Загрузка...



ДАВЛЕНИЕ СРЕДЫ

Социальный характер – проблема культурной антропологии, связанная с влиянием общества на личность. В 30-е годы XX века Р. Мертон выделил преобладающие типы личности в разные эпохи социокультурных изменений, которые фиксируют в себе культурные влияния. Он исходил из принципа, что любые структуры выполняют две задачи: 1) определяют цели общества; 2) обеспечивают пути их достижения. Были выделены следующие типы: конформный (принимает культуру, цели и институциональные цели); новатор (принимает только цели); ритуалист (принимает только средства); изолированный (отходит и от цели, и от средств); мятежник (пребывает в нерешительности относительно целей и средств).

Эрих Фромм в своей книге «Душа человека» (1964), трактуя понятие «социальный характер», пишет: «С помощью этого понятия я обозначаю ядро структуры характера, свойственное большинству представителей данной культуры, в противовес индивидуальному характеру, благодаря которому люди, принадлежащие к одной и той же культуре, отличаются друг от друга».

Р. Линтон и А. Кардинер заменяют понятие «социальный характер» понятием «основная личность». А. Инкелес и другие используют также понятие «модальная личность». Получается, что социальный характер – это совокупность существенных признаков, свойственных определенной группе людей и являющихся продуктом общественного развития. Основной тип личности отражает важнейшие ценности данной культуры наилучшим образом и осуществляет (по Г. Оллпорту) «постоянное давление в направлении определенной культурной модели (традиции, ожидания, стереотипы обучения), что приводит к формированию такого типа личности, которая в зрелом возрасте отражает основные черты национального и социального характера».

А. Кардинер полагает воспитание детей «первичным институтом» и видит в нем существенное значение для формирования типа личности. Схема Кардинера предусматривает и механизмы этого развития: культурные традиции – обучение ребенка (единые программы) – взрослая основная личность. Таким образом, основная личность – это группа поведенческих и психологических характеристик (склонности, представления, способы связи с другими), которые делают индивида максимально восприимчивым к определенной культуре и идеологии и которые позволяют ему достигать адекватной удовлетворенности и устойчивости в рамках существующего порядка.

Любопытная классификация социальных характеров предложена Дэвидом Рисменом в его работах «Одинокая толпа», «Лица толпы» и др. Рисмен связывал «дрейф» социального характера с такими факторами, как изменение общественной структуры и отношений, урбанизация, демографический взрыв и влияние средств массовой коммуникации. Он выделил три типа характеров (в диахронии): 1) доиндустриальный тип, ориентированный на традиции и обычаи (консерватизм, конвенциальность, конформность); 2) индустриальный тип, предполагающий личность, ориентированную на себя (целеустремленность, предприимчивость, позитивное лидерство, долгосрочные жизненные цели, четкое разграничение труда и отдыха); 3) тип, обусловленный выраженной бюрократизацией современного постиндустриального общества, ориентированный на других (вовне). Поведение такой личности, испытывающей повышенную потребность в информации, направляется модой и другими институтами современного общества, так или иначе имеющими отношение к массовой культуре. Итогом такого развития может стать (в идеале) автономная личность, которая относительно неконформна, более свободна в своих культурных запросах и ставит перед собой рациональные цели. Заметим, что такой безудержный оптимизм вызывает у нас некоторое недоумение: пока что мы видим только угнетающую нивелировку личности под воздействием всепроникающего масскульта, и совершенно непонятно, каким образом предполагается получить из деревянной куклы, которую дергают за ниточки со всех сторон, «неконформную личность, свободную в своих культурных запросах».

Блестящий анализ вышеупомянутой основной личности, или социального характера определенного исторического периода, был дан в теории авторитарной личности, разрабатывавшейся в рамках психоаналитического направления (Эрих Фромм, Теодор Адорно и др.). Авторитарное поведение не равносильно авторитарной личности (например, учитель, наказывающий весь класс, может не быть авторитарным человеком, а просто следует правилам, принятым в данной среде). Фромм стоит у истоков концепции авторитарной личности. Адорно работал позднее: начал свои исследования в Германии, в 30-е годы XX века, а завершил в Соединенных Штатах Америки, куда ему пришлось эмигрировать. Материала хватало с избытком и там и тут. По сути дела, им было предпринято изучение психологии фашизма. Адорно попытался ответить на вопрос, в какой мере в популяции представлен авторитарный радикал; другими словами, насколько конкретный человек склонен поддаваться пропаганде фашистского толка.

Сначала была поставлена задача выявления пессимизма или оптимизма по поводу исхода войны. В основе черт авторитарной личности лежит портрет человека, который сформирован жесткой окружающей средой. Получился следующий перечень таких личностных черт: консерватизм, агрессивность, ненависть к интеллигенции и представителям других этнических групп, жажда власти, примитивные стереотипы в мышлении, конформность, ориентация на власть и силу в межличностных отношениях. В результате был сформулирован синдром авторитарной личности:

1 Конвенционализм – следование традициям рядового обывателя в силу несформированности ценностей.

2 Авторитарное подчинение – психологическая потребность жить в рамках определенной властной системы, иметь сильного лидера, подчиняться и подчинять.

3 Авторитарная агрессивность – неосознаваемая, возникающая из враждебности к внутригрупповым властям (сначала к родителям) агрессивность.

4 Интрацептивность – повышенная чувствительность, мягкость, сентиментальность; отсутствие ее проявляется в нетерпимости к слабодушию, фантазиям и т. п. Это результат тесных рамок сознания. Человек боится собственных чувств и мыслей, боится, что бесповоротно разрушатся и без того слабые ценности. Противоположная ей черта – антиинтрацептивность.

5 Суеверие и стереотипность – тенденция перекладывать ответственность на внешние силы и стремление мыслить в жестких категориях.

6 «Сила» и «мощь» – компенсация слабости демонстративной силой.

7 Деструктивность и цинизм – осознаваемая агрессивность, выражающаяся в неверии в возможность конструктивных решений при отсутствии веры в идеалы.

8 Чрезмерные нетерпимость и ханжество в вопросах секса.

9 Проекция – как преобладающий защитный механизм.

Дополнительные черты: неспособность признавать вину, стремление рассматривать межличностные отношения в терминах власти и статуса, а не дружбы и любви, садомазохизм.

Близкий по своим психологическим убеждениям к фрейдизму, Адорно видит в авторитарности результат развития пресловутого эдипова комплекса – ранней враждебности к отцу, которая потом вытесняется в подсознание и переносится на других. У Адорно получилось следующее:

Высокий авторитаризм

1 Грубая запугивающая дисциплина.

2 Родительская любовь направлена на демонстрацию одобряемого поведения.

3 Иерархическая структура семьи.

4 Забота о статусе семьи.

5 Ориентация на силу.

6 Безоговорочное восхищение родителями.

7 Ригидность личности.

Низкий авторитаризм

1 Разумная дисциплина.

2 Безусловная любовь.

3 Равноправная структура семьи.

4 Истинная забота.

5 Ориентация на эмоциональный фактор в личных отношениях.

6 Реалистическая оценка родителей.

7 Подвижность, пластичность личности.

Такое толкование (в духе эдипова комплекса) проясняет, откровенно говоря, немного, так как фашистские режимы взращивают в людях авторитарность вовсе не обязательно через авторитет отца или семьи. Кроме того, среди авторитарных личностей немало женщин.

Давайте присмотримся к теории Адорно внимательнее. Как социолог он, конечно, не мог не заметить, что склонность к авторитарности, стереотипность мышления и националистические предрассудки, словно тени, следуют друг за другом. Центральным инструментом его исследований помимо всевозможных анкет и интервью стала знаменитая Ф-шкала, составленная из типичных фашистских высказываний (с контрольной примесью антифашистских). Вот некоторые из них:

«Слишком многие люди сегодня живут неестественно и дрябло, пора вернуться к основам, к более активной жизни».

«Фамильярность порождает неуважение».

«Послушание и уважение к авторитетам – главное, чему надо учить детей».

«Нашей стране нужно меньше законов и больше бесстрашных неутомимых вождей, которым бы верили люди».

«Книги и фильмы слишком часто обращаются к изнанке жизни; они должны сосредоточиваться на внушающих надежды сторонах».

До боли знакомо, уважаемый читатель, не правда ли? Нечто подобное доводилось слышать едва ли не каждому от радетелей сильной руки, которых в нашей стране сегодня более чем достаточно. У Адорно, разумеется, была другая аудитория – он изучал социально-психологический облик американцев. В ходе подобного тестирования у него получились люди с высокими и низкими Ф-показателями, а отсюда уже было рукой подать до определенных типов личности, разместившихся по всей шкале. Присмотримся.

Вот скромный мелкий служащий, всегда и всем недовольный. На работе его обходят и затирают. Боится засилья нацменьшинств: они жадные, хитрые, стоят друг за друга горой, все захватили. Но к личным знакомым это не относится, они хорошие люди... Такой тип Адорно определил как поверхностно враждебный: это самые заурядные обыватели, легко принимающие на веру самые дикие предрассудки без малейшей критики и размышлений. Чем хуже им живется, тем сильнее враждебность. Они составляют основную массу оболваненных при любых режимах, но в то же время способны спокойно выслушать доводы против.

Здесь же, на высоком полюсе Ф-шкалы, располагается конформист. Опять ничего особенного: настоящий мужчина, все как у всех, принципиально не желает выделяться. Плетью обуха не перешибешь. Высоко оценивает существующий режим. С инородцами не желает иметь ничего общего, они для него чужаки.

А вот и сама авторитарная личность. Позволим себе небольшую цитату: «Работа только тогда доставляет мне удовольствие, когда есть люди, для которых я всегда прав, которые мне подчиняются беспрекословно». Рос в строгой патриархальной семье. В детстве его часто наказывали, поэтому тайно ненавидел отца. Но это все в далеком прошлом: он давным-давно вырос и отца боготворит (ненависть вытеснена глубоко в подсознание). Авторитет отца непререкаем, как точно так же непререкаема власть любых вышестоящих инстанций.

Это человек, у которого слепое преклонение перед авторитетом сочетается с сильнейшей жаждой власти. Он ревностный служака, методично делающий карьеру. Охотно и с удовольствием подчиняется, но умеет и требовать подчинения от других. Строго и с наслаждением наказывает, а получая выволочку от начальства, сам испытывает какое-то извращенное удовольствие. Понижение в должности для такого человека трагедия. Подчиненные его смертельно боятся, он с ними строг до крайности, рассчитывать на снисхождение с его стороны – пустой номер. Но самым пышным цветом его жестокость расцветает, когда дело касается жертв, санкционируемых верховной властью или самим обществом. Сюда обрушивается весь запал злобы, в них он усматривает все черты подсознательно ненавидимого отца. Такого человека отличает жесткая стереотипность мышления и часто – тщательно скрываемая сексуальная неудовлетворенность, приобретающая вид высокоморального ханжества.

Авторитарная личность настолько заинтересовала социологов, что они разработали специальные тесты, позволяющие оценивать авторитарность количественно. Полный «джентльменский набор» встречается сравнительно редко, но отдельные черточки регистрируются у многих. Очень любопытен «кошачье-собачий» тест (его приводит В. Леви), прекрасно иллюстрирующий крайнюю стереотипность мышления. Испытуемому предлагается серия картинок. Сначала на картинках кошка, но постепенно, от картинки к картинке, кошка неуловимо меняется, ей придаются отдельные собачьи черты. Наконец, на последнем изображении от кошки уже практически ничего не остается. Но для авторитарной личности это все равно кошка.

Помните, мы говорили об эпитимике – взрывчатом, властном, настойчивом субъекте? Авторитарность и эпитимность, по всей видимости, как-то связаны, хотя далеко не однозначно. Встречаются эпитимики авторитарные и неавторитарные, но, как бы там ни было, связь все же просматривается.

Посмотрим теперь на другой полюс Ф-шкалы. Здесь мы найдем полную противоположность авторитарного эпитимика, так называемую легкую натуру. Такой человек доброжелателен, открыт, снисходителен; он живет весело и легко, предрассудки и стереотипы ему несвойственны. Сразу вспоминается сангвиник-циклотимик – синтонный, гибкий, легко применяющийся к обстоятельствам. В свое время мы о нем достаточно писали. В нем нет и следа жесткости и однозначности эпитимика, зыбкость и неопределенность – его стихия, тут он прекрасно себя чувствует и ориентируется. Но иногда, как заметил Адорно, такие легкие натуры могут примкнуть и к фашистам, как раз в силу своей сговорчивости и готовности все оправдать.

Мы не ставим перед собой задачи дать подробную характеристику всех психологических типов, выделенных Теодором Адорно. Коснемся только еще трех, разместившихся на «положительном» полюсе Ф-шкалы. Это мятежный психопат, чудак и функционер-манипулятор.

Так называемый мятежный психопат – это подонок и хулиган, разболтанный и инфантильный субъект без внутреннего стержня. Неспособный к устойчивым отношениям и постоянной работе, он сам толком не знает, чего хочет. Протестующий против любых авторитетов, он в то же время охотно следует за сильным лидером. Грубая сила – это единственное, чему он поклоняется, а мягкость и интеллигентность вызывают у него злобу и рефлекторную агрессию. Склонный к бессмысленному разрушению и актам немотивированной жестокости, он является главной ударной силой всех погромов и путчей.

Чудак, или причудливый тип, – странная личность, явный шизоид или параноик, непризнанный гений и графоман, всюду видящий заговоры и происки враждебных сил, организующий конспиративные секты и кружки, где собираются фанатики-единомышленники. Бывает фантастически эрудирован.

Едва ли не самая опасная фигура – функционер-манипулятор, соединяющий трезвую практическую рассудочность с полнейшей бесчувственностью. Холоден, рационален, аккуратен и эмоционально пуст. Очень последователен, все любит раскладывать по полочкам, питает страсть к разного рода классификациям, вплоть до самых нелепых. Его божество – это метод, общий принцип, строгая и стройная организация. Предельно циничный игрок, но не азартный, а холодный, расчетливый, безукоризненно логичный. К врагу ненависти не испытывает, это просто объект, который должен быть уничтожен максимально быстро и полно. Сам марать рук не любит, предпочитая действовать тотальными методами, без личных контактов. Националистический предрассудок для него всего лишь точка приложения сил, ненависти к чужакам он не питает. Если завтра обстоятельства изменятся и будет востребован иной подход, он с готовностью перестроится, не испытывая при этом никаких внутренних колебаний. Своего рода философ: есть разные нации, которые естественным образом враждуют друг с другом. Что поделаешь, надо так надо, обычная работа, ничуть не хуже других.

Хотелось бы коротко коснуться типологии социальных характеров Эриха Фромма, имя которого мы достаточно часто упоминали в этой главе. Он сформулировал ее еще в 1947 году; она давно стала весьма популярной в западных странах, а сейчас обретает «второе дыхание» и в России. Фромм предлагает два типа характеров, которые рассматривает как плодотворные и неплодотворные ориентации социальных типов. Плодотворность – это фундаментальная поведенческая установка на реализацию своих сил и творческих возможностей, которая предполагает внутреннюю свободу, независимость, высокую ответственность за свои поступки и принятые решения. Неплодотворная ориентация, напротив, базируется на зависимости от других людей и склонности получать блага от них или за счет них.

Неплодотворная (рецептивная, или берущая) ориентация неявно предполагает, что источник всех благ лежит вовне, а единственный способ их обрести – просто-напросто получить из этого источника. Люди с неплодотворной ориентацией характера стремятся быть любимыми, а не любить. Такова же их склонность и в интеллектуальной деятельности: они ориентированы на восприятие идей, а не на их созидание; настойчиво ищут поддержку, помощь, хорошие условия, возможность опереться на усилия окружающих. При благоприятных условиях в характере людей этого типа формируются такие положительные свойства, как скромность, обаяние, почтительность, вежливость.

Эксплуататорская (или овладевающая) ориентация отличается тем, что люди, ею наделенные, не рассчитывают получать жизненные блага в дар, но готовы отнимать их силой или хитростью. Каждый человек оценивается по степени его полезности. Цинизм, зависть и ревность – характерные черты людей этого типа. Но и здесь не исключен вариант благоприятного развития, и тогда такие люди становятся активными, уверенными в себе, требовательными.

Стяжательская (или сберегающая) ориентация характера базируется на установке бережливости и скупости. Главная установка – как можно больше уволочь в закрома и как можно меньше отдать. Другая характерная черта – педантичная аккуратность. При благоприятном развитии это практичные, осторожные и терпеливые люди, устойчивые к стрессам.

Рыночная (или обменивающая) ориентация в качестве доминирующей развилась в условиях рыночной экономики. Она получила ускоренное развитие в связи с формированием так называемого «личностного рынка» – своеобразного феномена последних десятилетий. Успех в этой сфере зависит в значительной степени от того, насколько хорошо человек умеет себя преподнести или продать, насколько он привлекателен и респектабелен в роли своеобычного товара. Средства массовой информации на все лады демонстрируют психологические портреты и жизненные истории преуспевающих людей, показывают, каким ты должен быть, если хочешь зарабатывать большие деньги. Но даже здесь есть позитивный выход: личности с высоким нравственно-духовным потенциалом обнаруживают положительные черты рыночной ориентации характера: целеустремленность, энергичность, динамичность, контактность, раскованность, остроумие.

Характеры плодотворной ориентации базируются на принципиально иной установке – они намереваются творить, заботиться и брать на себя ответственность. Данная ориентация проявляется также в плодотворном мышлении. Фромм подчеркивает ее ведущие характеристики: стремление проникать в суть вещей, активный интерес к объекту мышления, его целостное и объективное видение.

В заключение остается отметить, что характер – это емкое психологическое образование. Его стержень составляет сочетание как врожденных, так и благоприобретенных свойств. Проявления характера многоплановы, но ведущими и определяющими являются поступки, осознанные линии поведения.









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх