Загрузка...



ТЕМА НОМЕРА: Которые нас

Автор: Владимир Гуриев

Многоточия в заголовке — не от хорошей жизни. Мы так и не смогли найти слово, которое емко и точно описывает все упомянутые ниже … Точно так же сложно найти слово, описывающее чувства, которое мы испытываем, когда вспоминаем … — это некоторая смесь удивления с разочарованием. «10 концепций, которыми нас обманули»? Но мы и не верили в RVD или Neuronet. «10 технологий, которые нас разочаровали»? Но в списке присутствует российское правительство, которое никакая не технология и в котором трудно разочароваться. «10 продуктов, которых мы не дождались»? «10новостных тем, которые ни к чему не привели»? «10 тем, о которых нам хотелось написать первого апреля»? Нет, нет, все не то. Как будто мало было этих проблем, так еще выяснилось, что …, которые нас …, вовсе не десять, а восемь. Но восемь плохо смотрится в заголовке, так что мы довели количество многоточий до сакрального числа «три» и на этом успокоились. Мы не знаем, как читается этот заголовок, но, слава богу, аудиоверсия «КТ» пока не выходит.

Rainbow Versatile Disc

24-летний индийский студент Исламского образовательно-общественного инженерного колледжа Сайнул Абидин (Sainul Abideen), который заявил осенью прошлого года о разработке новейшей технологии хранения данных, основанной на довольно оригинальной идее: вместо неэффективных, стало быть, нулей и единиц Абидин предложил использовать разноцветные круги, квадраты и треугольники в различных сочетаниях. На один RVD можно уместить до 450 Гбайт данных, при том что себестоимость такого диска в десять раз ниже себестоимости CD.

За сообщением, которое было распространено арабским новостным агентством, последовали довольно пространные, но путаные объяснения самого изобретателя. Тем не менее из них можно понять следующее: если какая-то «цветная» технология хранения действительно существует, то сам изобретатель либо имеет о ней слабое представление, либо как-то уж слишком темнит.

Мы, решив, что кодирование информации на бумаге — дело, в общем, не такое уж и сложное, попытались опубликовать в текущем номере архив всех выпущенных с начала года номеров «КТ», но нас немного подвели финские подрядчики. Со сжатием информации никаких проблем не возникло (информационная емкость первоапрельского архива составляет порядка 1,5 Гбайт), но с первой попытки мы осилили только сжатие с потерями. Через год обязательно повторим. Возможно, получится лучше.

Глобальное по…ние

Научное сообщество разделилось на три части. Первые пророчат нам гибель от глобального потепления, вторые — от глобального похолодания (таких, правда, немного — сегодня о глобальном похолодании говорит только пара чудаков-ученых да несколько поклонников фильма «Послезавтра»), а третьи— от глобального помутнения (это не очень растиражированная, но не менее неприятная перспектива — если вы не знали, то теперь знаете, что каждый год количество солнечного света, достигающего земной поверхности, немного, но уменьшается).

Тем не менее пока все живы. Не сказать, что мы сильно разочарованы, но хочется какой-то определенности.

Виртуальные миры

Мы про виртуальные миры написали много хорошего. И в этом году тоже. Но, если честно, все эти так называемые виртуальные вселенные — чертовски скучная штука. К сожалению, в журнале не очень много места, и мы не можем привести полный список из 30 тысяч занятий, которые интереснее, чем гуляние по Second Life: выпить с друзьями, познакомиться с девушкой, переустановить Windows, в стотысячный раз пройти Fallout 2...

Возможно — да не возможно, а наверняка — когда-нибудь все эти виртуальные вселенные и станут полноценной средой, но пока что читать о них гораздо интереснее, чем играть по-настоящему.

Duke Nukem Forever

Легендарный игровой долгострой — Duke Nukem Forever (1997—2007) — даже неудобно записывать в разочарования. Наоборот, он стабильно оправдывает ожидания, так как все нормальные люди давно перестали верить, что эта игра будет когда-нибудь создана. И, возможно, зря: в январе 2007 года о Duke Nukem Forever снова вспомнили — и компания 3D Realms в стотысячный раз признала, что работа над проектом по-прежнему ведется. А в том, что у 3D Realms есть опыт по работе с долгоиграющими проектами, никто не сомневается: в прошлом году после 11-летнего цикла разработки была выпущена игра Prey, работа над которой началась в далеком 1995 году.

GlobeTel и «Интернафта»

В конце 2005 года никому не ведомая до той поры российская компания «Интернафта» подписала контракт с относительно известной, но не слишком толковой (в том смысле, что обещаний и бумажных проектов у нее было на порядок больше, чем проектов законченных) американской компанией GlobeTel. Вкратце суть договоренности между двумя бизнес-сущностями можно свести к следующему: «Интернафта» (в дальнейшем именуемая Заказчик) заказывает GlobeTel (в дальнейшем именуемой Исполнитель) развернуть в тридцати российских городах сети WiMAX. Что произошло между Заказчиком и Исполнителем дальше — понять стороннему наблюдателю непросто. Но через несколько месяцев, вдоволь насладившись выросшим вдвое курсом акций, компания GlobeTel Communcations объявила о разрыве сделки по причине того, что российские партнеры банально не перечислили денег. Российские партнеры на это ответили, что с самого начала чувствовали подвох, так как у GlobeTel интерес к проекту упал сразу после подписания договора.

Так или иначе, но история на этом не закончилась. С некоторым опозданием, осенью 2006 года, GlobeTel попросили с Американской фондовой биржи (AMEX), что поставило крест на надеждах оптимистичных акционеров сбыть свои акции хотя бы за половину стоимости (сегодня акции GlobeTel стоят $0,33 за штуку — в шесть раз меньше, чем полтора года назад, и в десять с лишним раз меньше, чем на пике истории с «Интернафтой»). Это, в свою очередь, катализировало текучку в топ-менеджменте — из последних пяти пресс-релизов GlobeTel три посвящено увольнениям, сокращениям и переназначениям из капитанов в консультанты.

Однако у GlobeTel (а точнее, у ее дочерней компании Sanswire Network) есть в запасе еще один супермасштабный проект: полстроение сети из коммуникационных геостационарных дирижаблей (стрателлитов), которые дешевле, лучше и надежнее, чем базовые станции, телевышки и прочая. В октябре прошлого года Sanswire даже удалось поднять один из таких дирижаблей в воздух, что, белзусловно, хороший знак.

Но WiMAX в России если и будет, то стараниями других компаний.

Наше правительство

Ну, в общем, тоже не разочаровало (см. Duke Nukem Forever), хотя интерес властей предержащих к технологическому сектору немного пугает, потому что простому человеку, далекому от таких высокотехнологичных понятий, как «бюджет» и «откат», ничего хорошего не сулит. Простого человека переедет немного катком, потому что там, где этот простой человек по неосторожности стоял, нужно построить магистраль или город-сад. Самое обидное, что до постройки дело может и не дойти (с ней-то хоть не зря пропадать) — мы пока в совершенстве освоили только катки.

В сухом остатке у нас вот что. Для возвращения лидирующих позиций России в мировой компьютерной индустрии («Пятнадцать лет назад Россия занимала по информационно-коммуникационным технологиям, в первую очередь в сфере программного обеспечения, второе место в мире», — говорит вице-премьер России Сергей Иванов) нужно в совершенстве освоить такие дисциплины, как строительство технопарков и венчурное инвестирование. Не забыта и федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002—2010)», которая вовсе не пылится в закромах Родины, а вовсю внедряется. Например, в 2004 году в Белом доме отказались от пневмопочты и внедрили электронный документооборот.

Сама идея с технопарками (дескать, дайте только построить, а там уж мы заживем) не то чтобы плоха, но, очевидно, не самодостаточна. Если человек хочет, чтобы у него во дворе жила собака, недостаточно построить конуру, нужно что-то еще. Найти собаку, например. Для разнообразия ее кормить, чтобы она не ушла в соседний двор. Собственно, если собаку кормить регулярно, то и конуру ей делать необязательно — она что-нибудь придумает. Но строить всем миром конуру, конечно, веселее, чем приманивать какого-то совершенно незнакомого пса.

Впрочем, чем бы правительство ни тешилось, лишь бы Интернет не трогало.

Закончить наш правительственный фрагмент хочется цитатой другого высокопоставленного чиновника. Месяц назад Дмитрий Медведев совершил мужественный поступок и ответил на вопросы интернет-пользователей. Поскольку с темой он знаком поверхностно, в ответах вице-премьера много странных словесных конструкций, о смысле которых можно догадаться только из вопроса. Но к этому придираться как-то неспортивно — наверняка кухонные рассуждения о том, как управлять государством, тоже звучат смешно для тех, кто это пробовал. Но вот один момент очень хочется отметить. Отвечая на вопрос «Будет ли произведен перевод нашего образования на открытое программное обеспечение?», Дмитрий Медведев, в частности, сказал вот что (курсив наш):

«Потому что есть система кодирования вот этих лицензионных программ, и эта система недоступна обычным пользователям. Некоторые наиболее продвинутые пользователи взламывают эту систему. Но, во-первых, не все можно взломать, аво-вторых, это незаконный путь.»

Когда Первый заместитель Председателя Правительства России, рассуждая о лицензионном ПО, начинает с того, что «не все можно взломать», и только потом упоминает, что это, собственно, незаконно — это очень аутентично. Это напоминает нам о том, что даже хваленый Linux Way для наших кущ (не совсем райских, зато по занебесным ценам) не подходит. У нас свой, Russian Way.

На вопрос, правда, Первый зам так и не ответил.

Neuronet

Neuronet — отдельная и независимая от Интернета сеть, рассчитанная на интенсивный трафик, порождаемый виртуальными вселенными.

Стоит за проектом некоммерческая организация с громким названием Международная Ассоциация Технологий Виртуальной Реальности, но шансов на то, что в рамках этого проекта получится создать что-то еще, кроме скромного сайта, не очень велики. Мы были свидетелями и менее грандиозных начинаний, которые бесславно почили в бозе как только закончились деньги инвесторов. А у Neuronet и инвесторов-то особых нет— ни одна из компаний, реально работающих в виртуальном секторе, Neuronet не заинтересовалась, да и не могла заинтересоваться, потому что стоят у истоков Ассоциации два человека, никак себя на виртуальном поприще не проявивших, а инвестиции в новую сеть нужны миллиардные.

Версий на тему, зачем и кому понадобилось устраивать этот цирк, может быть множество, но правдоподобней остальных выглядит версия Свена Джонсона, который предположил, что вся затея с Neuronet нужна для продажи доменных имен в новой и совершенно незахваченной пока виртуальной реальности.

Водородная экономика

Модная штука, с которой дела обстоят еще хуже, чем с виртуальными мирами. Они хотя бы существуют. Тогда как никакой водородной экономики нет. Есть только миллиардные затраты на исследования, которые пока не решили главную проблему отсутствующей водородной экономики: откуда брать водород. Сегодня это прекрасное и не загрязняющее окружающую среду топливо добывают из

а) газа (48 процентов);

б) нефти (30 процентов);

в) угля (18 процентов).

Никаких экономических причин добывать водород иным способом пока, увы, не существует. Ситуацию могла бы переломить теория водородной Земли инженера Ларина, согласно которой мы, распродав всю нефть (см. «Наше правительство»), сможем обнаружить под нефтяными месторождениями богатейшие залежи водорода, но она пока не является общепринятой.









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх