Себеж

Себеж расположен на берегу очаровательного озера среди покатых холмов. В результате тяжелых боев город сильно пострадал. Разрушенные, спаленные дома, сломанные телефонные вышки, с которых гроздьями свисают спутанные провода, загораживают улицы. В нескольких сохранившихся на полуострове домах расположены два наших лазарета. У дверей одного из них стоит профессор Виганд. Мы сердечно приветствуем друг друга.

– Этот лазарет осматривать уже не требуется?

– Да, я тут уже побывал. Поезжайте в другой, а мне нужно дальше на север, в Опочку.

– Тогда сегодня вы берите на себя левый фланг армии, а я – правый. Согласны?

Он кивает.

– Так лучше всего, – замечает он. – Идут тяжелые бои. К северу от Себежа образуется большой котел. Там должны окружить несколько русских дивизий. Вы хотите что-то сказать? – прибавляет он.

– Да.

– И что же?

– Я думаю, нам следует издать общие указания для предотвращения газовой гангрены. Я постоянно обнаруживаю, что при обработке ран допускаются принципиальные ошибки. Каналы ран вычищаются и выскабливаются не полностью. Потом, эта вечная проблема с жесткими гипсовыми повязками. Вечно одно и то же. Конечность отмирает, и все – ампутация.

– Сделаем, – резко отвечает он. – Еще что-то?

Теперь настало время сказать ему. Медленно, стойко выдержав его ожидающий взгляд, я произношу:

– Я заказал сульфаниламид через главного врача армии для тех дивизий, за которые я отвечаю. И я его получу.

Он глубоко вздыхает:

– Вы все-таки настояли на своем. Так я и думал.

Абсолютно спокойно и беспристрастно я объясняю ему:

– Мы хотим выяснить, есть ли преимущество у сульфаниламида и стоит ли применять его при обработке ран. Кажется, при легочных ранениях он будет полезен. В соответствии с вашим пожеланием ваш район не будет обеспечен сульфаниламидом.

Виганд застонал и скривился. Он испытывает явное отвращение к сульфаниламиду. Ему совсем не понравилось, что я, так сказать, загнал его в угол. Чтобы умерить его раздражение, я предлагаю составить общую инструкцию по применению и через главного врача армии донести ее до всех.

– Таким образом, – добавляю я, – принципы классической хирургии останутся незыблемыми.

Теперь в его ворчании слышатся нотки примирения.

– Согласны?

Он взял себя в руки, даже можно разобрать, что он бормочет. Постепенно и нехотя он сдается:

– Ладно, договорились. Как только появится возможность, напишем директивы. Если вам угодно. Однако все равно из этого ничего не выйдет. Вот увидите.

Мы тепло прощаемся друг с другом.

– Счастливой поездки! – кричу я ему вслед и думаю: однако вопрос с сульфаниламидами разрешился лучше, чем я предполагал.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх