Загрузка...



Раздел 2

Мозаичность информации («перескок»)

Краткое описание

Резкое изменение темы обсуждения, «перескок» с одного обсуждаемого вопроса на другой таким образом, чтобы у реципиента не появилось возможности обдумать и критически оценить полученную непосредственно перед этим информацию.

Подробное описание. Прием «мозаичность информации» используется, когда манипулятор проводит в сознание реципиента манипуляции информационную установку, не имеющую убедительных доказательств, или когда ему необходимо «приучить» реципиента не проводить тщательного и серьезного анализа внедряемой в сознание информационной установки. Последняя в этом случае высказывается в «беглой» форме, быстро, либо вообще без доказательств, либо с использованием незначительных доказательств, не выдерживающих серьезной критики.

Для того чтобы не допустить демонстрацию несостоятельности установки и ее доказательств через критику, обсуждение или критическое осмысление реципиентом, после ее высказывания тема разговора резко переносится на другой объект.

Ход обсуждения, в контексте которого была высказана информационная установка, получается «рваный», непоследовательный, логика реципиента «бросается» манипулятором из стороны в сторону. Благодаря этому информационная установка «выводится» из-под критики и оседает в подсознании реципиента как уже «доказанная».

С мозаичностью информации все мы сталкиваемся практически ежедневно. Это достаточно специфичный вид манипуляции сознанием. Опасен он, в первую очередь, своей способностью практически полностью отключать критическое восприятие реципиента, оставляя его беззащитным перед закладываемыми манипулятором «информационными минами».

Небольшое отступление. Важно знать, что критический анализ принимаемой информации — одна из важнейших функций человеческого сознания. Она, как фильтр, просеивает полученные человеком данные, все увиденное и услышанное, отсеивая то, что распознается как ложное или двусмысленное. Результаты такой «фильтрации» — проверенная на истинность информация — поступают в подсознание, где находятся, дожидаясь необходимого применения. Все ложное откидывается (или остается в подсознании как пример обмана), правдивое — принимается как информация, пригодная к использованию.

Таким образом, критическое восприятие имеет своей задачей поставлять «хозяину» только объективную, проверенную информацию, на которую можно положиться. На основе такой проверенной сознанием информации, человек, при необходимости извлекая ее из подсознания, строит свою деятельность, свое поведение и свои взаимоотношения с окружающим миром.

Типичный пример такого рода манипуляции — любая информационная программа новостей. Каждый помнит, что в новостях сюжеты подаются кратко, быстро, бегло — так, чтобы за меньшее количество времени впихнуть в головы аудитории как можно больше информации. Официально это объясняется тем, что зритель (слушатель) получает возможность «больше узнать» за меньшее время.

На самом деле достигается иная цель. Сознание потребителя, пытаясь понять и оценить полученную информацию, вынуждено слишком часто «перестраиваться» (перескакивать) с одного объекта (событие, факт, действие, представленные манипулятором) на другой. В итоге такой «перегрузки» мозг просто перестает оценивать полученную информацию. Вся новостная лента воспринимается как обычный шумовой фон, без какого бы то ни было анализа. Но важнее то, что «уставшее» от постоянных «метаний» сознание, перестав тщательно оценивать увиденное и услышанное, продолжает принимать подающуюся с экрана информацию и без критического анализа воспринимает ее как более-менее достоверную. Эта информация оседает в подсознании, вместе с заложенной в ней «скрытой качественной оценкой» того или иного факта (события, личности, процесса и пр.).

Например, сюжет, в котором диктор новостей РТР будет с придыханием говорить о «героическом полете на стратегическом бомбардировщике президента России Путина», оставит в подсознании твердую уверенность в том, что: а) президент действительно укрепил обороноспособность страны, пролетев на бомбардировщике Ту-160 в августе 2005 года, что это имеет какое-либо реальное значение для укрепления безопасности государства; б) президент совершил что-то героическое. Хотя что в этом может быть героического? На президентский самолет, надо думать, не пожалели денег — уж он-то сможет взлететь, добраться от места посадки и успешно ее совершить, не разбившись и не похоронив под собой героев-летчиков (как это нередко случается в последние годы); в) с обороноспособностью нашей страны все обстоит нормально. Хотя на самом деле количество «внештатных» падений летательных аппаратов скоро сравняется с количеством штатных посадок, а ракеты из подводных лодок «не хотят» взлетать даже в присутствии президента.

С другой стороны, принимающее без критического анализа информацию сознание — вернее, подсознание — услышав очередную байку про «миллионы расстрелянных Сталиным» (ложь историческая, 18.2), воспримет ее на веру, даже не подумав в ней усомниться…

Мозаичная подача информации сама по себе может запутать потребителя, не дать ему возможности получить полные данные по какому-либо вопросу. Однако главная опасность этого вида манипуляции сознанием в том, что она «готовит» человека к некритичному приему дальнейшей информации «на веру», прямо в подсознание (где она «легитимизируется» в мозгу реципиента и воспринимается им как единственно разумная и никем не навязанная). При этом нужно отметить еще один момент.

Показательно, что при необходимости привлечь внимание зрителя к чему-то, заставить его запомнить предлагаемую информацию, методика подачи полностью меняется.

«Шоу 11 сентября» на российском телевидении освещалось очень подробно, в течение целого дня. Зрителя приучили к картинке рушащихся небоскребов и к утверждениям, что «это сделали арабы». Привыкшее к мозаичной подаче информации сознание в подобных случаях, когда создана необходимая информационная атмосфера, впитывает, подобно губке, любую настойчиво внедряемую манипулятором информационную установку. 11 сентября 2001 года заданная информационная атмосфера создавалась неординарностью происходящего и осознанием гибели множества мирных людей (это же создавало атмосферу дикого, катастрофического шоу, 23.1). Точно так же исключительно подробно и последовательно освещался на телеканалах НТВ и «Региональном телевидении» судебный процесс над М. Ходорковским.

Никакой мозаичности не было и в помине; все подавалось очень обстоятельно, подробно передавались выступления адвокатов перед «независимыми» СМИ, демонстрировались «массовые митинги прогрессивной демократической общественности». Сознание зрителей впитывало все установки, внушаемые с телеэкрана, в том числе и потому, что ему непривычна столь подробная подача информации в новостях.

Это действует на сознание человека как дополнительный, эффективный раздражитель, усиливающий притягивание внимания реципиента (потребителя информации). Последний начинает ускоренно, на подсознательном уровне, усваивать все увиденное и услышанное…

В частном случае данный прием используется, когда манипулятору надо обозначить проблему, но нежелательно останавливаться на ней подробно. Тогда, сказав несколько слов «на заданную тему», ведущий говорит: пока на этом все, но мы вернемся к этому вопросу в последующих передачах.

Тонкость в том, что в этих самых «последующих» к вопросу не возвращаются вообще. А если и вернутся — насколько велика вероятность, что слышавший «первую часть» передачи потребитель потом сможет наткнуться на этот же сюжет? Очень низка: обилие «информационных программ» и личная загруженность не позволят человеку в определенное время включить телевизор (радиоприемник) и услышать «продолжение». Получается: в очередной раз тема «озвучена», видимость «обсуждения острых вопросов» и «плюрализма» сохранена, но реального обсуждения нет.

Приемом «мозаичность информации» с успехом пользуются манипуляторы и таких передач, посвященных, казалось бы, одной конкретной теме, как «Времена» с Владимиром Познером» и «Исторические хроники с Николаем Сванидзе» (да и многие другие).

У Сванидзе в его «хрониках» каждая передача посвящена одному конкретному году в истории России. Основная установка у этого лжеца-манипулятора — разрушение целостной исторической картины истории нашей страны, прививание зрителю неприятия своей истории, стыда за нее, твердой убежденности, что а) все, связанное с социалистическим периодом развития, было не просто плохо, а чудовищно; б) что и дореволюционный период был, хоть и лучше советского, но тоже очень плохой — потому, что это нецивилизованная, варварская Россия (несмотря на отдельные положительные моменты).

Для протаскивания этих разрушительных установок Сванидзе в течение обсуждения событий данного конкретного года постоянно «бросает» сюжетную линию из одной стороны в другую. На главное повествование наслаивается целая куча второстепенных деталей и обстоятельств. Все они — однозначно антироссийские и антисоветские (Сванидзе не брезгует ложью, безбожно перевирая историю, 18.2, паразитирует на эмоциях зрителя, показывая душераздирающие, неизвестно откуда надерганные картинки, 7.3, а также подбирает исключительно однобокие, выгодные ему факты, 14.6). Вслед за обсуждением политической ситуации в тот год, о котором идет речь в передаче, Сванидзе неожиданно рассказывает о том, что где-то гастролирует новая театральная труппа, потом резко перескакивает на положение в промышленности. Потом — на «зверства большевиков», потом — на трагическую участь всех, кто был недоволен советским режимом. Часто ход событий уводится от текущего года на несколько лет то вперед, то назад, что создает дополнительную мозаичность. Заставляя зрителя постоянно переключать внимание с одной обсуждаемой темы на другую, с одного факта на другой, как правило не связанный с предыдущим, Сванидзе добивается главной цели: не позволять зрителю сосредоточиться на чем-то одном, спокойно и критически обдумать услышанное. Для этого манипулятора такой порядок действий исключительно важен; его передачи переполнены ложью и «притянутой за уши» трактовкой исторических фактов. Если он позволит зрителю спокойно обдумывать увиденное и услышанное — велика вероятность, что его ложь будет раскрыта. А так, используя нехитрый прием мозаичной подачи информации, он «сбивает со следа» критическое восприятие зрителя, не позволяя ему оценить всю целостную информационную конструкцию передачи.

Аналогично действует телеведущий В. Познер в своих «Временах». Мозаичность информации используется, в первую очередь, в традиционных телесюжетах, «наглядно показывающих обсуждаемую тему». В этих сюжетах нет четкой линии, объективно показывающей историю и важнейшие обстоятельства обсуждаемой на передаче проблемы. Съемки, как правило, яркие, красочные, высокопрофессиональные. Но камера постоянно «мечется», быстро перескакивая с одного красивого кадра на другой — с предыдущим практически не связанный. Зритель также лишается возможности оценить информацию целостно, спокойно и критически.

Пример — передача от 30 января 2005 года. В ней Познер использует мозаичность информации, но очень осторожно, с почти филигранной точностью.

Цель передачи — реклама А. Чубайса как нового «спасителя России», эдакого русского Пиночета, способного остановить развал страны и возродить ее как великую рыночную империю…

Передача отснята не в студии Останкино, а в маленькой гостинице в Давосе, что само по себе неожиданно (использование спецэффектов, 23.2). Выступающие «гости программы» (Чубайс, председатель правления ВТБ Костин, председатель Совета директоров ОАО корпорации «Вимм Билль-Данн» Якобашвили, президент Майкрософт России и стран СНГ Дергунова) однозначно заявляют: рыночный путь развития, следование «демократическим ценностям» ДЛЯ ПОЛЬЗЫ КРУПНОГО КАПИТАЛА — единственно возможный (безальтернативность выбора, 5.1). В данном случае Познер старался не мешать выступающим, особенно Чубайсу, «доказывать» (при отсутствии оппонентов — вариант «лишения оппонента возможности высказаться», 14.5) свою точку зрения.

Однако, когда ход обсуждения слишком близко подходил к «скользким» или прямо опасным для манипулятора темам (роль российского олигархата в разворовывании государственного достояния страны, вывоз средств, накопленных усилиями всего народа, за рубеж через покупку собственности «там», изначальная ориентация олигархата на мародерство и последующее бегство, а не на развитие страны), Познер немедленно переводил разговор на что-то более «политкорректное» и выгодное ему. Таким образом, мозаичность в данном случае позволяла «уводить» внимание аудитории от воровской сущности высших ступеней российского капитала. Но, при акцентировании внимания аудитории на «положительных» качествах олигархата, Познер полностью отказывался от какой бы то ни было мозаичности.

Важно также понимать, что воспитание человека, воспринимающего мир в «мозаичном режиме», не видящего целостную картину (хоть отдельной сложной проблемы, хоть всего мироздания), есть важнейшая задача любой власти, стремящейся манипулировать послушным, тупым и подготовленным к беспрекословному подчинению обществом.

В «западной» цивилизации данная задача в целом выполнена. Распространенное там «мозаичное» образование, являющееся наивысшей и наиболее чудовищной формой мозаичной подачи информации, эффективно препятствует формированию у человека целостной картины окружающего его мира.

При этом мозаичность западного массового образования (для создания эффективных элитарных кукловодов, управляющих массой, используется исключительно качественное, академически-многогранное, образование) характеризуется наличием множественно-обрывочной информации. Сколько ног у комара, какой масти суслики на Суматре, какова температура кипения воды на высоте пяти с половиной тысяч метров над уровнем моря — куски целостной картины мира выхвачены из контекста, не связаны друг с другом. Объясняется все это «стремлением дать как можно более обширные знания». То, что при такой «обширности», у детей полностью выхолащивается логическое мышление, умалчивается (логический подлог, 17).

Следствием этого являются намного более разрушительные последствия, чем даже при целостной, но неверной картине мира (проблемы). Неправильное видение можно либо исправить — такая возможность остается, так как сохраняется базовое целостное восприятие. Либо применить к окружающей действительности, увидеть расхождения, задействовать интеллект для коррекции. Если же целостной картины нет как таковой — интеллект бесполезен.

Человек, получивший мозаичное образование — набор намеренно-бессистемных знаний, — кое-как может ориентироваться в сложном мире современной цивилизации, без риска выглядеть совсем уж диким. Все-таки что-то он кое чем слышал (о демократии, «Аль-Каиде», русском тоталитаризме и угнетаемых в прошлом евреях). Но охватить всю картину целиком не в состоянии, а, следовательно, не в состоянии выделить действительно важные для понимания сути процессов моменты. Понять, почему «эти варварские русские» не хотят строить демократию, он просто не сможет — и согласится, что для их же, русских, счастья, их можно и нужно немного побомбить. Заодно, глядишь, и террористов меньше станет.

То, что «террористов» от этого только прибавится, в лучшем случае дойдет до такого «цивилизованного» человека очень не скоро. А к тому времени ему придумают какую-нибудь еще байку — и он станет в нее верить… СМИ объяснят, что без последней модели сотового телефона или очередной гуманитарной бомбежки он жить не сможет. И человек поверит, так как не будет обладать возможностью взвесить все «за» и «против», критически оценить сказанное исходя из общей картины мира (проблемы). От восприятия общей, целостной картины его целенаправленно отучили.









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх