, то вкупе со Стрельцовым я могу назвать Федотова, Боброва, Симоняна, Понедельника, – каждый в свое время играл на таком уровне! Это был высший класс! Но кто из них лучше был, я не знаю. Их нельзя сравнивать.

Другое дело, я могу сравнить Пеле и Марадону. Я видел, как Пеле играл, и видел Марадону. Мое мнение такое: Пеле на порядок выше. Можно поспорить: я могу свои аргументы привести, кто-то свои – пожалуйста. Почему я их двоих беру? Потому что они в мировом футболе были лучшими.

Поэтому когда комментаторы начинают сравнивать, кто был лучше, я или Еврюжихин – это глупость, конечно. Что такое «лучше»? Тем футбол и хорош, что многих можно выбрать, – персонажей много. Я играл с великим футболистом Игорем Нетто вместе восемь лет. Для меня, пока я жив, он был и останется великим. Я видел, как у него пена изо рта шла, как у загнанной лошади, извините. Не могу назвать никого, кто отдавался бы игре так, как этот человек. Он, когда выходил играть, забывал, в каком мире находится и что вообще делает. Видел мяч и стадион – все! Эти два часа он полностью отключался от мира. Вот где величие! Вот это величие! Как его можно было сравнивать с кем-то? …Воронин был помоложе немножечко, но все равно я не могу сказать, что Нетто был сильнее его. В каких-то компонентах Игорь был сильнее, а в каких-то – Воронин, понимаете? Но Воронин-то начал играть в более современный футбол. Игорь-то играл в то время, когда была система 3x5, а мы-то играли потом 4x2x4, чуть посложнее. И никогда я не сравнивал, например, Нетто и Воронина.

Все играли в свой футбол – добротный, качественный, красивый футбол, вот и все. Единственное, может быть, в чем можно все-таки выделить Игоря: он десять лет подряд (!) был капитаном сборной СССР и кое-что выиграл: Кубок Европы, Олимпийские игры. Вот здесь только можно ему высшую планку дать: он командой руководил, а в остальном – мастерство, конечно, было у всех индивидуальное, игра была сугубо индивидуальной.

Без творчества, без вдохновения нечего выходить на поле, нечего садиться в лодку. Или поднимать штангу. Это бесполезный вариант. Во-первых, гребец, или штангист, или боксер, или конькобежец, или лыжник (я имею в виду индивидуальные виды спорта) – как он может выйти на дистанцию, бежать пятьдесят километров без творчества и без вдохновения?! Я не понимаю. Он же любит этот вид спорта. Он же жизнь отдал этому. Он же жизнь свою поменял на эти лыжи. Он же себе в чем-то отказывает в этой жизни. Он лишние пять граммов не выпьет, он лишние пять граммов не съест. Только творчество, только вдохновение – в любом виде спорта! А в игровых видах спорта тем более – без творчества? Абсурд!

Вдохновение должно быть обязательно. Это праздник. Если я вхожу в «Лужники» и вижу сто тысяч народу, я уже прихожу в восторг. Я говорю себе: «Посмотри, на тебя пришли смотреть сто тысяч!» И я что, буду, как истукан, стоять и только выполнять задание тренера? Да ничего подобного – импровизируешь в пределах разумного! Не партизанщина («что хочу, то и ворочу»), а в пределах разумного. В «Спартаке» были такие защитники, Ловчев и Крутиков. Они играли левого защитника, а как промчится метров пятьдесят – народ вставал, скорость была приличная. А ведь защитнику после такого рывка нужно вернуться назад! Вот оно, вдохновение. Крутиков и Ловчев были уверены, что он промчится с мячом, сделает прострел и вернется назад, на свою позицию: не дать нападающему противника забить или обострить ситуацию – он его прихватит вовремя. Понимаете? Это вдохновение, это смелость, это импровизация. Конечно, были и такие футболисты, которым говорили: «Ты играешь против Стрельцова – не дай ему сыграть». Были такие игроки. Он выходил и держал этого Стрельцова за трусы, сам не играл и ему не давал. Это разве вдохновение? Они, бедные, наверное, приходили в раздевалку и плевались: «Зачем только я вообще на поле вышел!». Он кроме трусов и задницы Стрельцова ничего не видел, потому что тренер дал задание выключить его из игры любыми путями. Был такой полузащитник в «Динамо», заслуженный мастер спорта, в сборной играл, его так и звали – «собака». Он выходил, вцеплялся в подопечного футболиста – и ни вправо, ни влево. Он видел Нетто только – и все. Это разве вдохновение? Это безобразие! А вдохновение – это подъем потрясающий! В тебе поднимается такой адреналин, что ты готов отдать себя всего. Надо ж чем-то удивить этот народ, раз на тебя пришли сто тысяч!

Должна быть красота, в первую очередь красота. Вы согласны со мной, что артист выходит на сцену, чтобы всколыхнуть чувства зрителей? Вспомните Караченцова из Театра Ленинского комсомола: с каким вдохновением играет он в «Юноне и Авось» – с ума сойти можно! Сто раз – и все сто раз с таким вдохновением, с таким мастерством! Да и вся труппа Лейкома. Одним мастерством ничего не сделаешь, абсолютно ничего. Должно быть вдохновение, надо заразить людей, вот тогда все получится. И в футболе то же самое.

Что касается следующего вопроса, почему великие в прошлом футболисты, как правило, редко становятся выдающимися тренерами, я сейчас объясню. Это зависит уже от воспитания. Особенно от дофутбольного воспитания. Вовсе не обязательно быть великим футболистом, чтобы стать потом великим тренером. Дело все в том, что не всякий футболист, который все может на поле, сможет доходчиво и грамотно рассказать, объяснить. Когда бывший игрок становится тренером, он во время теоретических занятий с игроками должен на доске все показать и объяснить. У многих такого навыка нет. Начинающий тренер думает: «Что же они меня не понимают? Ведь все так ясно!»

Второе: человек задумывается о том, чтобы стать тренером, где-то лет в тридцать пять, когда заканчивает играть, а это очень поздно. Тренером надо учиться стать тогда, когда ты еще играешь. Уже в двадцать два – двадцать три года ты должен решить, какой профессией заняться, и на протяжении еще семи – десяти лет игры в команде должен внимательно следить, анализировать и запоминать, какую тренер тебе установку дает, как он с тобой проводит тренировку, как проводит разбор игры, как общается с футболистами до, во время и после игры. И все это надо не просто «мотать на ус», как говорят, но и что-то помечать, записывать в своем блокнотике. Никакой институт тебе ничего этого не даст, институт даст только диплом, а опыт и знания должны быть из твоей игровой практики. Эти свои наблюдения, размышления ты и вписываешь себе в блокнотик.

Мне, например, довелось общаться и работать с такими великими тренерами, как Николай Тимофеевич Дементьев, Никита Павлович Симонян, Сан Саныч Севидов, Юрин отец; в «Динамо» с Леонидом Соловьевым – великий был футболист. Были Быляев Николай Алексеевич, Старостин Николай Петрович, Василий Соколов, Виктор Соколов, Исаев, Сальников Сергей Сергеевич – это все великое поколение тех времен. Одни из них стали выдающимися педагогами, тренерами, а другие – нет. Ну и, конечно, как и во всякой другой профессии, чтобы быть тренером, надо еще угадать, попасть в эту обойму, понимаете?

Бывает так, что вроде все при нем, как, например, у покойного Сальникова: и показать мог, и рассказать, а характер мягкий – не мог потребовать от игрока, не мог приказать, заставить. Он футболистов называл на «Вы», как Аркадьев, Якушин, но те попали в обойму, подфартило им, они авторитет завоевали у игроков и у чиновников… и стечение обстоятельств.

Или возьмите Бескова Константина Ивановича. Я знаю его с мальчишек. Я в «Динамо» играл мальчишкой. Константин Иванович, в принципе, деспот, диктатор, но как тренер – уникальный человек, знающий футбол и его секреты от «а» до «я». Академик футбола! У него такие же качества характера были, как у Л обанов-ского.

Или взять Симоняна. Никита Павлович – истинный джентльмен; хотя и злился иной раз, но чтобы оскорбить, обидеть футболиста – никогда. Спорт – такая вещь, что все время надо терпеть. Самому надо сделать так, чтобы на тебя не орал тренер.

Взять, например, Валентина Иванова – чудак страшный, и орал, и матом мог обложить, и на бровку выскакивал!

Или другой тип – Сан Саныч Севидов, интеллигентный и культурный человек.

Не каждый может быть тренером. Например, Шалимов сейчас начал тренировать «Уралан». Я желаю ему самого наилучшего. Единственно, я обеспокоен его высказыванием в адрес Романцева. Не имеет права так писать человек, еще ничего не сделавший в футболе. Ну объездил ты Европу, играл неплохо, но это не дает тебе права так обливать грязью великого тренера России, команда которого девять лет становилась чемпионом страны, а сборная страны впервые за много лет вышла под его руководством в финал Кубка мира.

Говоря об этих вещах, мы должны понять: все-таки игровые виды спорта гораздо привлекательнее. Я очень люблю и бокс, и борьбу, и водные виды спорта, и дзюдо, и любые другие. Я вообще все виды спорта люблю. Я считаю, что все спортсмены – профессионалы. Я смотрю, я переживаю, я болею за борца так же, как за хоккеиста. Болел за Карелина, когда он проиграл тому американцу в Сиднее на Олимпиаде, – меня чуть инфаркт не хватил!

Спорт – это адский труд вообще, а тем более в индивидуальных видах: гребец-одиночка или лыжник. Он же выходит и борется прежде всего сам с собой. Никто ему не подскажет, никто ему не поможет, никто его «за рог не возьмет», как говорят спортсмены. В игровых видах спорта как раз легче: там можно где-то и «сачка дать», минуточку постоять отдохнуть, пока где-то что-то идет в другом конце поля. В то же время игровые виды спорта более зрелищны: когда, как я говорил, на стадионе сто тысяч народу, это праздник для всех – и для спортсменов, и для зрителей. При всем уважении к борьбе или к боксу: туда придет две тысячи – и все, понимаете? Поэтому, конечно, футбол – это шоу-бизнес.

Такие деньги на этом футболе делают, что ни на какой борьбе, ни на каком велосипеде, ни на каких лыжах ничего подобного не сделать. В то же время футболистам на Западе платят огромные деньги, мы уже называли: шестьдесят миллионов долларов и выше. Вы, наверное, знаете лучше меня, что ряд тренеров в Италии, в Испании выступили за то, что пора эту гонку гонораров остановить, потому что дальше уже невозможно, – куда это приведет?! Но я думаю, что это будет продолжаться и дальше.

Коммерциализация в футболе была, есть и будет. Раньше мы просто об этом не знали. Мы в советское время ни о чем таком понятия не имели. У нас была зарплата, которая была установлена Министерством финансов (Спорткомитетом): сто восемьдесят рублей плюс двести за звание мастер спорта СССР – и все. На сборах шестьдесят рублей иногда выдавали. Всё! Мы не знали того, что ведь и в то время, и всю жизнь футбол был большим бизнесом. Это всегда была коммерция. Раньше-то мы играли без контракта, решения о переходах игроков из одной команды в другую принимала дисциплинарная комиссия. Сейчас все это упорядочили, и я считаю, что это правильно. Сейчас в основе контракт, с игроком работает юрист, агент.

Ведь Сычев поступил, в принципе, верно (папа его оказался грамотным человеком). В контракте Сычева, составленном неграмотным юристом, было допущено две-три ошибки. На этом основании он ушел из «Спартака». Надо каждому игроку иметь классного юриста и хорошего агента. Во всей этой скандальной истории Сычев был, конечно, прав. Футболист отдает свое здоровье, и он должен знать, за что.

Мы только-только начинаем входить в это, в профессиональные юридические дела. На Западе нашей безграмотностью пользуются, потому что мы такие недоучки. Мы за бесценок продаем свое достояние, молодых талантливых игроков, а зарубежные дельцы на этом зарабатывают соответствующие деньги. Там настоящая рыночная торговля, конкуренция. Мы, не умея торговаться на этом рынке, начинаем свои права качать, но часто оказываемся юридически неподкованными. У нас более или менее выгодно на общем фоне выглядит теннис. Они научились решать свои проблемы, в том числе и финансовые, и юридические. Шахматы и теннис – вот, пожалуй, и все.

В нашем российском спорте, и в футболе особенно, должна быть школа менеджмента – обязательно. Вот сейчас она начала работать, Логофет там преподает, другие специалисты футбола – а как же иначе?

Футболист сегодня, как и раньше, никакой не шоумен, никакой не гладиатор – он спортсмен. Спортсмен-профессионал, который за свой труд должен получать нормальные деньги. Он должен быть застрахован на все случаи. А у нас даже футболисты сборной команды не были застрахованы на последнем первенстве мира.

Другая вопиющая проблема нашего футбола – отсутствие организации. У нас могут спокойно перенести календарную игру, могут не убрать стадион (помните, стыковая игра ЦСКА – «Спартак»: одна снегоуборочная машина!). За это все должен отвечать Российский футбольный союз! Должны быть люди, персонально отвечающие за все это! В футбольном хозяйстве пора навести порядок. У нас чиновники, которые заведуют футболом, получают бешеные деньги. Они отлично понимают, что их снять с работы нельзя: это общественная организация. Колосков заявляет: «Попробуйте снимите меня!».

Если бы я руководил РФС, я выгнал бы тех чиновников, которые ни черта не делают, – это раз. Второе: я лично назначил бы руководителем нашего футбола Виктора Понедельника или ему подобного, человека грамотного, прошедшего всю футбольную школу, человека честного и любящего это дело. Я набрал бы людей, которые болеют за наш футбол.

Что касается проблем в мировом футболе, то их достаточно много. Дело все в том, что футбол стал быстрый, и он переходит границы дозволенного. Иногда смотришь матч: идет какое-то гладиаторское побоище. Надо немедленно что-то менять в правилах, чтобы сзади людей не били, потому что они становятся инвалидами. Страшно бьют!.. Футбол – это зрелище, это игра, но ни в коем случае не поединок не на жизнь, а на смерть. Это я говорю как футболист.

Футбол не война. Если так будет продолжаться, то футбол окончательно превратится в бой гладиаторов. Надо все-таки уважать друг друга. Все-таки это не война, а игра. В мировом футболе надо менять структуру футбольного хозяйства: Международной федерации футбола (ФИФА), УЕФА. Там, как и у нас в РФС, люди сидят по тридцать – по сорок лет. Они сидят на этом троне, недосягаемые! Как наш Российский футбольный союз – это самое настоящее осиное гнездо! Никто не проголосует против, потому что все зависимы от Колоскова. Регионы зависимы. Все коррумпировано.

Я люблю футбол от «а» до «я», футболом живу, футболом дышу и надеюсь, что футбол выйдет на новые рельсы. Надеюсь, что у нас появятся новые Стрельцовы, Яшины, Хусаиновы. Надеюсь. И пока жив, буду об этом мечтать.









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх