Загрузка...



  • 21.1. Собственно искажение сказанного
  • 21.2. «Бабий аргумент»
  • 21.3. Искажение смысла/характера действий/высказываний
  • Раздел 21

    Искажение сказанного оппонентом

    Краткое пояснение

    Данный пример действует по предельно простой схеме — исказить то, что говорит оппонент и с легкостью опровергнуть «сказанное» (вернее — не сказанное) им.

    Во всех случаях использования данного приема различается лишь «антураж», оформление извращения сказанного.

    21.1. Собственно искажение сказанного

    Подробное описание

    Манипулятор приписывает оппоненту то, чего тот не говорил, или извращает смысл сказанного (например — с помощью допущений, подмены понятий, лжи и др.). В результате сказанное оппонентом приобретает гротескный, уязвимый для критики и неправдоподобный смысл. То есть сказанное приобретает вид, имеющий явно отрицательную информационную, эмоциональную или иную оценку в глазах реципиента. Благодаря этому информационные установки манипулятора на таком фоне начинают выглядеть явно выигрышнее, чем ранее.

    Этим и пользуется манипулятор. Он с легкостью опровергает извращенные высказывания оппонента, информационно блокирует его аргументы и более успешно манипулирует сознанием реципиента.

    Искажение манипулятором чьего-то высказывания или придание высказыванию объекта манипуляции иного смысла, отличного от изначального, вплотную граничит с ложью (18), как исторической, так и прямой.

    Логичнее, однако, все же вынести данный вид манипуляции в отдельный вид, ибо в данном случае манипулятор «почти ничего» не придумывает. Трактует высказывание «чуть иначе», дескать, «я его так понял, это не злой умысел».

    Пожалуй, одним из наиболее интересных (и известных) примеров является ставший уже традиционным упрек либеральной части общественности к большевикам: дескать, они, в лице В. И. Ленина, стали утверждать, что всякая кухарка может управлять государством. Вот и извели под корень всех «справных хозяев» и «талантливых экономистов» в стране…

    Вот как использует это обвинение фанатичный антироссийский «журналист» Александр Литвиненко в статье, размещенной на сайте с говорящим за себя названием «Чеченпресс» 24 февраля 2005 года:

    «Путин высказался в прямом эфире [о возможности переговоров с наиболее радикальной частью недобитых бандформирований в Чечне]. Высказался, по своему обыкновению, на смешанном жаргоне рыночного торговца и тюремного надзирателя: «Бандиты, бандиты! С ними нужно пожестче, пожестче!» И все, больше ничего! Видно, прав был вождь большевиков Ленин: кухарка тоже может управлять государством. Вот только жаль, что Ленин не написал, что же остается от того государства, которым управляет кухарка или бывший стукач — подполковник КГБ, что, впрочем, одно и то же».

    Другой пример использования этого заезженного информационного штампа — доклад Б. М. Болотовского, зачитанный на конференции DAMU (Немецкого общества выпускников Московского университета) в 2001 году в Берлине.

    Из стиля приведенного выше текста читатель может составить себе портрет этого «журналиста» (остальные статьи его вообще поражают безумием, по сравнению с которым меркнет даже гений В. Новодворской). Как говорится, что с маргинала возьмешь? Но автор приведенного ниже доклада — человек явно неглупый, можно сказать, интеллектуальный. И, тем не менее, он также использует данный пример. В тексте манипулятор задает вопрос: «Почему же одни области науки процветали (точнее, относительно процветали) и развивались, а другие безнадежно отставали от мирового уровня? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вспомнить, какие цели для руководства страны были приоритетными, основными».

    Далее, объясняя, что сутью советской системы с самого начала ее существования и до уничтожения СССР были исключительно захват и удержание власти (и поэтому одни отрасли науки и техники, имеющие отношение к обороне и безопасности, финансировались в первую очередь, а все остальное — практически не финансировалось вообще), докладчик доказывает это следующим образом: «Вопросы повседневной жизни государства Ленин считал второстепенными по сравнению с проблемой захвата власти.

    Известно его высказывание, что каждая кухарка может управлять государством. Дальнейшее развитие событий поставило эти слова под сомнение. Не всякая кухарка умеет хорошо готовить, а уж отрывать ее от прямого дела и ставить на управление государством — это значит обречь государство на многие беды. В этом случае кухарка разучится готовить, а управлять государством все равно не сможет».

    Вроде бы все верно. Большевики сначала декларировали, что «любая кухарка может управлять государством», потом попытались реализовать это на практике — вот тут-то «все и развалилось»… Однако при внимательном рассмотрении здесь используется несколько приемов манипуляции.

    Во-первых, ложь историческая, 18.2 — ««Вопросы повседневной жизни государства Ленин считал второстепенными по сравнению с проблемой захвата власти». Это верно — но только до того момента, пока власть не оказалась в руках большевиков. Что они ее не захватывали, а фактически подняли, валявшуюся на земле и никому не нужную, взяв на себя ответственность за отстраивание государства в условиях, когда все уже было развалено до них — отдельный разговор. А уже в 1918 году, когда вопрос о том, сколько продержатся большевики, оставался открытым, Ленин финансирует научные исследования и экспедиции. Например — к месту падения «Тунгусского метеорита». Вряд ли можно полагать, что эти исследования имели отношение к оборонным технологиям того времени, если только Ленин не собирался закидывать своих политических и военных противников кусками метеоритного материала или найти на месте катаклизма новые оборонные технологии.

    Во-вторых — это типичный «прицеп», 14.4 — «Не всякая кухарка умеет хорошо готовить, а уж отрывать ее от прямого дела и ставить на управление государством — это значит обречь государство на многие беды». Действительно, встречаются кухарки, которые не умеют готовить. Но ведь и государственные деятели, своими действиями приносящие Отечеству больше вреда, нежели самые злые и опасные враги, тоже не редкость. Например, император Николай II. Получив в наследство от отца сильную Россию с эффективной — относительно — экономикой, он своей пассивной позицией довел государства вначале до втягивания в Первую мировую войну, а затем до Февральской катастрофы. Аналогична роль знаменитого Столыпина. Безумная земельная реформа, проводимая и с треском провалившаяся под громким лозунгом «вам нужны великие потрясения, а мне нужна великая Россия», показала фатальное непонимание даже наиболее умными представителями российской элиты сути национального характера российского крестьянина. Она озлобила крестьянство, толкнув его в революцию.

    Про российских руководителей последних пятнадцати лет нечего и говорить; ужасающие следствия их политики сейчас видны любому умеющему думать. Если «есть кухарки, которые плохо готовят» — как тогда охарактеризовать таких «государственных деятелей»? Практика большевиков, вытянувших страну, добившихся ее восстановления и развития, показала: привлечение новой генерации управленцев (инженеров, ученых, деятеле искусства) «из народа» дает возможность задействовать немыслимый и чрезвычайно полезный «кадровый потенциал».

    Безусловно, это во многом был вынужденный шаг, необходимость которого обуславливалась уничтожением в ходе революции и Гражданской войны большого числа носителей интеллектуального человеческого потенциала. К власти, «валявшейся на земле», прорвалась местечковая грабительская элита, худшие представители которой составляли немалую часть первого большевистского правительства. Немалую — но не всю. Ни одна социальная или политическая система не бывает монолитной, но состоит из разных групп и отдельных личностей. В ходе последовавшей позднее внутриклановой борьбы верх одержала группировка «большевиков-почвенников», которая вынуждена была изыскивать новые научные, творческие и управленческие кадры «снизу». Других просто не было — они были уничтожены «пламенными революционерами» Троцким, Свердловым, Якиром, Тухачевским, Бухариным и другими из этой когорты. Большая часть советской элиты вышла «из низов», внеся огромный вклад развитие своей страны. В сочетании с системным подходом подготовки новой элиты «свежая кровь» дала мощнейший толчок развитию нашей страны. Показательна фраза Д. Кеннеди, узнавшего о полете Гагарина: «это — победа советского образования» — которое также состояло преимущественно из новой интеллектуальной элиты СССР-России.

    В-третьих, это ложь прямая, 18.1: «одни области науки процветали (точнее, относительно процветали)». Сноска по поводу «относительности» процветания «одних областей науки» целиком на совести манипулятора (кстати ученого — правда, такого же типа, что и его друг-коллега А. Сахаров). Высочайший потенциал советской фундаментальной науки был продемонстрирован и в достижениях ядерной энергетики, и в космосе, и в биологии, и в различных областях физики и химии. Собственно, сегодня, спустя полтора десятилетия существования «новой демократической России», в ней не создано НИЧЕГО НОВОГО. Все, на чем еще держится российская государственность — от вооружения до систем жизнеобеспечения населения (здравоохранение, образование, ЖКХ и пр.) — было создано «при злых коммунистах». За 15 лет мародерства «проводники реформ» не смогли украсть и разрушить накопленное за предыдущие годы…

    Ну, и главное, что нас интересует в данном разделе, — собственно искажение сказанного. Приводимая фраза В. И. Ленина (кстати, стоит отметить, что ни в одном, ни в другом случае манипуляторы не цитируют ее дословно — приводится только «рассказ о том, что было сказано») выглядит следующим образом:

    «Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством. В этом мы согласны кадетами, и с Брешковской, и с Церетели. Но мы отличаемся от этих граждан тем, что требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто управлять государством, нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно, т. е. к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся, всю бедноту…» (курсивом выделено в источнике. — ПСС. «Удержат ли большевики государственную власть», т. 34, с. 315).

    Оригинал фразы принципиально отличается от того, что приписывается лидерам большевиков. Ленин считал, что необходимо дать возможность «кухаркиным детям» выходить в государственную элиту, создавая приток «свежей крови» в систему управления государством. Результаты этого притока мы используем и поныне, эксплуатируя советский «задел» в науке, культуре и промышленности.

    Еще один пример такого рода манипуляции — искажение неверной трактовкой известного высказывания генерала А. Макашова, после чего либеральные СМИ его стали называть не иначе, чем «генерал-антисемит».

    Исключительно широко использованная перевранная фраза А. Макашова позволила «демократически» ориентированной части интеллигенции обзывать «черносотенцами», «махровыми антисемитами» и «ксенофобами» радикальную часть патриотических лидеров РФ. Для «цивилизованной» части общества нет страшнее обвинения, чем антисемит. Поэтому, действуя в рамках своей идеологической парадигмы, люди с такой позицией максимально широко использовали фразу — вернее, то, как они сами ее исказили — генерала Макашова для демонстрации того, как «из-под красного знамени выползает коричневое мурло фашизма» (дословная цитата высказывания Е. Гайдара на съезде «партии» «Выбор России» — паразитирование на эмоциях, 7.3, «демонизация», 13.1, навязывание необъективной информации, 14.7, «лукавые термины, 15.1).

    Вот как выглядела эта манипуляция:

    «Прошло более года с тех пор, как генерал-депутат Макашов на митинге, посвященном трагическим событиям 1993 года, приказал «всем жидам долго жить», а «десяти жидам» из личного списка пообещал летальный исход… После февральских выступлений Макашова в Новочеркасске, где он сказал, что «ДПА [Движение в поддержку армии] еще можно назвать ДПЖ — Движение против жидов», Минюст под давлением Кремля взялся за дело и начал проверку КПРФ. Это не принесло никаких результатов… «Поведение наших парламентариев беспрецедентно. Политические маргиналы есть во многих странах, но в парламентах своих стран они встречают отпор, а не поддержку. Ведь парламент — лицо страны… Если этот процесс не будет остановлен, Россия опять сползет в пагубную для всех изоляцию от мира». Тем временем «дело Макашова» худо-бедно расследовалось: весной 1999 года была проведена экспертиза высказываний ведущими специалистами Института русского языка РАН. Вот отрывок из заключения: «Макашов вполне осознает оскорбительную сущность своих высказываний, содержащих слово «жид». Словари указывают на то, что слово «жид» стилистически окрашено, то есть не относится к лексике нейтральной. Слово «жид» в значении «жид» — грубое, бранное и презрительное. Таким образом, слово «жид», несомненно, унижает национальное достоинство евреев, так же как унижает национальное достоинство кавказских народов словосочетание «лица кавказской национальности» или слово «нацмен» по отношению к малым народам России. В наши дни нейтральное значение слова «жид» окончательно утрачено, а бранное употребление приобрело агрессивную окраску под влиянием социально-политических факторов, способствовавших распространению антисемитизма в СССР. В высказываниях Макашова есть угрозы в отношении лиц еврейской национальности». («Новая газета», 28 февраля 2000 года).

    «КПРФ вынуждена заявить, что руководство партии критически относится к последним высказываниям в Новочеркасске (Ростовская область) депутата Госдумы РФ Альберта Макашова. 20 февраля А. Макашов на встрече с избирателями в Новочеркасске сделал ряд заявлений в частности сказав, что Движение в поддержку армии можно назвать не ДПА а ДПЖ — «Движениие против жидов». «С одной стороны, мы партия интернационалистов, а с другой — личная позиция Макашова отличается от линии ЦК, и для нас это большая проблема», — отметил В. Купцов, назвав позицию Макашова абсолютно неверной. Что ж, дело осталось за немногим — за неоднократное нарушение генеральной линии партии исключить генерала. Да не тут-то было. Социологи подсчитали, что антисемитизм в партии (а Макашов публично провозгласил себя антисемитом) может стоить 10 % голосов. Вот вам и дилемма — чистота партийных рядов или утрата голосов.

    … Маршировать они не боятся еще и потому, что прекрасно понимают, что все благие порывы правительства России разобьются о Думу с ее «интернационалистским» большинством, возглавляемым илюхиными, макашовыми и иже с ними…

    Его [Зюганова] коллега по партии генерал Макашов, стоя под портретом еврея Рохлина, призывает казаков организовать «Движение против жидов», а коммунист Илюхин просто обвиняет во всех бедах в стране евреев. Казаки кричат «ура», забыв или не ведая о роли большевиков в уничтожении казачества. Ну, разве это не сумасшедший дом!» («Международна Еврейская газета», № 33–34 2005 год).

    «Винить его [Путина, за то, что не борется против «националистов»] не могу, хотя считаю, что кроме декларативных заявлений [о борьбе с «национализмом»] он мог бы предпринять некоторые не слишком помешавшие бы ему шаги, которые показали бы более четкое отношение Президента к проблемам антисемитизма и ксенофобии. Пока этого нет, чем и пользуются те, кто исподволь, втайне поддерживает наших национал-социалистов.

    На кого персонально направлена ненависть наших национал-социалистов? Они сами определили это устами генерала Макашова. Кстати, он тоже один из тех, о ком я пишу в главе «Фюреры и батьки». Определил это Макашов достаточно точно, сказав, что жиды — это не обязательно евреи, это те, кто «против нас, кто не с нами». Все демократы — жиды, неважно, какого они вероисповедания или какой национальности. Именно так заявил Макашов. Вот в чем проблема, а не в «национальном признаке». Все это выливается иногда в какие-то вещи, которые лучше всего было бы назвать душевным расстройством. Это тоже есть. Вообще, фанатики — люди, не слишком полноценные умственно. К счастью, от фанатизма устают другие, и особенно это касается людей, ксенофобия которых находится на бытовом уровне: черных не любят, чеченов, жидов, армяшек… И когда такие люди примыкают к нацистам, они быстро от него устают, потому что главная черта лидеров и функционеров национал-социализма — фанатизм».

    (Газета «Еврейские новости», № 15, 23 октября 2002 года, интервью «Пришло время назвать нацистов — нацистами», М. Дейч, журналист Н. Файнких).

    Такого рода высказываний было исключительно много.

    Шум в прессе создавал впечатление, что Макашов и его единомышленники все поголовно — зверские антисемиты, которые только тем и озабочены, как бы уничтожить максимально большее количество семитов.

    Последний пример (из газеты «Еврейские новости»), правда, более продвинут. Автор интервью, М. Дейч, верно отметил: Макашов своим высказыванием отнюдь не ровнял всех евреев одним терминов «жиды». Поэтому манипулятор, справедливо отмечая не конкретизацию Макашовым «все евреи — жиды», изворачивает суть высказывания А. Макашова, но с другой уже стороны: «Все демократы — жиды».

    Кроме искажения сказанного оппонентом, здесь присутствует и прямая ложь, 18.1: Макашов про «демократов» вообще ни слова не сказал…

    На самом деле, в своем высказывании генерал А. Макашов специально оговорил: обсуждая «жидов», не идет разговор не только преимущественно о евреях, но и евреях вообще. A. M. Макашов, даже и высказываясь крайне эмоционально, очень четко очертил границы обсуждаемого объекта. В первую очередь потому, что, оставаясь коммунистом в самом лучшем смысле этого слова, он остался принципиальным интернационалистом, для которого любой человек любой национальности — изначально равный ему, достойный уважения индивидуум. Это типично советский взгляд на национальный вопрос, полностью чуждый какого-либо антисемитизма. В своем высказывании Макашов предупредил, что, говоря о «жидах», он имел в виду исключительно незначительное меньшинство «магнатов-душителей»: «основные богатства, созданные трудом всего населения СССР, перетекли в руки жидов-кровососов, из которых четыре пятых — евреи по национальности». Вряд ли можно с ним не согласиться, памятуя фамилии Чубайса, Вексельберга, Гусинского, Абрамовича, Мамута, Фридмана, Смоленского, Березовского, Авена (не говоря о политиках Явлинском, Суркове, Немцове, Гайдаре, «информационных спецназовцах» Познере, Митковой, Сванидзе, Швыдком, Млечине и многих других). В этом не вина, но беда еврейского народа.

    Которому, не исключено, рано или поздно придется держать ответ за деяния преступников, стремящихся «слиться» со всем еврейским народом. По счастью, российская история помнит и чтит таких великих русских патриотов еврейского происхождения, как Рохлин, Миль, Гуревич, Харитон, Зельдович, Иоффе, Каганович и др. При этом нужно помнить, что, после своего высказывания о предложении «переименовать ДПА в ДПЖ», Макашов добавил: «Пусть не обижаются настоящие евреи. Настоящий еврей, он вместе с нами, а вот все, кого я назвал, они сегодня в правительстве, в банках, они все на телевидении, и других».

    К тому же в словах А. Макашова не было приписываемой ему агрессии даже по отношению к тем самым «жидам».

    Он совершенно справедливо предупредил: если его и его соратников будут убивать — как патриота России еврея Рохлина, убитого ельцинскими наемниками — они «утянут с собой в могилу» с десяток этих «жидов» каждый. Тут, как можно отметить, и речи нет о призыве «идти бить жидов». Ведь Макашов высказывается только в том смысле, что, если его жизни будет угрожать непосредственная смертельная опасность, он оставляет за собой право на самооборону. Это естественное желание и право любой жертвы. Никакой, находящийся в здравом уме и трезвой памяти, непредвзятый суд не посмеет отказать подвергшемуся нападению человеку в праве на самооборону, соответствующую угрозе. Макашов говорил о возможной физической его ликвидации, при условии чего он сам готов был бить врага насмерть. Если ему угрожали смертью — он также имеет право убивать нападающих бандитов (такое право было и у Рохлина, но он не успел им воспользоваться). Однако те, кто сознательно выставлял Макашова «убийцей евреев», перевирая его слова, отказывали ему в праве на защиту своей жизни из-за того, что убийца с высокой степенью вероятности мог оказаться евреем.

    Еще один пример искажения смысла сказанного — позиция российской либеральной властной элиты относительно «реформы пенсионной системы», которую либеральные же СМИ усиленно рекламировали в конце 2003 — начале 2004 года.

    В эфире передачи «Времена» с Владимиром Познером» 24 апреля 2004 года выступает М. Зурабов:

    «Владимир Владимирович, мне очень понравилось замечание нашего гостя [«свежей головы», народного артиста России А. Б. Кузнецова]. Он фактически сформулировал именно то, над чем мы размышляли последние месяцы. Первое — граждане всегда говорили: почему вы решаете за нас, что нам делать со своими средствами на старость? Государство делает шаг в направлении снижения налога, оно оставляет дополнительно деньги, и мы надеемся, что эти деньги пойдут в том числе и на повышение заработной платы. Изъятий становится меньше. Эти средства должны повысить благосостояние людей, и гражданин может сам определиться с тем, что с этими деньгами делать. Это первый шаг. Второй шаг — государство говорит: вы знаете, если вы будете задумываться над старостью, вы можете взять эти деньги, отнести в Сберегательный банк, можете купить иностранную валюту и хранить эту иностранную валюту так, как вы считаете необходимым, но мы вам предлагаем еще дополнительную возможность, еще дополнительную опцию. Вы можете эти средства передать частной управляющей компании, негосударственному пенсионному фонду, возможно, страховой компании, можете отдать ее государству, и мы дополнительно вас будем стимулировать.

    Не только налоговым вычетом, еще и дополнительными гарантиями. Итак, это конструкция, которая предлагается и будет в случае принятия закона реализовываться. Какой у этой конструкции есть недостаток, о котором вы сейчас говорите? Куда эти средства вкладывать — вот в чем вопрос. И государство тоже, начав эту пенсионную реформу, задалось вопросом о том, как управлять этими средствами».

    В данном случае Зурабов, прежде всего, проводит типичное забалтывание вопроса (14.3) и «птичий язык» (15.2): наговорив кучу умных слов, он старательно прячет суть проблемы. Кроме того, он использует прямую ложь, 18.1, заявляя: «граждане всегда говорили: почему вы решаете за нас, что нам делать со своими средствами на старость?» Пусть любой из читателей напряжется и вспомнит: кто из его родственников пенсионного или предпенсионного возраста «спрашивал» об этом «государство» или «переживал» по поводу того, что за него решают — куда ему вложить свои пенсионные накопления? Найдется ли вообще хоть один нормальный человек, который станет «переживать», что ему не дают перевести средства, отложенные на старость, из государственной пенсионной системы в частную? Наши люди не выжили еще из ума до такой степени, чтобы отдавать свои накопления «на старость» частным структурам. Это верно отметил Бен Шнайдер, крупнейший в мире специалист по пенсионной системе, работающий в американском Northwestern University в интервью журналу «Эксперт»: «Люди готовы мириться с меньшим уровнем пенсий, лишь бы он был гарантирован».

    В мире уже немало примеров провалов пенсионных реформ «либерального» типа. Выставлявшаяся в качестве идеального образца чилийская реформа сегодня, рухнув, создает серьезнейшие предпосылки для грядущих социальных потрясений. Частные пенсионные фонды (ЧПФ) оказались, в силу ряда причин, менее эффективными и несравнимо менее надежными, нежели государственные. Большинство тех, кто доверил свои пенсионные сбережения ЧПФ, получают пенсию меньшую, чем клиенты Государственного пенсионного фонда. Многие фонды просто лопнули, переложив всю ответственность за судьбы пенсионеров на государство (пришли в итоге к тому, от чего стремились уйти).

    Да и «пенсионная реформа первой волны», прошедшая в РФ в середине 90-х годов прошлого века, закончилась поголовным банкротством всех ЧПФ, которые, подобно «Тибетам», «Селенгам» и «Властилинам», плодились тогда, как черви в навозной куче.

    На самом деле, государственные чиновники, лоббирующие создание ЧПФ, преследуют свои, сугубо корыстные интересы. ЧПФ — превосходное средство узаконенного воровства денег в особо крупных масштабах. Причем ответственность за то, что будут украдены деньги пенсионеров, возьмет на себя государство. Оно пока еще не рискует открыто бросать пожилых людей на произвол судьбы и голодную смерть на старости лет. Любой чиновник самого высокого ранга сегодня, находясь на своем посту, может «продавить» законопроект, наносящий колоссальный ущерб государству. Например, инициацию «перетаскивания» денег пенсионеров из государственного в частный карман. Затем, когда этот чиновник уйдет со своего поста, он сможет, как частное лицо, пожинать плоды своего напряженного предыдущего труда. За государство он отвечать уже не будет (не являясь более чиновником), а сможет использовать оставшиеся в руках финансовые рычаги и личные связи. Если «лопнет» очередной ЧПФ и деньги «пропадут», как уже не раз бывало — какой с него спрос? Кто докажет, что этим фондом владел он сам через подставных лиц, создав такую структуру, будучи чиновником? Так было у Ю. Тимошенко на Украине, у Починка, Чубайса, Лившица, Геращенко, Хакамады в России.

    Таким образом, Зурабов убеждает аудиторию через эфир ОРТ, что ЧПФ исключительно выгодное вложение денег и нужно как можно активнее переводить свои сбережения из государственной пенсионной системы в частные структуры. В этом же активно убеждали зрителей все гости той передачи (паразитирование на поддержке собеседника, 7.5), особенно ведущий В. Познер. Все убеждения сводились к двум принципиальным пунктам: а) «население давно переживает», что ему не дают перевести свои пенсионные сбережения в частные структуры, б) государство в лице либерально настроенных чиновников озабочено лишь тем, чтобы обеспечить людям возможность получать максимально большую пенсию.

    Что касается «переживающих людей», об этом говорилось выше. Что же до мотивов госчиновников — их цель снять с себя вообще какую-либо ответственность за обеспечение людей пенсиями. «Повышение» пенсий их совершенно не интересует; как и то, будут ли эти пенсии у стариков вообще, или их утащат очередные Мавроди.

    21.2. «Бабий аргумент»

    Подробное описание

    Данная разновидность приема «искажение сказанного оппонентом» является классической и нередко употребляется в бытовых условиях. Чаще всего это используется женщинами, что и дало название приему. Суть его в том, что, в ответ на аргумент или обвинение, манипулятор утрирует аргумент оппонента КОЛИЧЕСТВЕННО до полного абсурда и тут же выдвигает «модифицированный» таким образом аргумент против самого оппонента.

    Логической критики данный прием не выдерживает абсолютно. С точки зрения здравого смысла дезавуировать его не составляет никакого труда. Осознанно или интуитивно чувствуя это, манипулятор использует ярко-выраженные эмоциональные оттенки высказывания, имитируя (чаще — неосознанно) крайнюю нервозность и возбужденность. Расчет, опять же зачастую интуитивный, на то, что оппонент предпочтет «не связываться с дураком» и просто отступит со своей позиции, или же смолчит в ответ — что в глазах стороннего наблюдателя может быть расценено как слабость.

    Именно благодаря своей явной алогичности прием нередко достигает цели и поэтому используется достаточно часто.

    В роли реципиента может оказаться как оппонент (в этом случае ставится цель морально «задавить» его), так и сторонний наблюдатель (в этом случае задача манипулятора — продемонстрировать свое превосходство над оппонентом).

    Наиболее эффективным средством противодействия этому приему является выдерживание твердой, непоколебимо-логичной линии, если прием применяется в дискуссии, и опять же строго логичного анализа сказанного, если прием применен в не-дискуссионном информационном носителе (например — при последующем анализе информационной установки манипулятора).

    В любом случае необходимо помнить: использование такого приема — верный признак отсутствия у оппонента серьезных аргументов, то есть слабости его позиции.

    В «классическом» виде прием «бабий аргумент» употребляется крайне редко. Он предельно груб; применяющий его манипулятор выглядит слишком истеричным и не способным на «интеллектуальную дискуссию» (именно под такой имидж чаще всего и рядятся манипуляторы). Выглядит это примерно следующим образом. Когда оппонент манипулятора начинает эффективно доказывать, к примеру, что демократические истории про «миллионы расстрелянных жертв сталинизма» есть не выдерживающие никакой критики байки, манипулятор восклицает: ну да, конечно, в СССР вообще никого никогда не расстреливали, да? Или, напомнив в дискуссии об эффективнейших системах образования, здравоохранения и социального обеспечения в СССР, можно получить в ответ от манипулятора: ну да, ну да, конечно, вас послушать — так в СССР вообще никаких проблем не было! Это — очевидный и бессмысленный, с точки зрения информационной войны, всплеск эмоций, когда манипулятор доводит сказанное оппонентом до явного гипертрофированного абсурда (такое обычно бывает у женщины, если она теряет самообладание в споре и, вместо информации, начинает применять преувеличенно-эмоциональные категории; отсюда и название — «бабий аргумент»). Главное в этом приеме — гипертрофированное увеличение какого-либо манипулятивного аргумента.

    В более тонкой, профессиональной с точки зрения манипуляции, форме этот прием теряет его «классическую» резкость и бездумную гипертрофированную эмоциональность, приобретая черты других приемов манипуляции сознанием.

    Пример — статья  Л. Радзиховского «Пятая колонна», помещенная в «Российской Газете» 28 сентября 2004 года. Статья обсуждает знаменитое заявление В. Путина 4 сентября 2004 года после чудовищного преступления в Беслане. Напомним: в своем заявлении Путин дал понять, что против России ведется необъявленная война, в которой «международный терроризм» выступает как слепой инструмент неких сильных государств мира, «стремящихся отхватить от нас кусок пожирнее» (любому нормальному человеку понятно, о ком идет речь).

    Подобная здравая и реалистичная позиция российского руководства настолько неприемлема для наднациональных финансово-политических элит, что они немедленно предприняли серию информационных атак на эту позицию российского руководства. Главная для них опасность — осознание Россией и ее властной элитой необходимости не подстраиваться под интересы «мирового сообщества» ради «борьбы с международным терроризмом», а действовать, строго исходя ИЗ СВОИХ СОБСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ.

    И, следовательно, не бояться посылать куда подальше таких «цивилизованных» союзников, что готовы под болтовню о «демократических ценностях» заниматься международными агрессиями и терроризмом. Такое развитие событий для транснациональных сил очень опасно и совершенно неприемлемо. Рассматриваемая статья убеждает аудиторию, что необходимо все-таки ориентироваться не на свои интересы, а на союз с «цивилизованными» странами (которые, как правило, «международный терроризм» и создают): «Прошел уже почти месяц после того, как было официально объявлено, что против нас «ведется война» — но до сих пор нет никакой ясности, никакого согласия в обществе по главным вопросам: кто наш враг, кто наши союзники (хотя бы потенциальные). Иногда в этой связи любят ссылаться на афоризм Александра III о том, что у России есть два союзника — ее армия и флот. Не говоря уже о том, в каком состоянии находится наша армия, хотел бы напомнить, что именно Александр III заключил военно-политический союз с Францией, с которого и началась Антанта, — значит, все-таки искал союзников! Больше того. Если уж кто имел полную психологическую и человеческую аллергию к Западу, в особенности к Французской Республике, ко всему связанному с ненавистной ему буржуазно-демократической революцией — то это точно Александр. И, тем не менее, в силу государственных соображений, отошел от союза с родственными (в буквальном смысле слова!) монархиями Германии и Австро-Венгрии. Как говорится, его пример другим наука…» В данном случае манипулятор Радзиховский, пытаясь доказать недоказуемое, изворачивается аж «через голову», чтобы убедить аудиторию: России в любом случае нужно ориентироваться на ее западных «союзников». Используется и одновременная подмена понятий (1) с ложной альтернативой (5.2) — ориентация на свои собственные вооруженные силы против союза с западными державами. Нет нужды описывать, что противопоставлять две эти вещи нереально.

    Государство обязательно должно укрепить свои оборонные структуры, параллельно выстраивая выгодные ему военнополитические и экономические союзы. С кем заключать эти союзы — с западом, востоком, севером, югом или с кем-то еще — есть личное дело такого сильного, укрепленного государства.

    Тут же и ложь историческая (18.2) по поводу «выбора Александра III»: ориентация на Францию и Англию обуславливалась логикой развития тогдашней Германии (по принципу «враги моих врагов — мои друзья»), а отнюдь не политическими предпочтениями одного из величайших российских самодержцев. Кроме того, автор статьи недоговаривает: именно Британия способствовала сначала Февралю, а потом Октябрю. Социальные катаклизмы выбили Россию из числа победителей, деливших имущество побежденных.

    Тут и «приведенный вывод», 9, по поводу нынешнего состояния российских Вооруженных сил («Не говоря уже о том, в каком состоянии находится наша армия…»): Радзиховский стремится убедить аудиторию, что нужно искать союзников, причем непременно на Западе, потому что армия и флот находятся в плачевном состоянии. На самом деле нужно, прежде всего, укрепить свои Вооруженные силы. К тому же, здесь имеется и замалчивание важных обстоятельств, 14.1: а кто, собственно говоря, так постарался, что у российских армии и флота сегодня такое бедственное положение? Ведь именно радзиховские всех мастей полтора десятилетия убеждали наше общество не тратить денег на армию, а «реформировать» (т. е. уничтожать — лукавый термин, 15.1) ее? Но главное не эти сопутствующие приемы. Основное в данном случае — что манипулятор гипертрофирует «исторический пример», доводя его до абсурда: вот, раз тогда царь Александр III пошел на союз с Антантой, то и теперь российской власти надлежит делать то же самое. Гипертрофированному увеличению подвергается описание исторического факта, хотя из-за определенной элегантности исполнения (Радзиховский вообще умелый и техничный манипулятор) прием становится похожим на «ассоциативную цепочку» (6) или «прицеп» (14.4).

    Вот еще пример, уже из «живой» дискуссии. Передача на радиостанции «Эхо Москвы» «Особое мнение», эфир 22 декабря 2005. Ведущая О. Бычкова, принимаются звонки радиослушателей:

    «Слушатель: Добрый день. Виталий. Я хочу сказать насчет… Ирана, что мы поставили туда наши комплексы [ПВО] или поставим по соглашению, которое заключили недавно. Это есть хорошо, и в этом нет ни абсолютного добра, ни абсолютного зла.

    О. Бычкова: Это торговля.

    Слушатель — [говорит спокойно, без апломба] Понимаете, потому что хотят бомбить, хотят запугать, нравится нам, не нравится этот режим, эта страна находится возле наших границ. Мы не хотим, чтобы возле наших границ появилась еще опять американская база или…

    О. Бычкова: [перебивая его, начинает говорить очень резко, издевательским тоном, ерничая — показывая, какую «глупость сморозил» слушатель] Да, пускай там будет иранская атомная бомба. Логично… да, логично?… [ерничает]

    Слушатель: Ну зачем иранская бомба?… Даже достаточно мирного атома. Представляете, напасть на страну, у которой есть мирный реактор, и разбомбить его нечаянно? Получится всем плохо. То есть нападать уже на эту страну нельзя… [Явно хочет что-то еще сказать].

    О. Бычкова: Понятно. Спасибо [отключает слушателя от эфира]».

    В этом случае гипертрофирование контраргумента до абсурда — утверждение об «иранской ядерной бомбе». Эта американо-израильская «страшилка» используется агентами влияния по всему миру для оправдания готовящейся агрессии против суверенного государства (информационный повод, 27). Таким же примерно образом США, Израиль и Великобритания обманывали весь мир, пугая «иракским оружием массового поражения». Выяснилось: никакого оружия нет и в помине.

    Никто не говорит, что Иран НЕ СОБИРАЕТСЯ создавать собственное атомное оружие. Возможно, что и собирается.

    Любой нормальный человек на месте иранского руководства, видя судьбу Ирака, поступил бы точно так же. Но возникает вопрос: почему то, что можно США, единственной стране, применявшей все виды ОМУ (ядерное, бактериологическое и химическое), Израилю, обзаведшемуся ядерным оружием втихаря и устраивавшему геноцид палестинцев, Великобритании, участвующей в бандитском нападении на Ирак, наконец, Пакистану, Индии, Бразилии, Франции, Китаю, России — нельзя Ирану? Только из-за того, что он поставил под сомнение истинные масштабы Холокоста? Но что страшнее: слова, во многом правдивые, или дела — террористические и кровавые (агрессия против суверенной страны и уничтожение ее жителей под прикрытием сказок «про демократию»)? Иран имеет не меньшее право на ядерные разработки, нежели США, Великобритания, Индия или Израиль. И использование ВОЗМОЖНОСТИ получения Ираном ЯО в качестве страшилки-жупела как минимум необъективно.

    А уж доведение этого «довода» до уровня «абсолютной истины», или «высшей опасности», как это сделала ведущая, является чистой воды «бабьим аргументом». Ведь ведущая подозревает, что ничего страшнее такой возможности просто быть не может — поэтому, используя такой прием, стремится показать всю абсурдность утверждений, что Иран, МОЖЕТ БЫТЬ, проводит далее собственные ядерные разработки.

    Кроме того, в указанном отрывке передачи использован прием «лишение оппонента возможности высказаться» (14.5) — говорившему не дают закончить мысль, отключив от эфира.

    21.3. Искажение смысла/характера действий/высказываний

    Подробное описание

    Данный прием, как правило, за незначительным исключением достаточно груб, прямолинеен и примитивен.

    Его суть в том, что манипулятор «разъясняет» реципиенту смысл/характер поступков, высказываний, действий исторических личностей и исторических процессов, приводя при этом свою, удобную для обоснования своей манипулятивной установки, трактовку. Фактически, в данном случае, манипулятор просто навязывает собственное мнение. Однако в этом случае, в отличие от приема 26, это делается однозначно и прямолинейно, без каких-либо ссылок на вероятность иной трактовки.

    История с «многомиллионными сталинскими репрессиями» раскручена настолько, что стала одним из базовых оправданий разрушения СССР. О ее реальных масштабах говорилось выше. С точки зрения автора, одним из наиболее известных и наиболее показательных примеров искажения смысла поступков (действий) является объяснение сути и причин «сталинских репрессий» в позднесоветской и современной российской общественной среде. Не вдаваясь в детали о гипертрофировании масштабов этих репрессий, важно отметить, как трактуется то, почему они происходили, что стало причиной этих трагических обстоятельств в нашей истории.

    Примеров тому, как все происходившее в процессе репрессий объясняется «патологически людоедским характером Советской власти», «манией преследования и самодурством Сталина», «жестоким истреблением всех несогласных с политикой сталинской диктатуры», «желанием убить всех умных и независимо мыслящих людей, чтобы остались лишь одни тупые исполнители», «извести под корень всех справных хозяев» и пр., более чем достаточно и в СМИ, и в околохудожественных произведениях последних двадцати лет.

    Вот как это выглядит на практике:

    «Анализируя причины массовых репрессий, Хрущев видел их в том, что Сталин настолько возвысил себя над партией и народом, что перестал считаться и с Центральным Комитетом, и с партией. Сталин имел обыкновение связывать всех круговой порукой. Они должны были разделить с ним ответственность за уничтожение своих бывших друзей и соратников… Если до XVII съезда он еще прислушивался к коллективу, то после полной политической ликвидации троцкистов, зиновьевцев и бухаринцев, когда в партии в результате этой борьбы и социалистических побед было достигнуто полное единство, Сталин начал все больше и больше пренебрегать мнением членов ЦК и даже членов Политбюро. Сталин думал, что теперь может решать все один и все, кто ему еще нужен, — это статисты; со всеми другими он обходился так, что им только оставалось слушаться и восхвалять его.

    … Итак, Хрущев видел главную причину репрессий в совершенно неумеренном и беспрецедентном насаждении Сталиным своего культа личности» (Информационный ресурс http://Temator.ru, Алтуфьев Н. Хрущев против Сталина: доклад на XX съезде партии), «Задуманный Сталиным после XVII съезда план «кадровой революции» не мог в то время представляться вероятным даже лицам из его ближайшего окружения — настолько он был дьявольским. Суть этого плана сводилась к физическому истреблению всего партийного, государственного, хозяйственного, военного, чекистского аппарата в центре и на местах и замене его новой генерацией, не имевшей никаких связей со старыми большевиками и готовой бездумно следовать любым предначертаниям — лишь бы они исходили от Сталина. Этот план был порожден не просто личной мстительностью и подозрительностью Сталина, а имел глубокие политические причины, связанные с новой ориентацией его внешней и внутренней политики.

    Во всем, что касалось упрочения своей власти и борьбы со своими противниками, Сталин проявлял необычайную, сверхчеловеческую силу воли… Эта воля сочеталась со способностью осуществлять свои наиболее коварные планы по частям, выжидая с невероятным терпением и выдержкой наиболее благоприятный момент для претворения их в жизнь» (Роговин В. Сталинский неонэп, гл. VII «Объективные и субъективные причины сталинского террора»).

    «Причиной последних сталинских репрессий против членов Еврейского антифашистского комитета была их ошибка в прогнозах о поведении руководства только что образованного при поддержке СССР еврейского государства Израиль, которое взяло проамериканский курс. Видимо, Сталин предполагал, что его дезинформировали намеренно» («Учительская газета», редакционная статья «Минувшее сегодня»).

    «— Каковы, по Вашему мнению… причины сталинских репрессий? — Я думаю, что… причины — это особое дело. Я думаю, что причина проста, потому, что то, что он обещал, он выполнить не мог, а поэтому он должен был заставить молчать тех, кто могли ему об этом напомнить» (А. Мень, интервью).

    «И, правда, если мы присмотримся к Сталину, то под покровом террора и жестокости, обнаружим еще и обман. Причем не только в случае так называемых трибуналов, исчезновения общественных деятелей, писателей, врачей и даже астрономов. Обман заключался в создании несуществующего в реальности общества. Например, британские социалисты Сидни и Беатрис Уэбб были обмануты нехитрым трюком с бессмысленными выборами, профсоюзами, экономическими достижениями и проч.» (Конквист Р. Репутация безжалостного обманщика Сталина по-прежнему остается нетронутой // «The Guardians, 5 марта 2003).

    «Большую роль в создании административно-командной системы, становлении культа личности сыграли и отрицательные черты характера Сталина, о которых в декабре 1922 года в своем письме к очередному съезду партии писал Ленин. Жестокость Сталина, его лицемерие, преступная игра жизнями миллионов людей, стремление к единоличной власти, готовность постоянно применять насилие по отношению к массам и другие негативные качества делали его совершенно не пригодным для руководства огромной страной, ее обществом» (Козьменко В. М. Учебник для вузов «История России IX–XX вв.», гл. 14 «Развитие Советского государства в 30-е годы»).

    Как видно из приведенных примеров, их авторы сводят все причины репрессий исключительно к жестокости (глупости, властолюбии, трусости, лживости, злобности, зависти и пр.) одного человека. Дескать, он один такой злобный тиран, который исключительно из-за своих пороков и устроил эту «жуткую мясорубку». Иногда сюда же пристегивается и Советская власть как таковая: она будто не может не быть жестокой по определению… Это предельное, до идиотизма, упрощение проблемы (5.3): источником репрессий был либо один человек, либо особенности Советской системы как таковой.

    Что же было на самом деле? Из-за чего происходили репрессии? Чтобы ответить на эти вопросы, нужно понять несколько принципиальных факторов, определявших условия существования Советской России в тот период.

    С одной стороны, основные мировые «игроки» того периода ставили своей задачей уничтожение СССР или полное «переформатирование» государства до уровня полуколонии (что в значительной степени удалось выполнить в середине-конце 90-х годов прошлого века). СССР был первой в тот период страной, объявившей примат заботы о простом человеке-труженике в ущерб интересам властных и финансовых элит. Этот неслыханный до того в истории принцип государственного устройства был опасен для «цивилизованных» и не очень стран уже тем, что показывал практическую возможность заботы государства-общества о каждом человеке, а не только об относящимся к привилегированным классам. Соответственно, даже в условиях отсутствия объявленной войны против СССР ни на секунду не прекращалась война необъявленная.

    При этом только декларированной целью войны была собственно Советская власть. Процессы постперестроечного периода, когда после разрушения Советского Союза активизировалось прогрессирующее разрушение уже России как таковой, показали: конечной целью на самом деле являлась именно Россия как самобытная цивилизация и независимая государственность. То есть против нашей страны не велась борьба за смену «политического режима», а цивилизационная борьба на уничтожение нашей культуры, государства и всего народа. В условиях такой войны, когда поражение означает уничтожение государственности и общества, государство, Советская власть, отстаивавшая и себя, и тысячелетнюю Россию, вынуждена была использовать все средства для предотвращения своего поражения.

    Возвращаясь к событиям, предшествовавшим «перестройке» и последовавшим за ней, следует признать: проводившие эту разрушительную акцию сознательно действовали на уничтожение единого и независимого российского государства в интересах стран-противников. Они, вольно или невольно, способствовали разгрому своей страны и победе врага. Непресечение своевременно их действий привело к уничтожению мощного государства и продолжающейся деградации того, что еще осталось.

    Но ведь именно с такими людьми и боролся Сталин, давая санкции на «репрессии»! Якиры, Бухарины, Троцкие, Тухачевские, Зиновьевы, Радеки — это Горбачевы, Яковлевы, Руцкие, Шапошниковы, Чубайсы, Ельцины, Бурбулисы позднесоветского периода. И те, и другие стремились уничтожить свою страну. Не потому, что ее ненавидели, — причина проще и банальнее. Продав свою страну, представители властной позднесоветской элиты стремились положить «откат» в свой личный карман. Просто в первом случае им это не удалось — их противником был жесткий и умный человек. А вторые смогли разрушить свою страну, ввергнув ее в хаос и деградацию.

    Перед Сталиным стояла задача сохранения действующей государственной системы, защиты ее от реальных внутренних врагов. Можно обсуждать, хорошая это система, или плохая, достойна она защиты или нет. Однако в тех условиях легитимность Советской власти внутри страны не оспаривалась подавляющим большинством населения — люди еще помнили «прелести» царизма: дореволюционные голодоморы (о чем сегодня зачастую многие предпочитают не вспоминать — 14.1) и безысходность жизни для основной части населения. Защита социального строя, сложившегося на тот момент в России, означала защиту и самой России.

    Соответственно, уничтожение этого строя, чего добивались противники Сталина, означала катастрофу для страны как для уникальной цивилизации. При таких «ставках» игра по определению становится жестокой. Это и являлось причиной трагичности происходившего в СССР…

    Еще один пример искажения смысла происходящего (поступков и действий) — освещение некоторыми СМИ событий, связанных с судьбой пророссийских анклавов на территории СССР. Очень показательна статья Б. Волхонского в газете «Коммерсант» под названием «Национальный конфликт — самое дешевое средство сберечь доходы мафии».

    Разговор идет о сегодняшнем положении в зоне грузино-осетинского конфликта. Налицо объективная реальность: посмотрев, что принесла Грузии и грузинскому народу «независимость», в какую потрясающую бедность ввергнута одна из богатейших республик СССР, население Южной Осетии однозначно заявило о своей приверженности идее объединения с Россией. Тем более что, с одной стороны, в Южной Осетии, не желающей оставаться в составе разоренной демократами Грузии, совершенно логично декларируется стремление объединиться с Северной Осетией, находящейся в составе России. А с другой стороны, грузинский национализм подавляет национальное самосознание других народов, проводя политику «огрузинивания». Все это не может не вызывать яростного сопротивления осетинского народа.

    Это — объективно. А вот как трактует этот конфликт представитель радикально-либерального, ориентированного на враждебную интересам России позицию издания «Коммерсант»: «При взгляде на ситуацию вокруг Южной Осетии невозможно избавиться от ощущения дежавю: стороны достигают перемирия, кто-то его нарушает, стороны обвиняют друг друга, идет эскалация насилия, активизируются дипломатические контакты, стороны достигают перемирия — и дальше все по новой.

    И вроде бы у всех свежи в памяти события вокруг Аджарии, когда центральным властям Грузии в общем-то успешно удалось справиться с ситуацией. И сейчас президент Саакашвили по привычке произносит те же фразы о необходимости покончить с мафиозным режимом и закрыть «черные дыры» национальной экономики, которые принесли ему успех в Аджарии. И казалось бы, есть на то основания: как режим Аслана Абашидзе, по сути, грабил Грузию, беспошлинно гоняя контрабанду через Батумский порт и Сарпскую таможню, так и режим Эдуарда Кокойты сполна пользуется предоставленной ему бесконтрольностью, чтобы гнать товары через Рокский тоннель и не платить отчисления ни в грузинский, ни в российский бюджеты. В начале 90-х это был печально знаменитый спирт, из которого изготавливалась львиная доля паленой водки в России. Сейчас спиртовой поток иссяк, но поток товаров продолжает течь — уже в обратном направлении, наполняя Грузию всевозможной контрабандой.

    Покончить с мафией — цель, безусловно, благородная.

    Так почему же у Михаила Саакашвили не получается в Южной Осетии то, что получилось в Аджарии? Наверное, причин много. Это и живучесть мафии вообще, и то, что в Аджарии был ярко выраженный лидер, устранение которого с политической арены фактически означало конец конфликта. В Южной Осетии такого нет: вряд ли можно всерьез утверждать, что Эдуард Кокойты — такой же хозяин положения в своем регионе, каким был Аслан Абашидзе.

    Истинные кукловоды находятся в тени, и, чтобы устранить, их сначала надо выявить, да и устранение теневых фигур не будет иметь такого символического значения, как устранение «аджарского льва».

    Но главное, видимо, в том, что, будучи по сути конфликтом за контроль над потоками товаров и денег, по форме грузино-осетинский конфликт является межэтническим. Именно этого не было в случае с Аджарией: аджарцы — те же грузины и никогда не выказывали сепаратистских устремлений. А межэтнические конфликты тем и опасны для общества (и тем же удобны для их вдохновителей), что не требуют особых усилий для поиска пушечного мяса: достаточно кинуть клич «Наших бьют!» — и тысячи энтузиастов с обеих сторон с готовностью бросятся в драку.

    Для вдохновителей конфликта — местных мафиозных кланов — поставлено на карту слишком многое: многомиллионные доходы на грядущие годы и даже десятилетия, да и само их существование. Кроме того, слишком многие влиятельные силы по обе стороны границы тайно или явно покровительствуют этим кланам (надо думать, небескорыстно).

    Добавьте к этому дешевизну средств поддержания огня межэтнических конфликтов — и объяснение того, почему проблема Южной Осетии переходит в разряд нерешаемых, придет само собой».

    По утверждению автора материала, от желания населения Южной Осетии объединиться со своими северными братьями и закрыться от националистической политики «огрузинивания», неизменной при всех грузинских «президентах», не остается и следа. Автор убеждает нас, что все дело ТОЛЬКО в бандитских разборках из-за теневой прибыли. Таким образом, манипулятор пытается убедить аудиторию, что в Южной Осетии нет никакого сопротивления а) грузинскому национализму, поддерживаемому США и НАТО и б) продвижению этих сил на пророссийский Кавказ.

    На самом деле, если мафиозные конфликты и имеют место (что, кстати, никто еще не доказал: «левых» грузов полно и на прибалтийских, и на казахских, и на российских таможнях где-то на границе с Китаем; но никто там за оружие не берется), дело отнюдь не в них. Население не стало бы столь отчаянно, как это продемонстрировали осетины, бороться против грузинских оккупантов, исключительно за интересы мафии. В такой ситуации люди просто плюнули бы и разошлись по домам, справедливо полагая, что это «не наша война». Но если они полны решимости защищать свою землю — при чем тут «транспортная мафия»? Автору статьи нужно доказать, что никакой поддержки у России на Северном Кавказе нет. А позиция людей «мы хотим быть с Россией» — не более чем бандитская уловка, на которую российским властям не стоит поддаваться. И, следовательно, им не стоит поддерживать «бандитский сепаратизм» южно-осетинского населения.

    Вряд ли стоит объяснять, насколько выгодна была бы такая позиция российского руководства грузинским националистам (они могли бы попытаться превосходящими силами «задавить» осетин) и их западным хозяевам. Последние получили бы прекрасную возможность ослабить позиции России в этом регионе. И не только в нем.

    Для доказательства этой версии автор даже приносит в жертву… самих грузин («жертвенная корова», 19). Ведь, по его утверждению, мафия окопалась не только в Южной Осетии, но и в самой Грузии. Дескать, везде одни бандиты, «чума на оба ваших дома». Автор, таким образом, пытается демонстрировать некую «объективность»: не только осетины бандиты, но и сами грузины хороши…

    Для ясности в данном случае манипулирования нужно понимать, кто в случае реализации замысла автора — принятия российским обществом и российской властной элитой информационных установок, изложенных в статье, — получил бы наибольшую пользу от этого? Это, безусловно, было бы грузинское проамериканское руководство, получившее возможность сплотить расползающееся от нищеты общество «маленькой победоносной войной». И США — НАТО, которые смогли бы выбить Россию с ее позиций на Северном Кавказе для того, чтобы самим занять этот стратегически важный регион.









     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх