Загрузка...



  • Безоткатные орудия
  • Авиационные и зенитные орудия 1930-х годов
  • Артиллерийское и пулеметное вооружение УРов
  • Автоматические установки ОКБ-43 1940–1950-х годов
  • Глава 9. Тайна КБ Кондакова

    После 1945 г. советское оружие состояло на вооружении большинства стран мира. Знаменитые автоматы Калашникова даже угодили на гербы и флаги ряда стран «третьего» мира. Большинство флотов стран «третьего» мира использовали советские ракеты, торпеды и сторожевые катера, а также тральщики и другие суда. На всех них имелись автоматические корабельные установки калибра 14,5–30 мм, созданные в ОКБ-43 под руководством Михаила Николаевича Кондакова. Но, в отличие от Калашникова, ни одной из десятка стран, где эксплуатировались эти установки, имя Кондакова неизвестно. Ну, это еще полбеды. Хуже, что его не знают и у нас.

    В брежневские времена кто-то из иностранных журналистов сострил: «Русские говорят о Второй мировой войне так, как будто бы она вчера закончилась». Действительно, о проблемах войны в СССР писали больше, чем в любой другой стране мира. И сейчас выпускается довольно много изданий. Причем сейчас авторы, в отличие от советских времен, пишут почти без цензуры.[79] Но, увы, и тогда, и сейчас ОКБ-43 и его бессменный глава конструктор Кондаков буквально провалились в какую-то черную дыру. Вот, к примеру, более чем 500-страничная книга «Оружие победы»[80] написана 17 авторами, большинство из которых сами были главными конструкторами в годы Великой Отечественной войны. Там упомянуты многие десятки проектов различных артсистем, представлены 108 портретов (на 9 полосах) конструкторов, включая инженеров, занимавшихся отдельными узлами орудий, не считая 27 фотографий минометчиков и 36 фотографий создателей авиационных пушек и пулеметов. Но для Кондакова места не нашлось.

    А вот закрытое (ДСП) издание «История отечественной артиллерии», том III, книга 8 (1921–1941 гг.), Москва—Ленинград, 1964 г. И там на 719 страницах для ОКБ-43 (ОКБ АУ) и Кондакова просто не нашлось места.

    Естественно, возникает вопрос: «А был ли мальчик?» Был! И его никто не репрессировал, умер Михаил Николаевич Кондаков в 1954 г. начальником и главным конструктором ОКБ-43, был награжден орденом Ленина, орденами Отечественной войны I степени и Трудового Красного Знамени, а также многими медалями.

    Единственная книга, где вскользь был упомянут Кондаков, это «История советского стрелкового оружия и патронов» Д. Н. Болотина.

    Ну что ж, попробую по обрывкам архивных данных рассказать об этом замечательном человеке и его таинственном КБ.

    Михаил Николаевич Кондаков родился в 1898 г. в Петербурге в семье служащего, в 1917 г. он окончил реальное училище. Формально это соответствовало современному ПТУ, но задачи по математике и физике из учебников реального училища не по силам большинству выпускников лицеев и гимназий начала XXI века.

    В 1918 г. Кондаков пошел добровольцем в Красную Армию, а в 1919 г. был направлен на учебу на Первые Петроградские артиллерийские курсы, после окончания которых остался там командиром курса и адъютантом. Вместе с курсами Кондаков принимал участие в борьбе с Юденичем в 1919 г., в подавлении Кронштадтского восстания в 1921 г., где он был начальником штаба группы тяжелой артиллерии.

    В 1921 г. Кондаков поступает в Артиллерийскую академию. А оканчивает в 1927 г. Михаил Николаевич уже Военно-техническую академию РККА им. Дзержинского. Дело в том, что в 1925 г. Артиллерийская и Военно-инженерная академии были слиты в одну Военно-техническую.

    После окончания академии Кондакову присвоили звание военинженера 2 ранга и направили начальником отдела на НИАП на Ржевку. В 1929 г. по состоянию здоровья он был демобилизован из Красной Армии и последующие три года работал инженером-конструктором вначале на полигоне, а затем в научно-исследовательском отделе Артиллерийской академии, где одновременно и преподавал.

    Наряду с выполнением служебных обязанностей на полигоне Кондаков сразу же после окончания академии занялся конструкторской деятельностью. Первым его детищем стала зенитная установка для 7,62-мм пулемета «максим». Она получила название «образца 1928 г.». Установка была выполнена в виде треноги и соединялась с пулеметомвертлюгом, имеющим свободное вращательное движение. Она отличалась простотой и надежностью в эксплуатации, обеспечивала круговой обстрел и большие углы возвышения, в ряде случаев служила дополнением к станку Соколова (например, в одном из взводов пулеметной роты батальона), что было очень важно для универсального применения пулемета.

    В 1929 г. к установке Кондакова был принят дистанционный кольцевой прицел, предназначенный для стрельбы по самолетам, летящим со скоростью до 320 км/ч на дистанции до 1500 м.

    Замечу, что это была первая отечественная зенитная пулеметная установка, и лишь через несколько месяцев над созданием аналогичной установки начало работу КБ Тульского оружейного завода под руководством Н. Ф. Токарева.

    В Артиллерийской академии Кондаков вместе с другим ее преподавателем А. А. Толочковым начинает проектирование ряда артсистем. Специально для Кондакова руководство академии в 1932 г. создает КБ, которое первоначально именуется КБ Артакадемии. В 1930-е годы его именуют то КБ АУ (Артиллерийского управления), то ОКБ-ОМА. Позже оно получает окончательное название ОКБ-43.

    Новому КБ было отведено помещение в городке Артиллерийской академии в Ленинграде. Замечу, что в 1938 г. академия переехала в Москву, а КБ Кондакова осталось в Ленинграде. Кстати, в 1937–1938 гг. пути Кондакова и Толочкова разошлись. Судя по всему, они не поделили деньги и почести (автору удалось найти в Архиве Советской армии письмо Толочкова в Артуправление с жалобой на ущемления его Кондаковым в премиях и других выплатах).

    В итоге Толочков уехал в Москву, где преподавал в Артакадемии, стал профессором, а позже — зав. кафедрой в Бауманском институте.

    Как я уже говорил, деятельность Кондакова не нашла отражения ни в открытой, ни в закрытой литературе, и даже в архивах нет специальных фондов Кондакова или ОКБ-43. Информацию о его разработках я собрал буквально по кусочкам, найденным в различных архивных делах и служебных документах. Для удобства читателя я расскажу о проектах Кондакова по отдельным направлениям его работ, а не в хронологическом порядке.

    Безоткатные орудия

    Как уже говорилось, Курчевскому с помощью Тухачевского удалось прикрыть почти все работы по безоткатным орудиям. Но КБ Артакадемии оказалось Леониду Васильевичу не по зубам.

    В январе 1934 г. Кондаков и Толочков предложили проекты автоматических 76-мм безоткатных авиапушек. В Артуправлении проект был в целом одобрен, но конкурентам первоначально предложили создать уменьшенный образец системы калибром 45 мм, что и было выполнено в ОКБ АУ. 45-мм пушка была изготовлена и успешно прошла испытания. И 76-мм, и 45-мм пушки имели нагруженный ствол, но на этом и кончалось их сходство с ДРП Курчевского. Автоматика пушки работала за счет отвода пороховых газов из канала ствола. Питание обойменное. В обойме 6 патронов. Гильза несгораемая латунная. После выстрела ствол перемешался вперед на 450 мм, после чего происходила экстракция стреляной гильзы и подача очередного патрона. Воспламенение заряда производилось электрозапалом.

    Это была первая в истории жизнеспособная схема автоматической ДРП, без пневматики и тряпочных гильз Курчевского.

    В 1936 г. была закончена 37-мм ДРП «АРКОН» (автоматическая реактивная Кондакова). Пушка имела нагруженный ствол и автоматику, работающую за счет отвода газов. Питание магазинное. В магазине 5 патронов. Патроны имели латунную гильзу с пластмассовым поддоном. Вертикальный клиновой затвор был сделан заодно с воронкой и вместе с ней отходил при выстреле. Вес пушки — около 40 кг, вес снаряда — 0,674 кг, заряда — 0,175 г, а начальная скорость — 545 м/с (рис. 9.1).


    Рис. 9.1. 37-мм автоматическая пушка «АРКОН».


    Пушка «АРКОН» была установлена на самолете Р-6 и до конца 1936 г. она проходила полигонные испытания. В отчете об испытаниях не отмечено каких-либо дефектов орудия, однако под общим впечатлением провала «динамореактивной» программы Курчевского работы Кондакова вскоре также были свернуты.

    По схеме «нагруженный ствол» Кондаков в 1937 г. создает 37-мм ротное реактивное ружье РПТР (фактически это была пушка). Существенный вклад в проектирование ружья внес С. Е. Рашков.

    Кондаковым впервые в мире была создана безоткатная автоматическая пушка. Автоматика пушки работала на принципе отвода газов. Считать автоматическими пушки Курчевского, где подача патрона происходила за счет мускульной силы стрелка или сжатого воздуха из баллона, весьма проблематично.

    Заряжание 37-мм РПТР производилось с казенной части. Гильзы патронов латунные с пластмассовым куполообразным дном. Пять патронов помещено в магазине, установленном над стволом. После выстрела клиновой затвор автоматически опускался вниз вместе с воронкой.

    На поле боя система перевозилась на колесах. Кроме того, она легко разбиралась и переносилась на людских и конских вьюках.


    Данные РПТР системы Кондакова

    Калибр, мм — 37

    Угол ВН, град.: в нижнем положении — ?10; +15

    в верхнем положении до — +50

    Угол ГН, град — 60

    Длина ствола с воронкой, мм — 1550

    Полная длина системы, мм — 1650

    Высота линии огня системы, мм: в нижнем положении без колес — 250

    в нижнем положении с колесами — 325

    в верхнем положении с колесами или без — 650

    Вес качающейся части, кг — 38

    Вес станка, кг, с колесами — 25

    без колес — 18,5

    Вес системы в боевом положении с колесами, кг — 63

    Практическая скорострельность, выстр/мин — 30

    Баллистические данные

    Вес снаряда, кг — 0,674

    Вес заряда, кг — 0,175

    Начальная скорость, м/с — 545

    Давление в канале, кг/см — 2450


    Испытания опытного образца РПТР начались на НИАПе в конце 1936 г. В качестве снарядов был взят штатный 37-мм бронебойный снаряд от 37-мм противотанковой пушки обр. 1930 г. Вес снаряда 0,674 кг, взрыватель МД-5. На НИАПе РПТР показала ту же кучность стрельбы, что и 37-мм противотанковая пушка обр. 1930 г.

    Завод № 7 получил заказ на малую серию из 30 пушек РПТР. Однако в массовое производство РПТР не пошло изза прекращения работ над ДРП.

    Параллельно с работами по безоткатным орудиям по схеме «нагруженный ствол» Кондаков создает авиапушки ГК-45 и ГК-37 с инертной массой. Обе пушки устроены одинаково. Они имели два ствола и общую камору. При выстреле боевой снаряд летел вперед, а фиктивный — назад. Причем, чтобы каждый ствол мог стать боевым, для этого нужно было поменять местами фиктивный снаряд и боевой.

    Конструкция обоих стволов и механизмов была одинакова. Автоматика работала за счет энергии пороховых газов, отводимых из канала ствола. Питание обойменное. ГК-45 имел в обойме 5 боевых и 5 фиктивных патронов, а ГК-37 — 3 и 3 соответственно. Однако в крыльевом варианте ГК-37 предусматривалось иметь в обойме 12 боевых патронов. Стрельба велась с помощью электроспусков (рис. 9.2).


    Рис. 9.2. 45-мм двуствольная автоматическая пушка ГК-45.


    37-мм пушку ГК-37 планировалось установить на «бомбардировочный истребитель» БИ, спроектированный В. Д. Болховитиновым. В полете пушку обслуживали 2 члена экипажа (заряжающий и наводчик) (рис. 9.3).



    Рис. 9.3. Истребитель БИ, вооруженный 37-мм пушкой ГК-37.


    Баллистические данные 37-мм пушки ГК-37 были одинаковые с АКТ-37, 45-мм пушки ГК-45 — с 45-мм противотанковой пушкой обр. 1932 г., соответственно можно было использовать и их боекомплект.


    Таблица 48. Данные пушек ГК-45 и ГК-37

    Полигонные испытания двуствольной пушки ГК-45 начались в ноябре 1936 г. на НИАПе. Система стреляла с полигонного станка. На станок поставили стакан, заполненный доверху водой, при стрельбе не пролилось ни капли.

    16 декабря 1936 г. стреляли со специальной деревянной установки под углом +80°. Сделано 5 выстрелов за 5 секунд, но автоматического огня получить не удалось, так как «стволы не разбрасывались полностью, и автоматической перезарядки не получалось».

    После замены пружин более мощными (в ОКБ) удалось получить автоматическую стрельбу под углом 80°. Отчет об испытаниях был выпущен НИАПом 23 апреля 1937 г.

    В начале 1937 г. решили изготовить опытную серию пушек ГК-37. Завод «Баррикады» к 1 апреля 1937 г. должен был сдать 35 стволов для ГК-37. Но, как уже говорилось, программа ДРП к тому времени была дискредитирована, и по указанию «сверху» все эксперименты с этими пушками закончились.

    Лишь после удачного применения немцами безоткатных орудий на советско-германском фронте Сталин в конце 1942 г. приказал создать специальную комиссию под руководством К. Е. Ворошилова, которая собрала материалы по работам над безоткатными орудиями в 1930-х годах. Комиссия вскоре представила Государственному Комитету Обороны доклад.

    «Сталин доклад прочитал, захлопнул, толкнул его по столу к Ворошилову:

    — Вместе с грязной водой выплеснули и младенца!»[81]

    Под «грязной водой» Сталин имел в виду аферу Курчевского.

    С этого момента безоткатными орудиями стали заниматься несколько КБ — ЦАКБ Грабина, ОКБ-172 и др. Пришлось вернуться к пройденному и Кондакову.

    В 1943–1948 гг. в ОКБ-43 было разработано несколько безоткатных авиационных пушек. На базе одной из них в 1952 г. изготовили и испытали на морском охотнике опытный образец 76-мм корабельной безоткатной пушки ДРП-76.

    Питание пушки было ленточным, механизмы наведения имели электропривод. Пушка предназначалось для вооружения торпедных катеров. На вооружение пушка принята не была.


    Данные пушки ДРП-76

    Калибр, мм — 76,2

    Длина ствола, клб — 30

    Угол ВН, град — ?5; +45

    Угол ГН, град — 360

    Скорость ВН, град/с — 20

    Скорость ГН, град/с — 25

    Вес установки, кг — 150

    Темп стрельбы, выстр/мин — 80

    Расчет, чел — 2

    Баллистические данные

    Вес снаряда, кг — 4,6

    Вес выстрела, кг — 8,75

    Начальная скорость, м/с — 530

    Дальность, м — 11 300


    Кроме безоткатных орудий, Кондаков в 1936 г. работал над созданием пусковых установок для неуправляемых турбореактивных снарядов. Так, им была создана пусковая установка АУРС-82. Для нее в ОКБ АУ модернизировали 82-мм бризантный реактивный снаряд чертежа 2–011–71, разработанный в РНИИ. Заводские испытания установки начались в июле 1937 г. Однако на вооружение эти пусковые установки не были приняты. В серию же первые советские турбореактивные снаряды пошли лишь после 1945 г., и это были принципиально другие снаряды, созданные на базе немецких.

    Авиационные и зенитные орудия 1930-х годов

    В 1932 г. сотрудники Артакадемии Кондаков и Толочков начали проектирование универсального 37-мм автомата АКТ-37, предназначенного как для установки на лафет зенитной пушки, так и для вооружения самолетов. Первоначально автомат назывался АКТ-2 (Автомат Кондакова—Толочкова). Эта универсальность и погубила АКТ-37 как зенитный автомат.

    Самолеты того времени были весьма непрочны, и для авиационных пушек требовалась предельно малая сила отдачи, поэтому конструкторы сделали все, чтобы свести отдачу к минимуму. В первую очередь в автомате был использован полный фиксированный выкат подвижной части со стволом. Чтобы увеличить вес подвижной части, на ней был помещен магазин с патронами. Еще одной интересной особенностью автомата была постоянная кинематическая связь затвора со стволом с помощью реечного ускорителя, как при откате, так и при накате.

    По первоначальному проекту ствол, баллистика и боекомплект были взяты от 37-мм автомата «Рейнметалл» (4К). Действие автоматики было основано на использовании энергии отдачи при коротком ходе ствола. Ствол моноблок, быстросъемный. На заднюю часть ствола навинчен казенник, представляющий ствольную, коробку, в которой по направляющим подачи движется затвор. Противооткатные устройства состояли из гидравлического тормоза отката и пружинного накатника. Питание осуществлялось с помощью обоймы-магазина на 5 патронов.

    Система включала в себя механизм, автоматически останавливающий ствол в крайнем заднем положении при израсходовании всех патронов из магазина, что позволяло после замены магазина продолжать огонь без перерыва. Смена расстрелянного магазина производилась надвижением по направляющим казенника на его место нового магазина.

    Преимуществом АКТ-37 был сравнительно высокий темп стрельбы — 200 выстр/мин при малой отдаче — около 700 кг. Недостатком автомата была сложность установки системы, трудность отладки и регулировки. Заряжание было затруднено из-за подвижности магазина.

    Опытный образец АКТ-37 был изготовлен в мастерских Артакадемии в начале 1935 г. После длительной отладки 4 мая 1936 г. АКТ-37 поступил на НИАП для проведения полигонных испытаний. С 16 мая по 11 июня 1936 г. на НИАПе проводились стрельбы из АКТ-37, установленной на временном станке.

    Затем пушка была установлена на самолет Р-6. Стрельбы в воздухе проводились с 8 по 16 августа 1936 г. на Ногинском полигоне. Всего с Р-6 был сделан 201 выстрел и отмечено 5 отказов автоматики. При больших углах склонения происходили неполные накаты, и автоматика не срабатывала.

    Согласно постановлению командования ВВС АКТ-37 предварительные воздушные испытания выдержала, а промышленности было заказано 10 авиационных пушек АКТ-37 для установки на бомбардировщики СБ и ДБ-3. Для зенитного варианта АКТ-37 было спроектировано два лафета: ЛАКТ и ТАКТ.

    Лафет ЛАКТ устанавливался на легкой двухколесной повозке. При переходе в боевое положение ход лафета отделялся и выкатывался. В боевом положении лафет опирался на три станины, одна из которых была выдвижная. Для устойчивости в грунт забивались сошники.

    Лафет ТАКТ (тумбовый) был разработан для установки как в кузове грузового автомобиля, так и на четырехколесной повозке ЗУ-7 Брянского завода (типа «Бофорс»).

    В 1936–1938 гг. на заводе № 7 было изготовлено 15 автоматов АКТ-37, а на заводе № 4 (им. Ворошилова) — 5.

    3 октября 1937 г. на НИАП для испытаний был подан АКТ-37 на лафете ТАКТ, установленном на автомобиле ЗИС-12. Угол возвышения установки составлял +80°.

    23–28 апреля 1938 г. на НИАПе проходила испытания пушка АКТ-37 на повозке ЗУ-7. Система испытана 52 выстрелами и 340 км пробега за ГАЗ-АА. Перекатывание вручную расчетом из 5 человек происходило без затруднений.

    Наконец с 5 октября по 10 декабря 1938 г. на НИАПе были проведены большие конкурсные испытания зенитных пушек, в которых участвовали АКТ-37 на лафетах ЛАКТ-37 и ТАКТ-37 (ЗУ-7). Согласно отчету комиссии от 25 декабря 1938 г. ЛАКТ-37 и ТАКТ-37 «не годны для длительных стрельб…доработка подобных систем нецелесообразна». На этом работы по АКТ-37 и были прекращены.


    Данные автомата АКТ-37

    Калибр, мм — 37

    Длина автомата, мм — 3050*

    Длина ствола, мм/клб — 1900/51,3

    Длина нарезной части, мм — 1652

    Объем каморы, л — 0,266

    Крутизна нарезов: у основания, клб/град — 50/3°35?43?

    у дула, клб/град — 30/5°58?42?

    Число нарезов — 15

    Глубина нарезов, мм — 0,45

    Ширина нарезов, мм — 4,8

    Ширина полей, мм — 2,5

    Вес ствола, кг — 13,13*

    Вес автоматики (затвора с рамой), кг — 8,5*

    Вес откатных частей, кг — 134,5 (при весе качающейся части 240 кг)

    Вес качающейся части, кг — 215* (позже 240 кг)

    Вес магазина с 5 патронами, кг — 12,5*

    Длина отката, мм: максимальная — 160

    минимальная, обеспечивающая работу автоматики — 153–155

    Темп стрельбы, выстр/мин — 150–200 (на различных испытаниях)


    * Расчетные данные.


    Таблица 49. Данные лафетов ЛАКТ-37, ТАКТ-37 дня автомата АКТ-37

    Баллистические данные: При весе снаряда 0,63 кг, весе заряда 0,2 кг (порох 9/1 НГВ) и начальной скорости 940 м/с давление в канале составляет 2850 кг/см2. А при весе снаряда 0,645 кг, весе заряда 0,19 кг (порох 85/185 НГВ) и начальной скорости 850 м/с давление в канале составляет 2400 кг/см2.

    Длина гильзы первоначально была 265 мм, а с конца 1936 г. — 240 мм. Вес патрона около 1,5 кг.

    Не дожидаясь конца испытаний АКТ-37, Кондаков уже в 1936 г. начал работу по ее модернизации. Результатом модернизации стал автомат «сверхскорострельный» — АСКОН-37. Целью модернизации было увеличение скорострельности до 250 выстр/мин и начальной скорости до 1060 м/с.

    Основными отличиями АСКОН от АКТ были:

    1. Ствол в АСКОН-37 выполнен с продольными ребрами, служащими для усиления жесткости длинного ствола и для лучшего его охлаждения.

    2. Заново разработана система подачи питания, и магазин расположен на неоткатных частях автомата (люльке). В механизм подачи введен ускоритель, благодаря чему удалось значительно уменьшить длину отката автомата (до 117 мм) и увеличить скорострельность.

    Подобно АКТ-37, АСКОН-37 предполагалось выпускать в двух вариантах: зенитным и авиационным. По плану ОКБ Кондакова должно было в 1937 г. изготовить два опытных образца АСКОН-37, один для ГАУ, другой для ВВС, но сделать это удалось лишь в 1938 г. из-за задержки доставки трех стволов АСКОН заводом № 8.

    Первый опытный автомат АСКОН-37 был подан на испытания 13 мая 1938 г. В конце года автомат установили на ЗУ-7 с использованием вращающейся части от АКТ-37, но с новым уравновешивающим механизмом и новой цапфенной обоймой.

    Однако пушка АСКОН-37 имела слишком сложное устройство, а Кондаков слишком много врагов, в том числе и академика Благонравова, внесшего достойную лепту в прекращение работ над автоматами Кондакова.


    Данные 37-мм автоматической пушки АСКОН-37

    Калибр, мм — 37

    Длина автомата, мм — 3318

    Длина ствола, мм/клб — 2335/63,1

    Длина пути снаряда по каналу, мм — 2115

    Длина нарезной части, мм — 072

    Объем каморы, дм3 — 0,540

    Крутизна нарезов постоянная, клб — 30

    Число нарезов — 16

    Глубина нарезов, мм — 0,45

    Ширина полей, мм — 2,5

    Вес ствольной группы, кг — 123,4

    Вес автоматики, кг — 13

    Вес откатных частей; кг — 153

    Вес люльки, кг — 71,24

    Вес магазина, кг — 5,73

    Вес качающейся части, кг — 442,1

    Длина отката ствола, мм — 117

    Темп стрельбы, выстр/мин — 250

    Баллистические данные АСКОН-37

    Тип снаряда — Осколочный чертежа 6436 (АНИМИ)

    Вес снаряда, кг — 0,645

    Вес заряда, кг — 0,378

    Начальная скорость, м/с — 1060

    Давление, кг/см2 — 2900


    В 1935–1936 гг. в ОКБ Кондакова была разработана 45-мм автоматическая зенитная пушка АКОН-45. В отличие от АКТ-37 и АСКОН-37 автоматика новой пушки работала на энергии отводимых газов. Ствол пушки — легко съемный моноблок, охлаждение воздушное. Питание магазинное, в магазине 5 патронов.

    К началу 1937 г. в мастерских ОКБ-43 изготовили опытный образец 45-мм автомата АКОН-45. Данные о разработке лафета под автомат автором не найдены. Испытания автомата проводились на тумбовом станке от 76-мм пушки обр.1914/15 г. системы Лендера.

    К маю 1938 г. работы по пушке АКОН-45 были прекращены. Согласно переписке Артуправления Кондаков сам отказался от нее, мотивы отказа неизвестны.


    Данные пушки АКОН-45

    Калибр, мм — 45

    Длина ствола, мм/клб — 2370/52,7

    Длина пути снаряда, мм — 2092

    Длина нарезной части, мм — 2048

    Длина от казенного среза до дна снаряда, мм — 277,7

    Объем каморы, л — 0,6

    Крутизна нарезов постоянная, клб — 30

    Число нарезов — 16

    Глубина нареза, мм — 0,5

    Ширина нареза, мм — 6,5

    Вес качающейся части, кг — до 350

    Темп стрельбы, выстр/мин — 100–120

    Число патронов в магазине — 5

    Угол ВН, град — ?5°, +85°

    Баллистические данные АКОН-45

    Вес снаряда, кг — 1,425

    Вес и марка заряда — 0,405 кг

    пороха — 7/7

    Начальная скорость, м/с — 800

    Давление, кг/см2 — 2690


    В 1936 г. в ОКБ Кондакова был разработан проект 76-мм автоматической зенитной пушки АКОН-76. Опытный образец пушки предполагалось изготовить в мастерских ОКБ в конце 1937 г. Заводу № 8 было заказано два ствола АКОН-76, которые тот должен был отгрузить ОКБ в апреле 1937 г. Завод № 8 сорвал поставки. К маю 1938 г. работы по АКОН-76 были прекращены по невыясненным причинам.


    Данные автоматической пушки АКОН-76

    Калибр, мм — 76

    Длина пути снаряда, мм — 3765

    Длина нарезной части, мм — 3664,5

    Нарезка постоянной крутизны, клб — 28

    Число нарезов — 28

    Баллистические данные АКОН-76

    Вес снаряда, кг — 6,61

    Вес заряда, кг — 1,96 пороха КТВ

    Начальная скорость, м/с — 900

    Давление максимальное, кг/см2 — 3000


    В боекомплект АКОН-76 входили боеприпасы: стержневая шрапнель чертежа 6730 весом 6,61 кг с трубкой Т-3 и осколочная граната чертежа 6729 весом 6,61 кг с трубкой Т-5.

    Непринятие на вооружение автоматических зенитных и авиационных пушек системы Кондакова обусловлено совсем не конструктивными их недостатками. Недоработок у них хватало, как и в других опытных образцах автоматов того времени. А вот то, что их не довели до ума, объясняется наплевательским отношением к зенитным автоматам Тухачевского и руководства Артуправления во главе с Ефимовым и отсутствием хорошей производственной базы у ОКБ-43. Надо ли говорить, что если бы под автоматические зенитные пушки был отдан хотя бы один артиллерийский завод, да тот же завод № 8, с которого сняли бы все остальные заказы, то в СССР уже в середине 1930-х годов было бы налажено массовое производство зенитных автоматов.

    Отсутствием мощной производственной базы объясняется и неудача Кондакова, вступившего в соревнование с Грабиным и Махановым по созданию 76-мм дивизионных пушек. К слову сказать, 76-мм дивизионные пушки были основными орудиями РККА, а заказы на них — самыми хлебными.

    Еще в 1937 г. в КБ Кондакова был разработан оригинальный проект 76-мм дивизионной пушки (фактически она была полууниверсальная). Угол вертикального наведения составлял —5°; +85°, угол горизонтального наведения с колес был 60°, а с поддона — 360°.

    Пушка обладала прекрасной баллистикой — при весе снаряда 7,1 кг и заряда 1,2 кг начальная скорость была 710 м/с. При таких вполне приемлемых данных вес пушки в боевом положении не превышал 1500 кг. Такой малый вес был достигнут за счет применения дульного тормоза, а главное, за счет любимой «изюминки» Кондакова — выката ствола, который он применял в зенитных автоматах и противотанковых пушках. Выстрел происходил во время движения ствола вперед (выката) и значительная часть энергии отдачи уходила на гашение кинетической энергии откатных частей.

    Неясно, почему пушка с выкатом не была принята на вооружение. Тем более что другие типы орудий Кондакова с выкатом ствола успешно проходили испытания.

    Однако полууниверсальная пушка Кондакова опоздала на несколько месяцев — в производстве уже была аналогичная пушка Ф-22, а Артуправление РККА к этому времени решило отказаться от длинных (в 50 калибров) стволов и универсальности 76-мм дивизионных орудий.[82] И вот в марте 1937 г. Артуправление выдает тактико-технические требования на дивизионную пушку: угол вертикального наведения был уменьшен с +75° до +45°. Вес системы в боевом положении должен составлять 1500 кг, скорость возки — до 30 км/час, начальная скорость снаряда весом 6,23 кг — 680 м/с (то есть баллистика 76-мм пушки обр. 1902/30 г. в 40 калибров). При этом тактико-технические требования были направлены только Кировскому заводу.

    Тем не менее КБ завода № 92 и ОКБ-43 выполняют в инициативном порядке работы над новой дивизионной пушкой. Теперь Кондаков спроектировал новую чисто дивизионную пушку НДП (иногда ее именовали НДП-76). Ствол пушки состоял из свободной трубы, кожуха и казенника. Характерной особенностью пушки была массивная люлька, в которой помещались противооткатные устройства. Над стволом размещался гидравлический компрессор, а под стволом — пружинный накатник. Ствол в люльке первую часть пути катился по роликам, а затем скользил по полозкам. Подъемный и поворотный механизмы винтового типа, уравновешивающий механизм пружинный. Лафетные колеса от автомобиля ЗИС-5.

    Опытный образец пушки был изготовлен на заводе № 7 («Арсенал») и отправлен на НИАП 29 апреля 1939 г. НДП не выдержала полигонных испытаний из-за отказов полуавтоматики и дефектов противооткатных устройств.

    Победу вновь одержал Грабин — в производство пошла его 76-мм пушка Ф-22-УСВ, названная после принятия на вооружение 76-мм дивизионной пушкой обр. 1939 г.

    Артиллерийское и пулеметное вооружение УРов

    Огромную работу ОКБ Кондакова провело в области проектирования казематных и башенных установок для укрепленных районов. Замечу, что большинство материалов по УРам до сих пор хранятся под грифом «сов. секретно».

    1 августа 1938 г. Артуправление поручило ОКБ-43 разработать эскизные проекты казематных установок для укрепленных районов. 28 августа 1938 г. эскизные проекты были представлены в Артуправление и одобрены им. В том же году был выдан заказ на разработку рабочих чертежей и изготовление опытных образцов установок: ДОТ-1 с 45-мм танковой пушкой; ДОТ-4 с 45-мм танковой пушкой, спаренной с пулеметом Силина. Различия между ними только в наличии пулемета.

    31 января 1939 г. комиссия осмотрела ДОТ-1. Конструкция установки оказалась недоработанной, но ее все же допустили до испытаний. С 1 по 8 февраля 1939 г. были проведены испытания ДОТ-1 стрельбой и подрыв у амбразуры 203-мм фугасного снаряда.

    9 февраля 1939 г. комиссия осмотрела ДОТ-4 и, несмотря на недоработки, допустила ее до испытаний. Испытания ДОТ-4 велись с 9 по 14 февраля 1939 г. по той же программе, что и ДОТ-1.

    По заключению комиссии ДОТ-4 в тактическом отношении превосходил ДОТ-1 из-за наличия пулемета. Комиссия рекомендовала ДОТ-4 к принятию на вооружение.

    Производство ДОТ-4 было поручено заводу № 8 (единственному изготовителю 45-мм танковых пушек). Броневые короба и ряд других деталей делал Ижорский завод. По плану завод № 8 должен был начать сдачу пушек в октябре 1939 г., но фактически начал сдачу в ноябре, а к 1 января 1940 г. на заводе скопилось 324 уже сданные пушки. Первые 173 установки были вывезены в части и склады в январе 1940 г.

    В первом квартале 1940 г. завод № 8 должен был сдать 400 установок ДОТ-4, однако он сдал в январе 1940 г. — 90 установок и в феврале — 29, а дальше, по крайней мере до ноября 1940 г., больше ничего не делал.

    Всего в 1940 г. для капонирных установок было заказано 500 45-мм пушек, а в 1941 г. планировалось заказать 1700.

    На 26 июня 1940 г. в войска было отгружено 307 установок ДОТ-4 изготовления 1939 г. и 103, изготовленные в 1940 г. Из них в Каменец-Подольском укрепрайоне было установлено 12 систем, в Гродно — 24, в Осовце — 24, в Брест-Литовске — 24, во Владивостоке — 55 и т. д.

    Установки ДОТ-4 успешно применялись в Великой Отечественной войне и долгие годы оставались на вооружении.

    Установка была оснащена 45-мм танковой пушкой обр. 1934 года, спаренной с 7,62-мм пулеметом ДС с оптическим прицелом КТ-1. Пушка танковая штатная с усиленной люлькой. Пулемет ДС крепился на верхнем станке пушки справа. Шаровой наконечник надульника служил центром вращения пулемета. Шар служил для крепления качающейся части установки. Крепление установки с орудием осуществлено посредством двух шаров: шара бронировки и шара, ввернутого в воротник амбразуры короба. Уравновешивающий механизм пружинный. Подъемный и поворотный механизмы пушки секторного типа. Установка имела сиденье с ножным спуском.

    При монтаже установки воротник с коробом заделывался в бетон заранее, до монтажа всей установки. При заделке короба его козырек служил опорной площадкой для роликов нижнего станка.


    Данные установки ДОТ-4

    Калибр орудия, мм — 45

    Угол ВН, град — ?12; +12

    Угол ГН, град — 60

    Высота линии огня от пола каземата, мм — 1475

    Длина амбразурного короба в собранном виде, мм — 1000

    Раствор воротника (высотах ширина), мм — 465 х 720

    Раствор короба (высотах ширина), мм — 765 х 1360

    Вес ствола орудия с затвором, кгм — 113

    Вес орудия с противооткатными устройствами, кг — 138

    Вес амбразурного короба, кг — 1545

    Вес бронещита, кг — 31

    Вес шара, кг — 105

    Вес прижимного щита, кг — 96

    Вес верхнего станка, кг — 97

    Вес нижнего станка, кг — 140

    Вес всей собранной установки, кг — 2364


    При стрельбе снарядом О-240 с начальной скоростью 335 м/с под углом 1151 дальность составляла 3000 м.

    Тактико-технические требования на 45-мм башенную установку были выданы Артиллерийским управлением 22 марта 1939 г. ОКБ-43 разработало проект установки БУР-45, оснащенной 45-мм танковой пушкой обр. 1934 г., спаренной с 7,62-мм пулеметом Силина. Однако 25 июля 1939 г. пулемет Силина был заменен пулеметом ДС.

    Станок масочно-шаровой. Прицел КТ-3. Угол вертикального наведения —12°; +12°. Обстрел круговой. Диаметр башни около 1500 мм, а высота крыши над барбетом около 1 м. Приводы наведения пушки электрические.

    Броня крыши должна выдерживать попадание по нормали одного 152-мм гаубичного снаряда с начальной скоростью до 350 м/с. Боковая броня должна выдерживать попадание 76-мм бронебойного снаряда по нормали с начальной скоростью до 650 м/с. Броня, закрывающая ствол, должна выдерживать попадание 45-мм бронебойного снаряда с начальной скоростью до 760 м/с.

    Кроме того, башня в целом должна выдерживать попадание 203-мм снаряда, упавшего непосредственно у башни. Должна обеспечиваться устойчивость вращающейся части башни при наезде танка типа Т-28 со скоростью 10 км/час.

    9 июня 1939 г. ГАУ утвердило эскизный проект БУР-25, и было решено приступить к разработке рабочих чертежей установки и изготовлению макета башни в мастерских ОКБ-43: Ижорскому заводу выдали срочное задание отлить по указаниям НИИ-48 два опытных бронеколпака: один с толщиной боковых стен 100 мм и купола 85 мм, а другой соответственно 125 мм и 100 мм. Опытные колпаки предполагалось подвергнуть обстрелу 76-мм бронебойными снарядами и 152-мм бетонобойными и фугасными снарядами, и после испытаний принять окончательное решение о толщине брони БУР-45.

    Дальнейших данных о судьбе БУР-45 автором не найдено.

    16 октября 1938 г. ГАУ утвердило тактико-технические требования на проектирование 76-мм казематной установки. Согласно этим требованиям угол вертикального наведения должен был составлять —10°; +15°, а горизонтального — от 50° до 60°. Установка должна была вписываться в каземат длиной 3 м, шириной 2,3 м и высотой 2 м. Броня установки должна была защищать орудие от прямого попадания 76-мм снаряда с баллистикой 76-мм полевой пушки обр. 1902 г. и от взрывной волны и осколков 203-мм фугасного снаряда непосредственно у амбразуры капонирной установки.

    По этим требованиям ОКБ-43 изготовило 76-мм казематную ДОТ-2, оснащенную 76-мм пушками Л-11 Кировского завода. Опытный экземпляр ДОТ-2 был предъявлен к полигонным испытаниям в марте 1939 г.

    Угол вертикального наведения установки был в пределах от —9° до +13°12?. Однако маховик вертикального наведения вращался очень тяжело, так как качающаяся часть не была уравновешена. К пушке Л-11 было разработано приспособление для выключения полуавтоматики для уменьшения загазованности каземата при длительной стрельбе с малым темпом огня.

    В ходе испытаний выяснилось, что установка выдерживает попадание осколочных и бронебойных снарядов 45-мм пушки с 200 м и 76-мм снарядов из 76-мм пушки обр. 1902/1903 г. — с 400 м. Но при подрыве 203-мм фугасного снаряда у самого короба была пробита бронировка ствола.

    Вес короба достигал 6 т, и комиссия решила, что он слишком тяжел.

    В мае 1939 г. был выдан заказ на изготовление 200 установок ДОТ-2. Еще 200 установок планировалось заказать в 1941 г.

    После войны ОКБ-43 продолжало работы над вооружением УРов. В 1954 г. там был разработан эскизный проект 100-мм башенной установки И-100. Общее руководство осуществлял главный конструктор ОКБ-43 Клецких, а главным конструктором проекта был Парфенов.

    Башенная установка И-100 была оснащена 100-мм пушкой Д-1 °C (от самоходки СУ-100).

    Изюминкой установки было упругое «шарозащищающее» подкрепление бронеколпака, используемое одновременно в качестве противооткатных устройств орудия. Башня опиралась с помощью гидропружинных буферов на верхний вращающийся погон, который на обычных шарах вращался по нижнему неподвижному погону. Таким образом, пушка не имела отката относительно бронеколпака. Автоматика затвора работала за счет энергии газов, отводимых из канала ствола. Благодаря этому системы подачи и заряжания были размещены на оси вращения башни и смонтированы так, что нигде не соприкасались с бронеколпаком.

    Расчет в башне отсутствовал. Заряжание было полностью автоматизировано. Приводы заряжания и наведения электрические, кроме того, были аварийные приводы от пружинных аккумуляторов энергии.

    Управление стрельбой было автоматическое и дистанционное. Для автоматического управления стрельбой установка имела прицел и прибор кругового обзора.

    Толстая броня и обтекаемая форма башни позволяли многократно выдерживать: а) прямое попадание 130-мм бронебойного снаряда с начальной скоростью 1000 м/с;

    б) навесное попадание 305-мм бетонобойного снаряда со скоростью удара 300 м/с;

    в) взрыв на расстоянии 4 м от брони 500-кг авиабомбы.

    Кроме башни, установка И-100 имела боевое и подбашенное отделения, расположенные друг на друге. Боевое отделение имело диаметр 3 м, высоту 1,55 м и объем 7 м3, а подбашенное отделение 5,3 м, 2,1 м и 20 м3 соответственно.

    Для проектирования И-100 в 1954 г. провели отстрелы дооборудованных установок БУР-45 и БУР-10.

    В 1955 г. был изготовлен и испытан опытный образец башенной установки И-100. В ходе стрельб из нее кучность оказалась выше, чем у 100-мм пушек Д-10Т при стрельбе из танков.


    Данные установки И-100

    Калибр, мм — 100

    Угол ВН, град — ?8; +20

    Угол ГН, град — 360

    Скорость ВН, град/с — 1,5

    Скорость ГН, град/с — 15

    Диаметр башни, мм: у крыши — 1100

    у основания — 3170

    Высота башни, мм: с прибором кругового обзора — 1450

    без прибора кругового обзора — 1260

    Толщина брони, мм: вращающейся — 280–300

    крыши — 115–130

    Вес вращающейся части установки, т — 33

    Общий вес брони, т — 25

    Общий вес установки, т — 55

    Скорострельность, выстр/мин — 15


    В конце 1940-х — начале 1950-х годов ОКБ-43 работало над проблемой создания криволинейных орудий и пулеметов для долговременных фортификационных сооружений.

    В частности, велись опыты с 12,7-мм криволинейным пулеметом КСГМ. В декабре 1954 г. был завершен технический проект сборно-разборной подъемной установки БУК-3 с двумя криволинейными пулеметами КСГМ.

    В 1953 г. в ОКБ-43 была создана «броневая установка тяжелого типа для двух криволинейных пулеметов» И-16. Опытный образец установки прошел испытания в 1954 г., а к концу года была собрана опытная серия из 5 установок для контрольных испытаний. (Броню для них делал Ижорский завод).

    Кроме того, в 1953–1954 гг. в ОКБ-43 велись работы над:

    — казематной пулеметной установкой И-8Д;

    — казематной пулеметной установкой КПУ;

    — броневой скрывающейся установкой с одним пулеметом КС ГМ — «Бук»;

    — ПЗУ — броневой установкой с двумя 14,5-мм зенитными пулеметами (работы над последней были приостановлены 15 декабря 1954 г. на основании решения Инженерного комитета инженерных войск);

    — И-13 — броневой наблюдательной установкой.

    Еще раньше перед ОКБ-43 была поставлена задача создания среднекалиберных артиллерийских систем с криволинейными стволами. Работы шли над орудиями калибров 25, 57 и 82 мм под руководством М. Н. Кондакова и С. М. Гольдмана. В 1948 г. ОКБ-43 закончило корректировку чертежей 82-мм криволинейного ствола для казематного орудия-миномета и выдало задание НИИ-13 Министерства вооружений на его изготовление. В конце 1949 г. НИИ-13 изготовило этот ствол и поставило его ОКБ-43 (рис. 9.4).

    Проектный радиус кривизны ствола — 1500 мм — в НИИ-13 не выдержали, а получилось 1460 мм. Ствол миномета гладкий. Внутренний диаметр его у казенной части 84 мм. На расстоянии 460 мм от казенного среза ствол прямой. Затем на длине дуги 1300 мм ствол кривой, а затем — прямой на длине 935 мм. При переходе с криволинейного участка на конечный прямолинейный в канале имелся конус длиной 80 мм. На конусе калибр ствола менялся с 84 мм на 82 мм.

    Стрельба велась оперенной кумулятивной миной со скоростью около 300 м/с. Дальность прямого выстрела составляла 400–500 м. Кумулятивная мина пробивала по нормали броню толщиной 120–130 мм. Кроме того, могли использоваться и осколочно-фугасные 82-мм мины. Проектная скорострельность такого миномета — 25 выстр/мин.

    Криволинейный миномет предполагалось устанавливать в подземных бетонных казематах. Над поверхностью каземата должна была находиться только дульная часть миномета.

    Чтобы не возвращаться более к минометам, скажу, что в начале войны в ОКБ-43 был спроектирован и изготовлен опытный образец 82-мм казнозарядного миномета МК-2-У. 20–22 августа 1942 г. миномет МК-2-У, установленный на автомобиле ГАЗ-АА, прошел испытания на Гороховецком полигоне, однако комиссия сочла их неудовлетворительными.


    Рис. 9.4. 82-казематный миномет с криволинейным стволом.


    Автоматические установки ОКБ-43 1940–1950-х годов

    В августе 1941 г. ОКБ-43 было эвакуировано из Ленинграда в Йошкар-Олу (Марийскую АССР). Там конструкторское бюро разместили в здании дворца пионеров площадью 540 м2 и в специально построенном здании площадью 53 м2. Механический цех разместился в здании электростанции. К 20 сентября 1941 г. было введено в строй 23 станка и продолжался монтаж остальных.

    В годы войны в работе ОКБ-43 большое место отводилось морской тематике. Как уже говорилось, по вине Тухачевского и K° производство зенитных автоматов в СССР началось лишь в 1939 г., а в армию и флот они начали поступать в конце 1940 г. При этом 37-мм морские автоматы 70К — единственные автоматы, состоявшие на вооружении нашего флота, — обладали рядом принципиальных недостатков,[83] да и их было очень мало. Из-за отсутствия зенитных автоматов советский флот нес большие потери. К примеру, германская авиация фактически парализовала действия крупных надводных кораблей с июня 1942 г. и до конца войны.

    В начале. 1943 г. в ОКБ-43 создается спаренная 12,7-мм установка открытого типа 2-УК. На ее турели было установлено два автомата ДШК. Приводы наведения ручные. Угол вертикального наведения составлял от ?10° до +85°. Вес установки 400 кг (рис. 9.5).


    Рис. 9.5. 12,7-мм турельная установка 2-УК.


    Опытный образец 2-УК был изготовлен в мастерских ОКБ-43 в октябре 1943 г. Ее корабельные испытания успешно прошли в начале 1944 г. на Черном море.

    В 1944–1945 гг. в ОКБ-43 была спроектирована и изготовлена опытная 12,7-мм шахтная установка П-2К, предназначенная для подводных лодок. В походном положении установка убиралась внутрь лодки. Но на вооружение она так и не поступила. Война закончилась, а в дальнейшем подводные лодки решено было вооружать более мощными зенитными автоматами калибра 25–57 мм.

    В 1943 г. в инициативном порядке в отделе главного конструктора завода № 2 (г. Ковров) началось проектирование 14,5-мм пулемета на базе 20-мм малосерийной авиационной пушки В-20. Пулемет создавался под патрон 14,5-мм противотанкового ружья. Ведущим конструктором по пулемету был С. В. Владимиров. Через 6 месяцев после начала проектирования был изготовлен первый образец 14,5-мм пулемета, получившего индекс КПВ-44 (крупнокалиберный пулемет Владимирова обр. 1944 г.).

    Автоматика КПВ работала за счет энергии отдачи при коротком ходе ствола. Питание пулемета ленточное, лента металлическая звеньевая на 40 патронов. Ленты укладывались в металлическую патронную коробку. Вес тела КПВ-44 составлял 38 кг, длина 1930 мм, темп стрельбы 500–550 выстр/мин.

    Полигонные испытания КПВ-44 прошли на Научно-исследовательском полигоне Сибирского военного округа в феврале 1944 г. с удовлетворительными результатами. В апреле 1944 г. было решено изготовить серию из 50 пулеметов и одну зенитную установку для войсковых испытаний.

    В ОКБ-43 был создан пехотный станок конструкции С. А. Харыкина. Под названием 14,5-мм пехотный пулемет ПКП был принят на вооружение в 1949 г. Угол возвышения его составлял —5°; +20° при высоте линии огня всего 390 мм. Понятно, вести огонь по воздушным целям было невозможно. Станок был довольно тяжеловат — 114 кг, а вместе с телом пулемета система весила 161,1 кг. В походном положении ПКП перевозился в кузове автомобиля ГАЗ-51 или ГАЗ-63, в котором размещались также расчет и боекомплект. На небольшие расстояния (6–8 км) ПКП перевозился на прицепе за автомобилем или вручную расчетом. В горах он мог разбираться на отдельные части и перевозиться на вьюках.

    Большой вес ПКП не устраивал ГАУ, поэтому конструктору НИИ-3 К. А. Барышеву в 1952 г. было выдано задание на проектирование более легкого станка, допускавшего зенитный огонь. Барышев спроектировал треножноколесный станок. Принципиальным различием обоих станков было то, что пулемет Харыкина стрелял только с колес, а Барышева — только с треноги, а колеса использовались лишь для транспортировки. Благодаря этому в новом станке были использованы легкие колеса и облегченные детали хода. Вес станка снизился до 41 кг. Новый станок был принят в 1955 г. под названием 14,5-мм станковый крупнокалиберный пулемет СКП.

    Первая попытка создать корабельную установку под 14,5-мм пулемет Владимирова была предпринята в ОКБ-43 в 1944 г. 14,5-мм двуствольная турельная установка получила индекс 2У-В. Темп стрельбы одного ствола составлял 520–550 выстр/мин. Вращающаяся часть турели и основание установки были взяты от 23-мм установки У-23. Вес 2У-В составил 430 кг. В состав расчета входил один стрелок и два подносчика патронов.

    Установка 2У-В прошла испытания, но в серийное производство не поступила.

    Тем не менее флот очень нуждался в пулеметах Владимирова. Еще 14 марта 1946 г. руководство ВМФ утвердило тактико-техническое задание на проектирование трех двухпулеметных установок с 14,5-мм пулеметами Владимирова. Разработка всех трех установок была поручена ОКБ-43. Параллельная разработка трех установок была вызвана не желанием устроить конкурс, а конструкцией кораблей, для которых проектировались установки. Так, установка 2М-5 проектировалась для торпедных катеров, 2М-6 — для бронекатеров, а 2М-7 — для тральщиков (рис. 9.6).


    Рис. 9.6. 14,5-мм пулемет 2М-7.


    Опытный образец палубной турельной установки 2М-5 был изготовлен ОКБ-43 в августе 1947 г. Установка имела два горизонтально установленных пулемета КПВ. Пулеметы наводились вручную стрелком, то есть механизмы приводов наведения отсутствовали. Для предохранения расчета от пуль и мелких осколков 2М-5 была снабжена горизонтальной броней. Толщина брони передней стенки составляла 8 мм, а задней — 4 мм. Питание пулеметов ленточное, в ленте имелось 80 патронов, вес снаряженной ленты составлял 18,7 кг. Прицел позволял вести огонь по воздушным целям, движущимся со скоростью до 250 м/с.

    Заводские испытания опытного образца 2М-5 прошли с 11 по 25 мая 1948 г. Для проведения корабельных испытаний опытный образец 2М-5 был установлен на торпедном катере проекта 123К. В ходе испытаний с 4 по 8 ноября 1950 г. были получены удовлетворительные результаты, и 2М-5 была рекомендована к принятию на вооружение. Установку 2М-5 приняли на вооружение совместным постановлением Совмина СССР и ЦК КПСС № 3522–1403 от 30 июля 1952 г. и приказом военно-морского министра № 00 571 от 9 августа 1952 г. Цена одной установки — 81,5 тыс. рублей в ценах 1954 г.

    Опытный образец башенной установки 2М-6 был изготовлен в 1948 г. в ОКБ-43. Установка имела два горизонтально установленных пулемета КПВ. Механизмы наведения установки имели гидравлический привод, спроектированный в ЦНИИ-173, в качестве резервного мог использоваться и ручной привод. Потребляемая мощность электродвигателя гидропривода — 1 кВт.

    Поскольку установка предназначалась для бронекатеров, то она имела сравнительно (с 2М-5 и 2М-7) мощную броневую защиту. Установка выпускалась в двух вариантах — обычном 2М-6 и утяжеленном 2М-6Т, основным различием которых была толщина брони (рис. 9.7).


    Рис. 9.7. 14,5-мм установка 2М-6Т на бронекатере пр. 192.


    Вертикальное бронирование установки состояло из двух слоев: брони башни 7 мм — для 2М-6 и 8 мм — для 2М-6Т и брони экрана толщиной 7 мм — для 2М-6 и 14 мм — для 2М-6Т. Расстояние между экраном и башней составляло не менее 100 мм. Крыша башни имела броню толщиной 10 мм.

    Заводские испытания опытного образца 2М-6 были проведены с 15 июля по 30 октября 1948 г., а корабельные — с 29 сентября по 6 октября 1949 г. на бронекатере БКА-439 проекта 191М Дунайской флотилии. По результатам испытаний установка была рекомендована к принятию на вооружение.

    Установка 2М-6 была принята на вооружение постановлением Совмина № 3522–1403 от 30 июля 52 г. и приказом военно-морского министра № 00 571 от 9 августа 1952 г.

    Опытный образец тумбовой установки 2М-7 был изготовлен в ОКБ-43 в сентябре 1947 г. Качающаяся часть 2М-7 состояла из двух люлек (верхней и нижней), соединенных между собой параллелограммной тягой. Качающаяся часть со станком была смонтирована на неподвижной тумбе, прикрепленной к палубе корабля. Установка имела два бронированных щита толщиной 8 мм.

    Коллиматорный прицел КМТ-14,5 допускал стрельбу по целям, имеющим скорость до 200 м/с. Для стрельбы по целям, движущимся со скоростью от 200 до 300 м/с, применялся механический кольцевой прицел.

    При ведении интенсивного огня через каждые 100 выстрелов производилась замена стволов или охлаждение их.

    Заводские испытания установки прошли в мае 1948 г. Государственные полигонные испытания 2М-7 проведены с 7 по 28 августа 1948 г. На них установка была представлена в двух вариантах: с высотой линии огня нижнего пулемета 650 и 850 мм. По результатам испытаний комиссия рекомендовала принять на вооружение более высокую установку.

    Корабельные испытания 2М-7 проводились в два этапа:

    с 22 ноября по 7 декабря 1948 г. на катере № 141 типа МО-4, а в 1950 г. — на катерах типа М-123бис и ТД-200бис.

    Установка 2М-7 была принята на вооружение постановлением Совмина № 1400–703сс от 28 июля 1951 г. и приказом военно-морского министра № 00 248 от 15 августа 1951 г. Стоимость одной установки — 157,3 тыс. рублей в ценах 1950 г.

    Подготовка к валовому производству всех трех установок началась в 1950 г. на Тульском машиностроительном заводе (№ 535). А уже в следующем году началась сдача серийных установок. В производстве установки находились около 10 лет.

    В послевоенные годы крупнокалиберные пулеметы не устанавливались на крупные корабли. Это было связано, с одной стороны, с увеличением скоростей и живучести самолетов, а с другой — с появлением сравнительно эффективных зенитных автоматов 25-мм 2М-ЗМ, а затем 30-мм АК-230. Зато 14,5-мм пулеметы получили широкое распространение на катерах всех классов. Так, установки 2М-5 получили торпедные катера проектов 123бис и 184; 2М-6 — бронекатера проекта 191М и часть катеров проекта 1204; 2М-7 — патрульные катера типа «Гриф» проекта 1400 и проекта 368Т, тральщики проектов 151, 361Т и т. д.


    Таблица 50. Данные корабельных установок с 14,5-мм пулеметом Владимирова

    * Для гидропривода/для ручного привода.

    ** Для нижнего пулемета.

    * * *

    Одной из тайн нашей артиллерии и даже, можно сказать, одной из причин наших огромных потерь в Великой Отечественной войне стало игнорирование нашим командованием замечательной 23-мм пушки ВЯ.

    Эта пушка, имевшая заводской индекс ТКБ-201, была создана в тульском ЦКБ-14 конструкторами А. А. Волковым и С. А. Ярцевым.

    Действие автоматики основано на принципе использования энергии пороховых газов, отводимых из канала ствола. Затвор скользящий. Запирание клиновое. Питание автомата осуществлялось звеньевой металлической лентой. Вес пушки 66 кг. Темп стрельбы 550–650 выстр/мин.

    В боекомплект пушки ВЯ входили осколочно-зажигательные, осколочно-зажигательно-трассируюшие и бронебойно-зажигательные снаряды. Вес всех снарядов был одинаков — около 200 г, то есть в два раза больше, чем у 20-мм пушки ШВАК. Осколочный снаряд содержал 10 г взрывчатого вещества. Разрывное действие осколочного снаряда пушки ВЯ было в два раза больше, чем у 20-мм пушки ШВАК.

    В первой половине 1941 г. была закончена отработка 23-мм патрона с бронебойно-зажигательным снарядом. Снаряд состоял из корпуса, подкалиберного бронебойного сердечника, дюралевого баллистического наконечника и помещенной внутри корпуса шашки с 6 г зажигательного вещества. Снаряд на расстоянии 400 м по нормали пробивал 25-мм броню.

    Для сравнения скажу, что темп стрельбы автомата завода им. Калинина, установленного на армейской пушке 61К и корабельной 70К, составлял всего 120–140 выстр/мин, а 25-мм пушки 72К и ее модификаций — не более 240 выстр/мин.

    23-мм пушка ВЯ была фактически готова к 22 июня 1941 г., но наши мудрые генералы и не менее мудрые адмиралы принципиально не хотели запускать ее в массовое производство, даже после огромных потерь армии и флота от германской авиации в 1941–1942 гг. Читатель-скептик ехидно заметит: мол, нашелся еще один умник, поливающий грязью наш генералитет… Мол, наверняка у хваленой пушки ВЯ имелись неустранимые конструктивные дефекты, а может, она была дорога или нетехнологична в производстве? Не идиоты же наши военные!?

    Увы, последнее утверждение, к сожалению, верно. Пушка ВЯ (ТКБ-201) была принята на вооружение в мае 1941 г., но только в ВВС. Она в массовых количествах устанавливалась на штурмовиках Ил-2 по одной в каждом крыле. Серийно пушка производилась на двух заводах (№ 2 и № 66). В 1942 г. было изготовлено 13 420 пушек ВЯ, в 1943 г. — 16 430, в 1944 г. — 22 820, в 1945 г. — 8736, в 1946 г. — 2002 и в 1947 г. — 1247 штук. Итого 64 655 пушек.

    Лишь Кондаков правильно оценил возможности использования ВЯ в качестве зенитного орудия. В ОКБ-43 под руководством Кондакова было спроектировано три 23-мм корабельных установки с автоматами ВЯ — одинарная У-23, двухорудийная 2-У-23 и счетверенная 4-У-23. Темп стрельбы у всех установок был тот же, что и на авиационных пушках — 550–650 выстрелов в минуту на один ствол.

    Установка У-23 предназначалась для вооружения катеров. В 1944 г. она прошла заводские испытания, но на вооружение принята не была. Вес установки — 540 кг, расчет — 2 человека, из которых один — подносчик боеприпасов.

    Установка 2-У-23 также предназначалась для вооружения катеров. Два ствола, каждый в индивидуальной люльке, были расположены горизонтально. Питание ленточное, в магазине 50 патронов. Вертикальное наведение производилось вручную, а горизонтальное — от электропривода следящего тока. Установка имела щит толщиной 10–15 мм.

    В октябре — ноябре 1944 г. опытный образец 2-У-23 прошел полигонные испытания на НИМАПе.[84]2-У-23 была выпущена небольшой серией и с 1945 г. устанавливалась на катерах.

    Счетверенная установка 4-У-23 предназначалась для вооружения подводных лодок для стрельбы по воздушным целям на высотах до 2500 м и по надводным целям на дальности до 3500 м.

    Автоматы были расположены в вертикальной плоскости. Каждый автомат имел индивидуальную люльку и магазин с 65 патронами. Приводы наведения установки ручные. Система имела щитовое прикрытие.

    Полигонные испытания 4-У-23 проводились с 16 марта по 22 апреля 1944 г. на НИМАПе. Установка была принята на вооружение и поступила в валовое производство. Несколько 4-У-23 поступили на катера и успели принять боевое крещение в самом конце войны.


    Таблица 51. Конструктивные данные установок 2-У-23 и 4-У-23

    * С включенным поворотным механизмом / с выключенным поворотным механизмом.

    * * *

    После войны М. Н. Кондаков в сотрудничестве с А. Э. Нудельманом создает целую серию корабельных артустановок калибра 25–30 мм. В ОКБ-16, руководимом Нудельманом, проектируются автоматы, а в ОКБ-43 — артиллерийские установки целиком.

    27 февраля 1945 г. АНИОЛМИ[85] выдал промышленности тактико-техническое задание на 25-мм спаренную палубную автоматическую установку 2М-3, предназначенную для вооружения торпедных катеров проектов 183 и 184. Уточненное тактико-техническое задание было утверждено заместителем Главкома ВМФ 14 марта 1947 г. Проектирование установки началось по постановлению Совмина № 1523–549сс от 2 апреля 1949 г. и велось в ОКБ-43.

    Для установки 2М-3 в ОКБ-16 (главный конструктор — А. Э. Нудельман) на базе автомата 84-КМ был разработан автомат 110-ПМ, при этом баллистика и боеприпасы 84КМ остались без изменений. Эскизный проект 110-ПМ был закончен в 1945 г., после чего ОКБ-16 приступило к разработке рабочих чертежей и изготовлению опытного образца, минуя стадию технического проектирования.

    Вертикальное и горизонтальное наведение производилось гидроприводами. В качестве резервного средства имелось и ручное наведение, осуществляемое одним наводчиком.

    Гидропривод предназначался для вертикального наведения и перезарядки (взведения подвижных частей) обоих автоматов. Наведение осуществлялось при помощи двух гидромоторов, один из которых связан с редуктором вертикального наведения, а другой — с редуктором горизонтального наведения. Перезарядка производилась при помощи двух силовых гидравлических цилиндров.

    Охлаждение стволов при стрельбе воздушное. При замене магазинов в стволы через шланг с насадкой с казенной части подавалась вода для охлаждения. Время охлаждения водой — не менее 15 секунд.

    Прицельное устройство установки 2М-3 состояло из механического кольцевого визира, смонтированного на параллелограммном механизме. Оно обеспечивало ведение стрельбы по зенитным и надводным целям.

    Вес установки 2М-3 — 1500 кг, а 2М-ЗМ — 1515 кг. Расчет — 2 человека. В 1949 г. было изготовлено три опытных образца: два — для катера проекта 183 и один — для полигона.

    Первые три образца полигонные и корабельные испытания не выдержали, и Артуправление ВМФ 14 декабря 1949 г. приняло решение о переработке чертежей и изготовлении нового образца с соответствующими изменениями в тактико-техническом задании.

    Новые рабочие чертежи в ОКБ-43 разработали в феврале — мае 1950 г., а опытный образец 2М-3 завод № 535 (г. Тула) изготовил в октябре 1950 г. Гидропривод был изготовлен заводом № 46 по чертежам ЦНИИ-173.

    Опытный образец завода № 535 прошел объединенные заводские и полигонные испытания в ноябре — декабре 1950 г. и их выдержал. Комиссия рекомендовала его на корабельные испытания.

    В том же 1950 г. завод № 535 изготовил еще три опытные установки, которые прошли государственные корабельные испытания на торпедном катере проекта 183 с 26 января по 5 марта 1952 г. Отмечена ненадежность автомата 110-ПМ и ряд других недостатков. По решению комиссии образец следовало доработать и провести повторные государственные корабельные испытания.

    Повторные государственные корабельные испытания были успешно проведены с 20 октября по 5 ноября 1952 г., отчет о них утвержден 25 ноября 1952 г.

    Установка 2М-3 с автоматом 110-ПМ была принята на вооружение постановлением Совмина № 659–336 от 27 февраля 1953 г. и приказом военно-морского министра № 00 159 от 5 марта 1953 г.

    Позже в ОКБ-43 модернизировали установку 2М-3. В частности, инженер Соколов К. И. переработал конструкцию автомата 110-ПМ, и в результате был получен автомат М-110 с темпом стрельбы 470–480 выстр/мин (на испытаниях).

    Первые три опытные установки были изготовлены ОКБ-43, а с 1950 г. производство 2М-3 и 2М-ЗМ велось на заводе № 535. В 1949 г. завод сдал 3 установки, в 1950 г. — 4, в 1951 г. — 46, в 1952 г. — 173, в 1953 г. — 177, в 1954 г. — 275, в 1955 г. — 406, в 1956 г. — 305 и в 1957 г. — 252 установки. Производство 2М-ЗМ было прекращено в 1984 г. Отпускная цена одной установки в 1951 г. составляла 527 000 рублей, в 1954 г. — 206 000 рублей, а в 1955 г. — 151 780 рублей.

    Установки 2М-3 предназначались для вооружения катеров проектов 183 и 201, гражданских судов и вспомогательных судов ВМФ, в том числе проектов 431, 771, 562, 706, 437, 561,433, 514, 560, 512, 770 и др. Фактически артсистемы 2М-З и 2М-ЗМ были установлены более чем на 30 проектах кораблей и судов, состоявших на вооружении флотов десятков стран мира.

    В 1946 г. в ОКБ-43 была начата разработка 25-мм спаренной установки 2М-8, предназначенной для вооружения подводных лодок. Установка изготавливалась из антикоррозийных материалов. В установке 2М-8 два автомата 110-ПМ были вертикально установлены в одной люльке. Наведение производилось гидроприводом конструкции ЦНИИ-173. Питание автоматов осуществлялось обоймами по 7 патронов. Вращающаяся часть установки была прикрыта обтекателем.

    Официально установка 2М-8 была принята на вооружение постановлением Совмина № 2362–1125 от 25 ноября 1954 года и приказом Главкома ВМФ № 00 792 от 1 декабря 1954 г.

    Установка 2М-8 предназначалась для вооружения подводных лодок проектов 611, 613, 615, 617, 618 и 622.

    Производство установок 2М-8 велось в ОКБ-43 (в 1950–1951 гг.) и на заводе № 535 (с 1951 по 1957 г. включительно). В 1950 г. в ОКБ-43 было изготовлено 4 установки, в 1951 г. — 7 установок в ОКБ-43 и 10 установок на заводе № 535. В дальнейшем производство велось только на заводе № 535. В 1952 г. было изготовлено 27 установок, в 1953 г. — 35, в 1954 г. — 114, в 1955 г. — 73, в 1956 г. — 18 и в 1957 г. — 6 установок.

    В конце 1950-х годов установки 2М-8 были сняты с подводных лодок, но несколько десятилетий хранились на складах.

    В конце 1950-х годов в ОКБ-43 был разработан улучшенный вариант 25-мм двухорудийной установки для подводных лодок, получивший индекс 2М-10. Автоматы для 2М-10 проектировало ОКБ-16, а серийное производство предполагалось вести на заводе № 535.

    В марте 1954 г. были закончены полигонные испытания опытного образца 2М-10. А затем опытный образец 2М-10 был отправлен во Владивосток для проведения корабельных испытаний, совместно с автономным гидроприводом, смонтированным на установке. В серийное производство 2М-10 не запускалась.

    А теперь мы перейдем к знаменитой 30-мм автоматической установке АК-230. Знаменитой ее можно назвать и изза ее широкого распространения на кораблях всех классов — от малых катеров до крейсеров, и из-за того, что это была единственная в СССР корабельная установка с автоматами револьверного типа.

    Проектирование 30-мм спаренной автоматической установки КЛ-302 было начато во исполнение постановления Совмина № 144–85 от 4 февраля 1956 г., тактико-техническое задание на установку утверждено Главкомом ВМФ 20 марта 1956 г. Проектирование установки было поручено ОКБ-43, а автоматов — ОКБ-16. Главным конструктором установки назначили С. А. Харыкина, а автомата револьверного типа — А. Э. Нудельмана и В. Я. Неменова, откуда пошло и название автомата — НН-30 (другой заводской индекс автомата — 291П).

    Эскизно-технический проект КЛ-302 был представлен 31 августа 1956 г., а рабочие чертежи для изготовления опытного образца установки утверждены 28 мая 1957 г.

    Опытный образец был закончен ОКБ-16 в декабре 1957 г., однако автоматы 291П оказались непригодными для размещения их на установке из-за значительного отличия их веса, расположения центра тяжести, габаритов и силы отдачи от ранее согласованных между ОКБ-43 и ОКБ-16. Поэтому ОКБ-16 произвело доработку автоматов и прислало новые в марте 1958 г., но и эти автоматы не соответствовали документации, и в установку пришлось внести значительные конструктивные изменения. В итоге установка была закончена лишь в апреле 1958 г.

    Заводские испытания установки проходили с перерывами с 24 мая по 12 декабря 1958 г. на полигоне № 55. Полигонные испытания были проведены с 11 февраля по 17 августа 1959 г. на том же полигоне.

    Государственные и корабельные испытания установки КЛ-302 проводились на головном катере-ракетоносце проекта 205 (заводской № 401)[86] в комплексе с автономной радиолокационной системой ПУС М-104 «Рысь» (главный конструктор — А. П. Малиевский). Автоматы 291П были изготовлены на заводе № 535, а приводы наведения — на заводе № 710 (г. Москва).

    Корабельные испытания на катере с заводским номером 401 проходили с перерывами с 24 сентября 1960 г. по 31 октября 1961 г. в основном в Рижском заливе, а частично (в мае 1961 г.) в районе Балтийска. По результатам корабельных испытаний КЛ-302 была рекомендована к принятию на вооружение.

    Установка КЛ-302 с ПУС «Рысь» была принята на вооружение постановлением Совмина № 882–378 от 24 августа 1962 г. и приказом министра обороны № 0240 от 18 сентября 1962 г. под названием АК-230-МР-104.

    Питание автомата ленточное. Лента состоит из стальных звеньев. Стрельба ведется очередями до 100 выстрелов непрерывного огня на ствол, после чего ствол охлаждается в течение 15–20 минут с включенной системой наружного охлаждения.

    В исключительных случаях допускается стрельба до израсходования всего боекомплекта (500 патронов) с перерывами между каждыми 100 выстрелами 15–20 секунд. В таком случае обеспечивается безостановочность стрельбы, но происходит полный износ канала ствола, после чего ствол к дальнейшей стрельбе не пригоден и не гарантируется живучесть отдельных деталей автомата.

    Для вооружения тральщиков в ноябре 1960 г. ОКБ-43 были выданы тактико-технические требования на установку КЛ-302 в маломагнитном исполнении. ОКБ-43 спроектировало маломагнитный вариант установки, получивший индекс КЛ-302М (АК-230М). К 4 мая 1963 г. были завершены испытания АК-230М на тральщике проекта 266, и приказом Главкома ВМФ № 0328 от 6 ноября 1963 г. 30-мм автоматическая установка в «частично маломагнитном исполнении» была принята на вооружение.

    Установка АК-230 изготавливалась в варианте «А» для кораблей с бортовым питанием 220 В постоянного тока и в варианте «Б» для кораблей с бортовым питанием 380 В, 50 Гц.

    Тактико-технические характеристики АК-230М не отличались от серийной АК-230. Установка АК-230М укомплектована электрооборудованием варианта «Б».

    Серийное производство установок КЛ-302 (АК-230) велось с 1959 г. на заводе № 535. Как у многих других корабельных артустановок, официальное принятие на вооружение последовало лишь через несколько лет после начала валового производства. Стоимость первых образцов установки составляла 715 тысяч рублей за штуку.

    Производство установок АК-230: 1959 г. — 20; 1960 г. — 37; 1961 г.-52; 1962 г. — 51 (12);[87]1963 г. — 80 (23); 1964 г. — 108 (32); за 1965–1969 гг. данные отсутствуют; в 1970 г. установок АК-230 и АК-230М выпущено 121.

    Решение о конце производства АК-230 было принято 30 декабря 1983 г., и в следующем году оно было окончательно прекращено.

    Установки АК-230 были установлены на части крейсеров проекта 68бис, больших противолодочных кораблях проекта 57А, малых противолодочных кораблях проекта 1159Т; катерах проектов 205, 205М, 205П, 206, 206ЭР и других. Установки АК-230М были установлены на тральщиках проектов 257А, 266, 1252, 1265.


    Данные установки АК-230

    Данные автомата НН-30

    Калибр, мм — 30

    Длина канала ствола, включая длину казенника, мм/клб — 2140/71,3

    Длина нарезной части, мм/клб — 1897/63,2

    Конструктивные данные

    Угол ВН, град — ?12; +87

    Угол ГН, град — ±180

    Скорость ВН (рабочая), град/с — 24

    Скорость ГН (рабочая), град/с — 35

    Диаметр шарового погона, мм — 1350

    Высота линии огня над шаровым погоном, мм. 280

    Весовая сводка — Вариант «А»* — Вариант «Б»**

    Вес качающейся части (по техпроекту), кг — 359* — 359**

    Вес вращающейся части (по техпроекту), кг — 804* — 804**

    Вес всей установки по техническому описанию 1981 г, кг — 1974+2 %* — 1926+2 %**

    Эксплуатационные данные

    Темп стрельбы одного автомата, выстр/мин — не менее 1000* — не менее 1000**

    Число патронов в ленте — 500* — 500**

    Обслуживающий расчет на 1–2 установки, чел — 2* — 2**

    Установленная мощность силового оборудования, кВт — 6,3* — 5,0**

    Прицел — ВК* — ВК**

    СОН — МР-104 «Рысь»* — МР-104 «Рысь»**


    По баллистическим данным, АК-230 не имеет аналогов ни в ВМФ, ни в армии, ни в ВВС, и ее боеприпасы также не имеют взаимозаменяемости ни с одним из видов 30-мм автоматов.

    В боекомплект АК-230 входит осколочно-фугасно-зажигательный снаряд ОФ-83, фугасный снаряд Ф-83 и бронебойно-трассирующий снаряд Бр-83.

    Вес снаряда ОФ-83 — 0,354 кг; длина снаряда — 4,23 калибра; вес взрывчатого вещества 0,039 кг. Взрыватели МГ-30, МГ-31. Индекс выстрела АЗ-УОФ-83.

    Вес снаряда Ф-33 — 0,36 кг, длина снаряда — 4,3 калибра, вес взрывчатого вещества — 0,0307 кг. Взрыватель МД-30. Индекс выстрела АЗ-УФ-83.

    Вес снаряда Бр-83 — 0,36 кг, длина снаряда 4 калибра, взрывчатого вещества нет, 0,0126 кг трассирующего состава, время горения трассера 8 с, взрывателя нет.

    Взрыватели МГ-30 и МГ-31 — головные, ударно-замедленного действия, а МД-30 — донный, инерционного действия. Все взрыватели оснащены самоликвидаторами со временем срабатывания через 11–20 секунд. В ленте через каждые 15 патронов набивается патрон с бронебойно-трассирующим снарядом.

    Гильза латунная однократного действия. Вес патрона — 1,066 кг.

    У всех выстрелов заряд единый — пироксилиново-канифольный ЖБ-83БП весом 0,190 кг, обеспечивающий начальную скорость 1050–1060 м/с, при максимальном давлении в канале 3100 кг/см2.

    Официальная табличная дальность — 4738 м, баллистическая дальность (без самоликвидатора) — 6700 м при угле возвышения +45°. Дальность по самоликвидатору — 5000 м. Наклонная дальность, обеспечиваемая прицелом, — 4000 м.

    Большую роль сыграло ОКБ-43 в создании авиационного оборонительного вооружения бомбардировщиков. С октября 1945 г. ОКБ-43 в сотрудничестве с НИИ-627 вели проектирование системы «Звезда» — оборонительной системы вооружения четырехмоторного бомбардировщика Ту-4 с 20-мм пушками Б-20Э,

    На Ту-4 были установлены четыре пушечные турели с двумя пушками Б-20Э и одна кормовая установка с тремя пушками Б-20Э. Синхронная следящая система управления пушечными установками управлялась дистанционно из герметичных кабин, один стрелок мог управлять двумя-тремя установками.

    Все пушки имеют автоматическую перезарядку.


    Таблица 52. Данные установок с 20-мм пушками Б-20Э

    Вес турели: без пушек и боекомплекта — 191,0 кг

    с пушками и боекомплектом — 412,4 га

    Вес кормовой установки: без пушек и боекомплекта — 227,0 кг

    с пушками и боекомплектом — 668,0 кг

    Диаметр обтекателя кормовой установки — 1020 мм

    Общий боекомплект на ТУ-4 — 5297 патронов


    Режимы стрельбы: непрерывная очередь 250–280 выстрелов ведет к перегреву пушки — температура превышает 330 °C. После двух-трех таких стрельб ствол деформируется.

    Допустимый режим: 100–130 выстрелов и перерыв 10–12 минут.

    Существенным недостатком Б-20 было очень слабое действие снаряда, поэтому приняли решение вооружать бомбардировщики 23-мм пушками, вес снаряда которых в два раза превосходил вес снаряда Б-20.

    Летом 1949 г. на Ту-4 прошли летные испытания системы «Звезда», состоявшей из пяти башен с десятью 23-мм пушками НС-23, которая и стала последней системой вооружения Ту-4. Позже 10 пушек НС-23 по схеме «Звезда» Туполев предполагал установить на стратегический бомбардировщик Ту-80. Но в серию винтомоторный Ту-80 не пошел. Началась эра реактивных бомбардировщиков!

    Затем в ОКБ-43 было спроектировано оборонительное вооружение реактивного бомбардировщика Ту-16. На первом отечественном стратегическом реактивном бомбардировщике Ту-16 установили семь 23-мм пушек АМ-23. Из них одна была установлена неподвижно в носу самолета, две — в верхней установке ДТ-В7, две — в нижней ДТ-Н7с и две — в кормовой ДК-7. Пушка конструкции Афанасьева — Макарова изготавливалась в Туле на заводе № 535, а пушечные установки — на заводе № 43 Минавиапрома.

    Первые заводские летные испытания оборонительного вооружения были проведены в 1953 г. — начале 1954 г. и закончились неудачно. В значительной степени это было связано с плохой работой прицельных станций — оптической ПС-48ММ и радиолокационной «Аргон».

    Новая серия испытаний была проведена с октября 1954 г. по май 1955 г. Пушечные установки получили новую оптическую прицельную станцию ПС-53 и доработанную «Аргон». Система управления стрельбой получила новый прицельно-вычислительный блок ПВВ-53В, который мог управлять стрельбой по целям на дальность от 200 до 2000 метров (вместо 180–1200 м у ПС-48ММ).

    В ходе испытаний было установлено, что пушечные установки могут поражать противника в задней полусфере на дальности до 2 км в секторе…90° по горизонту и +85° вверх, и —70° вниз при визуальной видимости истребителей в секторе…35° по горизонту и…35° по вертикали с использованием РЛС «Аргон».

    РЛС «Аргон» обнаруживала не только истребители, но и работу радиолокационных прицелов истребителей (например, РП-1) и наводилась на них.

    По замечаниям комиссии при прицеливании в задней полусфере в секторах…35° по вертикали и горизонтали даже при условии хорошей видимости предпочтительно использовать «Аргон» вместо оптического прицела.

    Но чувствительность «Аргона» имела и свои недостатки. Так, когда РЛС работала в режиме свободного поиска, а Ту16 пролетал над городом Сталинградом на высоте 6–8 км, станция «захватывала» промышленные объекты.

    Пушки АМ-23 оказались самыми лучшими оборонительными пушками, выполненными по классической схеме, ими вооружили и следующий бомбардировщик Туполева — Ту-95. Самолеты Ту-95, Ту-95М и Ту-95К-20 были вооружены шестью пушками АМ-23 в трех установках: верхней ДТ-В12, нижней ДТ-Н12-С и кормовой ДК-12 (рис. 9.8).


    Рис. 9.8. Оборонительное вооружение бомбардировщика Ту-95: а) Кормовая установка ДК-12; б) Кормовая установка ДК-12 со снятыми полусферами обтекателя.


    Верхняя установка ДТ-В12 размещалась в средней части самолета вне герметической носовой кабины и служила для кругового обстрела верхней полусферы.

    Управление установкой дистанционное, электрическое, осуществлялось в виде основного управления с верхней прицельной станции и в виде вспомогательного управления с кормовой оптической прицельной станции или от радиолокационной прицельной станции ПРС-1.

    В походном положении с целью уменьшения лобового сопротивления верхняя установка опускалась в специальную шахту фюзеляжа самолета. Спуск и подъем установки происходили с помощью специального гидравлического устройства, входящего в общую гидросистему самолета. Величина спуска — 240 мм. Время подъема установки — 3 с, время спуска — 5 с.

    Устройство остальных установок было близко по конструкции.

    На бомбардировщике Ту-95 имелось 4 прицельных поста: верхний, кормовой и два блистерных (левый и правый). Верхний пост был оборудован станцией кольцевого типа, имеющей круговое вращение по горизонту. Остальные посты оборудованы станциями стоечного типа с ограниченными углами поворота. Прицельные станции кольцевого и стоечного типов позволяли определять дальность на дистанции от 200 до 2000 м.

    Радиолокационная прицельная станция ПРС-1 «Аргон» работала в зоне наиболее вероятных атак истребителей:…35° по азимуту и углу наклона. Станция ПРС-1 обнаруживала цель независимо от условий видимости на дальностях до 4000–5000 м при автономной работе или при наводке от оптической прицельной станции.

    После захвата цели ПРС-1 осуществляла ее автоматическое сопровождение, введя. исходные данные в автоматы управления воздушной стрельбой (ABC-153) и на пушечные установки. На дистанциях от 200 до 2000 м ПРС-1 выдавала дальность до цели точнее, чем стрелок при работе с оптической прицельной станцией, особенно на больших дальностях. Максимальная погрешность по дальности составляла менее 70 м. Ближе 200 м у ПРС-1 была «мертвая» зона. ПРС-1 могла управлять всеми тремя пушечными установками самолета Ту-95.

    С начала 1960-х годов самолеты Ту-95К-20, Ту-95РЦ и последующие модификации получили станции «Криптон», разработанные ЦКБ-111 ГКРЭ.

    На самолетах Ту-95К-22 кормовая пушечная установка была заменена аппаратурой радиоэлектронного противодействия.

    Экипажи Ту-95МС очень высоко оценивали его оборонительные возможности, считая самолет буквально «несбиваемым».

    На основе верхней установки ДТ-В12 бомбардировщика Ту-95 в ОКБ-43 была спроектирована корабельная 23-мм спаренная установка АК-23. Этими установками были вооружены два опытных торпедных катера проекта 125, построенные в 1960 г., и 16 пограничных сторожевых катеров проекта 125А, построенных в 1964–1966 гг. Все эти катера имели по две спаренные установки АН-23. Официально установка АН-23 была принята на вооружение в 1964 г.

    Установка АН-23 имела два авиационных 23-мм автомата AM-23. Автоматика работала за счет отвода газов из канала ствола. Ствол — моноблок. Затвор клиновой. Питание автомата ленточное. Приводы наведения электрические. Наведение установок осуществлялось радиолокационной системой наведения «Ксенон-125».

    В заключение расскажу о двух не пошедших в серию зенитных установках ОКБ-43.

    В 1954–1955 гг. в ОКБ-43 была создана мобильная (буксируемая) зенитная 57-мм установка А-9. В ней использовались 57-мм автоматы ЗИФ-74, разработанные КБ завода «Арсенал» (им. Фрунзе). Новая установка помещалась на повозке от грабинской 57-мм пушки С-60. Принципиальным отличием автоматов ЗИФ-74 являлось ленточное заряжание, а у пушки Грабина было обойменное ручное заряжание. Боеприпасы и баллистика обеих установок одинаковы. В результате темп стрельбы у С-60 составлял 100–120 выстр/мин, а у А-9 — 200 выстр/мин.

    Эскизный проект установки А-9 был закончен в конце 1954 г., а опытный образец изготовлен в ОКБ-43 осенью 1955 г. В декабре того же года установка была передана на отладочные испытания. 20 января 1956 г. А-9 направили из Ленинграда в Москву для демонстрации военному и политическому руководству.

    На замену ЗСУ-57–2, вооруженной теми же 57-мм грабинскими пушками с обойменным заряжанием, 17 апреля 1957 г. Совет Министров принимает постановление № 426 211 о разработке новых скорострельных зенитных самоходных установок «Шилка» и «Енисей» с радиолокационными системами наведения. Это был наш ответ на принятие на вооружение в США ЗСУ М42А1 (рис. 9.9).


    Рис. 9.9. ЗСУ «Енисей».


    Формально «Шилка» и «Енисей» не были конкурентами, так как «Шилка» разрабатывалась для обеспечения ПВО мотострелковых полков для поражения целей на высотах до 1500 м, а «Енисей» — для ПВО танковых полков и дивизий, и действовал на высотах до 3000 м.

    Для ЗСУ-37–2 в ОКБ-43 была разработана 37-мм спаренная зенитная пушка «Ангара». В ней использовались два автомата 500П, разработанные в ОКБ-16. «Ангара» имела ленточную систему питания, систему жидкостного охлаждения автоматов и следящие электрогидравлические приводы. Но в дальнейшем их планировалось заменить чисто электрическими приводами.

    Системы приводов наведения разрабатывались: ЦНИИ173 ГКОТ г. Москвы (ныне ЦНИИ АГ) — по силовым следящим приводам наведения; и Ковровским филиалом ЦНИИ-173 (ныне ВНИИ «Сигнал») — по стабилизации линии визирования и линии выстрела.

    Наведение «Ангары» производилось с помощью помехозащищенного радиационно-приборного комплекса «Байкал», созданного в НИИ-20 ГКРЭ (поселок Кунцево). РПК «Байкал» работал в сантиметровом диапазоне волн (около 3 см).

    Забегая вперед, скажу — на испытаниях выяснилось, что ни «Тобол» на «Шилке», ни «Байкал» на «Енисее» не могут достаточно эффективно самостоятельно осуществлять поиск воздушной цели. Поэтому еще в постановлении Совмина № 426–211 от 17 апреля 1957 г. предусматривалось создание и подача на государственные испытания во II квартале 1960 г. подвижного комплекса РЛС «Обь» для управления ЗСУ.

    Комплекс «Обь» включал командирскую машину «Нева» с РЛС целеуказания «Иртыш» и РПК «Байкал», размещенный в ЗСУ «Енисей». Комплекс «Обь» должен был управлять огнем шести — восьми ЗСУ. Постановлением Совмина от 4 июля 1959 г. работы по «Оби» были прекрашены, чтобы ускорить доводку зенитного ракетного комплекса «Круг».

    Шасси для «Енисея» было спроектировано в КБ «Уралмаша» под руководством Г. С. Ефимова на шасси опытной самоходной установки СУ-100П. Производство его планировалось развернуть на Липецком тракторном заводе.

    ЗСУ «Шилка» и «Енисей» параллельно проходили испытания, хотя и по разным программам испытаний.


    Таблица 53. Этапы испытаний опытных образцов ЗСУ

    «Енисей» имел зону поражения по дальности и потолку, близкую к ЗСУ-57–2, и согласно заключению комиссии по госиспытаниям «обеспечивал прикрытие танковых войск во всех видах боя, то есть средства воздушного нападения по танковым войскам преимущественно действуют на высотах до 3000 м».

    Нормальный режим стрельбы (танковый) — непрерывная очередь до 150 выстрелов на ствол, затем перерыв 30 секунд (воздушное охлаждение) и повторение цикла до израсходования боекомплекта.

    В ходе испытаний было установлено, что одна ЗСУ «Енисей» превосходит по своей эффективности шестиорудийную батарею 57-мм пушек С-60 и батарею из четырех ЗСУ-57–2.


    Таблица 54. Сравнительные характеристики зенитных средств танковых полков и танковых дивизий и установки «Енисей»

    На испытаниях ЗСУ «Енисей» обеспечивала стрельбу в движении по целине со скоростью 20–25 км/час. При движении по танковой трассе (на полигоне) со скоростью 8–10 км/час точность стрельбы была на 25 % ниже, чем с места. Меткость стрельбы пушки «Ангара» в 2–2,5 раза выше, чем пушки С-68.

    За время государственных испытаний из пушки «Ангара» сделано 6266 выстрелов. Отмечены две задержки и четыре поломки, что составило 0,08 % задержек и 0,06 % поломок от числа произведенных выстрелов, что меньше допустимых по тактико-техническим требованиям. В ходе испытаний давала сбои СДУ (аппаратура защиты от пассивных помех). Шасси показало хорошие маневренные качества.

    РПК «Байкал» на испытаниях функционировал удовлетворительно и показал следующие результаты:

    — предел работы по скорости цели — до 660 м/с на высотах более 300 м и 415 м/с на высотах 100–300 м;

    — средняя дальность обнаружения самолета МиГ-17 в секторе 30 без целеуказания — 18 км. Максимальная дальность сопровождения МиГ-17 — 20 км;

    — максимальная скорость сопровождения цели по вертикали — 40 град/с, по горизонтали — 60 град/с. Время перевода в боевую готовность из режима предварительной готовности — 10–15 с.

    По результатам испытаний ЗСУ «Енисей» было предложено применять ее для защиты армейских зенитных ракетных комплексов «Круг» и «Куб», поскольку зона эффективной стрельбы «Енисея» перекрывала мертвую зону этих ЗРК.

    После окончания государственных испытаний «Шилки» и «Енисея» госкомиссия рассмотрела сравнительные характеристики обеих ЗСУ и выдала заключение по ним.

    Приведу некоторые выдержки из заключения комиссии:

    — «Шилка» и «Енисей» оснащены радиолокационным комплексом и обеспечивают стрельбу днем и ночью при любой погоде.

    — Вес «Енисея» 28 тонн, что недопустимо для вооружения мотострелковых подразделений и ВДВ.

    — При стрельбе по МиГ-17 и Ил-28 на высоте 200 и 500 м «Шилка» эффективней «Енисея» в 2 и 1,5 раза соответственно. «Енисей» предназначен для ПВО танковых полков и танковых дивизий по следующим соображениям:

    — Танковые подразделения и соединения действуют в основном в отрыве от основной группы войск. «Енисей» обеспечивает сопровождение танков на всех этапах боя, на марше и на поле, обеспечивает эффективный огонь на высотах до 3000 м и дальностях до 4500 м. Эта установка практически исключает точное бомбометание по танкам, чего «Шилка» не сможет обеспечить.

    — Имеются достаточно мощные осколочно-фугасный и бронебойный снаряды, «Енисей» может вести более эффективную стрельбу на самооборону по наземным целям при следовании в боевых порядках танковых войск.

    Унификация новых ЗСУ с изделиями, состоящими в серийном производстве:

    — По «Шилке» — 23-мм автомат и выстрелы к нему состоят в серийном производстве. Гусеничная база СУ-85 изготавливается на ММЗ.

    — По «Енисею» — РПК унифицирован по модулям с системой «Круг», по гусеничной базе — с СУ-1 ООП, к производству которой готовятся 2–3 завода.

    Как в приведенных выдержках из протоколов испытаний и заключения комиссии, так и в остальных документах, нет четкого обоснования приоритета «Шилки» по сравнению с «Енисеем». Даже стоимость их была сопоставима: «Шилка» — 300 тыс. руб. и «Енисей» — 400 тыс. руб.

    Комиссия рекомендовала принять на вооружение обе ЗСУ. Но постановлением Совмина от 5 сентября 1962 г. № 925–401 на вооружение была принята одна «Шилка», а 20 сентября того же года последовал приказ ГКОТ о прекращении работ над «Енисеем». По некоторым данным, отказаться от работ по «Енисею» Н. С. Хрущева убедил его сын Сергей. Косвенным доказательством щекотливости ситуации было то, что через два дня по закрытии работ по «Енисею» появился приказ ГКОТ об одинаковом премировании организаций, работавших над «Енисеем» и «Шилкой».

    Мною приведен далеко не полный перечень работ ОКБ АУ — ОКБ-43. Увы, очень многие архивные документы продолжают лежать «под грифом». Но и рассказанного достаточно, чтобы понять, какой огромный труд проведен Михаилом Николаевичем Кондаковым и его конструкторским бюро.

    Фраза «никто не забыт, и ничто не забыто» набила оскомину еще со времен Брежнева, а тем не менее у нас ухитрились забыть талантливого конструктора и деяния его КБ почти за 30 лет. Думаю, что рано или поздно виновные в этом будут названы поименно. А пока пусть им или их потомкам будет стыдно.


    Примечания:



    7

    Мифтахов 3.3. Курс лекций по истории татарского народа (1225–1552 гг.). — С. 261.



    8

    Там же. С. 274.



    79

    «Почти» потому, что со старых времен у многих осталась самоцензура плюс цензура редакторов в зависимости от личных вкусов и политических убеждений.



    80

    Оружие Победы / Под ред. В. Н. Новикова. — М.: Машиностроение, 1987.



    81

    Чутко И. Э. Мост через время. С. 253.



    82

    Тухачевский, как уже говорилось, выдвинул бредовую идею универсальности дивизионных орудий, способных одновременно заменить дивизионные и зенитные пушки.



    83

    Подробнее см. Широкорад А. Б. Энциклопедия отечественной артиллерии.



    84

    НИМАП — Научно-исследовательский морской артиллерийский полигон. Приказом Реввоенсовета от 23 марта 1931 г. Морской полигон отделился от НИАПа, а с 1937 г. стал называться НИМАП.



    85

    АНИОЛМИ — Артиллерийский научно-исследовательский опытный ленинградский морской институт.



    86

    Вооруженном крылатыми ракетами П-15.



    87

    В скобках дано количество установок АК-230М из общего числа выпущенных установок.









     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх