Пятый пункт

В советскую эпоху у нас в стране считалось: человек без бумажки — ничто, есть она у него, значит, и он на самом деле существует. И главным таким документом была анкета, которую приходилось заполнять при самых разных обстоятельствах, начиная с поступления на работу. После заполнения анкеты тщательно проверялись, на что уходили миллионы человеко-часов, а главное, за счет этого процесса кормилось несметное партийно-государственное чиновничество, начиная с органов госбезопасности. Такие анкеты состояли из многих пунктов, пятый, например, требовал сообщить о национальной принадлежности. С годами весь смысл этого пятого пункта сосредоточился на одном — не еврей ли заполнитель анкеты? Всегда существовавший в России бытовой и государственный антисемитизм сохраняется и после Октябрьской революции, несмотря на то, что многие ее организаторы принадлежали именно к этой нации: Ленин (частично), Троцкий, Зиновьев, Каменев и многие другие. Государственный антисемитизм в СССР нарастал по мере того, как старел Сталин, а в Германии, при Гитлере, он с самого начала был положен в основу режима. Нельзя дальше продолжать наш разговор, не задержавшись на общем для Гитлера и Сталина «пятом пункте».

Свои трудные молодые годы в Вене Гитлер вспоминал так: «В этот же период у меня раскрылись глаза на две опасности, которые я раньше едва знал по имени и всего значения которых для судеб немецкого народа я, конечно, не понимал. Я говорю о марксизме и еврействе… Когда я познакомился с деятельностью еврейства в прессе, искусстве, литературе, театре, это неизбежно должно было усилить мое отрицательное отношение к евреям».

Именно в то время Гитлеру не удавалось поступить в академию художеств, у него никак не налаживалась просто нормальная жизнь, одолевала забота о куске хлеба и крыше над головой. Многие в таком же положении винят не самих себя, а других, причем люди с творческими амбициями зачастую считают, что причиной их неудач является засилье евреев в культуре, где их процент якобы непомерно велик по сравнению с их общим количеством. Значит, они, мол, занимают чужие места. «Мое место!» — полагают такие несостоявшиеся люди. Будучи много лет членом Союза писателей, я встречал немало таких завистников, они, как правило, были абсолютно бездарными. Думаю, что и у Гитлера эта идея стала отправным пунктом его ненависти к евреям. Точно так же он довел до абсурда свой патриотизм, объявив немцев высшей расой.

Чтобы каким-то образом возвысить себя над бытовым антисемитизмом, Гитлер увязывает эту тему с политикой: «Когда я увидел, что евреи являются и вождями социал-демократов, с моих глаз спала пелена… Я осознал наконец, кто те злые духи, что сбивают с толку мой народ». Даже в поражении Германии в первой мировой войне виноваты, оказывается, евреи: «Если бы в начале войны, — писал Гитлер в „Моей борьбе“, — мы решились задушить ядовитыми газами 12–15 тысяч этих еврейских вожаков, марксистских вождей, губящих наш народ, как гибли впоследствии от ядовитых газов сотни тысяч лучших наших немецких рабочих различных профессий на фронтах, — тогда миллионные жертвы, принесенные нами на полях войны, не оказались бы напрасными».

Как известно, во время второй мировой войны Гитлер уничтожил шесть миллионов евреев. Готовясь к этому злодейству, он убеждал себя и других: «Евреи держат уже сейчас в своих руках современные европейские государства. Они превращают эти государства в свои безвольные орудия, пользуясь для этого либо методом так называемой демократии, либо методом прямого угнетения в форме русского большевизма… Евреи являются подлинными заправилами биржи в США. С каждым годом евреи все больше начинают вершить судьбы также и этого 120-миллионного народа… Наиболее крупные головы еврейства считают, что уже близок час, когда они увидят исполненной свою заветную мечту и смогут пожрать все другие народы».

Под тем же углом зрения Гитлер рассматривал и вторую мировую войну: «Никогда еще не было войны настолько ярко выраженной и настолько исключительно еврейской. По крайней мере, я принудил их сбросить маски… Я открыл всему миру глаза на еврейскую опасность… Да, мы вскрыли еврейский нарыв, и мир будущего будет вечно благодарить нас».

Приведенное выше упоминание о «русском большевизме» как еврейском орудии занимает в суждениях Гитлера видное место. Так, в «Моей борьбе» он утверждает: «Русский большевизм есть только новая, свойственная 20-му веку попытка евреев достигнуть мирового господства… Чтобы провести успешную борьбу против еврейских попыток большевизации всего мира, мы должны прежде всего занять ясную позицию по отношению к Советской России».

О зоологическом антисемитизме Гитлера говорит и то, с какими словами он обратился к немецкому народу перед своим самоубийством. Из бункера, который уже обстреливался нашей артиллерией, он взывал в своем завещании: «В первую очередь я обязываю лидеров нации и их подчиненных скрупулезно блюсти расовые законы и безжалостно противостоять всемирному отравителю всех народов, международному еврейству». И вот ведь поразительнейший факт! Эти последние (предсмертные!) мысли фюрера полностью совпали с теми мыслями, с которыми и Сталин ушел из жизни. Как известно, перед последним хватившим его ударом он читал документы с Лубянки о подготовке к процессу над «еврейскими врачами-отравителями». Оба тирана словно сговорились быть заодно всей душой до последнего своего вздоха…

Под политику государственного антисемитизма нацисты подводили псевдонаучный фундамент — расовую теорию. Гитлер поучал: «Мы должны суметь убедить наш народ сделать все необходимое для защиты чистоты расы. Мы должны добиться того, чтобы немцы занимались не только совершенствованием породы собак, лошадей и кошек, но пожалели бы наконец и самих себя… Что за жуткая картина, когда сотни тысяч девушек отдаются кривоногим еврейским ублюдкам… Я уверен, что действую вполне в духе Творца Всемогущего: борясь за уничтожение еврейства, я борюсь за дело Божие». Кстати, надо сказать, что религиозностью Гитлер не отличался, но тут, учитывая, видимо, важность проблемы, вспомнил и о Боге.

Об отношении фюрера к расовой теории говорит и такой любопытный факт. Перед отъездом в 1939 году немецкой делегации на переговоры в Москву Гитлер поручил своему личному фотографу снять крупным планом мочки ушей Сталина. В результате такой проверки фюрер убедился, что Сталин евреем не был.

Сталин так громогласно, как фюрер, о своем антисемитизме не заявлял, но всю жизнь был антисемитом, что вполне соответствовало его общему интеллектуальному уровню. В начале своей политической карьеры он скрывал свой антисемитизм, будучи постоянно в окружении многих своих коллег еврейской национальности. Правда, в узком кругу он не стеснялся: по свидетельству грузинского партийного деятеля Арсенидзе, Сталин еще в 1905 году говорил батумским рабочим: «Ленин возмущен, что Бог послал ему таких друзей, как меньшевики! Да вы поглядите, кто они такие! Жиды обрезанные: Мартов, Дан и Аксельрод. Да еще эта старуха Вера Засулич! Разве можно с ними работать? С ними ни в бой, ни на пир. Трусы да лавочники!» Думается, что сталинский антисемитизм, как и в случае с Гитлером, подогревался комплексом неполноценности, комплексом недоучки: его коллеги по партии еврейской национальности явно превосходили по своему развитию убогого провинциала.

Обычно антисемитизм активизируется в кризисных ситуациях. Так и было на пути Гитлера к власти, когда Германия была охвачена тяжелейшим экономическим кризисом, которым воспользовались нацисты с их социальной демагогией и расистской пропагандой. В СССР нарастание государственного антисемитизма пришлось на 30-е годы, когда страну сотрясали массовый террор и насильственная коллективизация сельского хозяйства. На смену интернационализму у нас пришел великорусский шовинизм с неизбежным для него антисемитизмом. В 1938 году в СССР был прекращен выпуск центральной еврейской газеты «Дер Эмес», в ходе кампании массового террора прошли два закрытых процесса по делу «о создании еврейского национального центра», было также разгромлено Общество земельного трудоустройства евреев, а его председатель был расстрелян. Можно сказать, что мы тут шли в ногу с Гитлером. В 1935 году в Германии были приняты законы, которые лишали евреев гражданских прав. В 1938 году произошла так называемая «Хрустальная ночь», вернее, массовый погром по всей стране.

Среди личных книг Сталина, которые он читал и откладывал для себя в свой шкаф, сохранилась книга К. Гейдена «История германского фашизма». В ней Сталин отчеркнул такие авторские слова: «В правом лагере евреи стараются так резко выразить все имеющиеся недостатки, чтобы как можно больше раздражать человека из народа, они культивируют жажду денег, цинизм, жестокосердие, отвратительный снобизм. Много евреев пробилось в лучшие семьи, в результате ведущий слой нации стал по существу чужд своему собственному народу. Это создало предпосылки для работы в левом лагере. Здесь евреи развернули свою низкую демагогию».

Этот факт, относящийся к 1922 году, очень показателен: Сталин не оставлял у себя того, что его не интересовало. Можно лишний раз убедиться, как близки по духу были Сталин и Гитлер, как понимали и даже уважали друг друга. Рыбак рыбака видит издалека! В этом смысле представляет немалый интерес запись, сделанная Геббельсом в своем дневнике в 1937 году (то есть еще задолго до союза Гитлер — Сталин): «В Москве снова показательные процессы. Снова, очевидно, против евреев. Радек и прочие. Сталин прижмет евреев».

Когда Сталин стал всемогущим диктатором, он уже не скрывал своего антисемитизма, как раньше, а в конце жизни он, как бы наверстывая упущенное, вообще, похоже, свихнулся на еврейском вопросе. Как он начинал свою жизнь с уголовных убийств (при грабежах царской казны), так и закончил ее убийствами. Вскоре после Великой Отечественной войны он начал преследовать выдающихся деятелей культуры еврейской национальности. Многие из них были замучены и расстреляны в подвалах Лубянки. А в 1952 году наступила кульминация этого злодеяния — было официально объявлено о якобы имеющем место страшном заговоре, и пресса сообщала: «Недавно человечество узнало о раскрытии в нашей стране террористической группы врачей (среди них перечислялись в основном евреи. — В. Н.), ставивших своей целью путем вредительского лечения сократить жизнь активным деятелям Советского Союза. Врачи-убийцы, изверги рода человеческого, наемные агенты иностранной разведки, растоптали священное знамя науки, осквернили честь ученых». Среди жертв «извергов» назывались А. Жданов, А. Щербаков и другие, причем обвинялись крупнейшие деятели советской медицины, ученые с мировым именем. Они якобы сотрудничали с международной еврейской организацией «Джойнт», связанной с американской разведкой. Аресты по этому делу начались еще в 1950 году. Организаторы этого судебного дела размахнулись так широко, что в конце следствия был арестован сам министр госбезопасности В. Абакумов (проглядел таких злодеев!). Только в 1970 году бывший член Политбюро и глава советского правительства Н. Булганин рассказал о том, что тогда на самом деле происходило, а журнал «Новое время» лишь в 1993 году опубликовал это признание: «Процесс над врачами, который намечался на середину марта 1953 года, должен был завершиться вынесением смертных приговоров. Профессоров предполагалось публично повесить на центральных площадях в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Свердловске, других крупнейших городах…»

Николай Булганин подтвердил ходившие в течение многих лет слухи о намечавшейся после процесса массовой депортации евреев в Сибирь и на Дальний Восток. Были подготовлены соответствующие документы. Булганин, тогда министр обороны, получил указание от Сталина подогнать к Москве и другим крупнейшим центрам страны несколько сотен военных железнодорожных составов для организации высылки евреев. При этом, по его словам, планировалось организовать крушения железнодорожных составов, «стихийные» нападения на поезда с евреями, с тем чтобы расправиться с ними в пути…

Только смерть Сталина в начале марта 1953 года сорвала этот чудовищный замысел. Так с мечтой о терроре и умер кровавый диктатор. Вскоре после его смерти все обвиняемые по этому делу были реабилитированы.

Кто бы мог предположить, что через полвека после разгрома немецкого фашизма, после смерти Сталина и Гитлера, в России пышным цветом расцветет антисемитизм и фашизм, причем с явно гитлеровским оттенком?! Неужели уже забыто, что именно Гитлер едва не погубил Германию, а Сталин привел нашу страну на край гибели? Ведь мы до сих пор не можем расхлебать все то, что он натворил! Поразительно, что именно такое развитие событий еще полвека назад предсказал известный американский политический деятель и разведчик Аллен Даллес. Он составил докладную записку для американского президента Ф. Рузвельта, в которой утверждал, что Советский Союз погубит уход от официального интернационализма к национал-коммунизму; последний, утверждал Даллес, является более чудовищной формой, сродни немецкому национал-социализму. Он считал, что в результате этого Советский Союз рухнет и распадется на несколько псевдонезависимых государств. И чтобы достичь этого, писал Даллес, необходимо всячески способствовать развитию в России националистических тенденций. Как известно, Сталин сделал все, чтобы оправдать это предсказание: заложенные им мины замедленного действия под систему межнациональных отношений в нашей стране сработали и разнесли на куски Советский Союз. Сыграл свою роль в этом и антисемитизм…





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх