Снова прижигание

Подул юго-западный ветер. По-прежнему кружит метель, но становится значительно теплее. Иваны больше не нападают на Старую Руссу и крепость Демянск. Теперь они ожесточенно штурмуют возникший недавно перешеек, однако им не удается потеснить его и отрезать. Сражение в ледяной воде.

По телефону сообщают, что полевой госпиталь в Заболотье переполнен и что медицинская помощь оказана 1288 раненым. Как такое могло произойти? Конечно, большинство подразделений медицинской службы в соответствии с новым положением дел на фронте перемещается на передовые позиции. Некоторые из них направляют в лес на участке Реди. Может быть, причина в этом. Во всяком случае, оказавшись на месте, можно будет сориентироваться в ситуации, тем более что лазарету срочно требуется помощь.

По пути мы с Густелем ненадолго останавливаемся в Дно по очень серьезному поводу. Один летчик во время прыжка с парашютом сломал большую берцовую кость. Костный отломок задел и повредил заднюю большеберцовую артерию: в результате произошло мощное кровоизлияние в икроножную мышцу. Поскольку оболочка соединительной ткани голени очень жесткая, она совсем не растягивается. Приток крови к стопе блокируется, возникает опасность потерять всю голень. Чтобы создать возможность для растяжения тканей, я быстро рассекаю кожу и соединительную ткань, делая длинные продольные разрезы по обеим сторонам голени. Через отверстия наружу выпирает мышечная масса. Кровотечение останавливается. В последний момент ногу удается спасти.

В Сольцах мы тоже делаем остановку. Там произошел печальный случай. Один врач ввел раствор сульфаниламида больному менингитом прямо в спинномозговой канал, в результате чего пациент скончался.

Значит, в будущем сульфаниламидные препараты ни в коем случае не должны вступать в непосредственный контакт с головным или спинным мозгом или с большими нервами. Когда мы идем дальше, один коллега заявляет:

– У нас припасен для вас особенный сюрприз. Вы будете удивлены!

– Я сгораю от любопытства. Огромная аневризма или ранение в сердце?

– Нет, не то. Вы только, пожалуйста, не пугайтесь. Это прижигание ран!

– Что-что?

– Да, именно так. Четыре случая прижигания – совсем свежие.

– Просто потрясающе! Действительно, нежданный сюрприз… Хотя, по правде говоря, не такой уж и нежданный. Этого следовало ожидать. Пожалуйста, покажите мне пациентов. Нам обязательно нужно установить, когда господин Паукер прижигал или давал указания прижигать раны – до или после официального запрета инспекции медицинской службы.

– После, после. Я уже все проверил. Пожалуйста, можете убедиться лично.

– Нам нужно записать имена и все данные. Надеюсь, среди них нет тяжелораненых!

– Нет, ранения конечностей навылет. Однако раны обезображены струпьями от ожогов и сильно гноятся.

– Какая удивительная наглость! Как вы думаете, коллега, что бы с нами сделали, если бы мы позволяли себе нечто подобное?

Из документов однозначно следует, что раны действительно были подвергнуты прижиганию после официального запрета.

– Похоже, теперь подполковнику Паукеру не поздоровится!

– Надеюсь!

– Я должен немедленно сообщить об этом в инспекцию. Вы тоже сделайте, пожалуйста, официальное сообщение. Если что, сошлитесь на меня.

– Ясно, профессор.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх