ПАЛЕСТИНСКАЯ ВОЙНА. 1948-1949 гг.

В ночь с 14 на 15 мая 1948 года, еще за несколько часов до провозглашения части территории Палестины государством Израиль, началась первая арабо-израильская война, получившая название Палестинской [88].

Против Израиля выступили: Египет, Трансиордания (с 1950 г. – Иордания), Ирак, Сирия, Ливан, Саудовская Аравия и Йемен. Уже в первые дни своего существования еврейское государство оказалось на грани катастрофы. На севере страны развернулись кровопролитные бои с сирийцами и ливанцами; Арабский легион захватил в Иерусалиме утраченную ранее территорию и отрезал путь к горе Скопус; египетская армия захватила крепость в северной части Негева. Арабские самолеты полностью контролировали воздушное пространство. В результате массированной бомбардировки вокзала в Тель-Авиве погибло сорок два человека.

В этой ситуации сторону палестинских евреев, в противовес западным странам, поддержал Советский Союз. Свою официальную линию советское руководство выразило публикацией в газете "Правда" от 30 мая 1948 года. В ней говорилось: "Надо ясно сказать, что, ведя войну против молодого израильского государства, арабы не сражаются за свои национальные интересы, ни за свою независимость, но против права евреев создать свое собственное независимое государство. Несмотря на всю свою симпатию к движению национального освобождения арабского народа, советский народ осуждает агрессивную политику, ведомую против Израиля" [89].

Рисунок 7

Бронечасти Арабского легиона, готовые к нападению на Израиль


Позиция СССР, поддерживавшая создание независимого еврейского государства и отстаиваемая советскими представителями в ООН, была известна израильскому руководству еще до начала войны. Сразу же после провозглашения Израиля (15 мая 1948 г.) в Москву было направлено специальное послание за подписью министра иностранных дел временного правительства М. Шертока. В нем выражались "чувства глубокой благодарности и признательности еврейского народа Палестины, разделяемые евреями всего мира, за твердую позицию делегации СССР в ООН, направленную в пользу создания суверенного и независимого еврейского государства в Палестине" [90].

Стремясь превратить Израиль в свой форпост на Ближнем Востоке и тем самым противостоять британцам и не допустить туда американцев, советское руководство продолжало линию на сближение с правительством нового государства.

3 сентября 1948 года в Советский Союз торжественно прибыла первый посол Израиля Голда Меир [91]. Чтобы поприветствовать ее, у синагоги, куда она пришла в еврейский Новый год, собралась толпа численностью около пятидесяти тысяч человек. Позже, в мемуарах, Голда Меир напишет: "Такой океан любви обрушился на меня, что мне стало трудно дышать, я была на грани обморока" [92]. Возможно, что эта демонстрация "любви" была санкционирована свыше.

С началом войны различные еврейские организации обратились лично к И.В. Сталину с просьбой оказать прямую военную поддержку молодому государству. Особый упор делался на "важности" посылки "еврейских летчиков-добровольцев на бомбардировщиках в Палестину". Израиль обещал заплатить за самолеты и, играя на советско-английских отношениях, намекнул, что в египетской армии находится более 40 английских офицеров "в ранге выше капитана". По официальным данным, советские евреи-добровольцы не были посланы в Палестину. Тем не менее есть сведения, что весной 1948 года многим бывшим демобилизованным из Красной армии офицерам-евреям было негласно разрешено выезжать в Палестину вместе с семьями, если они того пожелают [93].

Так или иначе, в октябре 1948 года состоялась встреча израильского военного атташе в Москве полковника Иоханана Ратнера [94] с первым заместителем начальника Генерального штаба генералом армии А.А. Антоновым. На встрече обсуждались практические вопросы поставок и способы отправки в Израиль немецкого трофейного вооружения и о принятии на учебу в СССР группы израильских офицеров [95].

После этого в Израиль стало поступать трофейное немецкое оружие и боевая техника, в которой остро нуждалось молодое государство. Ее поставки стали осуществляться главным образом через Чехословакию и Венгрию. В Праге же готовились и военные специалисты для будущей Армии обороны Израиля (бригада Готвальда) [96].

К этому времени армия Израиля имела в своем составе несколько бригад, по численности фактически равных полкам других армий. Так, самая большая, 1-я бригада "Голани" насчитывала чуть более 4000 человек, а самая маленькая, 2-я бригада "Кармели" – менее 2500 человек. Одна из бригад – 8-я бронетанковая, которой командовал ветеран Второй мировой войны полковник (алуф-мишне) Ицхак Садэ, состояла из иммигрантов, уроженцев Палестины, и некоторого количества дезертиров из британской армии. В бригаду входило два батальона, при этом один из них, 82-й танковый, разделялся по языковому признаку и состоял из "английской" и "русской" рот (или эскадронов). 89-й батальон мотопехоты – передвигавшееся на джипах подразделение коммандос – возглавлял тридцатитрехлетний подполковник (сган-алуф) Моше Даян, впоследствии начальник Генерального штаба армии. 7-й бригадой, созданной во второй половине мая 1948 года, командовал уроженец России Шломо Шамир. В ее состав входили выходцы из Восточной Европы: Польши, Румынии, Чехословакии, Болгарии и России. Новая армия располагала всего двумя полевыми 65-мм артиллерийскими орудиями начала века с ограниченным боезапасом и без прицельных устройств. Первыми бронеединицами стали два 28-тонных крейсерских танка "Кромвель" с 3-дюймовой лобовой броней и 75-мм пушкой, угнанные со склада гусарского полка британской армии. Следующими тремя танками стали 32-тонные американские М4 "Шерман", к которым в ходе боевых действий добавились десять выпущенных еще в тридцатые годы 12-тонных французских "Гочкисов" Н-35 с 37-мм пушками и несколько полугусеничных и колесных бронемашин [97].

Первые "мессершмитты" в разобранном виде прибыли в Израиль из Чехословакии 24 мая 1948 года. В обстановке строгой секретности они были собраны группой из пяти чехов-авиатехников и провели первые бомбардировки крепости Латрун на Иерусалимском фронте и на юге страны [98].

Позже президент Всемирной сионистской организации Нахум Гольдман напишет: "Без Советского Союза государство Израиль вообще не существовало бы. И не столько потому, что русские голосовали за его создание, сколько благодаря тому, что во время арабского вторжения в 1948-1949 все вооружение Израиль получил от коммунистических стран" [99]. То же самое подтвердит и основатель Израиля, премьер-министр Бен-Гурион. В интервью журналистам Израильского телевидения он скажет: "Если сейчас я принимаю вас в еврейском государстве, то этим мы обязаны гораздо больше Советскому Союзу, чем Соединенным Штатам, ибо во время нашей войны за независимость, когда мы были окружены арабскими армиями, мы не получили из США ни одного ружья" [100].

14 июня 1948 года в Палестине наступило временное перемирие. Шведский граф Фолк Бернадот – посредник, назначенный Советом Безопасности – начнет переговоры о длительном перемирии. Однако его предложения не устроят противоборствующие стороны [101]. 16 сентября Бернадот предложит новый план, но и он будет отвергнут обеими сторонами. Дальнейших предложений не последует: 17 сентября Бернадот и его заместитель полковник Серро были расстреляны, как показало расследование, боевиками "Лехи". Трое исполнителей акции благополучно скрылись с места преступления. По некоторым сведениям (требующим дополнительных подтверждений), они сели на самолет и были переброшены в Чехословакию [102].

В это время в порты Хайфа и Яффа было доставлено вооружение, закупленное в Европе. 15 июня первый пароход выгрузил 10 пушек калибра 75 мм, 12 легких танков "Ходжкисс", 19 противотанковых пушек калибра 65 мм, 4 орудия ПВО и 45 000 снарядов. Следующий доставил 500 пулеметов, несколько тысяч винтовок, 17 тысяч снарядов и 7 миллионов патронов. Еще один корабль доставил из Италии 30 танков "Шерман" [103].

Убийство Бернадота всколыхнуло мировую общественность и дало возможность израильским властям расправиться с оппозицией в сионистском движении. Спустя три дня после террористического акта все диссидентские организации в стране были ликвидированы, а 8 июля египтяне, нарушив перемирие, начали боевые действия. Через десять дней наступила новая передышка, а вскоре перемирие было вновь нарушено, на этот раз израильской стороной, которая начала операцию под кодовым названием "Десять казней (египетских)". Предлогом развертывания боевых действий стал спровоцированный Израилем обстрел египетскими частями колонны с продовольствием. Эта идея была предложена премьер-министром Бен-Гурионом и одобрена Советом министров.

15 октября колонна вышла по направлению к Негеву. Египтяне, как и планировалось израильским штабом, на глазах наблюдателей ООН открыли огонь по машинам. Израильская авиация тут же начала бомбить аэродром Эль-Ариш, а пехотные части, численностью до дивизии, развернули наступление.

19 октября, в самый разгар сражения, Совет Безопасности выступил с призывом к немедленному прекращению огня. Израильская сторона сознательно затянула с ответом и за это время провела шестидесятичасовую операцию на Северном фронте. В результате наступления израильская армия захватила всю территорию Центральной Галилеи, вошла в Ливан и остановилась на реке Литали. 22 декабря, несмотря на протесты ООН, она провела операцию "Хорев" при участии 5 бригад под командованием Алона. Войска пересекли египетскую границу, проникли на Синайский полуостров и подошли к расположенной на средиземноморском побережье военной базе Эль-Ариш. Захват последней должен был завершить окружение сектора Газа.

Тем не менее 31 декабря ситуация резко изменилась. Великобритания на основании англо-египетского договора об обороне заявила о готовности осуществить военное вмешательство, если Израиль незамедлительно не покинет египетскую территорию. В результате угрозы израильская армия вынуждена была прекратить боевые действия и начать вывод своих войск с Синайского полуострова. Чтобы удостовериться в выполнении своего требования, Великобритания послала на Синай, в целях разведки, группу "Спитфайеров". В итоге пять английских самолетов были уничтожены израильской противовоздушной обороной. Однако инцидент не получил дальнейшего развития благодаря вмешательству американской стороны.

Война завершилась. 24 февраля было подписано соглашение о перемирии с Египтом, 23 марта – с Ливаном, 3 апреля – с Трансиорданией и 20 июля – с Сирией. Остальные арабские страны, участники войны, соглашений не заключили и продолжали, хоть и формально, находиться с Израилем в состоянии войны.

В ходе войны, прерывавшейся кратковременными перемириями, войсками Израиля была захвачена – часть территории Палестины, которая предназначалась по резолюции Генеральной Ассамблеи ООН для создания Арабского государства, а также часть г. Иерусалима. Таким образом, территория Израиля была увеличена почти на 48% по сравнению с территорией, определенной для нее решением ООН.

Израиль потерял 6000 человек только убитыми – примерно 1% от своего тогдашнего населения. В одном лишь Иерусалиме погибло и было ранено 2000 военных и гражданских лиц. Как заявил позднее Ицхак Рабин: "Это была самая длительная, самая тяжелая война с наибольшим количеством жертв у нас". Потери арабов были выше.

Последний акт войны, на этот раз политической, разыгрался в мае 1949 года. Израиль приняли в ООН. Когда его делегация, возглавляемая министром иностранных дел Моше Шаретом, вошла в зал Ассамблеи, большинство членов мирового собрания встретили ее аплодисментами. В то же время все до одной делегации арабских стран в знак протеста покинули зал заседаний.

Несмотря на официальное окончание войны, арабо-израильское вооруженное противостояние продолжилось. Нестабильность ситуации, а также неурегулированность многих вопросов вновь активизировали террористическую деятельность.

В июле 1951 года в результате покушения погибли сторонники мира с Израилем премьер-минртстр Ливана Риада эль-Соля и король Иордании Абдаллах. Последний был убит фанатичным сторонником муфтия 20 июля при выходе из мечети Эль-Акса в Старом городе.

12 октября 1953 года группа арабских боевиков, проникшая с территории Иордании в израильскую деревню, забросала гранатами жилой дом. В результате погибли женщина и ребенок.

Военное руководство Израиля ответило операцией возмездия – самой крупной из всех, проводившихся ранее. Для ее реализации было привлечено около 100 человек под командованием майора Ариэля Шарона [104] из 101-го парашютного отряда, несущих на себе 600 килограммов взрывчатки. По плану бойцы отряда должны были захватить иорданскую деревню Кибия, взорвать несколько домов и уничтожить примерно 10- 12 иорданцев. Операция прошла "успешно": было убито 12 человек, преимущественно солдат, взорвано 45 домов. Однако истинная картина трагедии стала известна на следующий день – под обломками жилищ оказались погребенными 70 человек, среди которых десятки женщин и детей [105].

Чтобы успокоить мировую общественность, Израиль в официальном коммюнике заявил, что нападение на Кибию произошло спонтанно и было проведено жителями приграничных деревень. Впоследствии премьер-министр Израиля Бен-Гурион, вспоминая эту акцию, скажет, что в определенных обстоятельствах ложь оправдана интересами государства.

В конце 1954 года ситуация в Израиле усугубилась. Сильный международный прессинг, стычки на границах, внутриполитическая борьба, приведшая к потере доверия к правительству, поставили страну на грань катастрофы. К этому добавился приход к власти в Египте Гамаля Абдель Насера и заявление Великобритании о выводе из Египта своих войск. Последнее обстоятельство вызвало у руководства Израиля особое беспокойство. По его мнению, это могло бы спровоцировать рост наступательного потенциала Египта, который унаследует аэродромы, военные объекты, склады оружия и боеприпасов, расположенные вдоль берегов Суэцкого канала.

В сложившейся обстановке армейское руководство и секретные службы Израиля решили провести тайную операцию, которая позволила бы отменить или задержать вывод британских войск. План операции включал в себя проведение ряда террористических акций, направленных против посольств западных держав и относящихся к ним служб, таких как библиотеки, культурные центры или консульства. По замыслу разработчиков, доля ответственности за случившееся британское правительство возложит либо на сами египетские власти, либо на националистическое движение "Братьев мусульман" [106].

23 июля 1954 года агент израильской разведки в Египте Аври Элад (действовал под видом немецкого бизнесмена Пауля Франка) отдал приказ взорвать два кинотеатра и привокзальную камеру хранения в Каире и два кинозала в Александрии. Однако из-за ошибки одного из боевиков – Филиппа Натансона операция провалилась и стала известна египетской полиции.

25 июля арабские средства массовой информации обнародовали сведения о подрывной деятельности подпольной сионистской организации, а 11 декабря провели первое судебное заседание по делу "сионистских агентов" [107]. Официальный Тель-Авив от причастности к акции отказался.

Следует заметить, что в это время, согласно тайному договору, Тель-Авив получил значительное количество французского вооружения. И это несмотря на то, что в 1950 году Англия, США и Франция подписали соглашение, по которому они не должны были продавать оружие как арабским странам, так и Израилю [108].

Начало 1955 года знаменуется новым всплеском террористической деятельности.

В ночь на 23 февраля египетская разведгруппа перешла границу в районе сектора Газа, проникла в Государственный научный институт и захватила ценные документы. Во время операции был убит еврей-велосипедист, случайно наткнувшийся на засаду, и член разведгруппы, погибший в перестрелке с израильским патрулем.

Через четыре дня израильтяне провели "акт мести" – нападение на египетскую военную базу около Газы. Операция, получившая название "Черная стрела", была проведена силами 149 парашютистов под командованием Ариэля Шарона. Количество планируемых жертв – не более 12 человек. Однако "Черная стрела" приобрела непредвиденный размах в связи с неожиданным прибытием дополнительных египетских подразделений. Результат – 38 убитых и 30 раненых. Эта вылазка вызвала резкую эскалацию напряженности между Израилем и Египтом. Как вспоминает Мохсен Абдель Халек, близкий соратник Насера: "Гамаль решил, что это было сделано специально, чтобы унизить Египет…" Впоследствии сам Насер заявит, что "ночь кошмаров" в Газе вынудила его принять два важных решения: создать диверсионные отряды смертников (фидаинов [109]) и закупить в большом количестве современное вооружение [110].

Вскоре после операции "Черная стрела" один из журналистов спросит Бен-Гуриона, почему он одобрил политику репрессий. "Чтобы устрашить врага", – ответит премьер-министр Израиля.

Однако расчеты руководителя страны не оправдались.

24 марта группа арабских боевиков расстреляла свадьбу в поселении в северной части Негева. Итог: один человек убит и двадцать два ранены.

Спустя короткое время египетские солдаты обстреляли на границе израильский патруль и потеряли при этом трех человек. Затем египетские диверсанты-смертники пробрались на сорок километров в глубь израильской территории и уничтожили шесть гражданских лиц, напали на военные машины и предприняли попытку разрушить радиопередатчики [111].

В свою очередь израильские десантники взорвали штаб-квартиру палестинской бригады, находившуюся в секторе Газа, и уничтожили 37 египетских солдат. Получив подкрепление, последние развернули длительные боевые действия. Египетские самолеты проникли в воздушное пространство Израиля. Противоборствующая сторона ответила огнем средств ПВО и сбила два "Вампира" [112].

Интересно отметить, что для определения мест базирования диверсионных и террористических групп применялись различные, даже на первый взгляд экзотические приемы разведки. Так, например, израильтянами для этой цели использовались голуби. На их лапки крепили мини-маячки и отпускали голодных птиц на поиски еды. Те районы пустыни, где голуби приземлялись, чтобы поживиться оставленными боевиками пищевыми отходами, брали под особый контроль.

Политическая напряженность достигла предела, когда Израиль узнал, что Каир заключил с Чехословакией контракт на поставку вооружений. Это, в свою очередь, дало возможность руководству Израиля объявить о смене политической и военной ориентации и избрать курс на развязывание превентивных боевых действий.

Вот как комментируют эти события Арон Брегман и Джихан Эль-Тахри в "Пятидесятилетней войне": "В сентябре 1955 г. Египет объявил о крупном контракте на поставку вооружений из Чехословакии – государства-сателлита этого блока. Но вовлеченность Советов скрыть было невозможно. Эта сделка явилась сокрушительным ударом для Израиля. Абба Эбан, который тогда был представителем в ООН, вспоминает: "Сам факт приобретения реактивных истребителей Египтом… сразу превратил израильские ВВС, которые в то время в основном полагались на пропеллерные самолеты, в устаревшие" [113]. Кроме того, весной 1956 года израильской военной разведке "Аман" стало известно, что в Польше, под Гданьском, началось обучение египетских военных летчиков.

Уже к концу года в Египет прибыло значительное количество оружия и военной техники: 230 танков, 200 бронетранспортеров, 100 самоходных орудий, около 500 стволов артиллерии, 200 истребителей, бомбардировщиков и транспортных самолетов, а также эсминцы, торпедные катера и подводные лодки. Общая сумма поставок составила 250 млн. долларов [114].

Реализация нового военно-политического курса Израиля была возможна лишь при наличии сильного западного союзника. Попытки заручиться американской поддержкой не привели к желаемому результату.

Руководство США, обеспокоенное угрозой проникновения русских на Средний Восток, все же полагало, что амбиции СССР можно разрушить мирным соглашением между Израилем и Египтом. Но такое положение не устраивало ни Израиль, ни набирающий силы Египет.

В этой ситуации на помощь Тель-Авиву пришла Франция. Последняя была заинтересована в уничтожении власти Насера, который поддерживал восстание Фронта национального освобождения Алжира и являлся его главным поставщиком оружия.

1 апреля 1956 года в Израиль прибыли первые двенадцать французских самолетов "Мистэр" ("Myster"). 23 апреля было подписано соглашение о поставке еще двенадцати истребителей, а 23-24 июня – секретный контракт на сумму в 80 миллионов долларов [115]. В перечне военной техники значились: 200 танков АМХ, 72 истребителя "Mystere IV", 40 000 единиц 75-миллиметровых снарядов, 10 000 противотанковых ракет [116]. Первая партия французской военной техники прибыла 24 июля 1956 года.

Спустя два дня (26 июля 1956 г.) египетский президент провозгласил национализацию Суэцкого канала [117].

В своих мемуарах "Моя жизнь" Голда Меир пишет: "Насер сделал свой жест – национализировал Суэцкий канал. Никогда еще ни один арабский лидер не совершал такого эффектного поступка, и арабский мир был поражен. Только одно оставалось Насеру совершить, чтобы управляемый им Египет был признан главной мусульманской державой: уничтожить нас" [118].

В то же время эффектный жест Насера был вынужденным шагом. 21 июля 1956 года США отказались от обещания, данного президентом Эйзенхауэром, оказать Египту американскую финансовую помощь в строительстве Асуанской плотины. Это поставило страну в безвыходное положение: крах грандиозного проекта грозил огромными проблемами экономике страны. И президент решил национализировать Суэцкий канал. На митинге в Александрии 26 июля он публично озвучил свое решение и заверил народ, что средства, вырученные от национализации канала, пойдут на строительство плотины.

Советский Союз приветствовал этот жест, а США попытались создать международную организацию управления каналом и настоять на мирном урегулировании проблемы. Франция и Великобритания, в свою очередь, склонились к союзничеству с Израилем, вплоть до участия в совместных боевых действиях [119]. Последний нужен был им как "внутренний фактор", чтобы придать агрессии "цивилизованный" вид. О роли Израиля в предстоящих боевых действиях высказался начальник генерального штаба Моше Даян [120]. В беседе с Бен-Гурионом накануне его отлета во Францию 21 октября 1956 года, он заметил: "Для проведения военных действий ни Франция, ни Великобритания в нас не нуждаются… Наш единственный козырь – единственный, которым они не располагают, – это наша возможность дать им необходимый предлог для начала войны. И только это может дать нам право ввязаться в битву за Суэц" [121].

В ходе бесед 22-24 октября 1956 года все три стороны одобрили единый проект операции против Египта, получившей кодовое название "Мушкетер". Он заключался в следующем: 29 октября Израильская армия начнет атаку вблизи Суэцкого канала. На следующий день французское и британское правительства обратятся с категоричным "призывом" к правительствам Египта и Израиля. Египту будет предложено немедленно прекратить огонь, отвести войска на пятнадцать километров от канала и дать согласие на временную оккупацию находящихся вдоль канала стратегических позиций французскими и британскими войсками. При этом "тройственная коалиция" была полностью уверена, что Египет категорически отвергнет этот "наглый ультиматум". От Израиля также потребуют полного прекращения огня и "отвода" войск на пятнадцать километров от канала. Оба правительства будут настаивать на выполнении их требований в течение двенадцати часов. Если же хотя бы одна из сторон не подчинится этому, утром 31 октября французские и английские войска перейдут в наступление.


Примечания:



[1]

Фронт национального освобождения Алжира был создан 10 октября 1954 года на совещании командиров пяти зон (вилайя) и представителя группы, находившейся в Египте. На этом же собрании было принято решение о формировании военного крыла Фронта – Армии национального освобождения (АНО). Костяком Фронта и АНО стали лидеры полувоенной Организации безопасности (или Специальная организация), возникшей в 1947 году, – Айт Ахмед, Бен Белла, Керим Белькасем, Бен Буланд и др. Организация безопасности, в свою очередь, была создана в 1946 году (руководитель Масали Хадж) на базе Движения за торжество демократических свобод



[8]

Локальные войны: история и современность/ Под ред. И.Е. Шаврова. М., 1981.-С. 179.



[9]

Военно-исторический журнал. 1974, № 11. – С. 75.



[10]

Руа Жюль. Родился 22 октября 1907 г. в поселке колонистов Ровиго (Алжир) в семье жандарма. Участвовал во Второй мировой и Корейской войнах. Полковник ВВС. Автор книги "La Cuerre D'Algerie" (Paris, 1960).



[11]

Руа Ж. Алжирская война. Пер. с французского. М., 1961. С. 13.



[12]

Орехов Д. Алжирская трагедия // Часовой… – С. 2.



[88]

Фактически первая арабо-израильская война началась еще до истечения британских мандатных полномочий. Боевые действия были начаты частями Арабского легиона при поддержке бронетанковых войск 12 мая 1948 года.



[89]

Цит. по: Часовой. 1970. № 530. С. 2.



[90]

Опыт участия советских и российских войск в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины XX века. М, 1997. С. 63.



[91]

Меир Голда (Меерсон Гольда Мойшевна) – родилась в 1898 г. в г. Киеве. В 1907 г. эмигрировала в США к отцу. В 1921 г. вместе с сестрой выехала в Палестину. В 1925 г. была избрана членом Исполкома Федерации еврейских рабочих в Палестине, в 1946 г. – в члены Исполкома Еврейского агентства для Палестины и возглавила его политический департамент. В 1948 г. была избрана членом Исполнительного комитета Еврейского агентства для Палестины.



[92]

Цит. по: Радзинский Э. Сталин. М., 1997. С. 574-575.



[93]

Смирнов А. Арабо-израильские войны. М., 2003. С. 199.



[94]

Иоханан Ратнер - родился в 1891 г. в г. Одессе, профессор архитектуры. Служил солдатом Третьего Самарского гренадерского полка Московской дивизии в царской армии. В Палестине с 29 лет. Служил в "Хагане". В конце 1940-х годов занимал пост начальника планового отдела Генерального штаба армии Израиля.



[95]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века. / Под ред. В.А. Золотарева). М., 2000. С. 170.



[96]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века. / Под ред. В.А. Золотарева). М., 2000. С. 170.



[97]

Даян М., Тевет Ш. Арабо-израильские войны. 1956, 1967. М., 2003. С. 10-11.



[98]

В этот период командующим Иерусалимским фронтом был бывший генерал американской армии Мики Маркус.



[99]

Цит. по: Шафаревич И.Р. Трехтысячелетняя загадка. История еврейства из перспективы современной России. СПб., 2002. С. 264.



[100]

Цит. по: Шафаревич И.Р. Трехтысячелетняя загадка. История еврейства из перспективы современной России. СПб., 2002. С. 264.



[101]

Основные положения документа, составленного Бернадотом, включали в себя следующие пункты: отмена проекта создания Палестинского арабского государства; экономический, военный и политический союз Израиля и Иорданского Королевства; возврат беженцев; отделение Негева, компенсируемое присоединением Западной Галилеи к еврейскому государству; арабский суверенитет в Иерусалиме, тогда как еврейское население города сохранит автономию в плане муниципального правления.



[102]

Рид Дуглас. Спор о Сионе. М., 1993. С. 486.



[103]

Смирнов А. Арабо-израильские войны. М., 2003. С. 178.



[104]

Шарон Ариэль - родился в 1928 г. в Палестине в семье "русских евреев", выехавших из России в 1922 г. Рос в мошаве (с.-х. коммуна) Кфар-Малуль. Участвовал в первой арабо-израильской войне, был тяжело ранен. Основатель и командир 101-й парашютно-десантной бригады, специализирующейся на проведении диверсионных операций. Руководил операцией "Мир для Галилеи" (1982), проведенной в Ливане с целью уничтожения баз Организации освобождения Палестины. За эту операцию получил прозвище "ливанский мясник". Генерал-майор. Министр обороны. В 2001 г. был избран премьер-министром.



[105]

Бар-Зохар Микаэль, Бен-Гурион. Ростов-на-Дону, 1998 С. 304.



[106]

Бар-Зохар Микаэль. Бен-Гурион. Ростов-на-Дону, 1998. С. 312.



[107]

Акцией руководили агенты израильской разведки в Египте Джон Дарлинг (подл. Абрам Дар) и Пауль Франк (подл. Аври Элад). Боевикам удалось заложить взрывчатку лишь в почтовый ящик дома, где жил американский коммерсант, и на полку в библиотеке Американской информационной службы в Каире. В обоих случаях начавшийся пожар удалось быстро погасить. 14 июля 1954 года каирская полиция арестовала 11 участников акции, которые 7 декабря предстали перед судом. Один из них, офицер разведки Макс Беннет, еще до вынесения приговора покончил жизнь самоубийством в своей камере. Два члена группы будут оправданы. Доктор Моше Марзук и Шмуэль Азар приговорены к смертной казни, Марцелла (Викторина Ниньо) – к 15 годам заключения, Леви и Натансон – к пожизненному заключению, Эллиа Кохен и другие участники получат различные сроки заключения.



[108]

Государства НАТО и военные конфликты. М., 1987. С. 167.



[109]

"Фидаины" – буквальный перевод с арабского: жертвующие собой ради общей цели. Эти египетские части смертников были созданы в апреле 1955 года. На момент создания они насчитывали 700 чел.



[110]

Бар-Зохар Микаэль. Бен-Гурион. Ростов-на-Дону, 1998. С. 324.



[111]

В общей сложности, по официальным данным, представленным Израилем в ООН, с декабря 1955 по март 1956 года египтяне совершили 180 акций, включавших в себя минирование, обстрелы и убийства (см.: Даян М., Тевет Ш. Арабо-израильские войны. 1956, 1967. М., 2003. С. 33).



[112]

"Обмен" террористическими акциями между Израилем и Египтом продолжался вплоть до начала Синайской кампании. Так, с 12 сентября по 10 октября 1956 года армейские подразделения Израиля провели четыре рейда, в ходе которых уничтожили полицейские форты Рахава, Гарандал, Хусан и Калькилия. Потери, понесенные израильтянами в ходе этих операций, составили более 100 человек убитыми и ранеными, а арабские – около 200 человек. 9 октября египетские боевики средь бела дня убили двоих рабочих, трудившихся в апельсиновой роще около Тель-Авива. Чтобы подтвердить выполнение задания, жертвам были отрезаны уши (См.: Даян М., Тевет Ш. Арабо-израильские войны. 1956, 1967. М., 2003. С. 25, 59).



[113]

Bregman A.I. Ei-Fahre. The Fifty Years War: Israel and the Arobs. London, Penguin Books, 1998; Смирнов А. Арабо-израильские войны. M., 2003. С. 198.



[114]

Герцог X. Арабо-израильские войны. Лондон, Т.1. 1986. С. 171.



[115]

Основные шаги, предпринятые Израилем с целью получения французского вооружения, были сделаны еще в начале 1955 года. В переговорах 23-24 июня 1956 года принимали участие с израильской стороны: начальник генерального штаба Моше Даян, генеральный директор министерства обороны Шимон Перес и начальник спецслужб Иехошуа Гаркови. С французской: начальник канцелярии министерства национальной обороны полковник Луи Манжан, представители армии – генералы Морис Шалль, Лаво и др., а также офицеры служб разведки и контрразведки. Интересно, что генерал Моше Даян, один из участников переговоров, в своем "Синайском дневнике" приводит еще один список, который был представлен им французскому генералитету 1 октября 1956 года. Он включал: 100 танков ("Супер-Шерман"), 300 полугусеничных бронемашин, 50 танковых транспортеров, 300 полноприводных трехосных грузовиков, 1000 гранатометов базука и эскадрилью транспортных самолетов (См.: Даян М., Тевет Ш. Арабо-израильские войны. 1956, 1967. М., 2003. С. 46)..



[116]

Бар-Зохар Микаэль. Бен-Гурион. Ростов-на-Дону, 1998. С. 340.



[117]

Еще до прихода к власти Гамаля Абдель Насера Египет с целью экономической блокады Тель-Авива перестал пропускать израильские суда через Суэцкий канал. Это было прямое нарушение Конвенции по Суэцкому каналу, подписанной в Константинополе в 1888 г. 1 сентября 1951 г. Совет Безопасности принял резолюцию, призывавшую Египет снять блокаду. Каир проигнорировал это решение. А в конце 1953 года египетское руководство перестало пропускать через Суэц и суда третьих стран, если они везли грузы в Израиль или из Израиля, что усилило экономическую блокаду. 29 марта 1954 г. этот вопрос был снова запланирован к рассмотрению в Совете Безопасности, однако Советский Союз, воспользовавшись правом вето, добился его исключения из повестки дня. 26 июля 1956 г. египетский президент провозгласил национализацию Суэцкого канала. В 1958 году акционерам бывшей Суэцкой компании пришлось признать переход канала к Египту и довольствоваться компенсацией в 28 млн. фунтов.



[118]

Меир Г. Моя жизнь. Чимкент, 1997; Смирнов А. Арабо-израильские войны. М., 2003. С. 200.



[119]

Проект секретного договора с Францией, направленный против Египта, был разработан в Министерстве обороны Израиля и одобрен Бен-Гурионом еще в мае 1956 года. Переговоры по этому вопросу с представителями военных кругов Франции неоднократно проводились в сентябре и начале октября 1956 года.



[120]

Даян Моше - родился 20 мая 1915 г. в Палестине. С 1937 г. находился в рядах "специальных ночных эскадронов" (подпольных еврейских вооруженных формирований). В 1939-1941 гг. за принадлежность к "Хагане" находился в тюрьме. После освобождения командовал специальной частью разведчиков "Пальмаха". Во время Второй мировой войны воевал на стороне англичан против вишистов Сирии. Был ранен французским снайпером и потерял глаз. Окончил британскую военную школу в Кемберлее. В первую арабо-израильскую войну 1948-1949 гг. являлся комендантом Иерусалима. С 1953 г. – начальник Генштаба Армии обороны Израиля, с 1959 г. – министр сельского хозяйства. Автор плана вторжения на Синай – операции "Кадеш", известной также как Сточасовая война (1956 г.). 1 июня 1965 г. был назначен министром обороны и руководил боевыми действиями в Шестидневной войне. В 1974 г. ушел в отставку, а в 1977 г. вернулся в правительство на пост министра иностранных дел. Участвовал в организации переговоров, приведших к Кэмп-Дэвидским соглашениям с Египтом (1978). Скончался в 1981 г.



[121]

Цит. по: Бар-Зохар Микаэль. Бен-Гурион. Ростов-на-Дону, 1998. С. 348.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх