ПОГРАНИЧНЫЙ КОНФЛИКТ НА ОСТРОВЕ ДАМАНСКОМ. 1969 г.

Краткая историко-географическая справка

Даманский (Чжэньбаодао) – небольшой необитаемый остров на реке Уссури. Длина около 1500-1700 м, ширина около 500 м. Остров находился в 47 м от китайского и в 120 м – от советского берегов. Однако в соответствии с Пекинским договором 1860 г. и картой 1861 г. пограничная линия между двумя государствами проходила не по фарватеру, а по китайскому берегу Уссури. Таким образом, сам остров являлся неотъемлемой частью советской территории.

Весной 1969 г. ЦК КПК принялся за подготовку к проведению IX съезда КПК. В связи с этим китайское руководство было очень заинтересовано в "победоносном" конфликте на советско-китайской границе. Во-первых, нанесение удара по СССР могло сплотить народ под знаменем "великого кормчего". Во-вторых, пограничный конфликт подтвердил бы правильность курса Мао на превращение Китая в военный лагерь и подготовку в войне. Кроме того, инцидент гарантировал генералитету солидное представительство в руководстве страны и расширение полномочий военных.

В середине 1968 года китайским военным руководством изучался вариант нанесения удара в районе Суйфэньхэ. Здесь основные посты советских пограничников находились вблизи территории КНР и захватить их представлялось несложным. Для решения этой задачи в Суйфэньхе были направлены подразделения 16-й полевой армии. Однако в конечном счете выбор пал на остров Даманский. По утверждению сотрудника НИИ современного Китая Академии общественных наук КНР Ли Даньхуэйя, район Даманского был выбран не случайно. С одной стороны, в результате пограничных переговоров 1964 года этот остров якобы уже отошел Китаю, и, следовательно, реакция советской стороны не должна была быть слишком бурной [965]. С другой – Даманский начиная с 1947 года находился под контролем Советской армии, и, следовательно, эффект от проведения акции на этом участке границы был бы большим, чем в районе других островов. Кроме того, китайской стороной учитывалось, что Советский Союз в выбранном для нападения месте еще не создал достаточно надежной базы, что необходимо для ведения наступательных операций, и, следовательно, не сможет нанести широкомасштабного ответного удара [966].

25 января 1969 года группа офицеров Шэньянского военного округа завершила разработку плана боевых действий (кодовое название "Возмездие"). Для его реализации предполагалось использовать примерно три пехотные роты и ряд воинских подразделений, скрытно расположенных на острове Даманском. 19 февраля план под кодовым названием "Возмездие" был утвержден Генеральным штабом, согласован с МИДа, а затем одобрен ЦК КПК и лично Мао Цзэдуном.

По распоряжению Генштаба НОАК пограничным заставам в районе Даманского было придано не менее одного усиленного взвода, преобразованного в 2-3 патрульные группы. Успех акции должен был обеспечить фактор внезапности. После выполнения задачи предусматривался быстрый отход всех сил на заранее подготовленные позиции.

Рисунок 87

Китайские военнослужащие с цитатниками Мао в руках спорят с советскими офицерами о границе


Причем особое внимание обращалось на важность захвата у противника доказательств его виновности в агрессии – образцов советского вооружения, фотодокументов и т.п.

Дальнейшие события разворачивались следующим образом.

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года большое количество китайских военнослужащих скрытно сосредоточилось на своем берегу острова. Позже было установлено, что это был регулярный батальон НОАК, численностью более 500 человек, пятиротного состава при поддержке двух минометных и одной артиллерийской батарей. Они имели на вооружении безоткатные орудия, крупнокалиберные и станковые пулеметы, ручные гранатометы. Батальон был укомплектован и вооружен по штатам военного времени. Впоследствии появились данные о том, что он прошел полугодовую специальную подготовку для ведения боевых действий на границе. Этой же ночью силами трех пехотных рот численностью около 300 человек вышел на остров и занял оборону по рубежу естественного вала. Все китайские военнослужащие были одеты в маскхалаты, а их оружие подогнано так, что не издавало лишнего звука (шомпола были залиты парафином, штыки обернуты бумагой, чтобы не блестели, и т. д.).

Позиции двух 82-мм батарей и артиллерии (45-мм орудия), а также крупнокалиберных пулеметов располагались так, чтобы можно было вести огонь по советской технике и личному составу прямой наводкой. Минометные батареи, как потом показал анализ боевых действий, имели четкие координаты стрельбы. На самом острове система огня батальона была организована так, чтобы можно было вести заградительный огонь из всех огневых средств на глубину от 200 до 300 метров, по всему фронту батальона [967].

2 марта в 10.20 (по местному времени) с советских наблюдательных постов поступила информация о выдвижении со стороны китайского пограничного поста "Гунсы" двух групп военнослужащих численностью в 18 и 12 человек. Они демонстративно направились в сторону советской границы. Начальник заставы "Нижне-Михайловка" старший лейтенант Иван Стрельников, получив санкцию на выдворение китайцев, с группой пограничников на БТР-60ПБ (№ 04) и двух автомобилях выдвинулся навстречу нарушителям. О случившемся были также проинформированы начальники соседних застав В. Бубенин и Шорохов. Начальнику заставы "Кулебякины сопки" старшему лейтенанту В. Бубенину было приказано подстраховать группу Стрельникова. Следует сказать, что, несмотря на то, что китайцы в течение недели подтягивали войсковые части в своем ближайшем приграничье, а до этого продолжительное время совершенствовали пути выхода к границе, каких-либо мер по усилению застав или войскового наблюдения со стороны командования Тихоокеанского погранокруга принято не было. Более того, на день китайского вторжения застава "Нижне-Михайловка" была укомплектована лишь наполовину. На день событий на заставе вместо трех офицеров по штату находился лишь один – старший лейтенант И. Стрельников. Немного больше личного состава было и на заставе "Кулебякины сопки".

В 10.40 старший лейтенант И. Стрельников прибыл к месту нарушения, приказал своим подчиненным спешиться, взять автоматы "на ремень" и развернуться в цепь. Пограничники разбились на две группы. Основной командовал Стрельников. Вторую группу из 13 человек возглавлял младший сержант Рабович. Они прикрывали группу Стрельникова со стороны берега. Подойдя к китайцам примерно на двадцать метров, Стрельников что-то сказал им, затем поднял руку и указал в сторону китайского берега.

Рисунок 88

Последний снимок, сделанный Н. Петровым. Китайские солдаты явно расходятся на позиции. Буквально через минуту по советским пограничникам в упор будет открыт огонь и начнется бой. 2 марта 1969 г.


Стоявший за его спиной рядовой Николай Петров вел фото- и киносъемку, фиксируя факт нарушения границы и порядок выдворения нарушителей. Он сделал несколько кадров фотоаппаратом ФЭД "Зоркий-4", а затем поднял кинокамеру. В этот момент один из китайцев резко махнул рукой. Первая шеренга китайцев расступилась, а стоявшие во второй шеренге солдаты открыли автоматный огонь по советским пограничникам. Стрельба велась в упор с 1-2 метров. На месте погибли командир заставы старший лейтенант И. Стрельников, оперуполномоченный особого отдела 57-го погранотряда старший лейтенант Н. Буйневич, Н. Петров, И. Ветрич, А. Ионин, В. Изотов, А. Шестаков. Одновременно со стороны острова был открыт огонь по группе Рабовича. Он велся из пулеметов, автоматов и гранатометов. Несколько пограничников были убиты сразу же, остальные рассыпались и открыли ответный огонь. Однако находясь практически на открытом пространстве, они очень скоро были полностью уничтожены. После этого китайцы стали добивать раненых штыками и ножами. Некоторым выкололи глаза. Из двух групп наших пограничников в живых остался только один – рядовой Геннадий Серебров. Он получил пулевые ранения в кисть правой руки, ногу и поясницу, "контрольный" удар штыком, но выжил. Позже потерявшего сознание Сереброва вынесли моряки-пограничники из бригады сторожевых катеров, прибывшие на помощь заставе "Ново-Михайловка" [968].

К этому времени к месту боя прибыла группа младшего сержанта Ю. Бабанского, отставшая от Стрельникова (группа задержалась в пути из-за технической неисправности машины). Пограничники рассредоточились и открыли стрельбу по китайцам, залегшим на острове. В ответ солдаты НОАК открыли огонь из автоматов, пулеметов и минометов. Минометный огонь был сконцентрирован на стоявшие на льду БТР и машины. В результате один из автомобилей – ГАЗ-69 был уничтожен, другой ГАЗ-66 сильно поврежден. Через несколько минут на выручку Бабанскому пришел экипаж БТРа № 4. Огнем из башенных пулеметов он подавил огневые точки противника, что дало возможность пятерым оставшимся в живых пограничникам группы Бабанского выйти из-под огня.

Через 10-15 минут после начала боя к месту сражения подошла мангруппа с 1-й погранзаставы "Кулебякины сопки" под командованием старшего лейтенанта В. Бубенина.

Рисунок 89

Пограничники 1-й погранзаставы, принимавшие участие в боях 2 и 15 марта на Даманском. Март 1969 г.


"Высадившись из БТР, под прикрытием восточного берега, – вспоминает В. Бубенин, – мы развернулись в цепь и выскочили на остров. Это примерно в 300 метрах от того места, где только что произошла трагедия. Но мы пока об этом не знали. Нас было 23 человека. В боевом порядке начали движение в направлении затухающей стрельбы. Когда углубились примерно на 50 метров, увидели, что с вала нас атакует до взвода китайских солдат. Они бежали навстречу, орали и вели огонь. Расстояние между нами от 150 до 200 метров. Оно быстро сокращалось. Я не только слышал стрельбу, но и хорошо видел, как из стволов вылетает пламя. Понимал, что начался бой, но еще надеялся, что это неправда. Надеялся, холостыми берут на испуг" [969].

Решительной атакой китайцы были отброшены за насыпной вал на острове. Несмотря на ранение, Бубенин, возглавив оставшихся в живых, на бронетранспортере обошел остров, с тыла внезапно атаковал китайцев.

"Плотная масса китайцев, – пишет В. Бубенин, – спрыгнув с крутого берега, устремилась на остров через протоку. Расстояние до них – до 200 метров. Я открыл огонь с обоих пулеметов на поражение. Наше появление у них в тылу оказалось для них настолько неожиданным, что бегущая толпа резко замедлила бег и остановилась, будто наткнулась на бетонную стену. Они были в полной растерянности. Даже огонь вначале не вели. Расстояние между нами быстро сокращалось. Подключились к стрельбе и автоматчики. Китайцы падали как подкошенные, многие повернули и бросились на свой берег. Они карабкались на него, но, сраженные, сползали вниз. Китайцы открыли огонь по своим, пытаясь вернуть их в бой. Все смешалось в этой куче, боевой, кипучей. Те, кого развернули, стали группами пробиваться на остров. В какой-то момент они оказались настолько близко, что мы их расстреливали в упор, били бортом и давили колесами" [970].

Несмотря на гибель многих пограничников, второе ранение В. Бубенина и повреждение БТРа, бой продолжался. Пересев на бронетранспортер 2-й заставы, Бубенин ударил китайцам во фланг. В результате неожиданной атаки были уничтожены командный пункт батальона и большое количество живой силы противника.

В центре боевого порядка сражались сержант Иван Ларечкин, рядовые Петр Плеханов, Кузьма Калашников, Сергей Рудаков, Николай Смелов. На правом фланге руководил боем младший сержант Алексей Павлов. В его отделении были: ефрейтор Виктор Коржуков, рядовые Алексей Змеев, Алексей Сырцев, Владимир Изотов, Исламгали Насретдинов, Иван Ветрич, Александр Ионин, Владимир Леготин, Петр Величко и другие.

К 14.00 остров полностью перешел под контроль советских пограничников.

По официальным данным, за два с небольшим часа советскими пограничниками было уничтожено только на острове, не считая протоки, – до 248 китайских солдат и офицеров. В ходе боя 2 марта погиб 31 советский пограничник. Ранения различной степени тяжести получили около 20 пограничников, а ефрейтор Павел Акулов был захвачен в плен. После жестоких пыток он был расстрелян. В апреле его обезображенное тело было сброшено с китайского вертолета на советскую территорию. На теле советского пограничника насчитали 28 штыковых ранений. Очевидцы вспоминают, что почти все волосы на его голове были выдраны, а те клочки, что оставались, были совершенно седыми.

Нападение китайцев на советских пограничников взбудоражило советское политическое и военное руководство. 2 марта 1969 года правительство СССР направило ноту правительству КНР, в которой резко осудило китайскую провокацию. В ней, в частности, заявлялось: "Советское правительство оставляет за собой право принять решительные меры для пресечения провокаций на советско-китайской границе и предупреждает правительство Китайской Народной Республики, что вся ответственность за возможные последствия авантюристической политики, направленной на обострение обстановки на границе между Китаем и Советским Союзом, лежит на правительстве Китайской Народной Республики" [971]. Однако китайской стороной заявление советского правительства было проигнорировано.

Для того чтобы предотвратить возможные повторные провокации, в район застав "Нижне-Михайловка" и "Кулебякины сопки" были переброшены несколько усиленных мотоманевренных групп из резерва Тихоокеанского пограничного округа (две мотострелковые роты с двумя танковыми взводами и батареей 120-мм минометов). 57-му погранотряду, куда входили эти заставы, было выделено дополнительно звено вертолетов Ми-4 уссурийской пограничной эскадрильи [972]. В ночь на 12 марта в район недавних боев прибыли части 135-й мотострелковой дивизии Дальневосточного военного округа (командир – генерал Несов): 199-й мотострелковый полк, артиллерийский полк, 152-й отдельный танковый батальон, 131-й отдельный разведывательный батальон и реактивный дивизион БМ-21 "Град" [973]. Здесь же расположилась созданная начальником войск Тихоокеанского пограничного округа оперативная группа во главе с заместителем начальника войск округа полковником Г.Сечкиным.

Одновременно с укреплением границы были активизированы разведмероприятия. По данным разведки, в том числе авиационной и космической, китайцы сосредоточили в районе острова Даманский крупные силы – в основном пехотные и артиллерийские части. В глубине до 20 километров ими создавались склады, пункты управления и другие структуры. 7 марта на даманском и киркинском направлениях было выявлено сосредоточение до пехотного полка НОАК со средствами усиления. В 10- 15 километрах от границы разведка обнаружила до 10 батарей крупнокалиберной артиллерии. К 15 марта на губеровском направлении был выявлен батальон китайцев, на иманском – полк с приданными танками, на пантелеймоновском – до двух батальонов пехоты, на павлово-федоровском – до батальона. В общей сложности китайцы сосредоточили у границы мотопехотную дивизию со средствами усиления [974].

В эти дни интенсивную разведку вели и китайцы, причем применяя для этого даже авиацию. Советская сторона не препятствовала этому, рассчитывая, что, увидя реальную силу советской стороны, они прекратят провокационные действия. Этого не произошло.

12 марта состоялась встреча представителей советских и китайских пограничных войск. Во время этой встречи офицер китайского погранпоста Хутоу, ссылаясь на указание Мао Цзэдуна, высказал угрозу применения вооруженной силы в отношении советских пограничников, охраняющих остров Даманский.

14 марта в 11.15 советскими постами наблюдения было замечено выдвижение группы китайских военнослужащих в сторону острова Даманский. Огнем пулемета она была отсечена от границы и вынуждена была вернуться на китайский берег.

В 17.30 на остров вышли две китайские группы по 10-15 человек. Они установили на огневых позициях четыре пулемета и другое оружие. В 18.45 заняли исходные позиции непосредственно на берегу от него.

Для упреждения нападения к 6.00 15 марта на остров была выдвинута усиленная маневренная группа погранотряда под командованием подполковника Е. Яншина (45 человек с гранатометами) на 4 БТР-60ПБ. Для поддержки группы на берегу сосредоточился резерв – 80 человек (школа сержантского состава 69-го пограничного отряда Тихоокеанского пограничного округа) на семи БТРах с СПГ и станковыми пулеметами.

В 10.05 китайцы начали захват острова. Дорогу наступающим расчищал огонь примерно трех минометных батарей, с трех направлений. Обстрел велся по всем подозрительным участкам острова и реки, где могли укрываться советские пограничники.

Группа Яншина вступила в бой.

"…в командирской машине стоял сплошной грохот, чад, пороховой дым, – вспоминает Яншин. – Смотрю, Сульженко (он вел огонь из пулеметов БТРа) шубу сбросил, затем бушлат, одной рукой расстегнул ворот гимнастерки… Вижу, вскочил парень, отбросил ногой сиденье и стоя поливает огнем.


Рисунок 90

Командир мотоманевренной группы 57-го погранотряда подполковник Е.И. Яншин со своими бойцами. Даманский, 15 марта 1969 г.


Не оглядываясь, руку за новой банкой протягивает. Заряжающий Круглов только успевает ленты заряжать. Молча работают, с одного жеста понимают друг друга. "Не горячись, – кричу, – экономь патроны!" Указываю ему цели. А противник под прикрытием огня опять в атаку пошел. Новая волна к валу катит. Из-за сплошного огня, взрывов мин и снарядов соседних БТРов не видно. Командую открытым текстом: "Иду в контратаку, Маньковскому и Клыге прикрыть огнем с тыла". Мой водитель Смелов рванул машину вперед, через огневую завесу. Ловко маневрирует среди воронок, создает нам условия для прицельной стрельбы. Тут пулемет умолк. Сульженко растерялся на мгновение. Перезаряжает, нажимает электроспуск – следует только одиночный выстрел. А китайцы бегут в рост. Сульженко вскрыл крышку пулемета, устранил неисправность. Пулеметы заработали. Командую Смелову: "Вперед!" Отбили мы очередную атаку…" [975].

Потеряв несколько человек убитыми и три БТРа, Яншин вынужден был отойти на наш берег. Однако в 14.40, заменив личный состав и подбитые БТРы, пополнив боеприпасы, он вновь атаковал противника и выбил его с занятых позиций. Подтянув резервы, китайцы сконцентрировали на группе массированный минометный, артиллерийский и пулеметный огонь. В результате был подбит один БТР. 7 человек погибли сразу. Через несколько минут загорелся второй БТР. Старший лейтенант Л. Маньковский, прикрывая отход своих подчиненных огнем пулеметов, остался в машине и сгорел. В окружение попал и БТР, которым командовал лейтенант А. Клыга. Лишь спустя полчаса пограничники, "нащупав" слабый участок вражеских позиций, прорвали кольцо окружения и соединились со своими.

В то время, когда на острове шел бой, к КП подошли девять танков Т-62 [976]. По некоторым сведениям – по ошибке [977]. Пограничное командование решило воспользоваться представившимся случаем и повторить удачный рейд В. Бубенина, проведенный 2 марта. Группу из трех танков возглавил начальник Иманского погранотряда полковник Д.Леонов. Однако атака не удалась – на этот раз китайская сторона была готова к подобному развитию событий. Когда советские танки подошли к китайскому берегу, по ним был открыт плотный артиллерийский и минометный огонь. Головная машина практически сразу же была подбита и потеряла ход. Китайцы сосредоточили на ней весь огонь. Остальные танки взвода отошли к советскому берегу. Пытавшийся выбраться из подбитого танка экипаж был расстрелян из стрелкового оружия. Погиб и полковник Д. Леонов, получивший смертельное ранение в сердце.

Несмотря на большие потери среди пограничников, Москва по-прежнему остерегалась вводить в бой кадровые армейские части. Позиция Центра очевидна. Пока бои вели пограничники, все сводилось к пограничному конфликту, хотя и с применением оружия. Втягивание же регулярных частей вооруженных сил превращало столкновение в вооруженный конфликт или малую войну. Последняя же, учитывая настроения китайского руководства, могла вылиться в полномасштабную – причем между двумя ядерными державами.

Политическая обстановка, по всей видимости, была ясна всем. Однако в ситуации, когда рядом погибали пограничники, а армейские части находились в роли пассивных наблюдателей, нерешительность руководства страны вызывала несогласие и естественное возмущение.

"Армейцы сели на нашу линию связи, и я слышал, как командиры полков крыли свое начальство за нерешительность, – вспоминает начальник политотдела Иманского отряда подполковник А.Д. Константинов. – Они рвались в бой, но были связаны по рукам и ногам всевозможными директивами".

Когда с места боя пришел доклад о двух подбитых БТРах группы Яншина, заместитель начальника штаба Гродековского отряда майор П. Косинов по личной инициативе на одном БТРе двинулся на помощь. Подойдя к подбитым машинам, он прикрыл их экипажи бортом своего БТРа. Экипажи были выведены из-под огня. Однако при отходе его БТР был подбит. Покидая последним горящую машину, майор Косинов был ранен в обе ноги. Через некоторое время потерявшего сознания офицера вытащили из боя и, посчитав убитым, положили в сарай, где лежали погибшие. К счастью, убитых осматривал врач-пограничник. Он по зрачкам определил, что Косинов жив, и приказал эвакуировать раненого на вертолете в Хабаровск.

Москва по-прежнему молчала, и командующий Дальневосточным военным округом генерал-лейтенант О. Лосик принял единоличное решение помочь пограничникам [978]. Командиру 135-й МСД был дан приказ подавить живую силу противника артогнем, а затем атаковать силами 2-го батальона 199-го мотострелкового полка и мотоманевренных групп 57-го погранотряда.

Примерно в 17.10 артиллерийский полк и дивизион установок "Град" [979] 135-й МСД, а также минометные батареи (подполковник Д. Крупейников) открыли огонь [980]. Он велся в течение 10 минут. Удары были нанесены на глубину в 20 километров по китайской территории (по другим данным, площадь обстрела составляла 10 км по фронту и 7 км в глубину). В результате этого удара были уничтожены резервы, пункты боепитания, склады и т. д. противника. Нанесен сильный урон его войскам, выдвигавшимся к советской границе. Всего по Даманскому и китайскому берегу было выпущено 1700 снарядов из минометов и системы залпового огня "Град". Одновременно в атаку двинулись 5 танков, 12 БТРов, 4-я и 5-я мотострелковые роты 2-го батальона 199-го полка (командир – подполковник А. Смирнов) и одна мотомангруппа пограничников. Китайцы оказали упорное сопротивление, но вскоре были выбиты с острова.

В бою 15 марта 1969 года погибли 21 пограничники 7 мотострелков (военнослужащие Советской армии), 42 пограничника были ранены. Потери китайцев составили около 600 человек [981]. Всего в результате боев на Даманском советские войска потеряли 58 человек. Китайцы – около 1000. Кроме того, 50 китайских солдат и офицеров были расстреляны за трусость. Число раненых с советской стороны, по официальным данным, составило 94 человека, с китайской – несколько сот.

По окончании боевых действий 150 пограничников получили правительственные награды. В том числе пятеро были удостоены звания Героя Советского Союза (полковник Д.В. Леонов – посмертно, старший лейтенант И.И. Стрельников – посмертно, старший лейтенант В. Бубенин, младший сержант Ю.В. Бабанский, командир пулеметного отделения 199-го мотострелкового полка младший сержант В.В. Орехов), 3 человека были награждены орденами Ленина (полковник А.Д. Константинов, сержант В. Каныгин, подполковник Е. Яншин), 10 человек были награждены орденом Красного Знамени, 31 – орденом Красной Звезды, 10 – орденом Славы IIIстепени, 63 – медалью "За Отвагу", 31 – медалью "За боевые заслуги".

В Китае события на Даманском были провозглашены победой китайского оружия. Десять китайских военнослужащих стали Героями Китая.

В официальной трактовке Пекина события на Даманском выглядели следующим образом:

"2 марта 1969 г. группировка советских пограничных войск численностью 70 человек с двумя БТР, одной грузовой и одной легковой автомашинами вторглась на наш остров Чжэньбаодао уезда Хулинь провинции Хэйлунцзян, уничтожила наш патруль и затем огнем уничтожила много наших пограничников. Это вынудило наших воинов принять меры самообороны.

15 марта Советский Союз, не обращая внимания на многократные предупреждения китайского правительства, развернул наступление на нас силами 20 танков, 30 бронетранспортеров и 200 человек пехоты при поддержке с воздуха своей авиацией.

Рисунок 91

Ю.В. Бабанский (справа) во время награждения в Кремле. Апрель 1969 г.


Мужественно оборонявшие остров в течение 9 часов бойцы и народные ополченцы выдержали три атаки противника. 17 марта противник силами нескольких танков, тягачей и пехоты попытался вытащить подбитый ранее нашими войсками танк. Ураганный ответный артиллерийский огонь нашей артиллерии уничтожил часть сил противника, оставшиеся в живых отступили" [982].

После окончания вооруженного столкновения в районе Даманского на боевых позициях оставались мотострелковый батальон, отдельный танковый батальон и реактивный дивизион БМ-21 "Град" 135-й мотострелковой дивизии. К апрелю в районе обороны остался один мотострелковый батальон, который вскоре также убыл к месту постоянной дислокации. Все подходы к Даманскому с китайской стороны были заминированы.

В это время советским правительством предпринимались шаги по урегулированию ситуации политическими средствами.

15 марта руководство СССР направило китайской стороне заявление, в котором было сделано резкое предупреждение о недопустимости вооруженных пограничных конфликтов. В нем, в частности, отмечалось, что "если будут предприниматься дальнейшие попытки нарушить неприкосновенность советской территории, то Союз Советских Социалистических Республик, все его народы будут решительно оборонять ее и дадут сокрушительный отпор подобным нарушениям" [983].

Рисунок 92

Похороны старшего лейтенанта И.И. Стрельникова. Март 1969 г.


29 марта советское правительство вновь сделало заявление, в котором высказывалось за возобновление прерванных в 1964 году переговоров по пограничным вопросам и предлагало китайскому правительству воздержаться от действий на границе, которые могли бы вызвать осложнения [984]. Китайская сторона оставила эти заявления без ответа. Более того, Мао Цзэдун 15 марта на совещании группы по делам культурной революции, затронув вопрос о текущих событиях, призвал к срочной подготовке к войне. Линь Бяо в отчетном докладе IX съезду КПК (апрель 1969 г.) обвинил советскую сторону в организации "непрерывных вооруженных вторжений на территорию КНР". Там же был подтвержден курс на "непрерывную революцию" и подготовку к войне.

Тем не менее 11 апреля 1969 года Министерство иностранных дел СССР направило МИДу КНДР ноту, в которой предложило возобновить консультации между полномочными представителями СССР и КНР, выразив готовность начать их в любое время, удобное для КНР [985].

14 апреля в ответе на ноту советского МИДа китайская сторона заявила, что предложения, касающиеся урегулирования положения на границе, "изучаются и на них будет дан ответ".

Во время "изучения предложений" вооруженные пограничные столкновения и провокации продолжались.

23 апреля 1969 года группа китайцев численностью 25-30 человек нарушила границу СССР и вышла на советский остров № 262 на реке Амур, расположенный вблизи населенного пункта Калиновка. Одновременно на китайском берегу Амура сосредоточилась группа китайских военнослужащих.

2 мая 1969 года в районе небольшого поселка Дулаты в Казахстане произошел очередной пограничный инцидент. На этот раз советские пограничники были готовы к китайскому вторжению. Еще ранее для отражения возможных провокаций Маканчинский погранотряд был значительно усилен. К 1 мая 1969 года он имел 14 застав по 50 человек в каждой (а погранзастава "Дулаты" – 70 человек) и маневренную группу (182 человека) на 17 БТРах. Кроме того, на участке отряда (пос. Маканчи) были сосредоточены отдельный танковый батальон округа, а по плану взаимодействия с армейскими соединениями – мотострелковая и танковая роты, минометный взвод отряда поддержки от 215-го мотострелкового полка (пос. Вахты) и батальон от 369-го мотострелкового полка (ст. Дружба). Охрана границы осуществлялась наблюдением с вышек, дозорами на автомобилях и проверкой контрольно-следовой полосы. Главная заслуга такой оперативной готовности советских частей принадлежала начальнику войск Восточного погранокруга генерал-лейтенанту М.К. Меркулову [986]. Он не только принял меры к усилению Дулатинского направления своими резервами, но и добился таких же мер со стороны командования Туркестанского военного округа.

Последующие события развивались следующим образом. Утром 2 мая пограничный наряд заметил отару овец, перешедшую границу. Прибыв на место происшествия, советские пограничники обнаружили группу китайских военнослужащих численностью около 60 человек. Для предотвращения очевидного конфликта советский погранотряд был усилен тремя резервными группами с близлежащих застав, ротой 369-го мотострелкового полка с взводом танков и двумя маневренными группами. Действия советских пограничников были готовы поддержать истребители-бомбардировщики авиаполка, базировавшегося в Учарале, а также сосредоточенные в ближайших районах мотострелковый и артиллерийский полки, два реактивных и два минометных дивизиона.

Для координации действий была сформирована оперативная группа округа во главе с начальником штаба генерал-майором Колодяжным, разместившаяся на заставе "Дулаты". Здесь же расположился передовой командный пункт во главе с генерал-майором Г.Н. Кутких.

В 16.30 советские пограничники стали "выдавливать" противника, получившего также значительное подкрепление, с территории СССР. Китайцы были вынуждены отступить без боя. Окончательно ситуация разрешилась дипломатическим путем к 18 мая 1969 года.

10 июня в районе речки Тасты в Семипалатинской области группа китайских военнослужащих вторглась на территорию СССР на 400 метров и открыла автоматный огонь по советским пограничникам. По нарушителям был открыт ответный огонь, после чего китайцы вернулись на свою территорию.

8 июля того же года группа вооруженных китайцев, нарушив границу, укрылась на советской части острова Гольдинский на реке Амур и обстреляла из автоматов советских речников-путейцев, прибывших на остров для ремонта навигационных знаков. Нападавшие применили также гранатометы и ручные гранаты. В результате один речник был убит, а трое ранены [987].

Продолжались вооруженные столкновения и в районе острова Даманский. По сведениям В. Бубенина, в последующие летние месяцы после инцидента советские пограничники еще более 300 раз вынуждены были применять оружие для противодействия китайским провокациям. Так, например, известно, что в середине июня 1969 года в районе Даманского побывала "экспериментальная" система залпового огня типа "Град", прибывшая с Байконура (боевой расчет в/ч 44245, командир – майор А.А. Шумилин). В состав боевого расчета входили, кроме военнослужащих, специалисты, занимавшиеся обеспечением космических программ. Среди них были: Ю.К. Разумовский – технический руководитель комплекса лунников, Папазян – технический руководитель ракетно-технического комплекса, А. Ташу – командир комплекса наведения "Вега", Л. Кучма, будущий президент Украины, в то время сотрудник испытательного отдела, Козлов – специалист по телеметрии, И.А. Солдатова – инженер-испытатель и другие. "Эксперимент" контролировался высокопоставленной государственной комиссией, в составе которой, в частности, был командующий ракетными войсками Каманин [988].

Возможно, удар расчета майора А.А. Шумилина был демонстративный, с целью стимулировать китайскую сторону начать мирные переговоры по разрешению возникших противоречий. Во всяком случае, 11 сентября 1969 года во время конфиденциальных переговоров главы советского правительства А. Косыгина с премьером Госсовета КНР Чжоу Эньлаем в Пекине было достигнуто соглашение о начале официальных переговоров по пограничным вопросам, которые состоялись 20 октября 1969 года.

Однако еще за месяц до встречи представителей советского и китайского правительств произошла очередная крупномасштабная вооруженная провокация на советско-китайской границе, унесшая десятки жизней.


Примечания:



[9]

Военно-исторический журнал. 1974, № 11. – С. 75.



[96]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века. / Под ред. В.А. Золотарева). М., 2000. С. 170.



[97]

Даян М., Тевет Ш. Арабо-израильские войны. 1956, 1967. М., 2003. С. 10-11.



[98]

В этот период командующим Иерусалимским фронтом был бывший генерал американской армии Мики Маркус.



[965]

Истоки конфликта по ряду пограничных участков, в том числе и по острову Даманскому, связаны с несовершенством условий Пекинского (1860 г.) договора. По нему граница между Россией и Китаем, проходящая по р. Амур и р. Уссури, определялась по берегам рек. Ни водное пространство, ни острова не были официально разграничены; фактически охраняемая линия границы сложилась исторически и на ряде участков оспаривалась Китаем. Остров Даманский (Чженьбаодао) Китай считал своим, поскольку он находился по его сторону от фарватера реки.



[966]

Даньхузй Ли. От вражды к противостоянию // Родина. 2004. № 10. С. 55.



[967]

Бубенин В. Кровавый снег Даманского. Москва – Жуковский, 2004. С. 152-153.



[968]

Мусалов А. Даманский и Жаланашколь 1969. М., 2005. С. 15-16.



[969]

Бубенин В. Кровавый снег Даманского. Москва – Жуковский, 2004. С. 156:



[970]

Бубенин В. Кровавый снег Даманского. Москва- Жуковский, 2004. С. 160.



[971]

Известия. 1969. 3 марта.



[972]

Вертолеты Ми-4 не были оснащены бортовым вооружением и применялись, главным образом, для воздушной разведки, доставки донесений и боеприпасов, а также при эвакуации раненых непосредственно с поля боя. В этих операциях особо отличились экипажи капитана Анатолия Авилова, капитана Игоря Антипова и капитана Валерия Полетавкина. Экипажи выполняли полеты не только днем, но и ночью, чему способствовало установленное на вертолетах оборудование для слепого полета.



[973]

Войны и вооруженные конфликты второй половины XX века / Под общ. ред. Б.В. Громова. М., 2003. С 66.



[974]

Мусалов А. Даманский и Жаланашколь 1969. М., 2005. С. 21.



[975]

Цит. по: Мусалов А. Даманский и Жаланашколь 1969. М., 2005. С. 23.



[976]

Работа над проектом среднего танка Т-62 началась в 1957 году. Опытный образец новой машины, имевшей заводское обозначение "объект 166", был изготовлен в 1959 году, в 1960-1961 годах проводились его испытания, закончившиеся принятием в 1961 году танка на вооружение Советской армии. Серийное производство Т-62 велось с 1961 по 1973 год. За это время было изготовлено около 2000 танков.



[977]

Мусалов А. Даманский и Жаланашколь 1969. М., 2005. С. 25.



[978]

По другим данным, приказ открыть огонь армейским частям отдал командующий Забайкальским военным округом генерал И.Г.Павловский.



[979]

30 мая 1960 года вышло постановление Совета Министров № 578-236 о начале работ по "полевой дивизионной реактивной системе "Град". Головным исполнителем системы был назначен НИИ-147 (с марта 1966 г. – Тульский государственный научно-исследовательский институт точного машиностроения, с мая 1977 г. – научно-производственное объединение "Сплав", с 1992 г. – Государственное научно-производственное объединение "Сплав"). Самоходная установка БМ-21 системы "Град" состоит из артиллерийской части и шасси автомобиля Урал-375Д. Артиллерийская часть состоит из 40 направляющих трубчатого типа, образующих так называемый пакет: четыре ряда по 10 труб в каждом. Калибр трубы 122,4 м, длина 3 м. Время полного залпа составляет 20 секунд. Вес системы в боевом положении – 13 700 кг. Первоначально единственным снарядом у "Града" был осколочно-фугасный снаряд 9М (М-21-ОФ). Длина снаряда 2870 мм, полный вес – 66 кг. Максимальная дальность стрельбы 9М22 – 20,4 км, минимальная – около 5 км. В 1963 г. на базе снаряда 9М22 был создан специальный осколочно-химический снаряд 9М23 "Лейка". Этот снаряд имеет одинаковые весогабаритные характеристики со снарядом 9М22 и ту же баллистику. Система "Град" была принята на вооружение постановлением Совета Министров от 28 марта 1963 г. Сдача серийных образцов началась в 1964 г. В 1970 г. было изготовлено 646 боевых машин, в 1971 г. – 497 боевых машин, из которых 124 пошло на экспорт.



[980]

Отдельный ракетный дивизион "Град" (командир – М.Ващенко) 135-й мотострелковой дивизии базировался в городе Лесозаводске. 14 марта дивизион вернулся с учений и сразу же был направлен на о. Даманский. Согласно боевому приказу дивизиону надлежало провести всю подготовку к ведению огня, но не стрелять. 15 марта в 5.50 дивизион прибыл в район огневых позиций, произвел необходимые работы по подготовке к стрельбе и вскоре был готов к ведению огня. Однако только к 16 часам было принято решение о совместной атаке пограничников и 2-го батальона 199-го Верхне-Удинского полка под командой А.Смирнова. Эти 10 часов ожидания, по словам М.Ващенко, помнятся до сих пор и вызывают чувство вины, "ведь сколько жертв можно было избежать, начав стрельбу раньше".



[981]

Сенкин Г.П. Советские пограничные войска. М., 1976. С. 456.



[982]

Синьвэнь гунцзо шоуцэ (Справочник журналиста). Пекин, 1985. С. 251; Цит. по: Лавренов С, Попов И. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. М, 2003. С. 357.



[983]

Правда. 1969. 16 марта.



[984]

Правда. 1969. 30 марта.



[985]

Правда. 1969. 12 апреля.



[986]

Меркулов Матвей Кузьмин. Родился 15 августа 1918 г. в с. Новая Шульба (Семипалатинская обл.) в Казахстане. Русский. В Советской армии с 1938 г. В 1941 г. окончил Харьковское кавалерийско-пограничное училище НКВД. Участвовал в Великой Отечественной войне. Командовал батальоном 676-го стрелкового полка 15-й стрелковой дивизии 65-й армии 2-го Белорусского фронта. Майор. 14 января 1945 г. во главе штурмового батальона в районе г. Пултуск (Польша) ворвался в траншеи противника и закрепился на рубеже. В ночь на 27 января 1945 г. совершил марш со своим батальоном, с ходу форсировал Вислу и овладел плацдармом в районе населенного пункта Гросс-Вестпален. За эти бои 29.06.1945 г. удостоен звания Героя Советского Союза. После войны продолжал службу в погранвойсках. В 1951 г. окончил Военный институт МВД СССР. Генерал-лейтенант. В 1986 г. вышел в отставку. Награжден: орденами Ленина, Октябрьской Революции, 3 орденами Красного Знамени, орденами Суворова 3-й степени, Кутузова 3-й степени, Богдана Хмельницкого 3-й степени, Александра Невского, Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, 2 орденами Красной Звезды, орденом "За службу Родине в ВС СССР" 3-й степени, медалями.



[987]

СССР – КНР (1949-1983). Документы и материалы. М., 1985. Ч.II. (1964-1983). С. 179-180.



[988]

Интервью с И.А. Солдатовой 16.08.2005 г.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх