Как поймать Пугачева, или Плата за овес

Историки долго гадали: кто был тем загадочным послом, который являлся в ставку Пугачева якобы от его сына – цесаревича Павла? Разгадка же оказалась настоящей сенсацией – авантюрной чисто по-русски. Ибо купец из Ржева, Остафий Трифонович Долгополов, сумел обмануть и Емельяна Пугачева, и императрицу Екатерину Великую, и Секретную комиссию…

В России вечно то передряги, то смута, то замутнение мозгов. И как жить простому человеку?! Отец Остафия Долгополова торговал овсом в городе Ржеве, однако капитала не нажил. В 1720 году у него родился сын, мальчишка бойкий да смышленый. Уже сызмальства Остафий помогал отцу, а к восемнадцати начал торговать сам. Ездил в Казань, Нижний Новгород, добрался до Москвы и даже до самого Санкт-Петербурга.

В столице Остафию повезло: подрядился поставлять овес в конюшни наследника престола, будущего императора Петра III. За поставки обещали золотые горы. Оно и кстати: Остафий мечтал о положении почтенного торговца, ему ведь уже сороковник стукнул. Да вот незадача: не удержался Петр III в императорах, сместила его супруга Екатерина II. Остафий, правда, и в ее канцелярию челобитную подал: не оплачен овес-то. Но в прошении ему отказали. Кому надо чужие долги платить?..

Разорившись в Петербурге, подался Остафий в Москву: там люди порадушнее. Торговал овсом, кожами, красками, льном – всем помаленьку. Но и тут барыша не было. А ведь под Казанью у Долгополова жила семья, жена с детками, их кормить надо. Но как?! Времена были непростые. Начались смуты. И вот на реке Яик обнаружились вооруженные смутьяны под предводительством Емельяна Пугачева. Тот выдавал себя за чудом спасшегося императора Петра III. И тут в голову Остафия Долгополова пришла неожиданная мысль: «А почему бы хоть этому «Петру» не заплатить за овес?»

И вот весной 1774 года в ставке Пугачева появился неожиданный, но почтенный гость. К «императору Петру Федоровичу» пожаловал из Петербурга посыльный от его «сына», цесаревича Павла. Столичный купец почтенного возраста пред всем пугачевским войском заявил, что прислан наследником Павлом Петровичем с «нижайшим сыновним посланием». Для Пугачева это был миг истинного успеха, ведь его признает сын. На радостях он даже не усомнился в посланнике. У того и одежа была дорогая по-столичному: камзол с золотой прошвой, шляпа с позументами. Привез купец и «сыновний дар»: четыре камня самоцветных. К тому же, низко кланяясь, он и сам признал «чудесно спасшегося императора». Ну а за ужином, осмелев, выдохнул: «Помните, ваше величество, как я возил на ваши конюшни овес?» Пугачев, конечно, подтвердил: «Помню!» А хитрый Остафий и проговорил: «А ведь за овес до сих пор не плачено! Для вас, конечно, деньги не велики, но для меня, грешного, три тысячи рубликов – состояние!» Что было делать Пугачеву? Пришлось раскошелиться. Да и то: назвался императором – плати долги.

Ну кто бы мог подумать, что под личиной посланника цесаревича выступал мало кому известный Остафий Долгополов? Дорогой наряд да шляпу с позументами он всего-то и купил на рынке в Казани. Там же взял и «самоцветы» почти задарма: камешки хоть и блестели, да драгоценными не были. Остафий верно рассчитал: откуда Пугачеву разбираться в драгоценностях? Переливаются камешки на солнце, и хорошо. Словом, от «яицкого вора» Остафий вернулся одаренным и деньгами и подарками. Только вот в голове у него созрел уже другой план.

В ночь на 18 июля 1774 года к петербургскому особняку графа Григория Григорьевича Орлова, фаворита Екатерины II, подошел пожилой бородатый человек, стриженный «скобкою», одетый в длиннополый кафтан. Одним словом – «деревня». Слуги сиятельного графа Орлова погнали его взашей, но бородач вдруг возопил: «Слово и дело!» Хоть и старый клич, но все же говорящий о деле государственной важности. Так что пришлось провести «деревню» под светлые очи графа.

Незнакомец объяснил, что он – Остафий Трифонов, живет в городке Курмыше на реке Яик, как раз там, где хозяйничает озверевший Емельян Пугачев, по приказу которого Трифонова вместе с другими казаками забрали в войско мятежника. Поначалу казаки были уверены, что Пугачев – действительно спасшийся Петр Федорович. Но нашлись добрые люди, открыли им глаза на ужасный обман. И теперь Трифонов со товарищи хотят искупить вину перед законною императрицей-матушкой. 342 человека готовы сами поймать обманщика-ворога и выдать властям. За это власти должны их помиловать и выдать каждому по 100 рублей. В подтверждение сказанного Трифонов разорвал кафтан и достал бумагу: прошение казаков с подписями.

Орлов ахнул. Да за то, чтобы поймать мятежника, власти готовы на все, а тут по 100 рублей!.. Уже через полчаса он в собственной карете спешно вез казацкого ходока в Царское Село. В 6 часов утра их приняла сама императрица и долго и подробно расспрашивала. Оказалось, что предусмотрительные казаки уже составили план действий. Они отпросились у Пугачева, дабы откармливать лошадей на пойменных лугах, чтобы якобы присоединиться к войску мятежников осенью, приведя свежих лошадей. На самом же деле они могут тайно подойти к стану мятежника, выкрасть его и передать Остафию, который и доставит Емельку людям императрицы.

Екатерине план понравился, и она поинтересовалась личностью самого ходока. «Так я же вам, матушка, давно служу! – проговорил он. – Еще в 1762 году на ваши конюшни овес возил. Да время было хлопотное, за овес-то мне и не заплатили!» Государыня совсем растрогалась: вот и обидели человека, а он свой верноподданнический долг не забыл. «И нам свои долги отдать следует! – изрекла императрица и повернулась к Орлову: – Прикажите, граф, уплатить за овес сполна. А вот от меня лично!» И императрица протянула Трифонову кошелек. Он уж после открыл, а там – 200 золотых. Чистое богатство!

Надо ли говорить, что за Остафия Трифонова выдал себя все тот же хитроумный Долгополов? Овес-то его чистым золотом обернулся! Еще пару месяцев назад, получив денежки с Пугачева, задумал Долгополов провернуть ту же аферу, да с другими действующими лицами: у Пугачева был он дворцовым посланником, ну а к императрице явился как казацкий ходок.

Екатерина быстро учредила Секретную комиссию, члены которой, выехав вместе с Трифоновым, должны были поймать мятежника Пугачева. В комиссию вошли всего три человека, но наивернейшие: лейтенант лейб-гвардии Галахов, майор Рунич и, естественно, сам Трифонов. Оба офицера обладали широчайшими полномочиями, имели право требовать исполнения своих приказов даже от высших чинов, а сами ни перед кем не отчитываться. Галахов с Руничем выбрали для сопровождения двенадцать преображенских гренадеров и на быстрых лошадях понеслись сначала в Москву, а оттуда 5 августа 1774 года прямо в места мятежа. В особом железном ящике офицеры везли 43 тысячи рублей на оплату казакам и на дорожные расходы. Решено было, что Галахов и Рунич едут в Сызрань и там ждут вестей от Трифонова. Тот же торопится к своему казацкому отряду в степи. Отыскав отряд, он вместе с казаками захватывает Пугачева и везет его в Сызрань. Вот только… Трифонов поскреб бороду и прогудел: «Надо бы мне денег, чтобы с казаками рассчитаться». Но осторожные офицеры решили выдать деньгами только 3 тысячи (средства-то ведь казенные!), на остальное Галахов написал расписку, чтобы Трифонов показал ее казакам. Тот не стал спорить, забрал 3 тысячи и понесся в степь.

Да вот незадача! Секретную комиссию опередил деятельный и бесстрашный генерал Александр Васильевич Суворов. 12 сентября 1774 года Пугачев был пойман, потом посажен в клетку и отправлен на суд в столицу. Узнав об этом, Галахов послал поручика Дидриха, чтобы вернуть Трифонова. Дидрих Остафия догнал, и они остановились мирно заночевать в деревне. Да вот только утром обнаружилось, что «верный Трифонов» сбежал, прихватив 3 казенные тысячи. Поняв, что его обманули, и не сумев сыскать беглеца, Дидрих так испереживался, что у него сердце не выдержало, и бедняга скончался. Ну а мошенник Трифонов был объявлен в розыск.

Только вот вряд ли его нашли, если б не случайность. Осенью 1774 года под Казанью взяли беспаспортного бородача почтенного возраста. Начальству он объяснил, что живет неподалеку и бумаги, если уж так надо, привезет жена. Но пока суд да дело, сунули бородача в камеру Казанской тюрьмы. Тут-то один из сокамерников, взятый за сотрудничество с Пугачевым, и признал в бородаче… посланника цесаревича, купца Долгополова. А тут как раз объявился один из преображенских гренадеров, сопровождавших Секретную комиссию. И в бородаче он признал сбежавшего казацкого ходока, казака Трифонова, которого теперь разыскивают по высочайшему императорскому повелению.

Вот уж Бог шельму метит! И очутился наш купец-шельмец в Москве. Проходил по делу, связанному с бунтовщиками. Конечно, пытался разжалобить членов следственной комиссии. Рассказал о том, что случайно попал в лапы лиходея Емельки, ну а чтоб не лишиться головы, выдал себя за посланника из Петербурга. С казенными же деньгами он сбежал от Секретной комиссии потому, что решил: после поимки Пугачева он, Трифонов, становится никому не нужным и его смело можно убрать. Клялся в верноподданнических чувствах, вспоминал про овес, жаловался на горькую судьбину. И ведь разжалобил! В протоколе допроса особо выделили: «Долгополов по его признанию злого умысла перед государством и Ея Величеством не имел». Словом, не казнили хитроумного Остафия, как других, связанных с мятежом. Конечно, высекли и сослали на каторгу. Но ведь и в Сибири люди живут. А денежки-то Остафий уж давно в семью переправил. Овес свой уж несколько раз окупил…





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх