• Авраам
  • Лот
  • Агарь
  • Исаак
  • Исав
  • Иаков
  • Фамарь
  • Иосиф
  • ПАТРИАРХИ

    Авраам

    Спустя четыреста лет после потопа на юге Месопотамии, в богатом и многолюдном городе Уре, жил человек по имени Фарра. У него было три сына: Аврам, Нахор и Аран. Из них Аран умер ещё при жизни отца. Скорбя о потере, Фарра не пожелал оставаться в Уре, взял своих сыновей и переселился на север Месопотамии — в большой торговый город Харран. Тут он прожил в покое и достатке до самой своей кончины. Второй сын Фарры, Нахор, пребывал вместе с ним. А что до старшего, Аврама, избранного Господом для исполнения Своих сокровенных замыслов, то его судьба сложилась совсем иначе.

    В тот год, когда Авраму исполнилось семьдесят пять лет, Господь сказал ему: «Оставь землю твою и дом отца твоего и иди в землю, которую Я укажу тебе. Там Я произведу от тебя великий народ, возвеличу имя твоё, и благословятся в тебе все племена земные». Аврам послушался, взял весь свой скот, всех своих рабов и двинулся в путь, как велел ему Бог. Вместе с ним были его жена Сара и племянник Лот, сын Арана. Оставив Харран, странники явились на юг, в землю, которой в то время владели ханаанеи, и прошли по ней до самого Сихема. Тут Господь явился Авраму и сказал ему: «Вот земля, которую Я отдам во владение твоему потомству!» Аврам, горячо поблагодарив Бога, воздвиг в этом месте жертвенник. Но долго оставаться в стране Ханаанской он тогда не смог и двинулся дальше на юг, поскольку начался сильный голод.

    Аврам решил отправиться в Египет, чтобы переждать там неблагополучное время. Когда они приблизились к границе, он сказал Саре; «Я знаю, что ты женщина прекрасная видом. Увидев тебя, египтяне скажут: „Это жена его!“ — и убью меня. Чтобы этого не случилось, пусть все думают, что ты моя сестра». Сара согласилась поступить так, как он решил. Аврам между тем беспокоился не зря. Едва его караван появился в Египте, местные жители стали восхищаться необычайной красотой Сары. Вельможи тотчас донесли о ней фараону, а тот взял её в свой дом и хотел на ней жениться. Однако Господь не допустил этого и поразил дом фараона многими бедствиями. Фараон сообразил, в чём дело, призвал к себе Аврама и принялся пенять ему за обман: «Что это ты сделал со мною? Зачем ты скрыл, что Сара твоя жена? Возьми её обратно и ступай!»

    Вернувшись в Землю Ханаанскую, Аврам стал кочевать к северу от Мёртвого моря. Однажды Господь призвал Аврама и сказал ему: «Посмотри на север, на восток, на юг и на запад. Всю землю, которую ты видишь, Я отдам твоему потомству навеки, и сделаю потомство твоё многочисленным, как песок земной. Если кто может сосчитать песок земной, то и потомство твоё сочтено будет». Авраму было приятно слышать, что Бог продолжает радеть о его благополучии. Он отправился к Хеврону и поселился там у дубравы Мамре.

    Прошло несколько лет, а Сара по-прежнему оставалась бездетной. Однажды Господь явился Авраму в ночном видении и сказал: «Не бойся Аврам! Я твой щит, и награда твоя будет очень велика». — «Господи, — отвечал ему Аврам, — что Ты можешь дать мне, раз у меня нет сына и наследника? Всё, что мне принадлежит, унаследует чужой человек!» — «Нет! — возразил Господь, — всё, чем ты владеешь, непременно достанется твоему сыну и тому народу, который Я произведу от него! Выйди из шатра, посмотри на небо и попробуй сосчитать звёзды, если сможешь. Вот сколько будет у тебя потомков! И Земля Ханаанская будет находиться у них во владении». — «Владыка! — спросил Аврам, — но как мне узнать, что земля эта непременно достанется им?» Господь велел ему: «Возьми тёлку, козу, барана, горлицу, молодого голубя и жди Моего знамения».

    На следующий день Аврам рассёк пополам тёлку, козу и барана, положив части животных одну против другой, как это делалось обычно при заключении договора. Только птиц он не стал рассекать. На закате Аврам заснул, и тут нашёл на него ужас и мрак великий. Затем послышался голос Господа, говорящего ему: «Знай, что по прошествии четырёхсот лет потомки твои будут пришельцами в чужой земле, окажутся в неволе и будут терпеть жестокое угнетение. Но Я произведу суд над народом, поработившим их, и выведу их в Землю Ханаанскую. Сам ты, прожив многие годы, мирно умрёшь в глубокой старости, но потомки твои возвратятся сюда и овладеют всей окрестной страной!» При этих словах Аврам проснулся и увидел, как между рассечёнными частями животных прошёл огонь и появился дым. В этот день Господь заключил с Аврамом завет и твёрдо пообещал отдать его потомству всю Ханаанскую Землю.

    Аврам был девяноста девяти лет, когда Господь вновь явился ему и сказал: «Я Бог Всемогущий; ходи предо Мною и будь непорочен; и Я поставлю завет Мой между мной и тобою». Аврам упал ниц, а Бог продолжал говорить с ним и сказал: «Ты не будешь больше называться Аврамом, но будет тебе имя Авраам, так как Я сделаю тебя отцом множества народов. И поставлю завет между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя. И договор этот будет вот какой: Я дам потомкам твоим во владение всю Землю Ханаанскую, по который ты теперь странствуешь, и буду им Богом. А в знак завета между Мной и тобой, а также между мной и твоими потомками да будет у вас обрезан весь мужской пол. Отныне обрезайте крайнюю плоть у каждого младенца мужского пола, рождённого в вашем доме. Да будет завет Мой на вашем теле заветом вечным!» И ещё сказал Бог Аврааму: «Сару, жену твою, не называй больше Сарою. Отныне её имя будет Сарра. Я благословлю её и дам тебе от неё сына». Слыша это, Авраам рассмеялся в душе и подумал: «Неужели от столетнего будет сын? И неужели Сарра в девяносто лет сможет родить?»

    После этого Господь явился Аврааму в дубраве Мамре, когда тот во время дневного зноя сидел при входе в свой шатёр. Авраам поднял глаза и увидел трёх путников, стоящих против него. Он побежал им навстречу, поклонился до земли и сказал: «Владыка! Если я достиг милости в глазах Твоих, не пройди мимо раба Твоего. Сейчас принесут немного воды и омоют ваши ноги, и тогда отдохнёте под этим деревом. А я принесу хлеба, и вы подкрепите ваши сердца; потом пойдёте своим путём». Они согласились и сказали: «Сделай так, как говоришь».

    Авраам поспешил в шатёр к Сарре и сказал: «Поскорее замеси лучшей муки и сделай пресные хлебы». Потом побежал к стаду, выбрал телёнка нежного и хорошего, дал слуге, и тот приготовил его. Авраам взял масла и молока, приготовленного телёнка и поставил перед ними. Они поели и спросили: «Где Сарра, жена твоя?» Он отвечал: «Здесь в шатре». И сказал один из них: «Когда в следующем году Я опять буду у тебя в гостях, будет сын у Сарры, жены твоей». А Сарра стояла позади, у входа в шатёр, и, услышав эти слова, рассмеялась про себя, так как ей было в это время девяносто лет, и она не могла родить. Господь сказал Аврааму: «Напрасно смеётся жена твоя. Разве есть что трудное для Господа? В назначенный срок Я буду у тебя в будущем году, и у Сарры будет сын». Сарра, испугавшись, стала уверять, что она не смеялась. Но Господь сказал: «Нет, ты смеялась».

    Путники встали и отправились по направлению к Содому и Гоморре. Господь сказал Аврааму: «Долетел до меня вопль великий, что жители Содома и Гоморры закоренели в злодеяниях и что грех их весьма тяжёл. Сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне. И если правду говорят о них, то покараю их жестоко». Авраам спросил: «Неужели Ты погубишь вместе и правых и виноватых? Может быть, есть в этом городе пятьдесят праведников? Неужели Ты не пощадишь всего места ради пятидесяти праведников?» Господь сказал: «Если я найду в Содоме пятьдесят праведников, то я ради них пощажу весь город». Авраам сказал в ответ: «Вот я, прах и пепел, решился говорить Владыке, но, может быть, до пятидесяти праведников не достанет пяти. Неужели, за недостатком пяти Ты истребишь весь город?» Господь сказал: «Не истреблю, если найду там сорок пять». Авраам продолжал говорить с Ним и спросил: «Может быть, найдётся там только сорок?» Господь сказал: «Пощажу их и ради сорока». И сказал Авраам: «Да не прогневается, Владыка, что я осмелюсь говорить, но может быть, найдётся там всего тридцать?» Так говорил он каждый раз, и Господь в милости Своей обещал пощадить содомитов и ради тридцати праведников, и ради двадцати и даже ради десяти. После этого Он перестал говорить с Авраамом и пошёл от него, а Авраам возвратился в свой шатёр.

    Лот

    Лот, сын Арана, племянник Авраама вместе с дядей переселился в Землю Ханаанскую. У Авраама было много крупного и мелкого скота. И у Лота, который следовал за Авраамом, также имелся в изобилии мелкий и крупный скот. Их стада были так велики, что трудно стало пасти их на одном месте. Часто вспыхивали споры между пастухами скота Аврамова и между пастухами скота Лотова. И сказал Аврам Лоту: «Да не будет раздора между мною и тобою, между пастухами твоими и моими; ибо мы родственники. Отделись же от меня: если ты налево, то я направо, а если ты направо, то я налево». Лот избрал себе землю неподалёку от Мёртвого моря, близ городов Содома и Гоморры.

    Вечером, после памятного разговора в дубраве Мамре, когда Господь не нашёл в Содоме и Гоморре даже десяти праведников, пришли два ангела Господних к воротам Содома, в то время когда Лот сидел там. Лот увидел ангелов и встал, чтобы встретить их, и поклонился лицом до земли. И сказал Лот: «Государи мои! Зайдите в дом раба вашего, и переночуйте, и умойте ноги ваши. А поутру встанете и пойдёте своим путём». Они говорили: «Нет, мы ночуем на улице». Но он сильно упрашивал их. Ангелы пошли к нему, и пришли в его дом. Лот сделал им угощение, испёк также пресные хлеба, и они ели.

    Не успели они лечь спать, как городские жители от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом, вызвали Лота и говорили ему: «Где люди, пришедшие к тебе на ночь? Выведи их к нам; мы познаем их». Лот вышел к ним, запер за собой дверь и сказал: «Братья мои, не делайте зла. Есть у меня две дочери; лучше их выведу к вам, и делаете с ними, что угодно; только гостям моим не делайте ничего, так как они пришли под кров дома моего». Но содомиты страшно рассердились, увидев упорство Лота, и подошли к дому, чтобы выломать дверь. Тогда ангелы ввели Лота в дом, а людей, бывших при входе, поразили слепотой от малого до большего, так что они измучились в поисках входа.

    И сказали ангелы Лоту: «Кто у тебя ещё есть в этом городе? Зятья ли, сыновья ли твои, или дочери, кто бы ни был у тебя из близких, всех выведи из города. Ибо мы истребим это место, потому что велик вопль на жителей Содома к Господу, и Господь послал нас истребить его». Лот вышел и говорил с теми юношами, которые сватались за его дочерей. Он сказал им: «Встаньте, выйдите из города, ибо Господь истребит его». Но тем показалось, что Лот шутит, и они остались среди обречённых на смерть.

    Когда взошла заря, ангелы стали торопить Лота, говоря: «Встань, возьми твою жену и двух дочерей, чтобы не погибнуть тебе за беззакония города». И так как Лот медлил, то ангелы, по милости к нему Господа, взяли за руки его и жену его, и двух его дочерей, вывели их, и поставили за городской стеной. Один из них сказал: «Спасай свою душу — не оглядываясь назад и нигде не останавливаясь, беги на гору, чтобы тебе не погибнуть». Но Лот сказал: «Если побегу я на гору, то не успею укрыться там до восхода солнца. Позволь мне спастись в городке неподалёку отсюда». Ангел сказал: «В угоду тебе я пощажу город, о котором ты говоришь, но поспеши, так как я не могу сделать дела до тех пор, пока ты не придёшь туда».

    На восходе Лот добрался до городка, о котором говорил и который назывался Сигор. В это время Господь пролил дождём на Содом и Гоморру серу и огонь. И уничтожил огонь оба города вместе с их жителями. Один только Лот спасся со своими дочерьми. Жена же Лотова оглянулась позади его на шум и обратилась в соляной столп. (Предание о Содоме и Гоморре имеет, по-видимому, исторически достоверные корни, отразив в памяти народа образ какого-то стихийного бедствия, случившегося в древние времена в районе Мёртвого моря. Местность эта, характеризуемая в Библии как некогда цветущая, ещё в библейские времена была затоплена водами Мёртвого моря. Его безжизненные южные берега, хранящие следы вулканической деятельности, изобилуют выходами и месторождениями серы, нефти и газа, вследствие воспламенения которых могла произойти описываемая в Библии катастрофа. Об этой катастрофе сообщают и некоторые античные авторы. Древнегреческий писатель Страбон в XV книге своей «Географии» приводит легенду, повествующую о том, что возле Массады, большой крепости на юго-западном берегу Мёртвого моря, тринадцать процветающих городов были разрушены в одночасье землетрясением, извержением смолы и серы и неожиданным наступлением моря, которое унесло с собой пытавшихся бежать жителей. О том же сообщает Иосиф Флавий в VI книге своих «Иудейских войн» и Тацит в V книге своей «Истории». На реальность существования Гоморры указывают клинописные тексты из открытого недавно города Эбла. На берегу Мёртвого моря туристам показывают высокий соляной столп, в который якобы превратилась жена Лота. Тот в самом деле очень напоминает женскую фигуру в сером фартуке, смотрящую назад.)

    Лот вышел из Сигора и поселился на горе, ибо он боялся оставаться в городе. Он жил в пещере, и с ним две его дочери. И сказала старшая младшей: «Отец наш стар, и нет человека на земле, который бы вошёл к нам по обычаю всей земли; итак напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восстановим от отца нашего племя». Они напоили отца вином; и вошла старшая и спала с отцом своим в ту ночь; а он не знал, когда она легла и когда встала. На другой день старшая сказала младшей: «Вот, я спала вчера с отцом моим; напоим его вином и в эту ночь; и ты пойди, спи с ним, и восстановим от отца нашего племя». Так они и поступили. В эту ночь вошла к Лоту младшая дочь и спала с ним; и он не знал, когда она легла и когда встала. И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего. Старшая родила сына, и нарекла ему имя: Моав. От него произошли все моавитяне. Младшая также родила сына, и нарекла ему имя: Бен-Амми. От него произошли все аммонитяне.

    Агарь

    Как-то Сарра сказала Аврааму: «Господь не дал мне детей. Возьми в жёны мою служанку Агарь. Пусть хоть от неё будут у нас дети». Авраам согласился и сделал так, как хотела Сарра. Но когда Агарь почувствовала, что у неё будет ребёнок от Авраама, она возгордилась и стала презирать свою госпожу. Сарра сказала Аврааму: «В обиде моей ты виновен! Я отдала тебе свою служанку, а она, узнав, что скоро родит тебе наследника, начала презирать меня. Господь пусть будет судьёй между мною и тобою». Авраам отвечал Сарре: «Вот, служанка твоя, в твоих руках; делай с ней всё, что тебе угодно».

    Сарра стала притеснять Агарь, и она убежала от неё в пустыню. Однако здесь силы покинули несчастную, и она села в изнеможении у источника по дороге к Суру. Ангел Господень нашёл её здесь и спросил: «Агарь, служанка Саррина! Откуда ты пришла и куда идёшь?» Она отвечала: «Я бегу от Сарры, своей госпожи». Ангел Господень велел ей: «Возвратись к твоей госпоже и покорись ей. А когда у тебя родится сын, нареки его Измаилом, ибо услышал Господь о твоих страданиях, и, умножая, умножит потомство твоё, так что нельзя будет счесть его от множества».

    Агарь послушалась, вернулась обратно к своей госпоже Сарре и стала служить ей по-прежнему. Когда у неё родился сын, она назвала его Измаилом, сделав всё так, как повелел Господь.

    Между тем Господь сделал Сарре всё, как обещал: прошёл год после явления в Мамре, и она родила Аврааму сына, в то время, о котором говорил Бог. Авраам назвал его Исааком. Ему как раз исполнилось сто лет, а его жене — девяносто. И сказала Сарра: «Смех сделал мне Бог. Кто ни услышит обо мне, рассмеётся. Кому ещё год назад пришло б в голову сказать: Сарра будет кормить детей своей грудью? Ведь я уже глубокая старуха. А вот свершилось всё так, как говорил Господь».

    Однажды Сарра увидела, что Измаил, сын Агари, насмехается над её сыном, и сказала Аврааму: «Выгони эту рабыню и сына её, так как я не хочу, чтобы он наследовал добро твоё вместе с сыном моим Исааком». Аврааму было жаль Измаила. Но Бог сказал ему: «Не огорчайся за Измаила и свою рабыню и сделай так, как говорит тебе Сарра, ибо я позабочусь о твоём сыне». Авраам встал рано утром, взял хлеба и мех воды, дал их Агари, положил ей на плечи Измаила и отпустил её. Она пошла и заблудилась в пустыне. Когда кончилась вода в её мехе, она оставила мальчика под кустом и пошла дальше одна, так как не хотела видеть его смерти. Тут ангел Божий с неба окликнул Агарь и сказал ей: «Что с тобой, Агарь? Не бойся; Бог услышал голос твоего плачущего сына. Встань, подними его и возьми за руку. И иди туда, куда Я укажу тебе». Агарь пошла вслед за ангелом, увидела колодец с водой, наполнила мех и напоила сына.

    И был Бог с Измаилом до тех пор, пока он не вырос и не стал стрелком из лука. Мать взяла ему жену из египетской земли, и было у Измаила двенадцать сыновей. Каждый из них стал родоначальником большого народа (среди потомков Измаила самым славным считается Аднан, сделавшийся в дальнейшем родоначальником многих арабских племён). Так исполнил Господь обещание, данное Агари у источника по дороге к Суру.

    Исаак

    Однажды Господь воззвал к Аврааму и сказал ему: «Авраам!» Он отвечал: «Вот я!» И повелел Господь: «Возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака, пойди в землю Мориа, и там принеси его в жертву на одной из гор, которую Я укажу тебе». Авраам встал рано утром, оседлал осла, взял с собой двоих слуг и Исаака, наколол дров для жертвы и пошёл туда, куда велел ему Бог. На третий день пути он издалека увидел это место и сказал своим слугам: «Останьтесь здесь с ослом, а я и сын пойдём на гору, поклонимся Господу и возвратимся к вам».

    Авраам взял дрова для жертвы и возложил их на Исаака; взял в руки огонь, нож; и пошли оба вместе. Исаак спросил у Авраама: «Отец мой! Вот огонь, вот дрова, где же ягнёнок для жертвы?» Авраам отвечал: «Бог найдёт себе ягнёнка для жертвы, сын мой». Когда они пришли на место, назначенное Богом, Авраам устроил жертвенник, разложил дрова и, связав сына своего Исаака, положил его поверх дров. Он протянул руку и взял нож, чтобы заколоть сына, но ангел Господень окликнул его с неба и сказал: «Авраам! Авраам! Не поднимай руки твоей на сына, не делай над ним нечего. Теперь Я знаю, что ты боишься Бога и не пожалеешь сына твоего единственного ради Меня. За это Я исполню всё, что обещал тебе, и умножу потомство твоё, так что оно будет как звёзды небесные и как песок на берегу моря. Без счёта будет оно, за то, что ты послушался Моего голоса».

    Авраам развязал Исаака, и тут увидел неподалёку барана, запутавшегося в чаще рогами, пошёл, взял его и принёс в жертву вместо своего сына.

    (В истории с несостоявшимся жертвоприношением Исаака современные учёные видят следы человеческих жертвоприношений, бытовавших прежде среди древних евреев.

    В упомянутой выше Книге Завета есть такой наказ Господа (Исх. 22: 29–30): «Отдавай Мне первенца из сынов твоих; то же делай с волом твоим и с овцою твоею: семь дней пусть они будут при матери своей, а в восьмой день отдавай их Мне». Однако этот закон можно было обойти, сделав обрезание и принеся в жертву обрезанную плоть.)

    Когда Сарре исполнилось сто двадцать семь лет, она умерла в Хевроне, в Земле Ханаанской. Авраам оплакал свою жену, а потом пришёл к здешним жителям и сказал им: «Я у вас пришлец и поселенец, не имеющий собственной земли; дайте мне в собственность место между вами, чтобы я мог похоронить умершую». Те отвечали: «Господин наш! Ты князь Божий посреди нас. Похорони умершую в любом погребальном месте, которое сочтёшь наилучшим. Никто не откажет тебе в этом». Авраам поклонился народу и сказал: «Если вы согласны, чтобы я похоронил мою умершую в вашей земле, то попросите за меня Ефрона, сына Цохарова, чтобы он продал мне пещеру Махпелу, которая находится в конце его поля. Пусть продаст он мне её в собственность для погребения». Между тем Евфрон находился среди собравшихся. Он отвечал: «Господин мой! Раз таково твоё желание, я подарю тебе и пещеру и поле». Но Авраам отказался от дара. «Если ты согласен, — сказал он, — то я заплачу тебе за землю серебром. Возьми у меня деньги перед лицом всего народа, и я похороню свою умершую». — «Что ж, — отозвался Ефрон, — если ты настаиваешь, то пусть будет по-твоему. Земля стоит четыреста сиклей (один сикль равнялся приблизительно 16 граммам). Что эта за сумма для меня или для тебя?» Авраам тут же отвесил ему четыреста сиклей. Поле Ефрона, располагавшееся против Мамре, стало его собственностью, и он похоронил Сарру в пещере Махпела.

    Когда Авраам состарился, он позвал к себе верного раба, управителя своего дома, и сказал ему: «Поклянись Господом, Богом земли и неба, что не возьмёшь моему сыну Исааку жену из дочерей ханаанских, среди которых мы живём. Ступай на мою прежнюю родину в Месопотамию и найди ему жену среди женщин моего племени».

    Раб взял из стад Авраама десять верблюдов, нагрузил их всевозможным добром и отправился в дорогу. В положенный срок он добрался до Харрана, где, как он знал, жил прежде брат Авраама Нахор, но не стал входить внутрь, а остановил верблюдов у колодца. Был вечер, и женщины выходили черпать воду. Раб обратился с молитвой к Господу и стал просить: «Господи, Боже господина моего Авраама! Вот, стою я у колодца и дочери жителей выходят к нему. Каждой девушке, которая придёт за водой, я буду говорить: „Приклони свой кувшин и дай мне напиться“. И так я буду стоять здесь до тех пор, пока одна из них не скажет мне: „Пей вдосталь, а я напою твоих верблюдов“. И по этим словам я узнаю ту, которую Ты выбрал в жёны для господина моего Исаака».

    Он ещё не перестал говорить, как вышла из города красавица Ревекка, внучка Нахора, держа на плече свой кувшин. Она сошла к источнику, набрала воды и пошла вверх, а раб побежал ей навстречу и попросил: «Дай мне испить немного воды». Она сказала: «Пей, господин мой» — тотчас спустила кувшин и напоила его. А потом предложила: «Я стану черпать и для верблюдов твоих, пока они не напьются» — вылила воду из кувшина в поило, побежала опять к колодцу и начерпала для всех его верблюдов.

    Когда верблюды перестали пить, раб взял золотую серьгу и два золотых запястья, положил ей в руки и спросил: «Чья ты дочь? Скажи мне, есть ли в доме отца твоего место для ночлега?» Она отвечала: «Я дочь Вафуила, сына Нахора. А дом наш всегда открыт для странников: у нас есть и место для ночлега и корм для верблюдов». Услышав это, раб преклонил колена и поблагодарил Господа за то, что Он вывел его прямым путём к дому брата его господина. Девушка тем временем побежала скорей домой и рассказала обо всём своей матери. Брат Ревекки по имени Лаван вышел навстречу рабу Авраама и ввёл его в свой дом. Он расседлал его верблюдов, дал им корма и принёс воды умыть ноги гостю и всем людям, которые были с ним. И предложена была ему пища, но раб сказал: «Не стану есть, пока не скажу дела, ради которого прибыл к вам». Лаван и Вафуил отвечали ему: «Говори». Гость начал свой рассказ и поведал о судьбе Авраама, после того как тот покинул землю предков, и о том, как Господь покровительствовал ему. И далее рассказал он об Исааке, сыне Авраамовом, который был наследником всех богатств своего отца, и о том, что не хочет Авраам женить его на ханаанской девушке, а желает взять ему жену из рода Нахора, брата своего. Так дошёл он до цели поездки и стал просить Вафуила выдать свою дочь Ревекку замуж за господина его Исаака.

    Вафуил и Лаван отвечали: «Господь устроил это дело. Можем ли мы идти против воли Его?» Они позвали Ревекку и спросили её: «Пойдёшь ли ты с этим человеком в дом его господина?» Она сказала: «Пойду». На другой день родители, благословив девушку, отпустили её вместе с рабом Авраама. Ревекка и её служанки сели на верблюдов и поехали вслед за ним в Ханаанскую Землю. Исаак встретил их по дороге. Он был очень рад приезду невесты. В скором времени Ревекка стала его женой, и он очень полюбил её.

    Исав

    Подобно Сарре, Ревекка долгое время не могла родить своему мужу детей. Лишь по прошествии двадцати лет, когда Бог внял горячим мольбам Исаака, она родила двоих близнецов. Первым появился младенец красный как кожа и косматый. Ему нарекли имя Исав. А потом, держась за пятку Исава, родился его брат, наречённый Иаковом.

    После рождения внуков Авраам прожил ещё пятнадцать лет. Достигнув стосемидесятипятилетнего возраста, он умер престарелый и пресыщенный жизнью. Его сыновья, Исаак и Измаил, похоронили отца в пещере Махпеле рядом с телом его любимой жены.

    Когда дети Исаака выросли, старший из них Исав стал опытным звероловом, человеком полей, а Иаков — искусным пастухом, проводившим свою жизнь в шатрах. Исав был муж суровый и вспыльчивый; Иаков, напротив, — кроткий и осторожный. Исав сделался любимым сыном Исаака, а Ревекка любила Иакова.

    Как-то раз Иаков приготовил похлёбку из чечевицы. Исав пришёл с поля усталый и голодный. Увидев кушанье Иакова, он стал просить его: «Дай мне поесть вот это красное, что ты приготовил! Дай мне этого красного, ведь я устал!» Иаков сказал: «Бери и ешь, но отдай мне взамен своё первородство». — «Что мне до моего первородства, когда я умираю от голода! — воскликнул Исав. — Бери его, если хочешь, только дай мне поесть!» — «Поклянись прежде, что первородство теперь моё». Исав поклялся. Иаков дал ему хлеба с чечевичной похлёбкой и ушёл очень довольный своим приобретением.

    С годами Исаака стали преследовать недуги, самым тяжким из которых была слепота. Однажды он призвал Исава и сказал ему: «Вот, я состарился и не знаю дня моей смерти. Возьми свой колчан, свой лук, пойди в поле и налови мне дичи. А потом приготовь кушанье, какое я люблю, и принеси мне поесть, чтобы благословила тебя душа моя, прежде нежели я умру».

    Ревекка слышала всё, что говорил Исаак Исаву. Исав пошёл в поле достать и принести дичи, а Ревекка сказала Иакову: «Я слышала, как отец твой говорил брату твоему Исаву: „Принеси мне дичи и приготовь мне кушанье; я поем и благословлю тебя пред лицом Господним, пред смертью моею“. Теперь, сын мой, послушай, что я тебе скажу: пойди в стадо и принеси мне двух молодых козлят, я приготовлю из них кушанье, какое любит Исаак, ты предложишь его отцу, он поест, и благословит тебя перед смертью вместо твоего брата. Ведь Исаак ослеп и не сможет узнать того, кто стоит перед ним».

    Иаков возразил Ревекке: «У Исава, брата моего, тело покрыто шерстью, а моя кожа гладкая. Может статься, отец ощупает меня и узнает, кто стоит перед ним, и тогда я буду в его глазах обманщиком и наведу на себя проклятие вместо благословения». Ревекка сказала ему: «На мне пусть будет проклятье твоё, сын мой, только послушайся моих слов и принеси мне то, что прошу». Иаков пошёл в стадо, взял двух козлят и принёс их матери. Ревекка сделала кушанье, какое любил Исаак. Потом взяла она одежду своего старшего сына Исава, бывшую у неё в шатре, и одела в неё Иакова; а руки и шею его обложила шкурами козлят. Иаков взял кушанье, приготовленное матерью, вошёл к Исааку и сказал: «Отец мой!» Тот спросил: «Кто ты, сын мой?» Иаков отвечал: «Это я, Исав, первенец твой. Я сделал так, как ты сказал. Сядь и поешь моей дичи, чтобы благословила меня душа твоя». Исаак удивился и спросил: «Что это ты так скоро вернулся, сын мой?» Иаков отвечал: «Потому что Господь послал мне дичь навстречу». Но Исаак продолжал сомневаться и сказал Иакову: «Подойди ко мне, я ощупаю тебя, сын мой — в самом ли деле ты Исав?» Иаков подошёл к Исааку, тот ощупал его и сказал: «Голос Иакова, а руки Исава у тебя, сын мой». Он не узнал Иакова, потому что руки у того были обложены шкурами козлят и казались косматыми. Исаак поел, а затем сказал: «Поцелуй меня, сын мой». Иаков подошёл и поцеловал его. Исаак ощутил запах от его одежды и окончательно уверился, что перед ним Исав. Он благословил Иакова и сказал: «Пусть даст тебе Господь множество хлеба и вина; пусть поклоняются тебе народы и племена; будь господином над братьями своими, да поклонятся тебе сыны матери твоей». И принял Господь благословение Исаака, и сделал для Иакова всё так, как просил о том его отец.

    Едва успел Иаков выйти из шатра отца, как пришёл Исав со своей добычей. Он также приготовил кушанье, принёс его Исааку и сказал: «Встань, отец мой, поешь дичи сына твоего, чтобы благословила меня душа твоя». Исаак удивился и спросил: «Кто ты?» Он сказал: «Я сын твой, первенец твой, Исав». Услышав это, Исаак задрожал и сказал: «Вижу ясно, что случилось. Брат твой, выдав себя за тебя, пришёл раньше и хитростью взял твоё благословение. Прежде тебя принёс он мне дичи, я ел её и благословил его. Значит, он и будет первым перед Господом». Исав, выслушав отца, горько заплакал, а потом спросил: «Неужели ты не оставил благословения и для меня?» Исаак отвечал ему: «Вот, я поставил его господином над тобою, а всех братьев его отдал ему в рабы; одарил его хлебом и вином; что же я могу сделать для тебя?»

    Так сказал Исаак, но Исав не мог поверить, что несчастье его так непоправимо, и умолял отца о благословении. Исаак, помолчав, сказал ему: «Нелегка будет судьба твоя — будешь ты жить тем, что сумеешь добыть мечом твоим, и будешь ты служить брату твоему. Но придёт время, когда воспротивишься и сбросишь его с шеи своей». Больше Исаак ничего не прибавил к благословению Исава, и тот вышел из шатра. С этой минуты Исав жестоко возненавидел Иакова и сказал себе: «Сейчас я ничего не могу поделать, но в день смерти отца я убью Иакова за его вероломство».

    Иаков

    Ревекке пересказали слова Исава. Она призвала Иакова и сказала: «Я узнала, что твой брат Исав грозится убить тебя за то, что тебе досталось его благословение; послушай теперь, сын мой, что я тебе скажу: встань, беги в Харран к моему брату Лавану и поживи у него какое-то время, пока не утолится ярость твоего брата». Иаков, опасаясь сурового Исава, не пренебрёг советом матери. Он поспешно простился с родителями и отправился в Месопотамию.

    По дороге в Харран Иаков пришёл в одно место и остался там ночевать. Он не имел тогда ни шатров, ни вьючных животных. Постелью несчастному беглецу служила голая земля, а изголовьем — гладкий камень. И вот, когда Иаков заснул, он увидел во сне необыкновенную лестницу. Нижний конец лестницы стоял на земле, а верхний доставал до неба, и ангелы Божьи восходили и нисходили по ней. На самом же верху лестницы стоял Господь Бог. И сказал ему Господь: «Не бойся, Иаков! Я Бог Авраама и отца твоего Исаака. Землю, на которой ты лежишь, Я отдам тебе и потомству твоему. И будет потомство твоё, как песок земной, так что благословятся в нём все племена земные. Я буду с тобой и сохраню тебя повсюду, куда бы ты ни пошёл, и не оставлю тебя, пока не исполню того, что обещал!»

    Иаков проснулся и сказал себе: «Воистину Господь присутствует в этом месте! Это не что иное, как дом Божий и врата небесные!» Исполнившись благоговения, он поставил памятником тот камень, который ночью служил ему изголовьем, и полил его елеем. С тех пор это место стало именоваться Вефиль, что значит «Дом Божий».

    Неподалёку от Харрана, города его дяди, Иаков увидел поле, а на нём колодец, прикрытый большим камнем. Тут же были пастухи с их стадами. Иаков спросил у них: «Здоров ли Лаван, сын Вафуила и внук Нахора?» Они отвечали: «Здоров, а вот и Рахиль, дочь его, идёт с овцами». Тут подошла Рахиль, дочь Лавана, с мелким скотом своего отца. Когда Иаков увидел девушку, то отвалил камень от устья колодца и напоил её овец. «Не удивляйся тому, что я сделал для тебя, — сказал он, — ведь я близкий родственник твоего отца и сын Ревекки». Рахиль побежала домой и рассказала обо всём отцу. Лаван вышел навстречу племяннику, обнял его, поцеловал и ввёл в свой дом. Узнав о случившемся с ним несчастье, он пригласил Иакова остаться у себя. Сын Исаака поселился у дяди и пас его стада. Через месяц Лаван спросил у него: «Неужели ты даром будешь служить мне, только потому, что являешься моим родственником? Скажи, чем тебе заплатить?» У Лавана было две дочери. Старшую звали Лия, а младшую — Рахиль. Лия была слаба глазами, а Рахиль — красива станом и лицом. Иаков полюбил Рахиль и сказал Лавану: «Я буду семь лет работать на тебя, но ты отдашь мне за это в жёны твою младшую дочь Рахиль». Лаван отвечал: «Лучше отдать мне её за тебя, чем за кого-нибудь другого. Сделаем так, как ты предложил».

    Иаков прослужил Лавану за Рахиль семь лет, и они показались ему за семь дней, потому что он очень любил её. И сказал Иаков Лавану: «Установленное время прошло, отдай мне Рахиль в жёны, как обещал». Лаван созвал людей со всей округи и устроил свадебный пир. Но вечером он взял вместо Рахили другую свою дочь Лию и ввёл её в шатёр к Иакову. Только утром Иаков увидел, что женился не на той, кого любил. Он сказал Лавану: «Что это ты сделал со мной? Не за Рахиль ли я служил у тебя? Зачем ты обманул меня?» А Лаван отвечал: «В наших местах не принято отдавать замуж младшую дочь прежде старшей. Через неделю сыграем новую свадьбу, и я введу к тебе в шатёр Рахиль. Но за неё отработаешь мне семь лет других, точно так же как ты работал». Иаков согласился. Через неделю Лаван дал ему в жёны Рахиль. Иаков вошёл к Рахили, и любил Рахиль больше, нежели Лию. И служил Иаков у Лавана ещё семь лет.

    Господь увидел, что Лия нелюбима, и отверз утробу её, а Рахиль была неплодна. Лия зачала, родила Иакову сына и нарекла ему имя: Рувим. Она сказала: «Господь призрел на моё бедствие и дал мне сына, теперь будет любить меня муж мой». Вскоре Лия зачала опять, родила Иакову второго сына и сказала: «Господь услышал, что я нелюбима, и дал мне и сего». И нарекла ему имя: Симеон. Она зачала ещё, родила сына и сказала: «Теперь-то прилепится ко мне муж мой, ибо я родила ему трёх сынов». И наречено ему было имя: Левий. И ещё зачала, родила сына и сказала: «Теперь-то я восхвалю Господа». Посему нарекла ему имя: Иуда и перестала рожать.

    Рахиль увидела, что она не рожает детей, позавидовала своей сестре и сказала Иакову: «Дай мне детей, а если не так, я умираю». Иаков разгневался на Рахиль и сказал: «Разве Я Бог, Который не дал тебе плода чрева?» Она предложила: «Вот служанка моя Ваала; войди к ней; пусть она родит на колени мои, чтобы и я имела детей от неё». И она дала Ваалу ему в жёны. Ваала зачала и родила Иакову сына. Рахиль сказала: «Судил мне Бог, и услышал голос мой, и дал мне сына». Посему нарекла ему имя: Дан. Ваала зачала вновь и родила другого сына Иакову. Рахиль сказала: «Борьбою сильною боролась я с сестрою моею и превозмогла». И нарекла ему имя: Неффалим. Лия увидела, что перестала рождать, взяла служанку свою Зелфу и дала её Иакову в жену. Он вошёл к ней. Зелфа зачала и родила Иакову сына. Лия сказала: «Прибавилось», после чего нарекла ему имя: Гад. И ещё зачала Зелфа и родила другого сына. Лия сказала: «К благу моему, ибо блаженною будут называть меня женщины». И нарекла ему имя: Асир.

    Однажды Рувим пошёл во время жатвы пшеницы, нашёл в поле мандрагоровые яблоки и принёс их Лии. Рахиль сказала сестре: «Дай мне мандрагоров сына твоего». Но Лия отвечала: «Неужели мало тебе завладеть мужем моим, что ты домогаешься ещё и мандрагоров сына моего?» Рахиль сказала: «Так пусть он ляжет с тобою эту ночь, за мандрагоры сына твоего». Иаков пришёл с поля вечером, Лия вышла ему навстречу и сказала: «Войди ко мне сегодня, ибо я купила тебя за мандрагоры сына моего». И лёг он с нею в эту ночь. Бог услышал Лию, она зачала и родила Иакову пятого сына. И сказала Лия: «Бог дал возмездие мне за то, что я отдала служанку мою мужу моему». И нарекла ему имя: Иссахар. И ещё зачала Лия и родила Иакову шестого сына. Она сказала: «Бог дал мне прекрасный дар; теперь будет жить у меня муж мой, ибо я родила ему шесть сынов». И нарекла ему имя: Завулон.

    Потом родила дочь и нарекла ей имя: Дина. Тут вспомнил Бог о Рахили, услышал её молитвы и отверз её утробу. Она зачала и родила Иакову сына. Рахиль сказала: «Снял Бог позор мой». И нарекла ему имя: Иосиф.

    Когда Рахиль родила Иосифа, Иаков сказал Лавану: «Отпусти меня, так как я хочу возвратиться назад в свою землю». Лаван отвечал: «Когда ты нанялся ко мне на службу, у меня было намного меньше скота, чем я имею сейчас. Твоими стараниями моё богатство весьма приумножилось. Что же ты хочешь в награду за твои труды?» Иаков предложил: «Обойди свой скот и убедись, что он у тебя весь либо чёрный, либо белый, и мало у тебя овец и коз с крапинами. Договоримся так: я буду работать у тебя по-прежнему, и весь скот, родившийся с крапинами и пятнами, буду брать как плату за свой труд». Лаван согласился: «Хорошо, пусть будет по-твоему».

    Господь покровительствовал Иакову, и вот с тех пор все овцы и козы Лавана стали родить ягнят и козлят с крапинами. Прошло некоторое время, и оказалось, что весь скот у Лавана с крапинами, а не белый или чёрный, хотя раньше было наоборот. Лаван увидел это и встревожился. Он изменил своему слову и сказал: «Пусть будет тебе наградой чёрный скот и белый, а с крапинами и пятнами пусть будет моим». Иаков согласился, так как Господь продолжал покровительствовать ему. И перестали козы и овцы родить пёстрых козлят и ягнят, так что по прошествии нескольких лет в стадах Лавана не осталось скота с крапинами.

    Таким образом, благодаря поддержке Господа, Иаков сделался очень богат. У него появилось множество крупного и мелкого скота, рабынь, рабов, верблюдов и ослов. Видя это, сыновья Лавана говорили друг другу: «Иаков завладел всем, что было у нашего отца, и составил себе богатство из нашего имения!» Иаков увидел, что Лаван стал относиться к нему не в пример хуже прежнего, испугался и решил бежать из его дома. Однажды утром он посадил своих детей и жён на верблюдов, взял с собой весь свой скот и всё своё имущество, которое приобрёл в Месопотамии, и отправился к отцу в Ханаан. Лавана как раз уехал стричь овец и ничего не знал об отъезде зятя. Рахиль, пользуясь этим, увезла из отцовского шатра его домашних идолов.

    Весть об уходе Иакова дошла до Лавана только на третий день. Он взял с собой своих сыновей, родственников и бросился в погоню. Семь дней они гнались за Иаковом и настигли его на горе Галаад. Лаван сказал: «Что ты сделал? Почему обманул меня и увёл моих дочерей словно пленниц? Зачем убежал тайком, никого не предупредив? Думаешь, я стал бы препятствовать твоему отъезду? Поступая так, ты вёл себя безрассудно. Я имею силу ответить тебе злом на зло, но Бог вашего отца вчера явился мне во сне и сказал: „Берегись! Не говори Иакову ни хорошего, ни худого!“ Но пусть бы ты ушёл сам по себе, — зачем ты украл моих богов?»

    Так говорил Лаван, а Иаков в ответ сказал ему: «Я ушёл тайком, так как не был в тебе уверен: боялся, что ты отнимешь у меня дочерей и всё, что я нажил за эти годы. А что до твоих богов, то мне они без надобности. Обыщи мои шатры и всех моих людей. У кого найдёшь что своё, тот в твоей власти». Лаван стал обыскивать стан: он рылся в вещах Иакова, перетряхнул пожитки своих дочерей, заглянул даже к их рабыням, но не смог ничего обнаружить. Рахиль заранее спрятала идолов под верблюжьим седлом в своём шатре, а сама уселась на них сверху. Отец не стал её беспокоить, и идолы остались при ней.

    Когда выяснилось, что обвинения Лавана безосновательны, Иаков воспрянул духом и начал укорять тестя. «Скажи! — воскликнул он, — какая моя вина, какой мой грех, что ты так упорно преследуешь меня? Я двадцать лет служил тебе верой и правдой. Я не ел твоих баранов и не приносил к тебе овец, растерзанных волками, — это был мой убыток. Я томился днём от жары, а ночью от стужи, и сон убегал от глаз моих. Вот как прошли эти двадцать лет в твоём доме! Четырнадцать лет я служил тебе за твоих дочерей и шесть лет за скот, а ты десять раз переменял мою награду. И если бы не Бог моего отца, ты и теперь оставил бы меня ни с чем!» — «Ты поносишь меня перед всеми, — возразил Лаван, — но оглянись вокруг и ответь, в чём ты можешь меня упрекнуть. Ты явился в мой дом жалким бедняком, ничего не имея за душой, а теперь уходишь, увозя бесчисленные богатства. Мои дочери стали твоими жёнами, мой скот стал твоим скотом, мои рабы стали твоими рабами. А с чем остаюсь я? Но бросим этот бесплодный спор. Нынче я отпускаю тебя домой со всем, что ты имеешь, а ты поклянись страхом своего отца, что не будешь дурно обращаться с моими дочерями и не возьмёшь себе кроме них других жён». Иаков принёс тестю клятву, какую он просил. После этого Лаван поцеловал внуков и дочерей, благословил всех, и они расстались. Лаван вернулся в Харран, а Иаков продолжил свой путь на запад.

    Возвратившись в Ханаан, Иаков послал вестников к своему брату в землю Сеир. Вестники явились к Исаву и сказали ему так, как им велел Иаков: «Раб твой Иаков возвратился из Месопотамии, где он служил у Лавана, и есть у него волы и ослы, и мелкий скот, и рабы, и рабыни. И просит он известить о своём возвращении господина своего Исава, дабы приобрести благоволение перед его очами».

    Когда Исав услышал об этом, то вскочил с места и двинулся навстречу брату. С ним вместе было четыреста человек. Вестники известили об этом Иакова, а он испугался и смутился, так как не знал, какого ему ждать приёма. Он помолился Господу и попросил у Него защиты от гнева Исава. Потом Иаков отправил в подарок Исаву двести коз, двадцать козлов, двести овец, двадцать овнов, тридцать верблюдов дойных с жеребятами, сорок коров, десять волов, двадцать ослиц и десять ослов. Рабы с этим стадом пошли впереди всех остальных его стад, которые Иаков разделил на два стана. Он сказал: «Если Исав нападёт на один стан и побьёт его, то остальное добро моё можно будет спасти».

    Приблизившись к реке Иавок, Иаков переправил всё своё добро, жён и детей на другой берег, а сам остался ночевать в одиночестве. Ночью на него напал Некто невидимый, и Иаков боролся с Ним до самого утра. Соперник, увидев, что не может одолеть Иакова, повредил ему бедро. Утром Он спросил: «Как твоё имя?» — «Иаков», — отвечал Иаков. «Отныне ты будешь зваться не Иаков, а Израиль (буквально „Бог сражается“), ибо ты боролся с Богом, значит и людей побеждать будешь». — «Открой и Ты Своё имя», — попросил Иаков. «Зачем ты спрашиваешь о Моём имени? — возразил Неизвестный. — Оно чудно». Он исчез, так и не назвав Себя, а Иаков нарёк то место Пенуэл. «Я видел Бога лицом к лицу, — говорил он, — но сохранил свою жизнь!» Напоминанием о таинственном поединке осталась хромота, которой Иаков страдал потом до конца своих дней.

    Утром Иаков взглянул вдаль и увидел, что к реке приближается его брат Исав, а с ним четыреста человек. Иаковом овладел страх, и он поспешно разделил свою семью: вперёд послал Зелфу и Ваалу с их детьми, за ними — Лию с её детьми, потом пошёл сам. Только Рахиль с Иосифом он поставил позади себя. Подойдя к Исаву, он семь раз поклонился ему до земли и ждал с замиранием сердца немедленной расправы. Однако он опасался напрасно. Великодушный Исав давно забыл все прошлые обиды. Он бросился навстречу брату, обнял его, пал на его шею и целовал, и плакали оба. Потом Исав оглянулся, заметил жён, детей Иакова и спросил: «Кто это у тебя?» Иаков отвечал: «Дети, которых Бог даровал рабу твоему». — «А для чего у тебя это множество, которое я встретил?» — удивился Исав. «Чтобы рабу твоему обрести благоволение в твоих глазах! — промолвил Иаков. — Прими от меня всё это в подарок!» — «Не стоит, брат мой, — возразил Исав, — у меня много своего добра и скота. Пусть твоё останется у тебя». Но Иаков продолжал настаивать и сказал: «Нет! Если я приобрёл в твоих очах благоволение, то прими мой дар». В конце концов он упросил брата, и Исав принял подарок. Он стал приглашать Иакова к себе в гости, но тот отвечал: «Господин мой знает, что дети мои ещё очень малы, а мелкий и крупный скот у меня дойный; если погнать его быстро, то помрёт весь скот. Пусть господин мой идёт впереди раба своего, а я пойду потихоньку, как пойдёт скот и как пойдут дети». Исав предложил: «Но давай хотя бы дам тебе в помощь нескольких людей, которые пришли со мной!» — «Зачем мне это, — отказался Иаков, — только бы мне приобрести благоволение в глазах господина моего!» Избавившийся от своих страхов, он погнал стада к Сихему. Здесь Иаков купил часть поля неподалёку от города, раскинул на нём шатры и поставил жертвенник во имя Господа Бога.

    Что до Исава, то он возвратился в Сеир. Подобно своему брату, Исав имел второе имя — Едом. Считается, что от его сыновей произошли два народа: амаликитяне и идумеи.

    Спустя несколько лет Бог услышал мольбы Рахили и послал ей второго ребёнка. Иаков в то время кочевал со своими стадами неподалёку от Вефиля. Тут пришло время Рахили родить, и она ужасно страдала, так как роды были очень трудными. Повивальная бабка сказала ей: «Радуйся, ибо и это тебе сын!» Рахиль успела дать новорождённому имя Бенони (то есть «сын муки моей») и умерла. Однако Иосиф не захотел сохранить этого имени и переиначил его в Вениамина (то есть «счастливый», «удачливый»).

    Вскоре после рождения своего последнего внука в Мемре умер Исаак. В то время ему было уже сто восемьдесят лет. Иаков и Исав оплакали отца и погребли его рядом с Авраамом в пещере Махпела.

    Фамарь

    Когда сыновья Иакова выросли, один из них, Иуда, женился на некой ханаанеянке. Она зачала и родила ему сына, которому нарекли имя Ир. Потом родила второго сына, и дала ему имя Онан. И ещё родила третьего, которого назвали Шелла. В жёны своему первенцу Иуда взял женщину по имени Фамарь. Но Ир был неугоден перед очами Господа, и Господь умертвил его. Иуда сказал Онану: «Войди к жене брата твоего, женись на ней, как деверь, и восстанови семя брату твоему». Онан знал, что семя будет не ему, и потому, когда входил к Фамари, изливал семя на землю, чтобы не дать семени брату своему. Зло было перед очами Господа то, что он делал; и Он умертвил его. После смерти двух старших сыновей Иуда сказал Фамари: «Живи вдовою в доме отца твоего, пока подрастёт мой третий сын Шелла». Но в глубине души он решил не женить его на Фамари, чтобы и он не умер подобно братьям. Фамарь пошла и стала жить в доме своего отца.

    Прошло много времени. Жена Иудина умерла. Иуда, утешившись, отправился в Фамну на стрижку овец. Люди уведомили Фамарь: «Вот, свёкор твой идёт в Фамну стричь свой скот». Узнав об этом, Фамарь сняла с себя вдовью одежду, покрылась покрывалом и села у ворот Енаима, что на дороге в Фамну. Она уже догадалась, что Иуда решил не отдавать её в жёны Шелле, и пожелала воспользоваться удобным случаем восстановить семя Ира. Иуда увидел Фамарь, но не узнал невестки и принял за блудницу, так как она скрыла от него своё лицо. Он поворотил к ней и сказал: «Войду я к тебе». Она спросила: «Что ты мне дашь, если войдёшь ко мне?» Он сказал: «Я пришлю к тебе козлёнка из моего стада». Но Фамарь не удовлетворилась простым обещанием и потребовала от него залога. Иуда спросил: «Какой дать тебе залог?» Она сказала: «Оставь мне твою печать, твою перевязь и ту трость, что держишь в руке». Он дал ей всё, что она просила, вошёл к ней; и она зачала от него. Встав, она сняла с себя покрывало и вновь оделась в одежду своего вдовства. Иуда, как обещал, вскоре прислал козлёнка через одного своего друга одолламитянина с повелением вернуть залог. Одолламитянин спросил у жителей того места: «Где блудница, которая была в Енаиме при дороге?» Но они сказали: «Здесь не было никакой блудницы». Одолламитянин возвратился к Иуде и сообщил: «Я не нашёл её; да и жители того места сказали, что там не было никакой блудницы». Иуда сказал: «Пусть она возьмёт залог себе, лишь бы только не стали над нами смеяться».

    Прошло около трёх месяцев, и люди стали говорить Иуде: «Фамарь, невестка твоя, впала в блуд, и вот, она беременна от блуда». Иуда решил: «Выведите её, и пусть она будет сожжена». Но когда её повели, Фамарь послала сказать свёкру: «Я беременна от того, чьи это вещи. Узнай, чья это печать, перевязь и трость». Иуда узнал свои вещи и сказал: «Она правее меня, потому что я не дал её Шелле». Он велел оставить Фамарь в покое, но больше не сближался с ней. В положенное время та родила двоих близнецов. Одному из них она нарекла имя Фарес, а другому Зара.

    Иосиф

    Когда Иосифу исполнилось семнадцать лет, он стал пасти овец вместе со своими братьями, а, возвращаясь к отцу, рассказывал обо всём, что те совершали плохого. Иаков любил Иосифа более всех остальных детей и сделал ему разноцветную одежду, в то время как у прочих его сыновей одежда была простая. Братья заметили особенную любовь отца к первенцу Рахили и возненавидели его. А тот как будто и не замечал этого!

    Однажды Иосиф увидел необычный сон и рассказал о нём братьям. «Представьте, — сказал он, — мне привиделось, что мы все стоим посреди поля и вяжем снопы. И вдруг мой сноп вытянулся во весь рост и встал прямо, а ваши снопы встали вокруг и поклонились моему снопу». Братья рассердились: «Не хочешь ли ты сказать, что будешь царствовать над нами и владеть нами?» Спустя короткое время Иосифу приснился новый сон. «Вообразите, — сказал он, — я увидел, как с неба спустились солнце, луна и одиннадцать звёзд, и все кланяются мне». Иаков услышал его слова и возмутился: «Неужели я, твоя мать и твои братья придём кланяться тебе до земли?» Братья Иосифа также сильно негодовали на него, но он лишь загадочно улыбался им в ответ.

    Как-то раз старшие братья пасли скот вблизи Сихема. Иаков сказал Иосифу: «Пойди, посмотри, здоровы ли братья твои и цел ли скот, а потом возвратись и расскажи обо всём мне». Иосиф пошёл за братьями и нашёл их в Дофане. Они заметили его издали, прежде чем он приблизился к ним, и стали говорить друг другу: «Вот идёт наш сновидец! Давайте убьём его и бросим тело в какой-нибудь ров, а отцу скажем, что его съели хищные звери». Едва Иосиф подошёл к братьям, они схватили его, сняли разноцветную одежду, а самого столкнули в сухой ров.

    Отойдя в сторону, сыновья Иакова сели есть хлеб и тут увидели караван, идущий в Египет. Иуда сказал: «Если мы убьём нашего брата, то кровь его будет на нас. Не лучше ли будет продать Иосифа в рабство? Пусть он сгинет навеки в Египте! Наши руки будут чисты, и никто не сможет сказать: „Кровь вашего брата на вас!“». Остальные послушались Иуды. Когда караван приблизился, они вытащили Иосифа из рва и продали купцам за двадцать сребреников. А чтобы скрыть своё злодеяние, братья взяли одежду Иосифа, закололи козла и вымазали её кровью. Потом они пришли к Иакову и сказали: «Посмотри, что мы нашли!» Иаков взглянул на одежду, узнал её и воскликнул: «Это одежда сына моего! Хищный зверь растерзал Иосифа и съел его!» Он разодрал свои одежды и в течение многих дней оплакивал кончину сына.

    Иосиф тем временем был отведён в Египет, где его купил один из вельмож фараона по имени Потифар. Иосиф жил в его доме, а Господь покровительствовал ему. За что бы он ни брался, всё исполнялось наилучшим образом, потому что Господь давал успех всем его начинаниям. Потифар вскоре заметил, что новый раб искусен во многих делах. Он сделал его своим управляющим и не обманулся, так как Иосиф быстро приумножил его богатства.

    Иосиф был строен станом и красив лицом. Жена Потифара заметила это и стала добиваться его любви, но он отказался уступить ей. Иосиф сказал: «Мой господин имеет ко мне огромное доверие и всё что есть в его в доме отдал в мои руки. Всё, кроме тебя. Если я пойду навстречу твоим домогательствам, то отвечу злом на его доброту и согрешу перед Богом». Однако его слова не образумили женщину. Однажды, когда Иосиф был занят своими ежедневными делами, она схватила его и потребовала: «Ложись со мной». Но он вырвался и, оставив в её руках свою одежду, выбежал вон. Тогда женщина громкими криками созвала домашних и сказала: «Посмотрите, что вытворяет еврей, которого привёл в дом мой муж! Он пришёл ко мне, чтобы лечь со мною, но я закричала громким голосом, и он, бросив свою одежду, убежал». То же самое сказала она мужу. Потифар воспылал гневом и приказал посадить Иосифа в царскую тюрьму. Но и тут Господь не оставил сына Иакова. Вскоре начальник тюрьмы, увидев, что Иосиф человек большого ума, сделал его своим помощником и распорядителем над всеми делами.

    Случилось так, что фараон, царь египетский, прогневался на двух своих вельмож — главного виночерпия и главного хлебодара — и велел заключить их в тюрьму, в ту самую, где томился Иосиф. Иосиф пришёл однажды поутру к виночерпию и хлебодару и заметил, что они в большом смущении. Он спросил: «Отчего у вас сегодня печальные лица?» Они отвечали: «Мы видели сны, каждому приснился свой сон, обоим в одну ночь, а истолковать их некому». Иосиф сказал: «Не от Бога ли истолкование? Поведайте мне ваши сны». Главный виночерпий сказал: «Мне приснилось виноградное дерево с тремя ветвями. Потом я увидел, что на ветвях появились цветы и созрели ягоды. Я взял чашу, выжал в неё виноградный сок и подал её фараону». Иосиф сказал: «Вот истолкование сна: через три дня фараон простит тебя, ты станешь вновь виночерпием, и будешь подавать господину своему на пиру чашу с вином, как прежде». Главный хлебодар увидел, что Иосиф хорошо истолковал первый сон, и сказал: «А мне снилось, что на голове у меня три корзины со всякой снедью, и птицы небесные, прилетая, клевали из корзин на моей голове». Иосиф отвечал: «Вот истолкование сна: три корзины — это три дня; через три дня фараон прикажет отрубить тебе голову, а тело твоё повесить на дереве. И будут птицы небесные клевать плоть твою с тебя». Прошло три дня, и вспомнил фараон о своих слугах — главном виночерпии и главном хлебодаре. Главного виночерпия он возвратил на прежнее место, а хлебодара велел повесить. Так исполнилось пророчество Иосифа.

    После этого прошло два года, и приснилось фараону, что он стоит у реки. Вдруг вышли из реки семь коров, откормленных и гладких. Но после них вышли на берег семь коров других — тощих и худых. Худые коровы накинулись на откормленных и съели их. Фараон проснулся, и заснул опять, и приснился ему другой сон: на одном стебле поднялось семь колосьев с зёрнами, а против них поднялось семь колосьев тощих, без единого зерна. И пожрали семь тощих колосьев колосья с зёрнами. Фараон проснулся и понял, что это вещий сон. Утром он призвал всех египетских мудрецов и волшебников и рассказал им свои сны, но не было никого, кто бы их истолковал.

    Тут главный виночерпий вспомнил об Иосифе и поведал о нём фараону. Фараон велел привести Иосифа и сказал ему: «Мне снился сон, но нет никого, кто бы мог его истолковать, а о тебе я слышал, что ты умеешь толковать сны». Иосиф отвечал: «Это не я, это Бог даёт ответ во благо фараону». Потом он выслушал фараона, увидел сокровенный смысл каждого сна и сказал: «Сон фараонов один: что Бог сделает, то Он и возвестит фараону. Семь коров гладких и откормленных и семь колосьев с зёрнами — это семь лет изобилия. Семь коров тощих и худых и семь колосьев без зёрен — это другие семь лет голода. Смысл же всего пророчества такой: скоро наступят семь лет великого изобилия во всей земле египетской. А потом придут семь лет голода, и будет этот голод очень тяжёл, так что забудется прошлое изобилие, и истощит голод всю землю. Нынче же фараон должен найти разумного мужа и поставить его над египетской землёй, чтобы он успел за семь лет изобилия собрать достаточно хлеба и сделать большой запас, дабы египетская земля не вымерла во время голода».

    Фараон увидел, что истолкование Иосифа правильное, и сказал: «Только тебе одному открыл Господь Свои замыслы. Среди моих слуг нет человека подобного тебе, столь же разумного и угодного Господу. Поэтому я тебя поставлю во главе моего дома, и весь мой народ будет слушаться твоих слов». Фараон снял со своей руки перстень, надел его на руку Иосифа и поставил его начальником над всей египетской землёй. Вслед за тем он женил его на Асенефе, дочери Потифера-жреца, которая родила Иосифу двоих сыновей. Первого он назвал Манассией, а другого нарёк Ефремом.

    Иосиф стал распоряжаться всем добром фараона, и умножалось это добро день ото дня. Семь лет был в Египте небывалый урожай. По приказу Иосифа собирали весь хлеб этих семи лет и ссыпали его в городах. И скопил Иосиф великое множество зерна, так что было его как песка морского и уже невозможно было сосчитать его. Но когда прошли семь лет изобилия, как и предупреждал Иосиф, наступили семь лет голода. И был голод во всех землях, кроме египетской, так как Иосиф открыл свои житницы и продавал хлеб всем желающим. Из всех стран приходили люди в Египет покупать хлеб, так как не было его нигде и только здесь ещё можно было купить зерно.

    Иаков узнал, что в Египте есть хлеб, и сказал сыновьям: «Что вы смотрите? Слышал я, что есть в Египте хлеб. Пойдите туда и привезите сколько сможете, чтобы не умереть нам от голода». И собрались десять сыновей Иакова и пошли в Египет. Только Вениамина, брата Иосифа по матери, который был последней памятью о его любимой жене Рахили, Иаков не послал с остальными, так как боялся, что с ним случиться какая-нибудь беда.

    Когда сыновья Иакова пришли в Египет, их привели к Иосифу, поскольку он один распоряжался продажей хлеба. Иосиф увидел братьев и сразу узнал их, но не показал вида и говорил с ними сурово. Они же его не узнали. И сказал Иосиф: «Вы бесчестные люди, лазутчики, и пришли в Египет, пользуясь нашей добротой, со злым умыслом. Вы хотите узнать наши слабые места, а потом нагрянуть сюда с большим войском и поработить нашу землю». Сыновья Иакова стали говорить, что пришли всего лишь купить зерна и не замышляли против Египта ничего плохого. Но Иосиф сделал вид, что не верит им, и стал расспрашивать братьев об их семье. Сыновья Иакова сказали: «Нас, рабов твоих, одиннадцать братьев. Мы сыновья одного человека в земле ханаанской. Десять приехало сюда, а одиннадцатый, самый младший, остался дома с отцом, так как отец боится отпускать его в такой дальний путь».

    Иосиф сказал: «Клянусь жизнью фараона, нет у вас младшего брата. Вы выдумали его, чтобы смягчить моё сердце и бежать. Но вот какое испытание придумал я для вас: девять из вас отправятся к вашему отцу и отвезут ему весь хлеб. Но одного я задержу в Египте и не отпущу до тех пор, пока не привезёте мне вашего младшего брата. Только тогда, когда увижу его, поверю, что вы честные люди и ни в чём не обманываете меня». Иосиф приказал слугам схватить Симеона и связать его перед глазами его братьев. Остальные отправились в путь, возвратились в Ханаан, пришли к Иакову, отцу своему, и рассказали ему обо всём, что с ними случилось. Иаков воскликнул: «Нет! Никогда я не отпущу Вениамина в египетскую землю, так как страшусь потерять его, как потерял уже Иосифа. Если случится с ним в пути несчастье, то я не переживу такой потери, и вы сведёте седину мою в гроб».

    После этого Иаков жил некоторое время в земле ханаанской со своими сыновьями. Но голод всё усиливался. Когда они съели весь хлеб, который привезли из Египта, Иаков сказал сыновьям: «Пойдите опять, купите нам немного пищи». Но Иуда возразил ему: «Человек, начальствующий над египетской землёй, решительно объявил нам в прошлый раз: „Не являйтесь мне на глаза, пока не приведёте брата вашего меньшего“. Если пошлёшь с нами Вениамина, то пойдём и купим тебе пищи, а если не пошлёшь, то не пойдём, так как тот человек сказал нам: „Не являйтесь ко мне на глаза, если брата вашего не будет с вами“». Иаков сказал: «Для чего вы сделали мне такое зло, сообщив этому человеку, что у вас есть ещё брат?» Сыновья отвечали: «Расспрашивал тот человек о родстве нашем. Мы и сказали ему всё. Могли ли мы знать, что он прикажет: приведите брата вашего ко мне?» А Иуда сказал: «Отпусти Вениамина со мной. Мы встанем и пойдём, и живы будем и не умрём и мы, и ты, и дети наши. Я отвечаю за него, из моих рук потребуешь ты его. Если я не приведу его к тебе и не поставлю перед лицом твоим, то останусь виноватым перед тобой во все дни жизни. Если бы мы не медлили, то уже успели бы сходить два раза». Иаков понял, что у него нет другого выбора и сказал: «Пусть будет всё, как ты сказал. Возьмите брата вашего Вениамина, и, встав, пойдите к тому человеку. Бог же Всемогущий поможет вам найти у него милость. Ибо всё в руках Господних, и если суждено мне умереть бездетным, то пусть буду бездетным».

    Сыновья Иакова взяли много даров и серебра, взяли Вениамина, пошли в Египет и предстали перед Иосифом. Иосиф увидел Вениамина и спросил: «Этот брат ваш меньший, о котором вы мне рассказывали?» Они сказали: «Да». При виде брата у Иосифа навернулись на глаза слёзы, и, чтобы скрыть их, он поспешно вышел из комнаты и умыл лицо водой. Скрепя сердце он вернулся обратно и приказал начать трапезу. А после сказал: «Не держу на вас больше зла». И приказал Иосиф начальнику своего дома: «Наполни мешки этих людей зерном и дай им столько хлеба, сколько они смогут унести. И ещё вот что сделай: возьми чашу мою серебряную и положи в мешок младшего из братьев». Тот сделал всё так, как приказал ему Иосиф.

    Утром, когда рассвело, Иосиф отпустил братьев в обратный путь. Но не успели они отойти от города, как Иосиф сказал начальнику своего дома: «Ступай, догони этих людей и, когда догонишь, скажи им: „Для чего вы заплатили господину моему злом за добро? Для чего вы украли у него серебряную чашу?“» Начальник догнал сыновей Иакова и сказал им всё так, как велел ему Иосиф. Братья смутились и отвечали: «Для чего господин твой говорит такие слова? Нет на нас этой вины. Обыщи все наши мешки и, если найдёшь у кого-нибудь чашу, то можешь взять того человека в рабство». Он сказал: «Хорошо, как вы сказали, так пусть и будет: у кого найдётся чаша, тот и будет рабом господина моего, а вы будете невиноваты». Братья поспешно спустили каждый свой мешок на землю и открыли их. Слуга Иосифа стал обыскивать их. Начал со старшего, а закончил младшим; и нашлась чаша в мешке Вениамина. При виде этого братья разорвали свои одежды и возвратились в город. Они пришли в дом Иосифа и пали перед ним на колени.

    Иосиф воскликнул грозно: «Что это вы сделали? Разве вы не знали, что такой человек, как я, конечно, угадает и найдёт вора?» Иуда сказал: «Что можно возразить? Чем оправдаться? Бог нашёл неправду нашу, и быть нам теперь твоими рабами». Но Иосиф возразил: «Нет, я этого не сделаю; тот, в чьих руках нашлась чаша, будет мне рабом, а вы пойдите с миром к вашему отцу». Иуда подошёл к нему и сказал: «Позволь, господин, молвить тебе слово с глазу на глаз. Известно тебе, что есть у нас отец престарелый и больной. И брат Вениамин, у которого в мешке нашли чашу, единственная отрада старости его и смысл жизни его. Если Вениамин не вернётся обратно, наш отец умрёт. Сделай же, господин, для нас одолжение: отпусти Вениамина к отцу, а я вместо него пойду к тебе в рабство».

    Когда Иосиф услышал эти слова, его сердце возрадовалось, ибо он увидел, как изменились его братья. Он не мог больше скрываться и воскликнул со слезами: «Не бойтесь меня и забудьте те суровые слова, которые я вам говорил. Знайте: я Иосиф, брат ваш, преданный вами в рабство в Египет много лет тому назад. Но не жалейте и не печальтесь о том, что вы продали меня сюда, потому что это Бог послал меня перед вами для сохранения вашей жизни. Идите скорее к отцу моему и скажите: „Ступай к сыну своему Иосифу, ибо Бог поставил его господином над всем Египтом“. Пусть поспешит отец мой Иаков вместе со всем своим добром ко мне, а вы возьмите детей ваших и идите за ним. Я поселю вас в земле Египетской, и будете вы жить здесь в достатке, и весь скот ваш прокормлю я, так как голод будет продолжаться ещё пять лет».

    Говоря так, Иосиф целовал и обнимал своих братьев, но те никак не могли поверить, что перед ними действительно их брат. Потом Иосиф отпустил братьев, дав каждому богатые дары, а отцу послал двадцать ослов, навьюченных подарками, хлебом и различными припасами. Сыновья Иакова пришли из Египта в землю ханаанскую и сказали отцу: «Иосиф, сын твой, жив и теперь владычествует над всей землёй египетской». Иаков сначала не поверил им. И только когда увидел колесницы, которые прислал Иосиф, чтобы везти его в Египет, убедился, что это правда и сказал: «Жив сын мой Иосиф! Пойду и увижу его, пока я жив и не умер!»

    Иаков отправился в Вирсавию, чтобы принести жертвы. Тут в ночном видении ему явился Бог и позвал его: «Иаков! Иаков!» Он отвечал: «Вот я!» Господь сказал: «Я Бог, Бог отца твоего. Не бойся идти в Египет, ибо Я произведу там от тебя великий народ. Я пойду вместе с тобой в Египет, и Я выведу тебя обратно». Это обещание воодушевило Иакова. Отправляясь в чужую страну, он взял с собой всех сыновей, внуков и внучек, весь свой скот и всё имущество, нажитое в земле ханаанской. Вместе с ним отправились в путь шестьдесят шесть его прямых потомков, не считая жён его сыновей. Когда они достигли земли Гесем в Дельте Нила, Иосиф запряг колесницу и выехал навстречу Иакову. Увидев отца, он пал на его шею и долго плакал. А Иаков сказал Иосифу: «Теперь я умру спокойно, так как увидел лицо твоё и убедился, что ты жив». И дал им Иосиф владения в земле египетской, в лучшей её части — в земле Раамсес и снабдил их хлебом по потребности каждого семейства.

    После этого Иаков прожил в земле египетской семнадцать лет. Наконец пришло время ему умереть. Тогда он призвал своих сыновей и сказал: «Бог Всемогущий явился мне в земле ханаанской, и благословил меня, и сказал: „Вот я распложу тебя, и размножу тебя, и произведу от тебя множество народов, и дам всю эту землю потомству твоему после тебя в вечное владение“. И будет всё так, как сказал Господь. Каждый из вас станет родоначальником большого племени, которое назовётся по его имени. Но для Иосифа, сына моего любимого, я сделаю исключение. Отныне сыны его, родившиеся в земле египетской — Ефрем и Манассия, — будут всё равно, что дети мои, как Рувим и Симеон. Вот колена израильские, которые произойдут от вас: Рувим, Симеон, Левий, Иуда, Завулон, Иссахар, Дан, Гад, Асир, Неффалим, Вениамин, Ефрем и Манассия, ибо дал я внукам моим Ефрему и Манассии равные права между моими сыновьями». После этого Иаков благословил всех своих детей и предрёк каждому его судьбу. Окончив завещание, он положил свои ноги на постель и скончался. Сыновья с плачем отвезли его тело к Хеврону и похоронили в пещере Махпела подле его отца и деда.






     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх