Загрузка...



  • 14.1. Замалчивание информации
  • 14.2. Уход от обсуждения темы
  • 14.3. Забалтывание информации
  • 14.4. Забалтывание через апелляцию к достоверным фактам («прицеп»)
  • 14.5. Лишение оппонента возможности высказывания
  • 14.6. Специально подобранная информация
  • 14.7. Навязывание необъективной информации
  • Раздел 14

    Тенденциозный подбор информации

    Краткое описание

    Применяя этот прием, манипулятор исходит из того, что аудитория (реципиент) должна получить ту информацию, которая выгодна манипулятору. Для достижения этой цели манипулятор теми или иными способами утаивает нежелательную, вредную для него информацию, и, наоборот, «предъявляет» реципиенту свою — полезную и желательную для себя.

    14.1. Замалчивание информации

    Подробное описание

    Зачастую для достижения своей цели манипулятору важно НЕ ПОКАЗАТЬ, утаить от реципиента какую-либо информацию, опровергающую манипуляцию или делающую ее неэффективной. Утаенная информация не позволит реципиенту понять реальное положение вещей и, следовательно, сделать правильный выбор. В итоге манипулятор может эффективно воздействовать на жертву.

    Как правило, замалчивание информации возможно в монологической речи, в статьях или в недискуссионных передачах — там, где у оппонента отсутствует возможность указать манипулятору на обман.

    Очень часто в дискуссионных передачах оппонент не использует возможность напомнить манипулятору об утаиваемой информации, хотя очевидно должен был бы это сделать. Такое действие (вернее — бездействие) является свидетельством сговора манипулятора и оппонента (в той или иной форме), совершенного в интересах манипулятора, или, как минимум — некомпетентности оппонента.

    Типичным приемом замалчивания в манипуляции сознанием является следующая заметка в газете «Деловой Петербург»:

    «Отдадут долги за СССР… Концерн «Силовые машины» модернизирует три энергоблока теплоэлектростанции «Битола» в Македонии. Стоимость контракта — $30 млн. Проект будет финансироваться за счет долга бывшего СССР перед бывшей СФРЮ, приходящегося на Македонию. Соответствующие средства на проведение работ будут выделяться «Силовым машинам» Минфином РФ».

    Вроде бы все верно — если бы не одно «но». Авторы заметки скромно не уточняют: откуда взялись эти самые «долги СССР»? Если верить статье — и принимать ситуацию такой, какой она «по умолчанию» выставляется авторами — можно предположить, что эти «долги» вот так сами по себе взялись откуда-то. А теперь являются совершенно законными и обоснованными. И их нужно всеми силами отдавать.

    Важно отметить, что при обсуждении вопроса о выплате «долгов СССР» манипуляторы всегда обходят стороной вопрос: насколько эти долги легитимны, не являются ли они такой же провокацией, как и приватизация, как и весь развал Союза ССР? На самом деле являются — и факт этот скрывается (замалчивается), а ударение делается исключительно на факте даже не необходимости, а НЕИЗБЕЖНОСТИ выплаты этих «долгов». Подумаем: каким образом СССР мог что-то занимать у маленькой и нищей Македонии? Там отродясь не было ничего, кроме животноводства и производства вина (исключение составляет период правления А. Македонского, но тогда еще СССР не было), что эта страна могла бы дать в долг. Объективно этот долг является частью системы взаимозачетов, существовавших между социалистическими странами до развала социалистической системы. После этого «политики новой России» добровольно взяли обязательства «повесить» на Россию все возможные, реальные и выдуманные, долги с тем, чтобы обеспечить финансирование процессов глобализации, выгодных Западу, за счет России.

    Путем замалчивания важных обстоятельств, манипуляторы вбивают в сознание общества установку, легитимизирующую выплату этих долгов. Эта статья — одна из множества подобных акций СМИ, достигающих, кроме этого, еще и своего рода «реабилитации» сегодняшнего чудовищного положения с долгами России «мировому сообществу».

    Подобный подход к подаче исторических фактов использован известным «историком» Н. Сванидзе в статье «Чужие: к 15-летию гайдаровского правительства», опубликованной в интернет-издании «Ежедневный журнал» 14 ноября 2006 года.

    «По… сухому остатку работу того легендарного правительства [Гайдара] действительно можно оценивать двояко.

    Что они тогда спасли страну — в этом сомнений нет. Гайдар не устает повторять, что на самом деле они были реаниматоры. И приводит факты, о которых все забыли: казна пустая, прилавки — пустые, хлеба в закромах Родины на пару дней, купить негде и не на что. Все. Впереди — зима и большая белая панама. И тогда эти ребята сделали то, что сделали. По сути, если опросить граждан на предмет их претензий к Гайдару (или к Чубайсу, повторяю: это одно и то же лицо), граждане, почесав репу, бойко скажут, что, во-первых, отняли их сбережения, а во-вторых, продали за бесценок («прихватизировали») страну. А Гайдарочубайс на это цинично возразит, что по первому пункту, насчет сбережений, подсуетился еще член ГКЧП премьер Павлов, а то немногое, что осталось после Павлова, граждане могли со спокойной совестью засунуть себе известно куда, поскольку в отсутствие товаров это был никакой не всеобщий эквивалент, а резаная бумага. Жрать ее, что ли, с голодухи? Что же до второго пункта, продолжит забивать баки Гайдарочубайс, то скажите, пожалуйста, а кто тогда мог заплатить большие деньги? В России — никто, а если бы все скупили иностранцы, так вы бы, дорогие граждане, еще не то про нас говорили. Поэтому задача была не продать родную промышленность за настоящую цену, а по сути, раздать ее в частные руки, чтобы обеспечить ей нормальное управление, иначе — крантец…

    На самом деле, в диалоге, который ведется в реальной системе историко-экономических координат, эти доводы неопровержимы».

    Главное, что утверждает Сванидзе: «реформаторы» пришли «спасать страну» после того, как все уже было «украдено до них». И к предыдущему развалу они, разумеется, никоим образом не причастны! Правда, однако, заключается в том, что ликвидация советской системы являлась сложной операцией переродившейся позднесоветской элиты, решившей продать имеющийся в ее распоряжении «актив» (Советский Союз и международную социалистическую систему) и этой ценой купить себе вхождение в «мировую элиту» (западную, преимущественно евро-еврейско-атлантическую). Фактически речь шла о конвертации «общенародной» собственности в собственность личную. На это, на легитимизацию этого немыслимого замысла в глазах «мирового сообщества», требовалось с этим «сообществом», то есть с реальной мировой элитой, договориться. Последняя не горела желанием принимать как равных таких людей, как Горбачев, Яковлев и пр. Готовность позднесоветских элит разрушить свою страну и ликвидировать свой народ ради высокого места в «мировой табели о рангах», она использовала для ликвидации сильного и эффективного соперника. Ведь СССР, находись в его руководстве сильные и умные — пусть такие же бессовестные — люди, мог бы далеко обойти Китай с его сегодняшними достижениями. Именно это и было предотвращено навязанной позднесоветской элите безумной политикой, а затем и «реформами».

    В итоге, к описываемому Сванидзе времени, страна действительно подошла в ужасающем состоянии. Но это был результат «совместных усилий» поздне-, вернее, уже Антисоветской элиты, не сумевшей в момент предательства сохранить то, чем она собиралась торговать с Западом, и сосредоточенной работы западного мира на целенаправленное разрушение конкурента в лице СССР.

    Сохранившаяся в КНР государственническая элита смогла жестко пресечь организованные Западом внутренние беспорядки. Для предотвращения такого поворота событий в России была «насажена» управленческая команда, в принципе ничего, кроме как воровать и разрушать, не умевшая. Собственно, все эти Гайдары, Явлинские, Чубайсы и пр. — марионетки, несамостоятельные фигуры (настоящие «кукловоды» крайне редко вылезают на свет Божий, чтобы никто не понял, что они из себя на самом деле представляют). Они выполнили свою задачу — окончательно добили то, что не было еще разломано до них и что могло бы составить основу новой, эффективной российской экономики, по образцу КНР.

    Утверждая «единственно верный выбор реформаторов В ТОТ МОМЕНТ», Сванидзе лжет (безальтернативность выбора, 5.2, ложь историческая, 18.2). «Тот момент» следует рассматривать в контексте предшествовавших ему событий и тенденций позднесоветской переродившейся элиты.

    Разумеется, это Сванидзе, с его традиционно антироссийской позицией, совершенно не нужно. Поэтому он рассказывает нам «о том, что происходило», полностью оторвав события от общей истинной картины. Используя, вдобавок, прием навязывания собственного видения вопроса (26), предлагая читателю свою безапелляционную точку зрения: «в диалоге, который ведется в реальной системе историко-экономических координат, эти доводы неопровержимы».

    Вот неопровержимы они — и все тут! Так же используется апелляция к авторитету науки: «реальная система историко-экономических координат». Умные слова, удачно ввернутый термин «реальная система» (подразумевается: все остальные, не-сванидзевские — не реальны, реально только то, что говорит он), призвана подавить сомневающегося в правоте прочитанного реципиента, «блокировать» его способность к критическому анализу полученного материала.

    Еще один пример замалчивания обстоятельств. Депутат Верховной рады Украины, председатель Меджлиса крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, в статье, опубликованной в газете «Полуостров», № 9 (111), 4–10 марта 2005 года (позднее ее перепечатало информагентство «Росбалт»), отвечает на вопросы корреспондента Яны Амелиной. Разговор идет о восстановлении автономии крымских татар и об активном содействии этому только что прорвавшегося к власти «оранжевого президента» Ющенко.

    «Джемилев: Мы говорим не о создании крымско-татарской национально-территориальной автономии, а о восстановлении того, что было ликвидировано в 1944 году в результате преступного указа Сталина… Разве мы виноваты, что подверглись геноциду, что на нашу территорию привезли много людей? Мы же не говорим, что надо их депортировать…

    Я. Амелина: Вы уверены, что это не станет причиной обострения межнациональных противоречий на полуострове?

    Джемилев: Руководство не должно ориентироваться в своих действиях на то, кто как думает. Главное — законное или незаконное требование. Накануне 60-й годовщины (18 мая 2004 г. — Ред.) депортации крымских татар газета «Крымская правда» провела среди студентов своего рода социологический опрос на предмет того, как они относятся к факту депортации. Около 70 % этих молодых людей заявили: правильно их депортировали! А еще какая-то часть сказала: надо бы их еще раз депортировать. То есть у людей полуфашистское мировоззрение, которое, в общем-то, воспитывается средствами массовой информации. Такая антитатарская пропаганда… И что же теперь — чтобы угодить этим, проводить фашистскую политику, политику дискриминации, политику депортации? Конечно, нет».

    В данном случае мы видим, как интервьюированный бесстыдно замалчивает обстоятельства того, ПОЧЕМУ именно крымские татары были депортированы после освобождения Крыма советскими войсками от гитлеровских захватчиков.

    Представители крымских татар активно сотрудничали с оккупантами, помогая последним уничтожать советское подполье, партизан и устраивать карательные операции против советских военнослужащих, оказавшихся в окружении.

    Позиция основной массы крымских татар характеризуется следующими высказываниями, отраженными в газете «Азат Крым» («Освобожденный Крым», издавалась в оккупированном фашистами Крыму с 1942 по 1944 год):

    «Мусульмане выразили свою благодарность Великому Фюреру Адольфу Гитлеру-эфенди за дарованную им мусульманскому народу свободную жизнь. Затем устроили богослужение за сохранение жизни и здоровья на многие лета Адольфу Гитлеру-эфенди. (Резолюция, принятая на собрании мусульманского комитета г. Алушты.) Великому Гитлеру — освободителю всех народов и религий! Мы [2 тысячи татар дер. Коккозы, ныне с. Соколиное Бахчисарайского района, и окрестностей] собрались для молебна… в честь германских воинов. Немецким мученикам войны мы сотворили молитву… Весь татарский народ ежеминутно молится и просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром. О, великий вождь, мы говорим Вам от всей души, от всего нашего существа, верьте нам! Мы, татары, даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду!.. Да благодарит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!» (номер от 10 марта 1942 года).

    «Наш освободитель! Мы только благодаря Вам, Вашей помощи и благодаря смелости и самоотверженности Ваших войск, сумели открыть свои молитвенные дома и совершать в них молебны. Теперь нет и не может быть такой силы, которая отделила бы нас от немецкого народа и от Вас. Татарский народ поклялся и дал слово, записавшись добровольцами в ряды немецких войск, рука об руку с Вашими войсками бороться против врага до последней капли крови. Ваша победа — это победа всего мусульманского мира. Молимся Богу за здоровье Ваших войск и просим Бога дать Вам, великому освободителю народов, долгие годы жизни. Вы теперь есть освободитель, руководитель мусульманского мира — гази Адольф Гитлер» (из послания А. Гитлеру, принятого на молебне более 500 мусульман г. Карасубазара).

    «Освободителю угнетенных народов, сыну германского народа Адольфу Гитлеру. Мы, мусульмане, с приходом в Крым доблестных сынов Великой Германии с Вашего благословения и в память долголетней дружбы стали плечом к плечу с германским народом, взяли в руки оружие и начали до последней капли крови сражаться за выдвинутые Вами великие общечеловеческие идеи — уничтожение красной жидовскобольшевистской чумы до конца и без остатка. Президиум Мусульманского Комитета» (номер от 10 апреля 1942 года).

    Важно также помнить, что на начальном периоде Великой Отечественной войны в Красную Армию были призваны свыше 20 тыс. крымских татар. А из рядов 51-й армии, в ходе ее отступления из Крыма, дезертировало и перешло на сторону немцев (активно участвуя позже в карательных операциях преимущественно против мирного нетатарского населения) чуть менее 20 тыс. человек! Показательно, что за весь период существования советского подполья в Крыму максимальное число подпольщиков-татар составляло 598 человек из почти четырех тысяч партизан всех национальностей.

    Поскольку в предательстве участвовали практически все взрослые татары, было принято решение не применять к ним законов военного времени — казнь всех предателей, активно сотрудничавших с врагом. Это подорвало бы возможность воспроизводства народа. Татар выселили, причем при выселении соблюдались нормы медобеспечения не хуже, чем в мирных условиях «на воле» (разговоры о том, что люди сотнями погибали при депортации — ложь историческая, 18.2).

    Страшный факт, что крымские татары виновны в уничтожении тысяч советских патриотов и, следовательно, наказание было вполне заслуженным, замалчивается Джемилевым. Он выставляет себя и других татар «невинными жертвами» — умалчивая о страшных преступлениях, совершенных его сородичами.

    Еще одно умолчание он допускает, «забывая» указать, сколько именно татар проживало до войны в Крыму. Из слов Джемилева создается впечатление, что татары составляли подавляющее большинство населения полуострова. На самом же деле, татары составляли менее 20 % от общей численности, или 218 179 человек (данные переписи от 1939 года). В этом случае получается, что татары, являясь четвертой по численности национальной общиной довоенного Крыма, сейчас претендуют на привилегированные условия, что является ущемлением прав других народов.

    Так же он использует прием «логический подлог» (17), умалчивая о причине, из-за которой в Крым были привезены представители иных национальностей. Эти люди восстанавливали разрушенное войной, своим героическим трудом исправляя в том числе измену татар.

    Пример использования замалчивания обстоятельств для манипуляции сознанием имеется в критике известного тезиса А. Паршева: инвестиции прежде всего идут в страну с теплым климатом, а промышленность в этой стране более эффективна, нежели в холодной стране.

    Такого рода позиция исключительно опасна для радикально-либеральной прозападной идеологии в России. Она показывает ложность всех базовых установок т. наз. «реформаторов». Для критики этой позиции сторонниками «реформ» (точнее — дальнейшего разрушения страны) используется сравнение стран Европы, в том числе северной, и Азии в плане инвестиций.

    Распространенный пример — сравнение Швеции (Германии, Великобритании, Канады) и Турции. Утверждается: если совокупные инвестиции в Турцию составляют не более 20 % от инвестиций в экономику Германии — значит, теория Паршева неверна. Ведь в Турции теплее! А инвесторы идут в более холодную Европу… Они, видно, глупые — и Паршева не читали («осмеяние как разрушение», 3.1).

    Замалчивание, в данном случае, заключается в том, что, приводя такой пример, манипуляторы не указывают важное обстоятельство: инвестирование определяется не только климатом, но и рентабельностью производства. А послед нее — покупательной способностью населения, спросом на предлагаемые товары. В Европе покупательная способность неизмеримо выше, чем в Турции, из-за более высоких доходов основной массы населения. Инвестиции окупятся быстрее, чем в более теплой, но и более бедной Турции, за счет ускоренной реализации товаров. Так же в Европе лучше отлажена инфраструктура, лучше отработаны механизмы рекламы. Все это компенсирует недостатки климата. При равных условиях (уровень доходов и потребностей населения, плотность инфраструктуры, расстояния — транспортные издержки) более предпочтительной для инвестирования в производство будет более теплая страна. И именно это в данном случае пытаются замолчать манипуляторы.

    14.2. Уход от обсуждения темы

    Подробное описание

    Одной из разновидностей утаивания информации является уход от обсуждения нежелательной для манипулятора информации, применяемый, как правило, в дискуссии. В ходе ее манипулятор старается направить разговор так, чтобы обсуждаемая тема не пересекалась с утаиваемой информацией. Все попытки перевести разговор в сторону утаиваемой информации манипулятором пресекаются.

    Особенность данного приема в том, что это «пресечение» проводится не «силовым» («затыкание рта», лишение слова, прерывание дискуссии — см. п. (14.5), и пр.) путем, а через логический увод дискуссии в нужную манипулятору сторону. Он как бы навязывает оппонентам выгодную себе тему обсуждения в расчете на то, что они не заметят, как эта тема уходит от предмета манипуляции.

    Важной приметой данного способа манипуляции является нежелание манипулятора рассматривать отличные от предложенного им направления дискуссии (обсуждения).

    Уход от обсуждения чего-либо является распространенной формой манипуляции сознанием в условиях, когда у манипулятора, с одной стороны, нет эффективных (или вообще никаких, в силу слабости позиции, собственной глупости или лени) аргументов в защиту своей манипулятивной установки.

    Но, с другой стороны, манипулятор держит в своих руках «кнопку», лишающую слова того, кто способен эффективно противостоять манипулятору. Применяемый в этих условиях метод манипуляции сознанием часто является компиляцией из «подмены понятий» (1) и лишения собеседника возможности высказаться (14.5).

    Вот пример из трансляций радиостанции «Эхо Москвы», эфир 14.12.05. Ведущие О. Романова и С. Бунтман отвечают на различные вопросы радиослушателей. Один из них задает следующий вопрос:

    «Слушатель Юрий (Хайфа): У меня вопрос такой. Во-первых, я хочу поздравить Олю и Сергея, пожелать им всего хорошего в новом году и здоровья, и успехов…

    С. Бунтман: Давайте вопрос, вопрос давайте.

    Слушатель Юрий: А вопрос вот какой, поскольку мы заговорили о новом годе, меня вот что интересует, с нового года начинается реформа ЖКХ.

    С. Бунтман: Ну да, сразу испортили настроение. И что, так? Да, и что?

    Слушатель Юрий: Она предусматривает ряд таких непопулярных мер, в том числе, выселение из квартир. А как, я хотел спросить, насчет долга, внутреннего долга государства населению?

    С. Бунтман: Понятно, я вас понял, спасибо, вопрос ясен [слушатель пытается что-то еще сказать, Бунтман его не слушает и отключает на полуслове от эфира].

    О. Романова: Я не поняла насчет внутреннего долга населению.

    С. Бунтман: Нет, дело в том, что смысл такой, реформа ЖКХ, вплоть до выселения злостных неплательщиков коммунальных услуг. Но государство само злостный неплательщик всего своим гражданам.

    О. Романова: Это правда, но я что-то не помню года, я не помню ни одного такого года, который не был бы назван годом реформы ЖКХ. В прошлом году в январе, когда ударила по всем монетизация, ведь когда пошли волнения, ведь не с 1 января, не с 31 декабря, пошли волнения, когда люди первый раз получили новые счета. Мало того, что лишили льгот, и первый раз они получили где на 25, где на 37.

    С. Бунтман: Практически сразу было после январских каникул.

    О. Романова: Конечно, и все-таки пошли с первыми квитанциями, конец января, пошли с этим. И это тоже называлось попытка реформы ЖКХ. Что такое реформа ЖКХ, реформа ЖКХ, уж сколько раз твердили миру, еще когда Немцов Борис был вице-премьером, т. е. в 1992 году практически. Говорили о том, что надо делать, надо разбивать монополизм ЖКХ. Надо делать частные компании, которые бы конкурировали между собой, за жильцов, которые были бы заинтересованы в нормальном совершенно сборе средств, в кредитовании, в переселении людей, чтобы люди были заинтересованы, пожилые, переезжать из больших квартир, которые не могут платить, в маленькие, чтобы занимались компании, чтобы не занималось ни государство, ни тетка в ЖЭКе, а нормальный рыночный механизм, вполне социально защищенный. Это называется реформой в моем представлении.

    С. Бунтман: Это должно быть глубоко эшелонированное, как говорится.

    О. Романова: Естественно, вот социальный аспект, социальная защищенность людей, которые оплатить не могут по разным причинам, вот ответственность людей, которые не платят по причинам неуважительным, вот вам конкурентная среда, выбирайте себе сантехника по белизне его зубов, условно говоря, например.

    С. Бунтман: Если умеет чистить зубы, значит, умеет.

    О. Романова: И унитаз почистит, наверное, да, вот и выбирайте. Прописаны давным-давно все подходы, все концепции к реформе ЖКХ, а перерисовать на платежке количество нулей — это не реформа ЖКХ, это издевательство над здравым смыслом, над населением, которое при этом остается социально не защищено. Да, действительно, пошли выселения, да, а что делать с людьми, которые не платят? Выселять. Но как сделать так, чтобы они могли платить? Как сделать так, чтобы они были заинтересованы платить? Как сделать так, чтобы эти люди были защищены социально? Нельзя выселять беженцев из общежитий, куда? Кто их позвал сюда? Если мы звали турок-месхетинцев, мы их приняли, и что, они сейчас уезжают в Америку. Не потому, что там лучше, они 15 лет здесь маются.

    С. Бунтман: Да, единственный вопрос, сейчас, в конце этой темы, почему единственная подготовленная часть любой реформы — это арифметическое повышение тарифов и выплат гражданам?

    О. Романова: Помнится мне, где-то с полгода назад товарищ Жуков, это вице-премьер правительства России, сказал, что ему очень не нравится слово «реформа», что оно несет такой отрицательный заряд, очень плохой в нем смысл, пора от слова «реформа» отказаться, называть это позитивными изменениями. Когда реформа сводится к тому, что в счете пририсовываются нули, это не реформа, на самом деле, это негативные изменения.

    С. Бунтман: Это просто негативные изменения.

    О. Романова: Сильно негативные изменения, просто реформой называют обычно, действительно, все, что бьет по гражданам, немножко с отсылом на наше проклятое наследие прошлого, родимые пятна приватизации, от Ельцина досталась такая реформа, теперь мучаемся. Хотя реформа — это вообще другое. Это слово имеет другое значение. Это не пририсовывание нулей в квитанции».

    На этом увлекательное «обсуждение» ведущими (слушателя уже давно отключили от эфира) заканчивается. Они принимают следующий звонок.

    Внимательный читатель видит: за многословной болтовней «о реформе ЖКХ», которую развели в эфире два манипулятора — Романова и Бунтман — незаметно была потеряна суть вопроса. Внутренний долг современного российского «демократического» государства своим гражданам. Ведь слушатель не спрашивал про то, о чем говорили в эфире ведущие. Его главный и единственный вопрос звучал следующим образом: если уж государство обокрало своих граждан не единожды (изъяв их банковские накопления, распродав общенародную собственность и выведя активы за рубеж, отдав колоссальные ресурсы за бесценок и т. п.) — на каком основании оно теперь смеет говорить о возможности выкидывать людей на улицы «за неуплату»? Долги надо отдавать. Это подтверждают российские экономисты либерального толка, как только разговор заходит о долге России «мировым финансовым структурам». Но, если быть логичными, получается, что долги своим гражданам отдавать нужно в первую очередь. Ведь именно население является донором и государства, и власти. И в случае, если денег на выплату этих долгов нет, законным было бы провести зачет этих долгов за оплату жилья и модернизацию ЖКХ. Ведь нынешнее Российское государство — плоть от плоти то самое, либерально рыночное, которое обокрало миллионы своих граждан, приватизировав огромную собственность, этим гражданам принадлежавшую. Вот и появляется возможность отдать долги хоть таким образом! Признание этого факта недопустимо для ведущих. Если они согласятся с трактовкой слушателя — они вслух, в эфире, ОТКРЫТО признают, что а) факт колоссального воровства имел место, б) рыночно-либеральная система в России сегодня является воровской по сути своей, несмотря на ее внешнюю респектабельность и в) представители либеральной модели экономики не имеют никакого права говорить не только о «выселениях», но и вообще о том, что им население что-то. «должно». Такое признание, повторимся, для сторонников антироссийско-либеральной доктрины совершенно неприемлемо.

    Спорить с таким утверждением они так же не могут.

    Правда слишком очевидна и, что называется, «бьет в глаза». Вклады населения были украдены? Были — сегодня это признают и сторонники либеральной доктрины (правда, называют это, как правило, округлым термином «вклады обнулились» — лукавый термин, 15.1). Должна своим гражданам система, кинувшая их? Если убеждает, что «долги [«Парижскому клубу»] надо отдавать» — должна. Тут не особо и поспоришь…

    В результате невозможности спорить, согласиться или опровергнуть слушателя, ведущие просто отключают его от эфира и делают вид, что продолжают обсуждать его вопрос.

    То есть совершают классическую подмену понятий (1): вместо конкретной темы долга «молодой российской демократии» перед своими гражданами начинают болтать что-то маловразумительное «про реформу ЖКХ». Они уходят от обсуждения принципиального и неудобного для них вопроса, честно ответить на который они не смогли бы…

    При использовании такого приема в печатном СМИ манипулятору даже проще действовать: нет необходимости «отключать» неудобного собеседника. Тот все равно ничего не может возразить так, чтобы другие услышали. Задача манипулятора облегчается. Вот пример из «Российской газеты», номер от 2 июля 2004 года, статья Е. Ясина «Если выгнать менял из храма»:

    «Я сам публично критиковал условия продажи «Норильского никеля». И перестал это делать, когда увидел, что новые хозяева управляют им гораздо лучше, чем старые. Не спорю, тогда, в 90-х годах, можно было повременить с продажей каких-то активов, оставить в государственной собственности, например, нефтяные промыслы. Возможно, были варианты более эффективные, более успешные. Об этом уже 10 лет спорят ученые. Я теперь говорю о другом. Чего мы хотим? Какая польза от всех этих разговоров? Нет ее».

    В данном случае предельно простым приемом — построением связки «вопрос-ответ» («Какая польза от всех этих разговоров? Нет ее».) — манипулятор уходит от принципиально важного вопроса: А ПОЧЕМУ БЫ СЕГОДНЯ НЕ ПОГОВОРИТЬ О ВОЗВРАЩЕНИИ В СОБСТВЕННОСТЬ ГОСУДАРСТВА ЕСТЕСТВЕННЫХ МОНОПОЛИЙ? Ведь это логично: то, что при любом раскладе может приносить прибыль и принадлежало государству, то есть каждому человеку в стране, может и должно находиться в руках государства. Почему некий Абрамович может покупать на нефтяные доллары футбольный клуб «Челси», а государство на эти же нефтедоллары не может купить дополнительное оружие для армии (чтобы повысить обороноспособность), оборудование для больниц (чтобы укрепить здоровье населения), построить несколько сотен новых школ (чтобы улучшить систему образования) или повысить нищенскую оплату труда военных, учителей, врачей, милиционеров? Такой ход был бы крайне неприятен для Абрамовичей — но он укрепил бы Государство и Государственность.

    Безусловно, обсуждать подобные шаги можно и нужно.

    Но именно этого не хотят те, кто платит Ясину деньги (и немалые). Им нож в сердце — сама возможность такого публичного обсуждения. Поэтому Ясин стремится доказать, что «пользы от таких разговоров нет».

    Но доказать это не удастся: слишком очевидно несоответствие прибыли а) для одного вороватого человека и б) для всего государства. Поэтому Ясин просто утверждает, говоря о пользе такого обсуждения: «нет ее» (5.1). Этим он, с одной стороны, создает себе имидж объективного судии: проблему-то, и весьма острую, он обозначил. А с другой — пресекает дальнейшее ее обсуждение: и «нет ее», и ответить ему своевременно никто не сможет. Это же газета, а не Интернет-форум.

    Еще один пример, на этот раз из телевизионной дискуссии. Передача «Времена» с Владимиром Познером», эфир 6 февраля 2005 года. Обсуждается так называемое «Письмо пятисот» — удачно устроенная сионистскими международными структурами провокация, в результате которой депутаты Государственной думы подали бессмысленный, глупый и бестолковый запрос в Генеральную прокуратуру с требованием запретить ВСЕ еврейские организации. Именно к этому слову «все» прицепились правозащитники всех мастей и проводники международных сионистских интересов в России. Письмо было использовано ими как превосходная возможность в очередной раз обвинить Россию и русский народ в антисемитизме (информационный повод, 27).

    На передаче ведущий Познер и его единокровник Слуцкер вцепились в авторов этого письма, приглашенных в эту студию. В ходе дискуссии Познер постоянно пытался заставить одного из них, депутата от фракции «Родина», С. Собко, «сознаться» в «умышлении противу евреев». Необходимо отметить, что поддавшийся на эту провокацию Собко ничего вразумительного возразить не мог.

    Однако в один из моментов дискуссии он наносит неожиданный и точный контрудар по своим оппонентам, цитируя религиозно-националистическую книгу «Кицур Шулхан Арух», действительно пестрящую жутковатыми рекомендациями евреям, как им следует относиться к «гоям»:

    «Сергей Собко: Тогда, если можно, я отвечу на ваш вопрос. Прежде всего, если бы мне тоже дали кнопку, я бы нажал, да, что я категорический противник каких-либо измов, каких-либо фобий в нашей многонациональной, поликонфессиональной стране. У меня отец — инвалид Великой Отечественной войны, пришел без ноги. И я, как любой нормальный человек, всеми фибрами души ненавижу всякие ксенофобии, фашизмы в любых их проявлениях, абсолютно. Но когда я прочел в той самой книге «Кицур Шулхан Арух», которая в 2001 году была издана и рекомендована той организацией, которую представляет мой уважаемый коллега из Совета Федерации, где написано, что «евреи полноценные и совершенные человеческие существа, не евреи со своей стороны, хотя и люди, однако неполноценны и несовершенны, различия между евреями и другими народами подобно различию между душой и телом, между людьми и животными, а христиане — это идолопоклонники, которые рассматриваются как таковые, во всяком случае, в теории, подлежат смертной казни». Так кто же развивает ксенофобию? Кто забивает клин в межнациональные отношения?

    Владимир Познер: Понятно. И все-таки еще раз, время опубликования письма или подачи — это вот расчет или это просто так случилось?»

    Очевидно, что Познеру нечего возразить на этот аргумент Собко. С тем, что написано в книге, не поспоришь.

    Тем более что Собко приволок на передачу эту книгу с собой. Поэтому Познер просто уходит от обсуждения, начиная выпытывать у оппонента: с чем связан срок появления такого письма? На самом деле, момент обнародования этого документа точно совпал с международной информационной кампанией, создающей у России имидж государства, в котором махровым цветом растет антисемитизм. Совпадение это было более чем очевидно, а заказчики этой провокации определялись уже по тому, что никому из «официальных патриотов» (КПРФ, «Родина» и пр.) такое выступление было совершенно не выгодно. Как говорится — «ищи, кому выгодно, и ты раскроешь преступление». Навязывая Собко вопрос «время опубликования письма или подачи это вот расчет или это просто так случилось?» и не добившись от него вразумительного ответа, Познер достиг сразу две цели.

    Во-первых, он ушел от обсуждения человеконенавистнической сути «Кицур Шулхан Арух». Как раз из-за таких книг к евреям зачастую складывается предвзятое отношение со стороны некоторых представителей других национальностей. Спорить с этим было бы для Познера и Слуцкера крайне сложно. Правда позднее, несколько оправившись, Слуцкер в дискуссии разгромил своих оппонентов — на фоне Слуцкера и Познера они выглядели, как безногие, бегущие наперегонки со всадником.

    Во-вторых, своими невразумительными объяснениями, Собко начисто «заболтал» вопрос о поразительной своевременности появления этого «письма». Получилось, что сам автор вроде бы как бы дал понять: никакой сознательной привязки выхода этого документа к какому-то определенному времени не было (очень интересная форма «упреждающего удара», 4.4). То, что это письмо за спиной таких горе-патриотов — если только не сознательных пособников провокаторов — было инициировано теми, кому оно как раз было выгодно, даже не обсуждалось. Таким образом, в данном случае был использован комплекс приемов манипуляции, в результате которого тандем манипуляторов Познер — Слуцкер убедительно переиграл своих оппонентов.

    14.3. Забалтывание информации

    Подробное описание

    Под «забалтыванием» следует понимать сокрытие нежелательной для манипулятора информации, «спрятанной» за большим количеством посторонней, не относящейся к делу информации, специально им представленной. Чтобы «заболтать» тему, не дать реципиенту возможность получить нежелательную информацию, манипулятор специально «нагромождает» большое количество дополнительных вопросов, ссылок, уточнений, определений и пр. Которые, также «требуя» уточнений, разъяснений и пр., просто не позволяют реципиенту наконец-таки дойти до обсуждаемой темы.

    Жертва манипуляции «запутывается» в ненужной информации, обсуждение «вязнет» в ней настолько, что пробиться к необходимой, скрываемой манипулятором информации становится просто не возможно. Поскольку «отвлекающая», ложная информация, «вроде бы» относится к обсуждаемому вопросу, реципиент может не заметить обмана. В результате он, ничего не подозревая, «не доходит» до информации, скрываемой манипулятором и, следовательно, принимает решения, исходя из недостоверных, выгодных манипулятору данных.

    Эффективным средством противодействия данному приему является определение реципиентом истинных базовых определяющих обстоятельств (причин) обсуждаемой проблемы.

    Это возможно сделать даже не в слух, а скрыто. После этого следует стараться перевести обсуждение именно на эти важные вопросы, уводя их от сугубо второстепенных.

    В одном из номеров газеты «Деловой Петербург», в период начала реализации программы «реформы ЖКХ» (напомним: главная и единственная ее задача состояла в том, чтобы сбросить с государства ответственность за неминуемый крах ЖКХ, являющийся следствием пятнадцатилетних «реформ»), была размещена следующая статья: «Администрация Петербурга выбрала 60 частных эксплуатационных компаний, которые смогут работать на рынке эксплуатационных услуг».

    В конце прошлой недели заместитель председателя Комитета по содержанию жилищного фонда Олег Вихтюк поделился с журналистами планами городской администрации, касающимися развития ТСЖ, ЖСК и ЖК.

    «Основной задачей правительства является создание условий для более активного развития объединений собственников жилья (ОСЖ)). В частности, в 2005 г. должна заработать система рыночных отношений между ОСЖ и эксплуатирующими организациями, сказал Олег Вихтюк. — Ассоциация управляющих и эксплуатационных организаций в жилищной сфере. Гильдия управляющих и девелоперов и Комитет по содержанию жилфонда подготовили список компаний, которые смогут работать на рынке эксплуатационных услуг. Пока в него вошло 60 частных компаний, но он будет расширен».

    По словам Олега Вихтюка, в течение 2004 г. список аккредитованных компаний поработает на уровне «общественного знака качества», а в 2005 г. будет утвержден постановлением правительства, которое присвоит компаниям статус уполномоченных.

    Основным критерием отбора уполномоченных компаний является работа на рынке не менее 1 года.

    Пока в список вошли только петербургские компании.

    Причина — убыточность рынка. «Однако после того как тарифы станут более обоснованными [здесь использован прием специальные термины (15.1), скрывающие/изменяющие сущность — ведь разговор идет на самом деле просто о повышении цен. Однако манипулятор боится называть вещи своими именами (это, кстати, первый признак манипуляции) и употребляет поэтому эдакую обтекаемую формулировку — «птичий язык», 15.2] и эксплуатационные доходы покроют расходы [то есть с населения начнут брать столько денег, сколько хватит частным инвесторам для перевода активов из спекулятивного сектора рынка и направление их в ЖКХ. Получается, что рентабельность, то есть то, сколько можно получить с жильцов, должна быть не меньше, чем в других секторах рынка. Это означает огромный рост тарифов], мы ожидаем выхода на рынок как московских, так и иностранных компаний», — отметил Олег Вихтюк.

    Каждая из этих компаний будет наделена так называемым социальным стандартым набором услуг, которыми смогут воспользоваться все жители города, вне зависимости от того, проживают они в ведомственном доме или в ОСЖ.

    Разница будет заключаться в том, что жители ОСЖ смогут сами выбрать эксплуатирующую компанию из предложенного реестра, жителям ведомственных домов эксплуатирующая организация будет подбираться из реестра на конкурсной основе государственной управляющей структурой. Если жители ОСЖ захотят получить дополнительный набор услуг, они получат их за дополнительную плату. Если жители ведомственных домов захотят получить дополнительную услугу, им будет необходимо создать ОСЖ.

    Председатель Ассоциации ЖСК, ЖК и ТСЖ Петербурга Марина Акимова положительно отнеслась к этой программе. «Это позволит развить рыночные условия в ЖКХ», — отметила она».

    Все, сказанное в статье, есть забалтывание одного простого процесса: цены будут расти, ответственность за содержание, эксплуатацию, а также за уровень оплаты жилья и тепла (т. е. за те базовые ценности, без которых человек прожить не может в принципе) государство снимет с себя и оставит жильцов один на один с «инвесторами». За то, что те станут главными «козлами отпущения», государство даст им законодательную базу и сгонит население в так называемые ТСЖ (которые и будут договариваться с «управляющими компаниями» напрямую, уже не надеясь на защиту государства).

    Чем это грозит населению, понимают многие. Именно для забалтывания крайне неприятных аспектов этой «реформы» и появляются такого рода статьи, в которых главный смысл скрывается за множеством уточнений, деталей, вопросов и обещаний.

    Одним из наиболее показательных примеров использования подобного приема в прямой речи, являются выступления В. Путина, особенно в начальный период его президентского срока. Многие помнят, что он, выступая по какому-либо вопросу, имел обыкновение говорить, произнося слова с расстановкой, выдерживая между ними эффектные и «значительные» паузы.

    Как правило, этот прием используется в монологической речи, если возникает необходимость выделить интонацией какой-то отдельный аспект всей речи. Выделение куска текста паузами призвано подчеркнуть его значимость и важность (теперь, кстати, Путин стал использовать смысловое выделение требуемых частей текста, говоря «я бы хотел подчеркнуть…», «хочу обратить ваше внимание…» или «важно понимать, что…») и, тем самым, приковать внимание слушателя именно к этому куску высказывания.

    Однако в указанный период Путин использовал этот прием на протяжении многих своих речей и высказываний очень часто. Слушающая его аудитория, рефлекторно стараясь акцентировать внимание на выделяемом участке, сразу слышала новое акцентированное выделение, за ним еще одно — и так далее. В результате слушатель, пытаясь разобраться — на чем же ему, в конце концов, следует сосредоточиться особенно? — просто терял нить высказываний и уже не понимал, о чем вообще идет речь.

    Это было настолько заметно, что не разогнанная еще в тот момент программа «Куклы», остроумно отразила это в одном из своих выпусков:

    «Кукла Волошин: А как же вы, Владимир Владимирович, отвечаете, когда не знаете, о чем говорить?

    Кукла Путин: А я все с паузами говорю…

    Кукла Волошин:…???? Это как так?

    Кукла Путин: А вот так. Я говорю, например: «Я… [пауза] хочу… [пауза] вамээээ… сказать… [пауза] что-о-о-о… [пауза] считаю… ээээ… [пауза] этот вопрос… [пауза] очень… ээээ… важным…[долгая пауза]. Вот так — пока до конца договорю, все и забывают, о чем сначала речь шла…»

    В качестве примера забалтывания стоит привести высказывания М. Горбачева о его роли в «перестройке» и развале СССР. На словах переживая распад страны (статья, из которой приведена цитата, так и называется — «Михаил Горбачев: Развал СССР — «великая трагедия», «The Financial Times», перевод Аркадия Островского на сайте Иносми.ру, 29 марта 2004), на деле он всеми силами стремится выставить себя жертвой обстоятельств, а не виновником этого чудовищного действа. Вроде бы все само собой свершилось и никто (во всяком случае он лично) в этом не виноват.

    Горбачев понимает: просто так эту установку в сознание людей не внедрить, они не поверят, так как помнят его болтовню, вранье и неумение что-либо делать. Поэтому для «реабилитации» Горбачева в главном, в тексте представлены многие маловразумительные и сбивающие читателя с толку высказывания:

    «После освобождения [из «форосского плена»] Горбачев открыл дверь и увидел совершенно другую страну. Советского Союза больше не существовало. Он никогда не хотел его распада. «Ни одна из республик не поднимала вопроса об отделении. Но мы не провели реформы вовремя: пятьдесят-шестьдесят процентов всех наших проблем сегодня — результат развала, которого можно было избежать».

    Автор «перестройки» «принимает на себя» вину за «непроведенные вовремя реформы» — но все остальное он просто забалтывает: «открыл дверь и увидел другую страну», «ни одна из республик не поднимала вопрос об отделении».

    Вот просто так открыл дверь — и р-раз!.. Все уже само по себе стало другое… Так вот само собой получилось, после того, как он «открыл дверь», что «страны не стало». А лично он ничего такого плохого не задумывал и не делал… Все самой собой случилось, никто не виноват — эту установку пытается протащить Горбачев в сознание читателей.

    При этом манипулятор стремится выставить Горбачева не сознательным участником операции по уничтожению СССР, а жертвой обстоятельств. Именно для этого на читателя высыпаются множественные факты и обстоятельства, уточнения и эмоциональные оценки. Все это призвано «потопить» в потоке ненужной и прямо ложной информации то, что манипулятор стремится скрыть: истинную роль Горбачева, руководителя страны, в период ее уничтожения.

    Эффективный пример «забалтывания» чего-либо — создание и раскручивание различного рода скандалов, ругани между партиями и лидерами в современной политике. Взаимные обвинения, скандальные истории вроде «коробки из-под ксерокса», угрозы «судебных процессов».(практически никогда не приводящиеся в исполнение, но крайне шумливые и широко тиражируемые в СМИ), громкие «разоблачения» неприглядных действий публичных политиков — все это создает дезориентирующий население («электорат») фон.

    Смысл «забалтывания» в данном случае в том, что дезориентирующими потоками информации население уводится от простого вопроса: насколько достойны находиться во власти ВСЕ те, кто там сейчас находится? Талейран говорил: «Если бы народы мира узнали, какие недостойные люди ими управляют — они бы ужаснулись». Осознание людьми этого факта опасно для существующей политической системы, так как ставит под сомнение ее легитимность. Это успешно использовалось при разрушении СССР, путем личностной дискредитации политических и государственных лидеров страны («негативизация как разрушение», 4.1, «демонизация», 13.1, «групповое обобщение», 13.3, «тенденциозно подобранная информация», 14.6, «ложь историческая», 18.2, и некоторые другие). Поэтому она прячет свои недостатки, парадоксально не скрывая их. Обилие шумных скандалов призвано заставить людей начать обдумывать все перипетии «политической жизни» (кто кого оскорбил, кто у кого что приватизировал, кто на кого подал в суд и пр.), вместо того чтобы задуматься: с какой стати такие люди вообще присвоили себе право решать за целые народы? Здесь, кроме «забалтывания», мы имеем еще несколько приемов манипуляции сознанием. Это «отключение критического восприятия» (23), когда «политические спецэффекты» и «атмосфера шоу» мешают людям трезво оценивать ситуацию. А также «создание заданной информационной атмосферы» (25), когда обилием скандалов и ругани людей заставляют прийти к выводу «да они все там гады, никого нормального нет в принципе». Следствием этого становится безоговорочное принятие населением практически любой навязываемой политической кандидатуры. Ведь если они там все плохие, не имеет смысла и выбирать, не так ли? Побочный эффект от такого рода манипуляции — повышенная восприимчивость электората к «святым политикам». На фоне «остальной грязи» властной злите достаточно более-менее удачно подать в выгодном свете любого политика (Горбачева на фоне предшественников, Ельцина на фоне болтовни Горбачева, Лебедя, Жириновского, Глазьева-Рогозина, Путина на фоне пьянства и маразма Ельцина и пр.), рассказать «по секрету» о его достоинствах — электорат принимает этого раскручиваемого политика «на ура».

    Максимальный эффект при минимальных временных затратах (в политике это, зачастую, имеет решающее значение) в таких случаях гарантирован.

    Не стоит, однако, думать, что использование такого рода приемов — исключительно российская специфика. Родоначальником манипуляции сознанием была западная цивилизация. Как уже отмечалось, традиционная («крестьянская») цивилизация изначально предпочитает использовать открытое насилие, жесткое, но ЧЕСТНОЕ, а не обман и психологическое воздействие, которыми является манипуляция.

    Типичным примером «забалтывания информации» (14.3) могут служить «судьбы» таких известных голливудских фильмов, как «Звездная пехота» («Starship troopers») и «Матрица» («Matrix»). Оба эти фильма — первые их части — являются редким примером выступления представителей западной масскультуры против зверства и диктата западной (прежде всего американской) цивилизации.

    В «Звездной пехоте», снятой талантливым режиссером П. Верховеном по роману Р. Хайнлайна, великолепно высмеяны сразу несколько родовых черт «цивилизованных стран». Например, жестокий экспансионизм западного мира, присвоившего себе право самолично решать: какой народ достоин существования, а какой подлежит уничтожению. В фильме, словами одного персонажа, тонко подмечается: «жуки пришли на эти планеты на тысячи лет раньше, чем люди». И при этом люди (в к/ф — западные) бесцеремонно вторгаются на территории, освоенные и колонизированные «жуками». А когда те начинают защищаться — что в их положении совершенно естественно, — западный «носитель цивилизации» в лице других героев фильма начинает воспринимать это как «агрессию» и «объявление войны».

    Нимало не смущаясь тем, что на самом деле войну-то объявил он сам… Верховен талантливо подмечает этот кровавый и безапелляционный экспансионизм, «отработанный» на других народах Земли и стоивший колонизированным народам десятков миллионов жизней. Кроме того, он тонко показывает жесткий диктат западной цензуры. Людям однозначно навязывается однобокая трактовка конфликта человечества с «жуками». («Жуки — агрессоры, потому что мы правы. А правы мы потому, что мы — люди, а они — жуки, агрессоры!») С помощью массмедиа проводится компания оболванивания населения (кадры детей, давящих обычных земных жуков на асфальте), не допускающая трезвого и объективного анализа ситуации (с какой стати человечество с оружием влезает на территории, занятые иными культурами уже много тысяч лет?). Сами же главные «герои» мастерски изображены как «типичные американские парни», картинно-красивые и без раздумья палящие во все, что шевелится и что не похоже на них самих. Типичный принцип «демократии по-американски»: все, что не такое, как мы, — плохое и должно быть уничтожено…

    В к/ф «Матрица» гениально, исключительно точно показывается, что в реальности человечество (западный мир — действие происходит именно там) существует совсем в иной реальности, коренным образом отличающейся от той, что люди видят каждый день вокруг себя. Реальная жизнь, которая скрыта от них иллюзией сияющих витрин и «красоток в красном», есть плен, в котором они порабощены эффективной и бездушной системой, сделавшей из них бессловесных поставщиков «ресурсов». Режиссер создает потрясающую аналогию с сегодняшним западным миром, в котором люди видят и знают только то, что им позволяют видеть и знать «властелины умов», оставаясь при этом в глубочайшей уверенности, что именно этот их иллюзорный мир и есть самый что ни на есть реальный… Исключительный по силе и смелости откровения ход — картина «пробуждения» Нео: он видит реальный, чудовищный, мерзкий, людоедский, враждебный человеку и пожирающий человека мир того, ЧТО осталось от некогда великой цивилизации.

    Оба эти фильма были опасны для западной системы, пороки которой в них продемонстрированы слишком умело; она не могла не отреагировать на них как на опасный элемент. Однако запрещать эти фильмы не пришлось: манипуляторы действуют тоньше и эффективнее. Вместо запрета были выделены деньги на продолжения и рекламную «раскрутку» картин. Последующие серии рекламировались больше и активнее, чем первые фильмы (особенно это относится к «Матрице»). Таким образом, создавался имидж «культовых фильмов».

    В продолжениях «Матрицы», особенно во втором фильме, упор был сделан на спецэффекты, которыми авторы стремились «затмить» воспоминания о предыдущем фильме. Еще более головокружительные, доходящие до полного маразма сцены погонь, драк и перестрелок, загружали сознание зрителя массой ненужных образов, отвлекая от сути фильма. Правда, в данном случае вторым элементом, призванным разрушить информационную конструкцию первого фильма, было утверждение, будто бунт Нео против Системы (Матрицы) был запрограммирован самой же Матрицей.

    Именно она создает «мятежников» и не только управляет, но и «питается» ими. Борцы против тоталитарной Системы лжи и обмана, какой является Матрица — куклы, несамостоятельные и слепые зомби. Матрица создала их, чтобы они находили в ней «слабые места» и помогали их ликвидировать. Более того, сам Нео не первый; таких уже было много.

    Он клон и иллюзия, а не самостоятельный боец; марионетка вездесущей, все контролирующей Матрицы. Это особенно сильно разрушает информационную конструкцию первого фильма, так как в нем Нео пробуждается и начинает осознавать себя наконец-то реальным, настоящим человеком, идя ради этого на жертвы и риск. Точно так же разбивается и еще несколько принципиально важных положительных установок, заложенных создателями первой «Матрицы». Например — «избранность», величие того, кто бросает вызов неправедной лживой Системе (во втором фильме простыми и доходчивыми словами объясняется: избранный — дурак, если поверил в свою «избранность», на самом деле она запрограммирована Системой).

    Таким образом, содержание первого фильма в значительной мере оказалось заболтанным и разрушенным.

    Во второй серии «Звездного десанта» все оказалось даже проще. Его создатели просто превратили тонкий и умелый эзопов язык первого фильма в обычную бестолковую и бездумную «стрелялку», скрестив компьютерную игру «Doom» и сюжет к/ф «Спрятанный». После этой шумной полуторачасовой пальбы, беготни и демонстрации превращенных в зомби солдат никакой серьезной мысли в голове зрителя просто не остается. Третья серия несколько интереснее, так как в ней тоньше проводится мысль о необходимости манипуляции религией, общественным мнением, честными офицерами спецслужб и даже ликвидации честных государственных служащих, если они не согласовывают свои действия с планами «великого архитектора». Однако и она полностью выхолащивает попытку протеста П. Верховена против демократического тоталитаризма, предпринятую им в первом фильме.

    «Продолжения», таким образом, полностью утратили первоначальный замысел режиссеров. Фильмы получились безликими, наполненными стрельбой и спецэффектами «никакими» с точки зрения интеллектуальной составляющей. Вдобавок полностью выхолащивалась заложенная идея каждого фильма (экспансионистский геноцид западной цивилизации по отношению к другим культурам в «Звездной пехоте» и глобальный диктат бездушной Системы над современным западным человеком в «Матрице»). В результате первоначальный эффект от этих картин был полностью нивелирован и «стерт» из «массового сознания» западного человека. Возможные сомнения в идеологии западной цивилизации, посеянные этими фильмами, были успешно ликвидированы.

    14.4. Забалтывание через апелляцию к достоверным фактам («прицеп»)

    Подробное описание

    В технологии сокрытия или изменения смысла (равного сокрытию) информации присутствует любопытный и весьма эффективный прием манипуляции, именуемый в просторечии «прицеп». Для сокрытия («забалтывания») информации манипулятор начинает вначале приводить абсолютно достоверную, совершенно очевидную и относящуюся непосредственно к обсуждаемой теме разговора, но НЕПРИНЦИПИАЛЬНУЮ информацию. Она может быть сугубо второстепенной по значению, не единожды уже обнародованной или просто ненужной. Само ее упоминание для того, чтобы это не выглядело как явная манипуляция (если реципиент достаточно умен, он понимает: ненужную информацию просто так, без умысла, приводить никто не станет), может быть обставлено как уточнение фактов, деталей, некоторых «важных подробностей» обсуждаемого вопроса. Манипулятором создается впечатление, что он не забалтывает вопрос, а стремится донести максимально полную информацию до реципиента. Во всех, так сказать, деталях…

    Отличительным признаком подобного приема является то, что выдаваемая информация НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ к предмету манипуляции, если последний является тем самым элементом обсуждаемого вопроса, который необходимо скрыть. Такая информация отвлекает внимание реципиента от чего-то более важного, нежели выставляемые напоказ «важные детали». Пытаясь разобраться в них, реципиент просто забывает о предмете манипуляции…

    Данный прием имеет и еще одну особенность. После высказывания совершенно объективных (но, как уже отмечалось, незначительных, второстепенных и, по сути, отвлекающих) фактов, интуитивно доверие реципиента к манипулятору повышается. Ведь манипулятор говорит то, что не вызывает сомнения.

    После этого манипулятор может сообщить информационную установку, содержащую неявную ложь. Она проходит в сознание реципиента «прицепом» с совершенно справедливой и объективной информацией, высказанной ранее.

    Высказывая объективную, но незначительную информацию, манипулятор имеет возможность не только скрыть (заболтать) информацию действительно важную, но и, кроме того, провести в сознание реципиента ложную информационную установку.

    Существует и подвид этого примера, частный случай, используемый манипуляторами практически исключительно в полемике (на практике — в беседах на радио- или телевизионных передачах). Суть его в сведении общей проблемы к сугубо частному случаю, который подтверждает точку зрения или информационную установку манипулятора.

    Целостная проблема сводится к одному конкретному проявлению («возьмем, к примеру, такой вот случай», говорит манипулятор), случаю, событию. На примере этого частного события манипулятор разворачивает доказательство своей информационной установки — умалчивая, что этот случай отнюдь не характерен, может являться исключением или просто им выдуман.

    Эффективным приемом противодействия в данном случае является четкое и публичное указание манипулятору на частный и нетипичный характер этого примера. В крайнем случае можно привести свой контрпример, который, хоть и не позволит выиграть полемику, но может ликвидировать эффект от высказанного манипулятором примера.

    К подобному примеру часто прибегают в дискуссии, когда какая-либо информация, «не вовремя» озвученная оппонентом манипулятора, может разрушить манипулятивную конструкцию. В этой ситуации ему ничего не остается, как в условиях «цейтнота» (нет времени на выстраивание сложной и эффективной конструкции) заболтать аргументацию оппонента — так, чтобы она не выглядела убедительной в глазах аудитории (если объект манипуляции — аудитория, а не оппонент).

    Универсальность этого способа манипуляции сознанием позволяет широко применять его в СМИ для протаскивания манипуляционных установок. В середине марта 2004 года произошли кровавые столкновения в Косове, в ходе которых немало сербов пострадало, а после них еще большее количество сербского населения было вынуждено бежать из своих домов на территорию Сербии, опасаясь геноцида.

    Прибывший через некоторое время в Сербию глава МЧС С. Шойгу со стандартной миссией ликвидатора последствий ЧС и для «оказания помощи сербским беженцам», после «посещения лагеря беженцев под Белградом сообщил: условия содержания людей ужасны, не хватает многих необходимых вещей, люди находятся в тяжелом моральном состоянии и не видят перспектив для улучшения ситуации»…

    Все это верно. Настроения людей и общая ситуация обрисованы правильно. Понятно, что, находясь в положении беженцев, люди будут пребывать именно в таком, как описывает Шойгу, состоянии. Когда их предали и продали все, в первую очередь — Россия, когда никто им не помогает, а бандиты убивают их и изгоняют с их земель — как еще они должны себя чувствовать? Но, перечисляя все эти «важные» и так понятные каждому разумному человеку подробности, Шойгу старательно уходит от ответа: почему вообще сложилась такая ситуация? Объективно следовало бы признать: подобная, как сегодня любят выражаться, «гуманитарная катастрофа» произошла из-за того, что Россия, ее верховная власть (к которой относится и Шойгу) предала своих союзников-сербов, бросив их в критический момент на растерзание западным агрессорам без какой-либо помощи. Чтобы уйти от констатации этого очевидного и очень неприятного для себя вопроса, Шойгу с умным и честным видом «старого солдата, который не знает слов любви», перечисляет очевидные вещи так, словно это оказалось для него и для его слушателей удивительным открытием.

    Богатейший материал для анализа приемов манипуляции сознанием дает обсуждение «теракта 11 сентября» в американских СМИ сегодня. Из этих событий торчат «уши» американских и израильских спецслужб. Для внимательного человека полезно наблюдать, как «свободные» СМИ скрывают истинные причины и подробности организации и проведения этой чудовищной провокации.

    Развитие этой истории зрители РТР увидели в начале августа 2005 года, когда в новостях рассказывалось о продолжении расследования в США обстоятельств гибели 343 нью-йоркских пожарных, погибших при обрушении «башен близнецов».

    Схема подачи материала в этих сообщениях была следующая: а) мэрия Нью-Йорка долгих четыре года скрывала записи радиопереговоров, из которых следовало, что виновники гибели пожарных — те, кто ПЛОХО ОРГАНИЗОВАЛ борьбу с пожаром, возникшим в башнях в результате атак террористов; б) но смелые и честные американцы смогли добиться — через суд — обнародования этих записей; в) результат: теперь виновники гибели людей — те, кто не обеспечил должного согласования действий различных служб 11 сентября, будут признаны виновными (хотя они и старались уйти от ответственности).

    Главное обстоятельство — организация «шоу 11 сентября» частью американской политической элиты — скрыто (заболтано) обстоятельством «укрытия собственной некомпетентности» мэрией Нью-Йорка. Таким образом, виновна мэрия, и это узнали все честные люди («жертвенная корова», 19). Но сам факт «нападения «Аль-Каиды» на свободу США» не только не подвергается сомнению, но и полностью подтверждается.

    Как сопутствующее обстоятельство, в видеозаписях используются рассказы выживших пожарных и родственников погибших («прицеп», 14.4). Они исключительно эмоциональны, буквально бьют по нервам аудитории горем от потери любимых людей (разновидность паразитирования на эмоциях, 7.3 — ведь паразитируют не говорящие и страдающие люди, а манипуляторы, которые бесстыдно используют эти страдания).

    Это все используется для «антуража» и подтверждения основной установки: Нью-Йорк был атакован именно «АльКаидой», а не кем-либо еще.

    14.5. Лишение оппонента возможности высказывания

    Подробное описание

    Данный прием используется в том случае, когда оппонент манипулятора, во-первых, не является реципиентом, а во-вторых, не согласен с ним (заметил манипуляцию и хочет сообщить реципиенту об этом). В этом случае манипулятор, если ему не удалось пресечь публичное разоблачение путем иных приемов манипуляции сознанием, может, обладая достаточным «административным ресурсом», не дать оппоненту возможности высказать свою точку зрения.

    Это достигается различными способами. Зачастую человеку просто не дают говорить, отбирая у него микрофон, не дают возможность выступать по телевидению, требуя денег, не позволяют выпускать свою газету.

    В контексте передач такой прием очень часто соседствует и используется совместно с приемом «Мозаичность информации» (2). Манипулятор просто резко меняет тему разговора, пользуясь своими возможностями и мотивируя это необходимостью «услышать иную точку зрения», «пояснить услышанное» или «пустить рекламу». Одновременно достигается и разрушение контекста обсуждения через «мозаичную подачу информации», и лишение оппонента, излагающего опасную для манипулятора информацию, возможности ее высказывать.

    Данный прием манипуляции сознанием используется практически исключительно в условиях «живого» контакта манипулятора и объекта манипуляции. Когда некто выдвигает информационную установку, крайне неудобную для манипулятора, а последний не может (или не хочет в силу ограниченности по времени, из-за лени или незнания предмета дискуссии) собственной информацией логически, путем высказывания контр-доводов и т. п. эту установку «разбить», он просто затыкает рот оппоненту, не давая ему возможности высказываться. Получается, что «последнее слово» вроде бы осталось за манипулятором. Для этого он, так или иначе, показывает: либо его оппонент был «не прав» (ошибался, слабо знал обсуждаемый предмет), либо он «вообще дурак». В принципе, это более грубый вариант ухода от обсуждения темы, 14.2, выполненный без последующего «забалтывания» обсуждения и создания видимости, что манипулятор «готов и дальше открыто это обсуждать».

    Вот как это выглядит на практике. Передача «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы», 14 декабря 2005 года. Ведущие С. Бунтман и О. Романова. Обсуждение посвящено «газовому конфликту» РФ и Украины. Напомним: до конфликта цена газа для Украины составляла 50 долларов США. В ходе конфликта обсуждалась цена уже в 160 долларов. Однако в этот же день представители «Газпрома» заявили, что теперь цена будет «европейская»: 220–230 долларов. При этом сама Украина продает газ Румынии по 220 долларов, что является неплохой поддержкой украинского бюджета за счет России.

    Ведущие, опасаясь говорить об этом прямо, тем не менее, принимают сторону Украины, доказывая: «мы [Россия] не правы», «не надо было так с Украиной». В какой-то момент это становится слишком заметно. В эфир звонят слушатели, практически единодушно высказываясь за позицию «Газпрома». Вот разговор с одним их них:

    «С. Бунтман: «Особое мнение» на «Эхе Москвы» и компании RTVI, по телефону мы с вами говорим.

    Слушатель Александр: Я хотел такой вопрос задать, Украина тоже ведь недавно заключила с Румынией на поставку газа по 225, да?

    С. Бунтман: И дальше, вывод из этого.

    Слушатель Александр: А вдруг вы какой-то шум подымаете.

    С. Бунтман: А какой мы шум подымаем?

    Слушатель Александр: Потом, вообще, вы как бы демократы.

    С. Бунтман: Вы тоже как бы слушатель.

    Слушатель Александр: Когда России плохо, вы прямо и рады все очень [явно что-то хочет добавить, объяснить, но его не слушают].

    С. Бунтман: Конечно, счастливы. Все, понятно, до свидания…

    [Слушателя, оборвав на полуслове, отключают из эфира]

    О. Романова: Нет, Александр, дело в том, что утром, еще утром было 160, к вечеру уже 230, а позавчера было 50.

    С. Бунтман: Но то утром, да и по 160. А то вечером, да.

    О. Романова: А вчера по 5, но очень большие».

    Ведущие, как видно из приведенного отрывка разговора, просто заткнули рот человеку, совершенно справедливо, хотя и не слишком политкорректно, заметившему, что защита Россией своих государственных интересов, вызывает у тех, кого принято именовать «демократами», резкое, граничащее с истерикой, неприятие. Констатация подобного факта логична и понятна большинству слушателей. Для представителей определенных политических взглядов традиционно неприемлема сама возможность усиления нашей страны и они это постоянно демонстрируют.

    Признавать подобный факт вслух ведущие, разумеется, не могут. Но и ответить им нечего: на протяжении всей передачи они старательно убеждали аудиторию, что «Россия поступила плохо» и «так в приличном обществе не поступают» (навязывание собственного видения вопроса, 26, использование «лукавых терминов», 15.1: это какое же общество «приличное», уж не США ли с Великобританией?). Согласиться с выступающим нельзя. Но и молчать тоже «не с руки»: получится, что они с ним согласны. Поэтому ему просто затыкают рот.

    Но, чтобы хоть как-то смягчить эффект от высказывания слушателя, ведущие пытаются представить его самого и его высказывание в комичном, несерьезном виде:

    «О. Романова: Нет, Александр, дело в том, что утром, еще утром было 160, к вечеру уже 230, а позавчера было 50.

    С. Бунтман: Но то утром, да, и по 160. А то вечером, да.

    О. Романова: А вчера по 5, но очень большие».

    Для этого используется перефразирование известной эстрадной миниатюры Жванецкого «те, вчера, по пять, были очень большие!». Спрашивается: при чем здесь это? Какое отношение подобное ерничество имеет к серьезнейшему вопросу: попытке отстаивания Россией своих геополитических интересов? Однако именно такая тенденция и неприемлема для ведущих радиостанции «Эхо Москвы», из-за чего они стараются представить тех, кто защищает подобную позицию России, в дурацком виде.

    Выдающимся мастером данного приема является В. Познер, ведущий передачи «Времена» с Владимиром Познером». На примере эфира этой передачи от второго ноября 2003 года можно увидеть — как и в каких условиях он грубо затыкает рот оппоненту, которого не может победить в честном интеллектуальном поединке.

    В этой передаче разговор идет о катастрофической ситуации на российских автодорогах, о росте нарушений ДТП и аварийности. Познер отстаивает удобное ему и его заказчикам объяснение причин сложившейся ситуации: вся беда исключительно от недисциплинированности российских водителей. Они нарушают правила — из-за этого рост аварийности и неудобства движения (выезд на встречную полосу, несоблюдение регулирующих сигналов и т. п.). А происходят эти нарушения ТОЛЬКО по вине самих водителей. И, соответственно, если их больше штрафовать и жестче наказывать, можно будет вернуть ситуацию на дорогах в норму…

    На самом деле это только одна, причем не самая значимая, причина. Главная проблема в том, что количество автотранспорта значительно увеличилось, а дорожная инфраструктура современной России практически осталась на уровне четвертьвековой давности. Средства, необходимые для развития дорожной инфраструктуры, разворовывались в ходе реформ, на них покупались «Челси», яхты и особняки в Европе. Огромное количество машин оказалось втиснутым в «узкую» пропускную способность автодорог. Это в значительной степени стало причиной правонарушений: если нет возможности проехать — люди, при доминирующем в обществе императиве обогащения, достижения успеха любой ценой и видя повальное воровство российской псевдоэлиты, неизбежно станут нарушать правила. Одними карательными мерами проблему не решить. Необходимо с одной стороны, реально, а не декларативно вкладывать средства в развитие дорожного хозяйства, а с другой — изменять моральные ориентиры российского общества, сложившиеся в период реформенного воровства и демократического хаоса…

    Единственный оппонент В. Познера, адвокат Л. Ольшанский, отстаивающий объективный взгляд на проблему.

    Правда, до осознания необходимых мероприятий, он также «не дошел». Но это Познеру как раз совершенно не требовалось, поэтому каждый раз, когда Ольшанский начинал убедительно показывать несостоятельность аргументов ведущего, последний просто затыкал ему рот:

    «Ведущий: Да, все правильно. Давайте так. Все-таки, Леонид Дмитриевич. Вот вы слышали, то есть совершенно очевидно, что есть такое ощущение, что наш кодекс [Административных правонарушений] по этому поводу уж больно мягкий. Люди не боятся, ну что там такое 100 рублей, 50 рублей. Вот если бы на самом деле ввести иные штрафы, если было бы на самом деле страшно, если знали бы, что могут просто надеть наручники за то, что чуть-чуть от тебя пахнет, как во многих странах, и отвезти в участок, люди бы по-другому себя вели. Вы с этим разве не согласны?

    Леонид Ольшанский: Нет. Эти аргументы звучали в Государственной думе ровно 10 лет. 10 лет шла работа над кодексом об административных правонарушениях, который вступил в действие с 1 июля 2002 года. 10 лет представители ГАИ и сидящий здесь Владимир Александрович убеждали депутатов усиливать, и только из-за 12-й «автомобильной» главы шла работа не год, не два, как над нормальным кодексом, а 10. И в итоге депутаты, не всех, мы же давайте согласимся, всех депутатов нельзя ни подкупить, ни запугать, ни переубедить, значит, худо-бедно 450 человек — это объективность, президент нашей страны наложил вето на кодекс. Он сделал замечание по главам «прокуратура», «адвокатура», «суд», по «автомобильной» ни одного замечания не было. В итоге все репрессии, которые предлагало ГАИ, депутаты отвергли. Балльную систему учета изъяли, инструментальный контроль запретили, эвакуаторы запретили. А что касается штрафов, штрафы нас по Конституции все равны, поэтому не могут быть штрафы за нарушение дорожного движения намного сильнее, чем в области экологии. Каждое ведомство свое тащит, это первое. И второе. Мы должны все-таки не забывать, сколько получает учитель, у нас не все на 600-х новые русские, сколько получает учитель, инженер. Я сейчас езжу с лекциями по стране…

    Ведущий [с сильным сожалением на лице — дескать, как жаль, что приходится оборвать столь интересного собеседника — перебивает Ольшанского]: Я вас перебью. Если учитель убьет кого-то, совершит убийство, и если какой-то миллионер убьет кого-то и совершит убийство — перед законом они отвечают одинаково… [Сказав несколько общих фраз, В. Познер передает слово министру регионального развития В. Яковлеву]».

    Далее это повторяется:

    «Ведущий: Давайте смотреть результаты голосования. Вот что у нас по поводу того, что я сейчас спросил. Ну, не удивительно, что 93 % работников ГИБДД считают, что да, ужесточение приведет к улучшению положения. 59 % водителей. Все-таки большинство водителей начинает понимать, что без этого никуда не денешься. Так что понимаете, Леонид Дмитриевич, вот есть внутреннее ощущение, я много уже говорил, когда люди говорят: ну беспредел, ну по тротуарам ездят, ну на встречную полосу выезжают, ну и при этом плюют. Он же говорит: ну а что ты со мной сделаешь? Понимаете? При чем тут, сколько кто зарабатывает, это просто безобразное отношение к закону. За это надо наказывать. Вы не согласны?

    Леонид Ольшанский: Вы считаете, что если мы сейчас штраф увеличим в 2, в 3 раза, а в кодексе есть предельный размер, выше которого вообще никак нельзя, то не будут ездить по тротуарам?

    Ведущий: Я считаю, что если будет наказание болезненное, то не будут ездить по тротуарам.

    Леонид Ольшанский: Уважаемые, а у нас вот за квартирную кражу от 3 до 7. Семь лет тюрьмы — это весомый срок?

    Ведущий [резко перебивая собеседника, не дает ему развить свою мысль. Видно, что Ольшанский хотел сказать что-то еще, но под давлением ведущего дисциплинированно замолкает]: Это, простите, вы говорите об уголовниках, а водитель не уголовник. Не путайте. Давайте вот что, я хочу показать вам, если вы забыли, как мы ездим по Москве. Наш корреспондент Алексей Сонин условно назвал это «Рассказ автомобилиста». Я бы сказал «Плач автомобилиста» [начинается репортаж]».

    Далее Познер, не стесняясь, продолжает подобную практику:

    «Ведущий: Ну, дай бог. Леонид Дмитриевич, к вам вот какой вопрос. Не кажется ли вам, что на самом деле забота о водителях и забота о людях заключается в данном случае именно в ужесточении, а не в разговорах о том, что бедные люди, у них нет денег и так далее. То есть это вроде бы популистская такая штука, а ведь на самом деле она приводит к обратному результату.

    Леонид Ольшанский: Ну, вопрос, который вы задали, тысячу раз исследован в миллионе диссертаций по криминологии, социологии, психологии. Везде ответ один — не важно о чем говорим, о крупномасштабном — шпионаж, убийство — или малипусеньком — экология или дорожное движение. Увеличение санкций никогда автоматически не ведет [к снижению преступлений]… Поговорка ведь всем известная в области юриспруденции: больше всего краж совершалось в толпе на Лобном месте, когда отрезали руку. И еще добавку маленькую…

    Ведущий: Странно, что вы сравниваете меня с человеком, который чистит карманы. Вы все время ставите водителя в положение уголовника, который не боится ужесточения наказаний. Это же разные люди по психологии.

    Леонид Ольшанский: Ну, вы же говорите, наручники давай одевать, уголовное давай.

    Ведущий [не дослушав говорившего, начинает говорить сам]: В Америке их надевают, и действует, вы знаете. Действует. Ну, ваша точка зрения мне ясна. А ваша? Надеть вам наручники? [Вопрос передается лидеру группы «Любэ» Н. Расторгуеву]».

    Следует отметить, что в данном случае Познер демонстрирует еще и использование мозаичной подачи информации (2). Всякий раз, когда аргументы оппонента «загоняют его в угол», он просто перескакивает на что-то новое (новая тема, новый предмет обсуждения, новый собеседник, реклама и т. п.), создавая «рваный» ритм дискуссии, не позволяя аудитории увидеть и оценить ситуацию целиком.

    Еще пример из передачи «Времена» с Владимиром Познером», посвященной вопросам перезахоронения исторических личностей, эфир 9 октября 2005. Разговор в этой теме шел, разумеется, об одном-единственном перезахоронении — тела В. И. Ленина. Упоминавшееся в начале передачи перезахоронение Деникина и Ильина являлось чистой воды «информационным поводом» (26), так как после объявления об этих событиях к ним ни ведущий, ни его гости на всем протяжении передачи не возвращались.

    Это требовалось Познеру для того, чтобы очередной «наезд» на память В. И. Ленина не слишком уж бросался в глаза: вроде как освещалась «общая» проблема перезахоронений — и тут как раз «случайно» всплыла и «проблема Мавзолея».

    Обострение обсуждения по данной проблеме неизменно вносит дополнительный раскол в российское общество.

    Ценностные ориентиры нашего общества в значительной степени поляризованы относительно истории Советского периода, особенно начального его этапа. Однако глубинное самосознание народа стремится «стереть» это идеологическое противостояние, социум ищет пути консенсуса внутри себя, интуитивно понимая: раскол в сегодняшних условиях означает гибель. На это же стремление забыть распри, не вспоминать о них (реальное применение народной поговорки «с глаз долой — из сердца вон») действует, кроме подсознательных мотивов, вполне сознательный расчет: беда пришла в дом сейчас. Зачем ворошить прошлое? Не лучше ли забыть обиды и всем миром исправлять катастрофическое положение? Познер сознательно, целенаправленно и целеустремленно действует именно на раскол российского общества. Он не упускает ни одного случая, чтобы не нанести удар по единению русского-российского общества. И уж тем более — когда видит, что общество само стремится к консолидации.

    В этом случае Познер немедленно начинает «бередить старые раны», не давая давним противоречиям «забыться».

    Смысл всех (и не только познеровских — Сванидзе, Разумовский и др.) передач на эту тему в дополнительном раскалывании российского общества. Подобная практика серьезнейшим образом ослабляет и общество, и форму его организации — государство. Вопрос «убирать из Мавзолея тело В. И. Ленина или не убирать?» исключительно удобен манипуляторам, так как позволяет снова и снова настраивать одну часть нашего общества против другой.

    В передаче союзником Познера выступает писатель Аксенов, поддерживая теорию «перезахоронения тела Ленина» своим «писательским авторитетом». Он всячески очерняет действия большевиков (лидером и идеологом которых и являлся Ленин), и, в конце концов, С. Кургинян, выступающий оппонентом Познера, вынужден нанести контрудар по личности этого «певца демократии»:

    «Василий Аксенов: Я согласен с вами. Пожалуйста, если есть завещание, которое может быть подтверждено как достоверное, тогда другое дело, тогда все в порядке. Но на самом деле вообще-то, простите, кто будет… Вот перенесли его. Как мы можем разграничить, если поставить вместе… Рядом можно поставить воинов с той стороны и с другой стороны, а как мы разграничим воина и палача? Может быть, многим духам того времени не понравится становиться рядом с палачами ЧК.

    Сергей Кургинян: Вы знаете, как бы Булгаков знал этому цену и говорил: «Горит в ночи игла». Я с таким большим удовольствием читал вашу книгу «Любовь к электричеству».

    Василий Аксенов: Да?

    Сергей Кургинян: Да. Очень интересная была книга. Там была речь о героях ленинского периода и о Красине, обо всем прочем. Скажите, эта книга [автором ее был Аксенов] была искренней?

    Василий Аксенов: Какая книга?

    Сергей Кургинян: «Любовь к электричеству».

    Василий Аксенов: Да-да. В общем-то, это было начато, как просто способ заработать деньги…

    Сергей Кургинян: А-а-а, тогда, может быть, то, что сейчас — это [сегодняшние утверждения Аксенова, его антисоветская позиция] тоже способ заработать деньги? Если раз так человек пошел [лгать ради денег], то, может быть, так и всю жизнь уже [лжет ради денег]?

    Василий Аксенов: Но это вы напрасно, мне кажется, обостряете…

    Сергей Кургинян: А как же иначе?

    Ведущий (Познер) [видит, что Аксенов разевает рот, как выброшенная на песок рыба, и явно не знает, что ответить]: Мы о любом человеке можем найти…»

    После этого Познер поворачивается к Г. Зюганову, не просившему высказаться, и, не дослушав Кургиняна, быстро «передает ему слово».

    С. Кургинян мастерски и исключительно наглядно показал продажность и беспринципность (а, заодно, и ограниченность) В. Аксенова, вынудив того сознаться в готовности «просто зарабатывать деньги» на своей личностной позиции. Действительно: если Аксенов мог «просто зарабатывать» тогда — почему же он не может так поступать сейчас? Что ему мешает? Тем более, что «сейчас» таких возможностей намного больше, чем «тогда», да и денег он получает не в пример больше. Аксенов не просто писатель, уличенный в продажности. Он символ «демократии в литературе», олицетворение идеологии «борьбы с советским монстром».

    Демонстрация истинного лица этого «символа» может нанести ощутимый вред имиджу «рыночной демократии». Познеру это совсем не нужно.

    Однако он уже совершил непростительную для него, как для манипулятора высокого уровня, ошибку: позволил Кургиняну «без присмотра» последовательно задавать «невинные» вопросы Аксенову, загоняя последнего в логическую ловушку. В итоге ловушка захлопнулась, на передаче Познера зрители увидели — что такое НАСТОЯЩИЙ демократ, насколько он продажен и глуп. Ведь Аксенов даже не нашелся, что сказать в ответ Кургиняну, невразумительно проблеяв: «Но это вы напрасно, мне кажется, обостряете». Теперь Познеру ничего не остается, как бросить отвлекающую фразу — «Мы о любом человеке можем найти…» — которая, на самом деле, просто затыкает рот Кургиняну, не давая ему возможности развить свою мысль. И, немедленно, дать слово хоть кому-то, кто готов его «взять». Это очень удачно подвернувшийся под руку Г. Зюганов. Познер вынужден был, несмотря на патологическую ненависть к коммунистам, дать слово ему ради того, чтобы лишить возможности говорить С. Кургиняна.

    В этой же передаче Познер еще несколько раз применяет прием затыкания рта оппоненту. Его главный противник — С. Кургинян (Г. Зюганов выглядел как совершенно неумелый и беспомощный человек, умеющий лишь время от времени ретранслировать заезженные идеологические штампы), исключительно интеллектуальный рефлексивный боец, настолько же умный, насколько и хитрый. Открытый спор с ним ведущий неизменно проигрывал и вынужден был просто не давать С. Кургиняну высказываться:

    «Сергей Кургинян: Он [В. И. Ленин] образователь великого государства, нашего, где размещены все наши смыслы наших жизней, жизней наших отцов, наших дедов. Это государство длилось 70 лет. И это великое государство, хотя бы потому, что оно победило фашизм. Если в этом великом можно найти гадость, то во всем великом можно найти гадость, она всегда есть. Можно найти ее в Великой французской революции, во всем. Весь вопрос заключается в том, есть ли что-то кроме нее, есть ли величие? Потому что бывает просто гадость и пошлость, а бывает это вместе с величием. Если это государство, наше советское, является просто пакостью…

    Ведущий (Познер): Являлось.

    Сергей Кургинян: Являлось, то мы все поражены в правах. Мы все, потому что мы все оттуда, мы все вышли из этой гоголевской «Шинели». Тогда нет народа, тогда народ кончен, тогда никакого разговора о великой России быть не может, потому что 70 лет маразма означают маразм навеки. Уже не будет будущего, и это ликвидация.

    Ведущий (Познер): Интересно, что вы скажете по этому поводу. Все-таки довольно серьезное заявление, что если это было…

    Василий Аксенов: В общем, это было царство маразма с самого начала.

    Сергей Кургинян: Тогда все маразматики.

    Ведущий (Познер): Вы посмотрите, в фашистской Германии это был маразм.

    Сергей Кургинян: Отвечу.

    Ведущий (Познер): Да или нет?

    Сергей Кургинян: В фашистской Германии была мерзость и мрак.

    Ведущий (Познер): Значит, все, кто оттуда вышел, вышли из мерзости и мрака?

    Сергей Кургинян: Отвечаю. Вы помните, сколько это было лет?

    Ведущий (Познер): 12.

    Сергей Кургинян: 12. Значит парень, которому было 15–16 лет, когда это началось, он в 27 уже выходил из этого. И все равно поражение в правах немецкого народа обрушило немецкую историю. Это катастрофа, и это покаяние, покаяние, покаяние, денацификация, денацификация. Теперь смотрите, чуть-чуть немцы подняли голову…

    Ведущий (Познер): Посмотрите, как они живут после всего этого.

    Сергей Кургинян: Нет. Если мерить тем…

    Ведущий (Познер): Я никогда не забуду, как советский генерал, командовавший танковой дивизией, рассказывал мне… он еще «л» не выговаривал, ну, такой танковый человек. Он говорил: «Володя, когда мы пересекли границу Германии, я вдруг увидел, что немцы после стольких лет войны живут лучше, чем мы жили до войны. Я не мог поверить своим глазам» [зрительская аудитория начинает хлопать].

    Сергей Кургинян: Я вам отвечу королем Лиром: «Сведи к необходимому всю жизнь, и человек сравняется с животным, что значит: человек, когда его желания еда да сон, животное, не более» [аудитория взрывается аплодисментами; очевидно, что они целиком предназначены Кургиняну].

    Ведущий (Познер) [старательно делая вид, что «не слышит» последней фразы Кургиняна и не замечает реакции зала, быстро обращается к Г. Зюганову]: Да, прошу, Геннадий Андреевич».

    В словесном поединке Познер эффективно начинает апеллировать к «желудочной неудовлетворенности» аудитории (этот аргумент неплохо его характеризует). На какой-то момент это встречает одобрение аудитории. Но Кургинян мастерски показывает: переживать ТОЛЬКО о качестве еды и жилища есть удел животных. Да еще и цитирует при этом такого всемирного авторитета, как Шекспир.

    Нет сомнений, что аудитория в этом утверждении поддержит его (и устыдится своей необдуманной поддержки Познера, доказывавшего обратное). Это нанесет сильный удар и по всей информационной конструкции передачи, и по имиджу ведущего. Поэтому последний, не найдя что возразить (спорить с Шекспиром ему крайне трудно, да и не умеет он вести дискуссию с сильным противником), просто «дает высказаться» Зюганову, демонстрируя «плюрализм мнений» и одновременно не давая Кургиняну развить его мысль…

    Таким образом, можно сказать, что данный прием манипуляции сознанием показывает либо крайнюю слабость аргументации манипулятора, либо его глупость. Так как демонстрирует неспособность манипулятора в силу тех или иных причин вести честную дискуссию, отстаивая свою точку зрения.

    14.6. Специально подобранная информация

    Подробное описание

    В этом случае манипулятор специально подбирает информацию, которую приводит реципиенту в качестве доказательства своей информационной установки. Из всего массива информации по данному вопросу он вычленяет только ту, что полностью подтверждает его позицию, одновременно опровергая его оппонентов. В итоге реципиент получает информацию, которая, не вызывая у него подозрения в манипуляции, должна укрепить его в мысли, что манипулятор говорит правду. Для этого информация должна быть подобрана очень тщательно и умело — иначе манипуляция становится заметной.

    Как правило, данный прием используется вместе с навешиванием ярлыков (13), использованием мифов (11), «расхваливанием товара» (8), оглуплением (5), негативизацией (4), осмеянием (3) темы разговора и некоторыми иными приемами.

    Передача «Голос Америки» 17 марта 2004-го рассказывает о ситуации, сложившейся в Косове в начале — середине марта. Произошли столкновения в Косове между сербами и албанцами. Сообщается, что причиной таких действий «бесчинствующих албанцев» стала гибель двух албанских детей, которые погибли, будучи «загнанными в воду сербами. Их тела выловили полицейские-миротворцы».

    Действия албанцев, являющиеся этнической чисткой, упоминаются быстро, вскользь, не акцентированно. Основное ударение делается на «злодеянии», «совершенном» сербами. Подчеркивается: умышленное утопление двух детей, которых сербы «загнали в воду» (подразумевается: загоняли долго; дети сопротивлялись и вырывались, но их длительное время бессердечно топили в речке). Здесь, к тому же, использован пример достаточно тонкого паразитирования на эмоциях (7.3).

    В качестве паразитирования на авторитете (7.2) используется упоминание, что детей нашли не кто попало, а «миротворцы-полицейские». Манипулятор говорит: вот, у нас и свидетели есть! Да еще такие авторитетные — миротворцы-полицейские.

    Ведущий не приводит никаких доказательств, не упоминает, при каких условиях погибли подростки. Если бы точно удалось установить, что именно сербы были виновны в их гибели, — это обязательно было бы отмечено. Но в передаче используется неопределенная форма «их загнали в воду», что говорит о неустановленности истинных виновников трагедии. Оставим в стороне вопрос — была ли трагедия на самом деле? А если даже и была — законно ли в качестве возмездия за гибель двух детей устраивать геноцид десятков тысяч человек? Важно отметить, что начальник этих самых «полицейских» Барри Полин, в конце концов, сообщил дословно следующее: «Нет никаких фактов, свидетельствующих, что эти смерти — вина сербов». Таким образом, путем умолчания отдельных, неудобных манипулятору фактов и выпячивания иных, необходимых ему же, радиостанция «Голос Америки» как бы снимает вину за происходящий в крае геноцид сербов (которых там 80 тыс. человек) с албанцев (которых там около двух миллионов) и распределяет их «всем поровну». Нечто вроде — «чума на оба ваших дома». Задача манипулятора заключается в том, чтобы снять вину с албанцев, переложив ее на сербов, которые в итоге оказываются жертвами геноцида.

    Одна из разновидностей такого приема манипуляции сознанием — системная тенденциозная подача определенной информации, когда она передается систематически, одним и тем же коммуникативным каналам. Это вызывает устойчивое привыкание реципиента к информационным установкам, содержащимся в данной информации. Примером служит серия «исторических» передач на телеканале РТР.

    Регулярные выпуски передач, посвященных истории СССР и идущие по вторникам в 23.20 (ранее в это время шли передачи Н. Сванидзе «Исторические хроники»), вбивали в головы аудитории совершенно определенную, «одноплановую» информацию. В этих передачах образ СССР и все, что с ним связано, подается неизменно в отрицательном виде. Мрачный «видеоряд», тяжелые, кроваво-красные тона передачи (создание заданной информационной атмосферы, 25), обилие используемой «кинохроники» (апелляция к авторитету реального свидетельства, 7.2). Кадры сопровождаются тревожно-тоскливой музыкой, навевающей мрачные чувства; сама «хроника» внешне выдержана в псевдоисторической, давящей «черно-белой» стилистике. В этой серии передач так, мрачно, «одноцветно», показывают даже хронику времен СССР 70–80-х годов, когда уже была цветная кинопленка. ВСЕ аспекты жизни в СССР представлены либо в нейтрально-, либо в резко-отрицательном духе. Все отрицательные стороны жизни усиленно гипертрофируются, о положительных не говорится ни слова.

    В то же время, все кадры «из сегодня» — когда нанятые «комментаторы» рассказывают, «как ужасно жилось в СССР» — цветные, выдержаны в ярких и жизнерадостных тонах. Таким приемом у зрителя вырабатывается ощущение, что «тогда все было мрачно — а сейчас вроде бы очень даже ничего» (это является весьма любопытным приемом воздействия на подсознание зрителя).

    В целом вся подборка передач имеет резкую, однозначно антисоветскую направленность. Вот неполный их список:

    15 марта 2005 года — «На краю гибели. Правда о подвиге космонавта Леонова». Передача рассказывает о том, как бездушная советская «машина» ради успеха и престижа, ради наград и вообще просто так, от самодурства, рисковала жизнями своих героев. Они, благодаря ее жестокости, превращались в послушных исполнителей, своей кровью оплачивавших грехи системы. А «машина» этого не ценила…

    Здесь используется прием «присвоение новости», 16.1 — ведь это именно демократичная передача с демократичного канала РТР рассказала людям «правду», открыла им, бестолковым, глаза на «истину».

    29 марта 2005 года — «Кукрыниксы против Геббельса». Передача рассказывает о том, как советские художники Кукрыниксы героически боролись против фашизма вопреки жестокой и тупой советской «системе». А она, подлая, растоптала в них великих художников, превратив их из Творцов в мастеровых при нелюбимом ими Сталине.

    26 апреля 2005 года — «Зоя Космодемьянская. Правда о подвиге». Рассказа о том, как жестокая советская «система» бросала на смерть молодых, любящих жизнь и свободу девушек. Фашисты, конечно, тоже были не ангелы — но до советской сталинской «системы», творившей такие злодеяния (посылка молодых диверсантов в тыл врага, где ведь и ранить, и даже убить могут), им ой как далеко! И вообще — победил советский народ не благодаря, а вопреки страшным «советским тиранам».

    То, что данная передача выходила под грифом «К 60-летию Победы», лишний раз призвано напомнить зрителю: вся Победа есть одно сплошное преступление руководства СССР против своего народа…

    24 мая 2005 года — «Тайна гибели «Пахтакора». Рассказ о том, как целый спортивный коллектив погиб не то из-за страшного бардака, царившего в СССР (при этом не упоминается об аналогичных катастрофах в западных странах), не то из-за «разборок» в Кремле («приведенный вывод», 9 — тогда во власти было то же самое, что и сейчас). Проклятая советская «система» из-за того, что она такая злая, глупая и бездушная, уничтожила целую спортивную команду.

    7 июня 2005 года — «Дело лейтенанта Шмидта» — о том, как злые большевики во главе с Лениным обманули молодого, доверчивого офицера, толкнули его на измену Родине и присяге. Во всем виноваты «красные» (а вовсе не прогнивший олигархический строй, приведший Россию к самоубийственной мировой войне и Февральскому путчу).

    21 июня 2005 года — «Рельсовая война. Партизан Старинов». Передача рассказывает о том, как чудовищная советская «система» а) не давала партизанам эффективно воевать с врагом, б) необоснованно гнобила честного патриота Старинова (которому ради дела защиты страны от врага пришлось даже, поборов омерзение, вступить в Коммунистическую партию), то сажая его, то снова выпуская («приведенный вывод», 9 — вот как в СССР поступали с настоящими патриотами), в) вообще была плохой. Ведь хорошей она быть никак не могла…

    28 июня 2005 года — «Кто Вы, мистер Рид?» Передача рассказывает, как доверчивый блаженный — хоть и симпатичный, и талантливый — дурачок Дин Рид стал жертвой хитрой и коварной советской «системы». Она его обманула, он ей поверил — потом, правда, опомнился, да поздно было.

    «Страшный СССР» никого живым не отпускал («ложь прямая», 18.1 — отпускал, и еще как). А в цивилизованном западном мире его такое прекрасное будущее ждало… В фильме сделан неявный намек на то, что Дина Рида убили в ГДР агенты коммунистических спецслужб (аргументы следующие: а кто же еще, кроме них?!). «Приведенный вывод» (9): если преуспевающий человек поверит «красным» — они его обязательно обманут и убьют. Но перед этим он успеет понять, как он жестоко ошибся…

    12 июля 2005 года — «Елисеевский». Казнить. Нельзя помиловать». Передача рассказывает о том, что: советская «система» повсюду насадила воров — а ведь при социализме иначе и нельзя («приведенный вывод», 9: отнюдь не только сейчас все «наверху» воры, не стоит считать «демократию» рассадником преступности!); при социализме было очень плохо: воров расстреливали; не просто плохо было, а прямо-таки совсем ужасно: расстреливали даже тогда, когда у вора были высокие покровители.

    Главный вывод: при социализме было плохо всем. Но особенно тем, кто хорошо устроился.

    Это — удачный удар по той части патриотичной российской элиты из числа предпринимателей, которая, с одной стороны, не приемлет социалистический строй в его советском виде (когда она была лишена возможности более-менее легально зарабатывать большие деньги). А с другой — и сегодняшняя, мародерская система разграбления России этой части элиты омерзительна, так как она состоит преимущественно из трудяг-созидателей, а не мародеров. Для такой части элиты выстраивается ложная альтернатива, 5.2: «все, что не похоже на нынешний воровской строй — это социализм (а при социализме всех расстреливали)». Таким образом, эта часть элиты лишается идеологической опоры для борьбы за Развитие страны. Ее ставят перед ложным выбором: либо вы за нынешних воров — либо придут коммунисты, все отберут, а вас расстреляют…

    26 июля 2005 года — «Загадочная жизнь Николая Островского». Передача рассказывает о том, как мучился из-за проклятых большевиков писатель Островский. Хотя из-за того, что он и сам был большевик, он тоже был плохим.

    В общем, все большевики плохие…

    Учитывая, что все эти передачи были достаточно популярны, шли в «прайм-тайм», а смотрело их огромное количество зрителей, несомненно как раз такое воздействие этих передач на аудиторию, которого добивались манипуляторы с телеканала РТР. Самое главное не в том, что люди думали «да, сейчас очень плохо — а разве раньше лучше было?».

    Наиболее опасно навязываемое этими передачами заблуждение, что можно либо «как раньше», либо «как сегодня» никак иначе. На самом деле нужно именно «иначе». И от осознания этого манипуляторы всеми силами отталкивают прогрессивную часть нашей современной элиты.

    14.7. Навязывание необъективной информации

    Подробное описание

    Этот случай является разновидностью паразитирования на собственном авторитете (7.6). Манипулятор излагает свою информационную установку, в качестве «доказательства» которой приводится его должность, положение или заслуги. Подсознательно в мозг реципиента вводится установка, что ТАКОЙ человек не может говорить неправду и, следовательно, то, что он сообщает — правда.

    Это также разновидность прямой лжи (18.1), с той лишь разницей, что в качестве доказательства используется авторитет манипулятора.

    Навязывание необъективной информации манипулятором происходит, как правило, в тех случаях, когда манипулятору крайне необходимо убедить реципиентов в чем-то, но более-менее убедительных аргументов для доказательства своих утверждений у него нет. В этом случае манипулятор как раз и начинает навязывать свою точку зрения, стараясь «задавить авторитетом» слушателей (читателей), упрощенно разыгрывая такую схему: ситуация обстоит именно так, как я вам говорю! И я отвечаю за свои слова — вы что, не видите, какой я большой и важный? Разве такой большой и важный человек может соврать?! Подумайте сами — ведь моя важность является гарантией моей честности! На самом деле опыт показывает: чем «больше и важнее» человек — тем легче и больше он лжет, не моргнув глазом.

    Папа Иоанн Павел II, семейство Бушей, Ельцин, Горбачев, нынешняя российская верхушка — все они лгали и лгут без зазрения совести; это их работа, их бизнес. Поэтому необходимо уметь не обращать внимание на чины и должности человека, пытающегося вас в чем-то убедить, а действовать исключительно исходя из имеющейся информации и понимания своей конечной цели. В этом случае навязывание необъективной информации немедленно перестает действовать.

    Многие понят, как в 1998 году, незадолго до «дефолта» («лукавый термин», 15.1: это был не некий «дефолт», а комплекс акций по нанесению вреда России как суверенной державе, в которой совместно действовали и часть российской финансово-спекулятивной верхушки, и мировые наднациональные структуры. Первая в качестве оплаты за свою работу в интересах мировых финансовых спекулянтов получила то, что смогла украсть в процессе «кризиса»), Россию потрясло известие: ночью на своей даче был убит генерал Лев Рохлин. Честный и достойный военный, боевой, а не «паркетный» генерал, настоящий патриот России, готовивший, как позднее выяснилось, попытку переворота с целью привести к власти вменяемые силы российской политической и экономической элиты.

    Изначально вся вина была возложена на супругу покойного генерала, Тамару Рохлину. Обвинение базировалось на ее заявлении, сделанном ею сразу же, как только приехали следователи. Уже утром 4 июля, когда на подмосковную дачу Рохлина, где разыгралась трагедия, прибыли представители правоохранительных структур, один из этих «правоохранителей», прокурорский работник в большом чине, безапелляционно заявил в телекамеру (это транслировалось по многим каналам): дело совершенно ясное. Обычная «бытовуха», никаких оснований считать это дело политическим или заказным убийством нет! Практически тогда же, официальный представитель ЦОС ФСБ РФ заявил: «никаких признаков террористического акта нет, политических причин смерти также нет».

    Не имеет смысла задавать риторический вопрос: как могли эти люди столь однозначно утверждать что бы то ни было по поводу такого громкого и странного убийства? Развалившееся обвинение свидетельствовало: следствие не смогло собрать сколь-либо убедительные доказательства вины обвиняемой в убийстве жены генерала. Если посмотреть на вещи отстраненно, то очевидно: выступавшие с такой позиции сотрудники правоохранительных структур навязывали обществу свое видение проблемы. Их задачей было не найти истину (в этом случае они просто ничего не стали бы говорить определенного до момента передачи дела в суд), а убедить общественное мнение в том, что ситуация выглядит именно так, как они ее стремятся представить.

    В определенной степени в тот раз эти действия принесли манипуляторам успех. На краткое время общественность была дезориентирована; люди недоумевали: что ж такое творилось в семье генерала, если его застрелила жена, с которой он прожил вместе 30 лет?! Только позднее, когда стали проявляться вопиющая бездоказательность обвинения, с одной стороны, и истинные масштабы разоблачений, готовящихся Рохлиным — с другой, общество осознало, что его обманывают.

    Нечто похожее можно было увидеть после трагической гибели популярного артиста России, губернатора Алтайского края, М. Евдокимова.

    Любой внимательный человек без труда увидит признаки заранее спланированного характера «случайной аварии».

    Испорченная система тормозов, не сработавших в момент экстренного торможения, — из-за этого «мерседес» и вылетел с шоссе. Испорченная система подушек безопасности, которые «лопнули» в тот момент, когда от них зависела жизнь пассажиров (кто-нибудь может себе представить, чтобы на автомобиле производства Германии, купленном для главы субъекта Российской Федерации была установлена неработающая система безопасности, а фирма «Даймлер-Крайслер», репутации которой этой «аварией» нанесен непоправимый ущерб, не стала бы вопить на весь белый свет, опровергая эту информацию?!). Внезапно появившаяся третья машина, из-за которой водитель «Мерседеса» и был вынужден совершать экстренный маневр, зацепив вторую машину — «Тойоту». Заранее снятое милицейское сопровождение, совершенно нормальное для руководителя субъекта Федерации, и, что важнее, — отсутствие внятных комментариев этого решения в МВД РФ. Эти факты говорят о многом. А самое главное — затянувшийся конфликт Евдокимова с региональной элитой, для которой он был «пришлым варягом», мешавшим уверенно и безопасно «осваивать» бюджетные средства. Все это однозначно указывало на убийство Евдокимова.

    Однако еще до начала официального расследования некоторые должностные лица Алтайского края стали уверять общественность, что «все произошло случайно, если кто и виноват — то только сам Евдокимов (любил полихачить) и его шофер (не справился с управлением). Говорит Борис Ларин, заместитель председателя Совета народных депутатов Алтайского края: «Здесь действительно есть признаки нарушения правил дорожного движения, грубые нарушения со стороны и одного автомобиля, и второго автомобиля. Что греха таить, наши руководители, и не только Михаил Сергеевич, любят лихо прокатиться по дорогам Алтайского края, что иногда приводит к таким трагическим последствиям». Еще одно высказывание: «Это — дорожно-транспортное происшествие, и ничего больше», — сказал по поводу несчастного случая пресс-секретарь алтайского губернатора Николай Пименов.

    Тоньше всех выразил эту «убежденность» депутат Законодательного собрания Иркутской области Владимир Мичурин: «Я считаю, что никакой политической подоплеки в гибели Евдокимова нет. По-моему, Кремль в этом деле не замешан, слишком уж все неожиданно. К тому же у Москвы есть другие способы воздействия, не было необходимости прибегать к таким радикальным. Если это убийство, то оно могло иметь экономическую подоплеку. К этому могли «приложить руку» алтайские группировки. Смерть Евдокимова разрешила много противоречий, которые существовали в регионе. Но, скорее всего, это просто нелепая случайность».

    Мы видим, как еще до объявления результатов следствия (и, собственно, до его начала), люди, связанные с этой трагедией, навязывают нам свое мнение, не утруждая себя какими-либо доказательствами. Интереснее других действует, убеждая общественность в «случайности аварии», В. Мичурин. Он «допускает» возможность убийства, демонстрируя собственную «объективность» («паразитирование на собственном авторитете» — в данном случае, на авторитете «честного человека, не боящегося делать рискованные и откровенные заявления», 7.6). Правда, при этом он старательно отводит вину от алтайского чиновничества, которому губернатор Евдокимов мешал привычно «работать» с бюджетными средствами, и сваливает все на неких «алтайских бандитов»: «… это убийство… могло иметь экономическую подоплеку. К этому могли «приложить руку» алтайские группировки». Кстати, при необходимости такую трактовку «вероятных заказчиков убийства» можно использовать впоследствии для расправы с противниками в бизнесе. Однако сразу вслед за этим он отвергает такую возможность («Но, скорее всего, это просто нелепая случайность») и, создав себе имидж «борца за правду», оставляет право на существование только у «официально-случайной» версии.

    Еще один типичный пример навязывания необъективной информации — реакция грузинского президента М. Саакашвили на возвращение из Белоруссии двух незадачливых бедолаг-революционеров, задержанных на антиправительственном митинге в Минске 24 августа 2005 года. Вот что по этому поводу сказал грузинский лидер, встретивший оранжевых «волонтеров» в Тбилиси:

    «С самого начала было ясно, что задержание было незаконным. Мы, конечно, не собираемся вмешиваться во внутренние дела Белоруссии, но беззакония по отношению к своим гражданам не потерпим. Борьба за свободу — вещь хорошая, и мы, как государство, в рамках закона готовы поддержать демократию в своей стране и за ее пределами».

    Навязываемая необъективная информация в данном случае — утверждение, что «задержание было незаконным».

    Из чего это следует? Почему грузинский лидер столь уверенно об этом говорит? В суверенное государство приезжают некие молодые деятели и занимаются в этом государстве тем, что борются с его конституционным порядком. Какое имеют право эти малолетние грузины на территории чужой страны навязывать свое видение «оптимального политического устройства общества»? Не есть ли это прерогатива исключительно белорусов? И не являются ли такие действия со стороны Грузии именно вмешательством во внутренние дела суверенного государства? Скорее всего, так оно и есть. «Демократия», «права человека», «свобода» подаются сегодня «мировым сообществом», представляющим малую часть населения земли, исключительно в евроатлантистской трактовке данных терминов (типично «лукавых» — 15.1). И используются проамериканскими марионетками, проводящими политику, угодную их глобальному патрону. Если кто-то, прикрываясь некими эфемерными терминами, лезет на чужую территорию и ставит под угрозу спокойствие и порядок в этой стране — защита конституционного строя и стабильности есть не только право, но и первейшая обязанность любой вменяемой власти в стране, подвергшейся такому вторжению.

    Это долг властей пресекать действия любых лиц, нарушающих общественный порядок и создающих угрозу обществу.

    Очевидно, что Саакашвили в данном случае выступил как обычный манипулятор.

    Пример навязывания необъективной информации, основываясь на тех же самых «лукавых общечеловеческих терминах», можно видеть в утверждении премьер-министра Австралии Джона Ховарда: «Единственная подлинная демократия на Ближнем Востоке — это Израиль». Манипулятор утверждает, что а) Израиль — единственное демократическое государство в этом регионе и б) следовательно, остальные государства не являются демократическими (судя по всему, уже одно это является непростительным грехом с точки зрения представителя англосаксонского мира — «приведенный вывод», 9). Однако важно помнить: в данном случае речь идет о стране, где жестко и даже жестоко подавляются любые проявления реального инакомыслия, способного нанести ущерб идеологии и базовым основам Государства Израиль. Можно вспомнить участь израильского правозащитника Мордехая Вануну — «израильского Сахарова», похищенного израильскими спецслужбами в Европе, подвергавшегося пыткам и после имитации судебного процесса заточенного в тюрьму на неопределенный срок. Можно себе представить, какой вой поднялся бы в мире, если бы нечто подобное сегодня совершила Россия…

    Кроме того, в Израиле около 40 % населения не-еврейской национальности не имеют права голоса, оставаясь фактически бесправными. И это при том, что они испокон веку жили на этих землях! Да и деятельность израильских спецслужб является образцом для подражания хоть гестапо, хоть АНБ… Зверская жестокость, с какой израильский Шабак расправляется со своими врагами, шокирует, зачастую, даже евреев (многие из них понимают: кто сеет ветер — пожнет бурю). Достаточно вспомнить убийство израильского лидера Ицхака Рабина, которого на митинге «охраняли» как раз сотрудники Шабака. Сквозь высокопрофессиональную «охрану» (Шабак — одна из наиболее эффективных спецслужб мира; вряд ли кто может превзойти ее по этому показателю) беспрепятственно прошел вооруженный «студент-фанатик с неустойчивой психикой», спокойно подошел к «охраняемому» премьеру сзади, спокойно выстрелил — и после этого спокойно был задержан не менее спокойными «сотрудниками спецслужбы». Сразу после этого курс, проводимый Рабином, был свернут и Израиль вернулся к политике агрессивной конфронтации с исламским миром… Что касается самих отношений, в первую очередь с «палестинскими террористами», то для понимания «демократичности» израильской политической системы следует вспомнить: длительное время все «взрывы самоубийц-шахидов» отслеживались, контролировались, а зачастую и организовывались самими израильскими спецслужбами. По Израилю прокатилась «волна кровавых терактов», при каждом взрыве имелись «многочисленные жертвы среди мирного населения».

    Иногда доходящие аж до двух-трех человек, включая самого бедолагу-«шахида». Чаще же он вообще становился единственной жертвой — несмотря на то, что взрывы происходили в «переполненном транспорте». Эти теракты не приносили существенного вреда и не угрожали политической системе Израиля. Напротив, они сплачивали общество перед лицом «страшной угрозы терроризма» (которая сама же и была организована израильскими спецслужбами — информационный повод, 27). Общество, напуганное раздутыми в СМИ «терактами», с готовностью поддерживало любые действия властей, направленные на «обеспечение безопасности» (сколь самоубийственными бы для израильского народа в отдаленной перспективе они бы ни были). Показательно, что, как только несколько взрывов стали уносить большее количество человеческих жизней, неподконтрольная израильтянам «внутренняя группировка» в палестинском сопротивлении, начавшая работать столь эффективно, была оперативно выявлена и ликвидирована…

    Очень показательна история, недавно произошедшая в Израиле с евреем, перешедшим из иудаизма в христианство. В подтверждение «демократичности» Израиля этот человек за смену религии был лишен родительских прав и разлучен с детьми! Все вышеперечисленное в Израиле никому даже в голову не придет выносить на общественное обсуждение. Это бессмысленно: ведь ВСЕ СМИ Израиля собраны в руках пяти олигархических семейств, проводящих четко скоординированную информационную политику. Попытка «русского» олигарха Гусинского войти на рынок израильских масс-медиа, закончилась для него арестом и угрозой выдачи российскому правосудию. А на обсуждение истинных масштабов «холокоста», как и на то, что влиятельные еврейские круги в США и Великобритании своей политикой обрекли на смерть сотни тысяч погибших от нацистов и их приспешников евреев, вообще наложено непререкаемое табу.

    При этом именно Израиль имеет на сегодняшний день несколько сотен ядерных боеголовок, не являясь официально ядерным государством и угрожая вооруженной агрессией против других суверенных стран, «смеющих» укреплять свою обороноспособность от столь «демократичного» соседа наращиванием ядерных и даже неядерных арсеналов.

    Очевидно: в истинно демократической стране подобные вещи были бы невозможны.









     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх