ЛИВАНСКАЯ КАМПАНИЯ. 1982 г.

Краткая историческая справка

Ливан – государство в Западной Азии, на восточном побережье Средиземного моря. Граничит на севере и востоке с Сирией, на юго-востоке с Израилем. На юге к Ливану прилегает часть территории, выделенной ООН для создания арабского государства. Столица – г. Бейрут. 90% населения страны составляют арабы (ливанцы). На территории страны проживают также армяне, курды, небольшое число черкесов, турок, персов, евреев, европейцев и др. Согласно официальным данным переписи 1932 года, по религиозной принадлежности немногим более половины населения составляли христиане (марониты, православные, греко-католики, армяно-григориане и др.). Остальные – главным образом мусульмане (сунниты, шииты, друзы). До конца XIX века находился под властью Турции и Египта. В июне 1861 года международная комиссия (Франция, Великобритания, Австрия, Пруссия, Россия, Османская империя) выработала Органический статут Ливана (с этого времени страна официально получила название Ливан), который провозгласил автономный Ливан. В октябре 1918 года англо-французские войска оккупировали Ливан, а 1 сентября 1920 года было провозглашено создание под французским мандатом государства "Великий Ливан". В ноябре 1943 года страна получила независимость, в 1945 году была принята в ООН. В декабре 1946 года из страны были выведены все французские войска. До 1964 года страна придерживалась проамериканского курса, затем, с приходом к власти правительства Р. Караме, заявила о политике нейтралитета и неприсоединения к блокам. С 1968 г. на территории Ливана действовали организации палестинского движения сопротивления. Дипломатические отношения с СССР были установлены в августе 1944 года. В июне 1970 г. между Ливаном и СССР было подписано соглашение о сотрудничестве в области туризма, в июле того же года – платежное и торговое соглашение.

В 1975 году в стране началась гражданская война. Она возникла на религиозной почве между мусульманами-шиитами, мусульманами-суннитами и христианами и продолжалась до 1976 года.

Не вдаваясь в подробности, отметим лишь, что фактически ее непосредственным участником стали Соединенные Штаты и Израиль. Американцы, поддерживая правохристианские группировки, подвергали обстрелам горные районы и предместья Бейрута, населенные шиитами и друзами. Одновременно совершали вооруженные операции, совместно с израильскими частями, против сирийского контингента, находившегося в районе долины Бекаа. Согласно сведениям газеты "Нью-Йорк таймс", в результате этих боевых действий 264 американских морских пехотинца погибли и 137 получили ранения [230]. Израиль, в свою очередь, снабжал правохристианские группировки оружием, высаживал десанты, задерживал гражданские суда в территориальных водах Ливана.

К концу 1970-х годов основная масса арабских отрядов федаинов сконцентрировалась в южной части Ливана. Там образовался так называемый "Фатахлент" (от названия основной группировки ООП "Фатах", или "Фатх"). Центральные власти Ливана, ослабленные в ходе гражданской войны, в значительной степени утратили контроль над этими территориями.

Только в течение 1977 года Ливан стал объектом 128 вооруженных акций Тель-Авива. В марте 1978 года израильские войска оккупировали южную часть страны и передали ее под контроль ливанских сепаратистов – "Армии защиты Юга Ливана" (Армия Южного Ливана), возглавляемой сначала майором Саадом Хаддадом, а затем генералом Антуаном Лахадом [231]. Эта армия была сформирована в конце 1970-х годов полковником Йорамом Хамизрахи, офицером резерва сил обороны Израиля, с целью создания "буфера" между еврейским государством и враждебными ему силами на севере. Подготовка армии, ее оснащение и содержание осуществлялось непосредственно Израилем. В начале 1980-х годов Армия Южного Ливана на 80% состояла из христиан. Остальную часть представляли мусульмане-шииты, а также небольшое число друзов и мусульман-суннитов. К концу 1990 г. личный состав армии насчитывал около 2500 человек, причем 70% из них составляли уже мусульмане-шииты (Вентер Эл Дж. Расклад сил в Ливане // Солдат удачи. 1997. № 2 (29). С. 22.).

5 июня 1982 года израильские войска вторглись на территорию Ливана для проведения карательной операции против боевиков Организации освобождения Палестины. Операция получила кодовое название "Мир для Галилеи". В качестве объектов нападения были намечены и сирийские части в долине Бекаа.

Вдохновителем и организатором "акции" стал министр обороны А. Шарон, рассматривавший ее как "свою войну" против неугодных палестинцев. Разработанный израильским Генеральным штабом план боевых действий предусматривал в максимально короткие сроки выход израильских частей на подступы к Бейруту.

Следует заметить, что подготовка Израиля к войне не осталась не замеченной для советской разведки. На этот случай в штабе главного военного советника в Сирии генерал-полковника Г.П. Яшкина были разработаны планы операций сирийских вооруженных сил, которые учитывали не только косвенную поддержку сирийскому контингенту в Ливане, но и самостоятельную оперативно-стратегическую деятельность.

Непосредственным поводом для развязывания войны послужило убийство в Лондоне израильского посла Шломо Аргова четырьмя террористами из организации "Фатх – Революционный совет", возглавляемой Сабри аль-Банны (по кличке Абу Нидаль), 3 июня 1982 года. Несмотря на то, что эта организация не входила в ООП (даже враждовала с ней), нападение на Ливан было представлено как "превентивная" мера, направленная на "обеспечение безопасности" северных районов Израиля. Для ее осуществления израильское командование задействовало группировку численностью более 30 тыс. человек, 420 танков, 470 орудий и минометов и до 100 единиц противотанковых средств. Поддержка наземных войск с воздуха возлагалась на группировку из 180 боевых самолетов и вертолетов. Израильтянам противостояли 6-10 тысяч бойцов палестинских отрядов, входящих в ООП, ливанцев, а также части сирийской армии, которые были введены в Ливан по решению арабских стран (3 отдельные бригады и 2 отдельных воздушно-десантных полка). Всего же антиизраильская группировка насчитывала 42 тысячи человек, 318 танков, 836 орудий, минометов и установок реактивной артиллерии, более 500 противотанковых орудий, зенитно-ракетные комплексы.

Здесь уместно отметить, что оперативно-стратегическое руководство сирийскими войсками осуществлялось при участии советских военных советников в центральном аппарате министерства обороны САР и непосредственно в частях. На этот момент, по сведениям генерал-полковника Г.П. Яшкина, бывшего в 1980- 1984 годах главным военным советником и советником министра обороны, в Сирии находилось около тысячи советских советников и специалистов [232]. Многие из них вместе со своими подсоветными приняли прямое участие в боевых действиях. Более того, рекомендации советских специалистов, принятые военным руководством САР, в значительной степени повысили эффективность сирийских частей во время боевых действий.

Так, в один из первых дней войны советник при командующем войсками в Ливане генерал-майор М.П. Носенко предложил создать в механизированных бригадах подвижные противотанковые подразделения, вооруженные советскими ПТУРами "Фагот". Это предложение было одобрено первым заместителем обороны СССР маршалом С. Соколовым. Специальными рейсами самолетов в Сирию уже на второй день доставили 120 ПТУРов и по 6 комплектов боеприпасов к ним. Противотанковые взводы на легковых машинах-вездеходах создали в мехбригадах 1-й и 3-й танковых дивизий и во вновь созданной 10-й механизированной дивизии. За несколько дней боев они сожгли более 150 израильских танков [233]. Только одна 21-я мехбригада 3-й танковой дивизии в боях на подступах к Дамасскому плато уничтожила 59 израильских боевых машин [234].

6 июля израильская авиация двумя массированными налетами (по 120 самолетов в каждом) нанесла удары по аэродромам и стационарным средствам ПВО на территории Южного Ливана. Одновременно началось наземное наступление. Оно проводилось по трем направлениям – западному, центральному и в долине Бекаа. На центральном удар наносила 36-я танковая дивизия под командованием героя Войны Судного дня бригадного генерала Авигдора Кахалани. Она состояла из трех танковых и одной механизированной бригад. Вместе с частями 162-й дивизии она, практически не встречая сопротивления, переправилась по двум мостам через реку Литани в направлении на Сидон. Дальнейшее продвижение двух бригад велось по расходящимся направлениям: 36-я дивизия устремилась к Сайде, а 162-я – в направлении долины Бекаа с задачей перерезать шоссе Бейрут – Дамаск.

8 июня в боях за город Джеззину произошло первое столкновение израильтян с частями сирийской армии. Согласно плану, штурм города был возложен на танкистов 460-й бригады. Оборонял его 424-й пехотный батальон, усиленный тремя танковыми батальонами из состава 1-й танковой бригады сирийской армии. Каждому батальону придавалась рота коммандос. Ценой немалых потерь израильтянам удалось выбить сирийцев из города, при этом 460-я бригада потеряла не менее десяти "Центурионов". На следующий день передовые подразделения израильской танковой бригады подверглись атаке сирийских противотанковых вертолетов "Газель", которые расстреляли ракетами "Хот" роту танков. Ночью, напоровшись на сирийскую засаду, израильтяне потеряли еще две машины из танковой роты 188-й бригады.

Рисунок 25

Карикатура из советского журнала "Крокодил". 1984 г.


Утром 9 июня четыре танковые дивизии Израиля при поддержке артиллерии и авиации на фронте более 100 км – от побережья Средиземного моря до горных районов Гармон – двинулись в наступление. Столкнулись в противоборстве самые мощные на Ближнем Востоке вооруженные силы. С обеих сторон в сражении участвовало более 200 тысяч человек личного состава (без учета палестинцев); около 3000 танков и БМП; свыше 3000 орудий и минометов; около 900 самолетов. По донесениям советских военных советников командиров корпусов, дивизий, бригад, сирийские войска в целом сражались хорошо. Всего, по данным, приведенным на совещании X. Асада с руководством Генштаба, за четыре дня войны сирийские ВВС произвели 958 боевых вылетов и сбили в воздушных боях 23 израильских самолета. Средствами ПВО САР уничтожено 35 воздушных целей, из них 27 боевых самолетов. Сухопутные войска уничтожили 160 израильских танков, более 10 артиллерийских и зенитно-ракетных батарей [235].

С 10 июня инициатива перешла в руки сирийского командования. Сложилась благоприятная обстановка для перехода к более активным действиям. Сирийцы стали готовить контрудар силами 1-й и 3-й танковых дивизий, 47-й и 51-й отдельных танковых бригад и четырех полков коммандос во фланг и тыл противника, прорвавшегося вдоль Средиземноморского побережья и вышедшего к Бейруту. Имелась реальная возможность окружить и уничтожить израильские части. Однако события приняли иной, нежелательный для Сирии оборот. На помощь Израилю поспешили США и их союзники. В Дамаск последовала серия визитов высокопоставленных представителей американской администрации.

10 июня 1982 года израильскими ВВС совместно с палубной авиацией других стран был нанесен массированный воздушный удар по средствам ПВО Сирии, находившимся в Ливане и на границе с Ливаном. Удар был тщательно спланирован и подготовлен.

Операция началась в 14 часов, когда в группировках ПВО Сирии сменяли дежурных огневых единиц и был обед. Кроме того, в этот час солнце стояло в таком положении, что ослепляло сирийскую группировку и усложняло пуск некоторых типов ракет. В то же время объекты ПВО, подсвеченные солнцем, легче наблюдались израильской авиацией.

Удар был нанесен силами в 200-250 самолетов (по другим данным – по 120), с постановкой пассивных и активных помех. В воздушной атаке были применены ракеты различных типов и планирующих управляемых авиационных бомб, а также класса "воздух – земля". После пусков авиация развернулась, не входя в зону поражения средств ПВО, а наведение выпущенных средств поражения было передано воздушным и космическим средствам управления. На конечном участке ракеты и бомбы наводились, как правило, головками самонаведения различных типов: тепловыми, оптическими, телевизионными, лазерными и другими.

По словам участника событий, советника командира зенитной ракетной бригады В.В. Рослякова [236], бой был внезапным и скоротечным. Тем не менее за 7-8 минут бригадой было сбито 4 самолета противника [237].

Всего же, по данным генерала Г.П. Яшкина, в этом бою было сбито 10 израильских самолетов. Потери сирийцев были более значительными – 22 истребителя (4 МиГ-23МФ, 8 МиГ-23МС, 10 МиГ-21 бис). "Надо признаться, – писал позже генерал Яшкин, – что этой операцией израильтяне достигли многого, и прежде всего в морально-психологическом плане. Они вдохновили антирежимную реакцию внутри Сирии и поколебали здоровые силы и даже самого X. Асада и его окружение…

Израильтянам удалось захватить и удерживать превосходство в воздухе и над полем боя. Этому способствовали многие факторы, но я назову лишь некоторые, с моей точки зрения, основные: хорошая система воздушного обнаружения, которая опиралась на самолеты раннего предупреждения "Хокай" и наземные РЛС, установленные на господствующих высотах в районе боевых действий; наличие системы РЭБ, дающей возможность подслушивать радиосети сирийских ВВС; перехватывая распоряжения, идущие с земли на борт сирийских самолетов, израильтяне забивали помехами их радиосети и радары.

"Оглушенные" и "ослепленные" сирийские летчики попадали под внезапные удары израильских ракет класса "воздух – воздух" типа "Сайдуиндер", "Питон-3", способных поражать цели с больших дальностей и под различными ракурсами" [238].

Далее генерал Яшкин замечает: "Читатель может спросить, а почему мы, советские специалисты, не помогали сирийцам достичь противодействия, равного тому, которого достигли израильтяне? Отвечу: мы не могли этого сделать. Все приемники сирийских комплексов подавлялись помехами очень высокой плотности во всем диапазоне частот. И чтобы с ними бороться, надо было не менее чем в 20-30 раз ослабить их мощность.

К сожалению, таких возможностей сирийцы не имели, не имели их и мы. Средства радиоэлектронной разведки и помех ВС САР в то время не могли обеспечить ни нарушение управления войсками и оружием противника, ни даже минимальную защиту своих самолетов, зенитно-ракетных комплексов и других своих сил и средств ПВО только по одной причине – ограниченного частотного диапазона подавления" [239].

11 июня 1982 года президент X. Асад отдал распоряжение о прекращении боевых действий сирийских войск против израильтян и закреплении их на достигнутых рубежах. Это перемирие было не в пользу Сирии. Американцы и их союзники по НАТО использовали передышку для сосредоточения своих флотов в Средиземном море, и в частности у побережья Ливана. Израильское командование получило время для перегруппировки сил и средств.

Одновременно в западных средствах массовой информации была развернута широкая информационно-психологическая война, направленная на формирование у мировой общественности мнения о поражении Сирии и ее капитуляции. Появились "аналитические" статьи о несовершенстве советского вооружения, поставляемого в Сирию.

В сложившейся ситуации 12 июня 1982 г. Г.П. Яшкин был вынужден направить на имя министра обороны СССР Маршала Советского Союза Д.Ф. Устинова шифротелеграмму следующего содержания:

"По различным источникам, а иногда и от лиц, которые были далеки от реально происходящих событий, делаются выводы о каком-то поражении и даже полном разгроме сирийских вооруженных сил в Ливане при отражении израильской агрессии. С такими выводами и сообщениями согласиться нельзя. Во-первых, такие заключения полностью смыкаются с желанием США и всей мировой иудейской мафии: дискредитировать советское оружие, наше оперативное искусство и тактику, создать желаемый для них на этом этапе "миф о непобедимости". Во-вторых, это не соответствует действительности. Сирийские вооруженные силы, как Вам известно, в активные боевые действия вступили только 9 июня 1982 года, когда израильтяне перенесли боевые действия в зону их ответственности, то есть на четвертый день войны. Четырем танковым дивизиям и двум отдельным бригадам израильских войск нанесено серьезное поражение. К утру 11 июня сирийские войска полностью овладели инициативой и стали организованно контратаковать. На Дамасском направлении провели артиллерийскую контрподготовку по району сосредоточения прибывшей 14-й танковой дивизии противника и сорвали ее ввод в сражение. Сирийскими войсками была отражена в Ливане и психическая атака, предпринятая с целью прорыва обороны в долине Бекаа и захвата автомагистрали Бейрут – Дамаск.

Именно эта сложившаяся обстановка – переход инициативы в руки сирийцев – испугала США. Они поняли, что на этом этапе могут потерять свою "булаву" в лице Израиля на Ближнем Востоке, и предприняли политический и дипломатический нажим, обман и шантаж, чтобы заставить руководство Сирии дать согласие на прекращение огня. В-третьих, советское оружие и боевая техника при умелом их использовании показали свою надежность перед новейшей американо-израильской, а наши танки, особенно Т-72 и Т-62, – полное превосходство. В-четвертых, сирийские соединения и части, принявшие участие в боевых действиях, не только не потеряли свою боевую способность, а, наоборот, окрепли, уверовав в свою силу, убедились в надежности и превосходстве советского оружия в их руках. Прочно продолжают удерживать в Ливане занимаемые ими оборонительные рубежи на час прекращения огня, совершенствуют их в инженерном отношении и готовы к отражению атак противника в случае возобновления военных действий. Оперативно-стратегическое руководство осуществлялось и продолжается при помощи наших советников при центральном аппарате Министерства обороны Сирии. Верховный главнокомандующий – президент X. Асад и министр обороны Сирийской Арабской Республики М. Тлас работают в тесном контакте с нами. Решения по военным вопросам вырабатываются совместно.

В-пятых, ВВС и ПВО, части РЭБ, радио и радиотехнические подразделения, оснащенные нашей техникой, делали и делают все возможное для выполнения задач. Но надо признать: наша техника уступает технике США и Израиля. В этих видах ВС, родах войск и спецвойсках ВС САР много уязвимых мест, о чем я Вам докладывал раньше и подробно доложат с прибытием в Москву Л.И. Горшков – заместитель начальника ВПК при Совете Министров СССР и первый заместитель главкома ПВО страны генерал-полковник Е.С. Юрасов" [240].

Спустя короткое время Москва, проанализировав боевые возможности поставлявшихся в Сирию средств ПВО, направила в страну большие партии более современного вооружения: модернизированные истребители МиГ-23МЛД и МиГ-25 с усовершенствованным радиоэлектронным оборудованием, новые управляемые ракеты класса "воздух – воздух" и "воздух – земля", объемно-детонирующие авиабомбы ("вакуумные бомбы") повышенной мощности, зенитно-ракетные комплексы "Оса" и др. Однако поступили они в сирийскую армию уже после окончания войны.

18 июля израильские войска, нарушив условия перемирия, обрушили огневые удары на сирийские позиции. Разгорелись тяжелые бои в долине Бекаа. Однако израильтянам не удалось прорвать оборону сирийских войск.

20 июля на одном из прилегающих к шоссейной дороге Бейрут – Дамаску участков израильтяне высадили тактический десант. Часть его прорвалась к ячейке управления генерала М.П. Носенко, в состав которой входило несколько операторов радиостанций и офицеров, в том числе пять советских. В течение часа группа отражала натиск десанта, пока не подошла танковая рота. В этой схватке погибли сержанты Н. Юматов, В. Викторов и два сирийских офицера. Генерал М.П. Носенко был ранен [241].

Хотелось бы привести и другие примеры умелых действий наших советников и специалистов, их мужества и доблести. Так, военному советнику при командире 10-й механизированной дивизии генерал-майору В.В. Губкину пришлось временно принять командование соединением. Дивизия получила задачу занять полосу обороны в горных районах Алей. В ходе рекогносцировки командир дивизии бригадный генерал Эт-Дин Акла заболел. Перед эвакуацией в госпиталь он попросил генерала Губкина завершить работу. Командирам частей приказал беспрекословно выполнять указания советника. Дивизия своевременно заняла полосу обороны, оборудовала ее в инженерном отношении. Затем успешно отразила все атаки противника. Значительную работу в районе боевых действий проделали также советник при командире 7-й механизированной дивизии, а потом при командире 1-го армейского корпуса генерал-майор Н.В. Логвинов, генерал-майор Н.А. Лисовский и другие.

22 июня две израильские танковые бригады атаковали прикрывающие шоссе Бейрут – Дамаск позиции сирийцев и попали под перекрестный огонь противотанковых средств. Положение удалось спасти лишь благодаря помощи самолетов и пехоты бригады "Голани". После массированного налета авиации танкистам удалось вырваться из-под огня, потеряв при этом 18 единиц бронетехники (танки "Центурион" и БТР Ml 13).

В тот же день 188-я танковая бригада в районе Эль-Зехальты опрокинула оборону сирийцев и захватила в качестве трофеев десять танков Т-62. Однако развить успех бригада не смогла, натолкнувшись на отчаянное сопротивление подразделений Революционной гвардии Ирана, защищавшей город Алейх – один из последних опорных пунктов перед Дамаском [242]. В последующие дни израильские части вели бои уже в самом Бейруте, стремясь выбить сирийцев из восточной части города. 3 июля арабская столица была полностью блокирована. Однако достичь желаемого результата израильтянам не удалось. Сирия ввела в Восточный Бейрут полки коммандос, две механизированные бригады и четыре отдельных танковых батальона. Атаки израильских частей захлебнулись.

В середине августа 1982 года палестинцы дали согласие на полный вывод своих уцелевших воинских формирований из Ливана. В ответ израильтяне заявили о снятии блокады Бейрута и прекращении боевых действий.

19 августа правительство Ливана обратилось к правительствам США, Франции и Италии с просьбой прислать войска для наблюдения за осуществлением эвакуации палестинских отрядов. С 21 по 24 августа в Бейрут вошли французские и американские контингента "многонациональных сил" и заняли ряд позиций, которые ранее занимали израильтяне.

30 августа столицу покинул председатель ООП Ясир Арафат и 62 руководящих палестинских деятеля. Принять палестинские отряды согласились восемь арабских стран.

30 и 31 августа отбыли сирийские войска, а 1 сентября в Сирию отбыла последняя группа палестинцев в составе 650 человек [243].

В Ливане осталось около 300 тысяч палестинских мирных граждан, которым ливанские власти и гаранты соглашения обещали безопасность и защиту.

Война подошла к концу. Ее результаты большинством западных военных обозревателей были оценены как тактический успех и стратегическое поражение Израиля одновременно. С одной стороны, израильская армия выполнила главную задачу операции "Мир для Галилеи" – разгромила инфраструктуры ООП в Ливане. С другой – страна оказалась втянутой в затяжную вялотекущую войну (оккупация Ливана израильской армией продолжалась три года). Кроме того, война, впервые в истории Израиля, вызвала небывалую в стране волну антивоенных настроений. Они охватили все слои населения. Более 100 солдат, еще в период боевых действий, отказались воевать и были посажены в тюрьму. Многие израильские военнослужащие подали в отставку. В числе их, например, 32-летний полковник Эли Гева – командир танковой бригады, награжденный за личное мужество и подвиги, совершенные в войне 1973 года. Мотивируя свое решение, он заявил, что не хочет "отвечать за смерти гражданских лиц, если ему и его людям прикажут атаковать Западный Бейрут".

В то же время ливанская война привела к дальнейшему укреплению отношений между Вашингтоном и Тель-Авивом. По высказываниям зарубежных корреспондентов, это сотрудничество стало приобретать качественно новые черты. Как отмечала в июле 1984 года газета "Нью-Йорк таймс", Израиль стал рассматриваться США как главный партнер в "нейтрализации влияния СССР в регионе", вплоть до "осуществления совместных операций против советских кораблей в Средиземном море" [244].

На военном сотрудничестве между США и Израилем следует остановиться более подробно.

По мере роста военной мощи Израиль стал играть в жизненно важном для США районе мира значительную роль. Со временем он стал неотъемлемой частью оборонительной концепции Запада, его центральным звеном "по нейтрализации советской угрозы на Ближнем Востоке"., Таким образом, укрепляя обороноспособность Израиля, США укрепляли свои стратегические позиции в этом районе мира.

Так, еще в 1963 году по распоряжению президента Кеннеди в Израиль были направлены современные ракеты "Хок". В 1964 году президент Джонсон одобрил поставку Израилю танков "Паттон", а позднее боевых самолетов "Скайхок". Президент Никсон санкционировал продажу Израилю сверхзвуковых самолетов "Фантом Ф-4".

Резкое увеличение американской помощи произошло в 1971 году, когда Израилю был предоставлен на льготных условиях заем на военные нужды на сумму 540 миллионов долларов. В 1972 и 1973 годах заем составлял уже 607,5 млн. долларов ежегодно, а после Войны Судного дня (1973) вырос до 982,7 млн. долларов. Кроме того, была предоставлена безвозмездная ссуда для приобретения оружия – полтора миллиарда долларов.

С 1975 по 1982 год сумма американской помощи ежегодно составляла в среднем 2,4 млрд., а с 1983 года – около 3 млрд. Она складывалась из займа и безвозвратной ссуды. Начиная с 1984/85 финансового года вся помощь являлась безвозвратной. В 1987 году, по данным Центрального статистического бюро и Государственного банка Израиля, общая сумма американской помощи составила 3 млрд. долларов.

По сообщению Еврейского телеграфного агентства, в первую декаду октября 1992 года президентом США Дж. Бушем было одобрено предоставление Израилю на нужды обороны 1,8 млрд. долларов. Помимо этого администрация Буша объявила о своем решении подарить Израилю 25 боевых вертолетов "Апачи", 10 штурмовых вертолетов "Блэк хоук", а также 70 противоракет "Пэтриот". Средства массовой информации Израиля охарактеризовали этот шаг "самым лучшим новогодним подарком, какой США могли преподнести Рабину и Израилю".

Представитель администрации также сообщил, что Министерство обороны США планирует разместить на хранение в Израиле значительное количество военной техники и снаряжения на общую сумму в 700 млн. долларов. На территории Израиля также планируется складирование ракет "Гарпун" класса "море – море" и современных высокотоксичных артиллерийских боеприпасов. Кроме того, израильским специалистам был обещан доступ к суперсовременным военным технологиям, а также участие Израиля в разработке "Глобальной оборонительной противоракетной системы" [245].

Стратегическая ценность Израиля для США была (и остается) несоизмеримой с этими цифрами. Так, например, содержание 350-тысячной американской армии в Европе в конце 1980-х годов обходилось американцам в сто миллиардов долларов ежегодно. По подсчетам специалистов, содержание американской армии, подобной израильской, на Ближнем Востоке стоило бы не менее 1,25 триллиона долларов.

Рисунок 26

Карикатура из советского журнала "Крокодил". 1976 г.


Если бы не существовало Израиля, американцам пришлось бы построить по меньшей мере еще десять авианосцев для Средиземного моря, что обошлось бы в 50 миллиардов долларов – без учета расходов, связанных с необходимостью держать на борту этих кораблей около 50 тысяч человек военного и инженерно-технического персонала.

В связи с этим интересно привести слова Менахема Бегина. Будучи главой правительства Израиля, в период одного из конфликтов с Вашингтоном он заявил: "Надо раз и навсегда взвесить, что стоит больше – денежная помощь Америки или стратегические и военные услуги, которые Израиль оказывает США, не говоря уже о том, что Израиль единственный остров демократии в этой части света, на который США всегда могут положиться" [246].

В качестве иллюстрации к словам М. Бегина заметим, что ливанская кампания стала для Вашингтона и Тель-Авива своего рода полигоном. В ней, по данным газеты "Нью-Йорк таймс", прошли испытания в боевых условиях свыше 100 видов вооружений. В ходе войны, в частности, как заявил командующий бронетанковыми войсками Израиля Моше Бар-Кохба, "завоевал право на существование" танк "Меркава".

Война в Ливане показала целесообразность использования небольших подразделений коммандос и парашютистов. Западногерманский журнал "Милитэри текнолоджи" отмечал особую заинтересованность специалистов НАТО в изучении опыта действий израильских беспилотных самолетов-разведчиков.

В то же время формальное прекращение войны не принесло желаемого мира ни израильтянам, ни тем более арабам.

14сентябряв 16часов 10 минут была взорвана штаб-квартира ливанской правящей правохристианской фалангистской партии "Катаиб". В результате террористического акта погибли все ее руководители, в том числе лидер партии, президент Ливана Башир Жмайель, избранный на этот пост три недели назад – 23 августа. Позже стало известно, что Башир Жмайель поддерживал дружеские отношения с тогдашним министром обороны Израиля Ариэлем Шароном и израильской разведкой "Моссад". Рекомендован же он был на пост президента "кураторами" из Центрального разведывательного управления США. Вероятно, связь с ЦРУ и стала причиной ликвидации Жмайеля [247]. Однако официально ни заказчики, ни исполнители акции установлены не были. Тем не менее Тель-Авив заявил, что в Бейруте сложился "опасный вакуум власти" и что "израильская сторона никоим образом не позволит террористам вернуться". Уже в 0 часов 30 минут 15 сентября генерал Амир Дрори получил приказ установить контроль над всеми важнейшими пунктами Западного Бейрута, что и было сделано. Одновременно были проведены "зачистки" отдельных участков, а также лагерей палестинских беженцев.

В течение 16 и 17 сентября была осуществлена "зачистка" внутри лагерей Сабры и Шатилы. Она проводилась силами правохристианской милиции Ливана ("Армии защиты Юга Ливана"). В результате операции, только по самым осторожным оценкам, было убито более 1000 человек, а по палестинским источникам – от 3000 до 5000, в основном стариков, женщин и детей [248].

Действия израильских властей вызвали резкое осуждение мировой общественности и правительств большинства ведущих стран, в том числе США и СССР. Кабинет М. Бегина попытался оправдаться и заявил, что израильская армия не может отвечать за действия фалангистов и "что никто из израильтян не разряжал свое оружие в несчастных палестинских женщин и детей". Тем не менее достоянием общественности стали известны факты если не прямого участия израильских солдат в убийствах мирных граждан, то прямого попустительства. Наконец, в феврале 1983 года очередная правительственная комиссия завершила свое расследование и опубликовала 108-страничный "отчет". Военный министр Шарон был признан "косвенно ответственным" за трагедию в Сабре и Шатиле [249].

Нежелание Шарона уйти в отставку вызвало новый всплеск демонстраций как за, так и против его действий. Противостояние двух сторон достигло того, что во время одной из демонстраций, организованной против Шарона, в толпу была брошена боевая граната. В результате акции ("бомбист" так и не был задержан) погибло несколько человек, в том числе Эмиль Гринвейг, эмигрант из Румынии, десантник, участник войны в Ливане. Среди раненых оказался еще один участник войны – лейтенант Абрам Бург.

Тем не менее недовольство политикой руководства страны вынудило в сентябре 1983 года уйти в отставку М. Бегина, а вынесенный кнессетом вотум недоверия правительству блока "Ликуд" повлек за собой проведение в июле 1984 года досрочных парламентских выборов [250].

23 октября 1983 года в результате террористической акции мусульманского камикадзе в штаб-квартире американских морских пехотинцев в Бейруте погиб 241 человек. Это событие, а также другие действия исламистов стали поводом для блокирования Ливана с моря в декабре 1983 года силами четырех государств НАТО – США, Англии, Франции, Италии. Корабельная артиллерия и бомбардировочная авиация объединенных сил нанесли серию массированных ударов по войскам национальных сил Ливана, оборонительным позициям сирийских войск в его центральной части. Одновременно авиация, ракетные войска и артиллерия Израиля обрушили огонь на сирийские войска в долине Бекаа и в горных районах Барук. Сирийская армия нанесла ответные удары. По данным разведки, это причинило ощутимый урон израильтянам. Следует сказать, что во многом этому способствовала помощь, оказываемая после 1982 года Советским Союзом. Решение о предоставлении Сирии дополнительной военной помощи было принято в конце октября 1982 года в результате переговоров Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева с президентом X. Асадом [251]. Главным итогом этих переговоров явилось решение о переброске в Сирию двух зенитно-ракетных полков, подразделений радиоэлектронной борьбы, а также новой техники для сирийских ВВС и ПВО [252].

В феврале 1984 года президент США Рональд Рейган принял решение о выводе американских войск из Ливана. А в марте того же года с территории САР был выведен и советский воинский контингент (вся боевая техника и оружие переданы вооруженным силам Сирии).

К этому времени, по словам английской газеты "Таймс", жизнь израильских солдат, дислоцированных в Ливане, "превратилась в сущий ад". Ссылаясь на данные ООН, она сообщила, что если в апреле 1984 года произошло 20 нападений на израильских военнослужащих, а в мае – 60, то в июне эта цифра увеличилась до 186.

К июлю 1984 года, по официальным данным, израильская армия потеряла около 600 человек убитыми и примерно 4000 ранеными (из них свыше 2000 навсегда остались калеками) [253].

Война обострила и без того взрывоопасную ситуацию на Ближнем Востоке. Коснулась она и советских граждан, находившихся в то время в Ливане.

30 сентября 1985 года неизвестные террористы захватили четырех сотрудников советского посольства в Бейруте – врача Николая Свирского, работника консульского отдела Аркадия Каткова, который был ранен при захвате и впоследствии добит боевиками, инженера торгпредства Валерия Мырикова и атташе Олега Спирина. Двое последних одновременно являлись сотрудниками резидентуры КГБ в Ливане. Ответственность за похищение взяла на себя никому не известная организация "Силы Халеда бин аль-Валида". Как выяснилось впоследствии, это название было только ширмой, а истинными похитителями были боевики проиранской группировки "Хизбаллах" [254].

В 2006 году бывший заложник Валерий Мыриков в интервью газете "Комсомольская правда" рассказал подробности этого похищения:

"В середине дня я и еще один сотрудник посольства, Олег Спирин, на служебном "Датсуне" выехали в город. Неожиданно из-за поворота на большой скорости выехал белый "Мерседес" и преградил нам дорогу. Оттуда выскочили вооруженные люди, которые сразу открыли беспорядочную стрельбу. Затем они выволокли нас из машины, швырнули в салон "Мерседеса" и дали по газам.

А через несколько часов в этом же районе террористы остановили "Ладу", в которой были врач посольства Николай Свирский и сотрудник консульского отдела Аркадий Катков. Аркадий попытался оказать сопротивление, однако бандиты церемониться не стали – прострелили ему ногу…

Нас держали поодиночке в совершенно не приспособленных для нормальной жизни помещениях, которые больше напоминали собачьи конуры, кормили раз в день. Каждый вечер нам завязывали глаза и куда-то везли. Мы думали, чтобы убивать…" [255]

Вечером в день похищения террористы передали советскому посольству через прессу свой ультиматум: заложники будут освобождены, если Москва, надавив на Сирию, добьется отмены ввода сирийских войск в Ливан для проведения военной операции в районе североливанского города Триполи и зачистки пригородов Бейрута. Кроме того, похитители требовали, чтобы советское посольство в Бейруте – "рассадник антимусульманской заразы" – было эвакуировано в течение ближайших нескольких дней, иначе оно подвергнется штурму" [256].

Через несколько суток после похищения резиденту КГБ в Бейруте Ю.Н. Перфильеву удалось узнать, что организаторами захвата были Имад Мугние (по кличке Гиена), ранее служивший в охране Арафата, и его люди, в том числе бывший офицер личной охраны Арафата некий Салями по кличке Хадж.

Узнав о захвате советских заложников, Ясир Арафат оказался в довольно щекотливой ситуации. С одной стороны, требования боевиков "Хизбаллах" были "на руку" лидеру ООП, с другой – участие в операции некоторых его бывших и настоящих сотрудников могло испортить отношения с Москвой. Однако к этому времени Арафат уже начал терять влияние даже среди своих бывших соратников и не мог оказать какого-либо давления на "Хизбаллах". В сложившейся ситуации он вынужден был вести двойную игру: занять выжидательную позицию и в то же время создать впечатление, что он делает все возможное для освобождения заложников. Такое положение дел продолжалось до тех пор, пока резидент КГБ Ю.Н. Перфильев лично не вступил в переговоры с лидером "Хизбаллах" шейхом Фадлаллой. На второй встрече, состоявшейся 28 октября 1985 года, Ю.Н. Перфильев как бы между прочим проинформировал шейха Фадлаллу, что, если заложников не освободят, Советский Союз может "перейти к серьезным действиям с непредсказуемыми последствиями", причем не только относительно Ливана, но и в отношении Ирана. В частности, разведчик обронил, что одна из шиитских святынь, иранский город Кум, очень близок к границам СССР и "ошибка при запуске ракеты всегда может произойти". К этому времени подоспел и "сюрприз" Арафата: Гиена получил в подарок небольшую коробку… с отрезанной головой его дяди.

Рискованный шаг советского офицера КГБ и "посылка" от Арафата принесли ожидаемые результаты. Уже через день, 30 октября, в 7 часов вечера, трое оставшихся в живых заложников были освобождены. Как заметил по этому поводу американский журналист Боб Вудворд, эта операция произвела большое впечатление на директора ЦРУ Уильяма Кейси, который "убедился в том, что Советы знали, как разговаривать с "Хизбаллах" [257].

Оккупация Ливана израильскими войсками спровоцировала активизацию гражданской войны между шиитскими военно-политическими группировками – движением "Амаль" [258], партией "Хизбаллах" и отрядами объединенной христианской милиции – "ливанскими силами" (Армия Южного Ливана).

В самом же Израиле она усугубила экономические проблемы. В стране усилилась инфляция. Согласно данным Центрального бюро статистики, в 1988 году она увеличилась на 0,3% по сравнению с 1987 годом и составила 16,4% [259].

Спустя три года, 9 декабря (по другим данным – 7 декабря) 1987 года, началась "Интифада-1" ("возбуждение" или "пробуждение") – восстание палестинцев на оккупированных территориях, вошедшее в историю как "Война камней". Искрой к выступлению стало обычное дорожное происшествие – наезд израильского грузовика на группу палестинцев. Четыре человека погибли и семеро получили травмы. Арабами это происшествие было расценено как спланированная акция. Тысячи палестинцев вышли на демонстрации протеста. Начались столкновения, причем с применением огнестрельного оружия. В результате только за шесть первых дней, по заявлению официальных представителей Израиля, было убито 6 арабов и несколько десятков получили ранения. Согласно интервью главы ООП Ясира Арафата, данному агентству АП, число жертв составило 23 убитых и 210 раненых [260].

23 февраля 1988 года в деревне Бака аль-Шаркия на Западном берегу Иордана, контролируемом Израилем, произошло столкновение палестинцев с израильскими поселенцами. В результате выстрела из огнестрельного оружия была убита 13- летняя девочка. Аналогичные инциденты произошли и в ряде других населенных пунктов.

В поселке Салим израильские солдаты с помощью бульдозера засыпали землей четверых молодых палестинцев. Ассоциация адвокатов полосы Газы опубликовала сообщение, в котором упоминается факт, когда израильские солдаты поступили таким же образом еще с одним молодым палестинцем.

Всего же за первые три года "Интифады" были убиты до сотни израильтян и до тысячи арабов.

Действия израильских властей, как пишет корреспондент газеты "Нью-Йорк таймс", вызвало "беспрецедентно резкую критику во всем мире". С осуждением применения силы израильскими солдатами выступил, в частности, Международный Красный Крест. В письме, направленном на имя представителя израильского Красного Креста в Женеве, вице-президент Международного Красного Креста Морис Обер заявил, что "тысячи людей стали жертвами жестокого обращения и избиений со стороны израильской армии". В письме добавляется, что "меры, которые применяются сейчас против детей, беременных женщин и стариков, совершенно недопустимы" [261].

С осуждением действий израильских властей выступила и Национальная гильдия американских юристов, уважаемая в США организация американских юристов, в которую входят юристы самых разных политических убеждений и самых разных национальностей, включая и евреев. Так. в докладе гильдии "Международные нормы в области прав человека и израильские попытки подавить палестинское восстание" (1989 г.) отмечалось:

"Правительство Израиля повинно в совершении военных преступлений, которые в соответствии с принципами, установленными при проведении Нюрнбергского процесса, подлежат наказанию.

Израиль нарушает Гаагские конвенции 1907 г., Женевские конвенции 1949 г., Устав ООН, Всеобщую декларацию прав человека, Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации и другие соглашения.

Израильские войска для подавления демонстраций палестинцев на оккупированных территориях применяют огнестрельное оружие. В результате сотни людей убиты, многие изувечены. Тысячи мужчин, женщин и детей подвергаются жестоким побоям, в том числе с целью нанести увечья…

На оккупированных землях производятся массовые незаконные аресты, заключенные подвергаются "физическому воздействию", содержатся в условиях, не соответствующих международным нормам. Израильские войска сносят жилье палестинцев. Израильские поселенцы при попустительстве властей уничтожают собственность палестинцев, выращенный ими урожай, фруктовые деревья.

Международное сообщество обязано в соответствии с Женевскими конвенциями добиться от Израиля соблюдения прав палестинского населения оккупированных территорий. Национальная гильдия юристов США поддерживает требование палестинцев направить на Западный берег и в сектор Газа международные силы ООН для защиты местных жителей.

Происходящее там не является внутренним конфликтом. Это оккупация государством территории, чье население еще не смогло определить свою политическую судьбу. Народ Палестины еще не освободился от колониализма. Генеральная Ассамблея ООН установила, что колониальные народы имеют право использовать силу, чтобы добиться самоопределения, и запретила странам-колонизаторам использовать силу, чтобы сохранить эту зависимость" [262].

Министр обороны Израиля Ицхак Рабин, защищая в парламенте практику применения силы на контролируемых территориях, заявил, что в стране идет настоящая гражданская война. "Обстановка на территориях не нормализуется, – сказал он. – Столкновения следуют одно за другим. Дело принимает серьезный оборот. Мы имеем дело с политической конфронтацией: гражданские лица, в том числе женщины и дети, не задумываясь, прибегают к насилию, чтобы добиться своих целей. Чтобы предотвратить этот рост насилия, в ответ тоже приходится применять силу" [263].

Тем не менее затянувшийся политический кризис привел в марте 1990 года к расколу и падению израильского коалиционного правительства. Премьер-министр страны и лидер блока "Ликуд" И. Шамир сместил с поста заместителя премьер-министра и министра финансов Ш. Переса, являвшегося руководителем Партии труда. В свою очередь Ш Перес и покинувшие кабинет правительства все министры Партии труда обвинили И. Шамира и блок "Ликуд" "в неспособности достичь национального единства, в выдвижении на первый план собственных интересов в ущерб безопасности Израиля и его граждан", а также в страхе перед палестинцами, возможностью диалога с ними и перед перспективами мирного процесса на Ближнем Востоке в целом [264]. В результате "партийных разборок" кнессет большинством голосов вынес вотум недоверия правительству.

В начале 1990-х годов палестино-израильские отношения удалось несколько стабилизировать. 1 сентября 1993 года в столице Норвегии Осло между председателем ООП Ясиром Арафатом и Ицхаком Рабином, ставшим премьер-министром Израиля, было подписано соглашение. По нему израильские войска выводились с Западного берега реки Иордан и сектора Газа.

На освобожденной территории образовывалась "автономия", управляющаяся палестинской администрацией. "Соглашательская" политика ООП породила новые экстремистские организации, со временем взявшие инициативу борьбы с Израилем в свои руки.

В марте 1996 года исламские экстремисты из организации "Хамас" взорвали в Израиле четыре бомбы. В результате погибло более 60 человек.

В апреле того же года повстанцы движения "Хизбаллах" обстреляли с территории Ливана ракетами север Израиля, на что тот ответил двухнедельным вторжением на юг Ливана.

Уместно заметить, что идея создания организации "Хамас", одной из наиболее радикальных исламских групп сегодняшнего дня, возникла в недрах израильских спецслужб. По словам бывшего посла России в Израиле Александра Бовина, "Хамас" задумывался как некая организация, которая должна была выступить в качестве противовеса ООП Ясира Арафата [265]. Однако ситуация вышла из-под контроля. В 1987 году к руководству организацией пришел авторитетнейший в мусульманских странах идеолог исламского терроризма шейх Ахмед Ясин. Основным орудием борьбы "Хамаса" стал террорист-смертник. Это явление шейх Ясин объяснял следующим образом: "Нам говорят: не применяйте смертников против израильтян. Это негуманно. Но у палестинцев нет иного оружия, кроме людей. Дайте нам танки, самолеты, ракеты, и тогда мы будем воевать обычными способами. Но заставить палестинцев бездействовать и ничего не давать взамен – на это наш народ никогда не согласится" [266].

В мае 1996 года выборы в Израиле привели к власти правого лидера, бывшего офицера-спецназовца Биньямина Нетаньяху, сторонника жесткого внешнеполитического курса.

В мае 2000,года в течение трех ночных часов израильские подразделения покинули зону безопасности в Южном Ливане (42 мили в длину и до 15 – в ширину), которую они охраняли более 22 лет. Охрану зоны безопасности несли, как правило, две бригады ЦАХАЛа – около 3,5 тысячи солдат и офицеров. Вместе с ними эту функцию выполняла Армия Юга Ливана (ЦАДАЛ), сформированная из ливанских христиан-маронитов и насчитывавшая до 4 тысяч бойцов, под командованием генерал-майора Антуана Лахада.

В 2000-2001 годах с приходом в правительство Шимона Переса начались новые конфликты между Израилем и Палестинской автономией.

Разразилась "Интифада-2". Искрой к восстанию послужило посещение Ариэлем Шароном в сентябре 2000 года Храмовой горы в Иерусалиме, где находятся самые главные арабские и иудейские святыни. Мусульманами действия Шарона, прозванного "Ливанским мясником", были расценены как провокация. В борьбу против израильтян вступили не только подпольные организации "Хамас" и "Исламский джихад" [267], но и официальная палестинская полиция. Начавшаяся как народное безоружное сопротивление, "Интифада-2" вскоре переросла в вооруженное противостояние. Причиной этому, по словам даже некоторых израильских журналистов, послужила "жесткая реакция израильской армии". По армейским данным, за первый месяц интифады солдаты использовали миллион пуль. Они расстреливали детей с рогатками и демонстрантов – из пулеметов и снайперских винтовок. Особенно высоким был процент убитых детей.

Гидеон Леви, корреспондент израильской газеты "Гаарец", писал 28 марта 2004 года: "С 29 сентября 2000 г. по 29 февраля 2004 г. израильские солдаты убили 486 палестинских детей и подростков, в том числе 255 были моложе 15 лет. Сотни детей убиты, тысячи остались калеками на всю жизнь, сотни тысяч страдают от голода в блокаде, но израильскую публику это не беспокоит" [268].

В связи с этим показательно высказывание одного из представителей еврейских фундаменталистов Абрама Шмулевича, к слову сказать, выходца из России:

"Да! Я действительно хочу, чтобы росло число жертв с палестинской стороны! Я люблю, когда гибнут мои враги, особенно те, кто хочет убить меня и отнять мою землю. Просто враги – тоже хорошо, но эта категория – хорошо вдвойне. Самое приятное зрелище, которое я видел в жизни, – это киска, которая подбежала к только что убитому арабскому террористу, порылась у него в животе и убежала прочь с какой-то кишочкой в зубах. Еще гильзы не успели остыть – а она тут как тут! И как среагировала и не испугалась – настоящая еврейская животина. Я с того момента всех кошек особенно полюбил" [269].

Тем не менее, несмотря на жестокость с обеих сторон, к середине марта 2002 года накал противостояния несколько снизился, а 14 марта Совет Безопасности ООН принял подготовленный американцами проект резолюции по Ближнему Востоку, в котором Палестина впервые была названа государством.

27 марте в Бейруте прошло заседание Лиги арабских государств, на котором была в целом одобрена мирная инициатива саудовского наследного принца Абдаллы "мир в обмен на земли". Согласно этому плану Израиль должен был возвратить все оккупированные с 1967 года территории, а арабские соседи подписать с ним прочный мир.

Но в это же время в израильском городе Нетания, в момент празднования еврейской Пасхи, палестинский смертник взорвал на себе бомбу. Погиб 21 израильтянин, около 200 было ранено.

29 марта "ЦАХАЛ" начал очередную операцию возмездия "Защитная стена". Израильская мотопехота вошла практически во все города Западного берега, а танки окружили резиденцию Арафата в Рамалле. Палестинцы ответили огнем автоматов и новыми терактами.

Тем не менее 8 октября 2005 года израильтяне покинули сектор Газа. Этот анклав площадью 378 кв. км, по свидетельству специалистов, имел важное значение для обороны Израиля. Еще в докладе Пентагона, датированном 10 июня 1967 года, отмечалось: "Благодаря своему географическому положению и конфигурации сектор Газа служит удобным трамплином для вторжения арабских армий и развертывания террористической деятельности. Поэтому его удержание Израилем совершенно необходимо" [270].

По мнению бывшего главы военной разведки Израиля генерал-майора Шломо Газита, выход из Газы превратит этот район в "огромный военный лагерь". В "мирное" время руководство Палестинского государства получит неограниченные возможности для доставки практически любых систем вооружения через госграницу с Египтом и по Средиземному морю. В случае же войны удар с этого плацдарма по кратчайшему направлению на северо-восток отсечет приморскую часть Израиля от пустыни Негев и воспретит маневрирование бронетанковых соединений ЦАХАЛа между Северным и Южным фронтами.

Решение о выводе израильских войск из сектора Газа было встречено в кругах военных специалистов с недоумением. Большинство из них охарактеризовали его как "пагубную для Израиля стратегическую ошибку". На сегодняшний день, в свете увеличения опасности международного терроризма, это именно так и представляется, если только этот шаг Израиля… не является частью союзнического плана по "демократизации" арабского мира. В этом случае активизация террористической деятельности в регионе и создание угрожающей для безопасности еврейского государства ситуации могут стать благоприятным предлогом для борьбы с арабскими странами под флагом борьбы с международным терроризмом. Во всяком случае, эти действия гармонично вписываются в полуофициальный меморандум, озаглавленный как план "Clean Break". Его авторами были Ричард Перл, с 2003 года занимающий пост начальника Комитета по оборонной политике Пентагона, и Дэвид Вурмзер, глава отдела по контролю над вооружениями в Госдепартаменте США. Участие в создании плана "Clean Break" принимали также: жена Вурмзера – Майраб Вурмзер, возглавляющая отдел по ближневосточной политике в Институте Хадсона (финансируется из Лондона лордом Конрадом Блэком), Дуглас Фейт – глава Управления специальных планов "информационной войны" и Чарльз Фэрбэнкс – сотрудник Университета передовых международных исследований Джона Хопкинса.

Еще 8 июля 1996 года, вскоре после победы блока "Ликуд" на очередных выборах, этот меморандум был направлен израильскому премьер-министру Биньямину Нетаньяху. План "Clean Break" представлял собой набросок будущей стратегии США и Израиля по срыву Норвежских соглашений 1993-1995 годов с палестинцами, против которых давно выступали и блок "Ликуд", и сам Нетаньяху, и установлению на Ближнем Востоке американо-израильско-турецкой оккупации.

План предполагал следующие задачи:

1) "Политическое уничтожение" Ясира Арафата и Палестинской автономии, созданной на основе Норвежских соглашений 1993 года. С этой целью предполагалось представить ООП как "террористическую организацию", возложив на нее ответственность за все теракты, совершенные исламистскими группировками, даже находящимися в оппозиции к ООП.

2) Военную акцию США против Ирака с целью свержения режима Саддама Хусейна.

3) Проведение аналогичных военных акций против Сирии и Ливана под видом ударов по базам боевиков.

4) Последующая "демократизация" всего Ближнего Востока, предполагавшая свержение существующих режимов в Иране, Саудовской Аравии, а также, в зависимости от ситуации, – в Египте, с последующей оккупацией этих стран силами США, Турции и их союзников [271].


Примечания:



[2]

Хаждерес С. От Фронта Освобождения – к Фронту созидания // Проблемы мира и социализма. – 1975. – № 1, январь. – С. 83.



[23]

Новейшая история стран зарубежной Азии и Африки. Л., 1963. – С. 589



[24]

Локальные войны: история и современность./ Под ред. И.Е. Шаврова. М., 1981. – С. 187.



[25]

Лайда Р.Г. Фархат Аббас. // Вопросы истории. – 2004. – №9. – С. 75.



[26]

По другим данным, к концу 1959 года в АНО насчитывалось не более 15- 17 тысяч боеспособных бойцов. (См.: Вооруженная борьба народов Африки за свободу и независимость. М., 1974. – С. 180.)



[27]

Новейшая история стран зарубежной Азии и Африки. Л… 1963. – С. 589.



[230]

Седов Ю. Ливан: провал агрессивной политики империализма и сионизма // Зарубежное военное обозрение. 1984. № 11. С. 7.



[231]

Согласно сообщению газеты "Файнэншл таймс", опубликованному в августе 1984 года, численность армии на этот период составляла 2200 человек. Она состояла из шести батальонов и имела 45 танков и артиллерийское вооружение.



[232]

За время командировки в Сирии генерал-лейтенант (с декабря 1983 года – генерал-полковник) Григорий Петрович Яшкин был награжден шестью сирийскими и двумя советскими орденами.



[233]

Почтарев А. На Ливанском направлении // Красная звезда. 2002. 28 февраля. С. 2.



[234]

Советником командира 21-й мехбригады 1-й танковой дивизии был подполковник Л.Прокопьев. При выходе из окружения под Бхамдуном он был тяжело ранен. Его удалось спасти только благодаря помощи двух сирийских солдат, вынесших советского генерала из-под огня противника, несмотря на собственные ранения. После выхода из окружения подполковник Л.Прокопьев был доставлен в госпиталь, где ему ампутировали ногу. Несмотря на это, по ходатайству генерала Г.П.Яшкина он был оставлен в армии и после выздоровления направлен служить в одно из военных училищ.



[235]

Яшкин Г.П. "Под жарким солнцем Сирии" // Военно-исторический журнал. 1998. № 4 (электронная версия).



[236]

Росляков Вячеслав Владимирович. Родился 20 ноября 1940 года на хуторе Красный Урюпинского района Волгоградской области. Окончил Тамбовское артиллерийско-техническое училище, затем инженерный факультет Киевского высшего артиллерийского училища с золотой медалью. Прошел службу от командира зенитной ракетной батареи до начальника КП ПВО армии, командира зенитного ракетного полка в Прикарпатском и Забайкальском военных округах, в том числе – в Монголии. В 1980 г. с отличием окончил командный факультет Военной академии войсковой ПВО. С января 1982 по 1985 г. находился в "спецкомандировке" в Сирии. Был советником командира зенитной ракетной бригады сирийской армии, советником по войсковой ПВО в Сирии и Ливане. Был награжден сирийскими орденом и четырьмя медалями, а также орденом Красной Звезды. После возвращения на родину в 1985 г. был назначен заместителем начальника Смоленского ВЗРИУ. Полковник.



[237]

Росляков В. Дамаск тревожный. В кн. Интернационалисты. 2001. Смоленск. С. 221-225.



[238]

Вестник противовоздушной обороны. 1991, № 4, С. 81.



[239]

Вестник противовоздушной обороны. 1991, № 4, С. 82.



[240]

Яшкин Г.П. Под жарким солнцем Сирии // Военно-исторический журнал. 1998. № 4 (электронная версия).



[241]

За участие в боевых действиях генерал-майор Михаил Петрович Носенко был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды, а также четырьмя сирийскими орденами.



[242]

Бронеколлекция. 2003. № 2. С. 27-29.



[243]

Смирнов А. Арабо-израильские войны. М., 2003. С. 332.



[244]

Седов Ю. Ливан: провал агрессивной политики империализма и сионизма // Зарубежное военное обозрение. 1984. № 11. С. 8.



[245]

Еврейская газета. 1992. № 20 (84), ноябрь. С. 3.



[246]

Черток Шимон. Сколько стоит Израиль Соединенным Штатам Америки // Новое русское слово. 1988. 12 марта. С. 3.



[247]

Расследование, проведенное "Моссадом" и военной разведкой Израиля (АМАН) совместно с ливийскими спецслужбами, вывело к 26-летнему арабу по имени Хабиб Шартуни, все члены семьи которого входили в состав сирийской Народной партии (БААС), враждовавшей с фалангистами. Руководителями операции по устранению Жмайеля были капитан Насиф, подполковник Мохаммед Ганен (отвечавший за разведоперации сирийских спецслужб в Ливане) и Рифаат Асад (родной брат президента Сирии и глава сирийских сил безопасности).



[248]

Смирнов А. Арабо-израильские войны. М., 2003. С. 333.



[249]

Смирнов А. Арабо-израильские войны. М., 2003. С. 335.



[250]

Седов Ю. Ливан: провал агрессивной политики империализма и сионизма // Зарубежное военное обозрение. 1984. № 11. С. 6.



[251]

С советской стороны в переговорах участвовали: Л.И. Брежнев, Н.А. Тихонов, Председатель КГБ Ю.В. Андропов, министр обороны СССР Маршал Советского Союза Д.Ф. Устинов, А.А. Громыко, начальник Генерального штаба ВС СССР Маршал Советского Союза Н.В. Огарков, посол в Сирийской Арабской Республике В.И. Южин и генерал-лейтенант Г.П. Яшкин.



[252]

Яшкин Г.П. "Под жарким солнцем Сирии" // Военно-исторический журнал. 1998. № 4 (электронный вариант).



[253]

Седов Ю. Ливан: провал агрессивной политики империализма и сионизма // Зарубежное военное обозрение. 1984. № 11. С. 5.



[254]

"Хезболла" ("Хизбаллах", "Партия Аллаха") – шиитская организация, отколовшаяся в 1982 году от полувоенной организации "Аль-Амаль" (была создана в Ливане в 1975 г.). В создании "Хезболла" принимал участие иранский посол в Дамаске Али Акбар Мухташами, ставший позже министром внутренних дел Ирана. Духовным вождем организации был шейх Мухаммед Хусейн-Афдалла (Фадлалла). Во время ливанской войны 1982 г. приветствовала вторжение израильской армии, так как выступала против ООП и палестинских суннитов. Однако после того как израильская армия осталась в Ливане, начала "антиизраильский шиитский террор", переросший в "антиимпериалистический" и "антизападный". Численность воинских формирований "Хезболла" – "Угнетенные мира сего", "Мусульманское сопротивление", "Революционная справедливость" к середине 1989 г. составляла около 2000 бойцов.



[255]

Комсомольская правда. 2006. 6-13 июля. С. 4.



[256]

Перфильев Ю.Н. Террор. Бейрут – жаркий октябрь. М., 2000. С. 16,66.



[257]

Крысин М. Джихад: от Кашмира до Нью-Йорка. М., 2005. С. 282.



[258]

В 1970-х – 1980-х гг. "Амаль" представляла собой мощную политическую и военную силу в Ливане. Возглавлял организацию Набин Берри, принадлежавший к шиитской ветви ислама и являвшийся спикером ливанского парламента. Война между "Амаль" и "Хизбаллах" началась в 1987 г. и завершилась только в 1991 г. благодаря Дамасскому мирному соглашению.



[259]

Новое русское слово. 1989, 17 января.



[260]

Новое русское слово. 1987. 15 декабря.



[261]

Новое русское слово. 1988. 25 февраля.



[262]

Сопряков В.Н. Восток – дело тонкое. /2-е изд., доп. М., 2001. С. 75.



[263]

Новое русское слово. 1988. 25 февраля.



[264]

Известия. 1990. 17 марта.



[265]

Макаров Д. Террор в ответ на террор // Аргументы и факты. 2004. № 12. С. 23.



[266]

Аргументы и факты. 2004. № 16. С. 14.



[267]

"Исламский джихад" – мусульманская террористическая группировка, финансировавшаяся и поддерживавшая ранее тесные контакты с ООП. После убийства начальника военного отдела ООП Абу-Джихада, осуществленного, как предполагают, израильскими спецслужбами, "Исламский джихад" порвал отношения с ООП, обвинив Арафата в соглашательской политике с США и Израилем.



[268]

Шамир И. Вулкан в Газе // Политический журнал. 2005. № 3 (54). С. 44.



[269]

Цит. по: Политический журнал. 2005. № 20 (71). С. 60, со ссылкой на сайт livejournal.com.



[270]

Цит. по: Штейнберг М. Третий удар по безопасности Израиля // Независимое военное обозрение. 2005. № 37. С. 2.



[271]

Steinberg J. Cheney Behind New Mideast War Drive: return of "Clean Break" // Executive Intelligence Review. 2003. Vol.30. Nr. 40. 17 October.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх