АЛЖИР

Краткая историческая справка

Алжир – государство в Северной Африке. Расположено в западной части Средиземноморского бассейна, в непосредственной близости от важных морских коммуникаций. Граничит: на западе с Марокко и Западной Сахарой, на юго-западе с Мавританией и Мали, на юго-востоке с Нигером, на востоке с Ливией и Тунисом. В 1830-х годах завоеван Францией и официально аннексирован в 1940-х годах. Население, на 1973 г., – 15,8 млн. человек, из них 98,4% алжирцы (арабы и берберы); около 50 тысяч иностранцев, главным образом французов (в 1954 г. в стране проживало около миллиона французов). В годы Второй мировой войны и после ее завершения крупные капиталовложения в страну направлялись США. Они расходовались на военно-стратегическое строительство (аэродромы, сухопутные коммуникации и т.д.) и увеличение добычи стратегического сырья.

Борьба алжирского народа против французских колонизаторов началась сразу же после окончания Второй мировой войны в Европе. Вначале это были одиночные антифранцузские демонстрации в городах, а с 1947 года развернулась партизанская война. Руководящую роль в борьбе за независимость взяла на себя группа молодых алжирцев, создавших в марте 1954 года Революционный комитет единства и действий (РКЕД). В него вошли 9 активных членов подпольной полувоенной "Организации безопасности". Революционный комитет создал сеть боевых групп, имевших свои базы в шести зонах (вилайя), на которые была разделена территория страны.

С началом восстания РКЕД был преобразован во Фронт национального освобождения Алжира (ФНО), а партизанские отряды, объединенные Революционным комитетом, – в Армию национального освобождения Алжира (АНО).

Создание Фронта и Армии было официально провозглашено в октябре 1956 года [1]. В июне 1956 года к ФНО примкнула Алжирская коммунистическая партия, сохранившая при этом свою организационно-политическую самостоятельность [2]. Основу партизанских отрядов составляли бывшие воины-алжирцы французской армии, получившие боевой опыт в ходе Второй мировой войны.

Первоначально восстание распространилось в зоне Аураса – Неменцы (зона Бена Буланда), затем в зоне Великой Кабилии (зона Керим Белькасема) и вскоре охватило весь Алжир. Наибольшего успеха добились повстанцы 1 -го военного округа, действовавшего в районе горного массива Орес. Они быстро очистили его от колонизаторов и в течение нескольких месяцев удерживали в своих руках. Успеху повстанцев способствовали отличное знание местности и действия мелкими группами. Используя специфику французской тактики "паутины" (повсеместное окружение восставших незначительными силами), они успешно атаковывали гарнизоны и конвои врага.

На подавление восстания были брошены части Французского иностранного легиона, находившиеся во всех стратегически важных районах и насчитывавшие к этому времени около 86 000 человек. К июню 1955 г. численность соединений французской армии увеличилась до 400 тысяч человек [3], а затем – до 800 тысяч солдат [4]. К 1958 году в Алжире было сосредоточено 2/3 французской авиации и 1/2 военного флота [5]. Значительную помощь Франции оказали западные страны, которые участвовали в разработках недр Алжирской Сахары. Они предоставили Франции займы и кредиты, вооружение и военные материалы.

Осенью 1954 года Армия национального освобождения насчитывала в своих рядах, по разным оценкам, от 600 до 3000 добровольцев, вооруженных охотничьими винтовками и оружием, брошенным во время боев в 1942 -1943 годах. К маю 1958 года Армия уже состояла из постоянных подразделений численностью 40 тыс. человек и вспомогательных отрядов партизан, используемых по мере надобности для отдельных операций. Численность всей армии определялась в 120 тыс. человек [6].

Несмотря на значительные силы, брошенные на подавление борьбы, французским войскам не удалось достичь желаемого успеха. Это было связано в значительной степени с нетрадиционными (партизанскими) методами борьбы повстанцев. Части АНО избегали больших сражений и обычно действовали отрядами в 6-7 человек, иногда группами в 100- 150 бойцов. Кроме того, АНО не создавала стабильных освобожденных районов, чтобы не подвергать их массированным ударам превосходящих сил противника [7]. Французская армия не была готова к ведению антипартизанских действий, а войска, имевшие опыт борьбы с повстанцами, находились во Вьетнаме и стали прибывать в Алжир лишь спустя примерно четыре месяца после начала боевых действий. Сказывалось и отсутствие военной техники, которая была бы приспособлена к условиям театра военных действий.

Несмотря на большие потери, которые понесли отряды АНО в первые месяцы войны, численность их продолжала расти за счет местного сельского населения. Уже в это время действия подразделений АНО стали поддерживаться вспомогательными отрядами, бойцы которых ("мусебили" – попутчики) в отличие от солдат АНО ("муджахидов") постоянно проживали в селах и деревнях и брались за оружие только во время боев в их районе, а затем опять приступали к мирному труду [8].

К осени 1955 года восстание охватило большую часть Северного Алжира. Активность АНО, насчитывавшей к этому времени около 15 тысяч человек, а с учетом "мусебили" – 115 тысяч [9], значительно возросла, и борьба начала распространяться на города. Главным средством "уличной войны" стала диверсионная и террористическая деятельность, включившая в свою орбиту не только Алжир, но и многие европейские страны.

По этому поводу французский полковник и писатель Ж. Руа [10] писал: "В городах страдают не от войны, а от террора и от репрессий, которые они вызывают. ФНО убивает без разбора всех мусульман, предавших народное дело и вступивших в сговор с Францией, бросает гранаты в кафе, подкладывает бомбы в общественных местах и обстреливает из пулемета машины на дорогах. Чтобы вскрыть нити террористических заговоров, ДОП хватает людей и подвергает их пыткам. ФНО поступает так же со своими соотечественниками, если они не платят ему налогов или отказываются выполнять его указания". Далее он констатирует, что террор – это не война, а хуже войны, и продолжает: "Это гнусность, признанная нормальным способом борьбы. Это ненависть, ставшая на место законов, требующих, по крайней мере, уважения к человеческой жизни. Всякий понимает, что ни действия подпольщиков, ни слепые репрессии карателей не могут быть названы войной. Их называют именем, за которым скрывают общий стыд, страдание и ужас: "события" в Алжире". [11]

Так, по сообщению западных источников, 23 марта и 13 апреля 1955 года были убиты два мусульманских сторожа, 16 апреля зарезан отец 7 детей, 24 мая убит французский гражданин, 10 июня – два старика, 17 июня – французский полковник и его сын, 2 июля – две пожилые женщины, в августе, в Константине – 71 европеец и 21 мусульманин. 20 августа группа "алжирских патриотов", ворвавшись к французской семье, "убивает топором парализованного старика, разрывает на клочки 11-летнюю девочку и пятидневного ребенка…" [12]. В манифесте повстанцев, опубликованном 25 сентября 1955 г., подчеркивалось: "Мы отрежем нос у всех замеченных с французской папиросой во рту" [13]. 30 апреля 1956 г. была взорвана бомба в молочном баре, расположенном в европейском квартале столицы Алжира. Через несколько месяцев последовали новые террористические акции. 26 января 1957 г. сработали взрывные устройства в кафетерии и ресторане "Копарди". Три человека были убиты и несколько десятков ранены. В ночь с 25 на 26 августа 1958 г. алжирские террористы напали на полицейский гараж в Париже и застрелили трех служащих полиции [14].

Ответом на террор алжирских боевиков стало создание организаций "французских расистов и ультраколониалистов", ставивших перед собой цель ликвидации активных борцов за независимость Алжира и лиц, оказывавших им помощь. Одной из таких организаций была "Красная рука", распространявшая свою деятельность на Западную Европу.

20 мая 1957 г. в гавани Танжера боевиками "Красной руки" была взорвана шхуна, совершавшая рейсы по Средиземному морю. На ее борту перевозились различные грузы повстанцам и дезертиры из Французского иностранного легиона. Капитан шхуны Моррис, случайно не пострадавший от теракта, был подорван в собственной машине 3 мая 1959 года во Франкфурте-на-Майне.

5 ноября 1958 г. в Бонне, недалеко от тунисского посольства, был расстрелян в своей машине адвокат Амедиан Аит Ахсене – представитель Алжира в Бонне [15].

Напуганное размахом восстания, французское правительство распространило осадное положение на всю территорию Алжира и непрерывно наращивало свои военные силы. Для борьбы с отрядами АНО в прибрежных районах были задействованы военно-морские силы. Чтобы не допустить доставку АНО оружия из-за границы морем, французские ВМС при содействии 6-го флота США начали блокаду портов Алжира. В более широких масштабах стали применяться авиация (три тактические авиационные группы – по числу корпусных зон) и воздушные десанты численностью от 50 до 300 человек. Но несмотря на превосходство в живой силе и боевой технике французской армии, восстание продолжало усугубляться.

Чтобы придать выступлению еще более массовый характер, в августе 1956 года в долине Суммам (в Кабилии) был созван 1-й съезд ФНО. На нем была принята политическая программа Фронта, направленная на продолжение восстания, и избран высший руководящий политический и военный орган ФНО – Национальный совет алжирской революции (НСАР). В состав совета вошли политические и военные деятели, в частности командующие округами. Для оперативного руководства политическими и военными действиями съезд избрал Координационный и исполнительный комитет (КИК) в составе 10 человек.

На съезде была определена стратегическая цель: развитие вооруженной борьбы до всеобщего восстания. В то же время задача полного разгрома французской армии не ставилась. АНOA должна была непрерывно вести боевые действия, всеми возможностями ослабляя врага, чтобы лишить его перспектив военной победы. Объектами действия АНОА являлись также предприятия и стройки, пути сообщения, линии связи и т. д. По мнению руководства ФНО, такие действия должны были дестабилизировать обстановку в стране и тем самым вынудить французское правительство пойти на переговоры и в конечном счете признать независимость страны. Было принято решение выделить город Алжир и его пригороды в Автономную зону Алжира (АЗА), а на территории, примыкающей к северо-восточному участку границы с Тунисом, образовать Восточную оперативную базу (ВОБ). Командующие АЗА и ВОБ получили права командующих округами [16].

В мае 1957 года для координации действий АНОА был создан Военный центр (в городе Алжир). Ему непосредственно подчинялись АЗА и два оперативных комитета: Западный, в который входили командующие 4, 5 и 6-м округами, и Восточный, включавший командующих 1, 2 и 3-м округами и ВОБ.

Военные округа имели четкую организационную структуру. Каждый округ делился на четыре-пять зон, зона – на четыре-пять районов, а район – на четыре-пять секторов. Сектор охватывал несколько деревень. Во главе каждой военно-территориальной единицы стояли командир и три его заместителя: по военным вопросам, по разведке и связи, по политическим вопросам (политкомиссар). Командир, его заместитель по военным вопросам и политкомиссар составляли триумвират, принимавший коллегиальные решения [17].

Округа, зоны, районы и секторы имели политико-административные органы (ПАО) ФНО, которые действовали либо легально (в районах, освобожденных АНОА), либо в подполье. ПАО в каждом освобожденном административном районе располагали отрядами самообороны, которые служили резервом и выполняли задачи по разведке, охранению и т. д.

Одновременно стали реорганизовываться и вооруженные силы ФНО. Были сформированы полки, батальоны, роты, взводы и отделения. Основным административным и тактическим подразделением АНОА стала рота (110 человек). Как правило, она дислоцировалась в определенном секторе, но при проведении широких наступательных операций перебрасывалась в другой район или зону. Вспомогательные подразделения АНОА выполняли задачи по связи, снабжению, боевому охранению и т. п. Они не имели единой организации и придавались тому или иному боевому подразделению АНОА на время проведения операции. В отличие от военнослужащих АНОА, для которых были введены военная форма, воинские звания и знаки различия, бойцы вспомогательных подразделений (мусебили) не носили формы и были вооружены самым разнообразным оружием, вплоть до охотничьих ружей. АНОА имела и специальные подразделения, воины которых ("фидаи" – жертвующие собой) действовали нелегально в районах и городах, контролируемых французскими войсками. Они вели агентурную разведку, осуществляли диверсии и террористические акты.

К концу 1956 года на территории Алжира, а также за его пределами – в Марокко и Тунисе, добившихся к этому времени политической независимости, были созданы учебные лагеря и центры. Здесь же располагались базы снабжения оружием.

Рассчитывая, что боевые операции АНОА послужат сигналом к массовым выступлениям всех алжирцев, военное руководство ФНО отказалось от тактики партизанской войны и перешло к войне обычной. Однако крупные группы (батальон-полк) были менее подвижными, чем мелкие группы (взвод-рота), легко обнаруживались наземной и авиационной разведкой французов и часто подвергались уничтожению.

К лету 1956 года численность французских регулярных войск возросла до 400 тысяч человек. Кроме того, около 100 тысяч находилось в жандармских подразделениях, многие из которых были моторизованными, и 100 тысяч – в военизированных формированиях французов-поселенцев. Из-за малоэффективности артиллерии в горно-лесистой местности французские части были дополнительно укомплектованы значительным количеством минометов. Было произведено бронирование около 6,8 тысячи автомобилей [18]. В ВВС поступили легкие бомбардировщики, штурмовики, вертолеты и новые транспортные самолеты, которые были сведены в командование легкой авиации.

Территория Северного Алжира была разделена на три армейских корпусных района: Оран, Алжир и Константина. Кроме того, имелся южный район, охватывающий Сахару, и два отдельных района (Бискра и Тебесса), прилегающих к Марокко и Тунису. Причем на границах с этими странами, чтобы лишить АНОА возможности получать помощь, началось строительство оборонительной линии.

Две трети французских войск, находившихся в Алжире, были распределены по этим районам, и одна треть (главным образом бронетанковые, моторизованные и воздушно-десантные соединения и части) находилась в резерве главнокомандующего и предназначалась для развития наступательных операций против АНОА.

Корпусные и отдельные районы делились на дивизионные районы, полковые секторы, батальонные подсекторы, а последние – на ротные районы. Две трети сил корпусных и отдельных районов (главным образом пехотные соединения и части) находились в дивизионных районах и предназначались для обороны городов и других важных объектов, а одна треть составляла резерв командующих, которому отводилась задача борьбы с крупными отрядами АНОА, проникавшими в район [19].

Такое военно-территориальное деление Алжира позволило французским войскам взять под контроль важнейшие стратегические объекты страны, города, населенные пункты, а также вести широкие наступательные операции.

Осенью 1956 года войска АНОА перешли к активным наступательным действиям. К этому времени они насчитывали 30 тысяч человек, не считая "мусебили". За пределами Алжира располагались резервы – около 30 тысяч человек в Тунисе и примерно 20 тысяч человек в Марокко [20].

В январе – феврале 1957 года войсками АЗА численностью около 4500 человек была проведена "битва за город Алжир". По мнению руководителей ФНО, эта операция должна была привлечь внимание мировой общественности к борьбе алжирского народа, а также вызвать массовый приток в АНОА местного населения.

Для борьбы с АЗА в городе Алжир французское командование привлекло войска численностью до 80 тысяч человек, ядро которых составляла 10-я воздушно-десантная дивизия. Командованию этих сил были предоставлены чрезвычайные полномочия для борьбы с повстанцами в городе и прилегающих районах. Была разработана специальная тактика действий. Город был обнесен проволочными заграждениями, разбит на секторы, участки, кварталы, а последние – на группы домов. Был введен комендантский час. В секторах находились военные посты и мобильный резерв сил до роты. Чтобы лишить повстанцев продовольствия, был заклеймен весь скот, введена карточная система на покупку продуктов питания.

Активные действия французских властей, проведение периодических "зачисток" города, эффективная работа внешней (агентурной) и внутренней (сыскной) разведок позволили предотвратить вооруженное выступление жителей города Алжира и фактически обезглавить этот округ. Так, например, с 20 января по 8 февраля 1957 года было арестовано и убито более 250 командиров и фидаев и около 500 активистов ПАО [21]. В результате этих мер вся система АЗА, АНОА и ПАО в столице была дезорганизована. Связь военных округов с городом Алжир, откуда до этого поступало оружие, снаряжение, медикаменты, была потеряна, а военный центр, находившийся в столице, не мог координировать действия.

Одновременно с разгромом структур повстанцев в столице французскими войсками был проведен ряд успешных операций в округах. При этом вместо "выборочных действий" против отдельных отрядов и округов АНОА была применена "тактика квадратов", или "тактика домино". Она сводилась к полному очищению от отрядов АНОА выбранного района силами крупных войсковых соединений. Затем войска перебрасывались в соседний район и после его "умиротворения" приступали к аналогичным действиям в следующем районе и т. д.

В январе 1958 года начался заключительный этап войны. К этому, времени командование АНО отказалось от действий крупными силами и возвратилось к партизанской тактике борьбы. Было решено сократить число проводимых операций, сделав упор на подготовку личного состава, а активными наступательными действиями лишь поддерживать состояние военного "равновесия". Такая стратегия "изматывания", по мнению руководства ФНО, должна была заставить Францию предоставить Алжиру политическую независимость.

1 июня 1958 года, после смены нескольких правительств к власти пришел генерал Шарль де Голль. Чтобы урегулировать алжирскую проблему, де Голль представил проект новой конституции, по которой Алжир объявлялся равноправным членом франко-африканского сообщества. Однако лидеры ФНО призвали население бойкотировать референдум по новой конституции, мотивируя это тем, что в сложившихся условиях не может быть и речи о свободном волеизъявлении алжирцев.

В июне 1958 года командование АНО отдало приказ о переходе в наступление на всей территории Алжира, с тем чтобы помешать подготовке и проведению референдума.

18(19) сентября 1958 года в Каире было объявлено о создании Алжирской республики и образовании Временного правительства Алжирской республики (ВПАР).

Премьер-министром Временного правительства стал Фархат Аббас [22], заместителем премьера – Керим Белькасем. Последний являлся также председателем созданного в январе 1960 года военного комитета, который руководил ведением боевых действий в Алжире. Алжирская Республика была признана рядом стран, в том числе КНР и всеми арабскими государствами. В октябре 1960 года Временное правительство было признано Советским Союзом [23].

Несмотря на неутихающие боевые действия, французским властям все же удалось провести референдум и получить одобрение новой конституции 96,5% голосов, принявших в нем участие.

После референдума де Голль заявил о своем намерении провести в Алжире широкие социальные и экономические преобразования и полуофициально предложил лидерам ФНО прекратить вооруженную борьбу, пообещав добровольно сложившим оружие прощение. Но, поскольку французское правительство не согласилось признать независимость Алжира, борьба продолжалась.

К концу 1958 года французское командование разработало так называемый "план Шаля" (по фамилии главнокомандующего французскими войсками), которым предусматривался разгром основных сил АНО, захват их баз и районов дислокации, уничтожение сети ПАО и полувоенных формирований путем общего наступления на марокканской границе до Туниса [24]. В феврале 1959 года французские войска перешли в наступление, ведя его с запада на восток, от марокканской до тунисской границы, и нанося последовательные удары по округам АНО. К этому времени в стране были сосредоточены значительные военные силы, достигавшие вместе с вспомогательными частями, набранными в Алжире, 800 тысяч человек. В боях были задействованы 250 вертолетов, 1400 самолетов, тысячи орудий, минометов [25].

К концу 1959 года французским войскам удалось нанести повстанцам значительный урон и вынудить их отойти из ряда районов. Потери повстанцев с октября 1958 года по ноябрь 1959 года только убитыми составили 68 тысяч человек. В боях погибло до 50% командного состава, были выведены из строя или убиты все командующие округами. Всего же, по некоторым оценкам, АНО за пять лет боев потеряла 145 тысяч человек и к 1959 году насчитывала не более 46 тысяч бойцов с 44 тысячами единиц оружия, включая 850 единиц тяжелого вооружения (орудий, минометов) [26]. К сентябрю 1960 года, по заявлению французского командования, численность активно действующих повстанцев сократилась до 22 тысяч человек, включая 8 тысяч бойцов в регулярных частях Армии национального освобождения [27]. Французский полковник Ж. Руа, побывавший в это время в Алжире, так описывает состояние боевых частей повстанцев:

"С чисто военной точки зрения можно было действительно утверждать, что ФНО разбит. Его последние отряды по сто человек забились в непроходимые скалистые массивы, где были окружены со всех сторон. В других местах положение было примерно такое же, как в Тудже: местные феллахи скрываются в маки, а разбитые отряды, распавшиеся на маленькие группы по десятку человек, каждую ночь меняют свои убежища. Единственная цель их выступлений – поддерживать тревожное положение в стране. Отряды, которые называют армией ФНО, сгруппировались в зонах, примыкающих к алжирской границе, в Тунисе и Марокко. Как могут эти отряды сражаться или заниматься боевой подготовкой? Ночью они пробираются к полосе заграждений и нападают на сторожевые посты и прочесывающие дороги бронемашины. Попытки пересечь заграждения почти всегда обречены на провал; только одиночки могут надеяться, что, растворившись во мраке, им удастся подорвать сеть высокого напряжения, а затем успеть пробраться сквозь минные поля, избежав сосредоточенного огня и ловушек. Организованные отряды гибнут, им не удается пройти незамеченными, и их уничтожают один за другим.

Южнее пройти столь же трудно – там полоса заграждений тянется на сотни километров. Авиация непрерывно наблюдает за территорией в глубине пустынь, где скопления войск, орудий и военного снаряжения неизбежно подвергнутся полному уничтожению. Флот днем и ночью сторожит подступы с моря. Военные действия ФНО все больше сужаются, и французская армия утверждает, что вскоре она их окончательно подавит" [28].

В сложившейся ситуации основная часть АНО стала все больше перемещаться за границы Алжира, отступая на территорию Туниса и Марокко. Так возникли "внешняя" и "внутренняя" АНО. Первая из них усиливалась, получая деньги и вооружение из арабских и других стран (в частности из СССР и Китая), превращаясь не столько в военный, сколько в политический фактор. Вторая же слабела и постепенно выбивалась в неравной борьбе [29].

Одновременно для гражданского населения, с целью изолировать его от повстанцев и тем самым лишить их помощи, французскими властями были созданы "центры перегруппирования". Они представляли собой обширные территории, огражденные колючей проволокой и находящиеся под охраной войск. К сентябрю 1958 года французские власти переместили в "лагеря перегруппировки" 535 тысяч алжирцев [30], а к 1961 году около 2 млн. человек.

16 сентября 1959 года французский президент Шарль де Голль признал право Алжира на самоопределение. Однако в марте 1960 г. он заявил: "Независимость… безрассудство, чудовищность… Французы не должны уходить.

Рисунок 1

Провозглашение алжирской независимости


У них есть право находиться в Алжире. И они там останутся" [31]. Война продолжалась, хотя боевые действия велись в более ограниченных масштабах, чем в предыдущий период.

1 апреля 1960 г. в беседе с Председателем Совета Министров СССР Н.С. Хрущевым он высказывал три возможных варианта решения алжирского вопроса: выход Алжира из Франции; полная ассимиляция Алжира с Францией, при которой алжирцы получили бы такие же права, как и французы, и ассоциация Алжира с Францией при наличии в Алжире собственного правительства [32]. В то же время он подчеркнул, что в Алжире не сложилось никаких местных кадров и если Франция уйдет, то в стране воцарится хаос. По мнению французского президента, Алжиру потребуется не менее 25 лет, чтобы организоваться [33].

Позиция же Советского Союза по решению "алжирского вопроса", как и в некоторых других аналогичных ситуациях, была двоякой. С одной стороны, идеологическая база социализма требовала помощи народу, ведущему "антиколониальную, освободительную борьбу". Так, в своем выступлении 6 января 1961 года Н.С. Хрущев подчеркнул, что борьба алжирцев против французских колонизаторов – "это освободительная война народа за свою независимость. Это – священная война. Мы признаем такие войны, помогаем и будем помогать народам, борющимся за свою свободу". И помощь оказывалась, как поставками вооружения, так и посылкой в страну военных советников и специалистов. С другой стороны, Москва прекрасно понимала, что если Франция будет вытеснена из Алжира, то ее место будет быстро занято каким-либо "союзником" из капиталистического блока [34].

Следует отметить, что после выступления де Голля 14 июня 1960 года, в котором содержалось приглашение "руководителям повстанцев" приехать для переговоров, чтобы "почетно закончить сражения, которые все еще продолжаются", ВПАР решило направить во Францию свою делегацию. Франко-алжирские переговоры состоялись в конце июня в городе Мелене, неподалеку от Парижа. Французская сторона выдвинула в ходе них ультимативные требования, которые ставили представителей Алжира в положение побежденной стороны, прибывшей выслушать условия капитуляции. Эти требования ВПАР не были приняты, и переговоры окончились провалом.

В конце 1960 года премьер-министр Временного правительства Ф. Аббас посетил ряд африканских стран, а также КНР и Советский Союз (сентябрь – октябрь 1960 г.) с целью заручиться поддержкой этих стран в пользу народа Алжира. В Москве он был принят А.Н.Косыгиным, в то время занимавшим пост заместителя Председателя Совета Министров. Уже 30 октября Аббас публично заявил: "Нам нужны союзники, и мы их нашли в Пекине и Москве". Пытаясь нейтрализовать деятельность Временного правительства, американская пресса развернула пропагандистскую кампанию, склоняя алжирцев на мирное решение вопроса, которое "предпочтительнее, чем долгая и тяжелая война", а также против французской политики в стране. Причину этой "гибкой" политики США раскрыл один из американских органов печати: "Война в Алжире настраивает всю Северную Африку против Запада. Боятся, что продолжение войны оставит Запад в Северной Африке без друзей, а Соединенные Штаты – без баз" [35].

В декабре 1960 года и январе 1961 года в городах Алжира развернулись массовые политические демонстрации под лозунгом предоставления независимости. В сложившейся обстановке в январе 1961 года французское правительство провело референдум по вопросу о судьбе Алжира. Большинство французов и алжирцев (55,9%) проголосовало против продолжения войны.

Летом 1961 года правительство де Голля, пытаясь извлечь из создавшегося положения максимальные выгоды, вступило в новые переговоры с Временным правительством Алжирской Республики. Франция, соглашаясь на самоопределение, в случае независимости Алжира потребовала отделить Алжирскую Сахару и оставить, таким образом, более 4/5 алжирской территории под ее властью, дать особые привилегии европейскому меньшинству, а также сохранить французские военные базы в Северном Алжире [36]. Однако эти условия не были приняты алжирским правительством.

Тем не менее в середине 1961 года боевые действия были прекращены.

В войне французская армия потеряла 112 тысяч человек, из них 25 тысяч убитыми. Общие расходы Франции на войну превысили 30 млрд. франков. По различным оценкам, АНО потеряла от 145 до 200 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными.

Рисунок 2

Группа алжирских повстанцев, захваченных французскими войсками


Кроме того, было убито и ранено около 600 тысяч мирных жителей Алжира. Около 2 млн. человек были согнаны в "лагеря перегруппировок", и более 1 млн. человек покинуло страну. По заявлению президента Алжира X. Бумедьена, потери Алжира составили 2 млн. человек: 1 млн. погибших и 1 млн. репатриированных. [37] За время войны в частях АНО находилось 337 советских военных советников и специалистов. Они способствовали организационно-кадровому укреплению алжирской армии, планированию операций против французских войск [38]. Большинство из них принимали непосредственное участие в боевых действиях [39]. По официальным данным, потерь среди советских советников и специалистов за это время не было. Говоря о степени подготовки повстанческой армии, интересно привести высказывание одного французского офицера. В своем дневнике он записал: "Все это вранье, что мы имеем дело с кучкой мятежников. Противник организован, принимает продуманную тактику, в его действиях чувствуется военная зрелость. Меня особенно поражает их подвижность. Смотришь – засада. Ураганный ружейно-пулеметный огонь. Пока мы опомнимся, их и след простыл, как будто земля проглотила. Через несколько часов они уже снова в засаде. И так изо дня в день. Какие же это мятежники?" [40].

В августе 1961 года Национальный совет алжирской революции реорганизовал Временное правительство Алжирской Республики. Руководящее положение заняла одна из групп Фронта национального освобождения во главе с новым премьер-министром Бен Хеддой и министром внутренних дел Белькасемом и вице-премьером Бен Беллой.

В июле 1962 г. президенту Шарлю де Голлю удалось заключить Эвианское соглашение, положившее конец военным действиям, и после референдума 3 июля Алжир получил независимость [41]. В страну прибыло республиканское правительство, возглавляемое премьер-министром Бен Юзефом Бен Хеддой. Критически относящийся к "колонистским" аспектам соглашения о независимости Бен Белла остался во Франции. В Тлемсене, заручившись поддержкой Египта и СССР, он сформировал политбюро ФНО и провозгласил "продолжение алжирской революции по социалистическому пути". С этой целью в Алжир были направлены воинские части, которые в сентябре возглавил полковник Хуари Бумедьен, сформированные в Тунисе и Марокко. В этом же месяце на выборах в Национальное учредительное собрание Бен Белла был избран премьер-министром, а Бумедьен – министром обороны [42]. В октябре 1962 года в Алжир прибыл первый советский посол.

К этому времени относится активная помощь Советского Союза в ликвидации последствий военных действий, в первую очередь в разминировании территории страны. Наиболее плотные минные заграждения находились вдоль алжиро-марокканской и алжиро-тунисской границ.

Еще в 1959 году граница с Марокко на всех наиболее важных участках была перекрыта минными полями, системой постов и проволочными заграждениями (560 км, в том числе 430 км электрифицированных). Вдоль границы с Тунисом протянулись 1500 км электрифицированных проволочных заграждений, усиленных сплошными минными полями.

По оценкам некоторых очевидцев, французские саперные батальоны на границе Алжира с Марокко и Тунисом оборудовали полосу заграждений, состоящих из многих рядов заминированной колючей проволоки, часть которой находилась под напряжением в 6000 вольт. На каждом километре в полосе от 3-5 до 10 км в земле находилось до 20 тысяч мин всевозможной конструкции ("выпрыгивающие" мины, осветительные, "глубинные", фугасные, осколочные противодесантные натяжного и нажимного действия – французские "АРМВ", американские "М-2", "М-3", и "М-2-А-2", французские противопехотные мины нажимного действия, не обнаруживаемые "APID", и др.). По словам бывшего колониста и полковника ВВС Франции, а затем известного писателя Жюля Руа, "только безумец осмелился бы ступить на эту землю" [43].

Не имея в составе своей армии специалистов нужной категории, алжирское руководство было вынуждено обратиться за помощью к ряду европейских государств (Западной Германии, Италии, Швеции), но получило отказ. Попытки заключить договоры с частными компаниями также не принесли желаемых результатов. К примеру, начавшая работу группа итальянцев под руководством отставного генерала Иполито Армандо из-за подрыва на минах нескольких человек, в том числе и начальника работ, вынуждена была вскоре прекратить разминирование.

В сентябре 1962 года правительство Алжира обратилось за помощью в уничтожении минно-взрывных и иных заграждений к Советскому Союзу. Советская сторона согласилась выполнить эту опасную работу безвозмездно (соглашение от 27 июля 1963 г.) [44]. 11 октября (по другим данным, 16 ноября) 1962 года в г. Марния (алжиро-марокканская граница) для рекогносцировки на местности прибыла оперативная группа офицеров инженерных войск во главе с полковником В.Я. Пахомовым [45] (позже командир группы советских военных саперов на алжиро-марокканской границе). В ее составе были полковник Ю.Н. Галкин [46], подполковник Л.А. Казьмин [47] (позже командир группы советских саперов на тунисской границе), подполковник В.Г. Орлов, майор М.А. Ломакин, капитаны И.Ф. Щерба, И.С. Ткаченко, М.И. Греков, Г.А. Старинин, старший лейтенант А.И. Улитин, переводчики: лейтенанты B.C. Кострюков и А.И. Михайлов [48]. 9 января 1963 года на алжиро-марокканскую границу прибыли инженерная техника, состоящая из 5 танковых тягачей, и личный состав во главе со старшим лейтенантом В.И. Кавченко. 25 января группа (старший группы военных специалистов – генерал-майор инженерных войск П.И. Фадеев [49]) приступила к экспериментальным выборочным работам по разминированию.

Рисунок 3

Разминирование


Прибывшие в Алжир советские специалисты столкнулись с рядом исключительно сложных проблем. Во-первых, им пришлось скрупулезно изучить и расшифровать составленные французскими минерами схемы заграждений, часто подготовленные небрежно и со специфическими буквенными и цифровыми шифрами, военными терминами, обозначениями и сокращениями.

Во-вторых, выработать нестандартные приемы и способы обезвреживания неизвестных ранее мин французского и американского производства.

В-третьих, найти технические решения для очистки полей от густых проволочных заграждений. Работа усложнялась отсутствием у советских минеров специальной инженерной техники – танков, тягачей, бульдозеров, разрыхлителей. Изготовленные на месте легкие тралы для борьбы с противопехотными минами, специальные бороны для их выпихивания были недостаточно эффективными и не могли обеспечить надлежащую безопасность. Кроме этого, выяснилось, что стандартный армейский миноискатель был непригоден для обнаружения мин, в которых корпус и другие детали были изготовлены из пластмассы (французская фугасная мина "APID" – Antipersonel indetectable": противопехотная необнаруживаемая).

В июне 1963 г. в Алжир прибыла вторая группа советских военных специалистов во главе с заместителем командира группы советских военных специалистов на алжиро-тунисской границе капитаном А.Я. Павленко [50]. Вскоре в Алжире находилось уже более ста советских специалистов и военнослужащих срочной службы [51]. Стала поступать дополнительно и специальная техника. К осени этого же года на боевом счету каждого минера было уже по 10-15 тысяч уничтоженных мин. Однако несмотря на большой опыт, осторожность и надежду на "саперское" везение, их боевая работа не обошлась без жертв, ранений и увечий. При выполнении своих обязанностей погиб ефрейтор Н.С. Пяскорский, до этого обнаруживший и уничтоживший более 10 тысяч мин, в том числе свыше 300 крайне опасных выпрыгивающих осколочных мин. В результате подрыва лишился ноги младший сержант В.В. Прядко. Были ранены подполковник Ю.Н. Галкин, майор М.А Ломакин, сержант В.Ф. Толузаров (дважды), сержант А.Ф. Жгалов и рядовой М.А. Обилинцев. Причем последний – при оказании помощи подорвавшемуся на мине алжирскому солдату. Из-за тяжелого ранения потерял зрение капитан И.Ф. Щерба. За героический подвиг, совершенный при выполнении воинских обязанностей в Алжире, капитан И.Ф. Щерба был награжден орденом Красного Знамени с присвоением звания майора досрочно. Дальнейшая жизнь И.Ф. Щербы не менее героична. На 37-м году жизни, после 18 лет службы, майор в отставке фактически начал жизнь заново. В октябре 1964 года он пришел в Белорусское общество слепых и попросился на работу. Его зачислили учеником в электросварочный цех. Вскоре скоропостижно ушла из жизни его жена, и бывший командир саперной роты остался с двумя малолетними детьми на руках. Но постигшее горе не сломило его. Он продолжал работать и без отрыва от производства учиться на вечернем факультете Института народного хозяйства имени В.В. Куйбышева. Был заведующим организационно-массовым отделом, заместителем председателя и председателем Центрального правления республиканского общества слепых Белоруссии.

Рисунок 4

Николай Демьянюк с алжирским минером


Рисунок 5

Ефрейтор Н. Пяскорский, погибший при разминировании в Алжире


За самоотверженный труд был награжден Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Белорусской ССР. Скончался майор Щерба в начале 1990-х годов [52].

Последние советские саперы покинули Алжир в июне 1965 года. За это время они обезвредили около 1,5 млн. мин, разминировали более 800 км минно-взрывных полос и очистили 120 тыс. га земли [53].

После возвращения на Родину большинство саперов, работавших в АНДР, были удостоены советских правительственных награда. В их числе полковник П. Кузьмин, капитаны В.Ф. Бусалаев, М.Д. Курицын, Н.К. Словьев, старший лейтенант А.И. Улитин, сержанты и рядовые В. Андрущак, Н. Ахмедов, В. Зуя, Е. Морозов, Н. Пашкин, У. Перфилов, военный врач М.П. Блотов и многие другие. Ефрейтор Николай Станиславович Пяскорский был посмертно награжден орденом Красного Знамени.

Одновременно с помощью в ликвидации последствий войны в Алжире работали группы советских специалистов по демонтированию военной техники, поставленной ранее Советским Союзом. Так, в 1964 году в стране в течение трех месяцев работали советские военнослужащие срочной службы (15 человек) дивизии им. Константина Заслонова (г. Лепель). За время командировки группой, в частности, были сняты радиостанции с 40 танков советского производства Т-34. Приборы были отправлены в СССР, а танки переданы алжирским вооруженным силам.

По словам одного из членов этой группы, Г.И. Акимова, советские специалисты жили в отдельном городке, тщательно охраняемом и обнесенном забором с колючей проволокой [54]. Питание было обеспечено на хорошем уровне. Ежедневно выдавалось кофе и 22 пачки папирос "Беломор" на месяц. За три месяца пребывания группы в Алжире были организованы две экскурсии по достопримечательным местам Алжира.

В 1965 г. в результате бескровного государственного переворота власть президента Ахмеда Бен Беллы была захвачена сторонниками левого правительства во главе с бывшим министром обороны полковником Хурари Бумедьеном. В 1966-1968 годах в стране были национализированы шахты, рудники, страховые общества, банки, основные отрасли промышленности и т. д., а в 1971 г. частично французские нефтяные и газовые концессии. В 1974 году было введено бесплатное медицинское обслуживание, объявлено об отмене крестьянам налогов. К этому периоду относится и активное строительство боеспособных, оснащенных современными средствами ведения войны вооруженных сил, которые должны были прийти на смену Армии национального освобождения. Государство нуждалось в регулярной армии. И Алжир, естественно, обратился за помощью к Советскому Союзу.

В ходе нескольких официальных переговоров представителей АНДР и СССР, состоявшихся в 1965 году, были подтверждены и развиты практические вопросы советско-алжирского военного сотрудничества, уточнены объемы, сроки и виды поставок советского вооружения для Национальной народной армии Алжира [55]. Были обсуждены формы оказания помощи в обучении личного состава и квалифицированной подготовке офицерских кадров.

На основе заключенных договоров в страну было направлено значительное количество советских военных советников и специалистов. В гарнизонах Арзева, Сиди-Бель-Абесса, Бешира, Орана они помогали алжирскому командованию в организации боевой подготовки, повышении боевой готовности, освоении советских образцов вооружения и техники. В основных местах дислокации видов вооруженных сил: сухопутных войск – в Батие, военно-воздушных сил – в Уаргле, военно-морского флота – в Мерс-Эль-Кебире, – советники и специалисты оказывали содействие в обустройстве учебных центров, полигонов, в разработке планов проведения учений и тренировок. Немалую роль сыграли советские офицеры и генералы в подготовке алжирского офицерского корпуса. Они преподавали в училищах и Военной академии Алжира, сотни алжирских военнослужащих прошли обучение в военных учебных заведениях в СССР [56].

В числе советских военнослужащих, работавших в те годы в Алжире, был капитан А.Д. Сергеев, возглавлявший в 1974-1975 гг. группу авиационных специалистов на военно-воздушной базе в г. Бешар (в состав группы входили: переводчик – Л. Цыбулько, врач-медик – О. Ковтун, авиационные техники В. Мельник и В. Цветков, летчик-инструктор Г. Куров [57]). На аэродроме базы (который одновременно являлся и гражданским аэродромом) в то время располагалась эскадрилья боевых самолетов МиГ-17 (командир эскадрильи лейтенант Люнеc Мухаммед) и эскадрилья транспортно-боевых вертолетов Ми-4 (командир эскадрильи лейтенант Бенамин Таеб). В задачу советской группы входило обучение алжирских летчиков полетам днем и ночью на боевое применение: полетам, взлетам и посадкам на песчано-пыльных площадках, боевым стрельбам по наземным целям, полетам на предельно малых высотах, оценка технических навыков летчиков, инструкторских способностей командиров по обучению своих летчиков и т. д. [58].

Всего, по официальным данным, с 1962 по 1991 год в Алжире несли службу 10 367 советских военнослужащих, в том числе 411 солдат и сержантов срочной службы. 437 генералов и офицеров побывало в Алжире в периоде 1962 по 1964 год. В 1978 году, по данным шведских военных экспертов, их количество достигало 2000 человек. Общие потери среди советских военнослужащих составили 34 человека [59].

Рисунок 6

Торжественные проводы погибшего при разминировании в Алжире ефрейтора Н.С. Пяскорского (архив автора)


После смерти Бумедьена, в 1978 г., власть в стране перешла к его преемнику Бенджадиду Шадли, который попытался восстановить отношения Алжира с иностранными державами. В этот период в страну поставлялись советские сельскохозяйственные машины и оборудование, гидротехнические и водохозяйственные сооружения, прокат, цемент, пиломатериалы, сахар и другие товары [60]. Однако военное советско-алжирское сотрудничество, в связи с переходом правительства Алжира к политике "диверсификации" военных связей, ориентации на страны Запада, постепенно пошло на убыль.

Между тем высокий уровень безработицы, инфляция и коррупция вызвали серьезные волнения в конце 1980-х годов. В 1989 г. в Алжире прекратилось однопартийное правление, значительный авторитет завоевал Фронт исламского возрождения (ФИС), выступавший с требованием установления исламского государства. Все это привело к отставке в 1992 г. Шадли, установлению военного режима во главе с Мухаммедом Будиафом и запрещению ФИС. Однако в июне 1992 г. Будиаф по заказу исламистов был убит собственными охранниками, и сторонники Фронта активизировали свою террористическую деятельность. В стране началось религиозно-политическое противостояние между непримиримой исламской оппозицией и правительственными войсками.

В это неспокойное время, в конце 1992 года, в Москву прибыла высокопоставленная делегация алжирских военных и обратилась в Министерство обороны РФ с просьбой направить в Алжир группу российских специалистов ПВО.

В итоге, после подписания договора и соответствующего тщательного отбора, в страну было командировано около 20 офицеров (преимущественно полковники) Академии ПВО имени Жукова в Твери. Группа была размещена на окраине Регайи – пригороде алжирской столицы. Для российских военнослужащих был приспособлен целый городок: несколько легких, сборных домов (бунгала) со всеми удобствами – с ванной и туалетом, кондиционерами. Примерно в двадцати минутах езды находилась военная база, где размещалось местное училище ПВО, по соседству с которым стоял танковый полк. При училище ПВО и были развернуты высшие курсы, на которых российские офицеры стали готовить местные кадры противовоздушной обороны. Охрану советских специалистов и их семей (всего около 50 человек) осуществляли алжирские военнослужащие. Это были либо десантники, либо менявшие их курсанты, вооруженные автоматическим оружием разных видов. Однако охраной, по словам Сергея Балмасова, находившегося в то время в Регайи вместе с отцом, алжирских солдат можно было назвать лишь с большой натяжкой. Малорослые (не более 1,6 м), физически слабые "десантники" более походили на "распущенную банду в обмундировании и с оружием, экипированную кто во что горазд", чем на "повелителей воздушной стихии". Не лучшим образом обстояло у них дело и с несением воинской службы. Большинство "десантников" во время дежурств "безмятежно спало, откинув в сторону автомат, обильно смачивая униформу слюной" [61]. И это несмотря на то, что городок Регайи считался одним из крупных "гнезд" исламистов, где власть держалась исключительно силой оружия. Даже днем этот небольшой городок патрулировала небольшая, но сильная колонна на 2-3 грузовых машинах с открытыми бортами, в каждой из которых сидели алжирские коммандос из спецотрядов госбезопасности. В машинах находилось по 3-4 пулемета: по бортам, сзади и иногда сверху. Коммандос могли открывать огонь по своему усмотрению, не запрашивая разрешения "сверху". Тем не менее несмотря на принимаемые местными властями меры безопасности, убийства, теракты и даже вооруженные нападения на полицейские машины, по словам очевидцев, происходили здесь постоянно.

К середине 1993 года ситуация в Алжире еще более обострилась. Лидеры исламистов выступили с заявлением о выплате за голову любого убитого иностранца, невзирая на его пол и возраст, премии в размере 10 тыс. долларов. Произошли первые нападения на специалистов, повлекшие за собой человеческие жертвы. Так, недалеко от Регайи был вырезан сербский городок. Погибло не менее 12 человек. Зверски убита группа французов и экипаж небольшого итальянского судна. Расстрелян автобус с российскими гражданами, в результате чего, по некоторым сведениям, погибло около 20 человек. Насилию подвергались даже русские женщины, прожившие в Алжире по 13 и более лет и принявшие ислам. Осенью 1993 года было совершено нападение на русских военных специалистов в городе Лагуат. О том, как это произошло, вспоминает С. Балмасов:

"Однажды по алжирскому радио было сделано сообщение о нападении исламистов на русских военных, повлекшем жертвы. Вскоре мы узнали подробности этого происшествия, случившегося в городе Лагуат на севере Сахары, где находились ВВС Алжира и где наши летчики инструктировали алжирских пилотов.

Ничего не подозревавшие русские офицеры после занятий пошли играть в волейбол. Кто-то после игры пошел домой, а четверо остались курить на лавочке возле дома. Внезапно из кустов раздались выстрелы. Один из летчиков, получивший огнестрельное ранение в голову и сердце, рухнул на землю. Двое других бросились бежать, а один, упав под лавку при звуках выстрелов, затаился, притворился убитым. Когда другие летчики уже забежали в подъезд, прогремела автоматная очередь. Пули попали одному офицеру сзади в сердце, а одна раздробила ногу другому летчику. Лежавший под лавкой летчик видел, что из автомата стрелял старик, который даже не прятался, а из кустов били из пистолетов пацаны лет шестнадцати. Одним из убитых российских офицеров был полковник Орлов…" [62].

В сложившейся ситуации российские военнослужащие, которые по контракту не имели оружия, вынуждены были позаботиться о своей безопасности сами и вооружиться кто чем мог: топорами, ножами, обрезками водопроводных труб, арматуринами и палками. По словам С. Балмасова, все понимали, что это слабая защита против огнестрельного оружия, смешили им друг друга, но иных вариантов не было, а сдаваться без боя никто не хотел.

Через некоторое время русскую группу в Регайи перевели на территорию самого училища, где была организована относительно хорошая охрана, позволившая российским специалистам продолжать занятия с алжирскими курсантами.

Интересно отметить, что насилию подвергались представители почти всех иностранных государств. В первую очередь французы и русские. За ними по числу потерь шли итальянцы, югославы, испанцы, немцы, японцы и другие. В этом списке не значились только иностранцы-мусульмане и американцы. Последний факт породил версию о причастности к акциям ЦРУ, которое таким образом пыталось вытеснить из сферы военного сотрудничества, добычи, обработки и транспортировки полезных ископаемых конкурентов из других стран.

Документальным свидетельством, подтверждающим эту версию, автор не располагает, однако косвенные данные говорят о большой вероятности причастности американских спецслужб к дестабилизации ситуации в стране и соответственно к поощрению терроризма.

В начале 2000-х годов сотрудничество между Алжиром и Россией получило новое развитие, в том числе и в военной области. В марте 2006 года Президент России В.В. Путин посетил страну с официальным визитом (завершился 11 марта). Главным его итогом стало списание с Алжира долга (около 4,5 млрд. долларов) в обмен на покупку этой страной российского вооружения. По сообщению генерального конструктора РСК "МиГ" А.Федорова, с Алжиром были подписаны контракты на поставки самолетов "МиГ-29СМТ", "Су-30МКИ" и "Як-130" на сумму 3,5 млрд. долларов. Кроме того, были практически парафированы контракты на поставку восьми дивизионов зенитно-ракетных систем С-300 ПМУ-2 и примерно 40 танков Т-90 [63].


Примечания:



[1]

Фронт национального освобождения Алжира был создан 10 октября 1954 года на совещании командиров пяти зон (вилайя) и представителя группы, находившейся в Египте. На этом же собрании было принято решение о формировании военного крыла Фронта – Армии национального освобождения (АНО). Костяком Фронта и АНО стали лидеры полувоенной Организации безопасности (или Специальная организация), возникшей в 1947 году, – Айт Ахмед, Бен Белла, Керим Белькасем, Бен Буланд и др. Организация безопасности, в свою очередь, была создана в 1946 году (руководитель Масали Хадж) на базе Движения за торжество демократических свобод



[2]

Хаждерес С. От Фронта Освобождения – к Фронту созидания // Проблемы мира и социализма. – 1975. – № 1, январь. – С. 83.



[3]

Советская военная энциклопедия. – М., 1976. – Т.1. – С. 149.



[4]

Меркс Ф. Наемники смерти. / Перевод с нем. М, 1986. – С. 75.



[5]

Большая советская энциклопедия. – М., 1974. – Т. 17. – С. 363.



[6]

Новейшая история стран зарубежной Азии и Африки. – Л., 1963. – С. 587.



[7]

Новейшая история стран зарубежной Азии и Африки. – Л., 1963. – С. 587.



[8]

Локальные войны: история и современность/ Под ред. И.Е. Шаврова. М., 1981.-С. 179.



[9]

Военно-исторический журнал. 1974, № 11. – С. 75.



[10]

Руа Жюль. Родился 22 октября 1907 г. в поселке колонистов Ровиго (Алжир) в семье жандарма. Участвовал во Второй мировой и Корейской войнах. Полковник ВВС. Автор книги "La Cuerre D'Algerie" (Paris, 1960).



[11]

Руа Ж. Алжирская война. Пер. с французского. М., 1961. С. 13.



[12]

Орехов Д. Алжирская трагедия // Часовой… – С. 2.



[13]

Орехов Д. Алжирская трагедия // Часовой… – С. 2.



[14]

Свобода. Мюнхен. 1958. № 9. С. 23.



[15]

Меркс Ф. Наемники смерти / Перевод с нем. М., 1986. – С. 75.



[16]

Локальные войны: история и современность / Под ред. И.Е. Шаврова. М., 1981.-С. 181.



[17]

Локальные войны: история и современность. / Под ред. И.Е. Шаврова. М., 1981.- С. 181.



[18]

Вооруженная борьба народов Африки за свободу и независимость. М., 1974.-С. 179.



[19]

Локальные войны: история и современность / Под ред. И.Е. Шаврова. М., 1981.-С. 183.



[20]

Военно-исторический журнал. – 1974. № 11. – С. 76.



[21]

Ланда Р. Алжир сбрасывает оковы. М., 1961. – С 73



[22]

Аббас Фархат - родился 24 октября 1899 г. в семье зажиточного крестьянина в селении Шальма области Баборской Кабилии на северо-востоке Алжира. Учился во "франко-арабской" школе Тахера, потом – в Джиджелли, лицее Константины. Получил диплом бакалавра. В 1921-1923 гг. служил в военном госпитале, дослужился до звания сержанта. После службы в армии поступил на медицинский факультет Алжирского университета. В 1919 г. примкнул к ассимиляционистскому течению "франко-мусульман". В 1926 г. стал президентом Ассоциации студентов-мусульман университета Алжира, а в 1927 г. – президентом Ассоциации студентов-мусульман всей Северной Африки. В 1930 г. – вице-президент Национального союза студентов Франции. В 1930-е годы избирался в муниципалитет г. Сетифа, генеральный совет департамента Константины, финансовые делегации Алжира. Активно публиковался в газетах и журналах. Вступил в Федерацию туземных избранников (ФТИ). Как делегат ФТИ был введен в исполком Мусульманского конгресса. В 1938 г. создал Алжирский народный союз (АНС). Один из авторов "Манифеста алжирского народа" (1942 г.), провозглашавшего "признание права народов на самоопределение", "ликвидацию колонизации" и др. В сентябре 1943 г. был арестован за "подстрекательство" к неповиновению властям, но вскоре освобожден. 14 марта 1944 г. создал ассоциацию "Друзья Манифеста и свободы" в Сетифе, заявившую своей целью борьбу "с насилием и агрессией империалистических держав в Африке и Азии". В 1945 г. был вновь арестован за поддержку восстания против французских властей. После освобождения 16 марта 1946 г. создал Демократический союз Алжирского Манифеста. В середине 1950-х годов примкнул к Фронту национального освобождения (ФНО), поднявшего 1 ноября 1954 г. восстание. В апреле 1956 г. был введен в руководство ФНО, а в августе избран членом Национального совета алжирской революции (НСАР). 19 сентября 1958 г. возглавил Временное правительство Алжирской Республики (ВПАР), созданное в Каире. В 1961 г. на сессии НСАР (9-27 августа) был смещен с поста главы ВПАР и ушел в отставку. Несмотря на это, продолжал заниматься политической деятельностью. 20 сентября 1962 г. стал председателем Учредительного собрания Алжира. 13 августа 1963 г. подал в отставку в знак протеста против "сосредоточения власти в одних руках" и превращения представителей народа в "простых фигурантов". 3 июля 1964 г. был арестован как "враг социалистического выбора" и выслан в Сахару. 8 июня 1965 г. был освобожден, а в марте 1976 г., после подписания "Воззвания к алжирскому народу", вновь арестован. После освобождения в 1977 г. продолжал заниматься публицистической деятельностью, Скончался 24 декабря 1985 г.



[23]

Новейшая история стран зарубежной Азии и Африки. Л., 1963. – С. 589



[24]

Локальные войны: история и современность./ Под ред. И.Е. Шаврова. М., 1981. – С. 187.



[25]

Лайда Р.Г. Фархат Аббас. // Вопросы истории. – 2004. – №9. – С. 75.



[26]

По другим данным, к концу 1959 года в АНО насчитывалось не более 15- 17 тысяч боеспособных бойцов. (См.: Вооруженная борьба народов Африки за свободу и независимость. М., 1974. – С. 180.)



[27]

Новейшая история стран зарубежной Азии и Африки. Л… 1963. – С. 589.



[28]

Руа Ж. Алжирская война/ Пер. с франц. М, 1961. С. 90-91.



[29]

Ланда Р.Г. Фархат Аббас // Вопросы истории. 2004. – №9. – С. 75.



[30]

Вооруженная борьба народов Африки за свободу и независимость. М., 1974.-С. 185.



[31]

Всемирная история. Люди, события, даты. 1996. Лондон, Нью-Йорк, Сидней, Монреаль, Москва. С. 24.



[32]

Н.С. Хрущев - Шарль де Голль. Встречи в Париже. 1960 г. // Исторический архив. 1996. № 2. – С. 107.



[33]

Н.С. Хрущев - Шарль де Голль. Встречи в Париже. 1960 г. // Исторический архив. 1996. № 2. – С. 107.



[34]

Н.С. Хрущев - Шарль де Голль. Встречи в Париже. 1960 г. // Исторический архив. 1996. №2.-С. 108.



[35]

Ланда Р.Г. Фархат Аббас // Вопросы истории. 2004. № 9. – С. 76.



[36]

Французский интерес к Алжирской Сахаре резко вырос в конце 1950-х годов. В 1956 году там были найдены колоссальные запасы нефти, а также богатейшие месторождения природного газа, железной руды и марганца. В 1958 году сахарское месторождение Хаси Масуд дало 440 тыс. т. нефти. В 1959 г. нефтепровод соединил его с алжирским побережьем в Бужии. В 1960 году добыча составила уже 6,5 млн. тонн. Был построен нефтепровод от месторождения Эджеле к пункту на тунисском побережье Схире. Добыча 1961 года оценивалась в 19 млн. тонн.



[37]

Солодовников В.А. Африка выбирает путь. М., 1970. С. 53.



[38]

Войны и вооруженные конфликты второй половины XX века / Под ред. Б.В. Громова. М., 2003. С. 105.



[39]

Непосредственно участвовать в боевых действиях вооруженные силы других стран не имели права. Тем не менее в ряде критических ситуаций советские военные специалисты вынуждены были принимать участие в боях, так же как и находившиеся в стране военнослужащие из ГДР.



[40]

ит. по: Новиков М., Сгибнев А. Подвиг на земле Алжира. М., 1965. С. 103.



[41]

На референдуме, проведенном 1 июля 1962 года, 90% алжирцев высказались за независимость страны.



[42]

Грант Я. Конфликты XX века. Иллюстрированная история. М., 1995. С.314.



[43]

Руа Ж. Алжирская война/ Пер. с франц. М., 1961; Войны и вооруженные конфликты второй половины XX века / Под ред. Б.В. Громова. М., 2003. С. 106.



[44]

В последующие годы советская помощь частично компенсировалась импортом вина, коры пробкового дуба, фруктовыми соками, некоторыми медикаментами.



[45]

Пахомов Владимир Яковлевич. До призыва в армию работал техником-строителем. Армейскую службу начал с рядового. В 1941 г. со второго курса Военно-инженерной академии им. Куйбышева ушел на фронт. В составе саперного батальона прошел путь от Валдайской возвышенности, через Курскую дугу, Белгород, Харьков и Днепр до Бухареста. После окончания войны вернулся в академию и окончил ее. В Алжире в звании полковника руководил группой минеров на марокканской границе.



[46]

Галкин Юрий Николаевич. Окончил институт, геолог. Участвовал в Великой Отечественной войне. В 1944 г. – корпусной инженер. В Алжире получил ранение в ногу. После излечения продолжал службу в Советской Армии.



[47]

Казьмин Лев Алексеевич. Родился в Москве. Учился в институте. А затем в инженерном училище. Участвовал в Великой Отечественной войне. За организацию паромной переправы через реку Прут под Яссами был награжден орденом Красной Звезды, а за переброску боевой техники через Тиссу в Венгрии – орденом Отечественной войны II степени. После войны окончил Военно-инженерную академию. В Алжире руководил разминированием на тунисской границе. Умер в 1979 г.



[48]

Павленко А. В Алжире остались наши сердца: воспоминания участника разминирования. М., 2006. С. 30.



[49]

Фадеев Петр Иванович. Участвовал в Великой Отечественной войне. В 1941 г. – капитан, командир саперного батальона корпуса, осенью 1942 г. – майор, войсковой инженер 4-го танкового корпуса, в 1943 г. – подполковник. Весной 1944 г. – начальник инженерных войск 6-й танковой армии, полковник. Принимал участие в боях под Смоленском, на Курской дуге, под Киевом и др., а также в разгроме японской армии в Маньчжурии. После войны служил в Забайкалье, Белоруссии, Германии, на Украине. Окончил Военно-инженерную академию. В Алжире возглавлял группу советских специалистов-саперов. Генерал-майор инженерных войск. Умер в мае 1990 г.



[50]

Павленко Андрей Яковлевич. Родился 11 марта 1928 г. В 1943 г. добровольно служил в истребительном батальоне при Савинском РОНКВД Харьковской области. Участвовал в боевых операциях по обезвреживанию диверсантов. После войны, в 1946 г., окончил семь классов школы, работал учетчиком в МТС. заведующим сельской библиотекой. В 1948 г. был призван в Советскую Армию. С 1949 по 1959 г. служил в аэродромно-строительных войсках, закончил полковую школу и военное аэродромно-строительное училище. Принимал участие в строительстве четырех военных аэродромов. С 1963 по 1964 г. находился в Алжире в составе группы советских военных специалистов в должности заместителя командира группы советских военных специалистов на алжиро-тунисской границе. После возвращения на родину служил в военных госпиталях на должности заместителя по политчасти. В 1971 г. закончил (заочно) Высшую партийную школу при ЦК КПСС. В 1980 г. уволился из рядов Вооруженных Сил в звании полковника. В настоящее время работает в Московском государственном медико-стоматологическом университете, является руководителем алжирской секции и членом Правления Межрегиональной ассоциации воинов-интернационалистов.



[51]

В их числе были: младший сержант Виктор Андрющак, рядовой Павел Бондаренко, младший сержант Михаил Верещак, младший сержант Николай Стародуб, младший сержант Егор Морозов, сержант Николай Пашкин, ефрейтор Николай Демьянюк, рядовой Александр Воробьев, ефрейтор Николай Пяскорский, Виктор Толузаров, Виктор Прядко, Николай Цветков, Вячеслав Зонин, Леонид Довгин, Николай Митасов, Николай Колесник, Юрий Железников, Михаил Обилинцев, Иван Батурлакин, Алексей Романов, Иван Безуглов, Нурмагомед Ахмедов, Алексей Денисенко, Виктор Зуй, Робинзон Гонджилашвили, Ульян Перфилов, Петр Листрухов, Василий Малаханов, Анатолий Посадский, Николай Попов и другие.



[52]

Павленко А. В Алжире остались наши сердца: воспоминания участника разминирования. М., 2006. С. 53.



[53]

Россия (СССР) в войнах второй половины XX века. М., 2002. С. 399.



[54]

Интересный штрих. По словам рядового Г.И.Акимова, в Алжире он числился старшиной, а после возвращения на Родину ему было возвращено прежнее звание рядового.



[55]

В 1977 г., согласно западным источникам, поставки советского вооружения в Алжир (в рамках соглашений 1975 года) составляли 500 млн. долларов, а в 1978 г. – до 850 млн. долларов. В страну было поставлено около 20 самолетов МиГ-23, 8 самолетов МиГ-21, 6 самолетов СУ-20, 12 вертолетов Ми-8, а также 1 ракетный катер класса "Оса", 30 танков Т-62 и другое военное снаряжение. (См.: Посев. 1979. № 4. С. 10.)



[56]

В результате уже к концу 1960-х годов Алжир стал располагать хорошо подготовленными вооруженными силами, укомплектованными на 95% вооружением и техникой советского производства. К 1966 году Национальная народная армия Алжира состояла из сухопутных войск (65 тыс. чел.), ВВС (2,5 тыс. чел.), ВМС (около 1,5 тыс. чел.) и военной жандармерии (7 тыс. чел.). В состав сухопутных войск входили: 3 бригады, до 40 отдельных пехотных батальонов, до 5 батальонов средних танков, до 13 артиллерийских дивизионов, в том числе 2-3 дивизиона самоходной артиллерии, несколько зенитных дивизионов, а также части и подразделения связи, инженерных войск, тылового и технического обеспечения. На вооружении ВВС состояло около 150 самолетов истребительной, бомбардировочной и военно-транспортной авиации. В ВМС насчитывалось несколько торпедных катеров и тральщиков.



[57]

В 1975 г. летчик-инструктор Гелий Куров погиб. Это случилось во время полета на самолете МиГ-17 при выполнении боевых стрельб по наземным целям на предельно малой высоте.



[58]

Сергеев А.Д. Служебная командировка. В сб. Воины-интернационалисты земли Владимирской. Владимир, 2003. С. 295-301.



[59]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века. М., 2000 (под ред. В.А. Золотарева). С. 482.



[60]

Внешняя торговля СССР в 1978 году. Статистический сборник. М., 1979. С. 245; Сванидзе И.А. Аграрные преобразования в Алжире // Вопросы истории. 1980. № 6. С. 81.



[61]

Сведения любезно предоставлены С. Балмасовым.



[62]

Сведения любезно предоставлены С. Балмасовым.



[63]

Московский комсомолец. 2006. 13 марта.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх