Разумовские: от любви до ненависти

Свечи, чадящие в полутемной спальне еще недавно всесильной императрицы Елизаветы Российской, зашипев, вмиг погасли. Умирающая государыня только и смогла прошептать: «Алешенька!» – то ли звала своего фаворита Разумовского, то ли прощалась. Взмахнула дрожащей рукой. Жест оказался роковым – через час, 25 декабря 1761 года, Елизаветы Петровны не стало.

Разумовские любили пересказывать эту историю детям. Правда, Алексей Григорьевич, будучи супругом императрицы и имея от нее детей, не только не мог дать им фамилию, но и даже держать их рядом. Зато у брата его Кирилла Григорьевича было шесть сыновей и пять дочерей, коих принесла ему Екатерина Нарышкина, между прочим, внучатая сестра Елизаветы Петровны. И самые большие надежды братья Разумовские возлагали на любимого сына Кирилла – Алексея, названного в честь незабвенного дядюшки. Алексею Кирилловичу тоже было кому рассказывать семейные предания: от законной супруги, Варвары Шереметевой, он имел двоих сыновей и двух дочерей. Правда, сыновья вышли не ахти умом. Сын Кирилл уверовал в духов и привидений, вошел в секту иллюминатов, для которых лично варил яды. Все это не довело до добра, и юноша сошел с ума. Сын Петр сначала кутил, проигрываясь в карты, ну а потом уехал в Одессу, отстроил там дворец с подземельями, выходящими в одесские катакомбы. Там, в катакомбах, он и прожил безвыходно 21 год, там и скончался, изъеденный крысами, поскольку слугам под страхом смерти запрещено было заходить к отшельнику. Одно слово – непутевые потомки! Немудрено, что Алексей Кириллович разъехался с женой и завел себе «метрессу подлого происхождения» – Марию Соболевскую, дочь берейтора. Вот с ней-то Разумовский и прижил десять детей, из коих четверо – мальчики. Ну уж среди них-то должен был найтись тот, кем можно гордиться!

Крошечный сын Алексея Разумовского, Алеша, с раннего детства пытался заслужить любовь отца. Однако это было сложным делом. Граф Алексей Кириллович слыл домашним тираном, «человеком гордыни непомерной», к тому же безбожником и масоном. Алеша всегда знал, что поскольку он – бастард, то Разумовским ему не быть. Как и другие внебрачные дети, он получил фамилию Перовский по названию отцова имения – Перово, что было рядом с Москвой, а потом и вообще вошло в черту города. Усадьба, украшенная таинственными масонскими символами, наводила на крошечного Алешу ужас. Тем более что дворовые слуги шептались: в подвалах томится неуспокоенный дух «императрицыного фаворита». Маленькому Алеше Перовскому фаворит приходился двоюродным дедушкой по отцу, впрочем, по бабушке Нарышкиной и сама императрица Елизавета была мальчику родственницей. И однажды Алеша увидел ИХ: темная мужская фигура стояла у пруда и смотрела на другой берег. Там что-то белело: тонкая рука махала в темноте белым платочком. Алеше показалось, что от этого рокового жеста темная фигура вмиг оживет, и… мальчик упал в обморок.

Едва его принесли домой, отец приказал высечь мальчишку – дабы впредь был храбрым. Слушать от дворовых разные сказки и истории запретил. И Алексей подчинился. Да что только он не делал, чтобы понравиться отцу! В 18 лет решился вступить в масоны. Но отец запретил! Он все запрещал… В 1807 году, когда двадцатилетний Алексей получил степень доктора (!) философских и словесных наук, отец запретил ему преподавать. А ведь Алексей закончил Московский университет всего за два года и читал лекции на трех языках! Даже когда в 1812 году он пошел защищать Родину, строптивый отец не дал благословения. Правда, к тому времени Алексею было уже 25 лет, и он ослушался. На войне проявил себя как храбрый кавалерийский офицер. В 1813 году после взятия Лейпцига был назначен старшим адъютантом генерала Н.Г. Репнина. Пару раз его ранило. И оба раза перед глазами возникал странный призрак тонкой руки, взмахивающей белым платком. Роковой призрак…

К. Брюллов. Портрет графа Алексея Алексеевича Перовского. 1836

После войны отец велел сыну выйти в отставку и отправил его в Петербург на гражданскую службу. Однако бывший офицер уже решил выстроить жизнь по-своему. Он подружился с литераторами – Н. Гречем, А. Воейковым, юным А. Пушкиным. Ожидал отцовского гнева, но граф неожиданно одобрил этих «литературных смутьянов». Алексей пришел в недоумение. Все раскрылось только в 1822 году, после смерти отца. «По старинным книгам я гадал о твоей судьбе, сын, – написал Разумовский. – Провидение открыло мне, что у тебя Дар. Да я и сам понял это, когда прочел тетрадь твоих детских рассказов. Потому-то я и старался уберечь тебя и от масонства, и от преподавания, и от армии, что должен был направить на стезю твоего литературного Дара». Выходит, необузданный граф все-таки любил Алексея, как и других внебрачных детей. Выхлопотал же он им перед смертью дворянские звания…

После смерти отца Алексей, взяв отпуск на службе, уехал из шумного города в село Погорельцы Черниговской губернии, перешедшее к нему по наследству. Там в тишине и на свободе он задумал литературный цикл. Перовского всегда притягивали тайна и мистика. Еще во время заграничного похода в Дрездене он познакомился с фантастическими сказками Гофмана и был восхищен ими. Теперь в Погорельцах Перовский начал писать фантастическую повесть «Лафертовская маковница» о бабушке, обожающей своего черного кота и торгующей сладкими лепешками – маковниками у Лефортовской заставы, которую москвичи переиначили в Лафертовскую. Вот только старушка-то – ведьма, а кот Мурлыка – оборотень, превратившийся в чиновника в бархатном мундире…

Повесть вышла в начале 1825 года в Петербурге, произведя фурор. А.С. Пушкин писал тогда брату: «Я перечел два раза одним духом всю повесть, теперь только и брежу… Мурлыкиным. Выступаю плавно, зажмуря глаза, повертывая голову и выгибая спину. Погорельский ведь Перовский, не правда ли?» Да, Перовский подписался псевдонимом Антоний Погорельский. Под этим псевдонимом потомок Разумовских и вошел в литературу, став основоположником всей фантастической прозы русского романтизма.

Ну а потом появилась сказка, прославившая Перовского на века, – «Черная курица, или Подземные жители». Перовский написал ее для своего племянника – десятилетнего Алеши Толстого. Мальчика отдали на учебу в казенный пансион, где он так тосковал по родным, что даже подружился с… курицей. Читая его письмо, Перовский вдруг подумал: а что, если написать сказку о дружбе мальчика и черной курицы? Может, это вообще и не курица, а министр подземного мира. Во что может вылиться дружба разных миров? Наверное, все хотят добра и справедливости, но везде добро разное. Ведь даже в нашем мире люди не понимают друг друга. Вот и император Николай I, и декабристы утверждают, что хотели добра России, но добро их оказалось несовместимым.

Алеша Толстой прочел сказку дяди взахлеб. Но заплакал в сцене прощания, когда храбрый министр взмахнул рукой, а под его белым манжетом обнаружились кандалы. Ох уж этот роковой жест!..

Напечатанная в 1829 году «Черная курица» стала первой русской литературной сказкой для детей. Воистину великой сказкой. Однако особого успеха у современников она не имела. Да и к чему вообще сказка, где ссыльные в кандалах ходят?! Этак и о декабристах опять вспомнится…

Перовский тяжело пережил замалчивание его любимого детища. Он еще попытался начать публикацию романа «Монастырка» в 1830 году, но это сочинение рецензенты не приняли. На нервной почве у писателя открылся туберкулез. Все чаще он и сам стал подносить к губам платок, окрашивающийся кровью, – опять этот роковой белый платок!.. 21 июня 1836 года Алексея Алексеевича Перовского не стало. Ему было всего-то 49 лет.

Однако его Дар обнаружится в племянниках – Алексее Толстом и братьях Жемчужниковых. Сначала эти насмешники создали «мудреца» Козьму Пруткова, ну а потом каждый из них пошел в искусстве своим путем. А вот внучатая племянница Перовского, дочь племянника Льва Львовича, петербургского губернатора, – Софья, однажды таки взмахнула платком на улице столицы. Роковой взмах привел к бомбометанию, в результате которого император Александр II (родственник Перовских!) был убит. Сама же Софья Перовская стала более известна, чем все Разумовские, вместе взятые. И завертелось кровавое колесо. Оказалось, что от любви фаворита Разумовского к императрице Елизавете до ненависти «потомицы Разумовского» Софьи к императору Александру всего-то три поколения. Ну почему любовь так быстро переходит в ненависть?..





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх