Загрузка...



Дело НТВ

Причины крайнего недовольства властей позицией СМИ, принадлежавших холдингу «Медиа-Мост» В. Гусинского, и, в первую очередь НТВ, состояли в следующем:

1) критический и сатирический уклон в отношении Путина лично (особенно – «Куклы» и «Итого» Виктора Шендеровича);

2) не апологетическая позиция в освещении «контртеррористической операции» в Чечне;

3) попытки доискаться правды в деле о взрывах жилых домов в Москве и так называемом учебном минировании дома в Рязани, проведенного ФСБ;

4) «копание» в коррупционных делах, в которых фигурировали имена Павла Бородина, Владимира Устинова, Александра Волошина, Михаила Касьянова, Юрия Заостровцева и других сподвижников Президента;

5) неподдержка во время думской и президентской избирательных кампаний блока «Медведь» и Путина (и, наоборот, симпатии, выказанные на выборах в Думу блоку ОВР Примакова-Лужкова и «Яблоку», а затем кандидату в Президенты Григорию Явлинскому);

6) по ходу кампании по введению «управляемой демократии» руководители и журналисты «Медиа-Моста» не только не пошли на сдачу своих позиций (как это произошло с телеканалами Лужкова и Березовского), но, наоборот, пошли на обострение и конфронтацию.

Дело НТВ фактически началось 8 февраля 2000 года, когда в газете «Санкт-Петербургские ведомости» появилось Заявление членов инициативной группы Санкт-Петербургского университета по выдвижению и.о. Президента В.В. Путина кандидатом в Президенты России.

Соавторы Заявления во главе с ректором Людмилой Вербицкой и деканом юридического факультета Николаем Кропачевым выступили с обвинениями против двух последних передач программы «Куклы» на канале НТВ, которые у них вызвали «чувство глубокого возмущения и негодования и могут служить красноречивым примером злоупотребления свободой слова, с чем в преддверии президентских выборов граждане РФ, как это ни прискорбно, все чаще сталкиваются».

По мнению профессоров alma mater Путина, их ученика пытаются «ошельмовать с особым озлоблением и остервенением, не считаясь с его честью и достоинством». Поскольку это происходит при исполнении им (и.о. Президента) своих служебных обязанностей, действия создателей «Кукол» «…подлежат квалификации по ст.316 УК РФ», причем, как подчеркнуто в заявлении, уголовные дела по этой статье «возбуждаются независимо от воли и желания того лица, которое они затрагивают».

Таким образом, университетские профессора-юристы заранее ограждали и.о. Президента от необходимости личного участия в уголовном преследовании НТВ и выводили его из-под возможной критики за это преследование. Но, как пишет Виктор Шендерович, «насчет авторства есть некоторые сомнения (злые языки утверждают, что факс с текстом письма пришел из Москвы)» .[4]

В особенности Вербицкую и K° возмутила кукольная сказка Виктора Шендеровича «Крошка Цахес» (по мотивам Гофмана), главным героем которой является «Путин-Циннобер» – и.о. Президента, причесанный «волшебным телевизионным гребнем».

Возмущение ленинградских профессоров сказкой отражало реакцию на нее их ученика в Кремле. «…после „Крошки Цахеса“, как сообщают информированные источники, – писала Алла Боссарт в „Новой газете“, – прототип героя якобы заявил: „я его посажу“. Ну не автора, конечно, – у нас ведь свобода слова. А хозяина лавки» .[5]

Сходные сведения дошли и до В. Шендеровича:

…ТАМ (взгляд наверх) особенно обиделись на то, что герой программы оказался существом весьма небольшого роста.[6]

Прямая атака прокуратуры и силовых структур на «хозяина лавки» (т. е. В. Гусинского) началась сразу после инаугурации В. Путина, состоявшейся 7 мая 2000 года. Уже 11 мая были проведены обыски в офисах компании «Медиа-Мост».

Как можно предположить, в выборе методов ведения «дела НТВ» в Кремле не было полного единства. «Чекисты» полагались прежде всего на силовые методы и руками прокуратуры хотели задушить Гусинского раз и навсегда. Более гибкая «Семья» готова была сочетать с кнутом пряник.

Как пишет В. Шендерович,

В мае 2000-го на прямой контакт с одним из руководителей «Медиа-моста» вышел немаленький кремлевский чиновник – и при личной встрече передал листок с условиями, при выполнении которых, по словам оного чиновника, «наезд» на НТВ будет прекращен. Условий было несколько – изменение информационной политики по Чечне, прекращение атаки на т. н. «Семью»… – но первым пунктом числилось изъятие из «Кукол» Первого Лица.[7]

В ближайших «Куклах» Шендерович с согласия гендиректора НТВ Евгения Киселева исполнил это условие хулигански: вместо «Первого Лица» в новелле «Десять заповедей» были облако на горе и куст в пламени, трактуемые «Моисеем-Волошиным» как «… просто Господь Бог. Сокращенно – ГБ».

Через две недели – 13 июня 2000 года – В. Гусинский был арестован.

20 июля 2000 года в обмен на свое освобождение и закрытие уголовных дел В. Гусинский дал письменное обещание продать НТВ государственной компании «Газпром». Но, покинув Россию, В. Гусинский объявил соглашение продуктом государственного рэкета и отказался исполнять его условия.

После этого основная тактика Кремля стала экономической и юридической: отнять НТВ у В. Гусинского, используя непогашенные обязательства «Медиа-Моста» перед «Газпромом» по кредитам (так называемый «спор хозяйствующих субъектов», говоря словами Президента). Но поскольку этот путь был долгий, для ускорения дела властям приходилось постоянно прибегать к нарушению юридической процедуры. От несправившихся ФСБ и генпрокуратуры задача покорения НТВ была передана холдингу «Газпром-Медиа» во главе с гендиректором Альфредом Кохом (которого в 1997 году телекомпания Гусинского сильно обидела во время так называемого «дела писателей»; А. Кох был одним из «писателей»). Но и от шантажа Гусинского уголовным делом о мошенничестве Кремль полностью тоже не отказался.

Масштабы давления на НТВ заставили журналистов телекомпании вести себя по принципу «на миру и смерть красна». Хотя Президент пытался держаться версии, что он в этой истории не при чем, все критические стрелы «команды Киселева» метили теперь непосредственно в Путина.

В. Шендерович о Путине (в сравнении с Ельциным):

…прежний хозяин был большой, пьющий и блаженный, а этот маленький, трезвый и злобный. Уж лучше б пил.[8]

9 декабря 2000 года налоговые органы возбудили судебный иск о ликвидации НТВ.

12 декабря В. Гусинский, вновь обвиненный в крупных мошенничествах, был арестован в Испании в связи с запросом Генеральной прокуратуры РФ о его выдаче (вскоре он был освобожден, а в выдаче его было официально отказано – поскольку российская Генпрокуратура не смогла представить убедительных доводов, что он преследуется как уголовный преступник).

Стремясь возбудить против НТВ народную неприязнь, Генпрокуратура стала оглашать сведения о стоимости квартир журналистов и размеры полученных ими – например, Татьяной Митковой – кредитов от Гусинского на покупку этих квартир (стоимость квартиры, между прочим, самого генпрокурора В. Устинова, безвозмездно переданной ему в собственность Управлением делами Президента – более 400 тыс. долларов).

16 января 2001 года был арестован бывший начальник финансового управления холдинга «Медиа-Мост» Антон Титов, которого обвинили в мошенничестве в крупных размерах, хищениях и отмывании денежных средств в сообщничестве с Гусинским; начались его регулярные ночные допросы (в декабре 2002 г. большая часть обвинений была снята судом, Титов осужден на 3 года и освобожден по амнистии). Была вызвана на допрос и Т. Миткова (по поводу кредитов семилетней давности).

Это заставило «команду Киселева» все-таки сделать попытку договориться с Путиным о мире. По просьбе, высказанной в открытом эфире Светланой Сорокиной, 29 января В. Путин принял в Кремле большую группу журналистов во главе с Е. Киселевым. Президент заверил журналистов в своей полной непричастности к давлению «Газпрома», прокуратуры и ФСБ на «Медиа-Мост», но на просьбу освободить А. Титова ответил, что не склонен прибегать к «телефонному праву».

Весной 2001 года ряд журналистов покинул тонущий корабль НТВ:

…в случае согласия на уход с НТВ долги по журналистским кредитам гасились, а зарплаты, наоборот, прибавлялись.[9]

3 апреля «Газпром» провел не вполне кворумное собрание акционеров НТВ, которое сместило Е. Киселева с постов гендиректора и главного редактора и назначило новое руководства телекомпании во главе с А. Кохом и американским бизнесменом Борисом Йорданом. В произошедшем Е. Киселев обвинил лично Президента:

Фирменный стиль Путина – развязать войну и отойти в сторону.[10]

В журналистском коллективе произошел раскол: одна часть журналистов (в частности, Леонид Парфенов, Т. Миткова) согласилась принять новое руководство, другая (Е. Киселев, С. Сорокина, В. Шендерович, Владимир Кара-Мурза, Дмитрий Дибров и др.) не признала собрание акционеров законным и его решения действительными.

В ночь с 13 на 14 апреля 2001 года новое руководство НТВ с помощью сотрудников охранного предприятия «Инвест-секьюрити» заняло телекомпанию.









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх