4. Смотреть и не видеть

В начале октября 1991 года мне позвонил министр в отставке со Среднего Запада,[106] рассказавший о женихе своей дочери, пятидесятилетнем Верджиле, слепом с раннего детства. У Верджила на обоих глазах была плотная катаракта, которой, как предполагали врачи, сопутствовал пигментный ретинит, медленно, но неуклонно разрушающий сетчатку обоих глаз. Далее я выяснил, что Эми, невеста Верджила, страдающая сахарным диабетом, недавно свела жениха к своему офтальмологу, доктору Скотту Хэмлину, к которому она регулярно наведывается в связи со своей болезнью. Хэмлин подарил им надежду. Осмотрев Верджила, он усомнился в наличии пигментного ретинита, ибо плотные катаракты не позволяли поставить точный диагноз. К тому же Верджил отличал свет от тьмы и говорил, что «стало темно», когда глаза ему загораживали ладонью, и это, по убеждению Хэмлина, указывало на то, что сетчатка функционирует хотя бы в какой-то мере.

Хэмлин предложил сделать Верджилу операцию и удалить катаракту сначала с правого глаза, пояснив, что операция не представляет особой сложности и будет проведена под местной анестезией. Терять было нечего, и Верджил согласился. Эми предвкушала радостное событие: Верджил прозреет после длительной слепоты и увидит свою невесту. Две недели назад, как сообщил мне ее отец, операция была сделана, и чудо свершилось: Верджил стал видеть правым глазом. На следующий день после операции Эми записала в своем дневнике: «Верджил видит!.. Прозрел после более чем сорокалетней слепоты… Родные Верджила настолько возбуждены, что не могут поверить в благополучный исход операции. Произошло настоящее чудо!» Однако на следующий день тональность записи изменилась: «Верджилу трудно освоиться с новыми ощущениями. Он похож на ребенка, познающего мир. Для него все ново и необычно. Он неумеренно возбужден».

Жизнь невролога не ритмична, не расписана по часам, но занятие неврологией позволяет, хотя бы иногда, мельком, ознакомиться с некоторыми таинствами природы — таинствами, неотделимыми от человеческой жизни. В XVII веке Уильям Гарвей[107] писал: «Природа наиболее полно приоткрывает завесу над своими тайнами и загадками, когда сворачивает с проторенной дороги». Естественно, восстановление зрения у человека, слепого с раннего детства, — случай редкий и необычный, лежащий вне «проторенной дороги», меня крайне заинтересовал. Офтальмолог Альберто Вальво в работе «Восстановление зрения после длительной слепоты» («Sight Restoration after Long-Term Blindness…») пишет: «Ученым известно не более двадцати таких случаев за последнюю тысячу лет».

Что за зрение будет у человека, слепого с раннего детства, после успешного хирургического вмешательства?

Станет ли оно сразу «нормальным»? Общепринятое дилетантское понятие таково: стоит слепому сделать успешную операцию, и он, говоря словами Нового Завета, станет «видеть все ясно».[108] Но так ли все просто на самом деле? Не нужно ли человеку, слепому с раннего детства, после хирургического вмешательства набраться необходимого опыта, чтобы видеть «по-настоящему»?

Я не был хорошо знаком с этим вопросом, хотя и прочитал с большим интересом соответствующую статью в одном из номеров «Ежеквартального вестника психологии» за 1963 год, написанную Ричардом Грегори в соавторстве с Джин Г. Уоллес. Из этой статьи я понял, что случаи восстановления зрения после длительной слепоты давно привлекают внимание философов и психологов. Вильям Мулине, философ XVII столетия, у которого супруга была слепой, задал своему приятелю Джону Локку такой вопрос: «Положим, что человек, слепой от рождения, на ощупь отличающий куб от шара, прозреет. Сможет ли он тогда, не дотрагиваясь до этих предметов, сказать, какой из них куб, а какой шар?» Локк рассмотрел этот вопрос в своей работе «Опыт о человеческом разумении», написанной в 1690 году, и дал на него отрицательный ответ.

В 1709 году Джордж Беркли[109] в работе «Новая теория зрения» пришел к заключению, что не существует обязательной связи между осязанием и зрением, и связь между ними может возникнуть лишь в результате опыта. Эти теоретические рассуждения были проверены на практике в 1728 году, когда Уильям Чезелден, английский хирург, удалил катаракту с обоих глаз у тринадцатилетнего мальчика, слепого от рождения. Несмотря на высокое умственное развитие, этот мальчик, став зрячим, испытал немалые трудности при новом восприятии мира. Он не владел чувством дистанции, плохо ориентировался в пространстве, не различал размеры предметов. Его пробовали учить рисовать, но двухмерного изображения он не осилил. Как и предвидел Беркли, этому прозревшему мальчику было необходимо постепенно осмыслить новые ощущения и установить связь между зрением и осязанием. За последующие двести пятьдесят лет со дня проведения упомянутой операции подобному хирургическому вмешательству подвергались многие пациенты, но почти все они столкнулись с теми же трудностями, что и мальчик, прооперированный Чезелденом и подтвердивший заключение Локка.[110]

Мне сказали, что Верджил, после того как ему сняли повязку с глаз, радостно улыбнулся, увидев доктора и невесту. Несомненно, после удаления катаракты он снова стал видеть — вопрос заключался в том, что он видел? Что значит «видеть» для пятидесятилетнего человека, потерявшего зрение в раннем детстве? Какой мир открылся ему?


Верджил родился на небольшой ферме в Кентукки в начале Второй мировой войны. Он казался вполне нормальным ребенком, но его мать полагала, что у него слабое зрение, ибо он порой натыкался на попадавшиеся ему на пути предметы, создавая у нее впечатление, что он их не видит. В три года он заболел сразу тремя болезнями: менингитом (или менингоэнцефалитом, воспалением головного мозга и его оболочек), полиомиелитом и «кошачьей царапкой». У него парализовало ноги, появились судороги, пропало зрение. Через десять дней после проявления этих болезней он впал в кому и оставался в бессознательном состоянии в течение двух недель. Выйдя из комы, он, по свидетельству матери, разительно изменился: стал вялым и апатичным, потеряв прежнюю живость. Однако ноги его постепенно обрели утраченную подвижность, вернулось и зрение, но его нашли слабым, чему виной, по мнению офтальмологов, являлось повреждение сетчатки — или врожденное, или приобретенное во время болезни.

Когда Верджилу было шесть, у него обнаружили катаракту на обоих глазах. Катаракта прогрессировала, и вскоре Верджил снова ослеп. В тот же год он пошел в школу для слепых, где освоил шрифт Брайля. Однако в школе он не блистал и оставался вялым, апатичным ребенком, лишенным показной независимости характера, свойственной некоторым слепым.

Когда Верджилу исполнилось двадцать, он решил оставить родителей и зажить самостоятельной жизнью. Обосновавшись в одном из городов Оклахомы и выучившись на массажиста, он нашел работу в Ассоциации молодых христиан США.[111] Вскоре, заметив старательность молодого человека, его зачислили в штат и выделили жилье — небольшой домик, который Верджил стал делить с товарищем по работе. У него было много клиентов, и он хорошо зарабатывал. Жизнь наладилась.

Верджил стал самостоятельным человеком, у него появились друзья, и в свободное время он не скучал, не забывая умножать познания в различных областях, пользуясь книгами со шрифтом Брайля (а в более позднее время — фонографическими записями книг для слепых). Верджил интересовался спортом, особенно бейсболом, и любил слушать спортивные передачи по радио. Заводил он знакомство и с девушками, и когда отправлялся на очередное свидание, его не смущали поездки в городском транспорте. Не порывал он и связи с родителями, особенно с матерью, которая регулярно посылала ему посылки с провизией (плодами фермерского труда).

В 1991 году Верджил повстречал Эми, или, сказать точнее, они встретились снова после более чем двадцатилетнего перерыва. Эми происходила из обеспеченной семьи среднего класса. Она закончила колледж в Нью-Хэмпшире, специализируясь по ботанике. Она тоже работала в Ассоциации молодых христиан США (тренером по плаванию), но только в другом городе Оклахомы. С Верджилом она познакомилась в 1968 году на общем мероприятии общества. Они встречались несколько раз, тогда Эми было немногим более двадцати (Верджил был старше ее на несколько лет). Затем Эми переехала в Арканзас, где вышла замуж, и связь с Верджилом потеряла. В Арканзасе она хозяйничала в цветочном питомнике, выращивая главным образом орхидеи, но вскоре бросила это занятие, неожиданно заболев астмой. Через несколько лет Эми развелась с мужем и в 1988 году вернулась в Оклахому. Узнав об этом, Верджил ей позвонил. Они три года перезванивались, пока наконец не увиделись после многолетнего перерыва в 1991 году. «Мы встретились с Верджилом, как будто не расставались», — призналась мне Эми.

Знакомство возобновилось, при этом Эми была более энергичной, проявляя инициативу почти во всех совместных починах. Она посчитала, что Верджил с годами сник, и жизнь его стала рутинной, скучной. Он работал по-прежнему добросовестно, но сузил круг своих интересов, предпочитая в свободное время слушать спортивные передачи, с друзьями встречался редко. Эми сочла, что если вернуть Верджилу зрение, он непременно преобразится, воспрянет духом.

Верджил относился к своей слепоте пассивно, давно смирившись с потерей зрения. Правда, когда его посылали к врачу, он не противился, но диагноз врачей был неизменно неутешительным. Все они полагали, что сетчатка обоих глаз Верджила давно перестала функционировать, и потому операция бесполезна. Эми не смирилась с таким суждением и отвела жениха к доктору Хэмлину. Узнав, что надежда есть, Эми настояла на операции, чему противилась мать Верджила, уверявшая Эми, что он давно освоился со своим состоянием, а операция безусловно окончится неудачей, и лишнее потрясение ему лишь повредит. «Верджил благополучен и так», — говорила она. Сам Верджил относился к проведению операции с равнодушием, инициативы не проявлял и был согласен на любой вариант, который ему предложат.

Наконец в середине сентября операция состоялась. Верджилу удалили катаракту с правого глаза и имплантировали новый хрусталик, после чего, как обычно, наложили на глаз повязку. На следующий день повязку сняли. Наступил момент истины.

Наступил момент истины, который Эми в своем дневнике назвала «настоящим чудом». Но только реакция самого Верджила, как я выяснил позже, не соответствовала героике драматического момента. Не было ни радости, ни непомерного удивления, ни восторженных возгласов «Я вижу, вижу! О небывалое исцеление! О великое чудо!». Когда с Верджила сняли повязку, он пришел лишь в странное замешательство, недоуменно поводя головой из стороны в сторону, и только когда Хэмлин спросил: «Ну, как?», остановил на нем взгляд.

Как пишет Грегори в одной из своих работ, похожее чувство ощутил и его пациент С. Б., потерявший зрение в раннем детстве и подвергшийся хирургическому вмешательству, когда ему было за пятьдесят.

Когда с него сняли повязку и обратились к нему с вопросом, он повернулся на звук и увидел «пятно». Он понял, что это, должно быть, чье-то лицо. Но он пришел к этой догадке лишь потому, что внятно услышал голос и знал, что голоса исходят от человеческого лица.

Зрячему человеку трудно представить себе подобную ситуацию. Люди, наделенные всеми пятью внешними чувствами, используют их в тесной взаимосвязи и уже с первых дней жизни не только хорошо видят, но и осознают назначение картины увиденного. Когда мы открываем утром глаза, то оказываемся в привычном нам мире и не удивляемся ничему, ибо познали окружающий мир на собственном опыте с помощью своих чувств, в том числе и с помощью зрения. Но когда Верджил открыл глаза после продолжительной слепоты, то лишенный зрительной памяти (за сорок пять лет она напрочь утратилась), он столкнулся с пока неведомым ему миром, в котором каждый предмет был ему зрительно незнаком. Верджил стал видеть, но мозг его, воспринимая зрительные сигналы, не снабжал его нужной информацией. И сам Верджил, совершенно неожиданно для себя (как, впрочем, и для врачей) приобрел агнозию.

Можно подумать, что после успешной операции на глазу пациенту снимают повязку, после чего он открывает глаза и обретает нормальное зрение. Так обычно и происходит, но только с теми людьми, которым сделали удачную операцию после непродолжительной слепоты, ибо за это время они не лишились зрительной памяти. С Верджилом произошло по-другому. Да и, готовя его к операции и обсуждая детали, хирурги вряд ли задумывались над тем, что их пациент, прозрев, столкнется с неврологическими и психологическими трудностями.


После удаления у Верджила катаракты у него проверили зрение по таблице Снеллена. Оказалось, что Верджил, к немалому удивлению офтальмологов, видит третью строчку таблицы (показатель остроты зрения — 20/100).[112] Со временем острота зрения немного улучшилась, достигнув показателя 20/80, но поле зрения Верджила (в связи со слабостью центрального зрения) оказалось значительно меньше нормы, в результате чего ему не удавалось сосредоточить взгляд: увиденный им предмет тотчас исчезал из виду, он находил его взглядом и тут же терял опять. Было очевидно, что центральная (маникулярная) часть сетчатки, отвечающая за фиксацию зрения, сильно повреждена, а зрительные раздражения воспринимаются в основном параманикулярной частью сетчатки. Мне пояснили, что сетчатка оказалась изношенной с чередованием участков с избыточной и недостаточной пигментацией, а также с чередованием островков неповрежденной или мало поврежденной сетчатки с полностью атрофированными участками. Желтое пятно сетчатой оболочки глаза было также повреждено, а кровеносные сосуды, питающие сетчатку, успели чрезмерно сузиться. Было и более приятное сообщение: врачи полагали, что повреждение сетчатки правого глаза является следствием давнишних болезней, и потому зрение Верджила не ухудшится. Они также выразили надежду, что сетчатка левого глаза, который собирались оперировать через месяц, повреждена в меньшей степени.


Поговорив с отцом Эми по телефону и узнав, что пятидесятилетнему человеку вернули зрение после продолжительной слепоты, я было собрался немедленно вылететь в Оклахому, но, связавшись по телефону с доктором Хэмлином и получив новые успокаивающие сведения о физическом состоянии Верджила, решил немного повременить и более тщательно подготовиться к встрече с необычным больным. В моей практике не было пациента, прозревшего после длительной слепоты, и я позвонил в Англию Ричарду Грегори, который сталкивался с подобными случаями. Грегори посоветовал мне, какие взять с собой подручные средства для обследования больного. Список продолжил мой коллега Ральф Сигель. Я также созвонился с Робертом Вассерманом, который помогал мне обследовать мистера И., художника с цветовой слепотой. Услышав о редком случае восстановления зрения у слепого, Вассерман выразил желание отправиться в Оклахому вместе со мной. Обсудив цели поездки, мы сочли важным не только обследовать Верджила, но и выяснить его ощущения после восстановления зрения, узнать, какие изменения произошли в его повседневной жизни и как он теперь ориентируется в окружающей обстановке (дома, на улице, в общественных местах) и, наконец, выведать, что чувствует человек после столь исторического события в свой жизни.


Верджил и Эми, успевшие пожениться, встретили нас с Бобом в аэропорту. Верджил оказался человеком среднего роста, довольно грузным, с одутловатым лицом. Видимо, он был не очень здоров, ибо все время покашливал. Глаза его бегали из стороны в сторону, словно он что-то искал. Когда Эми, поздоровавшись первой, нас представила, Верджил, казалось, смотрел не на нас, а куда-то вдаль. У меня даже создалось впечатление, что он вообще нас не видит, хотя, пожимая нам руки, он приветливо улыбнулся.

Подобный случай описал Грегори в одной из своих работ. Рассказывая о пациенте С. Б., он отметил, что этот удачно прооперированный больной «при разговоре не смотрел на своего собеседника, а лицо его при этом оставалось невозмутимым, не выдавая никаких чувств». Когда я впервые увидел Верджила, он не походил манерами на слепого, но и не производил впечатление зрячего человека. Больше всего он был похож на агностика — человека, утратившего способность распознавать явления и предметы с помощью одного или более чувств (в данном случае — зрения). Мне даже вспомнился мой давнишний пациент, агностик доктор П. (человек, который принял жену за шляпу). Этот агностик при встрече со мной — не в силах распознать мое лицо целиком — трогал меня за глаз, нос, ухо и подбородок.

Выйдя из аэропорта, мы направились к стоянке автомобилей. Эми вела Верджила под руку. Он то и дело крутил головой, разглядывая машины. «Его новое развлечение, — пояснила нам Эми. — Теперь Верджил видит, — добавила она с нескрываемой гордостью, — и его привлекаю не только я. Но к машинам я не ревную. — Она улыбнулась. — Дома Верджил любит сидеть у окна и смотреть на проезжающие мимо автомобили. Его привлекают их цвет и форма».

«Какие машины вы видите?» — спросил я у Верджила. Он начал перечислять. «Это — синяя, это — красная, а это — просто огромная, такой я еще не видел». Внезапно он вскрикнул: «Посмотрите на ту! Какие необычные формы!». Мы с Бобом проследили за взглядом Верджила и увидели «Ягуар V-12», машину с низкой посадкой. Но, оказалось, что Верджила действительно привлекают лишь цвет и форма автомобиля. Если б не Эми, он прошел бы мимо своей машины, не заметив ее. Мы с Бобом вскоре уяснили себе, что Верджил обращает внимание главным образом на предметы, на которые его просят взглянуть. Хотя он и прозрел, к новым ощущениям он еще не привык и продолжал руководствоваться навыками слепого.[113]

Поездка до дома Эми и Верджила заняла больше часа, и у нас было время с ними поговорить и понаблюдать за поведением Верджила. Он почти все время смотрел в окно, наблюдая за движением на дороге. Особое впечатление на него произвел школьный автобус, окрашенный в ярко-желтый цвет. Обратил он внимание и на трактор, который мы обогнали. Произвела на него впечатление и реклама. Наступил вечер, и на зданиях вспыхнули неоновые огни. Верджил даже пытался прочесть отдельные вывески, но весь текст ему было не одолеть. И все же он часто его угадывал с помощью нескольких букв, которые он сумел распознать, и с учетом своеобразия вывески. Различал он и огни светофоров.

Пока мы ехали, Эми нам рассказала, что Верджилу приходится заново привыкать к окружающей обстановке, многие вещи ему в диковинку. Увидев луну, он подивился ее размерам — до этого он полагал, что она значительно меньше.[114] Поразил его и увиденный дирижабль, который он воспринял как самолет, неподвижно зависший в воздухе. При виде пролетавших поблизости птиц Верджил, по словам Эми, шарахался, опасаясь, что они в него врежутся. На самом деле бояться Верджилу было нечего, ибо он просто не мог правильно оценить, на каком расстоянии от него они пролетают.

Эми также нам рассказала, что перед свадьбой они с Верджилом часто ходили по магазинам, где она не отказывала себе в удовольствии, рассказывая знакомым о чудесном исцелении жениха. Вскоре о Верджиле показали сюжет по местному телевидению, и его стали узнавать на улице. К нему подходили, пожимали руку, оказывая внимание, которого раньше ему явно недоставало.[115]

Походы по магазинам приносили не только обычную, утилитарную пользу, но и позволяли Верджилу упражняться, совершенствовать зрение, находя в массе разнообразных предметов тот, что нужен ему. Поначалу у него разбегались глаза от разнообразия стимулов, но постепенно дело пошло на лад, и Верджил стал помогать невесте делать покупки. И все же походы по магазинам Верджила утомляли. Толпы народа, продовольственные тележки, полки с продуктами в красочных упаковках — к такому калейдоскопу зрительных ощущений он еще не привык. По словам самого Верджила, он лучше всего себя чувствовал на лоне природы, где не было частой смены зрительных раздражений. Правда, там возникали другие трудности: он не мог правильно оценить расстояние до отдаленных объектов, да и их размеры.[116]

И все же Эми была довольна. «Для Верджила каждый день — новое приключение», — написала она в своем дневнике.

Когда мы приехали, Верджил без помощи Эми подошел к дому и, вставив ключ в замочную скважину, открыл дверь, что, несомненно, явилось для него достижением. Как мы с Бобом выяснили позднее, Верджил испытывал и немалые трудности. На улице ему было трудно обходиться без трости, а в помещении он по-прежнему ходил ощупью, не в силах отказаться от стойкой привычки. Ему было сложно и ориентироваться в пространстве. Близкие предметы казались ему далекими. Приводила его в замешательство и собственная тень, природа которой была ему непонятна. Увидев свою тень, он или ускорял шаг, стараясь от нее оторваться, или, наоборот, останавливался, пытаясь наступить на нее. Через пять недель после хирургического вмешательства, в результате которого к нему возвратилось зрение, он часто чувствовал себя более неуютно и неуверенно, чем в бытность слепым. Однако он не терял надежды, что справится с возникшими трудностями и заживет жизнью полноценного человека.

Плохая ориентация в окружающей обстановке, в пространстве и ошибки при определении расстояния свойственны людям, которым вернули зрение после продолжительной слепоты. Вальво в своей книге рассказывает о пациенте Х. С., человеке недюжинного ума, которому вернули зрение через двадцать два года после того, как он ослеп в результате несчастного случая на производстве. Вот что рассказывает о своих ощущениях спустя месяц после проведения операции сам пациент:

Я до сих пор допускаю ошибки в определении расстояния, плохо ориентируюсь в окружающей обстановке. По вечерам мне кажется, что уличные огни прилипают к оконным стеклам, а госпитальные коридоры представляются темными дырами. На улице меня пугает поток машин, даже если меня кто-то сопровождает. Я постоянно хожу с опаской и чувствую себя даже более неуверенно, чем до проведения операции.

Приехав домой к Эми и Верджилу, мы собрались на кухне за большим сосновым столом. Едва мы расселись, в комнату вбежали собака и кошка, похожие друг на друга по размеру и по окрасу. К моему удивлению, Верджил не смог сразу определить, кто из животных кошка, а кто собака, и только взяв кошку на руки и потрогав ее, назвал ее по имени. Эми нам рассказала, что Верджил часто берет на руки кошку и внимательно изучает ее, трогая за голову, хвост и лапы. Я в этом убедился и сам на следующий день. Взяв кошку на руки, Верджил долго ее разглядывал, по всей вероятности, для того, чтобы когда снова увидит, не перепутать ее с собакой. «К сожалению, пока все впустую, — шепнула мне Эми. — Зрительная память его подводит».

Чезелден в одной из своих работ, относящейся к двадцатым годам XVIII столетия, касается этой же темы:

«Возможно, это покажется удивительным, но только мой пациент, прозрев, не мог отличить на вид собаку от кошки. Спрашивать он стеснялся и поэтому брал увиденное животное на руки. Потрогав его и внимательно рассмотрев и убедившись, что это кошка, он опускал ее на пол и говорил: „Беги, киска, теперь я тебя узнаю“. Так он поступал не только с животными, но и с незнакомыми предметами, попадавшимися ему на глаза. Но это не помогало. Увидев ту же кошку или предмет, который уже разглядывал, он не мог понять, что же видит, и начинал ознакомление заново».

На следующий день мы с Бобом подвергли Верджила небольшим испытаниям. Начали с чтения. Острота зрения Верджила равнялась показателю 20/80, и газетный текст он не одолел. Без особых усилий он видел лишь прописные буквы, но и это было неплохо. Я удивился: отчего ж тогда Верджил, увидев кошку в который раз, не может ее узнать? Почему у него возникают трудности при определении расстояния? Почему он не может запомнить, что тень — естественное явление? Ведь он прекрасно помнит значение каждой буквы и, увидев, правильно ее называет с первого взгляда. Верджил дал пояснение, сообщив, что хорошо выучил алфавит еще в школе, где учили читать как по выпуклым буквам (азбуке Брайля), так и по гравировке. Выслушав Верджила, я вспомнил наблюдение Грегори. Он пишет, что был до крайности удивлен, когда его пациент С. Б. сумел сказать, сколько времени, взглянув на настенные часы. Пациент Грегори тоже дал пояснение. Оказалось, что когда он был слеп, то постоянно пользовался часами с крышкой, но без стекла, и узнавал, сколько времени, ощупью. Из этого Грегори сделал вывод, что пациенту С. Б. удалось установить связь между осязанием и зрением. По-видимому, то же удалось и Верджилу.

Выяснив, что Верджил хорошо различает прописные буквы, мы с Бобом составили из таких букв несколько слов и предложили ему их прочесть. Однако Верджил текст не осилил, сложить из букв слова он не смог. Такой же случай описал и Вальво в своем труде. Вот что рассказывает о своих затруднениях его пациент Х. С.:

Мои первые попытки читать приносили мне одни огорчения. Я видел буквы, каждую по отдельности, но сложить из них слово не удавалось. Дело пошло на лад лишь через несколько недель после ежедневных изнурительных тренировок. Возникали и другие трудности. Я не мог сосчитать пальцы на собственной руке, хотя и знал, что их пять. Переход от одного пальца к другому не получался.

Те же затруднения испытывал и Верджил. Ему было трудно воспринять весь объект в целом. Даже, взяв кошку на руки, он не различал ее всю, а видел лишь, переводя взгляд с одного на другой, ее отдельные члены: ухо, нос, лапу, хвост. Эми нам привела и другой пример из того же ряда. Верджила удивлял вид деревьев. Только через месяц после операции он сумел осознать, что ствол и крона дерева составляют единое целое.

С такими трудностями сталкивались многие люди, а может, и все, которым вернули зрение после продолжительной слепоты. Эдуард Рельман в своей работе 1891 года, рассказывая об одной из своих пациенток, которой прооперировали глаза, отмечает, что эта женщина «никак не могла понять, как голова, уши и ноги собаки объединяются в единое целое, хотя до операции, как она сообщила, ей приходилось держать собак на руках и даже смутно их видеть, ибо полностью слепой она не была».

А вот что рассказывает Т. Г., пациент Вальво:

«Перед операцией глаз я имел совершенно другое представление о расстоянии и знал, на какой удаленности от меня находится нужный предмет или нужное место. Когда я, к примеру, спускался по лестнице, я знал, какое это время займет и на какой по счету ступеньке имеется выбоина. После операции в течение нескольких месяцев я не мог увязать зрительное определение расстояния, которое следовало пройти, со временем на преодоление этого расстояния, и каждый раз удивлялся — и тогда, когда шел до нужного места значительно дольше, чем ожидал, и в том случае, когда доходил до цели неожиданно быстро».

Вальво так комментирует слова своего пациента: «Трудность, на которую жалуется Т. Г., проистекает из-за отсутствия навыка определять расстояние и ориентироваться в пространстве с помощью зрения». Действительно, люди, обладающие всеми пятью внешними чувствами, живут в мире пространства и времени, слепые живут в мире одного времени, ориентируясь в нем с помощью осязания, слуха и обоняния. Если для человека не существует пространства, то и сама мысль об этом пространстве становится отвлеченной и, пожалуй, непостижимой, даже для слепых с развитым интеллектом, включая и тех, кто ослеп сравнительно поздно. Это положение развивает Мариус фон Зенден в своем труде. Этот же вопрос затрагивает и Джон Халл в автобиографической книге «Touching the Rock», где, повествуя о себе, слепом, говорит, что живет почти исключительно в «мире времени». Вот цитата из этой книги:

«Слепые редко упоминают о местах, которые проходили, оказавшись на улице, но зато почти с точностью скажут, сколько времени потратили на ходьбу. Положение слепого в пространстве определяется временем. Для слепых люди существуют только тогда, когда они говорят. Эти люди появляются ниоткуда, а потом исчезают».

Верджил не только различал прописные буквы, но и мог их выводить на бумаге, лишь иногда ошибался (так, например, вместо буквы «А» он написал «Н», букву, сходную по написанию с «А»). Справлялся Верджил и с начертанием цифр. (Халл в своей книге пишет, что уже через пять лет, после того как ослеп, он не смог написать цифру 3, забыв, в какую сторону закругляются ее части, и только выведя эту цифру в воздухе пальцем, он вспомнил, как она пишется. Ясно, что Халлу помогла вспомнить начертание «заковыристой» цифры осязательно-моторная память.) У Верджила написание цифр затруднений не вызывало, что было несомненным достижением для пятидесятилетнего человека, который в течение сорока пяти лет был слепым.

Удивительным нам показалось и то, что Верджил после долговременной слепоты довольно хорошо различал цвета. По его словам, именно цветной мир произвел на него наиболее сильное впечатление после того, как ему с глаз сняли повязку. Верджил обращал внимание на цвета с несменяемым интересом и порой удивлялся, когда его ожидания не оправдывались. «Спагетти белые, похожи на рыболовную леску, — с удивлением произнес он за ланчем. — Я думал, они коричневые».

Свет, цвет и движение окружающих ошеломляют людей, которым вернули зрение после долговременной слепоты. «Прозрев, я пережил всплеск эмоций, — свидетельствует Х. С., пациент Вальво. — Меня словно ударили по голове. Наиболее яркое впечатление я получил, когда впервые увидел свою жену. Ошеломили меня и величественные строения Рима».

Мы с Бобом пришли к заключению, что Верджил удовлетворительно различает цвета. Ошибки случались редко. Так, желтый цвет он однажды назвал «розовым», но, правда, добавил: «Такого цвета банан». Обсудив подобного рода ошибки, мы с Бобом сначала предположили, что у Верджила наблюдается амнезия, а может, и аномия, вызванные повреждениями в мозгу в результате его болезней, но потом пришли к заключению, что ошибки эти проистекают из-за того, что Верджил, оставаясь слепым долгие годы, утратил связь между названиями цветов и их зрительным восприятием, а потеря этой ассоциации произошла не от повреждения мозга, а просто от долгого неиспользования терминов, обозначающих цвет.

В то же время сам Верджил искренне полагал, что за время длительной слепоты он не лишился зрительной памяти, в том числе и памяти на цвета. Когда мы ехали из аэропорта к нему домой, Верджил вспоминал детство, проведенное на ферме в Кентукки. «Я помню реку вблизи нашего дома, — рассказывал он, — птиц на заборе, большую белую лошадь». Правда, я так и не сумел уяснить, какого рода были эти воспоминания — образными, картинными или просто излившимися в слова.

Нас с Бобом также интересовало, как Верджил воспринимает формы предметов. Правда, со дня проведения операции прошло более месяца, и вопрос, в свое время заданный Уильямом Молино своему приятелю Джону Локку, был не столь актуален и интересен, но все же мы решили его повторить, положив перед Верджилом на столе две вырезанные из картона фигуры — круг и квадрат — и попросили его сказать, какие фигуры он видит. Верджил смог ответить, только после того как потрогал эти фигуры, подтвердив отрицательный ответ Локка на вопрос Молино.

К нашему занятию присоединилась и Эми, которая принесла купленный ею детский деревянный конструктор, на котором Верджил, как оказалось, упражнялся чуть ли не ежедневно. Конструктор представлял из себя планшетку с пазами и набор фигурок с шипами, состоявший из круга, прямоугольника, квадрата и треугольника. Фигуры нужно было вставить в планшетку. Потрогав пазы на планшетке и шипы на фигурах, Верджил легко справился с нехитрой задачей. Мы попросили его повторить операцию, не касаясь ни пазов, ни шипов. Верджил справился и с этой задачей.

Затем Эми нам рассказала о немалых трудностях, с которыми Верджил столкнулся дома, вернувшись из госпиталя. (Верджил незадолго до операции переехал в дом Эми.) Ему пришлось заново изучать домашнюю обстановку. Каждый предмет с разного расстояния, под разным углом виделся по-другому, и понадобилось около месяца для того, чтобы Верджил освоился.

Когда Верджил вернулся домой, даже расположение комнат показалось ему незнакомым, и Эми пришлось водить его по дому, называя каждую комнату и рассказывая о том, какая в ней обстановка. На первых порах это не помогало. Возвращаясь домой один, Верджил путался в помещениях и не мог, к примеру, быстро попасть на кухню, если Эми не было дома. Эми нашла выход из положения, познакомив мужа с дорогой: входная дверь — гостиная — кухня (с дальнейшими ответвлениями в спальню и ванную) и посоветовав другую часть дома пока не осваивать. Верджил быстро освоился и вскоре даже взял в толк, что светлый проем от гостиной слева (если идти от кухни) — это столовая, хотя и не видел обеденного стола. Постепенно, приняв за отправное место пути освоенную дорогу, Верджил с помощью Эми познакомился и со второй половиной дома, привыкая к его пространству.

Рассказ Эми о познавании Верджилом окружающей обстановки навел меня на мысль о младенце, который, едва появившись на свет, начинает рассматривать свои руки и крутить головой, познавая окружающий мир. Продолжают познавать окружающий мир и взрослые, но познание это происходит бессознательно, безотчетно, и порой хватает одного взгляда, чтобы оценить обстановку. Верджилу, как и младенцу, для восприятия окружающей обстановки и даже изолированного объекта одного взгляда было недостаточно, мало. Чтобы понять, что за предмет он видит, ему было часто необходимо рассмотреть его хорошенько со всех сторон. Интересно, что и художники получают новые впечатления от объекта, посмотрев на него под другим углом или с иной стороны. Поль Сезанн пишет:

Один и тот же предмет, если взглянуть на него под другим углом, воспринимается по-другому, поддерживая к себе творческий интерес, и я полагаю, что могу, не меняя места, писать в течение месяца один и тот же предмет, создавая картины, отличные друг от друга. Для этого мне нужно лишь наклоняться то влево, то вправо.

Человек обладает устойчивым восприятием окружающего нас мира с первых месяцев жизни. Чтобы познать этот мир, нужно время, но его изучение происходит бессознательно, плавно и постепенно. Но для Верджила в его положении для перехода на новое для него восприятие окружающей обстановки требовались ежедневные тренировки, совершаемые сознательно и намеренно. Первый месяц после возвращения из больницы он знакомился не только с расположением комнат в доме, но и с предметами, которые попадались ему на глаза. Но, знакомясь с ними, он сначала не обходился без осязания. Взяв, к примеру, в руки бутылку, он сначала ее ощупывал, затем подносил к глазам, потом разглядывал издали, держа ее на вытянутой руке, стараясь соединить ощущения от увиденного в единое целое.[117]

Несмотря на малоприятную процедуру ознакомления с предметами домашнего обихода, Верджил быстро делал успехи и к нашему с Бобом приезду уже лишь с помощью зрения различал кастрюли, тарелки, бутылки и прочую домашнюю утварь. С малоупотребительными в обиходе предметами оказалось сложнее. Когда я достал из сумки измеритель артериального давления, то, увидев его, Верджил пришел в замешательство. Но стоило ему потрогать прибор, и он тотчас узнал его. Гораздо большие трудности возникали у Верджила при виде двигающихся объектов, постоянно «меняющих» внешний вид. Он даже порой не узнавал свою собственную собаку.[118] Приводила его в смущение и чрезмерная мимика собеседника, меняющая выражение лица. Подобные трудности характерны для людей, которым вернули зрение после долговременной слепоты. Рассказывая о своем пациенте С. Б., Грегори отмечает, что тот в течение года после сделанной ему операции на глазах не различал лица людей, хотя и обрел достаточно хорошее зрение.

Нас с Бобом также заинтересовало, как Верджил воспринимает передачи по телевизору. Эми купила большой цветной телевизор, который красовался в гостиной как символ того, что Верджил начал новую жизнь — жизнь зрячего человека. Однако прежде чем включить телевизор и усадить Верджила перед ним, мы с Бобом решили показать ему для начала картинки из иллюстрированного журнала. Эксперимент закончился неудачей: Верджил не понял, что изображено на картинках. Те же трудности испытывал и С. Б., пациент Грегори. Когда ему показали цветную открытку с изображением Королевского моста на фоне строений Кембриджа, то, по словам Грегори, «С. Б. не увидел ни моста, ни реки. Я повторил опыт, показав ему другие открытки. Результат оказался таким же. У меня создалось впечатление, что С. Б. на каждой открытке видит лишь цветное пятно».

Похожий случай описал Чезелден, рассказывая о своем пациенте, подростке:

Показывая ему рисунки, выполненные красками на бумаге, мы ожидали, что спустя два месяца после проведения операции на глазах он сможет понять, что изображено на этих рисунках. Ожидания, однако, не оправдались. Он воспринял рисунки как раскрашенную бумагу. Когда мы объяснили ему, что изображают рисунки, он, проведя пальцами по листам, сконфуженно сообщил, что не ощущает ни одного из предметов, которые мы перечислили.

Определив, что Верджил потерпел неудачу с картинками из журнала, мы с Бобом все же не отказались от мысли выяснить, как он воспринимает передачи по телевизору. Я включил спортивный канал. Показывали бейсбол, игру, которую Верджил любил больше других. Сначала казалось, что он действительно смотрит матч, используя зрение, ибо принялся комментировать ход игры. Однако стоило мне выключить звук, как Верджил пришел в явное замешательство. Стало ясно, что глаза мало помогали ему, являясь лишь небольшим подспорьем для слуха. Что в действительности видел Верджил, выяснить было практически невозможно — скорее всего, беспорядочное мелькание перемещавшихся игроков (за полетом мяча ему было явно не уследить). Если он и «видел» игру, то, вероятно, лишь умозрительно, и этим он был обязан главным образом слуху.

Наконец мы заметили, что Верджил устал, а в таком состоянии, как сообщила нам Эми, он видел гораздо хуже.[119] Мы решили отправиться на прогулку, но прежде я попросил Верджила немного порисовать, предложив для начала изобразить молоток (предмет, который С. Б. нарисовал первым по просьбе Грегори). Карандаш плохо слушался Верджила, но через минуту-другую он все-таки справился с нехитрым заданием. Затем Верджил нарисовал машину (с высокой посадкой старого образца), самолет (без хвоста) и домик (каким обычно рисует его малый ребенок).


Стоял прекрасный солнечный день, и когда мы вышли на улицу, Верджил заморгал на свету. Надев солнечные очки с темно-зелеными стеклами, он пояснил нам, что пользуется очками при любом дневном свете — в них он чувствовал себя лучше, уверенней да и видел, казалось, лучше. Мы спросили его, куда он хочет пойти. «В зоопарк», — ответил Верджил, немного подумав. Он с детства любил животных, живя на ферме.

В зоопарке внимание Верджила неожиданно привлекли животные с необычной, в его восприятии, манере передвигаться. Увидев, с каким напыщенным видом вышагивает незнакомое существо, Верджил поинтересовался, что это за диковинное животное. «Эму», — ответил я и попросил его описать редкую птицу. Просьба вызвала у Верджила затруднение, и он сумел лишь сказать, что эму одного роста с его женой (которая в это время стояла вблизи животного), но передвигается по-другому. Чтобы подробнее описать птицу, ему нужно было ее потрогать, но, к сожалению, это было запрещено.

Привлек внимание Верджила и кенгуру, передвигавшийся по вольеру большими прыжками. Он сам узнал это животное по манере передвигаться, но описать его по моей просьбе тоже не смог. Мы с Бобом задались одним и тем же вопросом: что же Верджил видит в действительности? В конце концов мы пришли к заключению, что Верджил различает животных по манере передвижения или по наиболее характерной примете: кенгуру он узнал по прыжкам, жирафа — по длинной шее, зебру — по яркой полосатой окраске. Кроме того, чтобы увидеть животное, Грегу было необходимо, чтобы оно находилось неподалеку и было видно отчетливо. Так, Верджил не сумел разглядеть слонов, находившихся от нас в отдалении и сливавшихся с фоном, несмотря на наши подсказки, касавшиеся громадных размеров животных и их примечательных хоботов.

Заинтересовала Верджила и горилла. Сначала он не мог ее разглядеть, ибо она расхаживала вдали меж деревьев, но затем горилла вышла на открытое место, и Верджил, увидев ее, сказал, что она похожа на человека. Потрогать гориллу он, конечно, тоже не смог, но вполне удовлетворился ее бронзовой статуей, стоявшей чуть дальше у решетки вольера. Он долго ее ощупывал, а когда наконец оторвал от статуи руки, то просиял, бесспорно, получив ясное представление о животном, как я себе уяснил, превышающее по полноте восприятия зрительную оценку. Когда я увидел его реакцию, мне неожиданно пришло в голову, что Верджил, будучи слеп, был вполне самостоятельным человеком, способным успешно ориентироваться в окружающем мире с помощью осязания. Так стоило ли ему возвращать зрение для того, чтобы он оказался (по существу, против его желания) в несвойственном ему мире, незнакомом и чуждом?[120]

Оторвав руки от статуи, Верджил сокрушенно сказал: «Я ошибся. На человека она не похожа». Он перевел взгляд на гориллу, а затем без труда описал ее внешний вид, упомянув и о лапах ниже колен, и о коротких кривых ногах, и о длинных клыках. Грегори, рассказывая в своей научной работе о пациенте С. Б., приводит любопытную зарисовку. Упомянув, что С. Б. интересовался механикой, Грегори пишет о совместном с ним посещении Музея наук в Лондоне:[121]

Стоит подробнее рассказать о реакции моего пациента при осмотре винторезного станка конструкции Модсли,[122] помещенного в стеклянный футляр. Когда я подвел С. Б. к экспонату, он взглянул на него, но описать по моей просьбе не смог, назвав лишь одну из частей станка — рукоятку. Тогда смотритель музейного зала (с ним была достигнута предварительная договоренность) снял со станка футляр и разрешил С. Б. потрогать станок. С. Б. закрыл глаза и стал ощупывать экспонат. Наконец он выпрямился и, открыв глаза, произнес: «Теперь, когда я ощупал станок, я вижу его в деталях».

Ясно, что мы с Бобом стали свидетелями аналогичного случая. Описать обезьяну Верджилу помогло осязание. Позже Верджил нам рассказал, что, прозрев, стал покупать игрушки — зверюшек, игрушечные машины, солдатиков, миниатюрные макеты известных зданий — и часами возился с ними. Однако эти игрушки не служили забавой. Верджил знакомился с ними, тщательно ощупывая каждую, чтобы затем адекватно воспринимать окружающий мир с помощью зрения. Игрушки, естественно, были маленькими, но размер значения не имел. С. Б. долгие годы узнавал, сколько времени, ощупью по карманным часам, и потому сумел без труда определить время, взглянув на настенные часы, во много раз превышающие размером карманные.


Пришло время ланча, и мы отправились в ресторан. За столом я то и дело поглядывал на Верджила. Он ел овощной салат, ритмично орудуя вилкой. Однако спустя недолгое время он начал тыкать вилкой в пустое место, а затем стал недоуменно смотреть на нее, словно она являлась причиной его огорчительных промахов. В конце концов он отказался от безуспешных попыток подцепить еду вилкой и стал больше пользоваться руками — есть так, как едят слепые. Эми нам рассказала о таких рецидивах и даже отметила подобные случаи в своем дневнике. Так, например, в дневнике она рассказывает о том, что когда Верджил бреется, то, устав от зрительных ощущений, заменяет их осязанием. Сначала, отмечает она, он при бритье смотрит на себя в зеркало и уверенно водит лезвием, но постепенно глаза его устают, и движения становятся нерешительными. Тогда он перестает глядеть в зеркало, доверяясь одним рукам. Иногда даже гасит свет в ванной, чтобы не отвлекаться.

Усталость глаз свойственна всем. Обычно такое переутомление наблюдается после длительной напряженной работы, связанной с большой нагрузкой на зрение. Приведу пример из собственной практики. Если я в течение долгого времени изучаю электроэнцефалограммы своих пациентов, у меня начинает рябить в глазах, а стоит мне отвести взгляд от изучаемой записи биотоков и взглянуть, к примеру, на стену, на ней тотчас возникает волновая кривая, схожая с изучаемой (последовательный образ, как сказал бы психолог). В таких случаях я, конечно, прекращаю работу и даю глазам отдохнуть. Поэтому, когда я ознакомился с заметками Эми, меня нисколько не удивило, что у Верджила в его положении зрение ухудшалось даже после малой нагрузки, сопряженной с концентрацией внимания.

Гораздо труднее было понять, почему зрение Верджила временами (иногда на несколько часов, а иногда и на несколько дней) ухудшалось до такой степени, что все его зрительные ощущения сводились к восприятию расплывчатого цветного пятна. Когда мы с Бобом об этом узнали, он удивился, ибо за всю свою многолетнюю практику он с подобным случаем не встречался, хотя наблюдал большое число людей, у которых удалили катаракту.

После ланча мы все отправились к доктору Хэмлину, пообещавшему нам показать сделанные им после удаления у Верджила катаракты фотографии сетчатки прооперированного глаза. Приехав в больницу к доктору Хэмлину, Боб провел исследование глаза Верджила с помощью прямого и непрямого офтальмоскопов, после чего, сравнив результаты исследования с фотографиями, сообщил, что не нашел никакого послеоперационного осложнения. Лишь флуоресцентная ангиография выявила небольшой отек желтого пятна, но, по словам Боба, он не мог влиять на неустойчивость зрения. Не выявив существенных изменений в глазу после удаления катаракты, Боб предположил, что на неустойчивость зрения может влиять болезненное состояние Верджила (когда мы его впервые увидели, нам бросился в глаза его нездоровый вид) или причиной тому может являться невральная реакция зрительных зон мозга, испытавших сенсорные и когнитивные перегрузки.

Обычно люди уже с первых дней жизни не только хорошо видят, но и осознают картину увиденного за счет наличия когнитивного аппарата, развивающегося с годами. При этом в восприятии и осмыслении зрительных ощущений участвует около половины отделов коры головного мозга. Однако у Верджила эти когнитивные силы, вероятно, так и остались в зачаточном состоянии, и потому зрительно-когнитивные зоны мозга оказались не в силах воспринимать перегрузки.

Мозг всех животных обладает способностью реагировать на воздействие стимулов, возбуждающих его соответствующие корковые структуры выше присущего им предела работоспособности, потерей функциональной активности, обеспечивая тем самым реальную возможность своего сохранения или восстановления.[123] Такая потеря функциональной активности, происходящая на физиологическом уровне, может касаться и только отдельных участков коры головного мозга, являясь защитной биологической реакцией на невральную перегрузку.

Однако перцептивно-когнитивные процессы носят не только физиологический характер, они связаны и с индивидуальностью человека как личности, и эта индивидуальность может разладиться с расстройством перцептивных систем. Если такое случается, то человек, которому возвратили зрение, не только на время слепнет, но и возвращается к своим прежним привычкам и ощущениям, забывая о своем вернувшемся зрении или о его недостаточности. Такое состояние — полная психическая слепота, известная как синдром Энтона — может возникнуть при значительном повреждении зрительных частей мозга. В таком состоянии человек может даже утверждать, что он видит, в то время как в действительности не воспринимает зрительных ощущений и ведет себя, как слепой. Вероятно, и Верджил оказался подверженным проявлениям полной психической слепоты. Это было бы нисколько не удивительно, ибо сам базис его визуальной перцепции был слишком несовершенен, а базис индивидуальности Верджила мог вполне пошатнуться, и потому при излишней нагрузке он мог не только время от времени физически терять зрение, но и подвергаться воздействию полной психической слепоты.

Такому психическому расстройству, вполне вероятно, способствуют эмоциональные перегрузки, стресс, сильные душевные переживания. А таких переживаний на долю Верджила выпало предостаточно. Он недавно перенес операцию, после чего сразу женился, оставив долгую привычную холостяцкую жизнь. Немало душевных переживаний было и до удаления катаракты: ожидание операции, протесты родителей, не веривших в ее благополучный исход, неизвестность того, что ждет его впереди. Все это вместе взятое (вкупе с медицинскими показателями), вероятно, и сказалось на том, что после проведения операции зрение Верджила время от времени ухудшалось. Этот факт засвидетельствовала и Эми в своем дневнике. Привожу выдержки из него.

9 октября

Пошли с Верджилом в церковь украшать помещение перед нашим венчанием. Зрение Верджила неожиданно резко ухудшилось. Он ведет себя, как слепой… Вожу его за руку.

11 октября

Приехали родственники Верджила. Его зрение не улучшилось. Создается впечатление, что он слепой. Родственники Верджила не верят, что он прозрел. Если он называет увиденный им предмет, они говорят: «Ты знаком с обстановкой в доме и просто водишь нас за нос». Они обращаются с ним как со слепым: водят его с собой, предупреждают его желания. Боюсь, что Верджил ослепнет. Все же надеюсь, что операция проведена не напрасно.

12 октября

День венчания. Верджил спокоен... зрение немного улучшилось, и все же он видит смутно. Венчание и свадебное застолье прошли прекрасно. Родственники Верджила, кажется, так и не поняли, что он обрел зрение. Вечером они уехали. После их отъезда зрение Верджила быстро улучшилось.

Из этих заметок видно, что родственники Верджила относились к нему как к слепому, не подозревая о том, что подавляют его индивидуальность. Верджил такому отношению к себе не противился, более того, уступал, когда его опекали, вел себя, как слепой, и даже становился слепым. Такая регрессия, хотя и на бессознательном уровне, была мотивирована подавлением «функционального» базиса. Обсуждая отмеченное явление — неустойчивость зрения, наблюдавшуюся у Верджила, мы с Бобом пришли к заключению, что причиной тому, вероятно, являются нарушение зрительного процесса и зрительной индивидуальности на органическом уровне (невропсихологическое расстройство) и подавление зрительной индивидуальности на функциональном уровне (психоневротическое расстройство). Сказать определенно, что более оказывало влияние на неустойчивость зрения Верджила — физиологические или психологические факторы — представлялось достаточно трудным, ибо зрение Верджила было довольно слабым, а индивидуальность несовершенной, и потому на нестабильности зрения могла сказаться и невральная перегрузка, и потеря душевного равновесия.[124]

Мариус фон Зенден в своей книге «Пространство и зрение» («Space and Sight»), вышедшей в свет в 1932 году, рассмотрев все опубликованные в печати за последние триста лет случаи восстановления зрения у людей, страдавших долговременной слепотой, рассказывает о том, что всякий такой человек рано или поздно сталкивается с «кризисом мотивации» обретения зрения и при этом далеко не каждый преодолевает его. По словам автора, один такой пациент, обретя зрение, грозился выколоть себе глаза, ибо его собрались выписать из лечебницы для слепых, что означало для этого пациента разлуку с невестой. Приводит фон Зенден и случаи, когда люди после успешной операции на глазах «отказывались видеть» или «вели себя, как слепые». Ссылаясь на работу французского автора «L’Aveugle qui refuse de voir»,[125] опубликованную в 1771 году, фон Зенден также рассказывает о случае, когда человек, имевший все шансы прозреть, отказался от операции, испугавшись неясных последствий обретения зрения. Вальво и Грегори также указывают на то, что люди, которым вернули зрение после долговременной слепоты, испытав кратковременный подъем чувств, нередко впадают в депрессию (заканчивающуюся порой летальным исходом).

Не миновал такого депрессивного состояния и С. Б., пациент Грегори, ибо зрячее состояние не оправдало его ожиданий. Вот выдержка из работы Грегори:

«У нас сложилось стойкое впечатление, что зрение принесло С. Б. одно лишь разочарование. Естественно, его жизненные возможности немного расширились, но ясным было и то, что он ожидал несравнимо большего. С. Б. в основном ведет себя, как слепой. Иногда по вечерам он даже не включает свет. Его товарищи стали над ним подшучивать. Особенно ему достается за то, что он не может читать».

Выйти из депрессивного состояния С. Б. не сумел, он стал болеть и через два года после операции умер. Ему было всего пятьдесят четыре года. До операции на глазах он отличался отменным здоровьем.

Вальво в своей работе приводит шесть подобных историй, сопровождаемых основательными суждениями о поведении и чувствах людей, которым вернули зрение после продолжительной слепоты, и которые, приняв этот «дар», столкнулись с необходимостью приспосабливаться к новому миру, меняя свою устоявшуюся индивидуальность.[126]

С такой необходимостью столкнулся и Верджил, испытывая при этом (как и все люди в его положении) серьезное неудобство, заключавшееся в конфликте, столкновении чувств — осязания, которое долгие годы было для него главным при восприятии мира, и зрения, от которого он отвык, но которое вернулось к нему. И в этом конфликте осязание брало верх. Мы с Бобом убедились в этом собственными глазами. В зоопарке Верджил то и дело норовил потрогать животных, чтобы составить о них ясное представление, а в кафе, отчаявшись подцепить пищу вилкой, стал пользоваться руками — есть так, как едят слепые.

Установлено, что у людей с врожденной глухотой некоторые слуховые участки мозга могут переключаться на восприятие зрительных ощущений. Также известно, что у слепых, читающих по азбуке Брайля, палец, которым они пользуются при этом, имеет наитеснейшую связь с осязательными участками мозга. Предполагают, что осязательные и слуховые участки мозга у слепых людей увеличиваются и, разрастаясь, занимают частично площадь зрительной коры мозга. Похоже, что такой своей трансформацией кора головного мозга компенсирует потерю одного внешнего чувства усилением других внешних чувств.

Но если предположить, что подобная трансформация состоялась, то чего следует ожидать при восстановлении зрительных функций глаза? Вероятно, того, что зрительные участки мозга активизируются. Однако тому нет ни одного документального подтверждения, и мы с Бобом, предполагая, что подобная трансформация, если только она реальна, не миновала и Верджила, выразили надежду, что нам удастся произвести визуализацию его мозга с помощью позитронной эмиссионной томографии. Вопрос заключался в том, какого рода активизацию мы увидим в случае верности допущения? Быть может, сходную с процессом, происходящим в коре головного мозга младенца, который только учится видеть? — такое предположение высказала Эми. Однако в отличие от коры головного мозга людей, которым вернули зрение после продолжительной слепоты, кора головного мозга младенца эквипотенциальна — равно готова воспринимать любые сигналы. Кора же головного мозга давно ослепших людей устойчиво адаптировалась к восприятию ощущений только во времени, «забыв» о пространстве.[127]

Ребенок развивает зрение с помощью опыта, и это развитие происходит естественно, идет своим чередом. В отличие от него, человек, которому вернули зрение после долговременной слепоты, сталкивается с немалыми трудностями, ибо ему нужно радикально «переключиться», освоить давно забытый способ восприятия мира, а такому «переключению» мешает опыт прожитых лет. Грегори в одной из своих работ подчеркивает, что при такого рода «переключении» конфликт между привычным восприятием мира и новым, внезапно появившимся восприятием является неизбежным. Такой конфликт, по его словам, вскормлен самой нервной системой, ибо человек, рано утративший зрение, прожил долгие годы, приспосабливая свой мозг к новым условиям жизни, а прозрев, начинает опять его перестраивать. Уместно заметить, что мозг взрослого человека не так пластичен, как мозг ребенка — вот почему обучение иностранному языку или любому новому ремеслу дается взрослому человеку гораздо труднее, чем ребенку. А в том случае, когда человек прозрел после длительной слепоты, освоение им зрительных ощущений можно приравнять, по словам Дидро, не к изучению иностранного языка, а к обучению говорить.

Человеку, прозревшему после длительной слепоты, необходимо радикально изменить свою психологию, свою собственную индивидуальность, а это непросто. Один из пациентов Вальво сказал: «Человеку, которому суждено ослепнуть, лучше умереть зрячим, а затем вновь родиться — слепым». Эту фразу можно переиначить: «Человеку, которому вернули зрение после продолжительной слепоты, лучше умереть слепым, а затем родиться заново — зрячим». Быть ни слепым, ни зрячим — мучительно.

И все же, хотя слепота поначалу воспринимается как подлинное несчастье, это горькое чувство со временем пропадает, ибо наступает адаптация человека к новым условиям жизни, к новому бытию со своим собственным восприятием внешнего мира и со своими связями с ним. Джон Халл назвал такое состояние «глубокой слепотой», посчитав, что она является «одной из форм человеческого существования».[128].


31 октября у Верджила удалили катаракту с левого глаза, однако, вопреки ожиданиям, сетчатка этого глаза оказалась поврежденной не меньше сетчатки правого. Надежда на резкое улучшение зрения, к сожалению, не сбылась. Зрение Верджила улучшилось незначительно (увеличилось поле зрения и стало легче фиксировать взгляд на определенном предмете).

Через несколько дней после проведения операции на левом глазу Верджил вернулся к оставленной на время работе, приступив к обслуживанию клиентов. Работа принесла ему непредвиденное расстройство. Долгие годы работая массажистом, Верджил не задумывался над тем, что кожа человеческих тел, которые он массирует, может иметь изъяны. Теперь все эти изъяны неожиданно обнаружились, и Верджил, как он признался, стал закрывать глаза во время работы.[129]

После операции на левом глазу Верджил почувствовал себя гораздо увереннее, постепенно привыкая к зрячему состоянию. Однако он все еще опасался ходить без трости, когда выходил на улицу в одиночестве. Одолевали его и другие страхи. Так, ему неожиданно пришло в голову, что Ассоциация молодых христиан США может отстранить его от привычной работы, предложив «работу зрячего человека». И все же его душевное состояние улучшалось, он стал все более и более полагаться на свои силы, на собственные возможности, и я смог с удовлетворением заключить, что Верджил добился определенных успехов на психологическом уровне.

Тому в немалой степени способствовала Эми. С ней он перестал вести жизнь затворника, бывал на людях, ходил в театры. Так, например, незадолго до Рождества она повела его на балет. В местном театре давали «Щелкунчика», и Верджил с удовольствием посмотрел постановку, хотя, насколько я понял, и не получил полного представления о спектакле. Эми при встрече передала мне его слова: «Я хорошо видел танцовщиков, а вот их костюмы не разглядел». И все же опыт посещения театров позволил ему твердо предположить, что весной, когда начнется летний спортивный сезон, он сможет посещать бейсбольные матчи и увидеть собственными глазами свою излюбленную игру.

На Рождество Верджил и Эми отправились в Кентукки, на ферму, где прошло его детство и где до сих пор жили его мать и сестра. Приехав на ферму, Верджил впервые, после более чем сорокалетнего перерыва увидал свою мать и нашел, что она «выглядит замечательно» (на свадьбе он не сумел ее разглядеть из-за ухудшения зрения). Увидел Верджил и отчий дом, и забор, о котором он мне рассказывал, и речку, протекающую около дома. Родственники приветливо встретили Верджила и на этот раз дружно признали, что он и в самом деле прозрел. «Он ходит вокруг дома, не дотрагиваясь до стен», — сказала его сестра в разговоре со мной, когда я позвонил на ферму по телефону. То был канун Рождества, и Верджил, сменив у телефона сестру, от имени всей семьи пригласил меня в гости.

К сожалению, у меня были другие планы на Рождество, и все же я посчитал, что если бы принял любезное предложение, то, безусловно, попал бы в благодушную обстановку: родственники Верджила, несомненно, не только поняли, что операции на глазах принесли ему пользу, но и, разумеется, перестали смотреть на Эми как на зачинщицу акции, обреченной на неудачу.

Год для Верджила заканчивался удачно, но что принесет ему наступающий? — над этим я задумывался не раз. На что Верджил может надеяться при самом благополучном положении дел в дальнейшем? Насколько может улучшиться его зрение? Насколько он преодолеет себя?

Вальво, осторожный в оценках, все-таки рисует в своей работе и оптимистическую картину:

«Отдельные пациенты, которым вернули зрение после долговременной слепоты, освоившись с восприятием зрительных ощущений, испытали ренессанс собственной личности».

«Ренессанс личности» — именно этого Эми желала Верджилу. Представить себе такое радикальное обновление духа было непросто, ибо по характеру Верджил был вялым и флегматичным. И все же, несмотря на свою природу и на объективные трудности медицинского и психологического характера, он ощутимо «ожил», преобразился и в значительной степени адаптировался к зрительному восприятию мира, и не существовало причин, которые могли ему помешать прогрессировать дальше. Верджил не мог надеяться на существенное улучшение зрения, но он был вправе рассчитывать на радикальное расширение жизненных горизонтов.


Беда пришла оттуда, откуда ее не ждали. 8 февраля мне позвонила Эми и сообщила, что Верджил заболел крупозным воспалением легких и сейчас находится в госпитале в отделении интенсивной терапии, где его лечат антибиотиками.

Поначалу антибиотики пользы не приносили, состояние Верджила ухудшалось, и в течение нескольких дней он находился между жизнью и смертью. Пневмония сдала позиции лишь через три недели, но самочувствие Верджила не улучшилось: оказался близким к параличному состоянию дыхательный центр продолговатого мозга, регулирующий в крови соотношение кислорода и углекислого газа. Как показали анализы, количество кислорода в крови составляло менее половины необходимой величины, а наличие углекислого газа превышало норму почти в три раза. Верджил постоянно нуждался в дополнительном кислороде, но прибегать к кислородной подушке часто было нельзя из-за опасности полностью подавить дыхательный центр продолговатого мозга. Отравление углекислым газом сделало свое дело. Если Верджил не спал, то большую часть времени находился в полубессознательном состоянии. Зрение его угасало, а в отдельные дни он вообще ничего не видел.

Тяжелое состояние Верджила усугублялось хроническим заболеванием бронхов и эмфиземой. К тому же у него наблюдалось явное ожирение, что позволяло говорить о наличии у него пиквикского синдрома (название связано с непомерной тучностью Джо, «жирного парня», персонажа «Посмертных записок Пиквикского клуба» Чарльза Диккенса). Кроме необычного ожирения, пиквикский синдром характеризуется гиповентиляцией, при которой альвеолярное давление углекислого газа имеет тенденцию к росту выше нормального.

Вероятно, Верджил был уже давно нездоров. Он начал набирать вес с 1985 года, а в последнее время, как сообщила мне Эми, процесс получил стремительное развитие. За небольшой период времени — со дня своей свадьбы до Рождества — Верджил прибавил в весе сорок фунтов и теперь, находясь в больнице, весил двести восемьдесят фунтов. Врачи объясняли его ожирение частично накоплением жидкости в организме, вызванным сердечной недостаточностью, и частично — постоянным перееданием, неискоренимой привычкой.

Эми предполагала, что Верджил пробудет в госпитале по крайней мере еще три недели. Содержание кислорода в его крови было по-прежнему значительно ниже нормы, иногда понижаясь до критического количества, и всякий раз в таких случаях он утрачивал зрение. По словам Эми, она могла, и не спрашивая врача, определить текущее содержание кислорода в крови Верджила. Для этого ей хватало, войдя в палату, всего лишь взглянуть на мужа и распознать: пользуется ли он с таким трудом вернувшимся зрением или ведет себя, как слепой.

Получив эти сведения, я пришел к мысли, что нестабильность зрения Верджила в первое время после удаления катаракт, возможно, уже тогда была, хотя бы частично, вызвана недостатком кислорода в крови, который был обусловлен неумеренным ожирением, негативно повлиявшим на дыхательный центр продолговатого мозга (что и породило кислородную недостаточность).

Рассказала мне Эми и о странном явлении в поведении Верджила — странном, на ее взгляд. По ее словам, Верджил даже тогда, когда ничего не видел (о чем он ей сообщал), двигаясь по палате, уверенно обходил все препятствия, не натыкаясь ни на людей, ни на мебель, ни на предметы, даже только что принесенные. Это явление объясняется возникновением у людей бессознательного, или скрытого, зрения, которое обнаруживает себя, когда зрительные участки коры головного мозга перестают на время функционировать (например, от недостатка кислорода в крови), в то время как зрительные центры подкорковых образований, оставаясь неповрежденными, не прекращают работы. В этом случае зрительные сигналы продолжают восприниматься на бессознательном уровне.

В конце концов Верджила выписали из госпиталя, и он вернулся домой. Однако самочувствие его почти не улучшилось, и он не мог обходиться без кислородного аппарата. Работать он больше не смог, и Ассоциация молодых христиан США от его услуг отказалась. Более того, спустя несколько месяцев его выселили из домика, который он после свадьбы, хотя и формально, но все-таки занимал. В итоге Верджил потерял не только здоровье, но и дом, и работу.


В октябре Верджил почувствовал себя лучше и уже мог в течение двух-трех часов обходиться без кислородного аппарата. Что касается его зрения, то о нем я не имел ясного представления, хотя и поддерживал с Эми и Верджилом телефонную связь. Сначала Эми мне говорила, что Верджил почти ослеп, но затем с воодушевлением сообщила, что зрение к нему возвращается. Я было обрадовался этому обстоятельству, но Кэти, терапевт реабилитационного центра, в котором Верджил проходил курс лечения, меня охладила, сообщив мне по телефону противоположные сведения. Из ее рассказа я выяснил, что Верджил, по существу, снова ослеп. По словам Кэти, у Верджила наблюдались лишь отдельные слабые проблески зрения. Так, например, однажды, когда перед ним стояла бутылка с пептобисмолом,[130] он увидел вокруг нее розовые круги, хотя саму бутылку не разглядел.[131] Иногда, в редких случаях, у него получалось и большее: ему удавалось увидеть некоторые небольшие предметы, но они быстро пропадали из поля зрения, и, увидев, он не мог их найти. По заключению Кэти, Верджил был практически слеп.

Сообщение Кэти меня потрясло и в то же время привело в удивление. Что случилось с глазами и мозгом Верджила? Без обследования на этот вопрос ответить было нельзя, тем более что, по словам Эми, зрение Верджила улучшилось. Правда, она всегда раздражалась, когда кто-нибудь говорил, что Верджил слепой, и вполне могла быть пристрастной. Недаром в телефонном разговоре со мной она добавила с нескрываемым недовольством, что в реабилитационном центре врачи настойчиво приучают Верджила к мысли, что он снова ослеп. Поразмыслив, я поговорил с Бобом Вассерманом, и мы решили пригласить Верджила (естественно, вместе с Эми) в Нью-Йорк для обследования.


В феврале 1993 года я встречал Эми и Верджила в аэропорту Ла Гуардиа.[132] Увидев Верджила, я внутренне содрогнулся. За то время, что мы не виделись, он пополнел фунтов на пятьдесят и теперь выглядел неприглядно, превратившись в настоящего толстяка. С его плеча свисал кислородный прибор. Глаза его были безжизненными, и он казался слепым, что подтверждалось и тем, что пока мы направлялись к машине, Эми не выпускала его руки. Правда, на пути в город, когда машина оказалась на высоком мосту, Верджил, обратившись ко мне, сказал, что явственно различает яркое пятно света. Я похвалил его, хотя перед тем как увидеть Верджила, все же надеялся на более благоприятное состояние его зрительных ощущений.

Когда мы приехали ко мне в офис, к нам присоединился Боб Вассерман. Мы принялись обследовать Верджила, но, к нашему сожалению, он не реагировал ни на цветные стимулы, ни на яркие вспышки света. Он казался совершенно слепым, слепым даже в большей степени, чем до удаления катаракт, ибо в дооперационное время он стойко отличал свет от тьмы и говорил, что «стало темно», когда глаза ему загораживали ладонью. Теперь, казалось, его зрительные рецепторы были полностью выведены из строя.

Правда, спустя какое-то время Верджил различил свет на экране компьютера, а затем, к нашему удивлению, несколько раз самостоятельно, без подсказки, нашел нужное место в комнате, когда его, говоря к примеру, просили пересесть с дивана на стул. Однако было ясно, что он не видит, и его «свободу передвижения» я объяснил явлением скрытого зрения, которое проявилось еще в больнице.

Пришло время ланча, и все уселись за стол. Когда я протянул Верджилу небольшую корзинку с фруктами, он положил себе на тарелку сливу, персик и апельсин, а затем, придя в явное оживление, начал их поочередно ощупывать и увлеченно описывать, главным образом останавливаясь на кожице фруктов: вощеной, гладкой у сливы, пушистой у персика и грубой, щербатой у апельсина. Затем он их поочередно понюхал, что, казалось, доставило ему несомненное удовольствие. Я заранее подложил в корзинку поддельную грушу, сделанную из воска, но, к моему разочарованию, Верджил выбрал другие фрукты. Пришлось мне самому дать ее Верджилу, расхвалив ее вкус. Взяв «грушу», Верджил расхохотался. «Это — свечка, — моментально определил он, — а по форме груша, не отрицаю». Осязание, служившее Верджилу верой и правдой в течение многих лет, не подвело его и на этот раз.

В то же время создалось стойкое впечатление, что сетчатка обоих глаз Верджила перестала функционировать. Это предположение подтвердило обследование, проведенное Бобом. Правда, состояние сетчатой оболочки обоих глаз не изменилось по сравнению с предыдущим обследованием (все то же чередование участков с избыточной и недостаточной пигментацией и все то же чередование островков неповрежденной или мало поврежденной сетчатки с полностью атрофированными участками), однако на этот раз даже ее неповрежденные части не подавали признаков жизни. И та, и другая электроретинограмма (сетчатой оболочки левого и правого глаза), обычно представляющая собой кривую электрических потенциалов, возникающих при воздействии на сетчатку световых раздражений, состояла из одной прямой линии. Не наблюдались и вызванные зрительные потенциалы, характеризующие активность зрительных частей головного мозга. Неудовлетворительное состояние сетчатой оболочки глаз, равно как и зрительных частей мозга, не могло быть вызвано ретинитом, давно угасшей болезнью. Причиной было нечто другое, негативно повлиявшее на зрение Верджила уже после удаления катаракт.

Обсуждая с Бобом этот вопрос, мы вспомнили, что Верджил после удаления катаракт постоянно (пока не стал надевать солнечные очки) жаловался на то, что свет, даже в пасмурную погоду, режет ему глаза. Вспомнив это немаловажное обстоятельство, мы задались вопросом: не мог ли обычный солнечный свет после удаления катаракт (которые долгие годы защищали сетчатку обоих глаз от световых раздражений) вывести эти сетчатые оболочки из строя? Известно, что люди, страдающие различными заболеваниями сетчатки (к примеру, таким, как дегенерация желтого пятна), не выносят солнечный свет (не только ультрафиолетовые лучи, но и излучения всех длин волн), ибо свет этот может ускорить дегенерацию сетчатых оболочек.

Другой причиной утраты Верджилом зрения (и наиболее вероятной) могла стать долгая гипоксия — недостаток кислорода в его крови наблюдался уже в течение года. По сообщению Кэти, зрение Верджила улучшалось и ухудшалось (пока совсем не утратилось) в зависимости от парциального давления кислорода и двуокиси углерода в крови. Могло ли длительное кислородное голодание сетчатых оболочек глаз (и, возможно, зрительных зон коры головного мозга) явиться причиной потери зрения? На этот вопрос ясного удовлетворительного ответа мы не нашли. Мы задались и таким вопросом: может ли стопроцентное насыщение кислородом крови (что требует длительной искусственной вентиляции легких чистым кислородом) вернуть хотя бы частичную работоспособность сетчатке и зрительным зонам коры головного мозга? Однако, поразмышляв, мы пришли к заключению, что подобная процедура в любом случае чрезвычайно рискованна, ибо может вызвать долговременную или даже хроническую депрессию дыхательного центра продолговатого мозга.


Такова история Верджила, человека, которому вернули зрение после долговременной слепоты, — история, весьма похожая на случай восстановления зрения у тринадцатилетнего мальчика, описанный Уильямом Чезелденом в 1728 году, и на некоторые другие аналогичные случаи, описанные в медицинской литературе в последующие двести пятьдесят лет. Такова история «чудесного исцеления» Верджила, закончившаяся, в отличие от некоторых других подобных историй, драматичным фиаско. Уместно отметить, что и пациент Ричарда Грегори, которому также вернули зрение после продолжительной слепоты, лишь сначала испытал отрадные чувства. Через короткое время после проведения операции на глазах, столкнувшись с большими трудностями, он впал в депрессивное состояние и скончался. Вальво в своей книге указывает на то, что лишь немногие подобные пациенты сумели адаптироваться к новым условиям жизни, большинство же, после непродолжительной эйфории, столкнулись с непреодолимыми трудностями, которые не позволили им использовать в полной мере «преподнесенный им дар». Мог ли Верджил справиться со своими трудностями?

На этот вопрос, к сожалению, нет ответа. Адаптации Верджила к новым условиям жизни помешали сторонние обстоятельства: его неожиданная болезнь, потеря работы, домика, а главное, конечно, здоровья, что привело к неспособности самому заботиться о себе и потере самостоятельности. Однако, в отличие от Эми, для которой рухнувшие надежды стали подлинным потрясением, Верджил отнесся к своему положению философски. «Такие вещи случаются», — сказал он.

И все же не вызывает сомнения, что и Верджил пережил потрясение, вызванное не только внезапным заболеванием, но и новой потерей зрения, хотя вполне вероятно, что он еще в преддверии хирургического вмешательства подсознательно ощущал, что его вовлекают в битву, выиграть которую ему не по силам. Прозрев после долговременной слепоты, он, конечно, испытал немалое удивление и удовлетворение — ему открылась дверь в новый мир, и каждый день стал для него увлекательным приключением. Но затем он столкнулся с трудностями: освоить новый мир оказалось непросто (Верджил смотрел, но не видел по-настоящему), а от старого мира его пытались отвадить. Он оказался между двумя мирами, внезапно попав в тупик, из которого, казалось, не выбраться.

Однако затем, столь же внезапно, нашелся выход из тупика в виде повторной и окончательной слепоты, ставшей для него «новым даром», с помощью которого Верджил смог, оставив непривычный мир зрительных ощущений, вернуться в свой старый мир, который был привычным и достаточным для него в течение многих лет.


Примечания:



1

Фейетвилл — город в Северной Каролине. — Примеч. перев.



10

При проведении теста с разноцветными нитками проявилась и аномалия. Мистер И. определил ярко-голубые нитки как «бледные» (таким же он видел и голубое небо). Однако была ли это аномалия? Мы не были уверены в том, что под голубым окрасом ниток не таится более светлый цвет. Придя к этой мысли, мы подвергли мистера И. тесту Фарнсуорта-Менселля, проверив зрение пациента с помощью разноцветных пуговиц, одинаковых по фактуре (яркости, сатурации, рефлективности). Выложить из них нужный ряд мистеру И. не удалось. Он только определил, что голубая пуговица бледнее остальных. — Примеч. авт.



11

Тесты на аномалоскопе Наджела и ахроматопсических таблицах Слоуна подтвердили, что у мистера И. полная цветовая слепота. При участии д-ра Ральфа Сигеля мы подвергли мистера И. также тесту на глубинное зрение и тесту по определению индивидуального восприятия движения, при этом мы использовали случайно-точечные стереограммы и подвижные случайно-точечные поля. Эти тесты не выявили отклонений в зрении пациента. Однако при проведении тестов выявилась интересная аномалия. Мистер И. не смог «освоить» красную и зеленую стереограммы (двухцветные анаглифы), видимо, потому, что цветное зрение нуждается в сегрегации двух изображений. Мы также сделали мистеру И. электроретинограммы, записав и изучив электрические потенциалы, возникающие при воздействии на сетчатку световых раздражений. Электроретинограммы показали, что все три колбочных механизма сетчатки не повреждены, и, значит, цветовая слепота пациента имеет церебральное происхождение. — Примеч. авт.



12

В 1877 г. Гладстон в статье «О цветовом ощущении Гомера» («On the Colour Sense of Homer») писал о том, что этот древнегреческий поэт использует в своих сочинениях такие выражения, как «виноцветное море». Гладстон задался вопросом: видел ли Гомер море действительно таковым или просто использовал красочный эпитет? Замечу по этому поводу, что определенная культура может иметь свои собственные названия цветов и представитель этой культуры может «видеть» или воспринимать цвет согласно общепринятому названию. Однако не совсем ясно, может ли такое «видение» цвета распространяться и на его восприятие другими культурами. — Примеч. авт.



13

Томас Юнг писал: «Почти невозможно представить, что чувствительный центр сетчатки имеет большое число рецепторов, способных одновременно реагировать на любую длину волны света. Гораздо вероятнее, что число таких рецепторов ограничено и сводится всего к трем, реагирующим на три основных цвета: красный, желтый и синий».//Пятью годами раньше английский химик и физик Джон Дальтон описал недостаток своего собственного зрения — вид цветовой слепоты, при котором больные смешивают красный цвет с зеленым. Однако правильного объяснения этому расстройству зрения Дальтон не дал. Правильное объяснение предложил Юнг, высказав мысль, что у Дальтона выпадает (или ослаблено) восприятие одного из трех светочувствительных рецепторов. (Глаз Дальтона, обработанный соответствующим составом, хранится в Кембридже).//Многие аспекты цветовой слепоты изложены в книге Линдсея Т. Шарпа и Кнута Нордби «Полная цветовая слепота: Введение» («Total Colorblindness: An Introduction»). — Примеч. авт.



106

Средний Запад — район в центральной части США. — Примеч. перев.



107

Гарвей, Уильям (1578–1657) — английский анатом и хирург. — Примеч. перев.



108

Намек на некую сложность восстановления зрения имеется в Евангелии от Марка при описании чуда в Вифсаиде. Слепой после целительного вмешательства сначала увидел «проходящих людей, как деревья» и только после дополнительной «процедуры» «стал видеть все ясно» (Мк 8:22–26).



109

Беркли, Джордж (1685–1753) — английский философ. — Примеч. перев.



110

Удаление катаракты ведет к сильной дальнозоркости, и потому пациенты после проведения операции нуждаются в линзах. В XVIII–XIX вв. такие линзы были излишне толстыми и значительно уменьшали периферическое зрение. Но только слепые от рождения и люди, потерявшие зрение в раннем детстве, не могли после удаления катаракты ясно определить, что же они видят, прозрев.



111

Ассоциация молодых христиан США — религиозно-благотворительная организация. Со временем утратила черты религиозной организации, объединяет служащих, квалифицированных рабочих, в целом молодежь среднего класса. Располагает хорошей материальной базой. — Примеч. перев.



112

Показатель остроты зрения 20/100 по шкале Снеллена соответствует величине 0,3 по шкале Сивцева. — Примеч. перев.



113

В одной из своих работ немецкий врач Мариус фон Зенден рассказал о двух детях, носивших на глазах повязку с раннего детства до пяти лет. Когда повязку сняли и они получили возможность видеть, заметной реакции не последовало. Казалось, дети не знают, что делать со своими глазами. В то же время ослепшие, даже люди, бывшие зрячими многие годы, бывает, быстро теряют память о назначении глаз. Немало тому примеров привел Джон Халл в своей автобиографической книге «ТоисЫпд Ше Коек». Сам Халл ослеп, когда ему было под пятьдесят, и уже через пять лет он тоже потерял память о назначении глаз и, к примеру, беседуя, даже не поворачивал голову в сторону собеседника. — Примеч. авт.



114

Удивила луна и прозревшего пациента Грегори. Он полагал, что луна в своей четверти имеет клинообразную форму, напоминая собой кусок торта, и крайне удивился, увидев на небе полумесяц. — Примеч. авт.



115

О недостатке внимания к слепым и даже неуважении к ним пишет в одной из своих работ Роберт Скотт, социолог и антрополог из Стэнфорда. Он также читает лекции о «чудесных исцелениях» слепых и о невероятных проявлениях чувств, которыми сопровождаются отдельные исцеления. Именно доктор Скотт несколько лет назад прислал мне работу Вальво, которая помогла при написании этой книги. — Примеч. авт.



116

Правильное восприятие размеров объекта, равно как и восприятие удаленности, вырабатывается лишь с опытом. В печати сообщалось, что люди, прожившие всю жизнь в густых влажных лесах, где каждое дерево от другого отделяет всего лишь несколько футов, оказавшись по воле случая в безлесной гористой местности, пытались, подойдя к какому-нибудь утесу, потрогать его вершину, не понимая того, что до вершины не дотянуться. Гельмгольц в автобиографических мемуарах «Мысли о медицине» («On Thought in Medicine») приводит поучительную историю, произошедшую с ним самим. Однажды, когда он был маленьким мальчиком, он гулял с мамой в парке и увидел, казалось, невдалеке небольшую башенку с ограждением наверху, за которым стояли какие-то миниатюрные «человечки» — не то игрушечные солдатики, не то куклы. Он попросил маму подойти к башенке и достать ему одну из игрушек. К его удивлению, мама ответила, что это не башенка, а настоящая башня высотой в двести метров, находящаяся от них на расстоянии километра, а за ее оградой не куклы, а настоящие люди. Как далее пишет Гельмгольц, пояснение матери помогло ему избежать в будущем подобных грубых ошибок.//Эдгар Аллан По в рассказе «Сфинкс» описал противоположную ситуацию. Герой рассказа, сидевший в кресле у открытого окна, неожиданно увидал на склоне отдаленного холма отвратительного вида чудовище. На поверку это чудовище оказалось всего-навсего насекомым, сфинксом, ползавшим по оконной раме. (Сфинкс — «мертвая голова» — бабочка из семейства бражников (сфинксов). — Примеч. перев.).

Поделюсь и собственным ощущением. Когда я впервые закурил сигарету с марихуаной, то, взглянув на свою руку на фоне пустой стены, ужаснулся. Рука неожиданно удлинилась, приняв умопомрачительные размеры. Возможно, причиной того странного ощущения стало отсутствие на стене хоть какого-нибудь предмета, годившегося для сопоставления с ним размера моей руки, или причиной иллюзии явилось нарушение центрального зрения, вызванное наркотиком. — Примеч. авт.



117

Грегори, рассказывая о пациенте С. Б., отмечает, что его поднадзорный неизменно удивлялся тому, что предметы «меняют форму». Так, увидев фонарный столб, С. Б. обходил его, изучая со всех сторон, и приходил в изумление от того, что один и тот же предмет может различно выглядеть при осмотре его с разных сторон. Все люди, которым вернули зрение после долговременной слепоты, сталкивались с немалыми трудностями, очутившись в мире непонятных на вид явлений и незнакомых на вид предметов, которые к тому же «меняют» внешнее очертание. Такие люди, привыкшие в течение долгих лет полагаться на осязание, слух, обоняние в хаосе зрительных ощущений, могут прийти в тупик, растеряться — ведь сама концепция «внешнего вида» построена на зрительном восприятии и не касается других внешних чувств человека. Люди, которые привыкли к различным природным явлениям и к миру разнообразных предметов, воспринимая их с помощью зрения, научились управлять ими или по крайней мере к ним приспосабливаться, а если сталкиваются с новым предметом или явлением, то при желании быстро осваивают или хотя бы без особых усилий знакомятся с ним. Недавно прозревшим людям приходится неизмеримо труднее. Философ Ф. Г. Брэдли написал прекрасную книгу «Явление и реальность» («Appearence and Reality»), вышедшую в 1893 г. Для людей, которым вернули зрение после продолжительной слепоты, эти понятия — предмет (явление) и реальность — долгое время находятся в изоляции друг от друга. (Брэдли, Фрэнсис Герберт (1846–1924) — английский философ, глава английского неогегельянства. — Примеч. перев.).



118

С подобными затруднениями сталкивался Фунес, герой романа Х. Л. Борхеса «Фунес, Помнящий». Фунесу было не только трудно понять, что существуют различные породы собак, отличающиеся друг от друга по внешнему виду, но даже и то, что одна и та же собака выглядит в фас и в профиль по-разному. — Примеч. перев.



119

Усталость Верджила не позволила нам показать ему рисунки со зрительными иллюзиями. Это было досадно, ибо такие иллюзии позволяют установить зрительно-конструктивные способности мозга. Рисунки со зрительными иллюзиями весьма успешно использовал Грегори при обследовании С. Б. Когда он показал своему пациенту одну из таких иллюзий — иллюзию смещения, в которой параллельные линии для человека с нормальным зрением не кажутся таковыми, — С. Б. определил, что линии параллельны. Интересно и то, как С. Б. воспринял двойственные фигуры — куб и лестницу — в которых параметр глубины может меняться, а сами фигуры при определенном взгляде на них меняют видимую конфигурацию. С. Б. воспринял обе нарисованные фигуры как плоскости, расположенные в двухмерном пространстве и, естественно, не заметил, что фигуры двусмысленные. Хорошая иллюстрация недоразвитости зрительных центров мозга вследствие ранней потери зрения и долговременной слепоты. — Примеч. авт.



120

Немногим ранее Верджил, отвернувшись от нас и уставившись вдаль, взволнованно произнес: «Вы слышите рычание львов?» Мы с Бобом и Эми прислушались и действительно услыхали, хотя и с большим трудом, похожие звуки, но откуда они доносились, определить не смогли. Острый слух Верджила и его способность определить, откуда доносятся невнятные звуки, меня до крайности удивили. Впрочем, я удивлялся напрасно. Многие люди с врожденной слепотой или потерявшие зрение в детстве обладают прекрасным слухом. Вероятно, обретению острого слуха таким людям помогает постоянная сосредоточенность, что оказывает положительное влияние на слуховые зоны в мозгу. — Примеч. авт.



121

Музей наук — музей истории науки с большим собранием машин, приборов и аппаратуры, в том числе действующих моделей. Основан в 1857 г. — Примеч. перев.



122

Модсли, Генри (1771–1831) — английский механик и промышленник. — Примеч. перев.



123

Павлов, проводя опыты на собаках, назвал такое реагирование «трансмаргинальным торможением, вызванным сверхмаксимальной стимуляцией мозга», и охарактеризовал это явление как защитную реакцию организма. — Примеч. авт.



124

Душевные переживания, стрессы нередко ведут к ухудшению физического состояния человека со слабым здоровьем. Так, в результате душевных переживаний у астматика могут участиться приступы астмы, у человека, страдающего паркинсонизмом, может обостриться его болезнь, а такой человек, как Верджил, может на время потерять зрение. И все же порой трудно определить, что повлияло на ухудшение самочувствия: физиологическая или эмоциональная уязвимость. — Примеч. авт.



125

«L’Aveugle qui refuse de voir» (фр.) — «Слепой, который отказывается прозреть». — Примеч. перев.



126

В своей работе «Письмо о слепых в назидание зрячим», написанной в 1749 г., Дени Дидро, с позиции эпистемологического и культурного релятивизма, рассуждает о том, что слепые люди конструируют на свой лад собственный цельный и достаточный мир, вырабатывая при этом свою особенную индивидуальность, и потому не имеет смысла говорить об их неполноценности и бессилии. По словам Дидро, проблема слепоты и желания излечиться создана зрячими, а не слепыми людьми. Дидро также считал, что высокое умственное развитие может помочь слепым познать окружающий мир во всех его проявлениях. Он приводит в пример Николаса Саундерсона, слепого с рождения человека, который читал студентам оптику в Оксфорде в начале XVIII столетия. — Примеч. авт.



127

Весьма интересовался развитием зрения канадский психолог Дональд Хебб, представивший в книге «Организация поведения» («The Organization of Behavior») немало доказательств тому, что зрение при рождении человека (равно как и высших животных) еще не является совершенным. В своей работе Хебб рассматривает и редкие случаи обретения зрения людьми с врожденной слепотой, описание которых почерпнуто им из работ фон Зендена (сам Хебб с такими случаями не сталкивался). Эти случаи, по мнению Хебба, подтвердили его суждение, состоящее в том, что для развития и становления зрения требуется около пятнадцати лет. При этом Хебб приравнивает к младенцу взрослого человека, которого наделили зрением с помощью хирургического вмешательства. В этой части Хеббу следует возразить (что, кстати, сделал и Грегори). Возможно, что прозревшему взрослому человеку и в самом деле для обретения полноценного зрения необходимо пройти те же этапы его развития, которые требуются младенцу, но взрослый человек — неврологически и психологически — не похож на младенца, он уже имеет богатый опыт других ощущений, которые, несомненно, вступают в конфликт с новым, внезапно появившимся ощущением. — Примеч. авт.



128

Если слепота является одной из форм человеческого существования, то, несомненно, другой такой формой является глухота, которой подвержено немало людей, составляющих целое сообщество со своим языком и культурой. Проблемы, похожие на трудности Верджила, могут возникнуть у людей, которые впервые обрели слух или которым вернули слух после продолжительной глухоты с помощью имплантированной улитки. Для таких людей звуки в первое время не имеют смысла, значения, ни с чем не ассоциируются, и потому такие люди, по крайней мере первоначально, оказываются в мире звукового хаоса, агнозии. При этом возникает и проблема индивидуального толка — проблема индивидуальности, и не справившийся с этой проблемой, переиначив фразу пациента Вальво, вполне может сказать: «Лучше умереть глухим и родиться заново с развитым слухом». Следует отметить особо, что глухие люди сталкиваются в жизни и с социальными трудностями. Этот комплекс проблем рассматривает Харлан Лэйн, современный американский историк и психолог, в своей работе «Маска благотворительности: бесправное сообщество глухих» («The Mask of Benevolence: Disabling the Deaf Community»). — Примеч. авт.



129

Подобные чувства, как пишет Грегори, испытывал и С. Б.: «Прозрев, он неожиданно обнаружил, что мир прекрасен не во всех своих проявлениях. В частности, он нашел, что жена его, которую он очень любил, некрасива, да и сам он на вид невзрачен». — Примеч. авт.



130

Пептобисмол — лекарство от болей в желудке, густая сладковатая розовая жидкость. — Примеч. перев.



131

Семир Зеки в одной из своих работ указывает на то, что при церебральной аноксии цветокодирующие участки зрительной коры головного мозга могут быть мало повреждены, и в этом случае человек способен видеть цвета предметов, но только цвета и ничего больше — ни форму, ни размеры, ни сам предмет. — Примеч. авт.



132

Ла Гуардиа — аэропорт в Нью-Йорке, обслуживает внутренние авиалинии. — Примеч. перев.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх