«Божественный ветер»

Прошло семь лет со дня первой неудачной попытки вторжения великого монгольского императора Кублахана в Японию. Победа была близка, но колесо истории повернулось вспять. Монгольский флот, насчитывавший 900 судов и 40 тысяч воинов, был рассеян внезапно налетевшим штормом, погубившим 200 кораблей и более чем треть войска.

Неудача лишь придала Кублахану решимость. Он приготовился к новому походу. Теперь его флот состоял из 4400 судов, на которых находилось 142 тысяч матросов и солдат. Новое нападение не застало японцев врасплох. За годы затишья они возвели на побережье залива Хаката острова Кюсю каменную стену длиной 12 миль, лишив тем самым конницу монголов необходимого для маневров пространства.

Но это не беспокоило Кублахана. Его уверенность основывалась на успехах прошлых лет. Покорив в 1258 году Корею, Чампу (Вьетнам), захватив Яву, разгромив в 1276 году столицу Южных Сунов Ханчжоу, он установил контроль над всей огромной территорией Китая.

На этот раз он намеревался подчинить Монгольской империи Японию. Новое вторжение, предпринятое весной 1281 года, началось без неожиданностей. Как и планировалось, флот двинулся двумя путями: построенные в Корее 900 боевых судов выступили из южной части Корейского полуострова; другая же эскадра - из кораблей, построенных в районах, расположенных к югу от Янцзы, в количестве 3500 единиц вышла из Циньюаня.

Основой объединенного флота стали военные джонки - суда с высоко поднятыми носом и кормой, прочными деревянными корпусами, обшитыми железными листами, и с латинским парусом. Каждое из них имело водоизмещение 400 тонн, длину 240 футов и было укомплектовано 60 матросами и воинами. Джонке придавалось вспомогательное десантное судно с 20 воинами - «батору», что по-монгольски означает «храбрый». Эти храбрецы снискали себе заслуженную славу в боях и представляли собой поистине грозную силу. Каждый воин был вооружен широкой саблей, булавой, арканом и метательным копьем с крюком на конце для стаскивания всадника с лошади. Но наиболее страшным оружием в его руках был лук. Об умении обращаться с ним и меткости стрельбы слагались легенды. Сохранились сведения и об использовании воинами «длинных змей, разящих врага» - зажигательных «реактивных» стрел, а также выстреливаемых из катапульты бомб, называемых «буопао». Имелись новшества и в монгольском флоте - корабли с гребными колесами, приводившимися в движение вручную. Это изобретение на шесть веков опередило появление гребных колес на паровых канонерских лодках иремен Гражданской войны в Соединенных Штатах.

По сей день у большинства историков вызывает удивление, с какой скоростью этот кочевой народ овладел приемами ведения войны на море. Еще в 50-х годах XIII века воины Золотой Орды преодолевали водные пространства на наполненных воздухом шкурах животных или держась ла хвост плывущей лошади. Но спустя два десятилетия монголы бросили на японцев тысячи совершенных для того времени военных кораблей. Это стало возможным благодаря объединению флотов Китая и Кореи, захваченных Кублаханом. Китайским и корейским военным инженерам было приказано строить новые суда, а офицерам - начать обучение монгольских военных чинов искусству ведения морского боя. Имея такой флот и храбрых воинов, император не сомневался в победе.

Расправившись с защитниками небольших островов Ики и Такасима, флот Кублахана подошел к заливу Хаката. Армада парусных кораблей с высоко задранными носами и кроваво-красными вымпелами на мачтах, словно видение, предстала перед сторожевыми постами самураев.

С боевым кличем полчища монгольских воинов соскакивали с судов и с ходу ввязывались в бой. Однако быстро пришедшие в себя от неожиданности японцы сдержали первый натиск противника. Несколько кровавых стычек так и не принесли победы ни той, ни другой стороне. Зато «москитные рейдеры» - небольшие весельные суда самураев, нанося молниеносные удары по огромным, неповоротливым монгольским кораблям, заставили их отступить на запад к островку Хирадодзима под защиту основного флота.

Первая удача окрыляла. С еще большим воодушевлением японцы обратились с призывами к богам. В синтоистских храмах совершались религиозные церемонии: император Камеяма, взывая к богу войны, начертал на молитвенной дощечке прошение о победе над врагом. И его слова были услышаны.

Страшный тайфун пронесся на островом. Камикадзе - божественный ветер - с невероятной силой опрокидывал джонки, рвал цепи, ломал мачты, превращая паруса в лохмотья. Тех, кого не поглотила пучина, ждала смерть на берегу от мечей самураев.

Флот Кублахана был разгромлен. Камикадзе уничтожил около 4 тысяч кораблей, унеся жизни более 100 тысяч человек.

Более семи веков пролежали корабли великого Кублахана на дне залива Хаката. Но они не были забыты. В 1980 году японский археолог Торао Мозаи нашел их остатки и тем самым приоткрыл живые страницы древней истории.

В течение трех лет вместе с группой ученых, инженеров и водолазов он «прозванивал» дно залива специально приобретенным для этих целей эхолокатором «Сонорстрейтер». Этот прибор, широко используемый в морской геологии, давал черно-белое изображение погребенных под донными осадками предметов. Основным его недостатком было то, что он не мог отличить скальную породу от археологических находок. На помощь Мозаи пришел его друг, конструктор цветного эхолакатора для обнаружения косяков рыб, на основе которого в короткие сроки был создан новый прибор «Колорпроб».

Теперь ученые получили возможность буквально «читать» затонувшие объекты. Например, твердые материалы - скальные пласты, металл, керамика высвечивались на экране ярко-красным цветом, более мягкие, такие, как дерево, оранжевым, а песок и ил - зеленым. Даже вода на экране прибора имела свой цвет - голубой.

«Колорпроб» произвел настоящую революцию в подводной археологии. С его помощью исследователям удалось обнаружить огромное количество предметов; среди них - шлемы, луки, стрелы, наконечники копий, богато украшенная сабля, принадлежавшая некогда офицеру, железные прутья, которые, вероятно, использовались в качестве дубинок.

Среди находок - десять каменных якорей с сохранившимися деревянными веретенами и несколько каменных ступ для измельчения зерен риса и кукурузы.

Особый интерес для ученых представляли каменные шары, таинственное назначение которых приоткрыли древние японские источники. В них упоминалось об использовании монголами в XIII веке пороха и пушек.

Сохранившиеся на шарах следы масла и самовозгорающейся ткани недвусмысленно говорили о том, что это пушечные ядра.

Однако самая важная находка была обнаружена на берегу местным жителем. Это была печать с датой 1277 года и надписью: «Печать стоящего во главе тысячи воинов». По всей видимости, она принадлежала военачальнику, участвовавшему в первом вторжении и погибшему от прикосновения «божественного ветра».





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх