Другая жизнь маршала Нея: сенсация из-за океана

Судьба самого известного из наполеоновских маршалов – Мишеля Нея трагически пересеклась с судьбой России. В 1812 году Наполеон возлагал именно на него особые надежды в Русской кампании и даже пожаловал ему титул князя Московского за грандиозную атаку при Бородине. Он называл Нея «храбрейшим из храбрых». И за эту храбрость, военную доблесть и честность на поле боя маршала уважали даже противники. Русские офицеры считали его «самым замечательным воином французской армии», «доблестным маршалом, который завоевал восхищение своих врагов». И потому российские офицеры были искренне возмущены «ужасной и бессмысленной» казнью Нея, расстрелянного в 1815 году в Париже по приговору королевской палаты пэров. Но история на этом не закончилась…

…Пациент усмехнулся из последних сил:

– Верьте мне, доктор, перед смертью не лгут! Будучи в здравом уме, я, школьный учитель Питер Стюарт Ней, признаюсь вам, что на самом деле я – Мишель Ней, маршал Франции!

Услышанное не укладывалось в голове у доктора Локка. Ведь знаменитого военачальника казнили во Франции в далеком 1815 году. А здесь Соединенные Штаты, и на дворе 1846 год. Неужели маршал сумел спастись и прожил, скрывая свою тайну, 31 год…

Но этого не может быть! Или может?!

Доктор Локк был образованным человеком и прекрасно знал историю Европы. Знал он и о Мишеле Нее – сыне бочара, который за короткий срок стал из простого офицера самым известным наполеоновским маршалом. Ней, одержавший немало фантастических побед, стал символом французской армии. Неудивительно, что в 1814 году после отречения Наполеона от престола новоявленный король Людовик XVIII посчитал за честь оставить маршала в своей армии. Но Ней не мог забыть императора и, когда тот в 1815 году бежал с острова Эльба и высадился во Франции, перешел на его сторону. Ну а потом было Ватерлоо, где под мужественным маршалом было убито пять лошадей. Но фортуна уже отвернулась от французов. Сдавшегося англичанам Наполеона сослали на остров Святой Елены, а Мишеля Нея расстреляли в назидание потомкам туманным парижским утром 7 декабря 1815 года.

Локк принялся за дело, словно заправский детектив. Во-первых, что он имел? Мистера Питера Стюарта Нея и месье Мишеля Нея. Что между ними общего? Судя по тому, что престарелому учителю на день смерти исполнилось 77 лет, родился он в том же самом 1769 году, что и маршал. Оба высокого роста – 1 метр 80 сантиметров, у обоих рыжеватый цвет волос. Впрочем, мало ли людей одного возраста, роста и цвета волос. А вот то, что на теле пациента врач обнаружил множество резаных, колотых и пулевых ранений, однозначно говорило о том, что их обладатель – военный.

Локк решил пообщаться с учениками мистера Нея. Оказалось, что те ценили его и как педагога, и как старшего друга, который с увлечением занимался с мальчишками борьбой и военным делом, а также учил их играть на флейте. Локк ахнул – ведь маршал Ней тоже увлекался игрой на этом инструменте. Ученики вспомнили, что Ней много и красочно рассказывал о жизни в разных странах Европы. Когда начальство интересовалось, откуда такие познания, ссылался на газеты. Иногда, впрочем, случались странные вещи. Один из учеников вспомнил, как, прочтя о смерти юного сына Наполеона, герцога Рейхштадтского, мистер Ней сказался больным и три дня не появлялся в школе. А другой ученик вспомнил, как однажды к учителю с криком «Мой маршал!» подбежал с объятиями некий поляк по фамилии Лехмановский, когда-то служивший в армии Наполеона.

Любопытному доктору показали и некоторые книги, которые ученики брали читать у Нея, да забыли вернуть. Локк просмотрел их с нарастающим вниманием. Оказывается, учитель увлекался трудами по военной истории, особенно теми, где описывались кампании Наполеона. И в каждой такой книге рукой учителя были написаны замечания: «Верно!», «Нет!», «Бред!», «Вранье!», показывающие, что критиковавший знал, как было на самом деле. Это школьный-то учитель, который, судя по бумагам, никогда не покидал Штатов!

Маршал Ней. Гравюра Кука. Середина XIX в.

Кстати, а откуда он вообще взялся, этот загадочный человек? Локк подал массу запросов в разные инстанции. Но оказалось, что никакой Питер Стюарт Ней в Америке не рождался и не учился. Ошибки быть не могло – фамилия редкая. Правда, нашлось несколько стариков, эмигрировавших в США из Франции в начале 1816 года (то есть через пару месяцев после расстрела маршала Нея). Весьма бодро они начали уверять Локка, что вместе с ними на корабле плыл сам «храбрейший из храбрых». Но чего не сочинишь на старости лет?..

Словом, оставался один только весомый аргумент – почерк в книгах, принадлежащих школьному учителю. Наверняка же во Франции сохранились записки, написанные маршалом. И Локк отослал своим друзьям в Париж просьбу прислать бумаги, написанные реальным маршалом. Прошли годы, пока, преодолев разные административные препоны, ведущий нью-йоркский эксперт-криминалист Дэвид Карвалхо смог сравнить почерки знаменитого французского маршала и скромного учителя из Северной Каролины. Почерки оказались идентичными. Забавно было другое – если месье Ней делал ошибки в английском, то мистер Ней – во французском. Выходит, вдали от родины он выучил-таки чужой язык, но начал забывать родной. Исследователь даже предположил, откуда взялось имя – Питер Стюарт Ней. Дело в том, что отца маршала звали Пьером, а его мать происходила из шотландской семьи Стюарт.

Из французских архивов решено было запросить медицинское свидетельство о смерти маршала Нея. Но его не оказалось, словно маршал никогда и не умирал. Уже много лет спустя, в 1880-х годах, в архиве случайно обнаружились сведения об антропологических параметрах черепа Мишеля Нея, и тогда заинтересованные лица обратились в судебные инстанции с просьбой эксгумировать тело маршала. Но в этом им было категорически отказано. Тогда французы обратились к американским властям, чтобы, в свою очередь, подвергнуть эксгумации тело мистера Питера Стюарта Нея. Как ни странно, американцы ответили согласием, и 3 мая 1887 года гроб школьного учителя извлекли из земли. Однако, едва могильщик прикоснулся к черепу мистера Нея, разразилась страшная гроза. Ценнейшая улика вырвалась из рук и раскололась так, что уже не соберешь.

Казалось бы, таинственная история зашла в тупик. Но вот в 1903 году французские власти дали наконец разрешение историкам на вскрытие могилы маршала Нея на кладбище Пер-Лашез в Париже. Сам знаменитый смотритель кладбища месье Дюмениль взялся за дело. Могилу вскрыли, и смотритель ахнул – гроб оказался пустым…

На другой день газета «Фигаро» написала: «Положен конец полувековой дискуссии вокруг личности маршала Нея. Да, он не был расстрелян в 1815 году и еще 31 год жил под чужим именем в Америке». И надо сказать, что одним из первых откликнулось русское офицерство. «Мы рады слышать, что «храбрейший из храбрых» не был позорно расстрелян!» – именно таким был тост в петербургском Офицерском клубе.

Однако, если маршал и вправду избежал смерти, как ему это удалось?.. Есть же отчет о казни с весьма драматичным описанием. Якобы командир взвода не смог отдать приказ, и тогда сам маршал, прижав руку к груди, скомандовал: «Солдаты, цельтесь в сердце! Пли!» Прогремели выстрелы, и Ней упал, залив белую рубашку собственной кровью…

Ученые насторожились. Откуда у осужденного, проведшего три недели в грязной камере, белоснежная рубашка? Его посещала прачка?! Нет! Правда, накануне казни узника навестила известная всему Парижу графиня Ида де Сент-Эльм. Уже несколько лет красавица была возлюбленной маршала. И вот каким-то образом ей удалось добиться минутного свидания с осужденным на казнь, дабы по старой традиции передать ему новую рубашку. И вот что написала графиня в своих сенсационных мемуарах: Ней согласился на тайное похищение, и графиня передала ему флакон с алой кровью, который маршал просто раздавил на груди, когда солдаты выстрелили холостыми патронами.

Но как солдаты могли стрелять холостыми?! Ученые снова зарылись в старые архивы. И оказалось, что взвод, накануне казни прибывший в тюрьму, где содержался Ней, состоял не из французских, а из английских солдат. Откуда же они взялись?! Подпись под приказом об их прибытии привела ученых в шок: «Герцог Веллингтон». Выходит, английский командующий послал своих верных солдат, чтобы они обманули французов, но ради чего?!

Сохранились документальные свидетельства о том, что мадам де Сент-Эльм официально посетила Веллингтона еще за месяц до казни маршала Нея. Графиня была одета весьма экстравагантно – в черное платье, украшенное вышивкой в виде орла, с белым веером, на котором была изображена та же черная птица.

Этот рассказ оказался путеводной нитью. Ученые знали, что в юности герцог Веллингтон вступил в тайное общество розенкрейцеров «Черный орел», члены которого давали клятву помогать друг другу при крайней необходимости. Возможно, маршал Ней состоял в том же обществе. И тогда получается, что бесстрашная графиня Сент-Эльм явилась в ставку Веллингтона, чтобы напомнить ему – такая необходимость настала.

Подобную версию мог бы подтвердить архив Общества розенкрейцеров, существовавший в Англии в начале XIX века. Да вот беда – в 1846 году, то есть в год смерти в Америке мистера П.С. Нея, он сгорел. Случайно ли?..





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх