Загрузка...



  • 18.1. Ложь прямая
  • 18.2. Ложь историческая Подробное описание. Более тонкая разновидность данного типа манипуляции
  • Раздел 18 Использование лжи

    Краткое пояснение

    Смысл использования лжи в манипуляции сознанием грубом обмане реципиента. Ему предлагается информация, абсолютно не соответствующая действительности. Расчет делается на то, что реципиент не знаком с обсуждаемым вопросом и не сможет немедленно уличить манипулятора во лжи.

    Поэтому ложь чаще всего используется во вспомогательных фактах, в деталях, которые трудно проверить, по крайней мере, непосредственно в процессе манипуляции.

    Ложь слишком «прямолинейное» средство; при достаточной эрудиции в обсуждаемой области легко поддающееся разоблачению. Поэтому она редко встречается в полемике с достаточно умными оппонентами. Чаще ее применяют в газетных публикациях или различных передачах, там, где увидевший ложь реципиент не может оперативно указать на это другим жертвам манипуляции.

    18.1. Ложь прямая

    Подробное описание

    Это — наиболее простой способ лжи и манипуляции сознанием. Манипулятор сообщает то, что не соответствует действительности, как правдивую информацию, приводя ее в подтверждение своей информационной установки.

    Происходит фальсифицирование информации в интересах манипулятора.

    Расчет на то, что реципиент либо не владеет информацией, либо просто не успевает должным образом отреагировать (манипулятор может, к примеру, прибегнуть к приему мозаичность информации (2) или к иным приемам, чтобы уйти от разоблачения).

    Созданное в ходе рыночных «реформ» критическое расслоение общества по уровню дохода беднейших и богатейших слоев, свидетельствует: «реформы» эти по своей сути антиобщественные, антигосударственные и губительные для общества в том виде, в каком они протаскивались все это время. Они не приведут ни к «развитию», ни к «процветанию»; напротив — неизбежно станут причиной деградации и распада как России, так и населяющих ее народов. Не может более-менее длительный срок существовать и развиваться общество, с таким расслоением по доходам. Социальная несправедливость просто взорвет его изнутри, как перегретый паровой котел. Тем более что в данном случае наиболее богатые нажили свои состояния путем банального воровства. Российское общество на подсознательном уровне не приемлет разворовывания общественной (общенародной) собственности.

    Таким образом, запредельное социально-имущественное расслоение «отреформированной» России опасно для идеологии прозападных либералов и, в конечном итоге, для всего курса, проводимого «рыночной» политической элитой. А это уже принципиально опасно для всех антироссийских сил в политическом истеблишменте России.

    Поэтому интеллектуальные лидеры «реформаторских» группировок стремятся убедить общественное мнение: ничего страшного не происходит! Ну, подумаешь, «расслоение» — что ж с того? Ничего плохого в этом нет; не стоит драматизировать ситуацию… Это — ложь; собственно, никаким иным образом «заблокировать» эту, опасную для «реформаторов», информацию невозможно: реальность слишком сильно бьет в глаза. Примером такой лжи является статья Е. Ясина «Коэффициент «прибедняемости», вышедшая В «Российской газете» 25 сентября 2004 года: «В Советском Союзе действительно социальная дифференциация была значительно ниже. Тогда доходы 10 процентов самых богатых были всего в 4,9 раза выше, чем доходы 10 процентов самых бедных. А сегодня этот показатель — 14,5.

    Конечно, нет ничего хорошего в том, что за сравнительно короткое время уровень неравенства столь сильно вырос. Но раньше мы и жили в другой стране. Чего уж теперь постоянно оглядываться назад. Я вообще считаю, что при определенном уровне дифференциации доходов создаются более сильные мотивации для труда и деловой активности. А к чему приводит уравниловка? К застою».

    В данном случае мы видим и прямую ложь: по независимым оценкам, разрыв сегодня составляет не 14,5, а от 19 до 25 раз. Более того: сам по себе этот показатель в российских условиях совершенно неприменим. «Самый богатый» гражданин Германии или Англии вынужден, так или иначе, создавать прибавленную стоимость и приумножать национальное достояние своей страны, привнося в ее «актив» экономическую, финансовую и политическую мощь. Российский же олигархат — хоть евреи Чубайс с Березовским, хоть русские Потанин с Касьяновым, хоть грузин Бендукидзе — создал свои состояния путем обычного воровства. Его представители в массе своей способны только а) украсть, б) более-менее использовать созданное до них и в) обеспечить сохранность своих капиталов в «цивилизованном» мире (чтобы не отняли). Упрощенно, это выглядит так: Абрамович покупает «Челси» за границей, «выводя» туда капиталы и создавая себе «запасной аэродром». Никакому тамошнему «Абрамовичу» не придет в голову что-то вытаскивать всерьез из своей страны (вывод производства в развивающиеся страны — отдельный разговор; это экономическая «транзакция»: по ее окончании прибыль все равно возвращается в метрополию).

    Таким образом, разница между «самыми богатыми» «здесь» и «там» принципиальна: «здесь» они разрушают государство, а «там», наоборот, укрепляют. И следовательно, проведение такого рода параллелей является обманом (вернее — симбиозом «логического подлога», 17, и «замалчивания», 14.1).

    Кроме того, тут же присутствует навязывание собственного мнения, 26: «раньше мы и жили в другой стране. Чего уж теперь постоянно оглядываться назад». Как это — «не нужно оглядываться»?! Анализ произошедшего, изучения происходивших событий есть базис человеческого опыта. И, в конечном итоге, есть основа развития всей человеческой цивилизации. Если кто-то призывает не анализировать опыт прошлого — он либо безумен (чего о руководителе Высшей школы экономики сказать никак нельзя), либо стремится сознательно скрыть что-то, что ему не выгодно.

    Следующая фраза — «Я вообще считаю, что при определенном уровне дифференциации доходов создаются более сильные мотивации для труда и деловой активности» — внешне выглядит также навязыванием своего мнения. На это указывает вводная фраза «я вообще считаю». Но, на самом деле, это типичное забалтывание, 14.3. Манипулятор ведь не уточняет: при каком это «определенном» уровне создаются «более сильные мотивации»! Что означает «определенный уровень»? Кем он «определен»? Самим Ясиным? Точного указания нет — манипулятор намекает, что имеющееся сегодня расслоение как раз и есть тот самый «определенный» уровень, который «создает более сильные мотивации», так как этот «определенный уровень» обсуждается в контексте сегодняшнего уровня расслоения населения по доходам. Получившаяся фраза очень красива, очень наукообразна, очень экономически многомудра — но ничего конкретного она не сообщает. Используемая в контексте оправдания сегодняшнего имущественного расслоения фраза определенно намекает на благотворность расслоения: ведь могут (при определенном уровне дифференциации доходов) появляться в обществе и положительные стороны (более сильные мотивации для труда и деловой активности). Манипулятор ловко обходит вопрос, что МОГУТ появляться, а могут и не появляться. В данном конкретном случае мотивации не только не появляются, но вместо них созревает сильнейшее социальное напряжение в обществе…

    Последняя фраза рассматриваемой части статьи — «А к чему приводит уравниловка? К застою» — вообще верх манипулятивного искусства. В ней даже сложно вычленить какой-либо определенный прием манипуляции.

    Во-первых, то, что в СССР была «уравниловка», — ложь.

    Любой, работавший на производстве, знает: существовала целая система поощрений руководством наиболее активных работников. Фонд заработной платы — ФЗР — экономился руководителями на тех, кто работал «спустя рукава», в том числе и для того, чтобы, так или иначе, повышать оплату хороших специалистов. Опытный, высокопрофессиональный и трудолюбивый работник знал: ему денег заплатят больше, чем лодырю. Не важно как — через начисления «за овладения смежными специальностями» или через приписывания ему дополнительных «сверхурочных». Но заплатят непременно. Иначе он просто уйдет на другое предприятие — а на этом его бывшему начальству, упустившему ценного специалиста и поэтому не обеспечившему выполнение плана, намылят шею (для начала — потом могут и уволить).

    А бригадная форма работы (еще до объявленного Горбачевым «внедрения бригадного подряда» — старшее поколение должно помнить эту шумную компанию 1986–89 годов) вообще имела богатейший арсенал воздействия на нерадивых членов бригады — от наказания рублем до мордобоя и принуждения к увольнению.

    Другое дело, что в Советской Системе Ясин не имел бы возможности перекачивать финансовые транши через посредническую финансовую структуру под названием «Высшая школа экономики», зарабатывая на этом сотни тысяч долларов в удачный месяц, — а именно этим и занимается его «шарага». Ему пришлось бы довольствоваться окладом в 200–400 рублей в каком-нибудь Управлении или НИИ и делать что-то полезное для общества (а не для себя). При этом хороший слесарь-сборщик получал бы 300–400 рублей, шахтер — 600–800, а работающий на Севере специалист — всю 1000. Безусловно, для такого человека, как Ясин, это просто немыслимая несправедливость; вот он и убеждает читателя, что «тогда была уравниловка»…

    Во-вторых, глядя на сегодняшние реалии России как сырьевого придатка развитых высокотехнологичных стран мира (в число которых мы теперь уже не входим), слова о «застое» воспринимаются как минимум с улыбкой. Высочайший технологический уровень советской промышленности, колоссальные достижения советской науки, немыслимый по сегодняшним меркам уровень социальной защищенности и реальной безопасности населения (это называется «качеством жизни»), рост реальной экономики, когда внутренний НАЦИОНАЛЬНЫЙ продукт рос не за счет роста цен на нефть, а за счет ввода в строй новых производств, несравнимы с сегодняшним положением в российской экономике.

    Так какой же это «застой»? Быть может, это был не «застой», а период накопления потенциала для рывка на принципиально новый уровень? Примерно такого, какой продемонстрировал Китай в 90-х годах прошлого века? А ведь начинал этот рывок он в условиях неизмеримо худших, чем СССР…

    На основании данного примера можно сделать следующие выводы.

    Ради доказательства тезиса о том, что «сегодня вовсе даже и не так плохо обстоят дела в имущественном расслоении по доходам наиболее богатой и наиболее бедной части населения», манипуляторы прибегают к грубой и массированной лжи.

    Следовательно, данный тезис невозможно доказать правдой, честными и объективными аргументами. И, следовательно, данное утверждение является ложным, легко опровергаемым объективной информацией.

    Сама приводимая в качестве доказательства ложь исключительна груба и эффективно опровергается реальными фактами. То есть либо манипулятор глуп (но это очевидно не так), либо в плане информационно-идеологического спора он «загнан в угол», лишен более-менее правдоподобной аргументации и, следовательно — проигрывает доктринальный спор.

    То есть на доктринальном уровне такой спор проигрывает и сама либеральная концепция экономики в том ее виде, в котором ее сегодня навязывают России автор статьи и его единомышленники.

    Показательно, что Ясин является последовательным манипулятором, убеждающим российское общество в необходимости дальнейших самоубийственных либерально-рыночных реформ. Вот еще одна его статья, упоминавшаяся выше, из той же «Российской газеты», выпуск от 2 июля 2004 года, «Если выгнать менял из храма».

    Сегодня в обществе нарастает осознание масштабов беды, которой обернулись итоги бандитской приватизации, когда огромные активы — заводы, институты (интеллектуальная собственность), полезные ископаемые, социальная инфраструктура — были переданы «новым эффективным собственникам». Это называлось «реформы» (15.1); итогом стало катастрофическое разрушение научно-промышленного и интеллектуального потенциала страны, вымирание населения от безысходности и скатывание России в безысходное положение сырьевой колонии «цивилизованного» мира. Как и в случае с запредельной дифференциацией доходов, понимание сути приватизации способно открыть обществу глаза на то, чем на самом деле являлась «приватизация», в чьих интересах она была проведена и какой колоссальный обман скрывался за байками про «всесильную руку рынка» и «новых эффективных собственников». Это — осиновый кол в идеологию либеральных рыночных реформ, основанную на обмане и красивых сказках при абсолютной ангажированности самих сказочников.

    Для «реабилитации» итогов приватизации, ее сторонники пытаются провести информационную кампанию, объясняющую, что, во-первых, никто ничего не крал, во-вторых, украл не умышленно (все само собой получилось), а в третьих… Даже если и украл что с того? Может быть, оно и к лучшему? Типичным примером такой лжи является рассматриваемая статья Ясина: «Вы скажете, почему тогда государство продавало свою собственность по таким низким ценам? Так больше-то и не просили! Это во-первых. А во-вторых, вспомните ту обстановку в стране после того, как рухнула советская власть. Кто вообще мог покупать фабрики, заводы, газеты и пароходы? Выпустили приватизационные чеки, по сути, искусственные деньги, с помощью которых был создан необходимый спрос на государственную собственность. 29 процентов активов предприятий по программе приватизации передали населению, выделили доли для менеджеров и рабочих. Кстати, до сих пор примерно 40 процентов активов российских предприятий принадлежат администрации и трудовым коллективам. Тогда ведь не ставилась задача — получить больше денег. Надо было скорее передать собственность в частные руки, чтобы сделать необратимым процесс рыночных реформ. И мы этого добились. Самое большое заблуждение заключается в том, что если государство продает даже по заниженной цене какое-то предприятие, то оно что-то теряет.

    Страна ничего не теряет. Заводы, фабрики — все остается в России. Главное, чтобы работать они стали эффективнее».

    Здесь также присутствует целый ворох манипуляции сознанием. Что значит «больше-то и не просили!»?] Кто мог «просить»? Чиновники, изменившие своей стране, худшая часть КПСС договорилась с ворюгами-«предпринимателями» (вроде Потанина, Ходорковского и Березовского) и им же, ЗА ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДЕНЬГИ (плюс процент себе «на старость») продали собственность, им не принадлежавшую… Причем сделано это было не по «китайской» схеме, когда государственная собственность — далеко не вся, кстати, — выдавалась «новому китайцу» (как правило — куму-свату-брату-сыну-племяннику высокопоставленного чиновника КПК), а он должен был делом доказать свою эффективность как нового собственника. Не удавалось сделать предприятие рыночно-эффективным — его просто отстраняли от дел, давая дорогу новому собственнику. В наших же условиях те, кто оказался «в нужном месте в нужное время», просто урвали то, за что должны были «отстегнуть» чиновникам… Результат известен всем: эффективнейшие предприятия были уничтожены, оборудование распродано на металлолом, а высокопрофессиональные кадры пошли торговать на вещевые рынки или уехали работать по специальности за границу.

    «Кто вообще мог покупать фабрики, заводы, газеты и пароходы? Выпустили приватизационные чеки, по сути, искусственные деньги, с помощью которых был создан необходимый спрос на государственную собственность» — здесь мы видим типичный пример «прицепа», 14.4. А зачем вообще было эти фабрики, заводы, газеты и пароходы продавать? Почему было не отдать их управление с постепенным выкупом в случае успешной эксплуатации собственности (по схеме «оценили собственность — стали работать — с прибыли выплачиваем государству деньги»)? Зачем было торопиться? Оставим вопрос о том, что «искусственные деньги» — типичный «лукавый термин». Разве бывают деньги не-искусственные? Зачем с их помощью «создавать спрос» на собственность, из-за которой и так дрались чиновничьи группировки всех мастей. Ведь собственность эта была немыслимо прибыльна; состояния российских олигархов это полностью подтверждают. Но «торопливость», о которой говорит Ясин, требовалась для того, чтобы успеть возможностью воспользоваться моментом и украсть все, что можно было украсть! «Тогда ведь не ставилась задача — получить больше денег. Надо было скорее передать собственность в частные руки, чтобы, сделать необратимым процесс рыночных реформ» — а зачем делать «процесс реформ необратимым»? Тем более ТАКОЙ ценой? Если у «новых эффективных собственников» не было законно заработанных средств для выкупа общенародной собственности — не лучше ли было бы передать им эту собственность в управление с правом выкупа за получаемую прибыль? Чем больше прибыли получил — тем быстрее выкупил и стал единовластным владельцем. Чем плоха такая схема? Последняя часть рассматриваемого текста — вообще «перл из ряда вон»: «Самое большое заблуждение заключается в том, что если государство продает даже по заниженной цене какое-то предприятие, то оно что-то теряет.

    Страна ничего не теряет. Заводы, фабрики — все остается в России. Главное, чтобы работать они стали эффективнее». Но как же это — «ничего не теряет»? Если завод (рудник, НИИ, КБ) перешел к «новому эффективному собственнику», который выдоил за год-два все, что можно, и исчез с деньгами, оставив после себя разрушенную инфраструктуру, долги и бастующий без зарплаты коллектив — «все» действительно «осталось в России»? Все, что ОСТАЛОСЬ — это неработающие развалины, вместо ранее исправно функционирующего производственного организма. Примеров тому, как заводы, опытные производства и высокотехнологичные НИИ «перепрофилировались» в гипермаркеты и «офисятники», не счесть. Что толку с того, что помещения «остались в России»? Ни науки, ни производства там уже нет. Там идет продажа — а деньги вывозятся известно куда.

    То же самое получается (не всегда — есть примеры-исключения и по-настоящему толковых, эффективных собственников… исключения, подтверждающие горькое правило) и в том случае, если «эффективный собственник» управляет сохранившимся производством. Прибыль от этого вывозится за рубеж: там же цивилизация; какой нормальный человек будет вкладывать СВОИ средства (которые он может вывезти из страны и сохранить для своих детей) здесь, в России, если здесь у него — место работы, а семья — «там»? И что значит — «главное, чтобы работать они стали эффективнее». В чем выражается эта «эффективность»? В полученной прибыли? Если раньше предприятие не получало прибыль в долларах (советские рубли, в понятии западного мира, вообще не являлись деньгами), но а) обеспечивало работой, средствами к существованию, жильем и теплом большое количество людей, б) поддерживало социальную инфраструктуру (садики, поликлиники, школы, пионерлагеря, отопления населенного пункта) и в) давало продукцию, находившую сбыт (пусть и хуже западных аналогов) — было ли оно неэффективным? А если сейчас все стало наоборот: часть предприятия приносит прибыль (его сдают в аренду офисному центру), а высокообразованный коллектив выброшен на улицу — стало ли оно «более эффективным»? Например, заводу им. Козицкого в Ленинграде не имело смысл тягаться по качеству продукции гражданского назначения — телевизоров — с «Панасоником»: у последнего это было заведомо лучше. Но новый собственник уничтожил завод им.Козицкого — и теперь нет ни оборонной продукции, выпускавшейся этим предприятием, ни дубоватых телевизоров, ни рабочих мест… Цеха сдаются в аренду, прибыль утекает из страны (ведь собственник волен распоряжаться ею так, как он хочет). Вряд ли можно сказать, что в подобных случаях предприятия с такой судьбой «работать стали эффективнее».

    Таким образом, мы вновь видим: для доказательства своих утверждений Ясин использует грубую ложь. Ничем иным он не мог бы обосновать свою позицию. Следовательно, правдивыми аргументами доказывать благотворность либеральной доктрины невозможно. Она лжива и разрушительна для российского общества.

    Очень любопытно, что названием статьи — «Если выгнать менял из храма» — затрагивается религиозный аспект взаимоотношения человека и прибыли. Изгнание менял из храма есть один из важнейших моментов канонического и даже современного — достаточно вспомнить этот ключевой эпизод в рок-опере Э. Л. Уэббера «Иисус Христос — Суперзвезда» — толкования Библии. Принципиальный смысл его в том, что нельзя все мерить мерками, диктуемыми экономизмом. Есть вещи, неисчислимые в СКВ; «монетаризм» является спорным направлением экономической науки. Там, где присутствует Бог, нажива ради наживы недопустима.

    Вера превыше выгоды, Бог неизмеримо выше Мамоны…

    И именно этот библейский тезис опровергает Е. Ясин — ведь статья подразумевает, что, «если выгнать менял из Храма», случится беда… Получается, что своей позицией Ясин не только оспаривает морально-этические основы христианства (Православия; ведь Россия, несмотря на усилия либералов, пока еще истинно православная страна), но и ставит либеральный экономизм превыше Бога. Это показывает, кому служат «российские» либералы в морально-этическом и теологическом смысле…

    Выше были рассмотрены примеры использования лжи для манипуляции сознанием одним конкретным человеком.

    Однако прямая ложь широко используется и в массированных, комплексных кампаниях манипуляции сознанием, проводимых прозападными политическими группировками в России. Пример — развернутая с конца 2003 — начала 2004 гг. массированная агитация под девизом «мигранты спасут Россию».

    На рыночно-либеральные реформы население России ответило резким повышением смертности и снижением рождаемости. Фактически, глядя на то, что творят со страной, люди просто отказываются жить. Итог, если называть вещи своими именами, катастрофичен: к 2050 году население России будет составлять от 92 до 112 (последнее — по самому оптимистическому сценарию) миллионов человек. О сохранении контроля как над своей территорией, так и над своими ресурсами в подобной ситуации не может быть и речи: их просто отберут более дальновидные соседи, занятые сейчас повышением рождаемости в своих странах.

    Наличие проблемы очевидно; замалчивать его антироссийской властной элите нельзя, правда слишком сильно бросается в глаза. Надо как-то реагировать на происходящее. Возможных вариантов действий два.

    Первый — проводить комплекс мер, направленных на повышение рождаемости через восстановление и развитие системы защиты материнства и детства, основа которой была создана в СССР (и успешно разрушена либерал-реформаторами), снижение смертности через усиление системы здравоохранения, обеспечение населения работой, жильем и перспективами на достойную жизнь в своей собственной стране (все это также было разрушено за годы «реформ»), укрепление культурно-нравственного потенциала нашего общества (это исключительно сложный и большой вопрос, требующий отдельного рассмотрения; по отечественным культуре и нравственному воспитанию за последние годы наносились и продолжают наноситься жестокие и эффективные удары, превращающие наше общество в морально разложившуюся, потребительскую массу). Такой комплекс мер позволит реально решить проблему и станет основой укрепления и развития России как самостоятельной, сильной, настоящей Мировой Державы.

    Второй вариант — не допустить решения проблемы, сохранить как есть имеющиеся опасные тенденции в отечественной демографии. А еще лучше — усилить их, активизировав вымирание населения России и замену его каким-либо иным, более удобным для эксплуатирования, населением.

    Антигосударственная властная «псевдоэлита» выбирает именно второй вариант, так как развитие страны никак не входит в ее планы.

    Для этого инициируется программа «мигранты спасут Россию», призванная убедить российское общество, что только через усиление притока мигрантов могут быть преодолены опасные тенденции в российской демографии.

    И только за счет «ввоза» иностранной рабочей силы Россия может обеспечить себя специалистами, рабочими, солдатами, водителями троллейбусов, дворниками и строителями.

    Программа разработана и используется как многоуровневая манипулятивная конструкция.

    Вначале обществу преподносится классическая ложная альтернатива, 5.2: за приток мигрантов выступают самые толерантные, демократичные, интеллектуальные, умные люди, желающие России, ее молодой демократии рыночной экономики, открытости миру и вообще всего самого хорошего. Против миграции — «националисты» и «фашисты» всех мастей, изверги-ксенофобы, не понимающие, к тому же, важности проблемы недостатка трудовых ресурсов. Для этого массированно используются различные СМИ, газеты печатают статьи о пользе миграции и недопустимости «русского фашизма», телеканалы передают сюжеты о «бедных жертвах российских скинхедов» и «жестоких убийствах иностранцев». На пропаганду этого тезиса брошены ведущие информационные антироссийские фигуры — В. Познер, Ю. Рыбаков, В. Новодворская и пр.

    Их оппоненты представлены подлинными исчадиями ада. По телевизору со смаком демонстрируются дегенеративные лица, выкрикивающие лозунги «Россия для русских» и вскидывающие руку в нацистском приветствии. Смакуется «убийство таджикской девочки русскими фашистами», в итоге оказавшееся результатом разборки конкурирующих наркогруппировок. Раскручивается («пиарится») «Движение против нелегальной иммиграции», выступающее «интеллектуальным крылом русского национализма». Об этом «Движении» много говорят, его публично ругают (но так, чтобы подогреть к нему интерес), его лидера показывают в передаче «Времена» с Владимиром Познером»… Создается скандальный ролик партии «Родина», а затем и шумиха вокруг него.

    Таким образом, через создание атмосферы шоу (23.1) с помощью спецэффектов (23.2), создается необходимый ажиотаж и отвлекается внимание общества от сути проблемы: ЗАЧЕМ УВЕЛИЧИВАТЬ ПРИТОК МИГРАНТОВ, ЕСЛИ МОЖНО УВЕЛИЧИТЬ СОБСТВЕННОЕ НАСЕЛЕНИЕ за счет снижения смертности и повышения рождаемости? Для той части аудитории, что не клюнет на стоны о «несчастных иностранцах», «проклятых русских фашистах» и «необходимости притока мигрантов, потому что иначе работать будет некому» и все равно будет встревожена вымиранием собственного населения, проводится информационная кампания, в которой общество убеждают: ничего страшного не происходит! Все хорошо, это даже неплохо, что у нас есть некоторое снижение населения. Во всех развитых странах тоже население снижается. И мы теперь как эти «развитые» — у нас все, как «у них». Это необходимо для того, чтобы отвлечь внимание думающей части общества от анализа симптомов демографического кризиса. И следовательно, от реальных путей его преодоления. Именно здесь и начинается массированное использование лжи.

    Вот некоторые из таких высказываний, утверждающие необходимость миграции как решения демографической проблемы и, одновременно, отсутствие этой самой проблемы.

    С. Караганов (профессиональный лоббист): «Ученые подтверждают, что к 2050 г. у нас в стране будут жить менее 100 млн. человек. Кто-то говорит в этой связи чуть ли не о геноциде русского народа, не обращая внимания на то, что такой же геноцид происходит и во всех других развитых странах Северного полушария, а также в Новой Зеландии и Австралии… Почти все считают сокращение населения безусловным злом. Между тем, это не доказано. Доказано другое: в современном мире страны с большим приростом населения, как правило, бедны и деградируют».

    В. Тишков, директор Института этнологии и антропологии Российской академии наук, член Общественной палаты: «Мне страшно стало… что я услышал в их [репортаж-интервью с «русскими фашистами-националистами, передача «Времена» с Владимиром Познером», эфир 16 октября 2005 года] словах повторы тезисов своих коллег по академии и по другому экспертному сообществу о том, что вымирают русские, о том, что [происходит] нашествие миграции. Вот эти лживые мифы или плохая наука, или плохая экспертиза, она быстро проникает через массмедиа, журналистский корпус вот в эти головы, и на самом же деле ситуации такой нет — вымирания русских. Есть серьезные демографические проблемы, есть некоторое сокращение населения. В частности, с 1989 года… по 2002 год доля русских уменьшилась меньше чем на 1 процент, хотя доля других некоторых народов уменьшилась гораздо больше. Поэтому у нас есть серьезные демографические проблемы, но квалифицировать это как вымирание русских и дарить им [русским «националистам»] как основной аргумент мы, ответственные люди, не должны».

    В последнем высказывании мы видим классический «прицеп» («Есть серьезные демографические проблемы, есть некоторое сокращение населения», 14.4), «демонизацию» («эти лживые мифы или плохая наука, или плохая экспертиза», 13.1), паразитирование на собственном авторитете («мы, ответственные люди»), 7.6, и ложь прямая — «квалифицировать это [имеющиеся демографические тенденции] как вымирание русских… мы, ответственные люди, не должны»…

    А что касается вымирания в первую очередь русского населения, нужно помнить: в центральных, «исконно русских», областях РФ убыль населения превышает среднероссийский показатель. А в регионах Сев. Кавказа убыли населения не наблюдается. Т. е. следует говорить о вымирании в первую очередь русского и русскоязычного населения.

    Таким образом, для того, чтобы убедить российское общество в отсутствии катастрофической ситуации в российской демографии, манипуляторы используют ложь.

    18.2. Ложь историческая Подробное описание. Более тонкая разновидность данного типа манипуляции

    Заключается в том, что, аргументируя свою информационную установку, манипулятор ссылается на «исторический опыт», прецеденты, факты и случаи из истории. Но сам этот «исторический опыт» изменен манипулятором так, что, имея с реальными событиями мало общего, он полностью «подтверждает» информационную установку манипулятора.

    Расчет на то, что реципиент не владеет историческими данными и не может своевременно вычленить ложь.

    Косвенным признаком исторической лжи может являться изменение данных-или оценки каких-либо исторических событий, использованных для аргументации одной информационной установки. Если такие данные или оценки менялись, следовательно, они были изначально недостоверны и нет никакой гарантии, что они являются достоверными сейчас.

    Историческая ложь исключительно популярный у манипуляторов прием воздействия на сознание аудитории. Он сложен технически: манипулятору нужно как минимум знать историю, чтобы лгать «как надо» и не «подставиться», однако позволяет манипулятору минимальными средствами добиться весьма значительных успехов, воздействуя на свою аудиторию. Трактовка исторических фактов так, как это выгодно манипулятору, а не так, как все было на самом деле, всегда имеет целью нанести удар не по прошлому, а именно сегодня, по сегодняшним позициям и ценностям объекта манипуляции.

    В крайне упрощенной форме это выглядит так: жертве манипуляции объявляют, что свои ценности она защищать не должна (ценности эти неудобны для манипулятора, разрушая его манипуляционные установки), так как это глупо, постыдно и преступно. Почему? Да потому, что тридцать лет тому назад ценности эти стали причиной геноцида, репрессий, раскулачивания, расказачивания или оправки в принудительном порядке неких личностей, боровшихся за «права человека» на средства спецслужб иностранных государств, на стройки народного хозяйства. Это очень плохо, объясняют жертве манипуляторы, это чудовищно и недопустимо. И ценности, что сегодня вроде как дороги жертве, так же чудовищны и недопустимы в «цивилизованном обществе» (лукавый термин, 15.1). Неужели жертва станет защищать нечто «чудовищное»? Неужели не хочет жить в «цивилизованном обществе», быть «цивилизованным человеком»?! Кому же хочется, чтобы его сочли «нецивилизованным»? Тем более что предлагается — якобы «на выбор» — типичная ложная альтернатива (5.2): либо жертва защищает «чудовищные» ценности и, таким образом, лишается возможности быть «цивилизованным человеком».

    Либо от них отказывается (моральное обоснование: они же «чудовищные»!) и, таким образом, «возвращася в лоно цивилизации» (был некогда исключительно популярен такой речевой оборот, 5.2).

    Что выберет человек, не знакомый с методикой манипуляции сознанием? Сопротивляться такому информационному воздействию, особенно, если оно умело и профессионально выполнено, ему крайне сложно. Получается эффективная и простая манипулятивная схема: чтобы уничтожить настоящее, не обязательно бить по нему. Достаточно ударить по прошлому — настоящее станет рушиться само. Это подтверждает неразрывность прошлого и настоящего, как и то, насколько важны для мира сегодняшнего правильное знание и ПОНИМАНИЕ исторических событий и их причин.

    К 60-летнему юбилею Великой Победы в западных и «российско-антироссийских» СМИ прокатилась волна материалов, рассказывающих о зверствах советских солдат по отношению к населению освобожденных от фашистов территорий в Европе. Эта информационная кампания была составной частью широкой и далеко идущей операции по ликвидации «ялтинского» мироустройства, гарантировавшего — хоть в какой-то мере — миру, на протяжении почти полувека, отсутствие серьезных и тяжелых потрясений. Самое главное, что эта «модель» мироустройства признавала роль СССР (России) как победителя самой страшной угрозы человечеству — фашизма. Признание, кроме всего прочего, имело одну важную, принципиальную для нас особенность.

    Оно сохраняло статус России в сегодняшнем мире как суверенной, независимой державы мирового значения.

    Политика «цивилизованных» стран, прогрессируя, пришла к выводу: существование теперь уже России, даже в ее сегодняшнем урезанном виде, не представляет необходимости. Сейчас определенные силы в мире ведут напряженную работу по расчленению России и превращению ее во множество псевдосамостоятельных квазигосударственных образований. В рамках этой стратегемы необходимо окончательно уничтожить образ нашей страны как освободителя Европы.

    Для этого на Западе «генерирована» ложь о том, что советские войска в освобожденной ими Европе насиловали всех подряд, творили жуткие преступления против мирного населения и вообще вели себя так же, как до этого немецко-фашистские захватчики на оккупированной территории СССР. В реализацию этой задачи укладывались и рассказы о «массовых репрессиях» против прибалтийских народов, и истории про «массовые» изнасилования немецких женщин «советскими оккупантами». В ряду такого рода «разоблачений» стоит передача на канале «Discovery» о «депортации в СССР немецких женщин с оккупированных Советской Армией территорий». В передаче рассказывается, как сразу после войны свыше трех миллионов немецких женщин были захвачены советскими войсками, посажены в теплушки и отправлены в Сибирь на тяжелые принудительные работы.

    Где многие из них умерли от непосильного труда, болезней, плохого питания и жестокого обращения… Это преподносится как факт совершенно очевидный, обсуждается, не был ли он на самом деле, а его «моральная сторона».

    Если разобраться здраво, по поводу этой «депортации», возникает несколько вопросов. Например — зачем потребовалось тащить в СССР немецких женщин, если там было более чем достаточно своих? Работать так, как это требовалось в то время в СССР, немки не могли: слишком нежные.

    А гнать их просто так — чистой воды безумие, лишний расход средств. Их в пути нужно кормить, одевать, лечить…

    Из числа немцев, попавших в плен в ходе боевых действий, в плену умерло около 15 %. И это на начальном, тяжелейшем этапе войны, когда средств не хватало даже для своих! А среди японских военнопленных, в условиях оправившейся от страшных первых лет войны хозяйственной системы СССР, смертность была ниже 10 %. Следовательно, у всех, находившихся в советском плену, имелось и медицинское обслуживание, и более-менее приличная кормежка (для сравнения: немцы голодом, непосильной работой и казнями уничтожили 57 % попавших к ним в плен советских военнослужащих). Обеспечение такими условиями немецких женщин отвлекло бы значительные ресурсы, жизненно необходимые для восстановления разрушенного войной хозяйства.

    А толку от изнеженных европеек на стройках по восстановлению разрушенного фашистами в Советском Союзе было бы крайне мало.

    С другой стороны, перевозка 3 миллионов человек из Европы в СССР потребовала бы несколько тысяч железнодорожных эшелонов. И это в то время, когда советские трофейные команды не могли вывезти отправляемое в СССР промышленное оборудование, сельхозинвентарь и многое другое, что шло на частичное возмещение ущерба от немецкого нашествия и что было действительно необходимо в разрушенной стране. Можно ли, находясь в здравом уме, всерьез полагать, что вместо жизненно необходимых Советскому Союзу на тот момент технических средств транспортные магистрали были бы загружены перевозкой как минимум не нужных в стране европейских женщин.

    Кроме того, историк В. Н. Земсков в своей работе «Заключенные, спецпоселенцы, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные (Статистико-географический аспект)» («История СССР». 1991. № 5, стр. 162), приводит следующие данные. За весь период войны на спецпоселения поступило 949 829 немцев. Из них 446 480 было выселено из бывшей АССР немцев Поволжья; 149 206 — из Краснодарского и Ставропольского краев, Кабардино-Балкарской и Северо-Осетинской АССР, а также из Тульской обл. (включая около 50 тыс. немцев, эвакуированных летом 1941 г. из Крыма в Ставропольский край); 79 569 — из Запорожской, Ворошиловградской и Сталинской областей; 46 706 — из Саратовской обл.; 46 356 — из Азербайджанской, Армянской и Грузинской ССР; 38 288 — из Ростовской обл.; 26 245 — Сталинградской; 11 ООО — из Ленинграда и Ленинградской обл.; 8787 — из Куйбышевской обл.; 8640 — из Москвы и Московской обл.; 7306 — из Дагестанской и Чечено-Ингушской АССР; 5965 — из Калмыцкой АССР; 5308 — из Воронежской обл.; 3384 — из Днепропетровской; 3162 — из Горьковской; 2233 — из Крыма (без эвакуированных летом 1941 г. в Ставропольский край); остальные — из других областей.

    В 1945–1948 гг. на спецпоселение поступило еще 120 192 немца (в основном репатриированные из Германии и Австрии, а также часть мобилизованных в 1942–1944 гг. в «рабочие колонны» («трудармию»), но не подвергавшихся выселению и взятых в 1945–1946 гг. на учет спецпоселений).

    Таким образом, из Германии и Австрии в СССР было отправлено чуть больше 100 тыс. немцев (в основном это сбежавшие туда советские немцы-«фольксдойче»), без учета военнопленных. При этом большая часть этих немцев были люди мужского пола, годные к работе. Повторимся: от немок, в тяжелых условиях послевоенного СССР, проку было немного.

    Очевидна ложь, направленная на уравнивание в глазах «цивилизованных европейцев» немцев и советских людей.

    Немцы действительно угоняли в рабство советских людей.

    И более половины из них погибла от непосильного труда, отсутствия медицинской помощи и голода. Это несмываемое преступление не только немецкого фашизма, но и всей западной цивилизации по отношению к России.

    Однако для того, чтобы «спрятать» это вопиющее преступление против человечности, на Западе придумана и запущена в обиход ложь о том, что СССР тоже вывозил «на работы» мирное население Германии. Как видно, этот явный абсурд раскрывается при минимальной логической обработке информации. При этом в одной передаче авторы проводят достаточно умелый, с точки зрения манипуляции сознанием, прием. Один из интервьюированных грустно рассказывает: а мы что творили на оккупированных территориях в России? Разве можно было после этого ждать от русских иного отношения к немцам?! Говорится это все даже с некоторой долей «понимания» ненависти и «зверств» русских по отношению к немцам. Дескать, какой мерой мы мерили — такой и нам отмерилось. Тут-то и совершается мастерский «прицеп» (14.4).

    Авторы передачи, вроде бы «оправдывая» жестокость русских («они и сами от фашистов настрадались!»), маскируют, два главных тезиса: Такие действия советских властей БЫЛИ, они однозначно имели место.

    Действия Советов полностью аналогичны действиям фашистов. И те, и другие проводили одну и ту же политику.

    Следовательно — и именно это требуется доказать манипуляторам — особого различия между ними нет.

    Второе высказывание более опасно, так как полностью «привязывает» образ СССР, как победителя фашизма и освободителя Европы, к образу фашистской Германии. Это и есть главная цель авторов передачи: так или иначе, любыми средствами убедить свою аудиторию, что СССР полностью тождественен по своим действиям гитлеровскому рейху.

    Историческая ложь не является исключительно трансграничным по отношению к объекту манипуляции явлением.

    В российском обществе она расцвела буйным цветом. Антироссийские силы в нашей стране традиционно используют этот прием для разрушения отечественной государственности. Другое дело, что, в силу логики мировых процессов, разрушение России выгодно наиболее активным «игрокам» на мировой арене. И, в силу этого, действия российских манипуляторов являются составной частью международных кампаний, направленных на ослабление и дальнейшее «переформатирование» нашей страны.

    История с расстрелом польских военнопленных в Катыни известна многим. И прозападные силы в России, и польские представители используют ее как жупел, чтобы как можно чаще напоминать России — как сильно она «по жизни должна» Польше и полякам. Само собой разумеющимся принято считать, что пленных польских офицеров расстреляли именно «проклятые советские палачи».

    Вместе с тем, утверждение, что польские офицеры были уничтожены именно органами НКВД, как минимум не является бесспорным. Скорее, следует сказать так: оно бесспорно для тех, кто считает Россию виноватой перед Польшей только потому, что Россия вообще во всем виновата. А уж перед Польшей особенно. И вот можно прочесть в статье Ю. Богомолова «Что есть самая каверзная вещь на свете» («Российская газета», 9 августа 2005 года) про Нюрнбергский процесс над нацистскими преступниками: «Дело в том, что у каждой из стран в исторических шкафах и секретных сейфах всегда довольно скелетов. Геринг не преминул напомнить американскому обвинителю, что в Штатах существуют элементы расового неравенства (негры не могут ездить в автобусах с белыми). А советскому обвинителю пришлось навалиться всей мощью авторитета страны-победительницы на дверцу своего потайного шкафа, из которого едва не вывалились секретные протоколы пакта «Риббентроп — Молотов» и откопанные в Катыни черепа польских офицеров с дырками в задней части».

    В этом же направлении действуют польские материалы, аналогичные статье «Мы можем прийти к согласию с русскими» в польской «Gazeta Wyborcza», автор Марцин Войцеховский (Marcin Wojciechowski), номер 14 ноября 2005: «За последние 15 лет было снято множество документальных фильмов и десятки телепрограмм, посвященных катынскому преступлению. Недавно я видела очень объективный фильм о Катыни по Третьему каналу, который явно связан с патриотическо-националистическими силами. Катынское дело все более входит в сознание россиян и вызывает у них подлинное сочувствие к полякам», — говорит Наталья Лебедева, бывшая в числе российских историков, которые в конце 80-х — начале 90-х первыми открывали правду о Катыни. В показанном по другому каналу — «Культура» — документальном фильме консервативного историка Феликса Разумовского, представляющем историю польско-российских отношений как борьбу между западным и традиционно российским видением государства, катынский вопрос тоже был освещен на удивление объективно. Катынь прямо назвали преступлением и трагической ошибкой, которая на десятки лет осложнила взаимопонимание между нашими народами».

    В этом материале польского автора, последний апеллирует не только к факту «расстрела большевиками польских офицеров», но и к тому, что в России такая версия этих событий якобы «находит поддержку и сочувствие». В качестве примера приводятся точки зрения «историка» Н. Лебедевой и телеведущего Ф. Разумовского (апелляция к авторитету, 7.2). Оба приведенных в качестве примера «специалиста» никогда не рассматривают альтернативные варианты, не согласовывающиеся с продвигаемыми ими информационными установками, однозначно и жестко навязывают свою точку зрения (26).

    Для того чтобы понять, насколько обвинения СССР в расстреле поляков «обоснованны», следует задуматься: зачем было НКВД расстреливать пленных поляков из немецкого оружия, с использованием немецких веревок (ими были связаны руки у расстрелянных), да еще и в многолюдной местности? Неужели сотрудники НКВД не могли вывезти поляков туда, где их вообще никто никогда не нашел бы? Ведь в СССР места более чем хватало; это не Европа, где каждый метр земли — дефицит. Зачем было использовать оружие гестаповцев — пистолеты системы «вальтер» — вместо принятых в НКВД наганов? Иногда можно слышать «контраргумент»: потому, что «вальтеры» надежнее. Но расстреливаемые НКВД никогда не разбегались из-за «ненадежных» наганов. Чего же в этом случае специально завезли чужое оружие? Из уважения к полякам, что ли? Может быть, сотрудники НКВД не хотели перед цивилизованными поляками ударить в грязь лицом? Но ведь осужденным безразлично, из какого оружия их расстреливают…

    Возможно, немецкое оружие использовалось для того, чтобы свалить все на немцев? Но НКВД никогда не собирался обнародовать данные о «казнях». Да и дело происходило в центральных областях СССР в 1940 году. Неужели Сталин знал, что туда дойдут немцы через год? Отнюдь: планы войны были совершенно иные. Вряд ли Сталин и руководство НКВД планировали пустить немцев в глубь страны.

    И зачем вообще нашим было расстреливать этих поляков, если они успешно работали на строительстве дорог? За такое расточительное отношение к «ресурсам» любой энкавэдэшный начальник сам отправился бы в лубянские подвалы…

    Кроме того, в тюрьмах НКВД на территории Белоруссии, Украины и РСФСР были действительно расстреляны около тысячи польских заключенных: лиц, занимавшихся разведывательно-террористической деятельностью против СССР, а также виновных в гибели польских, белорусских, украинских коммунистов, сочувствующих и членов их семей. Эти казни признаны еще в советский период, и они не вызывают никакого возражения у сторонников версии про «сталинский след в Катыни». Самое главное: почему «сталинские палачи», расстреляв несколько тысяч одних поляков (если это действительно сделали они), не только не расстреляли, но и старательно кормили всех остальных? Из которых позднее сформировали аж целых две армии — генерала Андерса и коммунистическое Войско Польское? Где логика? Логичнее допустить, что, при быстром продвижении немцев летом 1941 года, пленных, не расстрелянных еще поляков, сотрудники НКВД просто не успели вывезти в тыл из-за царящей повальной неразберихи. В тот момент на вывоз готовилось много более важных грузов, нежели капризные и чванливые шляхтичи. В результате последние были попросту брошены охраной и захвачены немцами. В тот период немцы «получали» огромное количество русских пленных, дисциплинированных и неприхотливых на тяжелой работе. Среди расстрелянных поляков основная масса — офицеры и «интеллигенция», не привыкшие работать физически, но преисполненные высокого мнения о собственных достоинствах. Возиться с этими поляками, то ссылавшимися на «Женевскую конвенцию» об обращении с военнопленными, то не желавшими работать, нацистам не было никакой нужды: на начальном этапе войны более неприхотливой рабочей силы и без того хватало. Чтобы не оставлять у себя в тылу, в условиях войны, такую малопредсказуемую и прожорливую толпу, как несколько тысяч польских офицеров, немцы их ликвидировали (как ликвидировали тогда и огромное количество советских военнопленных). Об этом имеется немало свидетельств тех, кто, так или иначе, оказался поневоле причастен к ликвидации немцами польских пленных. Кроме того, как объяснить огромное количество поддельных документов, использованное сторонниками версии «советского преступления»? Как объяснить удивительную закономерность, что ВСЕ, кто с российской стороны поддерживал польскую версию трагедии, стабильно действовали в интересах враждебных России государств, а не в российских интересах? Последнее обстоятельство наиболее эффективно показывает: кому выгодно придание антироссийской версии статуса единственно верной. Организаторы разрушения СССР в период своей деятельности публично признали казни в Катыни делом рук советских властей.

    Раскручивая миф о «сталинских преступлениях в Катыни», антироссийские силы добились нескольких важных целей. В последние годы существования СССР «раскрытие тайны» горбачевской группировкой по договору с Западом помогло легитимировать уничтожение Организации Варшавского Договора. Поляки, узнав о том, что «это все-таки сделали русские, а не немцы», подталкиваемые западными спецслужбами, сначала вышли из ОВД, а потом разрушили социалистическую властную систему ПНР.

    Сегодня, используя ложь о «расстреле палачами НКВД польских офицеров», Польша стремится «выбить» из РФ признание ее «вины». Вслед за этим можно будет поднимать вопрос о «компенсациях»: если во главе России сидят такие антироссийски настроенные политики, что признают эту очевидную глупость — с ними можно будет договориться о «денежных компенсациях» за небольшой «откат».

    Интересно отметить, что польские сторонники антироссийской версии Катынской истории доказывают свою правоту следующим образом: но ведь и сами русские, руководство России, признало преступление сталинского режима против польских офицеров! Раз сами российские руководители признали этот факт — значит, так оно и есть на самом деле. В этом случае поляки используют одновременно паразитирование на авторитете (7.2), навязывание собственного (26) и ложь прямая (18.1). Во-первых, используется авторитет «руководства России»: раз такие высокие люди признали — разве можно это ставить под сомнение!? Во-вторых, собственное мнение навязывается как раз тем, что жертву манипуляции убеждают: не стоит сомневаться в виновности Советов, раз уж это признали сами российские руководители. Но почему, собственно, не стоит? Мало ли за последние 15 лет было примеров, когда «российское руководство» умышленно наносило своей стране колоссальный ущерб (Горбачев, Шеварднадзе, Козырев, Шахрай, Ельцин, Станкевич, Черномырдин и пр.)? Из более ранних примеров исторической лжи можно привести истории о «миллионах расстрелянных» в период предвоенных, т. наз. «сталинских», репрессий. С начала «перестройки» и до сего дня можно прочесть о 2, 5,10,40 и более миллионах казненных. Через нагнетание ужаса от такого количества «расстрелянных» создается имидж СССР как страшной державы, государственная система которой только и делала, что всех расстреливала.

    На самом деле, в период с 1921 по 1954 год судами всех инстанций, в том числе внесудебными заседаниями, было вынесено менее 643 тысяч смертных приговоров. И далеко не все из них приводились в исполнение. Многим расстрел заменялся на длительные сроки заключения.

    Часто манипуляторы утверждают, что «смертных приговоров было вынесено не так много, но много заключенных умерло в тюрьмах и лагерях». Известный лжец и манипулятор Солженицын договорился до убыли 10 % в месяц.

    На самом деле, даже в самые тяжелые 1942 и 1943 годы смертность заключенных составляла около 20 % в год в лагерях и около 10 % в год в тюрьмах. Это отнюдь не 10 % в месяц. Причиной столь высокой смертности в эти два года было общее тяжелейшее положение в стране и уменьшившиеся нормы выдачи продовольствия заключенным, что не могло не привести к резкому повышению смертности. К началу же 50-х годов в лагерях и колониях она резко снизилась и упала ниже 1 %, а в тюрьмах — ниже 0,5 % В ГОД. Даже в т. наз. «Особых лагерях» смертность в 1950 году не превышала 1,15 % в год.

    В продолжение этой исторической лжи манипуляторы часто приводят «данные» о «десятках миллионов узников ГУЛАГа», якобы томившихся в этом «не имевшем аналогов в истории человечества концлагере». Объективная же информация такова.

    За весь период нахождения у власти И. В. Сталина, максимальное количество заключенных в год не превышало 2,76 миллиона человек (не считая военнопленных). Или 1546 заключенных на 100 000 человек населения. Это, безусловно, много. Но для того, чтобы понять ложь манипуляторов, следует сравнить эти данные с аналогичными показателями в США в наши дни. Так, по данным Бюро юридической статистики США, в конце 1999 года общее число заключенных в этой стране составляло 2,0547 миллиона человек. Или 747 заключенных на 100 000 человек. Получается, что в благополучных и насквозь демократических США этот показатель меньше не на порядки, а всего вдвое. И это притом, что сейчас не стоит вопрос об уничтожении государственно-политической системы США, как это было в СССР. Против США не ополчился весь остальной мир с задачей уничтожить и страну, и ее народ. Кстати, в том числе для оправдания такого положения дел, когда выясняется, что США немногим отличается по числу заключенных от «сталинского ада», и потребовалось выдумывать миф о «международном терроризме» Таким образом, используя гипертрофированные цифры о масштабах «сталинских репрессий», манипуляторы сознанием внушали советскому, а позднее российскому обществу неприятие и ненависть к истории своей страны. Это было необходимо для того, чтобы добиться пассивной реакции нашего общества на разрушение его страны.

    Сегодня подобная работа по разрушению отечественной истории продолжается. Передачи Н. Сванидзе, В. Познера, Ф. Разумовского и других создают массовую «информационную волну» исторической лжи. Она должна заставить российское общество (уничтожение своей страны под лозунгами «демократии», «прав человека» и «рыночных реформ», отрезвит любого человека с совестью и здравым смыслом) продолжать верить, что вся отечественная история — череда зла и преступлений.

    Не станем рассматривать вышеуказанные примеры подробно. Они слишком хрестоматийны, хорошо известны и не единожды детально разобраны. Желающие узнать больше без труда найдут литературу и информацию на эту тему.

    Политика сознательного «отупления» российской публики приводит к тому, что подобные «исторические» передачи становятся уделом узкой аудитории «вродеинтеллектуалов», либо слепо верящих всему антироссийскому и антисоветскому, либо испытывающих интуитивную мерзость от вида замарывания своей истории… Однако историческая ложь «массового поражения», имеющая более широкую аудиторию, не менее показательна и любопытна. Например, фильм Бондарчука-младшего «9-я рота».

    Кинокартина рассчитана на массового, «современного», сравнительно молодого зрителя. Общий смысл сюжета: в самом конце войны в Афганистане, при проведении операции «Магистраль» (деблокада афганского города Хост), та самая 9-я разведрота оказывается блокированной на высоте 3234 душманами. Все происходящее подается через призму судеб и переживаний главных героев — советских десантников. Для этого предварительно показывается, «как они призывались», «как были в учебке» и «как прибыли в Афганистан».

    Финал фильма: погибает практически вся рота, за исключением одного десантника. Он олицетворяет душевные терзания и горе выживших, но брошенных преступным режимом бойцов. Рота забыта командованием, не только не обеспечивающим бойцов необходимой поддержкой с воздуха и огнем артиллерии, но и оставившим их на высоте на произвол судьбы. Автор фильма объясняет это тем, что «войска выводились — вот и забыли». В фильме четко проводятся следующие информационные установки: Советская армия была сборищем полууголовных солдат срочной службы, которые, конечно, не виноваты в том,  какими они были. Так «слепила» их жестокая и бездушная советская Система. Кроме того, Советская Армия состоит из а) безумных истеричных прапорщиков, свихнувшихся от «ужасов войны и службы в мирное время» и соответственно относящихся к солдатам, б) вороватых прапорщиков со складов материального обеспечения, выдающих солдатам пулеметы с кривыми стволами взамен украденных («пусть дальше воюют, как хотят!») и в) крутящихся вокруг учебных частей местных бесплатных проституток, с которыми солдаты вступают в половую связь целыми подразделениями.

    Сама война была совершенно бессмысленна, бесполезна для нашей страны (которая, к тому же, скоро «развалилась») и была затеяна преступными политиками исключительно для каких-то своих целей, а вовсе не для пользы государства.

    Ввиду п. 2 командование именно так, наплевательски, относилось к своим подчиненным, массово бросая их на произвол судьбы. От чего они, невинные жертвы той бесполезной войны, и погибали. Как правило — целыми подразделениями.

    4. Советский Союз и его государственная политика, развязавшие эту бессмысленную войну и бросившие умирать целые подразделения геройски сражавшихся солдат, были изначально преступными. И хорошо, что СССР развалился: больше такой преступной власти уже не будет (приведенный вывод, 9: зато теперь власть не преступная).

    Эти цели достигаются манипулятором за счет нагромождения лжи о тех событиях и реалиях Советской Армии того периода.

    Фильм представляет из себя субстанцию с немыслимой концентрацией вранья. В самой роте в ходе боя погибло всего 6 человек из 39 военнослужащих личного состава. Причем, один из бойцов умер уже в вертолете, в процессе эвакуации с высоты, а второй спустя сутки в госпитале. Высоту так и не сдали; отступили сами бандиты, понеся огромные потери. На помощь роте, у которой кончались боеприпасы, пробился разведвзвод. Он и решил судьбу боя: у душманов не выдержали нервы, и они начали беспорядочный отход, подгоняемые контратакой десантников и массированным огнем нашей артиллерии. Которой, кстати (артиллерии), в районе боя было собрано, по выражению одного из участников операции, «море, именно море». Огонь ее был составной и важнейшей частью победы, и он был чрезвычайно эффективен: в 9-й роте находился и сражался артиллерийский корректировщик. Благодаря ему до самого окончания боя огонь орудий и минометов был исключительно точен и губителен для врага. Таким образом, 9-я рота была не только не брошена на произвол судьбы, как это пытался представить манипулятор (Бондарчук-младший), но и всемерно поддерживалась командованием. Планирование и, главное, проведение операции, позволили избежать серьезных потерь в тяжелейших условиях.

    В части фильма, предшествовавшей сражению, есть эпизод, когда на глазах молодых бойцов сбивается Ан-12 с дембелями на борту. Таких историй в реальности не было.

    12 июля 1987 года Ан-12 930-го военно-транспортного авиаполка, выполнявший ПОСАДКУ на аэродроме Кандагар, попал под обстрел, сошел с ВПП, столкнулся с РАС и выкатился на минное поле. На борту возник пожар, взорвались боеприпасы. Погибли трое солдат аэродромного обслуживания, тушивших пожар. Из экипажа был ранен борт-техник. Также 21 октября 1987 г. Ан-12 50-го смешанного полка на взлете в Кабуле в условиях плохой видимости и из-за ошибки управления полетами столкнулся с вертолетом Ми-24, упал и загорелся. Погибли находившиеся на борту самолета 18 человек. Никаких «дембелей» в этих случаях не гибло. Да и к средствам ПВО душманов, так красиво показанным манипулятором, эти трагедии никакого отношения не имели (вторая вообще произошла из-за ошибки наземных служб). Эта ложь потребовалась автору фильма для создания атмосферы «обреченности» воевавших в Афганистане. Война никогда не обходится без жертв, но Бондарчук специально нагнетает это ощущение — «никто живым отсюда не выберется, да еще и погибнет зазря, ради тоталитарной системы!».

    На самом деле, действия ОКСВА (Ограниченного Контингента Советских Войск в Афганистане) изначально отличались высоким профессионализмом и бережливостью по отношению к своим военнослужащим. Достаточно сказать, что за сходный временной период, при сходной интенсивности боев на несравнимо меньшей территории, вооруженные силы США потеряли во Вьетнаме около 50 тысяч военнослужащих. Безвозвратные потери 40-й армии составили менее 15 тысяч человек (вместе с пленными, около трети из которых вернулись домой).

    Также важная часть исторической лжи — фраза советского офицера в учебке «Афганистан еще никто не смог покорить!». Оставим в покое полный маразм самой трактовки истории офицером Советской Армии. Любой, служивший в «афганских учебках», знает, что за такие слова произнесшего их сразу отправили бы в психиатрическое отделение госпиталя: у человека не все в порядке с головой… Тогда всем объясняли, что мы не захватываем Афганистан, а помогаем его народу бороться с агрессией империализма. Что, в сущности, было правдой. Приведенная автором фильма ложь призвана создать у афганских душманов имидж романтических борцов за свободу, гордых и непобедимых. Аналогичный имидж антироссийские СМИ позднее создавали для чеченских бандитов. На самом деле афганцев всегда и традиционно разбивали и захватывали все, кому не лень: мидийцы, персы, македонцы, монголо-татары, узбеки и англичане… Просто в Афганистане, дикой горной стране, до начала торговли наркотиков западными государствами в огромных объемах не было практически ничего, ради чего эту страну стоило не только покорить, но и удерживать под своим контролем. Единственное, что там сегодня оказалось ценного, — удобные плантации наркосодержащих растений, ради контроля над которыми США и организовали сегодня оккупацию Афганистана.

    Сама «афганская учебка» показана до идиотизма нереально. Никто не позволил бы «курсантам» (именно так назывались солдаты срочной службы, проходившие вначале двух-, а позднее пятимесячную подготовку в учебных воинских подразделениях) заниматься сексом с кем бы то ни было. Собственно говоря, в учебной части курсанты находятся в таком измотанном от постоянной боевой учебы состоянии, что на все остальное просто не остается сил. Точно так же используется ложь в демонстрации употребления наркотиков на территории СССР. Такие действия привели бы «употребителей» прямиком в особый отдел части, а оттуда — либо в дисциплинарный батальон, либо в тюрьму. Ввоз наркотиков в воинские части, расположенные в Союзе, жестко пресекался, а сравнительно легкие наркотики (анаша, или, как ее называли на афганский манер, «чаре») употреблялись как раз в Афганистане.

    Для чего автор фильма использует эту и другую ложь в своем фильме? Первая и важная задача — попытаться в очередной раз убедить зрителя, что «при коммунистах все было плохо».

    Сейчас, по прошествии 15 лет разрушения нашей страны (это называется «реформы» — лукавый термин, 15.1), люди начинают понимать, в какой самоубийственный кошмар их тащили этими самыми «реформами». Поэтому «реформаторам» крайне необходимо всячески показывать людям, что «и тогда было очень плохо» (приведенный вывод, 9): раз и тогда было плохо, то и сейчас вроде как ничего страшного, можно «потерпеть»). Одно из направлений «информационной атаки» — Советская армия и война в Афганистане. С одной стороны, все мы видим, во что превращена сегодня некогда сильная и боеспособная армия. С другой — перед глазами людей страшная война в Чечне, конца которой не видно. Эта мясорубка происходит уже на территории нашей страны, а не другой, как раньше — как тут не вспомнить слова Ю. Воронцова, замминистра иностранных дел СССР: «Лучше бороться с исламским фундаментализмом под Джелалабадом, чем под Ашхабадом». Можно добавить: и уж всяко лучше, чем под Москвой и Владикавказом. В этой мясорубке до сих пор гибнут наши люди, и если это есть очевидное «достижение демократии» — не логично ли задуматься о необходимости такой демократии? Вот для того, чтобы по возможности пресечь такие тенденции, и создан этот фильм. В нем очень наглядно показано, «как плохо было в Советской Армии». На фоне снятого Бондарчуком-младшим киношного кошмара реальный кошмар Российских вооруженных сил не кажется таким уж страшным.

    Более «локальной» целью создания этого фильма, было отвлечение внимания общественности от вопиющих фактов предательства современным российским командованием собственных военных в Чечне. У всех в памяти свежа трагедия 131-й Майкопской бригады, брошенной российской властью и военным командованием в Грозном в смертную новогоднюю ночь 1995 года. Или расстрел российской колонны под Ярыш-Марды 16 августа 1996 года, когда под прицельным огнем по колонне, отправленной командованием без прикрытия, попросту на убой, погибло 73 наших военнослужащих. Ну и, разумеется, героический бой знаменитой 6-й роты псковских десантников, когда из всей роты осталось в живых лишь несколько человек, а 84 бойца (плюс прорвавшийся к ним на помощь по своей инициативе разведвзвод) геройски погибли… Подобные «успехи» современной власти показывают, какой страшной ценой платят народ и армия за «свободу», «демократию» и «рыночные реформы». Акцентирование авторами фильма внимания на «гибели всей 9-й роты в Афганистане» призвано отвлечь внимание от реальной катастрофы, в которой оказалась Российская армия за последние годы «реформ».:.

    Таким образом, используя массированную историческую ложь, режиссер Бондарчук-младший стремится создать у аудитории ложное понимание происходившего тогда и отвлечь от происходящего сегодня. Причем сам он объясняет это «творческим видением» (лукавый термин, 15.1): дескать, я не лгу — просто я так вижу, я же художник!..









     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх