Таинственный обмен, или Легенда о верности

Ученые спорят об этой истории до сих пор. Одни исследователи удивляются: ну кто может поверить в эдакий бред?! Другие разводят руками: конечно, сомнительно, но существуют же факты… Третьи просто строчат авантюрные романы с погонями, переодеванием и сенсационными выводами. Впрочем, без сенсаций действительно не обойтись, ведь речь идет о последних годах жизни Наполеона Бонапарта. Вот только Бонапарта ли?..

Трагический конец этого «кровожадного узурпатора», «кровавого корсиканца», как современники именовали императора Франции, развязавшего в начале XIX века войну в Европе, известен всем. Поражение под Ватерлоо 18 июня 1815 года. Возвращение в Париж. Отречение от престола 22 июня. Попытка уплыть в Америку. Но… Английские суда плотно блокировали берега Франции. И, поняв, что план побега в Новый Свет провалился, Наполеон сдался в плен 15 июня 1815 года. Ну а дальше – английский фрегат «Нортумберленд», длительное плавание, и 15 октября бывший император вступил на неприветливую землю крошечного островка Святой Елены, на котором ему суждено было окончить в заточении свою жизнь.

Впрочем, не стоит принимать термин «заточение» буквально. Наполеон не сидел в тюремном каземате, а жил вполне благоустроенно, его комнаты были отлично обставлены, на полу лежали ковры. Сам император много гулял, катался верхом, на остров привозили не одни только припасы и вина, но и книги, которые Наполеон просил. У Бонапарта была не только прислуга и личный повар, но и секретарь, который разбирал его почту (писем приходило много) и записывал мемуары патрона. Словом, это была вполне обеспеченная, размеренная и праздная жизнь. Однако Наполеон тосковал…

Через три с половиной года, в начале 1819-го, стало заметно, что с ним что-то не так. Он стал не просто рассеян, но начал забывать какие-то детали прежней жизни, довольствуясь обрывками, всплывающими в памяти, начал путать имена друзей, даты и события. Стал угрюмым, предпочитая теперь мало с кем общаться и еще меньше говорить даже с окружающими его слугами и секретарем. Естественно, прекратилась и диктовка мемуаров, тем паче что у императора начала меняться речь, привычки, манеры. Как-то сразу стала видна его неуклюжесть, хотя до этого он обожал танцевать, пару раз он упал с лошади, хотя всегда считался отличным наездником. У него даже почерк изменился и при чтении он начал, шепча, складывать слоги в слова. Слуги все чаще начали креститься тайком, встречая экс-императора, и шептаться, что когда-то «узурпатор» продал душу дьяволу за свои победы, теперь же дьявол забрал его душу, оставив одно тело. Начальство острова во главе с губернатором конечно же не верило во всякую чушь, но выписало из Англии врача, полагая, что поднадзорный заболел.

Однако в далекой Франции, в деревушке Балейкур в середине 1818 года, то есть за полгода до загадочных изменений в жизни бывшего императора на острове Святой Елены, произошло не менее таинственное событие. По главной улочке пролетела дорогая, оснащенная по последнему слову техники, быстроходная карета и, взметнув облако пыли, повернула к дому Франсуа Эжена Робо. Сей крестьянин жил достаточно уединенно, с сельчанами мало общался. Да и тем для общения не было: Робо надолго уезжал из деревни, говорят, пропадал где-то в Париже, видно, хотел разбогатеть, но не удалось. И вот теперь, вернувшись в деревню, ходил всегда с опущенной головой, да еще и в шляпе с большой тульей, тень от которой почти скрывала его лицо. И вот к дому этого странного жителя и подкатила карета.

Ввечеру любопытные односельчане созерцали невероятную картину: их сосед Робо в дорожном платье вышел из дома с баулом, а кучер в ливрее, учтиво поклонившись, помог ему взобраться в карету. Последним из дома вышел вельможа, который и приезжал за Робо. Вскочил на подножку кареты, крикнул «Трогай!». Кучер ударил кнутом, лошади понесли, и через миг карета скрылась. Осталась одна придорожная пыль. Но еще долго сельчане чесали затылок и говорили: «Экий господин-то к нам приезжал! Видно, наш Франсуа Робо и впрямь уважаемый человек».

Сельчане и не знали, насколько были правы. Франсуа Эжен Робо действительно был весьма уважаемым человеком в Париже, да что – в Париже, и во Франции, и во всем мире. Бывало так, что перед ним склонялись богачи и вельможи, маршалы и деятели искусств. Франсуа Эжен Робо был лучшим двойником Наполеона Бонапарта, таким, что не отличишь. Правда, он был необразован, плохо умел читать и писать, но зато научился смотреть на всех скучающим и гордым взглядом, как истинный император – сверху вниз при своем небольшом росте.

Еще до битвы при Ватерлоо Робо получил приказ вернуться в деревню, стать как можно незаметнее, вести тихую жизнь. Он так и поступил. И вот – посланец от обожаемого императора. Не имеет значения, что Наполеона уже свергли враги. Для Робо Бонапарт навсегда останется великим и обожаемым Властителем.

Куда направилась карета? Неизвестно. Но зато известно, что, бросив на произвол судьбы свой дом со всем скарбом, Робо больше никогда не вернулся в Балейкур. Через пару недель в деревню нагрянула местная полиция и дознаватели из самого Парижа от новых властей. Но ни допрос крестьян, ни долгие поиски по округе, а потом и по всей Франции результата не дали. Робо как в воду канул, и следы его затерялись в воздухе тайны.

Зато через несколько месяцев на далеком острове Святой Елены Наполеон Бонапарт вдруг резко и невероятно быстро изменился. Нет, лицо и внешность остались как были. Но он почему-то стал путать очевидные факты, забывать детали жизни, перестал разговаривать и общаться с окружающими, у него изменился почерк, и читать он стал с трудом. Так не верный ли Робо заменил обожаемого императора в ссылке? И не отплыл ли настоящий Наполеон на утлом суденышке, которое тайно отчалило от острова Святой Елены и бесстрашно ринулось в океан. А в нескольких десятках миль его уже ждал корабль под непонятным флагом…

Что это: реальность или легенда? Надо сказать, что англичане, контролирующие ссылку Наполеона, не раз наблюдали появлявшиеся вблизи острова непонятные суда. Ведь не секрет, что Франция обожала императора, там оставалось множество его сторонников. Может, они действительно помогли ему тайно покинуть остров заточения? Но даже если это легенда – то легенда о верности. Ибо человек, заменивший императора в ссылке, знал, на что шел, – даже на верную смерть.

А вот в 1819 году, примерно в то же время, когда Наполеон резко изменился на острове, в Италии, в Вероне, появился беженец из Франции – месье Ревар. В одном из переулков он открыл небольшую лавчонку, где нанятый продавец торговал чем ни попадя. Доходы от торговли были не ахти, но, видно, настрадавшийся француз довольствовался малым. Или, может, у него были какие-то личные сбережения. И уж явно он не жил впроголодь.

Впрочем, в лавочку свою он заглядывал редко и вообще на улицу почти не выходил, предпочитая уединение. Однако соседи все же заметили, что он имеет большое сходство с бывшим императором Франции – Наполеоном Бонапартом. Это сходство особенно укрепил синьор Полуджо, ездивший на заработки на Корсику: сей синьор утверждал, что как-то ему удалось перекинуться парой словечек с таинственным соседом. Так вот месье Ревар говорил по-итальянски, но с… корсиканским акцентом.

Так не поменялся ли Робо судьбой с Наполеоном? Тот перебрался жить в Верону, а Робо остался на острове. Там он и умер как император в тяжелой агонии 5 мая 1821 года. Одни говорят – от рака желудка, другие – от того, что его отравили, недаром же в волосах узника нашли львиную дозу мышьяка. Вот только чьи это были волосы – Наполеона или Робо? Если последнего, тогда Франсуа Эжен Робо, взявший на себя даже страшную смерть отравленного императора, – поразительный пример истинной верности присяге и долгу.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх