ШЕСТИДНЕВНАЯ ВОЙНА. 1967 г.

В апреле 1967 года президент Египта Г.А. Насер получил от представителей Советского Союза предостережение о возможном вторжении израильских войск на сирийскую территорию. Эта информация была повторена 13 мая 1967 года в ходе визита в Египет советской делегации и стала веским "козырем" в политической игре вице-президента и главнокомандующего египетскими войсками Абд-эль Хаким Амера, считавшего, что арабскому миру представилась великолепная возможность "избавиться от Израиля раз и навсегда". По некоторым сведениям, сам Насер не был уверен в способности своей армии победить Израиль, но был вынужден считаться с мнением своего старого соратника и вице-президента. Тем более что раскручивание механизма антиизраильской пропаганды повышало его статус как внутри страны, так и в арабском мире в целом. Да и игнорировать активную деятельность пользующегося авторитетом в стране А.Х. Амера – ветерана революционной борьбы и многоопытного политика он не мог. Насер опасался, что. если А.Х. Амер сумеет перехватить инициативу, его личная власть окажется под серьезной угрозой.

Подогреваемый своим генералитетом и полученной от Советского Союза информацией, Насер 18 мая 1967 года потребовал вывести войска ООН с линии перемирия с Израилем и берега Тиранского пролива, ввел на эти позиции египетские войска и закрыл выход для израильских судов из залива Акаба в Красном море. 30 мая король Иордании Хусейн присоединился к египетско-сирийскому "антиизраильскому фронту". Была объявлена блокада израильского побережья. Ситуация в районе резко обострилась.

Несмотря на требования А.Х. Амера, Г.А. Насер, очевидно, не планировал наносить удар по Израилю. Он рассматривал концентрацию своих войск у израильской границы как предупреждение Тель-Авиву – демонстрацию силы, на случай агрессивных поползновений последнего. Однако, не зная подробностей закулисных политических перипетий, способствовавших эскалации напряженности в регионе, население арабских стран, и прежде всего Египта, Сирии и Иордании, увидело в происходящем приближение долгожданного "джихада". Да и лидеры как Сирии, так и Иордании были в значительной степени заинтересованы в "священном походе на Израиль". В Сирии в это время правящая власть пользовалась весьма незначительной поддержкой населения и удерживалась в основном благодаря жестким репрессивным методам. Отсутствие идеологической подпорки делало ее еще уязвимей. В Иордании тридцатилетний король Хусейн находился в еще более сложной ситуации. Его власть, в отсутствие "внешних врагов", опирающаяся на бедуинское меньшинство монархия, в окружении враждебного палестинского большинства, не могла продержаться долгое время.

Резкая эскалация израильско-палестинско-иорданского противостояния произошла 10 ноября 1966 года. В этот день трое израильских полицейских подорвались на мине, заложенной боевиками ФАТХа неподалеку от Хеврона. Король Иордании Хусейн направил израильскому правительству соболезнования по поводу случившегося через американского посла в Тель-Авиве. Однако письмо дошло до него как раз перед наступлением субботы, и он решил подождать с передачей письма еще сутки. Промедление оказалось роковым, поскольку именно в эту субботу Израиль предпринял акцию возмездия против деревенских жителей западного берега реки Иордан, которые, предположительно, укрывали у себя террористов. Близ города Саму израильские подразделения, посланные на эту акцию, столкнулись с иорданскими солдатами. Произошло вооруженное столкновение, закончившееся потерями с обеих сторон. Палестинцы, вместо того чтобы искать у короля Хусейна защиты от израильских войск, подняли против него восстание, которое было жестоко подавлено иорданским легионом. Этот эпизод послужил толчком к эскалации конфликта, поскольку обострил отношения между палестинским населением Иордании и королем Хусейном, а также настроил последнего против Израиля.

В такой острой политической обстановке и проходила передислокация египетских войск к границам Израиля.

Необходимо подчеркнуть, что советское руководство не хотело войны на Ближнем Востоке, и не только из нежелания втягиваться в конфликт с США. Оно было убеждено, что Египту и другим арабским странам Вашингтон не даст возможности одержать военную победу над Тель-Авивом. Поэтому Советский Союз употребил весь свой политический вес и престиж для того, чтобы удержать арабов от развязывания губительной для них, да и для всего арабского мира войны. Здесь, на наш взгляд, уместно привести выдержку из воспоминаний П.С Акопова – председателя ассоциации российских дипломатов, шестнадцать лет проработавшего в Египте. Она касается секретных переговоров военного министра Египта Бадрана с Председателем Совета Министров СССР Алексеем Косыгиным.

Вот как он описывает эту встречу:

"Ранее никогда не раскрывалось содержание переговоров советских руководителей с военным министром Египта Бадраном, который приехал в конце мая 1967 года с секретной миссией в Москву. Египтянин имел поручение от главнокомандующего заручиться поддержкой Москвы в связи с намерением Насера нанести "превентивный удар" по Израилю.

По поручению Политбюро ЦК КПСС главу военного ведомства Египта принял Председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин. Переговоры между ними проходили ежедневно и длились почти неделю. Каждый раз военный министр докладывал о ходе этих переговоров Насеру. Он вновь и вновь получал указания добиваться согласия советского руководства на "упреждающий" удар Каира.

Алексей Косыгин от имени Политбюро ЦК КПСС с первой же встречи твердо, в категоричной форме заявил: "Мы не можем одобрить такой шаг. Если вы начнете войну, то вы будете агрессором. Советский Союз не может поддержать агрессию – это противоречит основополагающим принципам внешней политики страны". Вслед за этим Председатель Совета Министров СССР отметил, что войной нельзя решить ближневосточную проблему. Новое столкновение приведет лишь к эскалации насилия. Оно может поставить вопрос о вовлечении в конфликт великих держав. СССР против такого развития событий, против своего непосредственного участия в военных действиях. "Мы слишком долго воевали в условиях, когда у нас не было другого выбора, – отметил Косыгин. – Мы знаем цену войны и твердо придерживаемся курса на предотвращение вооруженных конфликтов".

На протяжении всех переговоров Предсовмина занимал именно такую позицию. В самый последний день пребывания в Москве Бадран, сославшись на указания президента, сообщил, что Насер просит Политбюро ЦК КПСС еще раз рассмотреть его просьбу. На это Косыгин заявил, что ему поручено от имени Политбюро сообщить египетскому руководству, президенту Насеру, что изложенная ранее советская позиция является неизменной. Бадран передал все это в Каир и вскоре получил ответ. Перед отлетом египетский министр обороны снова напросился на краткую встречу с главой советского правительства. В ходе этой встречи он сообщил, что президент Насер, учитывая мнение советских друзей, принял твердое решение не начинать первым войну. 28 мая 1967 г. Бадран отбыл в Каир" [138].

Дипломатическая задача советского правительства была выполнена. Но трудно было предвидеть, что Израиль усмотрит в этом признак слабости арабов, в особенности Каира, и использует для того, чтобы самому нанести удар по Египту и другим арабам с далеко идущими целями. Эти цели намного превосходили по своим масштабам стремление ослабить военную машину арабов.

В хронологической последовательности события последних предвоенных дней выглядели следующим образом:

15 мая. Парад по случаю Дня независимости в Израиле. Передвижение египетских войск через Каир в направлении Синайского полуострова. Израиль привел свои войска в состояние готовности.

16 мая. Введение чрезвычайного положения в Египте. Все войска находятся в состоянии полной боевой готовности. Все вооруженные силы отмобилизованы и передислоцированы для занятия оборонительных рубежей на израильской границе.

17 мая. В заявлениях, сделанных в Каире и Дамаске, утверждается, что ОАР и Сирия "готовы к бою". Продвижение крупных египетских сил на восток Синайского полуострова. Из Аммана сообщают о проведении мобилизации в Иордании.

18 мая. Каирское радио продолжает сообщать о приведении сирийских и египетских войск в состояние максимальной боевой готовности. Ирак и Кувейт объявили мобилизацию. Тель-Авив объявил о принятии "надлежащих мер".

19 мая. Официально выведены чрезвычайные войска ООН; в Газе спущен флаг ООН и объявлено о роспуске войск Объединенных Наций на Ближнем Востоке.

20 мая. Израиль закончил частичную мобилизацию.

21 мая. Ахмед Шукейри сказал, что 8-тысячная Армия освобождения Палестины поставлена под командование ОАР, Сирии и Ирака. Призыв резервистов в Египте.

22 мая. Г-н Эшкол сообщил об увеличении синайской армии Египта с 35 до 80 тысяч человек за несколько дней. В Каире объявлено о принятии Насером предложения Ирака об оказании Египту военной помощи в случае войны.

23 мая. Король Саудовской Аравии Фейсал, находившийся с визитом в Лондоне, заявил, что он отдал приказ вооруженным силам Саудовской Аравии быть готовыми участвовать в отражении израильской агрессии.

24 мая. Согласно поступившим сообщениям, американский VI флот (около 50 военных кораблей) сосредоточен в восточной части Средиземного моря. В Аммане официально объявлено о проведении всеобщей мобилизации и о разрешении войскам Ирака и Саудовской Аравии вступить в Иорданию. Сообщают о концентрации 20-тысячной армии Саудовской Аравии на саудовско-иорданской границе в районе Акабского залива.

26 мая. Президент Насер сказал в Каире, что, если разразится война, Израиль будет окончательно уничтожен: арабы готовы к войне и победят.

28 мая. Всеобщая мобилизация в Судане.

29 мая. В Алжире сообщено об отправке алжирских воинских частей на Ближний Восток в помощь Египту.

30 мая. Иракские войска с их танковыми частями вступили в Иорданию.

1 июня. Переброска иракских самолетов из Хабании (район Багдада) на Г-3, самую западную базу у израильской границы.

В этот день в Израиле приступил к обязанностям новый министр обороны генерал Моше Даян.

Первоочередной задачей нового министра стала попытка разубедить мир в том, что война неотвратима. Свое первое публичное заявление он сделал в субботу, 3 июня, на пресс-конференции в Тель-Авиве. В отчете, опубликованном на другое утро в газете "Джерузалем пост", сообщалось:

"Министр обороны Даян, выступая вчера на пресс-конференции, заявил, что слишком поздно ожидать спонтанной военной реакции на египетскую блокаду Тиранских проливов и слишком рано делать какие-либо выводы о возможном исходе дипломатической кампании: "Правительство до моего вступления в него… обратилось к дипломатии; мы должны предоставить ей шанс".

На другой день – за день до начала войны – в редакции газет в Израиле и во всем мире поступили фотографии отдыхающих израильских солдат, которые загорали на пляжах. В качестве одного из элементов израильского плана дезинформации нескольким тысячам израильских солдат был предоставлен отпуск на субботу. Египетский разведчик в Тель-Авиве мог с полным основанием послать донесение о том, что страна охвачена каникулярным настроением.

Благодаря предпринятым шагам по дезинформации противника и мировой общественности израильтяне получили важный козырь – момент внезапности.

План боевых действий, разработанный в штабе армии Израиля, предусматривал после внезапного удара авиации по египетским аэродромам ввод в сражение четырех танковых бригад и приданных им соединений мотопехоты и самоходной артиллерии. Целью маневренных групп был разгром синайской группировки противника и выход на восточный берег Суэцкого канала. После этого планировалось перенести усилия на Сирийский фронт.

К началу боевых действий на Синае и в зоне Суэцкого канала была развернута наиболее сильная группировка египетских войск. Она включала 4 мотопехотные и 2 танковые дивизии, а также 5 отдельных пехотных и мотопехотных бригад 1-й полевой армии, несколько бригад обеспечения. Количество личного состава достигало 90 тыс. человек. На их вооружении находилось 900 танков и самоходных установок, до 1 тыс. стволов артиллерии, 284 самолета.

Сирийские воинские части в районе Голанских высот состояли из 6 пехотных, 1 мотопехотной и 2 танковых бригад общей численностью 53 тыс. человек. На вооружении этих частей находилось 340 танков и самоходных установок, до 360 стволов артиллерии, 106 боевых самолетов советского производства [139].

Иордания выделила для антиизраильской коалиции (Египет, Сирия и Иордания) 12 бригад (55 тыс. человек), 290 танков и самоходных установок, до 450 единиц артиллерии и 30 боевых самолетов (в основном английского и французского производства).

В свою очередь, Израиль создал следующие ударные группировки войск: Синайское направление (Южный фронт) – 8 бригад, 600 танков и 220 боевых самолетов. Количество личного состава – 70 тыс. человек; Дамасское направление (Северный фронт) – 5 бригад, около 100 танков, 330 единиц артиллерии, до 70 боевых самолетов. Количество личного состава – около 50 тыс. человек; Амманское направление (Центральный фронт) – 7 бригад, 220 танков и самоходных установок, до 400 стволов артиллерии, 25 боевых самолетов, 35 тыс. личного состава [140].

Война началась 5 июня (в 8.45 по каирскому времени) серией массированных ударов израильской авиации по основным авиационным базам и аэродромам Египта, радиотехническим постам ПВО, позициям ЗРК и мостам через Суэцкий канал. Время – 8.45 было выбрано не случайно. Рабочий день в Египте начинался в 9.00. Поэтому в 8.45 большинство лиц, уполномоченных принимать какое-либо решение, находилось по дороге на работу.

В первом ударе приняло участие 80 израильских самолетов, во втором – 120. В течение 80 минут израильские самолеты беспрерывно бомбили египетские аэродромы. Затем, после десятиминутной передышки, последовали новые 80 минут бомбардировки. За эти 2 часа 50 минут израильтянам удалось уничтожить наступательный потенциал египетской авиации и покончить с ней как с боеспособной силой. Всего в первый день войны были подвергнуты бомбардировке девятнадцать египетских аэродромов.

Рисунок 8

Фото уничтоженных на аэродроме во время Шестидневной войны советских истребителей


Израильтяне считают, что за эти 170 минут было уничтожено свыше 300 из всех 340 боевых египетских самолетов (по другим данным – около 270, 286), в том числе все 30 бомбардировщиков дальнего радиуса действия ТУ-16. Выведено из строя 9 аэродромов.

Один из непосредственных очевидцев войны, тогдашний атташе посольства СССР в Египте С. Тарасенко, так вспоминает эти события: "Через час мы уже практически знали, что происходит. В посольство прибыла группа советских специалистов, работавших на крупнейшей египетской базе "Кайро-Уэст". Их внешний вид – порванная грязная одежда, осунувшиеся лица – говорил сам за себя. На вопрос, что случилось, старший офицер коротко бросил: "У Египта больше нет ВВС, базы "Кайро-Уэст" тоже нет". Нашим ребятам повезло, они как раз подъезжали к базе, когда накатилась первая волна израильских "Миражей". Люди успели выскочить из автобуса и залечь в прилегающих к дороге канавах… После первого налета на базе уцелело с десяток самолетов, и их можно было поднять в воздух с рулежных дорожек, но этого не было сделано. Вторым налетом дело было закончено" [141].

Единственным аэродромом, взлетно-посадочные полосы которого не пострадали, был главный синайский аэродром в Эль-Арише. Израильтяне намеревались использовать его в качестве передовой базы для снабжения войск и эвакуации раненых. Уже во вторник аэродром стал выполнять эти функции. На многих египетских базах израильская авиация уничтожила все самолеты, оставив нетронутыми все макеты под маскировочным покрытием. Отвечая на вопрос, поступили ли они так, потому что у египтян были такие плохие макеты, или потому, что у израильтян такая хорошая разведка, один израильский офицер ответил, что по обеим причинам, добавив, что в Абу Суэйре, неподалеку от Исмаилии, было подорвано несколько макетов и одновременно уничтожены все самолеты. Он сказал, что если речь идет об аэродромах на Синайском полуострове, о которых израильтяне располагали более полной информацией, чем о главных египетских базах, то ошибок допущено не было.

Следует сказать, что начало войны вызвало резкую реакцию ряда стран, в том числе Франции. Президент последней, де Голль, провозгласил Израиль "агрессором", применил к нему санкции в виде "эмбарго" и "заморозил" израильский заказ на 50 самолетов "Мираж".

Сразу же после первого налета израильской авиации в бой пошли бронетанковые силы. Главный удар Северной группы израильских войск под командованием генерала Таля на приморском направлении был нанесен в стык между 2-й и 7-й египетскими мотопехотными дивизиями, вспомогательный – в стык 20-й пехотной и 7-й мотопехотной. К исходу 5 июня 20-я дивизия оказалась в окружении. Обойдя с флангов 7-ю дивизию, израильские бригады развернули наступление и 6 июня окружили еще одну египетскую бригаду.

К этому времени Центральная группа израильских войск, преодолев упорное сопротивление 2-й танковой дивизии противника, продвинулась на 25 км в глубину египетской территории, взяв 2-ю дивизию в мешок.

6 июня командующий египетской армией генерал Амер отдал приказ об отводе своих войск с Синайского полуострова. Спустя два дня три израильские дивизии достигли Суэцкого канала в районах Порт-Фуад, Эль-Кантара, Исмаилия и Суэц.

5 июня началось наступление на Иорданском фронте. Чтобы остановить израильские части, иорданцы попытались организовать контрудар вдоль шоссе Рамаллах – Иерусалим силами 60-й танковой бригады, вооруженной американскими танками М48 "Паттон" при поддержке мотопехоты на БТР M113. Однако неудачно. По иорданским частям был нанесен массированный авиаудар, в результате которого в 60-й бригаде осталось только шесть "паттонов". К исходу 8 июня, после двухдневных тяжелых боев, израильтяне вышли к реке Иордан, выполнив тем самым поставленные задачи.

Последние сражения этой войны произошли на Сирийском фронте. Они были начаты 9 июня силами шести израильских танковых бригад. Им противостояли 14-я и 44-я танковые бригады сирийской армии. Наступление разворачивалось в гористой местности, и перед израильскими танками пришлось пускать бульдозеры для устройства проходов в горах. Тем не менее к исходу первого дня оборону сирийцев на Голанских высотах удалось прорвать.

В ходе войны Советский Союз направил к берегам Египта оперативную эскадру ВМФ из состава Черноморского флота: 1 крейсер, до 9 эсминцев, до 3 подводных лодок. Вскоре к ней присоединилась группа кораблей и подводных лодок из состава Северного флота. Эскадра увеличилась до 40 боевых единиц, в том числе 10 подводных лодок. Корабли находились в боевой готовности с 1 по 31 июня 1967 года и базировались в египетском порту Порт-Саид. Им противостояли корабли 6-го флота США – 2 авианосца ("Америка" и "Саратога"), 2 крейсера, 4 фрегата, 10 эсминцев, несколько подводных лодок. Эти силы в случае обострения обстановки могли быть усилены со стороны Великобритании [142].

10 июня СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем и объявил, что если Израиль не прекратит военные действия, то Советский Союз "не остановится перед принятием мер военного характера".

В тот же день война, продолжавшаяся шесть дней, была завершена. В результате израильские войска нанесли серьезное поражение Египту, Сирии, Иордании и палестинским вооруженным формированиям. Они оккупировали Синайский полуостров, сектор Газа, Голанские высоты и Западный берег реки Иордан общей площадью 68,5 тыс. кв. км.

Арабские потери, по данным Британского института стратегических исследований, составили: 40 тыс. человек убитыми, ранеными и плененными, около 900 танков (в том числе 251 Т-34-85 на Синае и 73 танка Т-34-85, Т-54 и PzKpfw.IV на Сирийском фронте), более 1 тыс. стволов артиллерии, более 400 боевых самолетов. Наибольшие потери понес Египет – 80% от всего имевшегося военного снаряжения и боевой техники. Причем из 709 танков египетской армии, потерянных только на Синайском полуострове, 100 были захвачены в полной исправности и с неизрасходованным боекомплектом, а около 200 – с незначительными повреждениями. Израильские потери во время войны составили: около 800 человек убитыми, 700 человек ранеными, 48 боевых самолетов, 122 танка (АМХ-13, "Шерман" и "Центурион") на Синае и 160 машин на Сирийском фронте [143].

Советские потери в войне составили 35 человек. В основном военнослужащие погибли во время налетов израильской авиации на военные объекты Египта и Сирии [144].

Как показали прошедшие четыре десятилетия, Шестидневная война стала высшей точкой израильских успехов. Однако она имела и обратную сторону. Как позднее говорил шеф "Моссада" Меир Амит, "после войны 1967 года мы все заболели высокомерием. Мы знаем все лучше всех, мы самые лучшие, мы выше всех остальных" [145].

По убеждению израильского руководства, Шестидневная война должна была обеспечить еврейскому государству безопасность как минимум на 20-25 лет. Но оно ошиблось. Не прошло и десяти лет, как Израиль начал свое отступление, продолжающееся по сей день. Отчасти его неизбежность была заложена самой этой войной. Арабы, потеряв территории, получили легальное оправдание своего антисемитизма. Израильтяне, захватив Западный берег Иордана, получили внутри страны абсолютно враждебное палестинское население, которое, как сейчас выясняется, благодаря несравненно более высокой рождаемости очень скоро может по численности обойти еврейское население. Кроме того, агрессия Израиля стимулировала организацию различных мусульманских группировок, взявших со временем на свое вооружение методы террористической борьбы.

Война, как и планировалось, закончилась за шесть дней, но и сегодня нет убедительного ответа на загадочный инцидент, произошедший в Средиземном море 8 июня и стоивший жизни 34 американским морякам. В этот день американский разведывательный корабль "Либерти" вел радиослежение за обеими воюющими сторонами. Одной из задач судна являлось "отслеживание" и предупреждение применения ядерных и химических компонентов вооруженной борьбы. "Либерти" находился в нейтральных водах – в тридцати милях от побережья спорной территории Газа. Неожиданно, при ясной погоде, корабль был атакован группой израильских самолетов. Затем подоспели три израильских торпедных катера и произвели залп по горящему судну [146]. "Либерти" не имел брони и был вооружен только четырьмя пулеметами. В результате нападения были убиты 34 офицера и члена экипажа "Либерти" и 76 ранены. Судно было изрешечено 821 попаданием, в носовой и средней части корабля вспыхнули пожары. Однако уцелевшим членам экипажа, несмотря на тяжелейшие условия, все же удалось удержать корабль на плаву до подхода спасателей.

Впоследствии было сделано много неудачных попыток дать объяснение этому событию. В частности, утверждали, что, считая подслушивание разговоров в этой части света своей монополией, израильтяне были возмущены американским вторжением; согласно другому мнению, израильтяне предприняли эту атаку по просьбе ЦРУ, стремившегося доказать необоснованность распространяемых египтянами сообщений о сговоре между Израилем и Соединенными Штатами. Командование израильской авиации возложило всю вину на флот, который, по его утверждению, был ответствен за неопознание судна. Морская разведка сперва сообщила, будто это египетское судно, затем признала судно советским, затем снова египетским и, наконец, сообщила, что это "несомненно военное судно, которое чертовски близко".

По утверждению одного израильского морского офицера, на "Либерти" к моменту атаки якобы не был поднят флаг. "На его палубе не было видно ни души, словно корабль-призрак, он казался безлюдным". Но, согласно заявлению комиссии морского министерства США, сделанному после недельного расследования, "американское судно "Либерти" находилось в международных водах и было снабжено принятыми опознавательными знаками", в частности, звездно-полосатый флаг размером 5x8 футов развевался на его гафеле.

Так или иначе, но Израиль принес официальные извинения и назвал это нападение "несчастным случаем". Правительство США приняло извинения, хотя многие советники президента Джонсона, включая госсекретаря Дина Раска, были убеждены, что нападение было преднамеренным. Тем не менее конгресс США не стал проводить расследование инцидента. Это был единственный случай в американской истории, когда нападение на военный корабль в мирное время не сопровождалось расследованием. Вместо этого был созван военно-морской суд, обвинивший экипаж "Либерти" в сокрытии истины. А "сокрытие истины" заключалось в том, что радиоразведчики с "Либерти" (а также американские станции радиоперехвата в Германии) слышали переговоры израильских летчиков со своим командованием. Пилоты сообщали, что видят американский, а не египетский корабль, и запрашивали разрешение вернуться на базу. Но вместо этого получили приказ атаковать. По мнению бывшего офицера военно-морского флота США Ричарда Томпсона, этот "несчастный случай" был спланированной акцией двух спецслужб – американской и израильской. По его убеждению, если бы "Либерти" удалось пустить на дно (при условии гибели всех американских моряков), то атаку можно было бы приписать египтянам и тем самым втянуть США в войну, превратив ее из локальной в широкомасштабную [147].

Спустя почти два года после окончания боевых действий, 8 мая 1969 года, глава правительства Израиля Голда Меир в беседе с сотрудником "Нью-Йорк таймс" заявила, что "Москва несет по меньшей мере такую же ответственность за войну 1967 года, что и арабы, а может быть, и большую" [148].


Примечания:



[1]

Фронт национального освобождения Алжира был создан 10 октября 1954 года на совещании командиров пяти зон (вилайя) и представителя группы, находившейся в Египте. На этом же собрании было принято решение о формировании военного крыла Фронта – Армии национального освобождения (АНО). Костяком Фронта и АНО стали лидеры полувоенной Организации безопасности (или Специальная организация), возникшей в 1947 году, – Айт Ахмед, Бен Белла, Керим Белькасем, Бен Буланд и др. Организация безопасности, в свою очередь, была создана в 1946 году (руководитель Масали Хадж) на базе Движения за торжество демократических свобод



[13]

Орехов Д. Алжирская трагедия // Часовой… – С. 2.



[14]

Свобода. Мюнхен. 1958. № 9. С. 23.



[138]

Независимое военное обозрение. 2007, № 18, 8-21 июня.



[139]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века /Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 182.



[140]

К началу войны Армия обороны Израиля помимо закупленных во Франции "Шерманов" и АМХ располагала 250 единицами 52-тонных британских танков "Центурион" с 6-дюймовой лобовой броней башни, оснащенных 105-мм орудиями, 200 единицами 46-тонных американских М47 и М48 "Паттон". На примерно 200 "Шерманов" были установлены новые двигатели и 105-мм орудия. Два дивизиона самоходной артиллерии были укомплектованы 105-мм американскими САУ времен Второй мировой войны М7 "Прист". На вооружении нескольких батарей самоходных артиллерийских установок состояли дальнобойные 155-мм орудия, установленные на шасси танков "Шерман". В качестве средства поддержки танковых частей использовались 120-мм минометы, 90-мм противотанковые пушки и ПУ радиоуправляемых ракет, установленные на полугусеничных бронемашинах, а также 800 военных грузовиков, поставленных Западной Германией. В распоряжении ВВС страны находилось около 400 самолетов, в том числе около 50 единиц американских тактических бомбардировщиков "Скайхок" А4, более 70 единиц перехватчиков "Мираж-Ш", около 24 французских истребителей "Супер-Мистэр" и т. д. Кроме того, Израиль располагал ракетами "земля – воздух". В боевом расписании Армии обороны Израиля числилась двадцать одна бригада: десять бронетанковых и механизированных, три объединенных (танковые и пехотные), три десантных (включая одну, которая в боевых условиях действовала как мотопехотная) и шесть пехотных. Бригады ЦАХАЛа были организованы в дивизии (угда) (См.: Даян М., Тевет Ш. Арабо-израильские войны. 1956, 1967. М.,2003. С. 12).



[141]

Цит. по: Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В А. Золотарева. М., 2000. С. 184.



[142]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века/Под ред. В.А Золотарева. М., 2000 С 185.



[143]

По другим данным, во время боевых действий Израиль потерял около 780 человек убитыми и 2500 ранеными, около 20 человек, в основном пилоты, сбитые ПВО противника, попали в плен. Арабы потеряли более 15 000 человек убитыми и ранеными (вероятно, речь идет только о потерях египтян, которые составляли около 17 тыс. чел. – А.О.) и 12 000 пленными. Было уничтожено более 450 самолетов, потеряно около 1000 танков и практически все боевое снаряжение (См.: Даян М, Тевет Ш. Арабо-израильские войны. 1956, 1967. М., 2003. С. 14)



[144]

Гриф секретности снят. М., 1993. С. 396.



[145]

Смирнов А. Арабо-израильские войны. М., 2003. С. 266.



[146]

Невольными свидетелями трагедии стали два советских корабля, которые вели наблюдение за "Либерти". Один из них был ракетный эсминец с бортовым номером "667".



[147]

Черкашин Н. Кровавая тайна "холодной войны" // Российская газета. 1998. 3 апреля. С. 23.



[148]

Новое русское слово. 1969. 9 мая.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх