Загрузка...



оружие XXI века: Беречь бойца

Автор: Ваннах Михаил

Одна из главных причин потерь личного состава в современных войнах - нападения повстанцев на транспортные колонны. Так было в Афганистане, так было в Чечне, так сейчас происходит с американскими войсками в Ираке. Нападая на транспорт, инсургент выбирает удобную для себя позицию на местности, тем самым уравновешивая превосходство регулярной армии в огневой мощи.

Уменьшить потери пытаются, бронируя всю технику. И американские универсальные "хамви", и наши грузовики "Урал" - бронированные. Однако это защита пассивная. В составе колонны должна быть машина, способная противостоять атакам не только броней, но и огневой мощью. Как правило, эту роль берет на себя колесный бронетранспортер.

Почему колесный? Потому, что у "колеса" и КПД, и ресурс куда больше, чем у гусеничной техники. А проходимость на грунте и рельефе достаточно высока с тех пор, как в 1934 году австрийская фирма Austro-Daimler создала восьмиколесный броневик ADGZ с четырьмя ведущими осями. Эту древнюю машину мы вспомнили не случайно. Ее гидравлическая шес­тискоростная (три передние, три задние) коробка передач позволяла двигаться задним ходом полной скоростью в 70 км/час. Полутора сотен лошадей шестицилинд­рового двенадцатилитрового кар­бюраторного движка хватало и для того, чтобы втащить двенадцатитонную машину на 35-градусный склон. Запас хода - 450 км. Управляемые - первая и четвертая оси. Два водителя - спереди и сзади в своих кабинах. Попал в партизанскую засаду на горной балканской дороге - даешь полный задний и удираешь, не перебегая из кабины в кабину под огнем.

И надо сказать, что совре­менный, поступающий на во­ору­жение в двухтысячные, аме­риканский колесный бронетранспортер M1126 Stryker ICV по сравнению с австрийской машиной семидесятилетней дав­ности отнюдь не кажется чудом техники. Он, правда, весит побольше - шестнадцать с половиной тонн позволяют нести керамико-стале-алюминиевую броню, выдерживающую попадание пули 14,5-мм калибра[Впрочем, начало поставок серийных БТР частям в Ираке в 2003 году ознаменовалось грандиозным скандалом. Германский суб­под­рядчик изменил технологию изготовления элементов брони, что резко снизило ее качество. Это было одной из причин отставки министра обороны США Дональда Рамсфильда.], а не только винтовочной, да и ездит побыстрее. Турбодизель (хоть и на колесной машине, но - Caterpillar) мощностью 350 л. с. способен разогнать БТР до ста километров в час, но по соображениям безо­пасности скорость принудительно ограничена 72 км/час. И запас хода - 500 км, всего на полсотни больше, чем у ADGZ Внутри - гидравлика; режимы работы ведущих осей (с четырех на две и наоборот) переключает пневматика. Водитель, стрелок, девять десантников... Все, в общем-то, вполне в парадигме индустриальной эпохи.

"Клетчатые" (slat armor) экраны должны уберечь экипаж БТР от кумулятивных боеголовок реактивных гранатометов (даже современных РПГ-27 и РПГ-29), поскольку вызывают взрыв на расстоянии от брони. Эти экраны ведут свой род от апокрифических панцирных матрацев трофейных бюргерских кроватей, которые экипажи "тридцатьчетверок" будто бы приваривали на броню для защиты от панцерфауста. Привычной деталью являются и автоматические системы пожаротушения.

А современным оружием M1126 Stryker делает цифровая электронная начинка, превращающая бронетранспортер в элемент "накинутой" на поле боя информационной сети. И это принципиально важно!

Триумфом "старших брать­ев" Stryker'а, боевых машин пехоты M2/M3 Bradley, стала операция "Буря в пустыне". В ходе кампании 1991 года БМП уничтожили больше иракской бронетехники, чем танки. Но, разумеется, гибли и сами. Причем из двадцати потерянных Bradley три были сожжены иракскими танками, а семнадцать (!) пострадали от "дружественного огня". Как говорится, бей своих, чтобы чужие боялись…

Потому-то бронетранспортеры цифровой эпохи, имеющие возможность пользоваться глобальной системой позиционирования и устойчивыми к помехам и перехвату цифровыми сетями связи, непрерывно сообщают "товарищам по оружию", где они находятся, а также обмениваются информацией о положении боевых единиц и огневых точек противника. Компания General Dynamics Land Systems, проектировавшая компьютерную систему, во главу угла поставила простоту и удобство ее модификации, то есть в некоторой степени повторила подход, в свое время сделавший открытую архитектуру PC безусловным лидером компьютерного рынка.[Увы, зависания сохранились и у военных версий компьютерных систем, что не раз вызывало скандалы и тормозило принятие на вооружение варианта Stryker’а со 105-мм орудием.]

Наблюдать за дорогой, полем боя и ближним тылом противника экипажу помогает дневной/ночной тепловизор, причем на экран командира может выводиться та же картинка, которую видит водитель.

Очень интересным элементом M1126 Stryker ICV является Protector M151 Remote Weapon Station - дистанционно управляемая платформа для размещения оружия. Ее изготовила, по заказу американского Министерства обороны, норвежская корпорация Kons­berg Defence & Aero­cpace. Впрочем, производственные мощности Konsberg находятся не в одноименном норвежском городке, а в США. Производство Protector’ов - это часть миллиардного контракта, в рамках которого американцы получат 6500 единиц универсальной дистанционно управляемой орудийной оружейной платформы Common Remotely Operated Weapon System в версиях CROWS или CROWS II. Состоит она из двух частей: оружейной платформы, устанавливающейся на машине, корабле или наземном посту, и аппаратуры управления.

Платформа, обеспечивающая круговое вращение и подъем от -20 до +60 градусов, гиростабилизирована. Гироскопы - лазерные, не имеющие движущихся частей, а значит, надежные и долговечные. Для наблюдения и наведения оружия служит дневная видеокамера и тепловизор. Дистанцию до цели определяет лазерный дальномер. В связи с общими тенденциями гуманизации и политкорректности особо подчеркивается, что он работает в безопасном для глаз режиме. То есть получить полудюймовую пулю в лоб можно, сохранив стопроцентное зрение. Данные, генерируемые дальномером, служат не для удовлетворения любознательности - "интересно, далеко ли от меня вон тот симпатичный парень?" - а поступают в баллистический вычислитель, который определяет нужные для точной стрельбы поправки и передает их на приводы. Вообще, реализовать такую систему, при ее кажущейся простоте, стало возможно только с развитием электроники - ресурс механических гироскопов был невелик.

Управление оружием удивительно похоже на игру в "стрелялку". Это делает работу стрелка куда более комфортной, чем в случае, когда он наводит ствол, под огнем противника высунувшись из верхнего люка и совмещая мушку с целью. А в чем преимущество такой схемы по сравнению с размещением стрелка в бронированной башне?

Ну, во-первых, башня увеличивает профиль машины, чего конструкторы стараются избежать. Во-вторых, мелкая башня неудобна, а крупная - создает нагрузку на приводы, затрудняя их работу в режиме переброс­ки, когда, покончив с тем, кто палил слева, надо разобраться с оппонентом по правому борту. Дело - в моменте инерции, мере инертности непоступательного, в данном случае вращательного движения. Броня ведь расположена с этой точки максимально неудобно, по габаритам массы - а это нагрузка на приводы и энергосистему, ухудшение переходных процессов. Крутить один лишь ствол - рентабельнее.

А стволом могут быть крупнокалиберные пулеметы M2 (браунинговские ветераны аж конца Первой мировой) и M240 (калибра 7,62 мм), 40-мм автоматические гранатометы Mk19. Вполне серьезная огневая мощь, к тому же наводимая стабилизированными приводами. И, главное, массовость производства совмещается с гибкостью.

Наконец отметим, что оттачивать свое мастерство экипаж может на компьютерных тренажерах.

Stryker назван по фамилии двух американских солдат, один из которых пал смертью храб­рых во Вторую мировую, другой - во Вьетнаме. При всех сомнительных элементах этой системы попытки сохранить жизни бойцов не могут не вызывать уважения.









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх