Весна

Как отличается мое возвращение на фронт от январского путешествия, полного лишений и нужды! Пробуждаясь и сбрасывая с себя ледяные и снежные покрывала, земля облачается в нежно-зеленый наряд, являя свои чудеса. На улице так тепло, что можно распахнуть окна настежь. Соловьи и дрозды заливаются без умолку, самые разные птицы распевают свои песни на все лады. Война грохочет где-то далеко; тем отчетливее ощущается тепло земли и прелесть нетронутых просторов первозданной природы.

Незадолго до прибытия в Порхов я случайно оказался у открытого окна: просто стою и ни о чем не думаю. Вдруг на опушке появляются два огромных лося. Рысью они перебегают с одной стороны леса на другую через узкую прогалину – удивительное зрелище! Древние животные охвачены беспокойством и, озираясь по сторонам, стремительно уносятся прочь.

Весна посетила и наш городок на Шел они. На березах распускаются зеленые листочки. Для одного из военных госпиталей построили бараки: строительство уже почти завершено, получилась целая деревня. В земле продолбили скважины и соорудили колодцы с прохладной, чистой артезианской водой.

Ужасы русской зимы постепенно уходят, сменяясь чарами пробуждающейся земли и белых ночей. Утром и вечером над заболоченными зарослями пролетают бесчисленные вальдшнепы, с первыми лучами солнца начинают клокотать и токовать тетерева. Тысячи перелетных птиц возвращаются обратно: утки, аисты, журавли. Высоко в небе, раскинув крылья, кружат степные орлы, а луни проносятся над самой землей в поисках пищи. По бескрайнему небу летят белые облака. По вечерам можно увидеть сверкающих чудесными красками сизоворонок, покачивающихся на ветках деревьев и телефонных проводах. Луга уже покрылись нежной зеленью и пестрыми цветами.

В Дно новый главный врач армии обустроил себе помпезную приемную. Мой отчет о заседании, кажется, не слишком его интересует, даже, напротив, навевает скуку. Он по-прежнему не беспокоится относительно сотрудничества с бактериологами для проведения экспериментов, которые мы должны провести совместно с профессором Домагком по желанию инспекции, используя новый сильнодействующий сульфаниламидный препарат мезодин, позже получивший название марбадал. Инспекция медицинской службы требует от меня итогового отчета с полным описанием случаев обморожения, включая процесс лечения. Чрезвычайно трудная задача, пока осталось слишком много неясного.

На заседании почти все придерживались мнения, что после обморожения повреждения возникают исключительно в результате кислородного голодания. Но так ли это на самом деле? Лишь много позже – спустя годы после окончания войны – мы узнали, что в большинстве случаев повреждения бывают вызваны отогреванием: при этом в тканях возникает удушье, что, в конце концов, приводит к их гибели. Если бы хоть немного знать об этом раньше!

В день моего возвращения оперативные сводки главного командования сухопутных войск сообщают о большой победе под Харьковом. В Крыму тоже все складывается благополучно. Под Керчью наши войска отбрасывают русских до самого Азовского моря. Началось наступление на чрезвычайно мощную крепость Севастополь.

В зоне окружения под Волховом разворачиваются ожесточенные бои. Русские не оставляют попыток прорваться, но терпят неудачу. Местность совершенно заболочена. Это значит, что Иваны голодают, поговаривают, они едят мясо погибших. Слухи подтверждаются. Когда одного захваченного в плен русского офицера спрашивают, на самом ли деле солдаты в окружении под Волховом едят человеческое мясо, он лишь отвечает: «Если бы вы голодали так же, как мы, вы бы тоже предпочли жрать человечину, чем подохнуть, как собаки!»





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх