Загрузка...



кафедра ваннаха: Бледная с косой приходит в Страну дураков

Автор: Ваннах Михаил

Обсуждать в бумажной прессе сегодняшний мировой экономический кризис, когда ситуация меняется каждые несколько десятков минут, - задача неблагодарная. Поэтому схитрим - обратимся к старым текс­там, и пусть уж читатель попробует сам найти в них аналогии к происходящим за окном событиям. Ну, прежде всего - Маркс. Именно в его "Капитале" объяснена фантастическая эффективность капиталистического способа производства, который принес немыслимое количество материальных благ, обрушивающихся на население планеты. И там же, в тех самых томах, было названо condicio sine qua non, непременное условие существования капитализма. Условие это - расширенное производство. Капитал функционирует только в динамике, только "крутясь", прирастая. Когда капитал перестает это делать - он оборачивается всего лишь деньгами, безразлично - щедро истраченными или скупо припрятанными.

Именно императив прироста капитала, отобразившись в требование захвата новых и новых рынков, породил две мировые войны. Послевоенный мир Атлантической хартии [Договор между Великобританией и США, очертивший принципы послевоенного устройства мира], обходился без войн. Почему?

Сначала происходило насыщение потребительских рынков Первого мира товарами и услугами, ранее доступными лишь привилегированным клас­сам. Машины, холодильники, радио- и телеприемники... А еще - доступное здравоохранение и образование, оплачиваемые отпуска и путешествия.

Потом, когда спрос на традиционные товары индустриального общества был насыщен, подоспела научно-техническая революция. Вместе с ней пришли новые товары - цветные телевизоры, долгоиграющие пластинки, кассетные магнитофоны, противозачаточные таб­летки… Постиндустриальное общество стало не столько удов­летворять потребности, сколько выдумывать новые. Порождая тем самым новые рынки и обеспечивая расширенное воспроизводство капитала.

Ярчайшим символом первого этапа постиндустриального общества стали The Beatles. Ливерпульские пареньки из ра­бочих семей, вознесенные массовым спросом на их музыку не столько к высотам Парнаса (где все же место Баху и Генделю, Орфу и Шнитке), сколько к верхним позициям в списках богатеев. Рыцарские звания соотносятся с этим превосходно - уже где-то на момент крушения СССР Британия, бывшая мастерская мира, выручала за экспорт музыки больше, нежели за машиностроение.

Гибель Советской империи тоже оказалась кстати. Обитатели бараков социалистического лагеря начали выходить в свободный мир, выстраиваясь в колонны потребителей различных "кол", малолитражек (сначала подержанных) и, главное, лицензионной музыки и видео.

Дело в том, что материальным производством занимается ничтожная часть населения Первого мира. Это не чей-то заговор, не чья-то злобная воля. Слишком уж велика производительность современных массовых технологий. А прос­тейшие операции оказывается выгоднее не автоматизировать, а перенести в Юго-Восточную Азию с ее многочисленным и трудолюбивым населением [Вспомните удивление Евгения Козловского ("Пока несут сакэ…", "КТ" #752) по поводу того, что на суперсовременном заводе проекторов отражатель в проекторную лампу устанавливает работница, а не автомат, как было бы на заводе советском…]. А для функционирования глобального рыночного механизма взамен дается модная музыка, для чего надо сначала убедить население, что она куда круче, чем народные напевы и контрапункты классики. Но ни прирост числа потребителей за счет бывшего Варшавского пакта, ни калейдоскоп моды, заставляющий покупать все новые и новые версии одних и тех же вещей, не главное. Главный двигатель расширенного капиталистического воспроизводства - научно-техническая революция. Пару последних десятилетий это было открытие и освоение цифрового мира. Ставший массовым персональный компьютер. Еще более плодовитый мобильник. Рынок программного обеспечения. Вселенная Интернета. Все это обеспечивало расширенное воспроизводство капитала, изливая на население потребительского общества бурные потоки благ. Счастливая Страна дураков из книжки Стругацких "Хищные вещи века".

И - маленькое "но"… Большинство потребителей никак не участвует в чудесах современной экономики, хотя каждая продавщица уверена, что ее жизнь должна становиться все лучше и лучше. Настоящим трудом заняты те, кто в Первом мире придумывает бизнес-мо­дели (в случае успеха приносящие гигабаксы); те, кто своими знаниями воплощает их в жизнь (зарплаты скорее шестизначные, совокупное вознаграждение - мегабаксы), и те азиаты, что за 60-200 долларов в месяц все это производят. Все остальное - "Игры обмена" [Название второго тома труда великого историка Ф. Броделя "Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV-XVIII вв."], в ходе которых традиционная экономика, следуя принципам расширенного воспроизводства, попыталась дать потребителям то, чего они не произвели, - доступную ипотеку в США, соцпособия в Европе, завышенные доходы строителей у нас… Но халява, как известно, впрок не идет - и вот долбанул кризис. Финансовый по своей форме, но в глубине таящий тот факт, что высокие зарплаты заворачивальщиков гамбургеров в США и пособия эмигрантов в Европе, мягко говоря, ничем экономически не обеспечены. Не имеют они никакого отношения к тем технологиям, за счет которых живет человечество. Но осознать это столь страшно, что Первый мир пытается скрыть правду, идя на то, за что десятилетиями проклинал социализм. Посмотрим, принесет ли это ему пользу…









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх