ИРАНО-ИРАКСКАЯ ВОЙНА. 1980-1988 гг.

Территориальные разногласия между Ираном и Ираком имеют длинную предысторию. При этом наибольшую остроту приобрела проблема границы по реке Шатт-эль-Араб. Отрезок этой реки в 82 км до впадения ее в Персидский залив является пограничным. Открытие нефтяных месторождений в иранской провинции Хузестан в 1908 году и активизация торговли потребовали установления точной государственной границы. Согласно протоколу, подписанному в 1913 году в Константинополе, граница между странами устанавливалась по восточному (иранскому) берегу. После получения Ираком независимости в 1932 году были проведены новые переговоры, и в 1937 году подписан договор, согласно которому линия государственной границы на отдельных участках реки была изменена в пользу Ирана. В то же время контроль над судоходством и экономическим использованием реки остался главным образом в руках иракского правительства.

Река Шатт-эль-Араб и прилегающая к ней территория имеют большое военное и экономическое значение для обеих стран, особенно для Ирака. Его важнейший порт Басра находится в 90 км от впадения реки в Персидский залив. Главный нефтеналивной порт Фао расположен в ее устье. Основные нефтепроводы проходят параллельно реке на небольшом удалении, причем по заболоченным и малопригодным для строительства портов берегам. Здесь находится единственный порт страны Умм-Каср, но подход к нему возможен по узким фарватерам, контролируемым Кувейтом.

С иранской стороны на реке Шатт-эль-Араб расположен Хорремшехр – крупнейший торговый порт и железнодорожный узел на юге страны. Здесь же находятся центр нефтепереработки Абадан и военно-морская база Хосравабад. Транспортировка грузов через Персидский залив с их перегрузкой на железную дорогу в порту Хорремшехр считается экономически более выгодной, чем при использовании других портов на юге страны. Однако эксплуатировать "выгодный" маршрут Иран не может из-за принадлежности части реки Ираку.

Кроме речной границы, спорными являлись и шесть небольших участков в районах севернее Хорремшехр, Фука, Мехран, Нефтшахи Касре-Ширин. Немаловажное значение, особенно после прихода к власти в Иране шиитского духовенства во главе с Хомейни, стали играть религиозные различия. Дело в том, что основные шиитские святыни и места паломничества – города Неджеф и Кербела после установления государственных границ оказались на территории Ирака, где господствующие позиции занимали представители ислама суннитского толка.

После выхода Ирака из состава Багдадского пакта и революции 1958 года были предприняты очередные попытки решить территориальную проблему мирным путем [824]. Однако безуспешно. С приходом к власти в Иране шиитского духовенства во главе с Хомейни в отношениях двух стран возникли новые трудности. Тегеран взял курс на построение "исламского государства" и провозгласил лозунг экспорта исламской революции в мусульманские страны. Одним из объектов этой концепции стал Ирак. Немаловажным фактором конфликта между двумя странами, на наш взгляд, стала и личная неприязнь между С. Хусейном и Хомейни: после высылки из Ирана в 1964 году Хомейни находился на иракской территории, но в 1978 году был выдворен из страны по приказу С. Хусейна по обвинению в "действиях против правительства" и разжигании национальной и религиозной розни. Есть версия и о причастности Хусейна к убийству агентами шахской тайной полиции одного из сыновей Хомейни [825]. Средства же массовой информации Ирака осуждали Хомейни за попытки открытого вмешательства во внутренние дела их страны с целью "свержения законного правительства" и провозглашения исламской республики по иранскому образцу.

В сентябре 1980 года иракские войска, воспользовавшись ослаблением Ирана после произошедшей в 1979 году антишахской революции и разрывом отношений с "главным" спонсором страны США, перешли границу соседнего государства и развернули боевые действия. Так началась длительная восьмилетняя ирано-иракская война, получившая в Ираке образное название "Кадис Садам", или "Вторая Кадисия" – по аналогии со сражением арабской армии с персами (иранцами) под городом Кадис (Ктесифон) в 637 г., во время великих арабских завоеваний.

Действия Ирака вызвали негативную реакцию правительства Советского Союза. По мнению советского руководства, они нарушали заключенный в 1972 году Советско-иракский договор о дружбе и сотрудничестве, один из пунктов которого предусматривал в подобных ситуациях предварительные консультации с Москвой. Что же касается политического и военного аспектов начала войны, то по этим вопросам мнения советского руководства разделились.

Международный отдел ЦК занял "проиранскую" позицию, изложенную на Политбюро Пономаревым; Министерство обороны "болело" за Ирак. Его эксперты высказывали опасения, что отказ от помощи Ираку в это трудное время толкнет его к разрыву с Советским Союзом и к переориентации на Запад. МИД и КГБ заняли "серединную" позицию, не без основания считая, что военная победа любой из сторон может привести к кардинальным изменениям в регионе. Причем не в интересах Советского Союза.

Так, если станет побеждать Ирак, может произойти военный переворот в Иране, где осталось немало приверженцев шаха. Обращение за помощью будет адресовано США. Это, в свою очередь, повлечет за собой превращение страны в форпост США на Ближнем Востоке.

С другой стороны, поражение Ирака приведет к потере союзника, с которым у СССР подписан Договор о дружбе. Кроме того, у границ Советского Союза появится мощное государство, претендующее на роль покровителя мусульманского мира. Его активная политика может вызвать взрыв национальных и религиозных противоречий в южных республиках СССР.

24 октября 1980 года Политбюро приняло решение: СССР активно проводит линию на скорейшее прекращение войны между Ираком и Ираном, строго придерживаясь нейтралитета и не становясь на чью-либо сторону [826]. После этого поставки военных материалов Ираку были прекращены. В то же время, по некоторым данным, для "уравновешивания" ситуации вооружение было предложено Ирану. Однако Хомейни отказался иметь дело с "неверными".

Американцы, в свою очередь, сделали ставку на Ирак. Их расчеты строились на том, что в создавшейся ситуации Иран ради получения боеприпасов и запасных частей для оружия, закупленного ранее в больших количествах в США, вынужден будет пойти на далеко идущие уступки. Немаловажной причиной, на наш взгляд, было стремление США "наказать" Иран за "пощечину", нанесенную в ноябре 1979 года в событиях, связанных с захватом заложников из персонала американского посольства в Тегеране. Однако за этой официальной позицией США скрывалась длительная закулисная политическая "игра". Естественно, активность Ирана не могла не беспокоить Запад, и прежде всего США, потерявших свое влияние в этой стране после свержения шаха. Не оставляли в покое администрацию Белого дома и военно-политические связи Ирака с СССР, связанных договором 1972 года о дружбе и сотрудничестве, а также крепнущие позиции Советского Союза в регионе после ввода его войск на территорию Афганистана. Поэтому еще весной 1980 года Соединенные Штаты приняли решение о провоцировании прямого ирано-иракского вооруженного конфликта. Идя на такой шаг, как писала ливанская газета "Аш Шааб", "США рассчитывали, что война между двумя странами позволит ослабить вооруженные силы Ирана, одновременно отвлечет внимание Ирака от противоборства с Израилем и создаст предпосылки для непосредственного американского вмешательства во внутренние дела государств Персидского залива" [827]. Повсеместно в Америке и в Западной Европе стали раздуваться мифы о смертельной опасности баасистского Ирака для "исламской революции" и наоборот. Причем для нагнетания напряженности между этими двумя странами были привлечены даже высокопоставленные лица американской администрации. Так, по сообщениям западной печати, еще в июне 1980 года тогдашний помощник президента Дж. Картера по национальной безопасности 3. Бжезинский, совершая поездку по Ближнему Востоку, "прибег к исключительно умелому подстрекательству" с целью стравить Иран и Ирак [828].

Забегая вперед, отметим, что сразу же после начала военных действий в Вашингтоне была предпринята попытка создать на Ближнем Востоке новый региональный блок с участием Израиля, Египта и некоторых стран Персидского залива для противостояния возможному иранскому вторжению. Под этим же предлогом стала внедряться базовая стратегия в регионе, в результате которой США получили право на использование ряда военных объектов в Омане, Саудовской Аравии и Бахрейне. Декларируя тезис о "защите арабских земель от агрессии извне", Пентагон начал регулярно проводить крупномасштабные маневры под кодовым названием "Брайт стар" на территории ряда арабских государств. Перенос же боевых действий между Ираном и Ираком на морские акватории послужил для США своеобразным поводом для концентрации в Аравийском море и Персидском заливе десятков боевых кораблей, включая авианосцы.

Приложили руку американцы и к военным поставкам в обе воюющие страны. Так, именно Дональд Рамсфелд, являясь в 1984-1985 гг. представителем американского президента в Багдаде (позже министр обороны США), выступил инициатором и лоббистом перед конгрессом поставок в эту страну мощностей для производства химического и бактериологического оружия. А ЦРУ в обход эмбарго на военные поставки Ирану наладило продажу через израильских, европейских, латиноамериканских и собственных торговцев оружием партий противотанковых ракет, другого вооружения и запчастей, закончившуюся громким скандалом под названием "Ирангейт". Нашумевшие разоблачения коснулись правительственных и коммерческих кругов США, ФРГ, Франции, Италии и Израиля.

К началу войны вооруженные силы Ирака по технической оснащенности превосходили иранскую армию. Основу его танкового парка составляли несколько сот советских Т-54, Т-55, Т-62 и китайских Т-59. Иран располагал примерно 700 танками "Чифтен" и М60А1. Корабельный состав иранских ВМС к 1980 году насчитывал 11 боевых кораблей основных классов, около 100 боевых катеров, 2 десантных корабля, 5 минно-тральных, до 20 вспомогательных судов и базовых плавсредств. По численности личного состава флота иранцы в 6 раз превосходили иракцев. В иранских ВВС к началу войны насчитывалось 316 боевых самолетов, в том числе 302 тактических истребителя (77 – F-14A, 90 – Ф-4Д и Е, 135 – F-5E и F). Флот имел 6 самолетов базовой патрульной авиации P-3F "Орион". Однако их боевой потенциал был низким вследствие отсутствия американских запчастей, возможностей для капремонта и авиастроительства, резкого уменьшения численности летного состава как следствия исламизации армии, поскольку авиация находилась всегда под покровительством шаха.

С началом войны иранские власти были вынуждены выпустить из тюрем многих бывших летчиков, но преодолеть тенденцию к снижению уровня боевой готовности авиации не удалосьт что и обусловило превосходство Ирака в воздухе в ходе всей ирано-иракской войны.

На первом этапе войскам Саддама Хусейна сопутствовал успех. Его авангардные части, не встречая серьезного сопротивления, оккупировали территорию площадью около 20 000 км. Продвижение иракских войск удалось остановить на линии Дизфуль – Бостан – Ахваз.

После двух месяцев боев война приняла затяжной позиционный характер. По мнению иностранных обозревателей, иракское военно-политическое руководство намеревалось, удерживая занятые войсками иранские территории, добиться от Ирака возвращения всех спорных районов, прекращения подрывной деятельности и отказа от политики экспорта исламской революции в арабские страны. В начале октября 1980 года правительство Ирака заявило, что оно достигло поставленных целей, и предложило урегулировать конфликт мирным путем. Однако такое решение проблемы было невыгодно для иранского духовенства. Продолжение войны, по мнению правительства Хомейни, способствовало решению задач по плану экспорта исламской революции в соседние страны. Кроме этого, она позволяла решить и ряд внутригосударственных проблем: консолидировать все слои населения вокруг духовенства и отвлечь его внимание от внутренних трудностей.

Направив на фронт практически все соединения и части бывшей шахской армии, правящее духовенство избавилось таким образом от значительной части оппозиционно настроенных к новой власти элементов. А введение различных ограничений военного времени позволило значительно укрепить верные Хомейни и исламу формирования, в первую очередь корпус стражей исламской революции.

В январе 1981 года началось контрнаступление иранских войск в долине Хархи. Его целями были снятие иракской осады с города Абадан и очистка от противника дороги на Ахфаз. 6 января иранская бронетехника (16-я танковая дивизия) вышла к передовым иракским позициям, но была встречена иракской танковой дивизией (до 300 танков Т-62). Бои продолжались до 8 января и закончились полным разгромом Ирана. По данным Ирака, потери вражеской стороны составили 214 танков. Иран признал потерю 88 машин [829]. Интересно отметить, что в ходе этих боев окончательно выяснилось, что 115-мм бронебойно-подкалиберный снаряд пушки танка Т-62 гарантированно пробивает лобовую броню английского танка. В дальнейшем иранские танкисты избегали лобового столкновения с современными танками советского производства [830].

Вторая половина 1981 года и первое полугодие 1982-го в ирано-иракском вооруженном конфликте ознаменовались переходом Ирана к активным боевым действиям практически по всему фронту. Значительно уступая противнику в количестве и качестве оружия и военной техники, иранские войска стремились использовать свое численное превосходство, а также фанатизм личного состава [831].

В марте 1982 года иранским командованием была проведена наступательная операция под кодовым названием "Фатх" по освобождению г. Шуш, которая началасьвнезапной ночной атакой. В первом эшелоне атакующих находились молодые добровольцы-ополченцы (14-15 лет). Как сообщала зарубежная печать, они были брошены командованием корпуса стражей на минные поля и ценой своих жизней обеспечивали ввод в бой регулярных частей. Вслед за этим иранское командование провело новую операцию – "Бейт-оль-Мокаддас", в результате которой иракские войска оставили Хорремшехр [832].

Утратив инициативу в ведении боевых действий и понеся ощутимые потери в ходе весенней кампании 1982 года, иракское руководство приняло решение отвести войска на линию государственной границы, оставив за собой только спорные территории, которые должны были отойти к Ираку по договору 1975 года. Этот акт был использован иракской стороной для того, чтобы в очередной раз попытаться склонить Иран к мирным переговорам. Однако этот шаг был отвергнут Тегераном. Безрезультатными оказались и новые попытки третьих государств примирить противоборствующие стороны. Так, например, 12 июня 1982 года Советом Безопасности ООН была принята резолюция № 514, в которой оба государства призывались к прекращению войны. Реакция Ирана была однозначной – резолюция является результатом сговора с целью "лишить Иран победы".

С июля 1982 года вооруженная борьба на фронте вступила в новую фазу. Иранское руководство взяло курс на перенос боевых действий на чужую территорию.

В ночь с 13 на 14 июля 1982 года около 100 тыс. "стражей революции" и ополченцев из района Ахваз, Кушк и Хорремшехр начали наступление в направлении на Басру и вклинились в оборону противника на 15-20 км в глубь Ирака.

Иранское командование контратаками бронетанковых частей остановило наступление иранских войск в 9 км восточнее г. Басра, отрезало передовые части от главных сил и уничтожило их. Иранские войска отошли на исходные позиции, потеряв, по оценке западных специалистов, более 15 тыс. человек убитыми.

В течение 1983 года Иран провел несколько наступательных операций, объединенных единым названием "Аль-Фаджр", которые тем не менее принесли лишь незначительные успехи.

В конце февраля 1984 года иранским командованием была проведена новая наступательная операция под условным названием "Хайбар". Ее активная фаза продолжалась неделю. Иранским войскам удалось, используя отсутствие сплошной линии фронта в обороне противника на заболоченной местности восточнее Эль-Курна, вклиниться на иракскую территорию на 10-15 км и захватить острова Маджнун с находящимися на них нефтяными скважинами. Успеху наступления способствовала внезапность действий: иранские подразделения, посаженные на десантные катера, моторные лодки и другие самоходные десантно-переправочные средства, ночью по каналам и протокам подошли и высадились на островах и на выходе из болот. Кроме того, они сделали попытку форсировать р. Тигр севернее Эль-Курна.

Как отмечалось в обзорах боевых действий, подготовленных иностранными корреспондентами, иранское командование рассчитывало в результате успеха операции форсировать р. Тигр, перерезать важное шоссе Багдад – Басра и, развивая наступление в южном направлении, захватить Басру, лишить Ирак выхода в Персидский залив и отрезать его от арабских стран Аравийского полуострова. Однако полностью реализовать этот план не удалось. Захватив острова Маджнун, иранские войска не сумели развить успех. Их отдельные подразделения, вышедшие к р. Тигр севернее Эль-Курна, были остановлены и полностью уничтожены [833]. Огромные потери несла иранская сторона и в других сражениях. Так, например, только в ходе операции "Бадр" с 12 по 18 марта 1985 года потери вооруженных сил Ирана составили 30 000 человек, несколько сотен единиц бронетехники и артиллерийских стволов [834].

5 января 1986 года началась операция "Кабрала-5". Отрядам Корпуса стражей Исламской революции удалось захватить на иракском берегу Шатт-эль-Араба несколько плацдармов и навести понтонные переправы. За первые 36 часов сражения была разгромлена 44-я иракская армия, а утром 11 февраля захвачен город Фао. Тем не менее иракским частям в ходе трехдневных ожесточенных боев удалось не только остановить наступление иранцев, но и потеснить противника. 26 февраля операция "Кабрала-5" завершилась. Однако значительные потери Ирака, особенно в бронетехнике, привели к смене военного руководства. По приказу Саддама Хусейна ответственный за оборону Басры командир 3-го армейского корпуса генерал-майор Халиля аль-Дхури был заменен генерал-лейтенантом Дхиа уль-Дин Джамалом. Был смещен со своего поста и начальник Генерального штаба.

Начало заключительного этапа войны относится к концу 1986 года. 24 декабря иранская армия ценой огромных потерь (около 10 000 чел.) захватила несколько островов в русле Шатт-эль-Араба и несколько плацдармов на иракском берегу. В это время, по данным зарубежной печати, был проведен интенсивный обмен ракетными ударами, направленными на Багдад и Тегеран. Интересно, что в ракетных атаках обеими сторонами были использованы ракеты класса "земля – земля" советского производства [835].

17 апреля 1988 года из района Басры было начато очередное наступление иракских частей. Главный удар наносили части Республиканской гвардии, которые имели на вооружении не только новейшие Т-72, но и проверенные временем Т-62. Вся операция заняла вместо планировавшихся 4-5 суток 34 часа. Город Фао был освобожден. В июне 1988 года был нанесен последний, сокрушительный удар по войскам исламистов-фундаменталистов. Был освобожден нефтеносный остров Маджнун. В этой операции Ираком было задействовано примерно 2000 танков и 600 стволов артиллерии. Иран смог противопоставить только 60 танков [836].

20 августа 1988 года Иран и Ирак подписали соглашение о прекращении огня. Государственный долг Ирака, в основном арабским странам Персидского залива, в частности, Саудовской Аравии и Кувейту, после восьмилетней войны составил 60 млрд. долларов [837].

Тем не менее страна не потерпела поражения. Во многом это было связано с помощью, оказанной Ираку Советским Союзом. Ряд успешных иракских операций был проведен после тщательных консультаций с советскими специалистами. Непосредственного участия советские военнослужащие в боевых действиях не принимали, однако нередко были вынуждены выполнять обязанности рядом с линией фронта (Басра, Ханакин и др.). Особенно это касалось специалистов по обслуживанию зенитно-ракетных комплексов и бронетанковой техники. В ряде случаев были вынуждены применять оружие и советские корабли, выполнявшие боевую работу по сопровождению своих и "чужих" судов с различными грузами. В ходе и после окончания ирано-иракской войны советские боевые корабли без потерь и повреждений в 178 конвоях провели через зону боевых действий в Персидском заливе 374 торговых судна. При этом особо отличились экипажи кораблей "Стойкий" (86 судов в 44 конвоях), "Порывистый" (67 судов в 30 конвоях) и "Боевой" (50 судов в 29 конвоях) [838].

Почти всю войну в Ираке находилась большая группа советских военных советников, специалистов и переводчиков – в среднем ежегодно около 400 человек. Всего же на 1 января 1990 года в Ираке побывало 8174 советских военных специалистов, в том числе 92 генерала, 5507 офицеров, 226 прапорщиков и мичманов, 549 сержантов и солдат и 1800 рабочих и служащих СА и ВМФ [839].

Кроме того, в рядах иракской армии и флота находилось немало военнослужащих, прошедших обучение в СССР. Всего в советских и российских вузах на 1 января 1995 года было подготовлено 6584 иракцев, в том числе для СВ – 1588 чел., ПВО- 779 чел., ВВС – 3061 чел., ВМС -926 чел., тыла – 51 чел., и др. – 179 человек [840].

Еще на завершающем этапе войны, в период мирных переговоров в страну была направлена группа военных наблюдателей ООН. В их задачу входил контроль за соблюдением перемирия в районе недавних боев. Согласно официальным данным, в эту группу входили 350 офицеров из 24 стран. Однако фактическое число представителей этих стран значительно превысило указанную цифру. Дело в том, что официальная статистика учитывала только тех, кто обладал статусом наблюдателей. В то же время под эгидой ООН по обе стороны ирано-иракской границы находились сотни иностранных военнослужащих, например, 500 канадцев, обеспечивавших связь между членами группы наблюдателей [841].


Примечания:



[8]

Локальные войны: история и современность/ Под ред. И.Е. Шаврова. М., 1981.-С. 179.



[82]

Бар-Зохар Микаэль. Бен-Гурион. Ростов-на-Дону, 1998. С. 227.



[83]

Официальной датой создания израильской армии ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) считается 31 мая 1948 года. Исходной базой для нее послужили сионистские военные организации в Палестине: "Хагана", "Пальмах", "Иргун" и "Лехи".



[84]

Рид Дуглас. Спор о Сионе. М., 1993. С. 482.



[824]

19 апреля 1969 года Иран денонсировал договор 1937 года и в одностороннем порядке установил границу на р. Шатт-эль-Араб по линии тальвига, а затем занял спорные острова Абу-Муса, Большой и Малый Томб. В марте 1978 года при посредничестве Алжира была подписана декларация, в соответствии с которой Ирак соглашался на установление границы с Ираном по р.Шатт-эль-Араб по линии тальвига. В июне 1975 года был подписан новый пограничный договор, проведена демаркация сухопутной границы. Иран должен был отвести свои войска из некоторых спорных районов.



[825]

Почтарев А. Сражающийся "Вавилон" // Красная звезда. 2003. 26 апреля.



[826]

Гриневский О. Тайны советской дипломатии. М, 2000. С. 196.



[827]

Цит. по: Почтарев А. Сражающийся "Вавилон" // Красная звезда. 2003. 26 апреля.



[828]

Почтарев А. Сражающийся "Вавилон" // Красная звезда. 2003. 26 апреля.



[829]

Никольский М. Танки Т-54 / 55 и Т-62 в боях //Техника и вооружение вчера, сегодня, завтра. 2002. № 7. С. 10.



[830]

Барятинский М. Средние и основные танки зарубежных стран 1945-2000. // Бронеколлекция. 2001. № 3 (36) С. 7-8.



[831]

Например, по данным Лондонского института стратегических исследований, к июлю 1982 года в иранских ВВС числилось 445 боевых самолетов, однако реально участвовать в выполнении боевых задач могли не более 40%. В этих условиях иранское руководство делало ставку на использование своего превосходства над Ираком по численности населения. По данным на июль 1980 года. Иран насчитывал 38 млн., Ирак – 13 млн. человек.



[832]

Кленов И… Орлов В. Ирано-иракская война // Зарубежное военное обозрение. 1985. № 1.С. 26



[833]

Кленов И., Орлов В. Ирано-иракская война // Зарубежное военное обозрение. 1985. № 1.С. 27.



[834]

Никольский М. Танки Т-54 / 55 и Т-62 в боях // Техника и вооружение вчера, сегодня, завтра. 2002. № 7 С. 11.



[835]

Новое русское слово. 1988. 3 марта.



[836]

Никольский М. Танки Т-54 / 55 и Т-62 в боях //Техника и вооружение вчера, сегодня, завтра. 2002. № 7. С. 11.



[837]

Новое русское слово. 1988, 28 августа.



[838]

Морской сборник, 1998, № 4 С. 38.



[839]

Россия (СССР) в локальных воинах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 212.



[840]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века /Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 213.



[841]

Новое русское слово 1988. 17 сентября. С. 3.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх