Загрузка...



ПЯТАЯ СТИХИЯ — «ПУСТОТА»

Вся система боя держится на четырех стихиях: земля, вода и ветер — они окружают нас со всех сторон и в нашей повседневной жизни, но можно говорить и о существовании пятой стихии — пустоты, без нее в нашем мире не найдется места всем четырем. Даосы говорили, что ценность всех предметов заключена в пустоте, содержащейся в них. Мы можем жить в доме лишь благодаря тому, что в нем есть пустота. Чашка является чашкой лишь благодаря пустоте, заключенной в ней. Лишь в пустоту можно налить чай. Однажды некий профессор-буддолог пришел в гости к знаменитому монаху, чтобы поговорить с ним о дзен. Монах предложил ему чаю, усадил за стол, поставил перед ним чашку и начал лить чай. Чашка наполнилась до краев, и чай полился на стол, растекаясь по его поверхности, а монах все продолжал лить. Горячие струйки полились на пол, испуганный профессор опасливо поджал под себя ноги и закричал: «Хватит, хватит, остановитесь!» «Ты думаешь, в тебя войдет больше?» — ответил монах.

Если человек переполнен собственными знаниями и суждениями, ему очень трудно принять мнение другого — ведь для этого придется в чем-то изменить уже сложившуюся систему взглядов и ценностей; поэтому, чтобы влить в наполненную до краев «чашку» хотя бы одну новую каплю, придется предварительно отлить из нее ровно столько же.

Если человек называет кого-то учителем, то этим самым он признает знание учителя более совершенным или более фундаментальным, чем его собственное. Этим признанием он просит его о помощи, и первое, что почти всегда приходится делать учителю, — это помочь ученику очистить сознание от выявившихся ошибок и иллюзий.

Вызываясь учить человека чему-нибудь, сразу попадаешь в очень опасное положение. С одной стороны, очень хочется, чтобы человек понял и усвоил, что от него хотят, с другой — он должен постичь все самостоятельно, выстрадать, открыть для себя естественность и универсальность, конкретный смысл каждой мелочи. Пользуясь указаниями тех, кого он избрал себе в наставники, каждый сам прокладывает себе Путь. И другого пути нет.

Отклонение в сотую долю градуса может увести от цели на многие километры. В Великих Делах мелочей не бывает. А то, чему мы решили посвятить несколько лет своей жизни, обязательно должно быть великим, ибо единственное, чего нельзя иметь в избытке и чего никто нам не вернет — это время!

Нет ложных учителей, нет ложных учений, есть только люди и учения, к которым отнеслись без должного внимания. Если упорно практиковать любое учение, приняв его как Путь достижения своей Цели, оно обязательно принесет плоды.

Нет не боевых движений, есть движения, применяемые не к месту и не вовремя. Вовремя выставленный вперед палец заменяет множество изощреннейших техник (рис. 323).

Рис. 323.

К месту сказанное слово может стать причиной великих событий. Учитесь сохранять пустоту. Это может получиться, если вы научитесь видеть пустоту и заполнять пустоту.

Видя пустоты в обороне противника, незачем думать о технике. Легчайшего воздействия достаточно, чтобы повергнуть его наземь. Видя пустоты в его замыслах, легко разрушить их, просто уйдя в сторону. Убить человека легко — победить трудно. На Западе победа — это когда «Я победил!», на Востоке — «Он побежден». Поставьте вместо «Я» пустоту, и тот, кто нанесет в нее удар, сам не удержится на ногах.

Брюс Ли был хорошим бойцом, но не мастером. Мастер не умер бы таким молодым и такой нелепой смертью. Мастер — это человек, с которым не происходит случайностей, так как он в ответе за каждый свой поступок.

Знаменитый врач античности Гален «четко» различал понятия «атлет», т.е. спортсмен, и «воин». «Первый, — говорил он, — проводит дни в непрестанных упражнениях, готовя свое тело к выполнению определенных задач в определенных условиях. Он добивается поразительных результатов — но стоит измениться условиям тренировки или образу жизни, как его здоровье подвергается многим тяжелым заболеваниям. Воин же готовит себя именно к этим изменениям, закаляя тело лишениями и приучая его к действиям в любых условиях». Эти слова не потеряли смысла и сегодня.

Воин не может рассчитывать на снисхождение. Он знает, что за любую ошибку он будет платить кровью. Единственный человек, который может ему помочь — это он сам. Он не может допустить в свою жизнь необдуманных поступков, случайностей и неувязок.

Самое интересное, что «сидевший» народ тоже не признает слово «нечаянно», ведь любая оплошность в этом жестоком мире может стоить жизни. Казалось бы, насколько далеки должны быть друг от друга высохшие китайские мудрецы и матерые урки, а суть умения жить понимают одинаково. Может, это и привело к возникновению таких техник, как Да-цзе-шу, где жестокость реального мира воплощена в жестокость захватов и ударов.

Будь ты праведник, будь ты грешник, идти по жизни, как по лезвию ножа, одинаково трудно. Нет места случайностям, нет места ошибкам. Удивительные параллели здесь встречаются на каждом шагу. Горный аскет не имеет ничего, кроме того, что на нем, и убежденный вор презирает накопительство. Один сидит в тесной келье, другой в камере; один отказывается от общества, другой противопоставляет себя ему. Что делает столь похожими эти два пути? Постоянное сознание своей ответственности — единственно надежная опора в этом меняющемся мире.









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх