ЛИСА АЛИСА И КОТ БАЗИЛИО

Вернемся на несколько лет назад. Автором идеи о создании двух центристских партий накануне выборов 1995 года был Сергей Шахрай. Именно он эту идею двух блоков предложил президенту. Один, по договоренности с тем же президентом, возглавил Виктор Черномырдин, другой Иван Рыбкин. То, что идея продуктивна и была обусловлена политической ситуацией, ни у кого сомнений не вызывало. Воплощенный замысел должен был обеспечивать удержание власти и поставить в трудное положение оппонентов, заставить их вести предвыборную борьбу на два фронта. Замысел был действительно изысканным, но воплощение оказалось хуже замысла. Лидеры подвели.

Можно предположить, что в силу нынешнего политического расклада и наличия умного и работоспособного Сергея Шахрая в аппарате премьера идее суждено повториться.

Борьба за «тело» Примакова приобретает небывалую остроту. Не исключено, что Евгению Максимовичу придется проводить конкурс между губернаторами-энтузиастами, НДР и блуждающими олигархами за право называться партией Примакова. Губернаторам особенно тяжело. Менять так часто партийные билеты неудобно.

Что же касается противостояния между Лужковым и Примаковым, то оно было бы и ошибочным и нежелательным.

В атмосфере разбуженных губернаторских инициатив, так активно поддержанных президентской администрацией, и антилужковских наседаний прессы, как ни странно, выиграл мэр Москвы. Опасность угодить со своим движением под сокрушительный транспарант «Партия власти» становится менее вероятной.

Политическая история, тем более в России, ничему и никого не учит. Мы уже имели возможность проследить судьбу двух партий власти. Одна из них была коронована в 1993 году и называлась «Демократический выбор России», другая — в 1995-м с позывными «Наш дом Россия». Партии разные, а судьба одинакова.

У Лужкова есть шанс не наступить на те же самые грабли, но при одном условии: если его движение станет движением массовым, движением сограждан. По своей натурной сути Лужков ближе других к воплощению этой идеи. Лидер продуцирует среду партии. Лужков социально ориентированный лидер не в силу политической конъюнктуры, а по причине должностного исполнения — он мэр. Социальная естественность у Лужкова не имиджевая, не наигранная, в этом его козырь. Кстати сказать, его «кепочность», лазание по стройплощадкам, неумение держать паузу бесит современных имиджмейкеров.

«Не солидно, — говорят, — малореспектабельно, слишком улично».

Так это и хорошо. Ему же не родниться с испанским королем. А вот потеряй Лужков родственность с московскими дворами, которые мало чем отличаются от дворов пермских или тамбовских, как и заводские цеха в Воронеже от зиловских цехов, и никакое имиджмейкерское выкаблучивание эту родственность ему уже не вернет.

Лужков не умеет держать паузу, что верно, то верно. Умение держать паузу — это искусство дипломата-политика.

Умение сокращать паузу, сводить ее на нет — это искусство рачительного хозяина. Промедлишь, значит, не достроишь, недополучишь, не выплатишь. И нам еще предстоит задать себе вопрос: какое из этих двух умений для России предпочтительнее в ее разлаженном, бедственном бытии?

А может, то и другое необходимо и нет смысла спорить. Потому как в стратегическом рисунке многих, очень многих политических сил, оказавшихся на старте президентских гонок, будет угадываться некая одинаковость — как поссорить Евгения Максимовича с Юрием Михайловичем?

И льстивые ключевые фразы рядом стоящих будут очень схожи.

«Евгений Максимович, вы же умный человек. Разве вы не видите, что Лужков действует против вас?»

А на другой стороне, в другом стане эхом отдается: «Юрий Михайлович, вы же неглупый человек. Разве не ясно — Примаков работает против вас».

Не станем отворачиваться, ссылаться на глухоту. Тем более что нам повезло — в России не перевелись умные люди.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх