Загрузка...



Раздел 19

«Жертвенная корова»

Подробное описание

Иногда манипулятору необходимо отвлечь внимание реципиента от процесса обсуждения какими-либо запоминающимися обстоятельствами, чтобы скрыть факт (признаки) манипуляции. Это чаще всего происходит в тех случаях, когда а) манипуляция может стать заметной из-за пристального внимания реципиента к обсуждаемому вопросу (если, к примеру, вопрос для реципиента очень важен и он боится быть обманутым), б) у манипулятора уже есть неоднозначный имидж и доверие реципиента к его информационным установкам понижено, в) предмет манипуляции обладает свойством «шила в мешке» (которое сложно утаить) и г) когда тема достаточно неприятна для реципиента (например, повышение цен или уменьшение социальных льгот).

Кроме того, у реципиента может, по указанным причинам, возникать неосознанное раздражение, отрицательные эмоции, вызванные ожидаемым подвохом или неприятностью темы. Для манипулятора возникает вероятность, что такие эмоции будут экстраполированы на него лично, доверие к нему снизится и манипуляция окажется неэффективной.

Чтобы отвлечь внимание реципиента и «отвести» от себя отрицательные эмоции, манипулятор выделяет специальную фигуру (группу лиц), «жертвенную корову». На протяжении обсуждения эта фигура подвергается разного рода остракизму, высмеивается, представляется перед реципиентом в неприглядном виде. Манипулятор демонстрирует: вот, смотрите, кто во всем виноват! Вот кто истинный виновник всех бед! Ату его!..

Все отрицательные эмоции должны, по замыслу манипулятора, экстраполироваться на «жертвенную корову».

Наблюдая публичное «избиение» такой фигуры, реципиент, стоит только ему принять информационную установку манипулятора, немедленно приобщается к «гонениям» на злодея, якобы во всем виноватого. Эмоции реципиента устремляются по предлагаемому манипулятором руслу, благо весь спектакль, как правило, заранее тщательно подготовлен. За искренним возмущением неприглядными действиями «жертвенной коровы», «открывшимися вдруг», реципиент, как правило, не замечает проводимой манипулятором информационной установки и становится жертвой манипуляции…

Известный телеведущий А. Караулов прекрасно использует прием «жертвенная корова». В одной из своих передач он, рассказывая о СРП (соглашения о разделе продукции, связанные с эксплуатацией нефтегазовых месторождений Сахалин-1 и Сахалин-2), приводит вопиющие факты коррупции и прямого предательства Черномырдиным интересов нашей страны. Бывший премьер-министр фактически совершил государственную измену, согласившись на выгодные для США и грабительские для России условия освоения тихоокеанского шельфа нашей страны. Черномырдин, действительно на редкость бессовестный человек, выставляется в передаче воплощением зла и исчадием ада, Иудой. Вместе с ним организаторами этого соглашения названы Явлинский и Н. И. Рыжков. На них переводится вся злость и возмущение людей за развал и предательство в нашей стране. Самое главное — они выставлены в роли «организаторов» этой чудовищной махинации, Черномырдин представлен «как бы» продолжателем их дел.

В данном случае, выставляя нескольких конкретных виновников предательства государственных интересов России (Черномырдин, Рыжков, Явлинский), журналист уводит зрителя от осознания того факта, что в сегодняшней России сама политическая система является основой грабежа, мародерства и измен. Дело не в отдельных представителях, а в политико-экономической и моральной структуре современной российской власти, которая захватила нашу страну после разрушения СССР, предварительно подготовив катастрофу. Но как раз осознание этого и прячет ведущий, выставляя «жертвенными коровами» нескольких отдельных чиновников.

Кроме того, упоминая Рыжкова в этой «компании», ведущий наносит удар по «левым», через ассоциативную цепочку (6), косвенно обвиняя в измене и их (Н. И. Рыжков является представителем левых сил в политике).

Еще один, наверняка многим известный пример «жертвенной коровы» — позиционирование взаимосвязи личности Н. Хрущева, «хрущевской оттепели» как политического явления, возможных последствий этих явлений — если бы они были доведены до своего логического конца «тогда». И, главное — мотивационной связи процессов, легших в основу «оттепели» и разрушительной «перестройки-демократизации» конца XX века.

В основу рассматриваемого политического явления, названного позже «хрущевской оттепелью», легло стремление наихудшей части советской партноменклатуры [здесь и далее — речь идет именно о худшей части] во главе с кланом, неформальным лидером которого был Хрущев, вырваться из жестко ограниченных рамок служения государству, определенных Сталиным. Собственно, именно из-за нежелания разжиревшей номенклатуры «класть жизнь и здоровье ради страны и народа», и было совершено убийство Сталина, а затем — разрушение идеологической устойчивости советского общества (доклад Хрущева на XX съезде). На тот момент «импульс развития», приданный Сталиным всей стране и номенклатуре, был столь силен, что последняя не смогла пойти до конца в процессе «конвертации» своих привилегий в личные состояния. Что и произошло спустя тридцать лет.

Разрушение СССР разложившимися партийными группировками в 80–90-е годы, стало логическим развитием таких тенденций. И сама партноменклатура, и «втемную» использованная ею генерация т. наз. «демократов-диссидентов» (никто из них так и не был допущен в итоге к реальным рычагам власти), в начальном этапе «перестройки» представили в виде некоего «идеального проекта, к сожалению незаконченного», на который следовало равняться в своих действиях, «социализм с человеческим лицом, к которому стремился Хрущев». Этот гибрид ужа с ежом был объявлен тем ориентиром, к которому следовало бы стремиться.

Однако личность Хрущева, во-первых, по уши замаранного кровью жертв репрессий, а, во-вторых, самостоятельно свернувшего «перестройку 60-х» (у него все же хватило ума понять, к каким последствиям приведет его политика, да и «верные соратники» не дремали), не вписывалась в этот «идеальный образ». Поэтому был придуман миф: Хрущев «оттепель» начал — и это его заслуга. Но он же ее и свернул — это его несмываемый грех. Именно он «убил» «столь необходимую народу демократизацию», а без него все получилось бы просто отлично! Для создания положительного образа «социализма с человеческим лицом» был использован и стал усиленно «раскручиваться» крайне бестолковый проект «оттепели». А в жертву этой «раскрутке» — у нас любят все «угнетаемое», даже проекты — был принесен Хрущев. Дескать, это он, злодей, проклятый коммунист, погубил стремление миллионов людей «припасть к благодати демократии»…

Еще пример использования «жертвенной коровы». В передаче «Времена» с Владимиром Познером» (эфир 5 октября 2003 года) перед ведущим поставлено сразу несколько важных целей. Первая — предвыборная раскрутка только что созданного блока «Родина», на тот момент еще не развалившегося, с Рогозиным и Глазьевым (прием «реклама», 20). Оба этих политика приглашены на передачу, посвященную десятилетней годовщине вооруженного антиконституционного переворота, совершенного Ельциным и его соучастниками в 1993 году.

Вторая цель — позиционирование нового ложного общественно-политического противостояния, дихотомии «националисты-патриоты против либералов-общечеловеков» («ложная альтернатива», 5.2). Данная дихотомия была «приведена» кремлевскими полит-технологами вместо отжившей дихотомии «коммунисты против демократов», успешно использовавшейся в России свыше 10 лет.

Для достижения этих двух целей (кроме них, на передаче Познер пытался проводить в сознание аудитории и другие манипулятивные установки, но в данный момент речь не о них; интересующихся отсылаем к книге «Времена лжи с Владимиром Познером») ведущий передачи использует прием «жертвенная корова». Кроме упомянутых уже Рогозина и Глазьева, на передачу приглашены демократические фигуры «первой волны» — пещерные антисоветчики Гайдар и Черниченко. Они олицетворяют старых, бестолковых, продажных, жестоких и неумных «демократов».

Против них выступает «новое поколение прогрессивных патриотичных политиков»: руководители блока «Родина». Познер стремится в выгодном свете выставить «родинцев», показать их так, чтобы они смотрелись максимально выигрышно (на носу парламентские выборы 2003 года).

Цель определяет средство. Наиболее хорошо можно показать кого- или что-либо, если сравнить его с чем-то намного худшим. Поэтому на фоне «потасканных», вызывающих у нормальных людей отвращение Гайдара и Черниченко относительно молодые, остроумные и динамичные Рогозин с Глазьевым смотрятся исключительно выигрышно.

Ход, следует признать, был удачным: по сравнению с этими «демократическими пещерными медведями» «молодые патриоты» действительно смотрелись очень хорошо.

Познер специально выстраивал передачу, постоянно «подставляя» тандем демократов, задавая им «неудобные» вопросы, обрывая удачные ответы («лишение оппонента возможности высказаться», 14.5), а зачастую и высмеивая их («осмеяние как разрушение», 3.1). Данная передача сыграла немалую роль в «электоральном промоушне» блока «Родина» и его лидеров перед выборами, повысив их рейтинг.

Вообще, Познер данный прием манипуляции сознанием использует неоднократно и умело. Некоторой его разновидностью было обсуждение недобросовестной практики «некоторых недобросовестных журналистов». В своих передачах сезона 2003/2004 годов, он нередко упоминал «отдельных продажных журналистов», которые «кое-где еще встречаются». Они, по его словам, позорят звание журналистов, подсовывая аудитории «недостоверную, заказную информацию». Именно они являются воплощением зла и недостойного поведения в средствах массовой информации.

От них, И ТОЛЬКО ОТ НИХ вся грязь и мерзость в сегодняшних СМИ.

Иногда ведущий даже конкретизировал этих «некоторых» журналистов. Так, в одной из своих передач он упомянул С. Доренко, позиционируя его как того самого «отдельного недобросовестного журналиста». Показывая аудитории С. Доренко, Познер, таким образом, отводит подозрения и обвинения в продажности и ангажированности от себя самого. Дескать, это они такие нехорошие. А я белый и пушистый (присвоение новости, 16.1).

Кстати, рассказывая об «отдельном продажном журналисте Доренко», Познер подчеркивает, что тот является членом выборного списка КПРФ. В данном случае мы видим негативизация как разрушение, (4.1), ведь, по логике Познера — КПРФ и все левое движение России ответственны за то, что в их рядах оказалась такая «паршивая овца».

В широком виде использование приема «жертвенная корова» прослеживается при раскрутке глобальных «ложных альтернатив» на политическом поле (5.2). Если вспомнить «оранжевое» противостояние на Украине, можно без труда вычленить один из основных замыслов разработчиков «оранжевой комедии», принесший победу аморфному блоку Тимошенко — Ющенко.

Организаторы «оранжевых» (речь идет о настоящих создателях и режиссерах этого спектакля, а не о несамостоятельных клоунах, вроде «лидеров помаранчовой революции») верно сделали ставку на жаждущего «цивилизованной халявы» среднестатистического современного обывателя.

Такому «электорату» был предложен проект Евроинтеграции и, шире, интеграции в «международное сообщество», гарантировавший «светлый путь в число сытых цивилизованных стран» (апеллирование к скрытым желаниям аудитории, 7.4), обставленный маловразумительными (мало кто мог понять — что же такого умного предлагают все эти оранжевые клоуны, что заставляет стонать и бесноваться огромное количество людей?) лозунгами и богатейшим набором элементов шоу (23.1). Вместо «бело-синей программы», предлагающей людям «поработать самим», режиссеры «оранжевых» обещали: будет Ющенко (с Тимошенкой, разумеется) — мы пойдем в Европу. Там сытно кормят! ЕС и США придут и решат все проблемы Украины в обмен на лояльность.

При этом «оранжевым» идеологам, действующим в рамках западной «общечеловеческой» парадигмы (окружить Россию агрессивными странами-сателлитами без каких-либо претензий на самостоятельность) удалось достичь своих целей через «аттрактивную привязку» мерзости и воровства начального периода «построения демократии» и хищнического первоначального накопления 90-х годов, к «уходящей коррумпированной элите». Всех собак повесили на «злых Кучму и Януковича», новая «оранжевая» элита была выставлена как сонм без малого святых лидеров. Ведущих, к тому же, Украину в светлую и сытую «Америко-Европу».

Все отсталое и мрачное было приписано восточному соседу — России. А все позитивное было сфокусировано на Европе (Западе) и ее ценностях. Таким образом, конструкторами «оранжевого» шоу были выставлены сразу две «жертвенные коровы»: пророссийская, или хотя бы не-антироссийская, элита (Кучма, Янукович) и собственно Россия, хотя последнее никто вслух открыто не озвучивал. На «принесении их в жертву» были «раскручены» «оранжевая» властная элита и западные ценности, принципиально разрушительные для традиционных («моральных») социумов, к каковым относится и Украина.

В реальности задачей «оранжевой революции» являлось не создание управляемого национального правительства, которое в любой момент можно заменить, а дестабилизация в государствах вокруг России. Вот что по этому поводу говорит М. Колеров, начальник Управления Администрации Президента России по связям с зарубежными странами:

«Почему [«цветные»] революции захлебываются? Потому что они искусственны. Они ставили перед собой короткую технологическую задачу — создать манипулируемую ситуацию. И когда плоды «оранжевой» революции столкнулись с необходимостью решать реальные проблемы своих обществ — они провалились, потому что не могли предложить своим народам никакой перспективы. Потому что специфика [«оранжевых»] революций состоит в том, что они подпитывают узкий круг грантополучателей, которые не имеют ни программ, ни инвестиционных идей в отношении экономик. Им нужны территории, а не проблемы».

На эту же тему метко высказался его «оппонент», один из руководителей современной УНА-УНСО, движения «Братство» Дмитрий Корчинский:

«Смотрите: сидим мы, например, с вами в Киеве, вдруг нам приходит фантазия мутнуть что-нибудь в Житомире, и мы посылаем туда людей. Сам Житомир нас не интересует, и что с ним будет потом — тоже.

Нас интересует Одесса. А в Житомире мы все это затеваем для того, чтоб кого-то пугнуть в Одессе: вот видите, как мы в Житомире сделали? Мы и у вас так же можем… После «оранжевых» событий мы ожидали, что будет осуществляться управление из американского посольства — такого рода вещи практиковались в Азии и Африке, — но сразу после революции интерес американцев к нам катастрофически упал.

У нас сложилось впечатление, что сам всплеск их интересовал больше, чем последствия. Украина всегда была в лучшем случае 52-й проблемой для США, и интерес к ней возникает только тогда, когда начинается торг с Россией…»









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх