Загрузка...



Почему Google уходит из Китая?

Тимофей Бахвалов

Сушим весла

Известие об уходе корпорации Google из КНР вызвало крайнее непонимание аналитиков и участников IT-рынка не только Поднебесной, но и всего мира.

Очевидно, что причин для добровольного ухода со столь мощного и перспективного рынка не было, и быть не может. Тем более, для такого упорного и удачливого во всем мастодонта, как "большой G".

Однако новость об уходе прозвучала из уст лично главы Google China по корпоративному развитию и юридическим вопросам Дэйвида Драммонда (David Drummond). В ультимативной форме было заявлено о том, что компания не намерена больше терпеть "попрание свободы слова" и отказывается от цензуры результатов поиска, даже если это грозит ей уходом из страны. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стали взломы нескольких (двух) аккаунтов неких активистов/правозащитников.

Столь эмоциональное заявление любому здравомыслящему человеку наверняка покажется столь же бредовыми, как крики команды дрейфующего в ледяных торосах ледокола: "Льдина оставила на борту царапины, а погода невыносима. Мы бросаем корабль!"

В своем прощальном заявлении, руководство китайского подразделения Google также выступило с прямыми обвинениями в адрес правительства Китая — о причастности последнего к хакерским атакам на 34 местные компании. Весь этот шум, конечно же, не мог быть поднят без прямого указания центрального руководства корпорации.

Чужой монастырь

Не секрет, что любое давление на правительство КНР, а тем более — нелицеприятные обвинения в его адрес, никогда ничем хорошим не заканчивались. Вспомнить хотя бы недавнюю пресловутую смертную казнь британца — торговца наркотиками. Не посылай Гордон Браун без малого два десятка (!) требований об освобождении преступника, а пошли одну петицию — контрабандист наверняка был бы экстрадирован и получил бы своё пожизненное. Но речь сейчас не об этом.

Вокруг Китая постоянно поддерживается агрессивное информационное поле. И его необходимо отфильтровывать — это совершенно логично. Вместе с тем, ежедневно в китайской блогосфере высказываются недовольные теми или иными моментами жители Поднебесной. И абсолютное их большинство давно знает, где нужно остановиться.

Представления о черте, разделяющей высказывание мнения и антигосударственную деятельность, есть у каждого здравомыслящего человека. Так же, как в каждом отдельно взятом государстве есть свои проблемы и свои табу.

Так, например, я сильно сомневаюсь, что в Штатах АНБ не возьмёт в поле зрения любого человека, интересующегося темами терроризма и изготовления бомб.

В Китае любой человек имеет право высказывать свое недовольство в Интернете. Другой вопрос, что на эти высказывания местное правительство обращает куда как меньшее внимание, чем российское — на комментарии в блоге президента РФ Медведева, но всё же…

Однако, если речь идёт о призывах к сепаратизму и выступлениям против правительства — репрессивного характера реакция по отношению к таким лицам ждать себя не заставит. Ведь идеи подобного рода, зарождающиеся в головах даже ничтожно малой части гигантского населения Китая, могут рвануть похуже атомной бомбы.

Вспомним о том, что уголовно-правовая категория "Преступления против основ государственного строя и безопасности государства" есть и в России, и во всех прочих государствах. И используемые правовые инструменты охраны строя — это внутреннее дело каждой страны, в которое не могут вмешиваться и которому не могут противостоять ни прочие государства, ни, тем более, отдельно взятая корпорация.

Сейчас самое простое и приятное, что может сделать обыватель, считающий себя продвинутым и имеющим твёрдую социальную позицию — это забиться в "интеллектуальном пароксизме", вспомнив заезженные до дыр и давно потерявшие связь с реальностью обороты "ограничение свободомыслия и свободы слова". Но, пожалуйста, просто задумайтесь и попробуйте оценить масштабы сложности задачи управления государством с населением в 1,6 миллиардов человек. Любой социальный конфликт и политический инцидент может привести к поистине катастрофическим последствиям. Политику и действия правительства КНР в этой области можно характеризовать как угодно, но необходимо признать, что, в первую очередь, она максимально ориентирована на социальную, экономическую и политическую стабильность государства и общества.

Начало

Вернёмся к Google — он уйдёт вовсе не потому что его вынудила поступить так неугодная менеджменту G политика правительства КНР, и совершенно не из-за обвинений того же правительства в кибератаках.

Начнём с того, как и почему G выходил на рынок Китая. Естественно, огромный рынок нуждался в локализованных сервисах и платформе — как технической, так и юридической. Но толчком к началу диалога с властями и приходу в Китай послужило сначала частичное, а затем полное блокирование Google. Напомню, что первые отключения Google с помощью "Великого китайского файрвола" начались ещё в далеком сентябре 2002 года.

Интересно, что в тот период на долю нынешнего лидера поискового рынка — Baidu.com — приходилось, по разным оценкам, лишь 3–5 % поискового рынка Китая. Тогда появившийся в 2001 году китайский поисковик, уступал всем конкурентам, включая китайскую версию Yahoo! запущенную в 1999 году. Считается, что именно с подачи Baidu.com специальная комиссия Министерства промышленности и информационных технологий Китая проявила пристальный интерес к Google.com и проанализировала данные о его поисковых результатах. Система фильтрации нежелательного контента отсутствовала, поэтому решение комиссии было очевидным.

После конструктивного диалога между правительством КНР и руководством Google, в котором, кстати, принимал личное участие Сергей Брин, G запустил новую версию поискового движка для Китая и начал фильтровать запросы, связанные с религиозными сектами, экстремистскими и сепаратистскими идеями и прочей ересью. Уже к концу года корпорация смогла завоевать около 25 % поискового рынка Китая. Что интересно, для этого использовалась исключительно американская IT-инфраструктура.

По-простому

В 2005 году Google вышла на рынок Китая простым и весьма распространенным среди западных корпораций способом — с помощью местного партнёра Ganji.com (это крупнейшая в стране доска объявлений).

Вместо входа на рынок в качестве иностранной корпорации WOFE (Wholly Owned Foreign Enterprise), G стал использовать юридическое лицо и лицензию на предоставление интернет-контента ICP (Internet Content Provider) своего партнёра. Это вызвало совершенно справедливое непонимание контролирующих органов. Простую аналогию тут можно провести со строительной лицензией — выдана она одной компании, а используется на объекте, строительство которого ведётся совершенно другим застройщиком.

Таким способом в Китае в то время работали многие небольшие западные IT-компании, но не обратить внимание на Google было, по понятным причинам, совершенно невозможно. Ведь речь ведется о корпорации мирового масштаба, являющейся, в первую очередь, мультиформатной информационной платформой.

Система получения лицензии ICP — разрешительная. То есть выдача или отказ в таковой остается на усмотрение регулирующего органа. Да и требования к WOFE, желающим работать в Интернете, куда как более строгие, чем к местным компаниям. И дело даже не в гигантском размере уставного капитала. Регламентируется и согласуется с контролирующими органами в их деятельности абсолютно всё.

Обращу внимание на один из интересных моментов — это набор персонала. В соответствии с законодательством КНР, он осуществлялся Google из так называемого кадрового резерва, формируемого соответствующим управлением Министерства трудовых ресурсов и социальной защиты КНР. Именно поэтому заявления G о несанкционированном доступе к её интеллектуальной собственности со стороны правительства КНР выглядят детским нытьем и абсолютной профанацией. Отсутствие инсайдеров в иностранной корпорации уровня Google в любой из стран мира — это нонсенс.

Деньги

На момент заявления об уходе, Китай приносил Google около 10 % всех доходов. При этом на долю G приходилось, по разным оценкам, от 28 % до 35 % поискового рынка Китая.

В свою очередь, доля Baidu.com, по разным оценкам, — от 58 % до 72 %. Оставшееся поделили между собой Sohu.com, 136.com, Tenscent.com, Yahoo! и MSN (+бета-версия Bing).

Причин потери позиций Google множество. В первую очередь, это, конечно, непонимание китайских реалий, менталитета и отчаянное желание вести бизнес непременно по западному образцу.

Именно этим объясняется тот факт, что позиционирование Google China было столь чудовищно неудачным. Самый яркий пример — покупка домена G.cn. Он был куплен за баснословные деньги (кстати, непонятно почему, он принадлежит ирландскому подразделению Google) в 2003 году. А решение изменить свой имидж в Китае и сделать его более узнаваемым, заменив непонятное и непроизносимое для китайцев сочетание букв Google, на одну букву G было принято руководством лишь в 2007 году.

В течение трёх месяцев крупнейшие города Китая были полностью увешаны билбордами с адресом G.cn и окошком ввода поискового запроса. На кампанию были потрачены фантастические деньги, а результат оказался провальным. G.cn так и не стал в Китае сколь бы то ни было узнаваемым брендом. Согласно проведенным в июле 2009 года исследованиям, с буквой G поиск в Интернете смогли связать меньше около 0,5 % опрошенных, то есть даже большинство тех, кто пользуется поисковиком, не узнали в G — Google. Больше 75 % опрошенных связали букву с новым поколением мобильной связи 3G.

В то же время, Baidu.com в 2003–2004 гг. провёл мощную маркетинговую кампанию и закрепился в мозгу китайцев, примерно так же, как Яндекс — у россиян. Подавляющее большинство китайцев, которые видели, как я использую Google, комментировали это примерно такими словами "А, это их такой иностранный "Байду".

За время деятельности операционные расходы китайского подразделения Google росли год от года. Аналитиками называются фантастические суммы — в 2008–2009 гг. от 30 до 45 % всех общих операционных расходов корпорации пришлось на Китай. И получение взамен всего 10 % прибыли — это, безусловно, катастрофические показатели.

Не по этой ли причине соответствующую запись в блоге Дэйвид Драммонд сделал 12 января — именно в тот день, когда была обнародована отчётность за IV квартал 2009 финансового года?

Китайские аналитики в голос заявляют о том, что у Google были проблемы с учётом особенностей ведения бизнеса, проблемы с менеджментом и персоналом и, самое главное, проблемы взаимоотношения с правительством и регулирующими органами КНР. Проблемы не только политические, но и финансовые. Несколько раз с помощью местных консалтинговых и юридических агентств Google пыталась найти лазейки в налоговом законодательстве и самыми разными способами сократить свои налоговые и прочие финансовые обязательства. Естественно, это не могло не вызывать недовольство финансовых контролёров.

Вспомним, что в своё время управление Yahoo! China было полностью передано местному менеджменту — компании Alibaba.com. При этом участие в прибылях и управление (35 % голосов в совете директоров) было сохранено благодаря покупке 40 % акций китайского партнёра за 1 миллиард долларов (кстати, не акциями, как это обычно делается в сделках подобного масштаба, а самыми что ни на есть наличными). Естественно, всех подробностей сделки мы не узнаем, но неудивительно, если Google посоветовали поступить таким же образом…

Без перспектив

Кто бы сейчас мог выступить в качестве нового «менеджера» китайского Google не стоит и гадать. Конечно же, Baidu.com. Эта компания действует в соответствии с политикой государства, а также в соответствии с экономическими интересами своих акционеров и лиц, тем или иным образом заинтересованных в её работе.

Количество пользователей Интернета в Китае уже превышает 384 миллиона человек. Рынок интернет-коммерции в Китае в 2009 году превысил 39 млрд. долларов. Поисковый рынок в 2010 году вырастет на 29–35 %.

Смешно, когда истинные проблемы прикрываются какими-то эфемерными слоганами и концепциями "Do no evil". Цель каждой корпорации, в первую очередь — это зарабатывание денег. Любой здравомыслящий акционер сможет смириться с огромными операционными расходами убыточного, но самого перспективного подразделения. Однако когда из страны с самой большой в мире интернет-аудиторией уходят, объясняя произошедшее чем-то вроде "проблемам со свободой слова" это звучит, мягко говоря, странно.

Не менее раздражающе звучат и комментарии так называемых «правозащитников» и прочих докторов болтологии. Особенно американских, вроде вашингтонского Centre for Democracy amp; Technology: "Ни одна компания не должна работать под давлением государства, которое угрожает его корпоративным ценностям и правам и безопасности его пользователей".

Ещё раз повторюсь. В любой стране есть определенная политика, законы и правила ведения бизнеса, и любая корпорация, там работающая, сама должна их соблюдать.

Выводы

С уходом Google из Китая, скорей всего, будет полностью закрыт доступ ко всем международным серверам этой компании. Функционировать продолжат Gmail, Google Talk, Google Earth и другие сервисы и пакеты, не связанные с поиском информации.

Несколько затруднится, но не драматически, внедрение платформы Android, поскольку усложнится юридическое взаимодействие Google и операторов связи China Mobile и China Telecom, которые, кстати, входят в альянс разработчиков. Распространение в Китае смартфонов на Android практически не пострадает, но Google полностью потеряет китайский сегмент приложений для этой платформы.

Пострадают партнёры, такие как информационно-развлекательный портал Sina.com — он тесно интегрирован с поисковиком. Крупнейший в Китае музыкальный ресурс Top100.cn перестанет функционировать, пока не найдёт нового партнёра. Этот сайт индексировался исключительно Google, поскольку Baidu.com самостоятельно распространяет музыку в китайском Интернете.

Помимо этого Google имеет множество проектов в работе и финансирует и владеет долями в нескольких десятках китайских IT-компаний. Их финансовое положение вряд ли изменится. Наиболее перспективные разработки будут завершены и внедрены либо в Китае, либо в других регионах.

Выиграют, естественно, конкуренты. В первую очередь — тот же Baidu.com, акции которого с момента эпохального объявления выросли на 10 %.

Самое главное — изменится ли что-то в облике интернет-рынка Китая после ухода Google? Драматических потрясений ждать не стоит — это точно. Мощных IT-игроков в Поднебесной более чем достаточно.

Действительно ли Google покинет Китай, и насколько справедливыми окажутся мои прогнозы, можно будет узнать совсем скоро — в феврале Google предстоит получать новую лицензию ICP.


К оглавлению









 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх