Луцилла

(148–183 годы)

Муж Луциллы, Луций Вер, был римским императором в 161–169 годах вместе с Марком Аврелием (со своим названым братом; в 138 году император Антонин Пий усыновил не только 17-летнего Марка Аврелия, но и 8-летнего Луция Вера). Да! Тогда на римском троне сидели сразу два императора. Впрочем, такое возможно было при знаменитом Марке Аврелии Философе, который умел находить общий язык и уживаться со всеми.

Луций Вер, по мнению Юлия Капитолина, «не выделялся особыми пороками, не отличался и достоинствами… Но распущенность нравов и чрезмерная склонность к разгульной жизни противоречила учению, которому следовал Марк. Ведь он был простодушен и ничего не мог скрывать».

Дурные наклонности стали проявляться в Луций Вере особенно сильно к концу правления — власть развращает и не таких людей.

Капитолии пишет:

«Когда он отправился в Сирию, то там опозорил себя не только невоздержанным образом жизни, но и распутством и юношескими любовными похождениями. Говорят также, что… по возвращении из Сирии, он дошел до такой распущенности, что устроил у себя дома настоящий кабак, куда ходил даже после пира у Марка, причем его обслуживали там всякого рода мерзкие люди. Рассказывают также, что он ночи напролет играл в кости, усвоив себе этот порок в Сирии, и дошел в своих пороках до того, что мог соперничать с Гаем, Нероном и Вителлием; шатался ночью по кабакам и лупанарам, закрыв голову обыкновенным капюшоном, какой носят в дороге, и пировал с разными проходимцами; затевал драки, скрывая от людей, кто он такой, и часто возвращался домой избитый, с синяками на лице и узнанный в кабаках, несмотря на свои старания остаться неизвестным».

В общем, Луций Вер своим недостойным поведением у многих вызывал недовольство, и когда он, не жаловавшийся ранее на здоровье, в возрасте 38 лет внезапно скончался, подозрение пало на самых влиятельных людей империи. Ходила молва о причастности к его смерти даже Марка Аврелия, так как последний имел неосторожность вздохнуть с облегчением, что «удалился тот, кто обнаружил свою нерадивость». Зная Марка Аврелия, его философию, можно утверждать, что эта версия не выдерживает никакой критики.

Более вероятно, что о болтливом зяте позаботилась Фаустина, жена Марка Аврелия. Она, по свидетельству Капитолина, состояла с ним в более близких отношениях, чем полагалось теще, и угостила его устрицами с ядом, когда Луцию захотелось похвастаться победой на любовном фронте.

Еще одна подозреваемая в этой детективной истории — Луцилла. «Многие приписывают отравление Вера его жене по той причине, что Вер слишком благоволил к Фабии, могущество которой его жена Луцилла не могла выносить. Между Луцием и сестрой его Фабией была действительно столь большая дружба, что шел слух, будто они сговорились лишить жизни Марка», — читаем у Юлия Капитолина, биографа Луция Вера.

Пожалуй, последняя версия самая правдоподобная. Фа-бия была очень властолюбивой женщиной, после смерти Фаустины она «всеми способами» старалась выйти замуж за Марка Аврелия. Она вполне способна была на подобную интригу. Луцилла также страстно желала властвовать и ради этого могла устранить самого близкого родственника. Скорее всего, Луцилла вместе с матерью, Фаустиной, и свели в могилу простоватого, но ставшего неуправляемым Луция Вера.

В пользу этой версии свидетельствует то, как обошелся с дочерью философ Марк Аврелий после смерти соправителя. «Отправляясь на Германскую войну, он, не выждав срока траура, выдал замуж свою дочь за престарелого Клавдия Помпеяна, сына римского всадника, родом из Антиоха, человека не очень знатного… тогда как дочь Марка была Августой и дочерью Августы. Но этот брак был не по душе и Фаустине, и самой выдаваемой замуж» (Капитолии).

Еще бы! Вдову императора, дочь императора выдать замуж за старого провинциального незнатного всадника — разве может быть хуже наказание для собственной дочери? Правда, отец оставил Луцилле знаки императорского достоинства, но без власти они значили немного.

После смерти Марка Аврелия в 180 году императором стал Коммод — его сын и родной брат Луциллы. Он сохранил за сестрой все почести: «она и в театрах сидела в императорском кресле, и перед ней несли факел».

Ситуация изменилась, когда Коммод женился на Криспине — первенство, естественно, перешло к супруге правящего императора. «Луцилла тяжело переживала это и считала почести той поношением себе» (Геродиан).

Переживания, которые со стороны могут показаться ничтожными, привели Луциллу к тому, что она решила свергнуть брата-императора и захватить его власть.

Обиженная сестра не стала посвящать в свои планы престарелого мужа, который, кстати, был в хороших отношениях с Коммодом. «Кодрату же, знатному и богатому юноше (ее обвиняли в тайной связи с ним), она, испытывая образ его мыслей, беспрерывно жаловалась по поводу первенства и понемногу внушила юноше замысел, гибельный для него и для всего сената. Взяв в соучастники своего заговора некоторых из видных лиц, он уговаривает одного молодого человека, также принадлежащего к сенату, по имени Квинтиан, опрометчивого и дерзкого, спрятать за пазуху кинжал, подстеречь подходящее время и место, напасть на Коммода и убить его; остальное, сказал он, он сам уладит путем раздачи денег.

Тот, незаметно став у входа в амфитеатр… обнажив кинжал, внезапно подступил к Коммоду и громким голосом объявил, что это послано ему сенатом; не успев нанести рану, он, теряя время на произнесение слов и показ оружия, был схвачен телохранителями государя и поплатился за свое неразумие, так как, объявив о своем замысле раньше, чем выполнить его, он дал возможность себя, заранее уличенного, задержать, а тому, заранее предупрежденному, — остеречься».


Такое описание покушения на Коммода мы находим у Геродиана. У Капитолина называются несколько другие имена участников заговора, но результат тот же: покушение нелепо завершилось из-за того, что наемный убийца возомнил себя судьей и решил прочесть приговор прежде, чем нанести удар.


После случившегося Коммод уничтожил множество видных римлян, некоторые из которых даже не подозревали о заговоре. Против сената император затаил такую ненависть, что до конца правления Коммода мало кто из сенаторов дожил. Вот во что обошлась Риму обида Луциллы!

Сама Луцилла была сослана на остров Капри и вскоре убита по приказу брата. Самое интересное, что почти одновременно погибла та, с которой Луцилла соперничала за императорские почести. Жена Коммода, Криспина, была обвинена в прелюбодеянии, а приговор у сына добродушного Марка Аврелия Философа был один — смерть.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх