ВЬЕТНАМ. 1945-1975 гг.

Краткая историко-географическая справка

Вьетнам расположен в Юго-Восточной Азии, на полуострове Индокитай. Граничит на севере с Китаем, на западе – с Лаосом и Камбоджей, с востока омывается Южно-Китайским, морем и его частью – заливом Бакбо, с юго-запада – Сиамским заливом. Около 87% населения (по оценкам 1969 г.) страны составляют вьетнамцы и близкие к ним мыонгами. Остальную часть представляют кхмеры, горные таи, мео, ман, горные моны, горные кхмеры, чамы и горные чамы.

С конца XIX в. и до 1945 г. Вьетнам являлся французской колонией в составе Индокитая Французского. В сентябре 1945 г., после Августовской революции, была образована Демократическая Республика Вьетнам (ДРВ). Провозглашение нового государства привело к войне с не желавшей терять свою колонию Францией (так называемая Война Сопротивления). В 1954 г., согласно Женевским соглашениям, Вьетнам был временно разделен демаркационной линией, проведенной приблизительно по 16-й параллели, по реке Бенхай. В южной части страны, в нарушение Женевских соглашений, в октябре 1955 г. при поддержке США была создана Республика Вьетнам (РВ). В начале августа 1964 г. флот и авиация США подвергли бомбардировке и обстрелу ряд военных объектов и населенных пунктов на побережье Тонкинского залива, а с 7 февраля 1965 г. начали систематические бомбардировки южных провинций ДРВ, распространив их затем на всю страну. Началась Вторая Вьетнамская война.

Война во Вьетнаме 1964-1975 годов стала одним из наиболее крупных вооруженных столкновений после Второй мировой войны. Ей предшествовала многолетняя борьба вьетнамского народа против французской колонизации, а с середины 1950-х годов, после раздела территории Вьетнама на Северную и Южную, – за единое государство. Однако истоки борьбы относятся еще к годам Второй мировой войны, когда Вьетнам находился под управлением прогерманского французского правительства Виши. В это время вьетнамские партизаны, борющиеся против колонизаторов, были поддержаны США. Движение Вьет Минь, возглавляемое Хо Ши Мином, снабжалось оружием, американские инструкторы вели боевую подготовку партизан. Взамен этого "вьетминовцы" спасали американских летчиков, сбитых в японском тылу.

После окончания Второй мировой войны в соответствии с решением Потсдамской конференции для официального разоружения японских войск страна была разделена на две части по 16-й параллели.

Франция при поддержке союзников предприняла попытку восстановить свой контроль во всех бывших французских колониях Индокитая.

В сентябре 1945 года в Индокитай севернее 16-й параллели с целью разоружения японской армии вступили гоминьдановские войска. Территорию южней этой параллели заняли английские части. Вместе с англичанами в Сайгон прибыл и французский военный отряд. 23 сентября в Сайгоне была восстановлена французская колониальная администрация. 8 октября английское правительство признало власть Франции на всей территории Индокитая и в начале 1946 года вывело свои войска с его территории. Основные города Южного Вьетнама занял Французский экспедиционный корпус (35 тыс. человек).

Иная ситуация сложилась на Севере Вьетнама. Здесь после Августовской революции 1945 года была образована Демократическая Республика Вьетнам (ДРВ). 6 января 1946 года в стране состоялись всеобщие выборы в Национальное собрание – высший орган власти, которым 2 марта было избрано правительство ДРВ. Президентом Республики стал вьетнамский революционер со стажем – Хо Ши Мин (в переводе – "Озеро Светлого Пера"). С его именем связаны самые значительные страницы истории Вьетнама XX века.

Хо Ши Мин (настоящее имя – Нгуен Шинь Кунг) родился в 1890 году в деревне Кимлиен уезда Намдан провинции Нгетинь (около 300 км южнее Ханоя) в семье государственного служащего. В 1894 году вместе с семьей он переехал в Хюэ. Учился в крупнейшей в Аннаме французско-вьетнамской школе. В 1911 году уехал в Сайгон, чтобы продолжить обучение в профессионально-техническом училище. Однако 2 июня этого же года он под именем Ван Ба нанялся помощником повара на французский пароход "Ля Туш Тревиль". Во время одного из рейсов остался во Франции. Этот отрезок жизни Хо Ши Мина отрывочен и противоречив. Тем не менее известно, что в 1920-х годах он участвовал в революционной борьбе французских рабочих, встал на позиции III Интернационала, на съезде французских социалистов в Туре голосовал за создание Французской коммунистической партии. За свою политическую деятельность был заочно приговорен к смертной казни.

Летом 1923 года Хо Ши Мин приехал в Петроград, а затем в Москву. Здесь он был известен под именем Нгуен Ай Куок (Нгуен – Патриот).

Рисунок 58

Президент ДРВ Хо Ши Мин


Целью его приезда было налаживание связей революционных и патриотических организаций Индокитая с Коминтерном.

В Москве энергичного вьетнамского революционера приметили. В 1924 году он был зачислен на краткосрочные курсы Коммунистического университета трудящихся Востока (КУТВ), а с конца 1924 до середины 1927 года работал переводчиком (свободно владел французским и китайским языками, хорошо знал русский) в аппарате политического советника ЦИК Гоминьдана М.М. Бородина. В эти же годы участвовал в работе многих международных совещаний, в том числе V Конгресса Коминтерна. Был постоянным членом Восточного бюро Коминтерна. Неоднократно встречался, и считал его другом, с коминтерновцем Рихардом Зорге – впоследствии известным советским разведчиком.

Летом 1934 года Хо Ши Мин вновь прибывает в Москву, где встречается и беседует с ответственными работниками ИККИ Рыковым, Бухариным, Радеком. В 1935 году вместе с другими лидерами компартии Индокитая (создана 3.02.1930 г. [476]) участвует в работе VII Конгресса Коминтерна и VI Международного конгресса молодежи. В начале октября 1938 года он покидает Москву и через Алма-Ату и Урумчи (Синьцзянь) прибывает в Китай. В начале февраля 1941 года Хо Ши Мин нелегально приезжает во Вьетнам, где в мае того же года, в местечке Пакбо (провинция Каобанг) принимает участие в VIII пленуме ЦК КПИК. С августа 1942-го по октябрь 1944 года находится в Китае. В 1944 году Хо Ши Мин принимает участие в организации вооруженного Агитационного отряда освобождения Вьетнама – ставшего впоследствии основой для формирования Вьетнамской Народной армии. Первым командиром отряда был Во Нгуен Зиап, ставший позже известным военачальником [477].

В 1950-1951 годах вьетнамский лидер в очередной раз инкогнито приехал в Москву. В это время, по некоторым сведениям, он встречался и беседовал с И.В. Сталиным. Дальнейшая его жизнь связана непосредственно с освободительной борьбой вьетнамского народа против французских колонизаторов и последующей американской агрессией. Умер Хо Ши Мин 2 сентября 1969 года [478].

Но вернемся к середине 1940-х годов.

В результате образования ДРВ под управление французской колониальной администрации перешли лишь Лаос, Камбоджа и Южный Вьетнам. Такая ситуация не устраивала Францию, стремившуюся возвратить все территории своих бывших колоний. 28 февраля 1946 года представители Франции подписали в Чунцине соглашение с гоминьдановским Китаем о выводе войск из Северных районов Вьетнама и замене их французскими. Взамен этого Франция отказывалась от своих экстерриториальных прав в Китае, предоставляла китайской стороне право свободного провоза товаров по железнодорожной линии Хайфон – Юньнань, свободную зону в Хайфоне и устанавливала особый статус для китайских иммигрантов в Индокитае. Через несколько дней (6 марта) было подписано соглашение и с правительством ДРВ, согласно которому претория признавала ее независимость в рамках Северного (Тонкин, вьетнамское название Бак-бо) и Центрального (Аннам – Чун-бо) Вьетнама. Вопрос о территории Южного Вьетнама (Кохинхин – Нам-бо) предстояло решить путем референдума. При этом Франция оставляла за собой право ввести на ее территорию ограниченный воинский контингент, численностью не более 15 тысяч человек. 17 апреля 1946 года в Далате (Южный Вьетнам) состоялись новые переговоры, которые не принесли никаких результатов и были перенесены во Францию [479].

14 сентября 1946 года в Фонтенбло было достигнуто соглашение о сохранении существующего положения во Вьетнаме до следующих переговоров, которые намечались на январь 1947 года. Однако эти политические меры являлись лишь прикрытием для того, чтобы выиграть время, накопить нужные силы и начать полномасштабную оккупацию Северного Вьетнама.

19 декабря 1946 года французские войска развернули боевые действия на территории Демократической Республики Вьетнам. Началась Первая Индокитайская война [480]. К этому времени 200-тысячные чанкайшистские войска уже покинули страну.

По оперативно-стратегическим результатам ход вооруженной борьбы во Вьетнаме можно разделить на три этапа:

1946-1947 годы – этап "оборонительной стратегии";

1948-1952 годы – период "стратегии равновесия сил";

1952-1954 годы – период наступательных операций.

В первый период французским колониальным войскам, обладавшим превосходством в силах и средствах, удалось захватить все крупные города и основные транспортные артерии Южного и Центрального Вьетнама, а также пограничные с Китаем районы. Военно-политическое руководство ДРВ, развернувшее партизанскую войну, в свою очередь удерживало в своих руках сельские местности и лесные районы [481]. Для правительства республики этот период характерен накоплением сил и перебазированием промышленности и государственного аппарата ДРВ из временно оставляемых районов в отдельные горно-лесные области страны.

США в это время ограничивались политической и военно-экономической поддержкой французских властей, поскольку их экспедиционные силы находились главным образом в Китае, а затем в Корее.

Своего рода переломным моментом для США в отношении Вьетнама стал 1950 год. В апреле этого года в Лондоне прошло совещание министров иностранных дел трех крупнейших государств: США, Англии и Франции, на котором была согласована программа совместных действий в Индокитае. После этого совещания Соединенные Штаты резко увеличили свою финансовую и военную помощь французской администрации. Так, если в 1950 году американская помощь Франции составила 10 млн. долларов, то в 1953 году она уже покрывала 43% французских затрат на войну, а в 1954 году – 78-80%, что исчислялось примерно в 1 млрд. долларов [482]. В 1950-1951 годах из США в поддержку французским войскам было переброшено 73 тысячи тонн военного снаряжения и 126 боевых самолетов [483]. 27 июня 1950 года президент США Г. Трумэн направил в Индокитай специальную военную миссию, которая должна была работать в тесном контакте с французским военным командованием. 23 декабря 1950 года США подписали с Францией и "присоединившимися государствами" Индокитая договор о "взаимной обороне", согласно которому "Франция и присоединившиеся государства обязывались принять весь прибывающий из США персонал, необходимый для претворения в жизнь этого договора, создавать необходимые условия для того, чтобы американские организации могли выполнять возложенную на них миссию" [484].

Рисунок 59

Хо Ши Мин


Идею американской помощи Франции в Индокитае озвучил в 1953 году новый президент США Эйзенхауэр: "Предположим на минутку, что мы потеряли Индокитай, – заявил он, – тогда прекратятся поставки олова и вольфрама, столь ценных для нас. Таким образом, когда Соединенные Штаты решают отпустить 400 миллионов долларов на военную помощь Франции, они не выбрасывают деньги на ветер" [485].

После окончания корейской войны американский интерес к Индокитаю значительно возрос. Территория ДРВ стала рассматриваться США как один из плацдармов для борьбы с национально-освободительными движениями в Юго-Восточной Азии и бассейна Тихого океана, а также стратегически важная база для размещения военно-воздушных и военно-морских сил, позволяющая контролировать весь Азиатский материк. Большое значение для Америки имел Индокитай и с точки зрения получения необходимого для США сырья.

Для успешного решения "насущных" проблем в регионе в сентябре

1954 года усилиями американской дипломатии был создан военный блок СЕАТО, в который вошли США, Великобритания, Франция, Австралия, Пакистан, Таиланд, Филиппины и Новая Зеландия. В протоколе к договору о создании этого блока оговаривалось, что "Лаос, Камбоджа и свободная территория, находящаяся под властью государства Вьетнам, попадают под действие договора".

Второй период войны знаменателен политической комбинацией Франции, связанной с укреплением своих позиций в Индокитае и установлением весной 1948 года в Южном Вьетнаме власти императора Бао Дая [486]. Важным же успехом Вьетнамской народной армии на этом этапе стало освобождение к концу октября 1950 года обширного района, примыкающего к границе КНР – от Лаокая до Лангшона (примерно 750 км). Это дало ДРВ возможность установить прямые связи с социалистическими странами, в первую очередь с Китайской Народной Республикой и Советским Союзом. Благодаря их военной помощи отряды северовьетнамских партизан были значительны укреплены.

К концу 1953 года численность французского экспедиционного корпуса достигала 250 тысяч человек. На его вооружении имелось 250 танков, 580 бронетранспортеров, 468 бронемашин, 528 самолетов, 850 артиллерийских орудий, 600 минометов и 390 кораблей различных типов. Ударной силой корпуса являлись части Французского Иностранного легиона. В его составе находились солдаты 52 национальностей. Более половины из них составляли немцы, главным образом бывшие эсэсовцы, кадровые солдаты вермахта и спецподразделений. Немало среди легионеров было русских, украинцев и прибалтов – детей белоэмигрантов, "власовцев" и военнослужащих гитлеровских полицейских формирований [487].

По иронии судьбы, по другую линию фронта, в составе Вьетнамской народной армии, воевал также наш соотечественник (возможно, не единственный) – Платон Александрович Скржинский. Его краткая биография такова.

Родился П.А. Скржинский в Советском Союзе. Осенью 1940 года, после окончания десятилетки в Ростове-на-Дону, он был призван в Красную армию и с началом Великой Отечественной войны отправлен на фронт. В боях под Львовом попал в плен и четыре года провел в немецких концлагерях. В 1945 году, побоявшись вернуться на Родину, Скржинский записался во Французский Иностранный легион, в составе которого в 1946 году оказался во Вьетнаме. Во время одного из боев в районе Меконга он перешел на сторону партизан и вступил в 307-й батальон Вьетнамской народной армии (псевдоним – Тхань – "Светлячок"). За проявленные мастерство и доблесть был награжден несколькими боевыми наградами. В 1955 году благодаря личному ходатайству президента Хо Ши Мина, рекомендации руководства Национального собрания ДРВ, командования ВНА, почетным бойцом которого он являлся, П.А. Скржинский вернулся в СССР [488].

Прибывшие во Вьетнам французские войска, обладавшие значительной ударной и огневой мощью, столкнулись с непривычной для них тактикой боевых действий. По точному замечанию одного из французских генералов, "война в Индокитае являла собой необычный спектакль двух непохожих армий, разбросанных на огромной территории, тесно взаимодействовавших, но не находившихся в контакте на каком-либо фронте и не стремящихся к решающим сражениям… Она напоминала мозаику из мелких, спорадических действий, в сумме составляющих великую драму" [489].

Заключительной точкой этой "драмы" стал провал плана генерала Наварра – последнего командующего французским экспедиционным корпусом (всего за время войны сменились семь главкомов). Этот план, разработанный при непосредственном участии американских специалистов, предусматривал переход в 1953-1954 годах к стратегической обороне на Севере и к активным наступательным действиям в Центральных районах и на Юге Вьетнама. На 1954-1955 годы намечалось вынудить противника принять генеральное сражение, в котором нанести ему решающее поражение. В этих целях французами был построен ряд укрепленных районов, самым крупным из которых стал Дьенбьенфу (20 км от северо-восточной границы Лаоса, у г. Дьенбьенфу), созданный в ноябре 1953 года.

В январе – мае 1954 года в районе Дьенбьенфу развернулось самое крупное сражение этой войны. Значительную роль в разработке этой и некоторых других операций, по некоторым источникам, сыграли китайские специалисты, имевшие большой боевой опыт, приобретенный как у себя во время гражданской войны, так и в Корее.

Французские войска высадились в долине Дьенбьенфу 20-22 ноября 1953 года, осуществив под командой бригадного генерала Жилля воздушно-десантную операцию "Кастор". За эти три дня на плацдарм было переброшено по воздуху 5100 человек (главным образом 6 парашютных батальонов) и 246 тонн различных грузов. По плану укрепрайон Дьенбьенфу должен был перекрыть дорогу из Вьетнама в Лаос, защиту которого предусматривал Французско-лаосский договор от 28 октября 1953 года.

Подготовка к генеральному сражению со стороны вьетнамцев под командованием генерала Зиапа велась непрерывно три месяца, с привлечением многих тысяч добровольцев-носильщиков. Этот важнейший этап получил название "Битвы тылов". Благодаря их титаническому труду в район Дьенбьенфу было перенесено в корзинах за сотни километров по горным тропам огромное количество продовольствия, боеприпасов, частей разобранного вооружения, в том числе и артиллерии, и т. д. Все это происходило под массированные удары французской бомбардировочной авиации.

В январе части Вьетнамской народной армии окружили Дьенбьенфу, превращенный усилиями американских и французских специалистов фактически в неприступную крепость. Укрепрайон включал в себя 49 опорных пунктов, объединенных в восемь узлов сопротивления. Основу обороны составляли четыре мощных центральных узла сопротивления, где находились командный пункт командующего гарнизоном генерала де Кастри, главные силы артиллерии, танки и аэродром. С севера центр лагеря прикрывали три узла сопротивления – "Габриэль", "Беатриса" и "Анна-Мария", находившиеся на удалении 1,5-2 км. В пяти километрах к югу от центра лагеря была оборудована дополнительная взлетно-посадочная полоса, которую прикрывал узел сопротивления "Изабелла" [490]. Гарнизон Дьенбьенфу состоял из двух французских парашютных батальонов (8-й ударный колониальный и вьетнамский), пяти парашютных батальонов Иностранного легиона (3-й батальон 3-го Иностранного полка, 1-й и 3-й батальоны 13-й полубригады, 1-й батальон 2-го Иностранного полка, 1-й парашютный батальон), четырех стрелковых батальонов колониальных войск (три алжирских и один марокканский), батальона народности тай, десяти отдельных пехотных рот, двух дивизионов 105-мм и одной батареи 155-мм гаубиц, трех батарей 120-мм минометов [491], одной танковой роты (10 легких танков М24 "Чаффи" американского производства), которая входила во французский бронетанковый эскадрон капитана Эрвуэ 1-го конно-егерского полка, одного саперного батальона и подразделений связи и медслужбы [492]. Общая численность гарнизона составляла около 16 тысяч человек [493]. Эти войска прикрывала авиация. К этому времени, по сведениям Объединенного комитета начальников штабов, для поддержки операции в Дьенбьенфу у французов имелось 43 транспортных самолета С-119, приспособленных для проведения напалмовых бомбежек, 29 американских самолетов "Дакота" (С-47 Dakota), а также несколько других транспортных самолетов разных типов [494].

Командование Народной армии сосредоточило к моменту наступления три пехотные дивизии – 308, 312, 316-я (два полка) и один 57-й полк 304-й дивизии, части 351-й артиллерийской дивизии, а также 151-й отдельный инженерно-саперный полк. Общая численность регулярных войск составляла 33 тысячи человек (по другим данным – 49 тысяч человек), не считая 10-15 тысяч человек из формирований тылового обеспечения [495]. Ни авиации, ни танков у вьетнамцев не было. Командовал войсками генерал Во Нгуен Зиап. Следует заметить, что именно перед операцией под Дьенбьенфу вьетнамцами были сформированы первые артиллерийские полки, части зенитной артиллерии, а также создан 16-й полк транспортных автомобилей, состоявший из девяти рот по 100 человек и по тридцать пять грузовиков в каждой. Грузовой парк, задействованный в подготовке операции, включал в себя около 800 машин советского производства (завод им. Молотова), грузоподъемностью две с половиной тонны каждая, а также около 200 американских грузовиков "Дженерал моторе" (2,5-тонных). Последние были либо отбиты вьетминцами у французов, либо поступили от китайцев, которые, в свою очередь, захватили их у сил ООН в Корее. Значительный вклад в "Битву тылов" внесли также более 260 000 добровольных носильщиков – "кули", обеспечивавших армию Зиапа главным образом продовольствием. С помощью автотранспорта, носильщиков, вьючных животных и лодок вьетнамцам удалось бесперебойно снабжать 49 000 бойцов под Дьенбьенфу и еще 40 000-50 000 человек из тыловых подразделений, разбросанных вдоль различных линий коммуникаций. Система обеспечивала поступление сотен тысяч патронов для стрелкового оружия, тысяч снарядов для орудий ПВО и от 100 000 (по французским оценкам) до 350 000 (по сведениям Вьетминя) артиллерийских и реактивных снарядов, а также минометных мин.

Важная роль в действии вьетминцев отводилась тяжелой дивизии (351-й), включавшей в себя 237-й полк тяжелого оружия (около 40 82-мм гаубиц), 45-й артиллерийский полк (около 24 105-мм гаубиц), два дивизиона (675-й артполк) 75-мм горных пушек и 120-мм минометов (около 20), 367-й зенитно-артиллерийский полк (около 80 стволов 37-мм орудий радарного наведения и около 100 12,7-мм зенитно-пулеметных установок), часть полевой реактивной артиллерии, оснащенная минометами "Катюша" (12-16 установок) [496].

Первый этап уничтожения вражеской группировки начался в 17 часов 13 марта 1954 года [497]. После 40-минутной артиллерийской подготовки, мощного огневого удара по переднему краю обороны противника пехота перешла в атаку на периферийную позицию – холм Химлам ("Беатриса"), который оборонял 3-й батальон 13-й полубригады Иностранного легиона. При этом огнем артиллерии было повреждено на аэродроме 16 самолетов. Атака стала полной неожиданностью для французов, которые даже не предполагали, что тяжелые орудия возможно доставить через неприступные горы и так хорошо укрыть. Авиация французов попыталась в ходе нескольких атак уничтожить артиллерию Народной армии, но была встречена плотным огнем зенитной артиллерии и крупнокалиберных пулеметов. В результате было сбито еще 28 французских самолетов. Поскольку для орудий вьетнамцы подготовили специальные укрытия в склонах гор, эффективность ударов авиации оказалась весьма низкой. Кроме этого, вьетнамцы широко применили ложные артиллерийские позиции с "взрыв-хлопушками", имитировавшие пламя орудийного выстрела. Лучшей иллюстрацией действий вьетнамской артиллерии служат слова французского генерала Наварра:

"Обученное китайскими советниками (коммунистами) командование Вьетминя использовало приемы, отличные от классических методов. Орудия устанавливались на позиции по одному… Они были размещены в защищенных от осколков блиндажах и стреляли через бойницы, или же прислуга для ведения огня выкатывала их из укрытия, а затем возвращала обратно, как только с нашей стороны начиналась ответная контрбатарейная стрельба. Такое применение артиллерии, возможное только благодаря наличию в горах, где размещались полевые и зенитные орудия Вьетминя, "муравьиных нор", опрокидывало все расчеты наших артиллеристов. Это была главная неожиданность, с которой мы столкнулись в ходе сражения" [498].

Потеряв в бою 6 офицеров убитыми, одного раненым, 325 унтер-офицеров, капралов и легионеров убитыми, ранеными или пропавшими без вести, французы были вынуждены оставить позицию. 14 марта пала вторая из окрестных позиций – холм Доклап ("Габриэль"), а 17-го капитулировал гарнизон, оборонявший позицию Банкео ("Анна-Мария) в том же северном секторе обороны. Причем значительный урон оборонявшимся был нанесен командами "смертников" (добровольцев-саперов), которые, обвешанные взрывчаткой, подрывались на французских позициях.

30 марта начался второй этап операции, который преследовал целью захват Центрального сектора Мыонгтхань и южный сектор Конгкум. Для этого была применена "тактика малых потерь", известная тактика окопной борьбы времен Первой мировой войны. Ее суть заключалась в следующем. От ближайшего укрытия к опорному пункту противника – объекту атаки – отрывался скрытый ход сообщения. Когда до объекта атаки оставалось несколько десятков метров, начинали отрывать траншею, которую использовали в качестве исходной позиции при штурме опорного пункта. Этими ходами сообщений некоторые опорные пункты отсекались от основных позиций, что часто вынуждало противника оставлять опорные пункты и отходить без боя. После овладения ближайшим пунктом ход сообщения наращивали далее на глубину обороны противника, к следующему опорному пункту [499]. Всего было проложено свыше 100 (по другим данным – 600) километров траншей и ходов сообщения. К концу апреля траншеи вьетнамских бойцов достигли центрального аэродрома, через который осуществлялось снабжение Дьенбьенфу. Оборона французов была расчленена на две изолированные группировки.

В ночь на 1 мая 1954 года начался третий, завершающий этап боевых действий. К этому времени 14 тысячам бойцов и командиров первого эшелона вьетнамских войск противостояли лишь 3 тысячи боеспособных солдат-французов. По воспоминаниям участников сражения, оборонявшиеся дрались с безрассудством обреченных. Позже эти бои будут названы западными историками "второй верденской мясорубкой", а самими вьетнамцами – "вьетнамским Сталинградом". К 17 часам 7 мая 1954 года (после четырехчасового штурма) Дьенбьенфу пал.

В этом сражении Франция потеряла убитыми и пленными 7184 человека, остальные сдались и дезертировали [500]. Потери вьетнамцев, по французским данным, составили не менее 10 000 убитыми и в два раза больше ранеными [501].

Описание событий сражения за Дьенбьенфу было бы неполным без хотя бы краткого рассказа о трех планировавшихся операциях, получивших название птиц: "Гриф" (Vulture), "Кондор" (Condor) и "Альбатрос" (Albatros). Задачей всех этих операций было спасти осажденный гарнизон в Дьенбьенфу от наступления частей генерала Зиапа. Две последние предусматривали переброску живой силы и вооружения в осажденный лагерь или прорыв кольца окружения силами пробившихся с боями, к месту сражения, дополнительных частей французского экспедиционного корпуса. Что же касается операции "Гриф", разработанной и предложенной американским военным руководством, то она предполагала проведение массированных авиаударов по расположению вьетнамских войск. На идее этой операции следует остановиться подробней, так как ее отголоски хорошо прослеживаются в действиях американской авиации в конце 1960-х – начале 1970-х годов.

Прелюдия операции "Гриф" началась с визита в Вашингтон 20 марта 1954 года генерала Эли, начальника штаба Вооруженных сил Франции. 26 марта он неофициально встретился (по просьбе последнего) с адмиралом Артуром Рэдфордом, являвшимся в то время председателем Объединенного комитета начальников штабов. Рэдфорд предложил французскому генералу, чтобы 75-100 американских бомбардировщиков В-29 ("Суперкрепость"), размещенных на авиабазе Кларк на Филиппинах, провели три или четыре ночных рейда к Дьенбьенфу и нанесли удар по войскам Зиапа. Эскортировать бомбардировщики должны были 170 истребителей палубной авиации ВМФ США, которые имелись на двух авианосцах, находившихся в водах Южно-Китайского моря или вблизи от них. В разговоре с Эли Рэдфорд выразил уверенность, что правительства США и Франции одобрят план. Далее состоялось обсуждение перспектив применения для тех же целей трех атомных бомб. После этого началась "раскрутка" плана операции в высших эшелонах власти.

Оппозицию "Грифу" возглавил генерал Мэттью Б. Риджуэй, начальник штаба сухопутных войск США и герой войны в Корее. Он поставил под сомнение эффективность бомбежек в Индокитае, которые, по его мнению, неизбежно приведут к вводу американских войск во Вьетнам. А такое развертывание событий не поддержит народ Соединенных Штатов. Более того, применение атомного оружия, не говоря уже о негативной реакции в мире, вызвало бы технические сложности. Тепловой эффект, ударная волна и радиация оказались бы практически в равной степени губительными как для коммунистов, так и для французских солдат. При этом возрастала опасность втягивания в конфликт коммунистического Китая и Советского Союза, что грозило началом третьей мировой войны. Убедительные доводы генерала Риджуэя поддержали генерал Натан Твининг, начальник штаба ВВС, и адмирал Роберт Карни, начальник управления морских операций.

Адмирала Рэдфорда, в свою очередь, поддержали Государственный секретарь США Джон Фостер Даллес, "непробиваемый" и "несгибаемый" борец с коммунизмом, и вице-президент Ричард Никсон. Причем последний выразил готовность поддержать ввод американских сухопутных сил во Вьетнам в случае неудачи бомбового удара.

Президент США Эйзенхауэр, ознакомившись с предложением, в характерной ему манере занял нейтральную позицию, дав, тем не менее, указания Даллесу вынести вопрос на обсуждение лидеров конгресса. Собрание конгрессменов состоялось 3 апреля в Белом доме, но не принесло сторонникам силового решения вьетнамской проблемы победы. Не поддержал план Рэдфорда и главный союзник – Британия. Уинстон Черчилль и министр иностранных дел Англии Энтони Иден выступили решительно против военных операций в Индокитае. Даже французы, кровно заинтересованные в победоносном разрешении сложившейся ситуации, колебались: 4 апреля они высказались за одобрение плана, 6 апреля – против. 23 апреля, когда ситуация в Дьенбьенфу для французов ухудшилась, они вновь поддержали план, но было уже поздно. Американцы не решились начинать операцию без хотя бы символического участия Англии [502].

Касаясь проекта использования в боевых действиях атомного оружия, нельзя не упомянуть и о планах применения так называемых ядерных фугасов [503]. Один из них предполагал минирование таким фугасом перевала My Джиа, самого узкого места на вьетнамо-лаосской границе, через которое по "тропе Хо Ши Мина" шло основное пополнение войск и боевой техники. Другие особые планы были направлены на применение ядерных фугасов на территории Северного Вьетнама. Во время осады Кхе Санга и окружения французов в Дьенбьенфу применение такого оружия серьезно рассматривалось руководством США. Есть также сведения о существовании плана уничтожения огромных американских тыловых баз в случае их захвата вьетнамцами.

Поражение под Дьенбьенфу, ставшее фактически последним аккордом в военно-политических комбинациях Франции в Индокитае, получило огромный резонанс в стране. Разразившийся в метрополии политический кризис привел к отставке французского правительства. По мнению некоторых историков, именно с Индокитая начался развал всей колониальной империи Франции.

Всего за время боевых действий Франция и ее союзники потеряли около 460 тысяч солдат и офицеров, что превышало военные потери Франции во Второй мировой войне [504]. В числе погибших было 314 офицеров, 1071 унтер-офицер, 8997 легионеров Иностранного легиона [505].

Материальные потери в войне оказались для Франции и ее вооруженных сил не менее удручающими, чем политические и моральные. Экономические затраты на ведение войны только в 1949 году составили около 100 млрд. франков, а в 1950 г. они достигли 150 млрд. Всего же Франция израсходовала на войну 2699 млрд. франков и 2,6 млрд. долларов, поступивших из США [506].

Сложившаяся ситуация вынудила французское правительство пойти на мирные переговоры. В январе 1954 года по инициативе Москвы была достигнута договоренность о созыве международной конференции для урегулирования вопроса по Индокитаю. После 72 дней сложной и острой дипломатической борьбы 20-21 июля 1954 года в Женеве были подписаны соглашения о прекращении военных действий во Вьетнаме, Камбодже и Лаосе. Соглашения устанавливали временную демаркационную линию между ДРВ и Южным Вьетнамом южнее 17-й параллели. Предусматривалось, что Вьетнам, а также Лаос и Камбоджа не будут входить ни в какие союзы, на их территории не будут создаваться базы иностранных государств, размещаться иностранные войска, военный персонал, а также прибывать оружие и боеприпасы [507].

На 1956 год намечались всеобщие выборы власти (не позднее 20 июля) под международным контролем, чтобы решить вопрос об объединении страны. На этом завершился первый этап вооруженного противостояния в Индокитае. Однако такая ситуация не устраивала Соединенные Штаты Америки. Совет национальной безопасности США расценил решения Женевской конференции как шаг, способствующий распространению коммунизма во всей Юго-Восточной Азии и наносящий Америке удар по ее геостратегическим интересам в регионе.

Рисунок 60

Солдаты вьетнамской армии (архив автора)


Начался второй этап войны, который охватил события 1955-1960 годов.

12 февраля 1955 года вступило в силу соглашение, подписанное ранее представителями американской военной миссии в Южном Вьетнаме и французского экспедиционного корпуса. Согласно этому документу военная миссия США, возглавляемая генералом О. Даниэлем, получала право на организацию и обучение "национальной армии" сайгонского правительства, насчитывавшей к этому времени 300 тысяч человек (по другим данным – 250 тысяч) [508].

В октябре 1955 года при содействии ЦРУ США в Южном Вьетнаме была проведена замена правительства. Профранцузский император Бао Дай был низложен, монархия упразднена, а провозглашенную 26 октября Вьетнамскую Республику (BP) возглавил премьер-министр Нго Динь Дьем, занимавший проамериканские позиции. По некоторым сведениям, Нго Динь Дьем (Нго Динь Зьем) попал в поле зрения американских властей еще в 1930-е годы, а с 1948 года сотрудничал с ЦРУ.

Благодаря перевороту Юг Вьетнама фактически выходил из-под контроля Франции и окончательно закреплял господствующее положение Соединенных Штатов Америки. С этого момента со стороны США началась активная работа по укреплению режима Нго Динь Дьема и боеспособности южновьетнамской армии. Так, за период с 1955 по 1960 год сайгонская армия получила от Пентагона вооружений на сумму 463 млн. долларов [509].

По оценке даже западных средств информации, режим Нго Динь Дьема был "одним из самых деспотичных в мире", что способствовало росту антиправительственных настроений [510]. В мае 1959 года сайгонское национальное собрание приняло закон 10/59, предоставлявший военным трибуналам право приводить в исполнение вынесенные приговоры на месте. В результате к началу 1960 года было казнено 80 тысяч человек, более 770 тысяч содержались в тюрьмах и концлагерях. Массовым репрессиям властей подвергались не только бывшие участники сопротивления, но и широкие круги населения, пытавшиеся выступать с требованиями проведения выборов для объединения страны. Реакцией на действия правительства стало восстание, начавшееся в январе 1960 года в южновьетнамской провинции Бенче, расположенной в центре дельты Меконга [511]. Восставшие крестьяне свергли местную администрацию и провозгласили народное самоуправление. 11 ноября 1960 года группа офицеров предприняла неудавшуюся попытку совершить государственный переворот. Волнения охватили и другие районы Вьетнамской Республики.

20 декабря 1960 года в одном из освобожденных районов на Конгрессе патриотических сил был образован Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама (НФО ЮВ), который сразу же встал в вооруженную оппозицию сайгонскому режиму и вскоре возглавил восстание. К 15 февраля следующего года разрозненные отряды восставших были объединены в Армию освобождения Южного Вьетнама (АО ЮВ) [512].

Образованный НФО поддержал СССР и другие социалистические страны, в том числе и Китай. Фронту была оказана значительная экономическая и военная помощь. 6 января 1961 года советский лидер Н.С. Хрущев публично заявил, что "войны за национальное освобождение" есть войны справедливые и поэтому мировой коммунизм поддержит их.

Примерно с 1959 года отряды Вьетконга стали активно поддерживаться ДРВ. В сентябре 1960 года правительство Северного Вьетнама официально признало свою поддержку повстанческому движению на Юге. К этому времени на территории ДРВ уже действовали центры по подготовке бойцов, "ковавших" кадры из числа жителей Южных районов Вьетнама, переехавших в ДРВ в 1954 году. Инструкторами в этих центрах были главным образом китайские военные специалисты. В июле 1959 года первая крупная группа подготовленных бойцов численностью около 4500 человек стала просачиваться в Южный Вьетнам. Впоследствии они стали ядром батальонов и полков Вьетконга. В том же году в составе Армии Северного Вьетнама была сформирована 559-я транспортная группа, предназначенная для осуществления тыловой поддержки операций в Южном Вьетнаме через "лаосский выступ". В Южные районы страны стали поступать оружие и боевая техника, что позволило повстанческим отрядам одержать ряд существенных побед. В конце 1960 года вьетконговцы уже контролировали дельту Меконга, Центральное плоскогорье Аннама и прибрежные равнины. Одновременно получили широкое распространение террористические методы борьбы. Так, в 1959 году было убито 239 южновьетнамских чиновников, а в 1961 году более 1400.

Правительству Нго Динь Дьема, в свою очередь, была оказана помощь со стороны Соединенных Штатов. Весной 1961 года США направили в Южный Вьетнам около 500 специалистов по противопартизанским операциям, офицеров и сержантов "войск специального назначения" ("зеленые береты"), а также две вертолетные роты (33 вертолета Н-21). Вскоре в Вашингтоне была создана специальная Консультативная группа по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму во главе с генералом П. Харкинсом. К концу 1961 года в стране уже находилось 3200 американских военнослужащих. Вскоре "группа советников" была преобразована в Командование по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму с дислокацией в Сайгоне [513]. Оно взяло на себя решение многих оперативных вопросов, до этого не входивших в компетенцию американских советников и Консультативной группы. В конце 1962 года число американских военнослужащих составляло уже 11 326 человек [514]. В течение этого года они совместно с южновьетнамской армией провели около 20 тысяч боевых операций. Причем многие из них благодаря использованию при атаках вертолетной поддержки оказались достаточно успешными.

К концу 1964 г. число американских военнослужащих в Южном Вьетнаме составило уже 23 тыс. человек [515], а в 1965 году превысило 40 тысяч. Самолетный парк южновьетнамской армии увеличился с 130 до 270 самолетов. В военно-морских силах насчитывалось 216 кораблей и вспомогательных судов. Кроме того, в Южно-Китайском море США сосредоточили 4 ударных авианосца, 1 противолодочный авианосец и десантный вертолетоносец с усиленным полком морской пехоты на борту [516].

Одновременно в Северный Вьетнам стало забрасываться большое количество коммандос. С военной точки зрения такие операции не имели решающего значения.

Рисунок 61

Вьетнамские бойцы (архив автора)


Однако сторонники этой программы считали,что их главной задачей являлась демонстрация серьезности намерений Вашингтона обуздать коммунистическую агрессию: "косвенное символическое и психологическое усиление вовлеченности США". Операции по заброске агентов получили кодовое название "Оперативный план 34А". Он начал реализовываться одновременно с решением об участии Соединенных Штатов Америки в делах Вьетнама. Согласно некоторым сведениям, к концу 1963 года на территории Северного Вьетнама действовали более 100 агентов ЦРУ. Правда, большинство из них были либо потеряны, либо перевербованы противником [517].

При непосредственном участии военных советников из США планировались операции и осуществлялось прямое руководство боевыми операциями. Из Соединенных Штатов в Южный Вьетнам поступала боевая техника и вооружение. Проходила интенсивная подготовка личного состава Вооруженных сил РВ. Особое внимание уделялось формированию и обучению специальных групп по антипартизанским действиям. Однако чрезвычайная непопулярность Нго Динь Дьема и его жестокие методы подавления инакомыслия вызывали все большее недовольство среди различных слоев населения республики. Протесты против правительства приняли различные формы, включая самосожжение нескольких буддийских монахов. В связи с этим даже Папа Римский выразил свою озабоченность. Отказ США оказывать режиму Нго Динь Дьема поддержку стал последней точкой в его правлении. 2 ноября 1963 г. в стране был совершен государственный переворот. По некоторым данным, он был инспирирован американскими разведывательными службами при "молчаливом согласии" посла США в Южном Вьетнаме Генри Кэбота Лоджа. Во время переворота Нго Динь Дьем и его брат, начальник службы безопасности Нго Динь Нху, были убиты. Правительство возглавил Зыонг Ван Минь, который, в свою очередь, два месяца спустя был свергнут генералом Нгуен Кханем [518] – "сильной личностью", как его характеризовали в американских кругах.

К тому времени Национальный фронт освобождения при помощи ДРВ, СССР и КНР создал на территории Южного Вьетнама собственные вооруженные силы, состоявшие из регулярной армии, территориальных войск и партизанских отрядов. К лету 1964 года под контролем воинских формирований НФО находилось уже две трети территории страны с населением более 7 млн. человек.

Значительная роль в формировании и оснащении Армии освобождения Южного Вьетнама принадлежит герою первой вьетнамской войны Во Нгуен Зиапу.

Самое важное, что благодаря его усилиям было стандартизировано разномастное вооружение бойцов Вьетконга, которые стали пользоваться преимущественно советскими 7,62-мм автоматами АК-47 китайского производства, пулеметами того же калибра, противотанковыми гранатометами РПГ-2, а также 57-мм и 75-мм безоткатными орудиями. В связи с этим интересно привести высказывание министра обороны США Макнамары. В меморандуме от 16 марта 1964 гола он заметил, что "начиная с 1 июля 1963-го среди вооружений, захваченных у вьетконговцев, стало попадаться прежде не встречавшееся у них оружие: китайские 75-мм безоткатные орудия, китайские крупнокалиберные пулеметы, американские 12,7-мм крупнокалиберные пулеметы на станках китайского производства. Кроме того, совершенно очевидно, что вьетконговцы применяют китайские 90-мм реактивные гранатометы и минометы" [519].

Кроме того, Зиап оказал помощь Вьетконгу кадрами, направив в Южный Вьетнам тысячи (от 3000 до 12 000) бойцов-северовьетнамцев, когда "запас" южан на территории ДРВ истощился [520]. Они стали основой командных кадров при организации сил южан в более крупные тактические части и соединения. Так, в 1964 году у вьетконговцев появилась первая дивизия, ныне хорошо известная 9-я дивизия, дислоцированная в провинции Тай-Нинь, к западу от Сайгона. Это соединение было сформировано из 271-го и 272-го пехотных полков Вьетконга и приданных подразделений поддержки. В конце 1964 года 9-я дивизия уже принимала участие в операциях против Армии Республики Вьетнам. Подобным же образом батальоны Главных сил Вьетконга были пополнены и реорганизованы в полки, а роты, соответственно, – в батальоны. О результатах этих мероприятий лучше всего судить по отчету посла США в Южном Вьетнаме Максвелла Тейлора, писавшего, что в оснащении и обучении солдаты Вьетконга "подготовлены лучше, чем когда-либо ранее" [521].

Что же касается Советского Союза, то, по данным МИДа СССР, в 1961 – 1965 годах через ДРВ Национальному фронту освобождения Южного Вьетнама были переданы в виде безвозмездной помощи 130 безоткатных орудий и минометов, 1,4 тыс. пулеметов, 54,5 тыс. единиц стрелкового оружия и боеприпасы к ним (главным образом трофейного, немецкого производства). При этом одновременно оказывалась и значительная экономическая помощь Северному Вьетнаму. В свою очередь, Китай за период с 1955 по 1965 год предоставил ДРВ экономическую помощь на сумму 511,8 млн. рублей, в том числе на 302,5 млн. рублей безвозмездно [522]. В целом же объем помощи КНР, по данным разведки Пентагона, составлял примерно 60% от помощи СССР [523].

Вооружение южновьетнамским партизанам поступало в Северный Вьетнам, а оттуда через территории Лаоса и Камбоджи, по созданной и постоянно действующей коммуникации, получившей название "тропа Хо Ши Мина" [524].

Следует сказать, что как для Советского Союза, так и для Китая Вьетнам являлся чрезвычайно важным стратегическим районом. Для СССР он был основным каналом политического проникновения в Юго-Восточную Азию. Особенно значимым – в условиях ухудшения отношений с КНР. Имея в союзниках Вьетнам, Москва могла добиться полной стратегической изоляции Пекина и тем самым не оказаться в зависимом положении в случае примирения последнего с США.

Китайской стороне также было важно иметь Вьетнам в своих союзниках. Стратегическое господство СССР в этом регионе замкнуло бы кольцо окружения вокруг КНР и ослабило ее позиции как лидера коммунистического движения в Юго-Восточной Азии.

В этой ситуации Ханой старался формально придерживаться нейтральной позиции, что позволяло ему получать оперативную помощь как от СССР, так и от КНР. Забегая вперед, заметим, что по мере сближения Москвы и Ханоя отношения Пекина с последним стали заметно снижаться и достигли постепенно низшей точки. В конечном счете СССР заполнил пространство, оставшееся после окончания войны и ухода из Вьетнама США.

В начале 1964 года активность частей Армии освобождения Южного Вьетнама возросла. С 3 февраля по 6 февраля силы АОЮВ развернули широкомасштабное наступление против южных вьетнамцев в провинции Тай-Нинь и в дельте Меконга. Была развернута борьба и против американского военного персонала. 3 февраля вьетконговцы напали на резиденцию американских советников в городе Контум. 7 февраля был устроен взрыв в столичном театре Кинь-До, когда там находились только американцы. Трое военнослужащих США погибли и пятеро получили ранения. 2 мая группа подводников-диверсантов потопила стоявший у причала в порту Сайгона американский вертолетоносец "Кард". И, наконец, 4 июля примерно полк бойцов Вьетконга захватил базу войск специального назначения в Нам-Донге, на севере Южного Вьетнама. Погибло пятьдесят южных вьетнамцев и двое военнослужащих спецназа США [525].

Критическая ситуация, сложившаяся в Южном Вьетнаме, а также участившиеся случаи гибели американских военнослужащих потребовали от США более активного вмешательства. В связи с этим 30 июня 1964 года на совещании южновьетнамского руководства и американской администрации в Гонолулу было принято решение о полной изоляции НФО от ДРВ. Утвержденный на совещании план предусматривал: развертывание в Южном Вьетнаме группировки регулярных сил США, способных подавить восстание; распространение действий американских ВВС на восточные районы Лаоса и Камбоджи, через которые проходили коммуникации, связавшие ДРВ и НФО, и нанесение серии авиационных массированных ударов по объектам Северного Вьетнама (операция "Rolling Thunder" – "Раскаты грома"). Вводилась также блокада морского побережья Индокитая.

С этого момента начался четвертый этап войны в Индокитае (1964- 1968 гг.), характерный вторжением на территорию Индокитая американских экспедиционных сил и их непосредственным участием в военных действиях против Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. В это время в боевые действия на территории ДРВ были вовлечены и советские военнослужащие.

Поводом для начала активных боевых действий со стороны США послужил так называемый "Тонкинский инцидент". 2 августа 1964 года американский эсминец "Мэддокс", выполняя задание в рамках разведывательной операции "De Soto" [526], вошел в Тонкинский пролив, нарушив территориальные воды ДРВ (американские источники утверждают, что он находился в нейтральной зоне). Три северовьетнамских торпедных катера береговой охраны сначала попытались "отжать" нарушителя в открытое море, а затем якобы атаковали "Мэддокс" и выпустили по эсминцу торпеды и обстреляли его из 12,7-мм пулеметов (по другим данным – ракетами и 37-мм орудиями). В ответ "Мэддокс" открыл огонь из 5-дюймовых орудий и накрыл прямым попаданием один из катеров. Спустя час, приблизительно в 17.30, четыре истребителя F-8E с американского авианосца "Тикондерога" нанесли по катерам несколько залпов ракетами и обстреляли их из пушек. В результате один из катеров был потоплен. Вьетнамское правительство уведомило об инциденте правительство США и потребовало прекратить враждебные действия против суверенного государства. Через два дня в территориальные воды ДРВ вошли уже два американских эсминца – "Мэддокс" и "Тэрнер Джой". После соответствующего предупреждения они были атакованы катерами береговой охраны.

4 августа в Вашингтоне, на заседании Совета государственной безопасности, было принято решение провести ответную карательную акцию. На следующий день самолеты с авианосцев "Тикондерога" и "Констеллейшн" нанесли бомбовые удары по пяти целям в Северном Вьетнаме (было проведено 64 боевых вылета). В результате было уничтожено 8 северовьетнамских катеров и 21 поврежден, взорвано топливное хранилище в Вине и другие объекты. Налетам подверглись также Лаос и Камбоджа. Американские потери составили два самолета. Спустя четыре года правительство США признало, что "Тонкинский инцидент" был заранее спланированной акцией. 24 июня 1970 года сенат США был вынужден дезавуировать "Тонкинскую резолюцию".

Однако 7 августа 1964 года американский Конгресс счел этот эпизод достаточным основанием для предоставления президенту США Л. Джонсону право принимать "все необходимые меры в ответ на любые вооруженные действия, направленные против вооруженных сил США" [527].

Стратегический план военного командования США предусматривал развертывание такой группировки вооруженных сил, которая позволила бы изолировать партизан в Южном Вьетнаме от ДРВ, Лаоса и Камбоджи и тем самым создать условия для их разгрома. Кроме того, планировалось нанесение массированных воздушных ударов по ДРВ, объектам НФО в Южном Вьетнаме, а также по приграничным районам Лаоса, через которые проходили пути, связывавшие ДРВ с Южным Вьетнамом. Флот США должен был не допустить переброски сил и средств из ДРВ в Южный Вьетнам морским путем. К этому времени (начало августа 1964 г.) численность американских войск в Южном Вьетнаме достигала 90 тысяч человек. Сайгонская армия к этому времени насчитывала 200 тысяч человек, 124 танка, 132 самолета и 216 боевых кораблей. Воинские формирования Армии освобождения Южного Вьетнама насчитывали около 100 тысяч человек [528].

24 декабря 1964 года неустановленные лица взорвали в Сайгоне гостиницу, предназначенную для проживания младших американских офицеров. Двое американцев погибли, тридцать восемь получили ранения. Ответственность за акцию взял на себя Вьетконг.

Спустя четыре дня части Армии освобождения Южного Вьетнама развернули наступление силами 9-й дивизии. В ходе операции была захвачена католическая деревня Винь-Гиа, расположенная в семидесяти километрах к востоку от Сайгона, и уничтожены две элитные воинские части АРВ – 33-й батальон рейнджеров и 4-й батальон морской пехоты. В это время, по утверждению американского генерала Дэвидсона, служившего во Вьетнаме в качестве начальника разведотдела в штабе Командования по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму, поступили сведения о концентрации на Центральном плоскогорье Южного Вьетнама 101-го, 95-го и 32-го полков 325-й дивизии Главных сил Армии Северного Вьетнама. Это было расценено как "настоящее вторжение на территорию суверенного государства" [529]. По словам генерала, именно решение высшего северовьетнамского руководства отправить на Юг свои регулярные войска стало одним из "поворотных событий" Второй Индокитайской войны. Это в свою очередь повлекло за собой соответствующую реакцию со стороны американцев и расширение масштабов боевых действий на территорию ДРВ. Тем более, что военная ситуация складывалась далеко не в пользу южновьетнамских генералов. По сути, режим Нгуен Кханя уже балансировал на краю пропасти.

Искрой к разгоревшемуся вскоре пламени большой войны стало нападение вьетконговцев на аэродром и вертолетную базу ВВС США под Плейком и в Кэмп-Холлоуэй. В результате этой операции погибло 9 человек, 137 американцев получили ранения, было уничтожено или выведено из строя 16 вертолетов и повреждено 6 самолетов.

Практически сразу же после этого президент Джонсон приказал провести акцию возмездия – удар по целям в рамках программы "Flaming Dart" ("Пылающая стрела").

7 февраля 1965 года американские самолеты, базировавшиеся на авианосцах 7-го флота США, подвергли массовым бомбардировкам и ракетному обстрелу южные провинции ДРВ (г. Дог-Хой и др). По замыслам Пентагона действия американской авиации должны были устрашить северовьетнамцев и "умиротворить" вьетконговцев. Однако этого не произошло.

10 февраля отряды Армии освобождения Южного Вьетнама атаковали места расквартирования американского сержантского состава в Куи-Нгоне, убив 23 и ранив 21 военнослужащего.

Рисунок 62

Американский стратегический бомбардировщик В-52


В ответ самолеты ВМФ США разбомбили военный лагерь в Чань-Хоа на юге Северного Вьетнама, а южновьетнамские летчики атаковали места дислокации АСВ в Ви-Ту-Лу.

13 февраля 1965 года президент Джонсон распорядился о начале "программы проводимых совместно с Южным Вьетнамом взвешенных и ограниченных воздушных рейдов по выборочным целям на территории ДРВ" (программа "Rolling Thunder") [530]. Спустя почти два месяца получило одобрение решение о расширении воздушной войны против Вьетнама. Оно было изложено в меморандуме № 328 от 6 апреля 1965 года, 9-й пункт которого гласил: "Президент одобрил следующие общие рамки дальнейших действий против Северного Вьетнама и Лаоса: нам следует в общих чертах сохранить нынешние постепенно нарастающие темпы операции "Роллинг тандер", будучи готовыми наращивать удары в ответ на активизацию операций Вьетконга… В определении нынешних мишеней по-прежнему следует избегать эффективного радиуса действий МиГов. Нам надлежит продолжать варьировать типы мишеней, активизируя удары по линиям связи в ближайшем будущем с тем, чтобы через несколько недель перейти к ударам по железным дорогам к северу и северо-востоку от Ханоя" [531].

К середине 1965 года верхняя черта, ограничивавшая зону нанесения ударов, была отодвинута с 19-й параллели до 20°33'". Был также расширен список целей. К концу года он возрос с 94 до 236 и стал включать в себя не только военные лагеря, склады, радиолокационные станции, но и мосты, аэродромы и электростанции. Количество боевых вылетов возросло с 200 в неделю в начале 1965-го до 900 [532].

Здесь уместно упомянуть о визите в ДРВ советской правительственной делегации во главе с Председателем Совета Министров СССР А.Н. Косыгиным в феврале 1965 года. Об этом визите было своевременно официально сообщено в советских средствах массовой информации. Тем не менее во время нахождения делегации в Ханое американская авиация провела демонстративный бомбовый удар по территории ДРВ. На заявленный протест СССР и возмущение мировой общественности руководство США вынуждено было извиниться. Официальное объяснение звучало довольно нелепо – у Госдепартамента якобы не было связи с военным ведомством, и летчики допустили своеволие.

На обратном пути делегация сделала остановку в Пекине. С руководством КНР были обсуждены вопросы советско-китайского сотрудничества по оказанию совместной помощи ДРВ. В целом переговоры закончились успешно. Однако китайские лидеры отвергли просьбу Москвы выделить воздушный коридор и предоставить аэродром в г. Куньмине для оперативной доставки советского специмущества. Позже, правда, была достигнута договоренность о перевозе военно-стратегических грузов через территорию КНР по железной дороге. Для этих целей советским правительством было выделено Китаю 50 млн. рублей.

Сложность отношений СССР и Китая в этот период могут проиллюстрировать слова советского военного специалиста инженер-капитана Ю. Горохова. В своих воспоминаниях он пишет: "В марте 1967 года меня вызвали в Москву. 17 апреля нас переодели в гражданскую одежду. Удостоверения личности офицеров и партийные билеты сдали на хранение в округе, получили загранпаспорта и запаслись питанием на двое суток. 22 апреля на самолете Ил-18 вылетели в известном только начальникам направлении. Куда летим, стало ясно после посадки в Иркутске. После ночлега продолжили полет. Аэропорт Пекин. Вокзал пустой, не видно ни одного человека. На бетонных дорожках черной краской метровыми буквами на русском языке написано: "Долой Косыгина", "Долой Брежнева". Это было время ухудшения отношений между Китаем и СССР. В здании аэровокзала цитаты Мао Цзэдуна и И.В. Сталина, на противоположных стенах антисоветские лозунги против советских ревизионистов. Мы обошли вокруг здания аэропорта, с доски были грубо срезаны надписи фамилий советских архитекторов, которые строили это светлое здание из стекла и бетона, оставлена лишь фамилия китайского архитектора. Вдали от здания ходили патрули в синей униформе с красными повязками на рукаве, так называемые хунвейбины.

Нас встречали представители советского консульства в Пекине. В зале ожидания китаянка поднесла нам на подносе по чашечке зеленого чая. И все. Когда мы получили разрешение на вылет, сели в самолет, на взлетную полосу прибежали демонстранты с лозунгами протеста и ведрами с краской. Наш самолет, набрав обороты всех четырех двигателей, медленно двинулся по рулевой дорожке на взлетную полосу. Демонстранты, не выдержав, расступились. Взревели моторы, и наш Ил-18 взлетел в воздух, опрокинув за собой ведра с краской, и взял курс на Ханой. Тогда это был последний авиарейс с советскими специалистами во Вьетнам из Москвы через Пекин. Назад в Союз Ил-18 летел другим маршрутом, а специалисты приезжали поездами по железной дороге через Китай" [533].

Уже к концу 1965 года все провинции ДРВ (за исключением городов Ханой и Хайфон) подверглись ракетно-бомбовым ударам американцев с воздуха. Столица Ханой и порт Хайфон попали под бомбардировки с конца 1966 года. При этом у международного хайфонского пирса был поврежден и советский теплоход "Белоруссия". Другой советский теплоход, "Туркестан", был обстрелян на рейде порта Камфа, во время авиационного налета 2 июня 1967 года. В результате атаки четырех американских самолетов был убит электромеханик Н.Н. Рыбачук. Шесть других моряков получили ранения [534]. В июле 1968 года в порту Хайфон от разорвавшейся поблизости бомбы загорелось советское судно "Александр Грин" с грузом боеприпасов на борту. И лишь мужество советских моряков и вьетнамских докеров предотвратило взрыв, разрушения от которого, по оценкам специалистов, были бы равны по силе двум бомбам, сброшенным США на Хиросиму в августе 1945 года.

Всего с 5 августа 1964 года по 5 августа 1966 года количество самолето-вылетов ВВС США составило свыше 240 тысяч. По данным генерального штаба ВНА, динамика налетов американских бомбардировщиков на транспортные объекты выглядела следующим образом: в 1965 г. – 5,5 тыс. в месяц, в 1966 г. – 13 тыс., в 1967 г. – 30 тыс., в 1968 г. (до 1 ноября) их среднемесячная интенсивность возросла еще более [535]. К концу 1966 года, помимо дорог, мостов, хранилищ ГСМ и других объектов тяжелой промышленности страны, было также уничтожено 9500 судов различного тоннажа, примерно 4100 грузовиков и 2000 единиц подвижного железнодорожного состава [536]. В 1967 году США приступили к координированным ударам по объектам энергосистемы Северного Вьетнама. Налеты на электростанции в конце 1967 года привели к тому, что производство электроэнергии сократилось на 85%. Сталеплавильный завод в Тай-Нгуене и цементный завод в Хайфоне были практически полностью разрушены, как и большая часть постоянных хранилищ бензина.

Наибольшего размаха боевые действия авиации и военно-морских сил США против ДРВ достигали в 1966-1967 годах. Против ДРВ "для предотвращения полного крушения позиций США в Юго-Восточной Азии", как отмечалось в документе объединенного комитета начальников штабов США от 26 августа 1964 г., были использованы ВВС и ВМС. Главными целями этих действий были подавление морального духа народа и армии, чтобы вынудить ДРВ прекратить оказание помощи партизанам Южного Вьетнама.

Первые бомбардировки американской палубной авиации по объектам Северного Вьетнама показали крайне низкую их защищенность от ударов с воздуха. В этой обстановке правительство ДРВ обратилось за помощью к Советскому Союзу. В апреле 1965 года в Москву прибыла правительственная делегация во главе с Ле Зуаном. Состоялись переговоры о военных поставках из СССР, строительстве объектов оборонного значения и направлении во Вьетнам советских военных специалистов зенитно-ракетных войск и истребительной авиации ПВО. Было принято решение о создании в ДРВ группы советских военных специалистов. Официально это решение было оформлено постановлением Совета Министров СССР № 525-200 от 6 июля 1965 года. Перед ней была поставлена задача в кратчайшие сроки обучить и подготовить к боевым действиям личный состав ЗРВ и ВВС ПВО Вьетнамской народной армии. В управление группы вошли: старший группы – генерал-майор Г.А. Белов, его заместитель по политической части полковник М. Борисенко и старший группы специалистов ЗРВ полковник A.M. Дыза. В последующем, начиная с 1967 года, старшими группы в ДРВ являлись генералы В.Н. Абрамов (1967-1969), Б.А. Стольников (1968-1970), Н.К. Максименко (1970-1972) и А. И. Хюпенен [537] (1972-1975) [538].

Формирование основного состава группы началось с мая 1965 года на базе Московского и Бакинского округов ПВО и ряда других соединений и объединений войск ПВО страны. Отбор личного состава проводился очень тщательно, с рассмотрением на мандатных комиссиях каждой кандидатуры и их утверждением постановлениями военных советов округов и армий. Кандидатуры командиров учебных центров и их заместителей утверждались аттестационной комиссией 10-го Главного управления Генерального штаба, после чего они проходили собеседования с главкомом Войск ПВО страны.

В апреле 1965 года во Вьетнам прибыла первая группа советских военных специалистов – около 100 человек, главным образом ракетчиков-зенитчиков, под руководством полковника A.M. Дызы. В задачи группы входило в кратчайшие сроки подготовить и ввести в действие первые два зенитно-ракетных полка Вьетнамской народной армии. В этом же месяце в ДРВ прибыл личный состав учебного центра под командованием полковника М. Цыганкова (заместитель по политчасти подполковник М. Барсученко). В период с 1 по 15 мая прибыли 2-й и 3-й учебные центры. К этому времени в джунглях Ча-Као, на севере страны и в ряде населенных пунктов вьетнамской стороной были организованы базы для приема и размещения советских специалистов, оборудованы учебные центры, созданы огневые позиции для дивизионов ЗРК "Двина", подготовлены площадки для технологических потоков технических дивизионов.

В середине июня 1965 года в Ханой была направлена оперативная группа генералов и офицеров ПВО. В ее задачи входили рекогносцировка местности и согласования ряда вопросов с вьетнамской стороной. 29 июня состоялась ее встреча с заместителем министра Национальной обороны ДРВ генерал-майором Чан Шамом.

Рисунок 63

Американский летчик, взятый бойцами вьетнамской армии в плен


Старший группы личного состава зенитно-ракетных войск полковник A.M. Дыза доложил на ней следующее: "…советские военные специалисты готовы к выполнению задачи по обучению личного состава ЗРВ Вьетнамской народной армии. Это обучение будет осуществляться в соответствии с программой подготовки боевых расчетов, утвержденной командованием ПВО и ВВС ВНА и старшим группы советских военных специалистов в ДРВ". В заключение он отметил, что, "несмотря на сложную обстановку, мы примем все меры к тому, чтобы в намеченный срок выполнить план подготовки и ввода в бой первых зенитно-ракетных полков ВНА" [539].

Однако усилившаяся к этому времени интенсивность налетов американской авиации потребовала доучивания первого потока вьетнамских военнослужащих непосредственно в боевой обстановке по принципу "делай, как я". По словам участника событий Н. Колесника, советским специалистам приходилось работать в тяжелых, непривычных для них климатических условиях "при сорокаградусной тропической жаре и стопроцентной влажности по 14-15 часов в сутки" [540] (температура в кабине доходила до 70 градусов).

К концу июля 1965 года 1-й (Московский) учебный центр после переформирования его в 236-й зенитно-ракетный полк ВНА и приема боевой техники, доставленной из СССР, заступил на боевое дежурство. На начальном этапе в состав боевых расчетов входили советские офицеры и солдаты, а вьетнамцы перенимали опыт, наблюдая за их действиями.

25 июля (по другим данным, 24 июля) произошло первое боевое крещение полка. Ракетным залпом дивизионов подполковников Б.С. Можаева (3-й зрдн, офицер наведения – старший лейтенант В. Константинов) и Ф.П. Ильиных (4-й зрдн, офицер наведения – старший лейтенант А. Бондарев) были сбиты три американских истребителя-бомбардировщика F-4C. Это были 399-й, 400-й и 401-й самолеты ВВС США, уничтоженные над территорией ДРВ начиная с 5 августа 1964 года. В последующие месяцы боевых результатов добились и дивизионы под командованием подполковников В. Чернецова (1-й зрдн) и П. Проскурина (2-й зрдн). Причем в бою 11 августа 1965 года 2-м дивизионом (вьетнамский командир – капитан Хо Ши Хыу) было сбито тремя ракетами четыре американских самолета (офицер наведения – лейтенант К. Каретников). В итоге за семь месяцев боевых действий 236-го зенитно-ракетного полка было уничтожено 60 самолетов противника при среднем расходе ракет от одной до трех на каждую уничтоженную цель [541].

В январе 1967 года личному составу 236-го ЗРП за проявленные при отражении воздушных налетов на Ханой мужество и героизм вручили орден ДРВ "За боевые подвиги" 1-й степени и знамя Хо Ши Мина, а его 1-му дивизиону присвоили звание "Дивизион – герой ВНА". Остальные подразделения удостоились орденов "За боевые подвиги" и "За боевые успехи" [542].

В период с I по 8 мая 1965 года во Вьетнам прибыл 2-й (Бакинский) учебный центр (238-й ЗРП). 30 августа 1965 года он приступил к боевой работе. Руководили формированием полка со стороны советских специалистов: полковник (с ноября генерал-майор) Н.В. Баженов [543] (начальник группы), капитан (с ноября – майор) А.Б. Заика [544] (главный инженер группы), полковник И.И. Смирнов (заместитель по политчасти), подполковник А. Мушенко (начальник штаба). С вьетнамской стороны полк возглавлял полковник Хой. Главным инженером ЗРП был выпускник одного из политехнических вузов Москвы – Нгок. Многие офицеры полка также обучались в Советском Союзе, часть из них имела боевой опыт. По словам А.Б. Заики, к этому времени практически ни дивизионы, ни полк силами вьетнамских специалистов не способны были выполнить боевую задачу. Поэтому на первом этапе (август – ноябрь 1965 г.) эту работу вели только советские военные специалисты от солдата до командира дивизиона – стреляющего. Для этой цели в каждом дивизионе из числа советских специалистов были сформированы сокращенные расчеты численностью 35-40 человек. При этом ракетчики успешно применяли тактику действия из засад, быстро меняя позицию после каждого боя и искусно маскируясь. На оставленных позициях вьетнамцы оборудовали слегка замаскированные, окрашенные известью ложные ракетные установки из бамбука. Не обошлось и без трагических ошибок. Так, 31 октября 1965 года во время налета американской авиации на аэродром Кеп 83-м дивизионом 238-го полка был сбит вьетнамский истребитель МиГ-17. Пилоту удалось спастись, катапультировавшись из горящей машины. Как показал последующий анализ ситуации, ошибка произошла из-за отсутствия системы опознавания в аппаратуре комплекса. Такие случаи имели место и в других дивизионах.

По мере накопления вьетнамскими военнослужащими боевого опыта боевые расчеты менялись местами. К пультам управления садились вьетнамцы, а советские специалисты контролировали их работу. Так, на втором этапе боевой работы 238 ЗРП (ноябрь 1965-го – май 1966 г.) в полку находилось около 50 советских специалистов: по 9-11 специалистов в каждом огневом дивизионе (стреляющий – начальник группы, офицер наведения, один оператор PC – солдат, техники систем, командир стартовой батареи, оператор СРЦ (станции разведки и целеуказания) – солдат), четыре специалиста – в техническом дивизионе и небольшая ремонтная группа и врач – в управлении полка. Боевая работа стартовой батареи полностью выполнялась военнослужащими ВНА [545]. После проведения вьетнамскими расчетами нескольких успешных боев основная часть советских специалистов снималась с боевых позиций и приступала к обучению личного состава нового ЗРП. В действующих же полках оставались небольшие (10-15 человек) комплексные группы из наиболее опытных специалистов, выполнявших обязанности инструкторов, ремонтников и советников одновременно [546]. В результате такого метода обучения менее чем за год (1965-1966) советскими военными специалистами были подготовлены 10 зенитно-ракетных полков и 3 полка радиотехнических войск.

С 15 мая 1965 года начал свою деятельность 3-й учебный центр, готовивший 285-й ЗРП ВНА (начальник – полковник К. Завадский, заместитель по политчасти – майор В. Филиппов).

В 1966 году по запросу вьетнамской стороны в ДРВ для обучения национальных кадров были направлены дополнительные специалисты ПВО. Так, с 4 марта 1966 года приступил к выполнению поставленных задач личный состав 4-го учебного центра, сформированный на базе сокращенного состава 260-го Краснознаменного зенитно-ракетного полка (г. Брянск) Московского округа ПВО (начальник центра – полковник В. Федоров, заместитель по политчасти подполковник В. Нежельский). Одновременно 1342 вьетнамских военнослужащих приступили к обучению в военных учебных заведениях СССР. В 1966- 1967 гг. на их базе были подготовлены и сформированы 5 зенитно-ракетных полков общей численностью около 3000 человек [547]. В дальнейшем в состав группы влились военные специалисты, летный и инженерно-технический состав, связисты, танкисты, военные моряки и медики.

С мая 1966 года по май 1967 года были созданы еще шесть учебных центров, основу которых составлял, как правило, один зенитно-ракетный полк (начальники: полковники И. Певный, И. Суховеев, А. Ярославцев, И. Варламов, Н. Береговой и А. Ваганов [548]; заместители по политчасти: подполковники А Беляков, Ф. Абрамов, В. Крупнов, Е. Рыков, В. Вовченко, майор Серюк). По завершении комплектования учебных центров их личный состав располагался в отдельных военных городках, где в течение двух-трех месяцев проходил всестороннюю подготовку к выполнению правительственного задания, после чего направлялся во Вьетнам.

Всего с апреля 1965 года по май 1967 года в ДРВ прибыли 2266 военнослужащих ЗРВ ПВО СССР. Увеличение числа зенитно-ракетных полков в составе группировки войск ПВО позволило с июля 1966 года наряду с действиями отдельных зенитно-ракетных дивизионов из "засад" сосредоточить основные усилия на прикрытии важных объектов страны. Вокруг основных административно-политических и промышленных центров стали создаваться эшелонированные боевые порядки дивизионов с взаимным перекрытием зон поражения. Так, в группировке ЗРВ вокруг Ханоя удаление рубежей, на которых располагались дивизионы, составляло 5-10, 15-20, 35-40 км (соответственно удалению от границ города). Одновременно на территории Северного Вьетнама началось образование 8 районов ПВО. 6 из них по границам совпадали с имевшимися военными округами, 2 других разворачивались вокруг наиболее крупных городов (Ханой и Хайфон). В этой работе, особенно на начальном этапе, ведущая роль принадлежала советским военным специалистам [549].

Значительный вклад в этот процесс в разные периоды внесли советские офицеры: полковник А.И. Горюнов, подполковники Ю.М. Бошняк (впоследствии генерал-полковник), B.C. Рувимов (впоследствии генерал-полковник), Л.Н. Нарков, А.Г. Быргазов, О.П. Гордейчук, А.В. Благодеров (впоследствии генерал-майор), майор Ю.Т. Бражников (впоследствии генерал-лейтенант), капитаны А.П. Гладышев [550], И.С. Филин, В.М. Константинов (впоследствии оба полковники) и многие другие.

С первых дней пребывания на вьетнамской земле советские военнослужащие столкнулись с рядом специфических трудностей, в первую очередь климатического и санитарно-эпидемиологического характера. Тропическая жара, большая влажность, достигавшая в ночное время 100%, физические и психические перегрузки [551] изнуряюще действовали на личный состав. Эти трудности усугублялись изобилием москитов и других насекомых, вызывающих ряд заболеваний (энцефалит, лихорадку Ку, амебную дизентерию и др.), ядовитых змей и др. В связи с этим руководство ВС было вынуждено включить в состав каждой полковой группы специалиста-врача, а также направить в ДРВ группу врачей-консультантов из числа ведущих специалистов окружных, центральных военных госпиталей, клиник Военно-медицинской академии. Консультативная помощь врачами-специалистами оказывалась на базе медицинского пункта посольства, непосредственно в местах дислокации полковых групп. Стационарное лечение проводилось в госпитале советско-вьетнамской дружбы врачами госпиталя при участии в случае необходимости врачей-специалистов.

Принятые меры, по словам полковника медицинской службы Е.Т. Назаренко, бывшего в 1968 году в звании старшего лейтенанта во Вьетнаме, привели к тому, что все "его подопечные" возвратились в Союз практически здоровыми людьми [552].

Переброска советских военных специалистов во Вьетнам осуществлялась в основном по воздуху силами военно-транспортной авиации. Одновременно в ДРВ поставлялась советская военная техника: зенитно-ракетные комплексы С-75 "Двина" и С-75М "Волхов" (всего с июля 1965 по 1972 г. в ДРВ было поставлено 95 ЗРК С-75 и 7658 ракет), истребители МИГ-17 и МИГ-21, истребители-бомбардировщики СУ-17, бомбардировщики ИЛ-28, транспортные самолеты ИЛ-14 и ЛИ-2, зенитная артиллерия среднего и малого калибра (в том числе с марта 1965 г. 37-мм и 57-мм зенитные пушки), радиолокационные станции обнаружения, техника связи, и т.д. [553]. При этом для доставки этих грузов активно использовались военно-транспортные самолеты АН-12 и АН-22. Первый брал на борт один, а другой – два истребителя МиГ-21 в полуразобранном виде в контейнерах.

Действовали также морской и наземный (железнодорожный) пути. Для доставки грузов морским путем (конечный пункт порт Хайфон) было задействовано более 20 судов Черноморского и Дальневосточного морских пароходств [554]. Как правило, при подходе к побережью Вьетнама приходилось преодолевать зону морской блокады, установленную американскими ВМС. Не менее сложным был и наземный маршрут, проходящий по территории Китайской Народной Республики. Натянутость отношений между СССР и КНР сказывалась (несмотря на договоренности) и на эффективности функционирования этого пути. Разграбление советских военных грузов, направляемых из СССР в Северный Вьетнам через Китай, приняло систематический характер.

Рисунок 64

Советский зенитно-ракетный комплекс С-75


По информации западных средств массовой информации, особый интерес у китайцев вызывали ракеты "земля – воздух", оборудованные сложными электронными приборами и управляемые посредством радара, а также техническая документация. По заявлению эмигрантской газеты "Новое русское слово", "необходимые" Китаю материалы просто "изымались" из советских эшелонов [555].

Следует заметить, что вскоре, несмотря на соблюдение всех мер секретности, о доставках советских средств ПВО во Вьетнам стало известно вражеской стороне. Американской разведке удалось засечь момент выгрузки ракетных пеналов в порту Хайфона, и во многих южновьетнамских печатных изданиях появились фотоснимки советских ракет.

Вместе с тем и Советский Союз и Китай продолжали оказывать Вьетнаму военную помощь. Советский Союз обеспечивал "вьетнамских товарищей" средствами ПВО, танками и разного рода сложной военной техникой. Китайцы поставляли стрелковое оружие, продовольствие, грузовики и мелкие предметы снабжения. При этом оба важнейших союзника Северного Вьетнама придерживались разных взглядов на стратегию войны. Китайцы, основываясь на собственном опыте, выступали за "затяжную войну" с упором на партизанских акциях. СССР подталкивал Вьетнам к переговорам и тем косвенно поддерживал идею крупномасштабных военных действий Главных сил АСВ, способных создать благоприятные условия для достижения договоренностей. Ханой же, "балансируя" между двумя коммунистическими сверхдержавами, но публично заявляя о своей независимости, "подпитывался" от обоих доноров.

В конце 1960-х годов начались советские поставки танков Т-54 – самых мощных из того, чем располагали войска северовьетнамцев. Китай, в свою очередь, стал поставлять в Демократическую Республику Вьетнам свои танки "тип-59", которые являлись копией советских Т-54. Они были успешно использованы в наступательной операции в районе Соунгби весной 1975 года, а также при захвате города Бан Ми Тхоу, служившего "ключом" к Центральному плато – стратегически важному рубежу [556]. Заметим, что советские танки в условиях Вьетнама полностью оправдали свое назначение. Они превосходили американские по показателям надежности и "выносливости". Кроме того, они оказались более ремонтно-пригодными после получения боевых повреждений.

В итоге, по данным Международного института стратегических исследований, ДРВ получила от СССР оружия, техники и других материальных средств в 1965 году на сумму 210 млн. долл. США (что составляло 60% от общей экономической помощи). В 1968 году помощь Советского Союза составила около 542 млн. рублей (около 209 млн. долл.), причем из них – на 361 млн. рублей на безвозмездной основе. Общая же сумма поставок СССР в течение 1965-1971 годов, по оценкам зарубежных экспертов, составила 1 млрд. 579 млн. долларов США (около 2 млн. долларов в день). Наибольший объем поставок во Вьетнам пришелся на 1967 год. Общий же объем советских военных поставок во Вьетнам с 1953 по 1991 год составил 15, 7 млрд. долларов (поставки специмущества – 12,7 млрд. долларов, техническое содействие – 3 млрд. долларов). ДРВ, в частности, получила 2056 танков, 1708 БТР, 7 тыс. орудий и минометов, свыше 5 тыс. зенитных пушек и установок, 158 зенитных ракетных комплексов, свыше 700 боевых самолетов, 120 вертолетов, более 100 боевых кораблей. Было введено в строй 117 военных объектов [557].

Параллельно с поставками военного имущества проводилось обучение личного состава Вьетнамской народной армии (ВНА) в советских военных учебных заведениях. В общей сложности (на начало 1995 года) в СССР/РФ прошли подготовку около 13,5 тыс. вьетнамских военнослужащих.

Готовился в Советском Союзе и летный состав истребительной авиации. Обучение проходило на базе Краснодарского летного и Киевского инженерного авиационных училищ, а также под руководством советских специалистов в специальном учебном центре КНР и непосредственно на территории Северного Вьетнама.

Несмотря на языковой барьер и сравнительно слабую общеобразовательную подготовку вьетнамских военнослужащих, советским специалистам удалось в кратчайшие сроки создать основной костяк истребительной авиации ВНА [558]. Старшим группы СВС при командующем ВВС ВНА был Герой Советского Союза генерал-майор авиации М.И. Фесенко.

Рисунок 65

Президент ДРВ Хо Ши Мин и Председатель КНР Мао Цзэдун на аэродроме в Пекине


При активном содействии советских специалистов был разработан и успешно применен комплекс тактических приемов ведения воздушного группового маневренного боя, как, например, "демонстративный маневр", "глубокое проникновение", "одновременный удар", "разрушение круга" и другие. В результате в 1968 году ИА ВНА было сбито 44 американских самолета (из них 86% с первой атаки), а в 1972 году – 89 – все с первой атаки. В декабре 1972 года летчик Фам Туан (будущий космонавт) на истребителе МиГ-21 сбил ракетой с тепловой головкой бомбардировщик В-52. Впервые самолеты стратегической авиации типа В-52 были использованы американцами во Вьетнаме в январе 1969 г. Всего же за годы войны ИА ПВО и ВВС ВНА уничтожили 350 самолетов противника, что составило 9% от общего количества сбитых в небе ДРВ войсками ПВО и ВВС. Собственные потери составили 145 истребителей (МиГ-17 – 75 машин, МиГ-19 – 5, МиГ-21 – 65), при этом погибло 70 летчиков [559]. Не удалось избежать потерь и среди советских летчиков-инструкторов. Так, 30 апреля 1971 года погиб при исполнении служебных обязанностей летчик-инструктор капитан Ю. Поярков, а 23 марта 1973 года – летчик-инструктор капитан В. Мрыхин.

Следует сказать, что определенную помощь в воздушной войне над территорией ДРВ оказали также военные летчики из Северной Кореи, участвовавшие в боевых действиях вплоть до марта 1969 года. В дальнейшем, в связи с прекращением бомбардировок северной части республики, они были отозваны в КНДР.

Не меньшая работа по обучению вьетнамских бойцов проводилась и по другим специальностям, в частности, в учебном центре, созданном в мае 1967 года по подготовке специалистов до уровня техников РЛС и РТВ. Основную роль в организации этого центра, а также в его последующем функционировании сыграли советские специалисты, главным образом преподаватели военных училищ СССР: В.И. Бурнаш, Б.А. Сергеев, Р.П. Селезнев, В.В. Выборнов, В.И. Полюлях, Г.А. Баталов, М.А Снюков, Ю. Шумков, Ю.Н. Горохов [560] и др. О результативности работы советских специалистов может свидетельствовать, например, факт, что только инженер-капитаном (позже инженер-майор) Ю.Н. Гороховым с июня 1967 года по март 1968 года было подготовлено 125 вьетнамцев до уровня военного техника РЛС.

Следует сказать, что разнообразная и значительная помощь Вьетнаму оказывалась и со стороны "идеологического врага" СССР – Китайской Народной Республики. Пекин рассматривал Вьетнам как зону своих жизненных интересов и отводил ему весьма важную роль в национально-освободительном движении стран третьего мира. Как писала позднее – в январе 1991 года – китайская газета "Гунжэнь жибао", в период 1965- 1975 годов Китай оказал ДРВ большую помощь в строительстве новых и реконструкции старых железных и шоссейных дорог. С китайской помощью в Северном Вьетнаме было построено в общей сложности более 1200 км дорог, свыше 300 мостов, много других транспортных объектов [561]. За период с 1965 по 1971 год китайские поставки вооружения и военной техники Вьетнаму составили в общей сложности 670 млн. долларов [562].

С середины 1968 года ударные самолеты ВВС США начали оснащаться новыми комплексами постановки радиолокационных помех, стали активно вести радиоразведку. Широкое применение еще с 1966 года получили противолокационные управляемые ракеты типа "Шрайк" и "Стандарт АР", с помощью которых только в 1967 году были выведены из строя 12 ЗРК. Все это повлияло на снижение эффективности ПВО Вьетнама и повлекло за собой увеличение потерь, в том числе советских военнослужащих. Так, по данным ЦАМО, в результате действий американской авиации погибли (до 1972 г.) военнослужащие А. Соломин, А. Багаев, М. Бриндиков, В. Гаркуша, В. Смирнов и другие [563].

Налет 17 октября 1965 года, во время которого погиб рядовой Виталий Смирнов, описывает в своих воспоминаниях старший лейтенант (позже генерал-майор) Ю. Демченко [564]:

"В воскресенье 17 октября к 8.00 мы прибыли на позицию для проверки техники. Проверив ее готовность и оставив на позиции дежурную смену, мы убыли к месту размещения. За завтраком мы делились планами о том, как будем проводить этот день. Кто-то собирался писать письма, кто-то стирать, кто-то играть в нарды. Еще не успев закончить завтрак, мы услышали вой сирены и, бросив все, сели в автобус и поехали на позицию. Было около 10.00 утра. К нашему прибытию аппаратура уже была включена, ракеты расчехлены, расчет вел поиск целей. В большой палатке сидел на полу секретчик-вьетнамец и укладывал в портфели сданную ему литературу, в другой палатке с книгой в руках лежал на раскладушке рядовой В.Смирнов. За палатками вызванный из Ханоя парикмахер подстригал вьетнамского солдата, а рядом в очереди стояли еще пять солдат. Я крикнул Смирнову, чтобы он шел в укрытие, а сам пошел докладывать командиру дивизиона подполковнику Лякишеву о готовности стартовой батареи к боевой работе.

На планшете дальней воздушной обстановки были отображены запутанные маршруты целей. Планшетист-вьетнамец всю поступающую информацию докладывал своему командиру дивизиона, и лишь после этого переводчик на русском языке доводил ее до нас. Подполковник Лякишев нервничал. В этой обстановке он приказал офицеру наведения капитану Николаю Омеленьчуку выйти в эфир и вести поиск целей, а мне – поставить ракеты на подготовку. Начался круговой поиск целей, пусковые установки вошли в синхронизацию, ракеты были готовы к пуску. Офицер наведения доложил об обнаружении на одном из направлений групповой цели, прикрытой сильной активной помехой. Выделить цель из помех было невозможно. Лякишев приказал мне идти к боевому планшету и оттуда по телефону считывать ему азимут и дальность до целей. Я выполнил этот приказ и немедленно начал считывать данные по целям с планшета, одновременно наблюдая за вращением пусковых установок.

Все внимание дивизиона было сосредоточено на целях, действующих с северного направления. Но экраны были забиты помехами, и открывать огонь по целям было бессмысленно. Весь расчет находился в напряжении. В это время я услышал крик, доносившийся со стороны пулеметных расчетов, прикрывающих наш дивизион. Откинув полог палатки, я увидел на расстоянии 1,5-2 км черный силуэт американского самолета, который летел над горами так низко, что, казалось, вот-вот заденет их. Я тут же сообщил о самолете подполковнику Лякишеву. В этот момент расчеты четырехствольных зенитных пулеметных установок по указанному командиром взвода направлению открыли огонь, и появился черный хвост дыма. Пролетев метров 500, он рухнул в горы в районе нашего места расположения. В пулеметном взводе все ликовали!

В этот момент неожиданно с запада донесся нарастающий, подобный раскату грома звук, а через несколько секунд – три мощных взрыва за кабиной. Я повернулся в ту сторону и увидел два черных облака от наших палаток, летящую вверх и разлетающуюся на части свою ракету, а также делающую левый разворот тройку американских самолетов. Через секунду прозвучала очередь, раздалось еще несколько взрывов, и сразу же заглохли наши дизели. Я увидел прыгающих из кабин солдат и офицеров, которые бежали в направлении ближайшего укрытия. Вскоре в это укрытие старшина Николаенко на руках внес раненного в грудь дизелиста-вьетнамца, а потом прибежал раненный в плечо первый номер стартовой батареи ефрейтор Мартынчук.

Неожиданно все затихло. Первое, что я увидел, была горящая маскировка кабин, а на шестой ПУ горел баковый отсек ракеты. Пусковая установка номер 1, с которой взрывной волной была сорвана ракета, находилась в исходном положении, остальные пять обесточенных установок с ракетами застыли неподвижно в одном направлении. Все бросились тушить маскировку. В это время командир дивизиона закричал, чтобы все немедленно ушли в укрытие, потому что в любой момент может взорваться боевая часть горящей ракеты на ПУ номер 6.

Я не пошел в укрытие – сел в стороне и с болью глядел на горящую ракету. Было обидно, что наш дивизион не успел дать отпор американцам и был накрыт бомбами. Не верилось, что такое могло произойти, – наша ракета горит, а самолеты ушли безнаказанными, если не считать самолет, сбитый вьетнамскими пулеметчиками.

Недалеко от позиции в предсмертных судорогах бились два буйвола, а чуть подальше стоял столб дыма от горевшего дома. Вероятно, летчик имел задание сбросить бомбы на наше жилище, но ему дали не те координаты. В это время с запада появился еще один американский самолет, который летел на предельно малой высоте. Самолет был настолько близко, что было видно лицо летчика, который, наклонившись вправо и отвернув белый подшлемник, разглядывал позицию. Ни один зенитный пулемет почему-то не выстрелил.

Баковый отсек ракеты на шестой пусковой продолжал гореть, на землю полились компоненты топлива, и через несколько секунд раздался мощный взрыв, несравнимый по громкости с теми взрывами, которые были от разрыва бомб. Осколками боевой части ракеты были изрешечены стены кабин. На ПУ остались остатки ракеты, удерживаемые бугелем и задними роликами. Я и почти вся моя батарея собрались у этой ракеты. Она больше не представляла опасности, но для надежности я приказал разъединить электроразъем маршевой и стартовой частей.

Не трогая больше ничего, все пошли к первой ПУ, с которой взрывной волной была снесена ракета. ПУ осталась невредимой. Несколько бомб упали рядом со станиной. В образовавшейся от взрыва воронке лежала боевая часть ракеты. Корпус двигателя был разорван, словно лист бумаги. Следов от бакового и аппаратного отсеков не осталось.

Я подошел к месту, где раньше были палатки. Я уже говорил, что видел два черных облака от разрыва бомб – это все, что от них осталось. Там где парикмахер подстригал вьетнамцев, была большая лужа крови и вытекшие мозги – парикмахер был убит.

Из укрытия, находящегося в центре позиции, слышались стоны, и я направился туда. Несколько вьетнамцев держали на руках тяжелораненого Виталия Смирнова. Переводчик сказал, что в последний момент, уже фактически находясь в укрытии, Смирнов получил два осколочных ранения – в бок и в ногу.

Там, где раньше была палатка с секретной литературой, лежала левая рука с золотым кольцом на пальце. Недавно ко мне в батарею прибыл сержант Кобылко из Московского округа ПВО, который был женат и тоже носил кольцо. Но вскоре выяснилось, что сержант Кобылко жив, а руку потерял вьетнамский секретчик" [565].

Сразу после ранения Смирнову срочно была сделана операция по удалению разорванной осколками почки. Но, несмотря на все старания советских хирургов, специально вызванных из Союза, операция не увенчалась успехом. 24 октября рядовой В. Смирнов скончался.

Временные неудачи вызвали у определенной части вьетнамского военного руководства сомнения в совершенстве советской техники. Отчасти они были обоснованными. Дело в том, что поставляемый во Вьетнам ЗРК СА-75 "Двина" имел к уровню тактико-технических характеристик (ТТХ) боевых самолетов США невысокие ТТХ. Тем не менее на первом этапе войны из-за фактора внезапности он был довольно эффективен. Например, в 1965 году на сбитый самолет расходовалось всего 1 -2 ракеты. Однако по мере использования американцами новой тактики и применения более современных технических средств степень эффективности ЗРК СА-75 резко снизилась, а также увеличилась угроза их поражения.

Следует заметить, что поступающие из Вьетнама донесения о работе ЗРК СА-75 анализировались уже с первых дней их боевого применения. Эти исследования проводились специалистами-конструкторами НПО "Алмаз" (генеральный конструктор – академик А. Расплетин), МКБ "Факел" (генеральный конструктор – академик П. Трушин), Московского радиотехнического завода (МРТЗ), испытательного полигона ("Капустин яр"), заказчика вооружения – 4 ГУ МО (начальник – генерал-полковник Г. Байдуков), штаба ЗРВ.

Для получения более достоверных сведений и анализа стрельб на месте в августе 1967 года во Вьетнам была направлена специальная научно-исследовательская группа в составе представителей конструкторских бюро, испытательного полигона и т. д.

На основе исследовательской работы группы, в ходе которой отличились офицеры Абраменко, Малахов, инженер МРТЗ А. Елисеев и военпред Евсиков, была подготовлена необходимая техническая документация по модернизации ЗРК СА-75.

Доработки комплексов непосредственно во Вьетнаме начались в середине 1967 года. Выполнялись они тремя бригадами специалистов промышленности во главе с инженером Вишневым (бригадиры Соколов, Сеньков, Камалтдинов и военпреды Кандыба, Зуев и Лещинин) с приемкой работ военпредами. Подлежащие доработке СНР снимались с позиций и перевозились в места расположения бригад, а при наличии подменных блоков (изготовленных на заводе по новой документации) работы выполнялись непосредственно на огневых позициях.

По утверждению генерал-лейтенанта М.И. Воробьева, проведенные конструкторские работы позволили в целом расширить зону поражения (снизить нижнюю границу, приблизить ближнюю), сократить время выхода ЗРК на режим готовности к стрельбе, обеспечить функционирование в условиях интенсивных помех (активных и пассивных), освоить стрельбу в режиме "пассивного приема" (сопровождение цели по сигналу помехи от нее). Кроме того, была введена схема "ложного пуска" – включение передатчика радиокоманд управления ракетой без пуска ракеты. Это вводило в заблуждение летчика – заставляло выполнять его противоракетный маневр и тем самым снижало эффективность действий по объектам.

Для ракеты была разработана новая боевая часть с широким углом разлета поражающих элементов (осколков), что повысило вероятность поражения маневрирующих целей [566].

В результате "модернизации" ЗРК, с 1971 года эффективность вьетнамских войск ПВО значительно возросла. Об этом наглядно свидетельствует оценка результатов стрельб 1972 года – последнего года войны. Так, за этот год было проведено 1155 стрельб с общим расходом 1059 ракет; сбита 421 цель; средний расход 4,9 ракеты на цель. При этом надо отметить, что 90% стрельб было проведено в сложных условиях: активных и пассивных помех, противоракетных маневров и действий самонаводящихся снарядов. Показательно и то, что в отдельные дни вьетнамцам удавалось сбивать до 10 самолетов и вертолетов противника, в том числе летавшие на малых высотах (до 2 км). Нередко при этом в плен попадали высокопоставленные генералы и офицеры противника. Так, 9 апреля 1972 года был захвачен в плен американский генерал Р. Толмен; через два месяца – руководитель военных советников США 2-го корпусного района генерал Дж. Вэнн, а 16 июля того же года в плену оказался командир 4-й авиационной дивизии южновьетнамских ВВС бригадный генерал Нгуен Хюи Ань.

Справедливости ради отметим, что на протяжении всего хода войны как американской, так северовьетнамской сторонами, часто при содействии третьих стран, предпринимались шаги к мирному урегулированию конфликта. Первым таким шагом стало приостановление бомбежек в период с 24 декабря 1965-го по 31 января 1966 года (проект "Pinta"). Инициатива исходила от американской администрации. Ханоем затишье было расценено как "очередная уловка США". В марте 1966 года появилась другая возможность для переговоров, но и она не имела продолжения. 27 июня 1966 года с мирным предложением выступил Северный Вьетнам (проект "Marigold" – "Ноготок"). Переговоры не состоялись из-за бомбового удара американцев по хранилищам ГСМ в окрестностях Ханоя. К концу года наметились возможности новых переговоров. Однако 2, 4, 5, 13 и 14 декабря ВВС США нанесли новую серию бомбовых ударов по целям вблизи столицы Северного Вьетнама. Позже американские исследователи войны во Вьетнаме объяснят это неспособностью администрации Джонсона координировать военные и дипломатические усилия. Так или иначе, но бомбардировки были расценены Ханоем как стремление США принудить их к переговорам силой. На смену "Marigold" в январе – феврале 1967 года пришел проект "Sunflower" ("Подсолнух"). На этот раз посредниками в урегулировании конфликта стал и Лондон и Москва. В финале советский Председатель Совета Министров А.Н. Косыгин полетел в Англию к премьер-министру Уилсону, но безрезультатно. На этот раз причиной провала была не столько неспособность Соединенных Штатов скоординировать усилия своих политиков и военных, а полное непонимание между сторонами.

В июне – июле 1967 года при содействии французских и норвежских посредников в переговорном процессе появился очередной шанс. Вьетнамская сторона была готова приступить к переговорам об окончании войны. Однако в тот момент, когда Вашингтон приступил к рассмотрению предложений, президент с подачи комитета Стенниса санкционировал бомбардировки новых шестнадцати объектов, шесть из которых находились не более чем на расстоянии пятнадцати километров от Ханоя, а одна цель, мост Думера, – рядом с центром города. 11 и 12 августа реактивные самолеты США отбомбились по мосту, в результате чего два пролета его рухнули в Красную реку, а 23 августа авиация нанесла по Ханою самый массированный удар за все время, прошедшее с начала войны.

После налета 11 августа северовьетнамцы отремонтировали мост Думера, через который к ним поступало оружие и другое военное имущество из Китая. 25 октября американские летчики вновь разбомбили мост. Вьетнамцы с помощью китайских специалистов снова восстановили оба упавших пролета, а 14 и 18 декабря авиация США опять нанесла мосту сильнейшие повреждения. На сей раз починить мост удалось лишь к середине апреля 1968 года.

Эти налеты были частью программы, призванной затруднить сообщение между Вьетнамом и Китаем, изолировать Ханой от хайфонского порта и отсечь район Ханоя – Хайфона от тыловых баз на юге. План удался. К октябрю в доках Хайфона скопилось 200 000 тонн грузов, доставленных из Советского Союза. В результате очередных налетов, по отчетам адмирала Шарпа, в 1967 году было серьезно повреждено или уничтожено 5587 грузовиков, 2511 железнодорожных вагонов и 11 763 корабля и лодки [567].

В октябре 1972 года американские бомбардировки были вновь приостановлены из-за начавшихся в Париже мирных переговоров. Однако и на этот раз они закончились ничем. Правда, обеими сторонами временное затишье было использовано для усиления своих группировок войск. Так, например, в Северном Вьетнаме при помощи СССР стали формироваться новые части и подразделения, на вооружение которых поступили более современные ЗРК С-125. Однако из-за медленного развертывания они так и не приняли участие в боевых действиях.

18 декабря 1972 года американское командование начало тщательно спланированную наступательную воздушную операцию под кодовым названием "Лайнбеккер-2" ("LINEBACKER II"). Общее управление операцией осуществлял оперативный центр (ОЦУ) в Таиланде, боевыми действиями – ОЦУ БД в Сайгоне, непосредственное – воздушный командный пункт (ВКП). Для обеспечения "Лайнбеккер-2" привлекалась часть сил 7-го флота.

В основу замысла были поставлены задачи:

– завоевать в кратчайшие сроки абсолютное господство в воздушном пространстве ДРВ. С этой целью планировалось нанести ракетно-бомбовые удары по аэродромам, блокировать их с воздуха и подавить средства ПВО;

– провести массированные авианалеты на Ханой, порт Хайфон, административно-промышленные, военные объекты и коммуникации центральных провинций Северного Вьетнама, а также обстрел прибрежных объектов и коммуникаций корабельной артиллерией 7-го флота;

– создать тяжелую психологическую обстановку, которая способствовала бы дезорганизации вьетнамской армии и населения. Для этого планировалась непрерывность воздействия, то есть проведение атак как днем, так и ночью.

"Лайнбеккер-2" проводилась в два этапа: 18-24 и 26-30 декабря. Основной ударной силой при этом являлась стратегическая авиация, впервые применявшаяся в таком массовом количестве (всего около 800 боевых самолетов, в том числе 83 В-52, 36 – F-l11, 54 – A-7D) [568]. По словам генерала А.И. Хюпенена, операция разрабатывалась с учетом накопленного боевого опыта, с использованием новых взглядов в оперативном искусстве, тактике, в управлении и обеспечении войск и "являлась очередным и самым мощным испытанием нового оружия, новых приемов и способов ведения боевых действий" [569]. Среди новшеств было и само построение удара американской стратегической авиации. Оно заключалось в следующем:

Первая группа (самолеты F-4) – постановки пассивных помех (ПП) и блокирования аэродромов – опережала ударные группы на 15 минут и шла на высоте 6-7 км. Вторая группа (F-105) предназначалась для выявления и подавления средств ПВО (4-6 самолетов, вооруженных противорадиолокационными снарядами AGM-45 "Шрайк", AGM-78 "Стандарт ARM") и действовала за одну-две минуты до подлета ударных групп на высоте 3-4 км. Третья группа (F-4) осуществляла непосредственное прикрытие ударных групп (от 2 до 6 самолетов на отряд В-52) и шла на высоте 8-9 км. Ударная группа включала несколько отрядов по три бомбардировщика В-52 в каждом. Она действовала на высоте в среднем 10,4 км [570]. При этом боевые действия авиации активно обеспечивались средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ) – постановкой активных шумовых помех (АШП) со специальных самолетов РЭБ и кораблей 7-го флота, а также самолетов ударных групп и групп обеспечения ВВС; ответно-импульсных помех – с самолетов ударных групп и самолетов групп обеспечения ВМС; пассивных помех – с самолетов стратегической, тактической и авианосной авиации [571].

Массированные налеты, как правило, проводились по одному району, в котором выбирались несколько объектов поражения. Это позволяло сосредоточивать усилия ударных групп на основных целях и создавать наиболее выгодные для их действий условия. Так, 12 массированных налетов из 16 были проведены по объектам одного района, в том числе силами тактической авиации по Ханою – 5, по Тхай-Нгуйену – 2 и по Вьет-Чи – 1 и силами авианосной авиации по Хайфону – 4 [572]. Причем в ходе операции американцы широко применяли бомбы с лазерными, телевизионными, инфракрасными и другими головками самонаведения, которые обеспечивали более высокую точность попадания по малоразмерным объектам: мостам, танкам, грузовым автомашинам, зенитным установкам, туннелям, железнодорожным составам, административным зданиям и т.п.

Наиболее часто применялись управляемые авиационные бомбы типа Мк82 калибра 500 фунтов (226 кг), Мк84 калибра 2000 фунтов (907 кг) и Мк118 калибра 3000 фунтов (1360 кг) с полуактивной головкой самонаведения – по отраженному лазерному лучу [573]. Именно такими бомбами в массированном налете тактической авиации на Ханой 21 декабря с первого захода были разрушены здание железнодорожного вокзала и тепловая электростанция Иен-Фу [574].

Несколько иначе операция "Лайнбеккер-2" выглядит в интерпретации американских военных, в частности, генерал-лейтенанта армии США Филиппа Б.Дэвидсона, служившего во Вьетнаме в качестве начальника разведотдела штаба американского командования. В своей фундаментальной книге "Война во Вьетнаме. 1946-1975" (The History 1946-1975. Vietnam at War) он пишет:

"Перед "LINEBACKER II" не ставилось задач военного характера. Президент Никсон отдал приказ о ее проведении по причинам психологического свойства – он хотел послать северным вьетнамцам сигнал: возвращайтесь к переговорам и ищите путей достижения взаимоприемлемых соглашений. Чтобы для коммунистов не возникало неясностей в этой "депеше", он приказал нанести максимально ощутимый удар силами штурмовой авиации и В-52. Чтобы все также было понятно и его собственным подчиненным, президент позвонил председателю ОКНШ адмиралу Муреру и сказал ему следующее: "Я не хочу больше слушать эту чепуху, что мы не можем бомбить те или другие объекты. У вас есть шанс использовать военную силу, чтобы должным образом завершить эту войну, и, если вы этого не сделаете, я буду считать вас ответственным [за невыполнение приказа]". Откровенность Никсона убедила ОКНШ в том, что "LINEBACKER II" – неординарная операция. Все ограничения были сняты, и авиация США образца 1972-го могла продемонстрировать свою сокрушительную мощь" [575].

Решение о проведении операции, как отмечает американский генерал, было принято Никсоном довольно спешно. На это у американского президента были веские основания. Во-первых, к этому времени поддержка, которой пользовались его инициативы в общественных кругах США, резко снизилась. Во-вторых, большинство стран мира выступало с осуждением его агрессивной политики. И, наконец, оппозиционно настроенные конгрессмены в этот момент находились на "каникулах" и могли приступить к работе лишь в начале января.

О целях и результатах операции "Лайнбеккер-2" генерал Дэвидсон сообщает следующее:

"Воздушный удар нацеливался на все военные, а также и другие стратегически важные объекты (железнодорожные узлы, мосты, автодороги, электростанции и металлургические предприятия) в районе Ханоя и Хайфона. Сначала предполагалось проводить операцию в течение трех дней, но потом дата окончания бомбежек была отодвинута на неопределенный срок или до того момента, когда коммунисты проявят намерение вернуться к переговорам. Фактически "LINEBACKER II" продолжалась с 18 по 29 декабря, и за этот период самолеты ВВС и ВМФ США совершили: В-52 – 724 и штурмовики – около 640 боевых вылетов, сбросив примерно 20 000 тонн бомб. Кроме того, было осуществлено еще 1384 боевых вылета по поддержке действий ударной авиации (для создания помех системам локаторов, проведения дозаправки в воздухе, истребительного прикрытия, подавления ракетных установок и радаров). По соображениям технического характера В-52 производили бомбометание преимущественно по удаленным от густонаселенных районов объектам, а штурмовики (способные наносить точечные удары) работали по целям в городах.

В результате двенадцатидневной кампании военный потенциал Северного Вьетнама, его промышленность и экономика оказались практически уничтоженными. Фактически на территории страны уже не осталось объектов, по которым можно было бы нанести удары на законных основаниях. Кроме того, коммунисты лишились возможности защищаться от налетов в дальнейшем. Все аэродромы лежали в руинах, к тому же у ПВО кончились ракеты, и в последние три дня операции американские самолеты выполняли боевые задания в условиях практически полного отсутствия зенитного и истребительного противостояния.

Потери авиации США от всех средств ПВО противника, вместе взятых, составили всего двадцать шесть самолетов (включая пятнадцать В-52). Принимая во внимание погодные условия (выдалось всего двадцать часов хорошей погоды), характер операции и плотность населения в районах вокруг военных объектов, жертвы среди гражданского населения были поразительно незначительными. По заявлению Ханоя, 1318 гражданских лиц погибло и 1261 человек было ранено" [576].

Иную итоговую картину рисуют советско-вьетнамские источники. Прежде всего отметим, что подготовка американцев к операции не осталась не замеченной советской и вьетнамской разведками. Еще до начала "Лайнбеккер-2" командованием ВНА был проведен ряд мероприятий, направленных на уточнение группировок войск противника, усовершенствование инженерного оборудования собственных позиций, улучшение их маскировки и т. д. Заметную роль в этой работе сыграл старший группы СВС при командующем ПВО и ВВС ВНА полковник К.С. Бабенко (впоследствии генерал-лейтенант). К началу операции зенитные ракетные войска ПВО и ВВС Вьетнамской народной армии имели в своем составе 36 зенитно-ракетных дивизионов, вооруженных зенитными ракетными комплексами СА-75М "Двина", трехкабинного варианта с ракетами В-750М и станцией разведки и целеуказания (СРЦ) П-12, а также 9 технических дивизионов. Организационно они были сведены в 9 зенитных ракетных полков, объединенных в 4 дивизии ПВО. Это составляло три группировки: Ханойскую, Хайфонскую и 4-й военной зоны.

Их основные усилия были сосредоточены на прикрытии столицы ДРВ г. Ханоя, расположенных в этом районе аэродромов Ной-бай, Зеалам, Кеп, железнодорожных узлов Донг-Аль и Иен-Вьен, порта и промышленного района г. Хайфона, а также переправ, дорожных коммуникаций, узлов дорог и сосредоточений войск в провинциях 4-й военной зоны (Тхань-Хоа и Нге-Ань) [577].

Успех ПВО и ВВС ВНА в отражении американских массированных авиационных налетов превзошел все предварительные расчеты. За 12 дней боев был уничтожен 81 самолет противника, в том числе 34 стратегических бомбардировщика В-52 и три F-111. Зенитные ракетные войска уничтожили 54 самолета, из них 31 В-52; зенитная артиллерия – 20 самолетов (3 F-111 и 1 В-52); истребительная авиация записала на свой счет 7 вражеских машин, в том числе два В-52.

Собственные боевые потери ВНА были незначительными. За период проведения операции ВВС США нанесли 10 ударов по позициям зенитно-ракетных дивизионов, из них 4 – без потери боеготовности, один удар (ПРС "Шрайк") – полная потеря боеготовности (были повреждены и не подлежали восстановлению приемоантенная кабина (ПА), пять дизель-электрических станций (ДЭС-75), девять пусковых установок, пятнадцать ракет и один тягач АТС-59 [578]). Причем вывод из строя этого дивизиона противорадиолокационным снарядом "Шрайк" произошел в результате грубого нарушения работы станции наведения ракет (СНР): боевой расчет станции в течение 80 секунд проводил поиск и обнаружение целей в активном режиме работы с поднятым высоким напряжением [579]. Остальные дивизионы получили незначительные повреждения (в трех дивизионах оказались поврежденными кабели) и были восстановлены за 12- 15 суток. Таким образом, на один выведенный из строя дивизион пришлось 9 уничтоженных самолетов США. Истребительная авиация ВНА, совершив 31 самолето-вылет (из них 10 – ночью) и проведя 10 воздушных боев, потеряла всего 3 машины [580].

Особую роль в ходе отражения воздушных налетов ВВС США сыграли радиотехнические войска. Благодаря их усилиям войска ПВО и население страны имели довольно полную информацию о воздушной обстановке. За это время в условиях сильных помех были обнаружены и проведены 2875 воздушных целей, то есть примерно 239 самолетов в сутки. В ходе боевых действий эти подразделения потеряли всего одну радиолокационную установку.

Большую работу на всех этапах войны проводили и группы советских специалистов-"ремонтников", направленных во Вьетнам для оказания помощи в ремонте и модернизации в полевых условиях боевой техники. Среди них был и инженер-капитан Ю. Горохов [581]. Вместе с другими офицерами, прибывшими в Ханой 24 апреля 1967 г., он был включен в группу специалистов РТВ (начальник – полковник А.А. Куликов) по ремонту РЛС. В обязанности советских военных инженеров (разбитых по звеньям, по три человека) входило: ремонт техники на позициях (в любой обстановке), оценка технического состояния, настройка боевой техники, устранение повреждений и определение объема необходимого ремонта РЛС.

Одновременно с "ремонтниками" на территории ДРВ (на основании Советско-вьетнамскою правительственного соглашения от 1964 года) с 1965 по 1974 г. действовала группа специалистов оборонных отраслей отечественной промышленности (Минавиапрома, Миноборонпрома, Минмаша, Минрадиопрома и др.). В состав группы входили также военные специалисты из Военно-воздушной академии им. Ю.А. Гагарина г. Монино и НИИ Минобороны. Группа комплектовалась специалистами высшей категории но авиационной технике, вооружению, боеприпасам и т. д., являвшимися офицерами запаса. Оформление их командировки и отправка во Вьетнам производилась 10-м ГУ ГШ (Главное управление Международного военного сотрудничества), а руководство в практической работе осуществлялось ГРУ ГШ. Общее руководство группой и решение различных вопросов административно-дипломатического характера осуществлялись военным атташе при посольстве СССР в ДРВ и его аппаратом. В разные годы должность военного, военно-воздушного и военно-морского атташе при посольстве СССР в ДРВ занимали: генерал-майор авиации, Герой Советского Союза А.И. Лебедев (1965-1968 гг.), генерал-майор авиации С.В. Капалкин (1968-1972 гг.) и полковник Е.А. Легостаев (1972-1975 гг.).

Личный состав группы менялся персонально по истечении установленных сроков пребывания в ДРВ (от шести месяцев до одного года). Всего с 1965 по 1974 год, в период боевых действий работало около 40 советских специалистов оборонных отраслей промышленности (7 групп по 5-7 человек). Они возглавлялись офицерами ГРУ ГШ: Назаркиным (1965 г.), В.П. Гречаниным (1965-1966 п.), Б.И. Колотильщиковым (1966-1967 гг.), С.В. Капалкиным (1967-1968 гг.), Б.С Сурановым (1969-1970 гг.) и Жиронкиным (1971 -1972 гг.).

Задачами группы являлось:

– изучение американской боевой техники и оружия с целью усовершенствования и разработки соответствующих отечественных образцов;

– анализ способов боевого применения американцами вооружения и методов ведения боевых действий в условиях Вьетнама;

– выработка рекомендаций войскам ДРВ по противодействию противнику [582].

Основная часть образцов трофейного американского вооружения добывалась группой самостоятельно, непосредственно в ходе боевых действий со сбитых самолетов, вертолетов, беспилотных самолетов-разведчиков и др., а также с отказавших в действии образцов вооружения и боеприпасов. Некоторые образцы группа получала от вьетнамской стороны (Инженерное управление ГШ ВНА). Однако следует сказать, что, несмотря на взятые обязательства, вьетнамские власти весьма неохотно допускали советских военных специалистов к трофейным образцам американской военной техники. Известны также случаи, когда советские специалисты прибывали к месту падения, например, самолета уже после его "оперативного демонтажа" местными жителями. Останки самолетов являлись неплохим источником дефицитного металла для крестьянских хозяйств.

Тем не менее, несмотря на все трудности и препятствия, только за период с мая 1965-го по январь 1967 года, по данным посольства СССР в Ханое, было отобрано и отправлено в СССР свыше 700 образцов иностранного вооружения.

За период действий групп в Советский Союз было отправлено значительное количество информационных материалов, трофейных образцов американской авиационной техники, авиационных боеприпасов, радиоэлектронной аппаратуры и др., которые представили значительный интерес для различных учреждений МО СССР и соответствующих отраслей оборонной промышленности. Позже, по ряду изученных образцов, было принято решение ЦК КПСС об освоении их советской промышленностью [583].

Очередные американские массированные бомбардировки ДРВ вызвали резко негативную реакцию со стороны общественности и СМИ как в Соединенных Штатах, так и в мире в целом. Даже "Нью-Йорк таймс" и "Вашингтон пост" выразили сомнения в нормальности Никсона. Первая писала: "Американцы должны открыто высказаться о том, не сошел ли с ума кое-кто в Вашингтоне", а "Пост" призвала американцев "поинтересоваться состоянием рассудка президента" [584]. В сложившейся ситуации американский президент занял позицию "умолчания" и постарался дистанцироваться от операции. В своих воспоминаниях Никсон объясняет молчание стремлением сделать все так, чтобы операция не выглядела откровенным ультиматумом Ханою, "поскольку это могло произвести обратный эффект и укрепить в северных вьетнамцах нежелание договориться по-хорошему" (Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946- 1975). М., 2002. С. 706).

30 декабря 1972 года американское руководство, не достигнув ни военных, ни политических целей, было вынуждено отказаться от продолжения операции "Лайнбеккер-2" и возобновить мирные переговоры. 9 января представители враждующих сторон Киссинджер и Тхо приступили к разработке базового документа, которую завершили к 13 января.

15 января Никсон предварительно одобрил соглашение, а 16 января оно было представлено президенту Южного Вьетнама Тхиеу. Последний отверг его, назвав "соглашением о капитуляции". В ответ американский президент попытался убедить южновьетнамского руководителя принять договор, заверяя, что США покарают коммунистов, если те вздумают нарушить условия, а также пообещал добиться от конгресса продолжения оказания помощи Южному Вьетнаму. Когда и это не помогло, Никсон пригрозил Тхиеу, что Соединенные Штаты все равно подпишут соглашение, но в таком случае на их помощь Южному Вьетнаму рассчитывать не стоит. Оказавшись перед выбором, Тхиеу был вынужден сдаться. 23 января 1973 года соглашение было формально ратифицировано.

Оно содержало следующие основные условия:

1. Предусматривается прекращение огня на местах.

2. Вывод войск Соединенных Штатов и обмен военнопленными осуществляются в шестидесятидневный срок.

3. Как США, так и Северному Вьетнаму запрещено направлять дополнительные контингенты войск в Южный Вьетнам.

4. Пополнение снаряжения могло осуществляться по принципу один к одному.

5. Создаются две комиссии – Объединенная военная комиссия (Южный Вьетнам – АСВ/ВК) и Международная комиссия по контролю и надзору (Венгрия, Польша, Индонезия и Канада) за соблюдением договоренностей, достигнутых в рамках заключенного соглашения.

6. Учреждается Национальный совет национального примирения и согласия для организации свободных выборов в Южном Вьетнаме.

7. ДМЗ восстанавливалось в полном соответствии с Женевскими договоренностями 1954 года [585].

Кроме этого, предусматривалось участие США в послевоенном восстановлении экономики ДРВ и других стран Индокитая. Называлась даже цифра американского вклада – 5 млрд. долларов. Однако далее публичных высказываний дело не пошло.

27 января 1973 года в Париже было подписано Соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме.

Однако победа далась Вьетнаму дорогой ценой. На Севере страны были разрушены 23 провинциальных центра, почти 70% общин, 2000 различных медицинских учреждений. Были полностью разрушены железные и большинство шоссейных дорог, мосты и туннели, электростанции, все крупнейшие промышленные предприятия [586]. Пострадало более 5 млн. кв. м жилья, в результате чего без крова осталось свыше 7 млн. человек. Не меньшим разрушениям подвергся и Юг страны – от примененных американцами отравляющих веществ пострадало почти 40% посевных площадей.

По подсчетам специалистов, на территории Индокитая, прежде всего Вьетнама, было взорвано в общей сложности около 14 млн. т взрывчатых веществ – в несколько раз больше, чем в годы Второй мировой войны. Людские потери Северного Вьетнама от американской агрессии составили около 7 млн. человек [587]. Из них, по официальным расчетам военных статистиков США, только 435 000 (900 тысяч, включая без вести пропавших) военнослужащих Вьетконга и Армии Северного Вьетнама. По данным же, подтвержденным словами министра обороны ДРВ Зиапа, эта цифра достигает 500 000 человек [588].

Здесь уместно сказать о роли вьетнамской и советской разведок, во многих случаях заблаговременно узнававших о районах бомбометания американской авиации. Это в конечном счете позволило избежать еще больших жертв. На начальном этапе применения В-52 основная разведывательная информация поступала из международной диспетчерской в Гонконге. Туда, из соображений международной безопасности воздушного пространства, поступала информация о маршрутах и времени проведения полетов американских бомбардировщиков. Северовьетнамская агентура оперативно сообщала эти сведения по инстанции, что позволяло заблаговременно вывести войска из опасного района. Позднее США приняли меры и засекретили маршруты, однако на протяжении всей войны в районе главной базы В-52 на острове Гуам курсировали советские корабли электронной разведки, закамуфлированные под рыболовецкие траулеры. К слову сказать, один из таких "траулеров" был атакован южновьетнамским патрульным катером 18 октября 1969 года к югу от Дананга. По сообщению сайгонских властей, судно загорелось, но смогло уйти в открытое море [589].

Значительные потери понесли и Соединенные Штаты. Согласно американской печати, за 12 лет войны (1961 – 1973 гг.) через Вьетнам прошло около 6,5 млн. военнослужащих США (по другим данным – 2,5 млн. чел. [590]). Из них 57 685 было убито (58 тыс.), 303, 7 тысячи получило ранения, что в 10 раз превысило цифру американских потерь в годы Второй мировой войны. Более 60% потерь убитыми и ранеными, понесенных американцами во Вьетнаме, по сведениям полковника Д. Хэкворта, связано с подрывами на минах [591]. В списке солдат, павших во Вьетнаме, значатся и выходцы из России или их потомки, в том числе Ю.Запорожец, проживавший в Хэкеттстауне (Нью-Джерси) [592]. Около 2 тысяч американских военнослужащих пропало без вести, а 472 американских летчика из состава экипажей самолетов, сбитых в небе Северного Вьетнама, попали в плен. Людские потери южновьетнамцев составили, по разным оценкам, 185-225 тысяч военнослужащих убитыми и 500-570 тысяч ранеными.

В период войны американцы потеряли 8612 единиц авиационной техники: 3720 самолетов и 4892 вертолета (по другим данным, 3744 самолета и 4868 вертолетов [593]), при этом в небе над ДРВ – 1095 самолетов и 11 вертолетов [594].

Материальные затраты США во Вьетнаме превысили 350 млрд. долларов [595], что оказалось для страны непосильным бременем и способствовало обострению государственного кризиса [596]. Это вызвало значительное и непредвиденное превышение расходов казны над ее доходами и привело к инфляции и росту цен: на 6% в 1969 году, на 3,4% в 1972 году и на среднее между этими цифрами в промежуточные годы. Все это в конце концов способствовало девальвации доллара как ведущей валюты мира.

Финансируя войну, Пентагон расходовал значительные суммы в других странах, закупая снаряжение, ремонтируя технику. Это обстоятельство способствовало росту дефицита платежного баланса Америки. В 1971 году дефицит достиг рекордного уровня в тридцать миллиардов долларов. Эксперты считают, что расходы на войну во Вьетнаме были хотя и не единственной, но основной причиной ослабления экономических позиций США на международном рынке. "Война, – писала газета "Нью-Йорк таймс", – сыграла непосредственную роль в создании огромного дефицита платежного баланса США… Она также способствовала развалу международной валютной системы, созданной в Бреттон-Вудсе четверть века назад…" [597].

В совокупности с большими людскими потерями это привело к активизации антивоенных выступлений. Так, со второй половины 1960-х годов многие из крупных демонстраций, проводившихся в Вашингтоне, были связаны именно с Вьетнамской войной. Причем проводились они как сторонниками, так и противниками вмешательства США в эту войну.

Так, например, 4 апреля 1970 года в Вашингтоне произошла демонстрация-шествие "За победу во Вьетнаме". Ее инициатором был проповедник пресвитерианской церкви в Коллингвуде (Нью-Джерси) доктор Карл МэкИнтайр.

Этой акцией, по заявлению организаторов демонстрации, они хотели подчеркнуть опасность поспешного вывода американских войск из Вьетнама, до того, как противнику будет нанесен решительный удар, который "заставит его понять бессмысленность его попыток силой навязать извне свою волю южновьетнамскому народу" [598].

На призыв К. МэкИнтайра ко "всемирному крестовому походу против коммунизма" откликнулось около 50 000 человек. В числе демонстрантов были и представители русских эмигрантских организаций. Русскоязычная американская газета "Новое русское слово" отмечала, в частности, активность эмигрантского движения "За свободную Россию" и "Гарнизона 297" Союза армии, флота и авиации" [599].

Наиболее значительный антивоенный протест того времени длился три дня, с 21 по 23 октября 1967 года. В нем приняли участие многие видные общественные деятели, в том числе писатель Норман Мейлер, поэт Роберт Лоуэлл и доктор Бенджамин Спок, известный детский врач и писатель [600].

Впоследствии Мейлер описал эту акцию в своем бестселлере "Армии в ночи".

Кульминационным пунктом протеста явилась "осада" Пентагона. 21 октября после митинга у памятника Линкольну около 35 000 демонстрантов двинулись по Арлингтонскому мосту через реку Потомак к комплексу Министерства обороны в Северной Вирджинии.

Рисунок 66

Американский ветеран вьетнамской войны


Здание было оцеплено войсками. Состоялся второй митинг, поначалу проходивший мирно. Но затем около двух тысяч демонстрантов пересекли линию, до которой разрешалось проведение демонстрации, ринулись вверх по ступеням ко входу в Пентагон и атаковали полицейских и солдат. Через час вторая группа в три тысячи человек пошла на штурм другого входа в здание. По данным военных властей, во время этой демонстрации 861 человек был арестован, в основном у здания Пентагона. В их числе были Норман Мейлер и доктор Спок. 13 полицейских, 10 солдат и 24 демонстранта получили ранения [601].

Немалое беспокойство война во Вьетнаме вызывала и в кругах военных, считавших, что задействованные в Индокитае силы ослабляют мощь США в других регионах мира. Так, 21 февраля 1966 г. в "Нью-Йорк таймс" была опубликована статья военного редактора Гансона Балдуина. В ней автор подчеркнул, что нахождение 200 000-й армии во Вьетнаме, 2 дивизий в Корее и 5 дивизий в Европе исчерпали все обученные резервы в США. Кроме того, война во Вьетнаме вызвала переброску оружия, снаряжения, авиации из Европы в Азию, что "оголило" фронт борьбы с "коммунистической агрессией" в других местах. Для решения возникшей проблемы, по словам Балдуина, требуются большие кредиты, чтобы произвести обучение вновь призванных, укомплектовать всем необходимым не только армию во Вьетнаме, но и в Европе и восстановить резервы вооружения в интендантских складах.

Аналогичное мнение высказал и генерал Гавин, заявивший, что война во Вьетнаме снизила способность США отразить агрессию коммунистов в других местах, как, например, в Европе [602].

По иному сценарию разворачивались боевые действия на территории Южного Вьетнама.

Здесь, помимо ВВС и ВМС, в военных операциях против Армии освобождения Южного Вьетнама (АО ЮВ) были активно использованы сухопутные войска [603].

26 февраля 1965 года президент Джонсон одобрил отправку в Дананг двух батальонов морской пехоты. Первоначально они рассматривались как части охраны и "как исключительное одиночное явление, а не часть последовательной программы" [604]. Однако уже 6 апреля в меморандуме № 328 (NSAM 328) Джонсон дал согласие на ввод во Вьетнам еще двух батальонов и одной воздушной эскадрильи морской пехоты. В этом же меморандуме он одобрил изменение задач батальонов – вести более активные действия. Спустя почти три месяца (26 июня) американские части, переброшенные в Южный Вьетнам, получили право участвовать в боевых действиях при необходимости "усиления позиций правительственных войск РВ" [605].

Первые американские регулярные части высадились в портах Дананг, Камрань и других пунктах 6 марта 1965 года (по другим данным, на рассвете 8 марта). К октябрю 1965 года в Южном Вьетнаме уже находились 173-я отдельная воздушно-десантная бригада, 1-я пехотная и 101-я воздушно-десантная дивизии, 1-я аэромобильная, 25-я пехотная дивизии и ряд частей специальных войск общей численностью, по данным разведки ДРВ, 190 тысяч человек. В 1968 году цифра личного состава американского экспедиционного корпуса превысила 550 тысяч [606].

Кроме того, в военных действиях приняло участие 33 тысячи летчиков и моряков 7-го флота США, 237 тысяч входило в органы службы тыла, 48 тысяч летчиков и солдат располагалось в Таиланде и на базах США в других районах Юго-Восточной Азии. Численность союзнических войск (Южная Корея, Австралия, Новая Зеландия и Таиланд) составляла 69 тысяч человек [607]. Во главе этих объединенных вооруженных сил был поставлен генерал Уильям Уэстморленд (Вестморленд [608]). В составе находившегося в его подчинении командования американских войск в Южном Вьетнаме было сформировано 2 полевых объединения. Вместе с ним действовало американское (десантное) объединение морской пехоты, включавшее 2 дивизии, 2 авиакрыла и части обеспечения [609].

Здесь уместно привести высказывание известного американского обозревателя Уолтера Липмана, наглядно иллюстрирующее отношение руководства США к внешней реакции на происходящие события.

Рисунок 67

Американский ветеран вьетнамской войны


В еженедельнике "Ньюсуик" 21 июня 1965 года он писал: "Прислушиваться и обращать внимание на то, что думают и говорят иностранцы, и допускать, чтобы наш курс действий в какой-то мере менялся, если они не согласны с нами, – это значит проявлять слабость и неуверенность в своих силах. Правильная позиция при ведении внешней политики состоит в том, чтобы мало обращать внимания на мнение иностранцев и быть абсолютно уверенным в правильности нашего собственного суждения".

27 июня американцы приступили к проведению первой крупной операции в военной зоне "D" к северо-западу от Сайгона. В ней были задействованы 173-я воздушно-десантная бригада Соединенных Штатов, 1-й батальон Королевского Австралийского полка [610] и пять пехотных батальонов армии Республики Вьетнам. 14-15 ноября была одержана и первая победа, оказавшая большое психологическое воздействие на сильно деморализованные части южных вьетнамцев [611]. Героем событий стал 1-й батальон 7-го кавалерийского полка 1-й кавалерийской (аэромобильной) дивизии (командир батальона – подполковник Гарольд Дж.Мур), переброшенный на вертолетах в долину Иа-Дранг, где базировались части армии Северного Вьетнама под командованием генерала Чу Хюи Мана. Вот как описывается схватка одного из американских взводов батальона в официальном сборнике боевых рапортов армии США:

Рисунок 68

Американский ветеран вьетнамской войны


Рисунок 69

Американский ветеран вьетнамской войны


"Северные вьетнамцы вели по небольшому периметру такой сильный огонь и стреляли так низко над землей, что лишь немногие из людей Геррика смогли воспользоваться своим шанцевым инструментом и окопаться. Но наши давали достойный ответ противнику. Сержант Сэвидж, стреляя из своей М16, с полудня до вечера уложил двенадцать вражеских солдат. В то же время лейтенант Геррик был ранен пулей, которая попала ему в бедро, прошла через все тело и вышла из правого плеча. Лежа на земле и истекая кровью, лейтенант продолжал руководить обороной периметра. Чувствуя, что конец близок, он передал книжку с инструкциями по использованию средств связи старшему сержанту, взводному Карлу Л. Палмеру, приказав сжечь ее, если плен будет неминуем. Затем лейтенант Геррик приказал Палмеру перераспределить оставшиеся боеприпасы, вызвать огонь артиллерии и при первой же возможности прорываться. Не успел Палмер, к тому времени сам легко раненный, принять командование, как был убит. Руководство взводом принял на себя командир 3-го отделения сержант Сэвидж. Настроившись на волну, он начал вызывать прицельный огонь артиллерии. Через несколько минут артиллерия заработала по периметру с такой точностью, что некоторые снаряды ложились всего в двадцати метрах впереди позиции взвода. Огонь не позволил противнику овладеть периметром, однако положение взвода все равно продолжало оставаться сложным. Из 27 человек 8 погибли, а 12 получили ранения, боеспособность сохранило менее одного отделения из всего состава" [612]. Кроме артиллерии, выпустившей по противнику свыше 33 000 снарядов из 105-мм орудий, в сражении были задействованы штурмовики ВВС США, а также тяжелые бомбардировщики В-52.

К утру 16 ноября генерал Ман, так и не добившись результатов, оставил позиции и ушел к близлежащей границе с Камбоджей. В этом первом крупном столкновении американских и северовьетнамских войск 1 -я кавалерийская дивизия потеряла 79 человек убитыми и 121 ранеными. Потери вьетнамцев составили около 1200 человек убитыми (по американским данным) и большое количество раненых [613].

Рисунок 70

Американский ветеран вьетнамской войны


Следующая наступательная операция американо-сайгонских войск была начата в ноябре 1965 года. Однако в целом она не принесла желаемых результатов. В итоге в апреле 1966 года американское командование отдало своим частям приказ оставить целый ряд районов и населенных пунктов.

За период с октября 1966-го по апрель 1967 года был и проведены еще три большие операции в провинции Тэйнинь, к северо-западу от Сайгона. Там, по данным разведки, находилась главная база НФО.

К этому времени (к концу 1966 г.) в Южном Вьетнаме находилось 385 тысяч американских солдат и офицеров [614], а в начале 1967-го – 440 тысяч. Общая же численность войск США, стран-союзниц (Южная Корея, Австралия, Новая Зеландия) и южновьетнамской армии превышала один миллион человек (по американским данным – 1 173 800 чел.). Эти силы имели в своем распоряжении 4500 самолетов и вертолетов, около 3000 артиллерийских орудий, 3500 бронетранспортеров и танков [615]. Им, в свою очередь, противостояло 280 000 человек (на начало 1967 г.), включая части Главных, региональных и Административных сил, иррегулярные отряды и кадры политработников. Примерно 50 000 из этого количества приходилось на бойцов Армии Северного Вьетнама. У Вьетконга и Армии Северного Вьетнама действовало девять штабов дивизий, тридцать четыре штаба полка, 152 боевых батальона и около 200 отдельных рот [616].

В самой крупной операции – "Джанкшен Сити" ("Junction City") было задействовано около 45 тысяч американских солдат и офицеров, 800 танков и бронетранспортеров. Однако ни одна из операций не привела к "умиротворению" района. Партизаны успешно избегали крупных столкновений и наносили точечные удары из-за засад. При этом именно они определяли место, время, способ и объект нападения, преследуя единственную цель: уничтожение живой силы противника и его баз. По словам ветерана вьетнамской войны, полковника армии США Дэвида Хэкворта, "на протяжении всей войны американские войска словно "танцевали под дудочку партизан", которые твердо удерживали инициативу в своих руках. Целью вьетконговцев было воевать только на своих условиях, в устраивающее их время и на выбранном ими месте. Если же они попадали в ловушку и не могли выбраться из нее, то, стиснув зубы, дрались как черти" [617].

Потери американо-сайгонских войск за время второго контрнаступления составили 175 тысяч человек, 1800 сбитых и поврежденных на земле вертолетов и самолетов [618].

Здесь уместно заметить, что за все время боевых действий вьетнамцами широко использовалась тактика "захвата за пояс", которая выработалась еще во время войны с французами. Ее суть заключалась в ведении военных действий на близких расстояниях от противника, чтобы не попасть под его обстрел. Причем для вьетконговцев не имело значения, за кем оставалась территория после сражения. Главным фактором в войне был "человеческий". В этой связи вьетнамцами было хорошо усвоено изречение Мао Цзэдуна о том, что народ является для партизан тем, чем является вода для рыбы: удалите воду – и рыба погибнет. Тем не менее, по оценкам американской разведки, потери Вьетконга в живой силе (включая военнопленных и небоевые потери) с января по июнь 1967 года превышали 15 000 человек ежемесячно [619].

Говоря о боевых действиях на территории Вьетнама, важно коснуться еще одного аспекта войны – деятельности американских структур психологической войны. Здесь прошла апробацию новая концепция "специальных методов войны", разработанная с учетом опыта корейской войны [620]. Ее суть раскрыл бывший начальник Управления специальных методов войны генерал У. Троксель:

"Специальные методы войны – это соединение приемов, форм и методов психологической войны с другими средствами, направленными на подрыв противника изнутри… Они расширяют поле боя и превращаются из временно действующего тактического средства ограниченного воздействия в мощное стратегическое оружие, имеющее большие потенциальные возможности" [621].

В начальный период войны в психологических операциях сухопутных войск участвовали четыре роты 6-го батальона психологических операций, размещенные отдельно друг от друга в соответствующих тактических зонах. В последующем эти роты были заменены 4-й группой психологических операций (6-й, 7-й, 8-й и 10-й батальоны психологических операций), сформированной в составе сухопутных войск. Кроме того, значительное количество радиопередач и печатных материалов, использовавшихся во Вьетнаме, готовила 7-я группа психологических операций на японском острове Окинава и подчиненный ей 3-й экспедиционный отряд в Бангкоке (Таиланд). Численность 7-й группы и 3-го отряда составляла 800 военнослужащих, а в целом аппарат психологических операций только сухопутных войск насчитывал около 1000 человек, причем 118 из них владели вьетнамским языком. Кроме того, к сотрудничеству привлекались сотни вьетнамцев [622]. Руководители этих спецструктур сотрудничали с агентством ЮСИА [623] и радиостанцией "Голос Америки", имевшими свои отделы на Окинаве и в Таиланде.

Основной упор органы психологической войны США делали на попытках деморализовать и запугать партизан Южного Вьетнама, а также войска и население ДРВ. С этой целью в радиопрограммах, листовках и устных передачах использовались в основном не политические, а социально-психологические мотивы. Широко применялись методы эмоционального воздействия – вопли ужаса, отчаянный женский и детский плач, буддийская погребальная музыка, крики диких зверей и птиц, связанных в верованиях вьетнамцев с духами, демонами и т.п. Причем часто, с целью психологического истощения бойцов Вьетконга, тактика звуковещания осуществлялась в течение всей ночи. Так, например, командование 1-й бригады 101-й воздушно-десантной дивизии в ночь перед наступлением осуществило транслирование записанного на пленку пронзительного крика орла вперемешку с детскими возгласами на вьетнамском языке "папа, вернись домой!".

Широко использовалась и наглядная агитация, направленная как на личный состав войск противника, принимающих непосредственное участие в боевых действиях, так и на население прифронтовой полосы. Для разбрасывания листовок на больших территориях использовались стратегические бомбардировщики В-52, а также транспортные самолеты. Всего американцы распространили 50 миллиардов листовок, т.е. по 1500 листовок на каждого жителя Северного и Южного Вьетнама [624]. Задачей воздействия на гражданское население (формирование состояния страха за свою жизнь, беспокойства за судьбу близких, сексуального влечения и т. д.) было стремление подчинить его сознание на бытовом уровне и тем самым получить возможность управлять его поведением. Для этой цели вместе с традиционными формами ведения психологической войны впервые широкомасштабно стало использоваться телевидение. Телепрограммы разрабатывались для гражданской и военной аудиторий. Были созданы студия и четыре передающие станции, вещавшие по 6 часов в сутки. Среди вьетнамцев были распространены 3,5 тысячи телевизионных приемников, во многих школах и читальнях установлены телевизоры. И уже в 1971 году около 80% местного населения могло смотреть телепередачи [625].

Еще об одном специфичном "методе" специальных операций стало известно уже после войны. Речь идет о деятельности так называемых "кадров революции", возглавлявшихся южновьетнамским военным подполковником Нгуен Бе. В годы Первой Индокитайской войны он сотрудничал с французской контрразведывательной службой, а затем с Центральным разведывательным управлением США.

"Кадры революции" были созданы американской разведкой и находились под контролем "зеленых беретов". В задачу этих специальных подразделений входило проведение тайных диверсионных операций в освобожденных районах Южного Вьетнама под видом вьетконговцев или местных жителей. После проведении акций: захвата деревень, уничтожения мирных граждан и т.п. боевики Нгуен Бе "исчезали", а сайгонская пропаганда выдавала их действия за "красный террор" Вьетконга. Эффект от такой "наглядной агитации" был очевиден.

В общем, оценивая результаты психологических операций американских служб, можно констатировать, что их работа, несмотря на поражение США в войне, была довольно продуктивной. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что за период боевых действий примерно 250 тысяч вьетнамцев добровольно перешли на сторону противника.

В ночь на 30 января 1968 года вьетконговцы предприняли первую масштабную наступательную операцию на Сайгон [626] и другие крупные города и поселки Южного Вьетнама, получившую название Всеобщего, или Новогоднего, наступления (кодовое название "Тет-68" [627]). Главной ударной силой наступления стали отряды Вьетконга. Бои за Сайгон шли около двух недель, а за Хюэ – почти месяц. Нападавшие не завладели ни одним значительным объектом, но одержали важную психологическую победу. После этой операции, по словам полковника армии США Дэвида Хэкворта, "США приступили к выводу своих войск из Вьетнама под прикрытием мифа "Вьетнамизации". Это было, по мнению ветерана вьетнамской войны, "своего рода надувательство, позволившее американской армии удрать и передать обратно ведение войны "усовершенствованной" южновьетнамской военной машине" [628]. Кроме того, северовьетнамские части и отряды Вьетконга, принявшие участие в боях, приобрели необходимый опыт, который был применен впоследствии при штурмах городов и военных объектов.

С американской же точки зрения, "великое вьетнамское сражение" провалилось. Вьетнамцы не достигли желаемых результатов, потеряв при этом из 84 000 бойцов, участвовавших в нем, около 45 000 [629]. Правда, бытует довольно интересное мнение о "запланированности" части потерь. Во всяком случае, в 1982 году бывший вождь Национального фронта освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ) заявил, что причина, побудившая Ханой сделать Вьетконг передовым отрядом Новогоднего наступления, заключалась в стремлении обезглавить НФОЮВ, подозреваемый в попытках заключить "сепаратную сделку" с правительством Южного Вьетнама [630]. Не получили вразумительного ответа и еще два интригующих вопроса этого наступления. Во-первых, как 84 000 вьетконговцев и северных вьетнамцев подобрались к городам так, что никто из южных вьетнамцев не заметил этого и не сообщил властям? И, во-вторых, почему Зиап не санкционировал серию террористических акций по уничтожению генералитета противника? Как позднее установила американская разведка, северовьетнамцы не только владели информацией относительно мест его проживания, но и детально знали о системе охраны.

Рассказывая о боевых действиях этого этапа войны, нельзя не остановиться на одном малоизвестном событии Новогоднего наступления. Речь идет о плане командования США применить атомное оружие, который, к слову сказать, значительно колеблет утверждение в победе американцев в операции "Тет-68". Секретная штабная группа для обсуждения вопроса применения атомного оружия против позиций врага в Командовании по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму (КОВПЮВ) была создана по приказу генерала Вестморленда в январе 1968 года, после окружения частями северовьетнамцев оперативной базы Ке-Сань. В своих воспоминаниях Вестморленд так обосновывает эту идею:

"Поскольку район Ке-Сань являлся практически необитаемым, потери среди гражданского населения были бы минимальными. Если чиновники в Вашингтоне так хотели "послать сигнал" в Ханой, безусловно, взрыв небольшой тактической ядерной бомбы не остался бы незамеченным. Для воздействия на правящие круги Японии во время Второй мировой войны понадобилось две атомные бомбы, а для того, чтобы северокорейцы согласились на переговоры, оказалось достаточно одной угрозы применения ядерного оружия" [631]. В начале февраля эта идея была рассмотрена президентом Джонсоном. Однако резкая реакция общественности и Конгресса на просочившуюся в СМИ информацию вынудили президента отказаться от плана и запретить дальнейшую разработку "ядерного проекта".

Следующее серьезное наступление произошло в мае этого же года (операция "Мини-Тет"). На этот раз партизаны сумели перерезать несколько критически важных линий коммуникаций, а также захватить некоторые пригородные районы. После проведения атак вьетконговцы, не закрепляясь на захваченных рубежах, отходили на свои позиции. По заключению многих западных военных аналитиков, удары атакующих наносились с большим тактическим мастерством. В то же время генерал Ф. Дэвидсон, возглавлявший разведотдел штаба американского командования, охарактеризовал операцию "Мини-Тет" как "бледную тень Новогоднего наступления", которая завершилась серьезным поражением северных вьетнамцев и Вьетконга [632]. Так или иначе, но боевые действия северных вьетнамцев и Вьетконга подвигли США к новым шагам по мирному урегулированию конфликта. Переговоры в этом направлении были начаты в апреле 1968 года и застопорились в декабре, после отказа участвовать в них делегации Южного Вьетнама и приказа президента Джонсона (от 29 октября) приступить к массированным наступательным операциям в Южном Вьетнаме сухопутными силами.

20 января 1969 года принял присягу новый президент Соединенных Штатов – Ричард Милхауз Никсон, который в ходе предвыборной кампании заверял американскую общественность о наличии у него плана прекращения войны. Это было "политической гиперболой", целью которой являлось завоевание голосов избирателей. Первый же конкретный план появился в Белом доме спустя четыре месяца после того, как его заняли Никсон и республиканская администрация. Главные положения этого плана, разработанного при непосредственном участии нового советника президента по национальной безопасности, доктора Генри Киссинджера, сводились к следующим пунктам:

Рисунок 71

Пленный вьетнамец


1. Завершение войны с помощью дипломатии.

2. Ограничение наращивания военного присутствия США во Вьетнаме.

3. Постепенная передача ответственности за ведение боевых действий на правительство Южного Вьетнама.

4. Укрепление боеспособности Вооруженных сил Республики Вьетнам.

В марте 1969 года Никсон впервые заявил о критериях одностороннего вывода американских войск из Вьетнама. 8 июня того же года, во время встречи с президентом РВ Тхиеу на острове Мидуэй, американский президент озвучил приказ о выводе 25 000 американских военнослужащих.

В то же время продолжались и боевые действия. 15 марта Никсон отдал секретное распоряжение о бомбардировках базового района (№ 353), находившегося вблизи вьетнамской границы в Камбодже. В период с апреля по август бомбовые удары были нанесены еще по ряду районов, расположенных примерно в десяти километрах от границы Камбоджи и Вьетнама. Эти тайные рейды продолжались до мая 1970 года, когда с них сняли покров секретности, поскольку бомбардировки стали проводиться в рамках оказания поддержки с воздуха действиям сухопутных сил США и ВСРВ в Камбодже.

К этому времени положение американских военнослужащих в Южном Вьетнаме еще более ухудшилось. В этой связи показательны слова кадрового офицера морской пехоты в отставке Роберта Д. Хейли. В статье, опубликованной в "Детройт ныос" в июне 1971 года, он писал: "Все свидетельствует о том, что наша армия во Вьетнаме находится на грани крушения. Целые подразделения избегают встречи с неприятелем или отказываются идти в бой, рядовые под воздействием наркотиков убивают офицеров и сержантов и пребывают в подавленном или возбужденном и близком к мятежу состоянии" [633]. Грязь, пиявки, змеи, ловушки, мины, постоянное нервное напряжение, изнуряющая духота и продолжительные ливни изматывали человека физически и морально. Негативным образом действовало на солдат, поселяя в них чувство обреченности, и странное поведение противника, который уклонялся от боя, ускользал от поисковых групп американцев. Эти и многие другие факторы способствовали разложению личного состава и, как следствие, росту употребления наркотических средств. Так, в 1969 году за употребление наркотиков было задержано военной полицией 8440 человек, что составляло 0,157 человека на 1000. В 1970 году число военнослужащих, арестованных по той же причине, составило уже 11 058, то есть 0,273 человека на 1000. Всего же в 1970 году, по данным американского командования, во Вьетнаме насчитывалось 65 000 военнослужащих, употреблявших наркотики. В 1971 году прием наркотиков по сравнению с 1970 годом вырос в пятнадцать раз [634]. По некоторым сведениям, значительную роль в распространении наркотиков играли китайские спецслужбы. Об этом, в частности, сообщает популярный британский военный комментатор Брайен Крозьер. В одной из своих статей он писал: "…последний китайский премьер, Чжоу Эньлай, как-то хвастался египетскому полковнику Насеру, что китайцы через северных вьетнамцев широко используют наркотики, чтобы подрывать дисциплину и боеспособность американских войск во Вьетнаме" [635]. К слову сказать, позже такие же "наркооперации" широко проводились американскими спецслужбами против советских военнослужащих в Афганистане.

В конце марта 1972 года Народные вооруженные силы освобождения Южного Вьетнама (НВСО ЮВ) перешли в стратегическое наступление, получившее название "Пасхального". В этой масштабной военной операции было задействовано около 125 000 бойцов северовьетнамской армии, сведенных в четырнадцать дивизий и двадцать шесть отдельных полков [636]. Поддержку пехоты осуществляли сотни танков (главным образом советского производства Т-34 и Т-54) и артиллерийских орудий [637]. Всего же, по данным американцев, в наступлении участвовало свыше двадцати дивизий Армии Северного Вьетнама (АСВ) и НВСО ЮВ.

В результате многомесячных боев сайгонская армия понесла серьезные потери. Только за 6 месяцев ведения боевых действий были убиты и взяты в плен 325 000 человек, сбиты и уничтожены на аэродромах 2050 самолетов и вертолетов, уничтожены и захвачены 6300 военных машин, 1500 пушек и минометов противника, а также десятки тысяч тонн военного снаряжения [638]. Всего же за годы войны, по данным Пентагона, силы Освобождения захватили трофеев на сумму более чем 5 млрд. долларов, 1000 самолетов и вертолетов, свыше 1000 танков и бронетранспортеров, 1500 полевых и зенитных орудий, около 300 боевых кораблей и вспомогательных судов [639]. Значительными были и потери противоборствующей стороны.

Согласно книге президента Никсона, пользовавшегося статистическими данными из докладов официальных лиц, Пасхальное наступление стоило северовьетнамцам 100 000 убитых, 450 танков и большого количества (американские авторы пишут, как правило, "огромного множества") артиллерийских орудий и грузовиков [640]. Главная причина столь высоких потерь, по мнению многих военных аналитиков, была связана с неповоротливостью и ограниченностью системы тылового снабжения наступавших.

Успешные действия Народных вооруженных сил освобождения, поставившие сайгонские власти перед угрозой поражения, повлекли за собой ужесточение мер со стороны Соединенных Штатов. Чтобы перекрыть поставки вооружения, предназначенного НВСО ЮВ, президент США Р.Никсон отдал приказ заминировать порты и внутренние воды ДРВ. По официальному заявлению, это делалось исключительно в целях "защиты американских войск и прекращения агрессии в союзной стране" [641]. В своем выступлении 8 мая 1972 года по радио и телевидению, избегая выражения "морская блокада", он отметил, что военные корабли США не будут перехватывать иностранные суда, направляющиеся в северовьетнамские порты, или производить на них досмотр груза. В то же время попытки разгрузки судов на пляжах Северного Вьетнама, вне портов, будут пресекаться самолетами и судами американского и южновьетнамского флота.

Министр иностранных дел Франции Морис Шуман выразил сожаление по поводу новой эскалации войны, заявив, что предпочтительней было бы прибегнуть к переговорам. В официальном сообщении, выпущенном британским МИДом, действия США были названы "шансом" мирного разрешения конфликта. Южновьетнамский президент Тхиеу приветствовал речь Никсона и заверил, что в ближайшие дни южновьетнамская армия контратакует противника и отберет некоторые захваченные им пункты [642].

Рисунок 72

Погибший пилот американского вертолета, сбитого вьетнамцами


Ханой и Советский Союз выступили с резким осуждением политики США, назвав ее "агрессивной". Для оказания помощи в борьбе с минной опасностью во Вьетнам была направлена группа военно-морских специалистов во главе с начальником управления противолодочного вооружения ВМФ СССР капитаном 1-го ранга С. Бутовым [643]. В то же время советское руководство усилило давление на вьетнамскую сторону с целью склонить ее на разрешение ситуации переговорным путем. В середине июня Председатель Президиума Верховного Совета СССР Подгорный нанес визит в Ханой, где откровенно высказал вьетнамцам позицию Москвы. Затяжная война ставила под угрозу наметившиеся между СССР и США соглашения о разрядке, контроле над вооружением, а также американских займах и поставках пшеницы.

В скорейшем окончании войны стало заинтересовано и китайское руководство. После визита в страну американского президента Никсона оно увидело возможность стравить Советский Союз и Соединенные Штаты и при помощи последних разрешить многолетний тайваньский вопрос.

Обещанного президентом РВ Тхиеу наступления не произошло. Соединенные Штаты продолжили вывод своих войск из страны, и к 1973 году оборону Сайгона осуществляли уже только южновьетнамские солдаты. К этому времени антивоенные настроения в Америке приобрели такую силу, что Конгрессу США удалось принудить администрацию Никсона строго соблюдать соглашение о прекращении огня,

27 января 1973 года, как отмечалось выше, в Париже было подписано Соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме.

По условиям договора, войска Северного Вьетнама, находившиеся на территории Южного Вьетнама, оставались на занятых рубежах и фактически сохраняли способность атаковать. Такое положение создавало предпосылки для начала нового конфликта, называемого некоторыми историками Третьей Индокитайской войной. К этому времени Вооруженные силы Республики Вьетнам, усиленные американским оружием и техникой (программа "Enhance Plus"), имели под ружьем примерно миллион человек (включая регулярные – около 450 000 и местные силы, отряды самообороны и ополчение). Северовьетнамские войска на Юге и Вьетконг насчитывали около 219 000 человек [644].

1 июля 1973 года конгресс принял, а президент подписал билль, запрещавший после 15 августа того же года любые, прямые или косвенные, боевые действия над или около Лаоса, Камбоджи и обоих Вьетнамов. Этот документ американского парламента фактически стимулировал последующие шаги северовьетнамского руководства. На 21-м пленуме Политбюро ЦК ПТВ, состоявшемся в октябре 1973 года, им было принято решение о переходе с политической на вооруженную борьбу. Было ли это решение согласовано с руководством Советского Союза, неизвестно. Тем не менее есть сведения, что за месяц до пленума (в сентябре) Москву посетил первый секретарь ЦК ПТВ Ле Зуан.

После реорганизации и усиления вооруженных сил, находившихся на территории Южного Вьетнама, отстройки необходимой инфраструктуры северовьетнамская армия и Вьетконг развернули боевые действия по овладению новыми территориями, контролируемыми АРВ. Такая тактика получила название "стратегических рейдов". Ее успех, а также резкое уменьшение помощи со стороны США, развал экономики, военные ошибки и фактически бездействие руководства РВ поставили к началу 1975 года страну на грань краха. Обострилась оппозиционная борьба. Против президента Тхиеу выступили католическая община Вьетнама, являвшаяся самой организованной антикоммунистической силой в стране, буддисты, племена горцев, ранее поддерживавшие существующую власть, значительное количество офицерства. Была предпринята попытка и физического устранения президента.

Рано утром 8 апреля 1975 года сайгонский летчик пытался бомбить резиденцию Тхиеу – Дворец независимости. Это покушение на Тхиеу стало четвертым по счету за конец марта – начало апреля 1975 года. В результате налета часть зданий дворца была разрушена, прервана телефонная связь. Однако сам президент не пострадал.

Дальнейшие события развивались стремительно. 21 апреля, в 18 часов, президент Тхиеу объявил о своей отставке [645]. Власть в Сайгоне перешла в руки вице-президента Чан Ван Хыонга. Однако ненадолго. Через пять дней, 26 апреля, он также подал в отставку, передав полномочия генералу Зыонг Ван Миню, в 1964 году руководившему заговором против президента Дьема. По некоторым сведениям, он имел связи с вьетнамскими коммунистами (что позднее подтвердилось) и мог договориться с противником. Однако эти надежды оказались иллюзорными. Через несколько часов Большой Минь (получил прозвище из-за своего высокого роста) предложил американскому посольству вывезти в 24 часа весь свой персонал из Южного Вьетнама. 26 апреля АСВ начала штурм Сайгона (операция "Хо Ши Мин") и к 28 апреля захватила окраины столицы. 30 апреля, в 3 часа 30 минут, с крыши посольства США поднялись последние вертолеты, на борту которых находились посол Мартин и сто двадцать четыре американца. Один вертолет при взлете разбился. Через несколько часов головной танк Т-54 (№ 843) северовьетнамской армии, ворвавшейся в Сайгон, таранным ударом выбил въездные ворота президентского дворца, а в 11.30 над Дворцом Независимости взвилось красное знамя. Война закончилась. 2 июля 1976 года произошло воссоединение Юга и Севера Вьетнама в одно государство – Социалистическую Республику Вьетнам (СРВ).

По данным ГОУ Генерального штаба ВС СССР, за период с 11 июля 1965 г. по 31 декабря 1974 года во Вьетнам в качестве военных специалистов было направлено 6359 генералов и офицеров советских Вооруженных сил. Боевые потери за этот период составили 13 человек. Всего же с 1954 года до распада СССР во Вьетнаме побывало 18 954 представителя Вооруженных сил, в том числе 292 генерала (адмирала), 8842 офицера, 793 прапорщика и мичмана, 4843 человека сержантского и рядового состава, 4184 рабочих и служащих СА и ВМФ. За этот период погибло (умерло) 38 военнослужащих, в том числе 3 генерала [646]. Многие советские военнослужащие были отмечены правительственными наградами. Только с 1965 по 1968 год 1074 воина Советской армии были награждены орденами и медалями, а за весь период их боевой деятельности в ДРВ (с 1965 по 1973 г.) было награждено 2190 человек. Кроме того, более чем 3 тыс. советским военным специалистам были вручены ордена и медали Демократической Республики Вьетнам, в том числе медаль Дружбы и знак ВНА "За настойчивость в достижении победы".

В годы войны Советский Союз получил возможность в условиях реальных боевых действий испытать новейшие образцы военной техники. Во Вьетнаме впервые прошли "обкатку" такие образцы оружия и военной техники, как система "Град", реактивные истребители МиГ-21, а также пластиковая взрывчатка, показавшая свою высокую эффективность. При этом все отечественное вооружение и техника непрерывно совершенствовались советскими военными специалистами и представителями оборонных отраслей промышленности с учетом последних достижений американской военной мысли.

Кроме этого, на основании решения Министерства обороны СССР (№ 86720) в 1966 году были разработаны основные мероприятия по обобщению и внедрению в Войсках ПВО страны опыта боевых действий против авиации США во Вьетнаме.

Немалые уроки вьетнамской войны были извлечены и американской стороной. За период боевых действий военными специалистами США были испытаны новые виды вооружения, разработан ряд приемов ведения, в частности, воздушных боев – атак на малых высотах, апробированы устройства по предупреждению о входе в зону ЗРК, о старте ракет, усовершенствованы средства и способы подавления радиопомехами всех радиолокационных средств ПВО и ВВС ВНА.

Интересным новшеством, разработанным специально для ведения антипартизанских операций, стало применение приспособления для "вынюхивания" противника. Оно позволяло зафиксировать в районе поиска участки большой концентрации мочи. Эти приборы, установленные на вертолетах, стали важным инструментом для сбора разведданных о базировании в джунглях крупных сил партизан. На первом этапе эффект от применения таких приборов был очень высок, до тех пор пока вьетконговцы не стали оставлять на ложных базах ведра, имитируя тем самым присутствие своих отрядов [647].

В целом же можно сказать, что анализ опыта вьетнамской войны способствовал радикальному реформированию военного ведомства США.

Коснулся он и юридических аспектов войны. Так, в частности, под влиянием событий в Сонгми [648] Пентагоном была разработана директива под названием "Программа Министерства обороны США в области права войны". Действующая и по сей день, она требует от американских военнослужащих и их союзников неукоснительного соблюдения военного права, а также тщательного расследования всех выявленных случаев нарушений. В этой связи была изменена и роль юридической службы. В штабах и дивизиях были введены так называемые офицеры-юристы, в задачу которых входит правовая поддержка командиров во всех аспектах их деятельности, включая планирование военных действий, выбор целей и оружия для их поражения, а также контроль за выполнением отданных приказов и распоряжений. Для разработки и реализации концепции правового обеспечения военных действий на базе юридического училища сухопутных войск в Шарлоттсвилле (штат Вирджиния) в декабре 1988 года был создан специальный Центр по изучению вопросов права и военных операций.

Не выпали из поля зрения и вопросы специальных методов войны. Именно во Вьетнаме американцы начали осуществлять сбор, обработку и накопление информации для нужд психологической войны с помощью ЭВМ. Была также предпринята попытка создать в тех же целях единую информационную систему (PAMIS). Позже все выявленные при проведении психологических операций во Вьетнаме ошибки и недостатки были обобщены и проанализированы специальной правительственной комиссией. Результатами ее работы стал План мероприятий по их устранению и соответствующие рекомендации на будущее: создание гражданских структур по координации деятельности в области психологической войны; увеличение в мирное время численности сил и средств для ведения такой войны в 10 раз; повышение уровня подготовки резервных сил психологических операций; развитие высокотехнологичных радиостанций и организация сети подвижных телестанций; создание и использование единого банка данных в интересах психологических операций (ПсО); усиление внимания к аппарату и проблемам ПсО со стороны правительства и министерства обороны [649].

Что же касается изучения непосредственно военных действий, то для этой цели в 1985 году в американских сухопутных войсках была создана специальная структура – Центр по изучению уроков военных кампаний. В его функции входят сбор и анализ данных, в том числе и исторических документов, о проводимых военных операциях любого типа. Выводы и оценки специалистов Центра позволяют оперативно вносить коррективы в действия войск, оптимально использовать обобщенный опыт и в максимальной степени исключить вероятность повторения ошибок [650].


Примечания:



[4]

Меркс Ф. Наемники смерти. / Перевод с нем. М, 1986. – С. 75.



[5]

Большая советская энциклопедия. – М., 1974. – Т. 17. – С. 363.



[6]

Новейшая история стран зарубежной Азии и Африки. – Л., 1963. – С. 587.



[47]

Казьмин Лев Алексеевич. Родился в Москве. Учился в институте. А затем в инженерном училище. Участвовал в Великой Отечественной войне. За организацию паромной переправы через реку Прут под Яссами был награжден орденом Красной Звезды, а за переброску боевой техники через Тиссу в Венгрии – орденом Отечественной войны II степени. После войны окончил Военно-инженерную академию. В Алжире руководил разминированием на тунисской границе. Умер в 1979 г.



[48]

Павленко А. В Алжире остались наши сердца: воспоминания участника разминирования. М., 2006. С. 30.



[49]

Фадеев Петр Иванович. Участвовал в Великой Отечественной войне. В 1941 г. – капитан, командир саперного батальона корпуса, осенью 1942 г. – майор, войсковой инженер 4-го танкового корпуса, в 1943 г. – подполковник. Весной 1944 г. – начальник инженерных войск 6-й танковой армии, полковник. Принимал участие в боях под Смоленском, на Курской дуге, под Киевом и др., а также в разгроме японской армии в Маньчжурии. После войны служил в Забайкалье, Белоруссии, Германии, на Украине. Окончил Военно-инженерную академию. В Алжире возглавлял группу советских специалистов-саперов. Генерал-майор инженерных войск. Умер в мае 1990 г.



[50]

Павленко Андрей Яковлевич. Родился 11 марта 1928 г. В 1943 г. добровольно служил в истребительном батальоне при Савинском РОНКВД Харьковской области. Участвовал в боевых операциях по обезвреживанию диверсантов. После войны, в 1946 г., окончил семь классов школы, работал учетчиком в МТС. заведующим сельской библиотекой. В 1948 г. был призван в Советскую Армию. С 1949 по 1959 г. служил в аэродромно-строительных войсках, закончил полковую школу и военное аэродромно-строительное училище. Принимал участие в строительстве четырех военных аэродромов. С 1963 по 1964 г. находился в Алжире в составе группы советских военных специалистов в должности заместителя командира группы советских военных специалистов на алжиро-тунисской границе. После возвращения на родину служил в военных госпиталях на должности заместителя по политчасти. В 1971 г. закончил (заочно) Высшую партийную школу при ЦК КПСС. В 1980 г. уволился из рядов Вооруженных Сил в звании полковника. В настоящее время работает в Московском государственном медико-стоматологическом университете, является руководителем алжирской секции и членом Правления Межрегиональной ассоциации воинов-интернационалистов.



[51]

В их числе были: младший сержант Виктор Андрющак, рядовой Павел Бондаренко, младший сержант Михаил Верещак, младший сержант Николай Стародуб, младший сержант Егор Морозов, сержант Николай Пашкин, ефрейтор Николай Демьянюк, рядовой Александр Воробьев, ефрейтор Николай Пяскорский, Виктор Толузаров, Виктор Прядко, Николай Цветков, Вячеслав Зонин, Леонид Довгин, Николай Митасов, Николай Колесник, Юрий Железников, Михаил Обилинцев, Иван Батурлакин, Алексей Романов, Иван Безуглов, Нурмагомед Ахмедов, Алексей Денисенко, Виктор Зуй, Робинзон Гонджилашвили, Ульян Перфилов, Петр Листрухов, Василий Малаханов, Анатолий Посадский, Николай Попов и другие.



[52]

Павленко А. В Алжире остались наши сердца: воспоминания участника разминирования. М., 2006. С. 53.



[53]

Россия (СССР) в войнах второй половины XX века. М., 2002. С. 399.



[54]

Интересный штрих. По словам рядового Г.И.Акимова, в Алжире он числился старшиной, а после возвращения на Родину ему было возвращено прежнее звание рядового.



[55]

В 1977 г., согласно западным источникам, поставки советского вооружения в Алжир (в рамках соглашений 1975 года) составляли 500 млн. долларов, а в 1978 г. – до 850 млн. долларов. В страну было поставлено около 20 самолетов МиГ-23, 8 самолетов МиГ-21, 6 самолетов СУ-20, 12 вертолетов Ми-8, а также 1 ракетный катер класса "Оса", 30 танков Т-62 и другое военное снаряжение. (См.: Посев. 1979. № 4. С. 10.)



[56]

В результате уже к концу 1960-х годов Алжир стал располагать хорошо подготовленными вооруженными силами, укомплектованными на 95% вооружением и техникой советского производства. К 1966 году Национальная народная армия Алжира состояла из сухопутных войск (65 тыс. чел.), ВВС (2,5 тыс. чел.), ВМС (около 1,5 тыс. чел.) и военной жандармерии (7 тыс. чел.). В состав сухопутных войск входили: 3 бригады, до 40 отдельных пехотных батальонов, до 5 батальонов средних танков, до 13 артиллерийских дивизионов, в том числе 2-3 дивизиона самоходной артиллерии, несколько зенитных дивизионов, а также части и подразделения связи, инженерных войск, тылового и технического обеспечения. На вооружении ВВС состояло около 150 самолетов истребительной, бомбардировочной и военно-транспортной авиации. В ВМС насчитывалось несколько торпедных катеров и тральщиков.



[57]

В 1975 г. летчик-инструктор Гелий Куров погиб. Это случилось во время полета на самолете МиГ-17 при выполнении боевых стрельб по наземным целям на предельно малой высоте.



[58]

Сергеев А.Д. Служебная командировка. В сб. Воины-интернационалисты земли Владимирской. Владимир, 2003. С. 295-301.



[59]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века. М., 2000 (под ред. В.А. Золотарева). С. 482.



[60]

Внешняя торговля СССР в 1978 году. Статистический сборник. М., 1979. С. 245; Сванидзе И.А. Аграрные преобразования в Алжире // Вопросы истории. 1980. № 6. С. 81.



[61]

Сведения любезно предоставлены С. Балмасовым.



[62]

Сведения любезно предоставлены С. Балмасовым.



[63]

Московский комсомолец. 2006. 13 марта.



[64]

"Хагана" - сионистская военная организация. Была создана в 1920 году. Впоследствии функционировала как военное ответвление социал-сионистской партии Мапай.



[65]

Бар-Зохар Микаэль. Бен-Гурион Ростов-на-Дону, 1998, С 131



[476]

В феврале 1951 года на II съезде КПИК была переименована в Партию трудящихся Вьетнама.



[477]

Зиап Во Нгуен. Родился в 1912 г. в деревне Ан-Кса в провинции Куанг-Бинь. В 1924 г. поступил в Государственный лицей в Хюэ. Спустя год был исключен из него за революционную деятельность (в 1932 г. по разрешению французских властей закончил лицей). В 1927 г. вступил в партию Тан-Вьет марксистской ориентации. В 1933 г. поступил на юридический факультет Ханойского университета, который окончил в 1937 г. В этом же году вступил в коммунистическую партию. До 1940 г. преподавал историю в частной ханойской школе, лицее Танг-Лонг. В мае 1940 г. был направлен ЦК партии в Китай для подготовки к ведению партизанской войны. В 1941 г. вернулся на родину, где создал и возглавил первый отряд "сил самообороны" Вьетминя, а затем, в 1944 г. – первое подразделение пропаганды и освобождения Вьетнама, ставшее предтечей Народной армии Вьетнама (НАВ). В 1945 г. назначен министром внутренних дел во временном правительстве Хо Ши Мина. С марта 1946 г. – председатель Верховного совета государственной обороны. Принимал участие во всех трех Индокитайских войнах, непосредственно разрабатывал и руководил многими боевыми операциями. Старший генерал. Вел активную политическую деятельность. Входит в состав Политбюро ЦК ПТВ, до февраля 1980 г. занимал пост министра обороны. В 1982 г. отошел от военной и политической деятельности и вышел в отставку. Возглавлял комитет по вопросам науки и техники.



[478]

Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок. М., 2005. С. 16,43,45, 117.204, 220.



[479]

Новейшая история стран зарубежной Азии и Африки. Л., 1963. С. 464.



[480]

Принято считать, что Первая Индокитайская война – Война Сопротивления началась 23 сентября 1945 г., а с 19 декабря 1946 г. охватила всю страну.



[481]

К концу 1947 года французы потеряли убитыми и ранеными 4000 солдат. Были сожжены 13 самолетов, 38 речных судов и катеров, 255 военных машин.



[482]

Солдат удачи. 1998. № 7. С. 9; Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок. М., 2005. С. 32.



[483]

Куминов И., Яременко В. Вьетнамский Сталинград // Независимое военное обозрение. 2004. № 37.



[484]

Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок. М., 2005. С. 149.



[485]

Цит. по: Куминов И., Яременко В. Вьетнамский Сталинград // Независимое военное обозрение. 2004. № 37. С. 5.



[486]

Бао Дай – подлинное имя Винь Тхюи, родился 22 октября 1913 г. В 1926 г. был возведен на трон. Получил образование в Париже. 16 октября 1955 г. был сменен американским ставленником Нго Динь Дьемом и поселился во Франции.



[487]

Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок. М., 2005. С. 39.



[488]

В 1966 г. П.А. Скржинский работал в Москве диктором вьетнамского отдела Радиокомитета. Скончался в 2003 г.



[489]

Цит. по: Камалов Н. Индокитайская драма Франции // Независимое военное обозрение. 2002. № 35. С. 5.



[490]

Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок. М., 2005. С. 19.



[491]

По другим данным, французы имели при Дьенбьенфу не одну, а две батареи 155-мм гаубиц из состава 2-го дивизиона 4-го колониального артиллерийского полка. Что касается 105-мм гаубиц (24 ствола), то они состояли на вооружении 4-го дивизиона 4-ю колониального полка и 3-го дивизиона 10-го колониального артиллерийского полка, также входивших в состав гарнизона французского укрепленного лагеря.



[492]

Брюнон Ж., Маню Ж. Иностранный легион (1831 – 1955) / Перевод с франц. М., 2003. С. 449.



[493]

7000 военнослужащих (См.: Брюион Ж., Маню Ж. Иностранный легион (1831 – 1955) / Перевод с франц. М., 2003. С. 449).



[494]

За 57 дней осады в район Дьенбьенфу в качестве подкрепления было сброшено с парашютом около 4000 человек. нию военной помощи Южному Вьетнаму в 1968 году, говорится о 100 транспортных самолетах, а по данным командующего французскими ВВС на Дальнем Востоке генерала Шассэна, в марте 1954 года французы располагали 124 грузовыми самолетами на всем Индокитайском ТВД (См. Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002 С. 230).



[495]

Брюнон Ж., Маню Ж. Иностранный легион (1831- 1955) / Перевод с франц. М., 2003. С. 283.



[496]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 233-234.



[497]

Перед началом операции, 6-7 марта, вьетнамскими диверсантами было уничтожено 78 самолетов противника, базировавшихся на аэродромах военно-воздушных баз в Тонкинской дельте, Гиа-Лам и Кат-Би. Таким образом, по сведениям американского генерала Дэвидсона, к началу боевых действий в Дьенбьенфу имелось шесть истребителей и шесть самолетов-наблюдателей.



[498]

Navarre Н. Agoniede L’Indochine. Paris, 1958. P. 199-200.



[499]

Куминов И., Яременко В. Вьетнамский Сталинград // Независимое военное обозрение. 2004. № 37. С. 5.



[500]

Камалов Н. Индокитайская драма Франции // Независимое военное обозрение. 2002. № 35. С. 5.



[501]

Брюнон Ж., Маню Ж. Иностранный легион (1831- 1955) / Перевод с франц. М., 2003. С. 283.



[502]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 275-281.



[503]

Ядерный фугас малой мощности представляет собой так называемый ядерный ранец. Он небольшого размера и может быть развернут инженерным подразделением или группой из состава войск спецназа. Тротиловый эквивалент, или мощность такого ядерного устройства, до сих пор держится в секрете, однако ясно, что этой мощности достаточно, чтобы разрушить дамбу (что не под силу обычным взрывчатым веществам), полностью уничтожить важные командно-управленческие пункты, значительные скопления танков или воспрепятствовать подходу больших сил противника. Воздушный взрыв фугаса превращает его в "грязную" бомбу, когда остаточная радиация и выпадение радиоактивных осадков наносят такое же поражение, как и сам взрыв.



[504]

Сведения о потерях значительно разнятся. Их цифры варьируются от 74 600 до 400 000 (См.: Камалов Я. Индокитайская драма Франции // Независимое военное обозрение. 2002. № 35).



[505]

По другим данным, в 1945-1954 гг. в Индокитае погибло 309 офицеров, 1082 унтер-офицера и 9092 легионера. Для сравнения скажем, что на всех театрах боевых действий Второй мировой войны 1939-1945 гг. пало 118 офицеров, 821 унтер-офицер и 8078 легионеров Французского Иностранного легиона (См… Брюнон Ж., Маню Ж. Иностранный легион (1831-1955) / Перевод с франц. ML, 2003. С. 243).



[506]

Интересно, что среди участников войны был и популярнейший в 1970-1980-х годах французский киноактер Ален Делон. В 1952 году, в 17 лет, он отправился в Индокитай и провоевал там почти пять лет. По словам знакомых Делона, несмотря на последующий успех, мировую известность и мирную жизнь, он так и не смог преодолеть в себе психологических последствий войны. По сей день он предпочитает одиночество и чувствует себя комфортно только в окружении собак и собираемой им коллекции оружия.



[507]

Локальные войны: история и современность /Под ред. И.Е. Шаврова. М., 1981.С. 101.



[508]

Грант И. Конфликты XX века. Иллюстрированная история. М., 1995. С. 318.



[509]

Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок. М., 2005. С. 152.



[510]

Куанг Лой. Южнее 17-й параллели / Пер. с франц. М., 1960.



[511]

Следует сказать, что в этот период народные выступления потрясали и Северный Вьетнам. Так, недовольство северовьетнамских крестьян жесткими методами земельной реформы вылилось 2 ноября 1956 года в массовое восстание в провинции Нге-Ан. Для его подавления была задействована 325-я дивизия. Точных данных о потерях среди восставших нет. Тем не менее по некоторым источникам, число убитых составило 1000 человек, 6000 крестьян было выслано. По данным же Пентагона, "погибли многие тысячи".



[512]

В 1968 году Армия освобождения Южного Вьетнама была переименована в Народные вооруженные силы освобождения Южного Вьетнама (НВСО ЮВ).



[513]

Белащенко Т.К. США: 200 лет – 200 войн. М., 1976. С. 199-200.



[514]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М, 2002. С. 309.



[515]

Грант Н. Конфликты XX века. Иллюстрированная история. М., 1995. С. 318.



[516]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В.А. Золотарева. М, 2000. С. 78.



[517]

Андраде Д. Потерянные коммандос // Солдат удачи. 1996. № 1. С. 26.



[518]

Грант Н. Конфликты XX века. Иллюстрированная история. М., 1995. С. 316.



[519]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 316.



[520]

Lewy G. America in Vietnam. New York. 1978. P 38



[521]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 317.



[522]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 78.



[523]

Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок. М., 2005. С. 78.



[524]

Войны и вооруженные конфликты второй половины XX века /Под общ. ред. Б.В. Громова. М., 2003. С. 39.



[525]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 319-320.



[526]

Целью операции являлось выявление северовьетнамских кораблей, поддерживавших действия Вьетконга на Юге, сбор информации о радарах и другой электронной аппаратуре, а также о навигационных и гидрографических характеристиках данной зоны.



[527]

Войны и вооруженные конфликты второй половины XX века / Под ред. Б.В. Громова. М., 2003. С. 39.



[528]

Военно-исторический журнал. 1971 № 1. С. 42.



[529]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 328.



[530]

По подсчетам американских системных аналитиков, в 1965 году в результате проведения операции "Rolling Thunder" Северному Вьетнаму был нанесен ущерб в размере 70 миллионов долларов, что обошлось США в 460 миллионов. В 1966 году расходы на нанесение противнику ущерба в размере 94 млн. долларов возросли до 1247 млн.



[531]

Правда. 1971, 18 июня.



[532]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 386.



[533]

Горохов Ю. В воюющем Вьетнаме. В сб. Интернационалисты. Смоленск, 2001. С. 196-197.



[534]

Ильинский. Вьетнамский синдром. Война разведок. М., 2005. С. 210.



[535]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 83.



[536]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 435.



[537]

Хюпенен Анатолий Иванович. Родился 25 мая 1928 г. В 1947 г. окончил Ленинградское артиллерийское подготовительное училище, в 1950 г. – 2-е Ленинградское артиллерийское училище, в 1961 г. – Военную артиллерийскую командную академию. Прошел путь от командира взвода до командующего Отдельной армией ПВО, командующего ЗРВ Войск ПВО страны. С декабря 1972 г. по январь 1975 г. являлся старшим группы советских военных специалистов в ДРВ. В 1991 г. закончил воинскую службу в должности начальника Краснознаменной военной командной академии Войск ПВО страны им. маршала Жукова в звании генерал-полковника. С 1995 г. председатель Объединенного совета союза ветеранов Войск ПВО. Доктор военных наук, профессор. Автор многих работ по применению и использованию средств ПВО в войнах, в том числе локальных. Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" II и III степени, вьетнамским орденом "Боевой Подвиг" I степени и 29 медалями.



[538]

Войны и вооруженные конфликты второй половины XX века / Под ред. Б.В. Громова. М, 2003. С. 40.



[539]

Цит. по: Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 83.



[540]

Колесник Я. Советские ракеты в небе Вьетнама // Боевое братство. 2004. № 4 (41). С. 41.



[541]

Войны и вооруженные конфликты второй половины XX века / Под ред. Б.В. Громова. М., 2003. С. 42.



[542]

Хюпенен A.M. Боевое братство крепло под чистым небом Вьетнама // Военно-исторический журнал. 2002. № 8. С. 26.



[543]

Баженов Николай Васильевич. Родился в 1920 г. Участник Великой Отечественной войны. В 1965 г. – старший группы советских военных специалистов в ДРВ. Осуществлял непосредственное руководство по подготовке 238-го зенитного ракетного полка ВНА. Генерал-лейтенант.



[544]

Заика Анатолий Борисович. Родился в 1928 г. Главный инженер учебного центра Бакинского округа ПВО, начальник группы при командире 238-го зенитно-ракетного полка ВНА. Полковник.



[545]

Заика А.Б. Боевые действия зенитно-ракетного полка в условиях его формирования и обучения на первоначальном этапе развития ЗРВ Вьетнамской народной армии. В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964-1973 гг.)". М., 2000. С. 57



[546]

Хюпенен А.И. Роль советских военных специалистов в создании войск ПВО ВНА и обеспечении успешного завершения боевых действий. В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное сотрудничество и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964-1973 г.г.)". М, 2000. С. 27.



[547]

Хюпенен A.M. Роль советских военных специалистов в создании войск ПВО ВНА и обеспечении успешного завершения боевых действий. В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции "Советско-вьетнамское военное сотрудничество и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964-1973 г.г.)". М., 2000. С. 27.



[548]

9-й учебный центр (ЗРП С-75 5-дивизионного состава) под командованием подполковника А.Н.Ваганова был сформирован в Душанбе и 21 сентября 1966 года передислоцирован под Ханой.



[549]

Хюпенен А.И. Боевое братство крепло под чистым небом Вьетнама // Военно-исторический журнал. 2002. № 8. С. 28.



[550]

Гладышев Александр Павлович. Родился в 1936 г. Командир зенитно-ракетного дивизиона ВНА (1966-1967). Генерал-майор.



[551]

К примеру, только в 274-м ЗРП в августе 1967 г. за сутки было объявлено 44 боевые тревоги.



[552]

Назаренко Е. Т. Влияние климатических факторов и боевой обстановки на здоровье и результаты боевой деятельности советских военных специалистов во Вьетнаме. Организация медицинской помощи в боевых условиях. В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964-1973 гг.)". М., 2000. С. 105.



[553]

Куминов И.Я. Советская военно-техническая помощь Вьетнаму в годы войны. В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964-1973 гг.)". М., 2000. С. 44.



[554]

В первые годы войны в Хайфоне – крупнейшем северовьетнамском порту находилось временно до сотни советских специалистов. Однако постоянно – только представители Морфлота СССР, в том числе Н.И. Ковалев, капитан 3-го ранга Г. Попов, Н. Амбросов (в 1970-х гг.) и др.



[555]

Новое русское слово. 1967. 19 января.



[556]

В результате наступления на Центральном плато были "оставлены" примерно 600 танков и бронетранспортеров южновьетнамской армии.



[557]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 100.



[558]

Организационно ИА ВНА состояла из нескольких истребительных авиационных полков, которые имели на вооружении истребители первого поколения (МиГ-17) и второго поколения (МиГ-19 и МиГ-21) различных модификаций. Полки не входили в боевой состав дивизий ПВО и управление их боевыми действиями осуществлялось с ЦКП ПВО и ВВС ВНА через командующего военно-воздушными силами. В основном боевые действия ИА велись двумя полками, в каждом из которых насчитывалось максимально до 30-35 самолетов. Один из полков был смешанным, другой – однотипным (МиГ-17). Боевое применение истребителей МиГ-17 началось в апреле 1965 года, а истребителей МиГ-21 – в марте 1966 года. К декабрю 1972 г. истребительная авиация вьетнамских войск ПВО и ВВС насчитывала пять авиационных полков: три полка имели на вооружении 148 боевых самолетов (при 170 подготовленных летчиках), один учебный полк находился на территории Китая и один занимался транспортными перевозками (самолеты Ил-14 и Ли-2). На вооружении трех боевых полков находились: первого – 77 самолетов МиГ-21 различных модификаций, второго – 59 самолетов МиГ-17 и третьего МиГ-19 китайского производства. Кроме того, в ВВС ДРВ имелись в небольшом количестве бомбардировщики Ил-28 и Ан-26 (вооружались НУРСами).



[559]

Малыгин А.С. Об эффективности Войск ПВО и ВВС Вьетнамской народной армии в ходе военных действий в 1964-1973 годах. В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964-1973 гг.)". М., 2000. С. 82-83.



[560]

Горохов Ю. В воюющем Вьетнаме. В сб. Интернационалисты. Смоленск. 2001. С. 200.



[561]

Глазунов Е.П. Военно-политические и экономические предпосылки развязывания войны в Индокитае и ее основные итоги. В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964-1973 гг.)". М., 2000. С. 14.



[562]

Общая сумма помощи Китая за период с 1965 по 1975 г. составила более 4 млрд. юаней.



[563]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 89.



[564]

Демченко Юрий Алексеевич. Родился в 1938 г. в Краснодарском крае. В 1956 г. поступил в Казанское военное авиационное училище, которое успешно окончил в 1959 г. Служил в авиации Тихоокеанского флота, затем в Бакинском округе ПВО. С марта 1965 г. по февраль 1966 г. участвовал в боевых действиях во Вьетнаме в должности командира стартовой батареи 2-го огневого дивизиона 238-го занитно-ракетного полка Вьетнамской народной армии. В 1971 г. окончил Военную командную академию войск ПВО. Военную службу закончил в должности заместителя командира 17-го корпуса особого назначения Московского округа ПВО. Генерал-майор. Награжден орденами Красного Знамени, "За службу Родине в Вооруженных силах СССР" III степени и 9 медалями, в том числе вьетнамской медалью "Дружбы".



[565]

Демченко Ю. Секретная спецкомандировка // Боевое братство (альманах). М.,2004. С. 99-102.



[566]

Воробьев М.И. Организация технического обслуживания, ремонта, модернизации и доработки военной техники в условиях боевых действий. В сб. Война во Вьетнаме- взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964- 1973гг.)". М., 2000. С. 90-91.



[567]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М, 2002. С. 464.



[568]

В ходе операции было совершено 34 массированных налета, 2814 самолето-полетов, из них ночью – 1910. Среднесуточная интенсивность составляла 234 полета днем и 151 – ночью.



[569]

Хюпенен А.И. Боевое братство крепло под чистым небом Вьетнама // Военно-исторический журнал. 2002. № 8. С. 30.



[570]

Хюпенен А.И. Кульминация воздушной войны // Независимое военное обозрение. 2003. 28 февраля.



[571]

Хюпенен А.И. Организация ВВС США радиоэлектронной борьбы в ходе операции "Лайнбеккер-2" // Военно-исторический журнал. 2005. № 7. С. 32-33.



[572]

Хюпенен А.И. Тактическая и авианосная авиация США в операции "Лайнбеккер-2" // Военно-исторический журнал. 2005. № 4. С. 50.



[573]

Принцип использования такой бомбы заключается в следующем. Луч лазерного локатора направляется на выбранную цель. Отраженная от нее энергия рассеивается во все стороны, но ее максимум располагается в конусе с углом при вершине в 30°. Сброшенная с самолета бомба летит по баллистической траектории к земле до тех пор, пока цель, подсвеченная лучом лазерного локатора, не попадает в поле зрения головки самонаведения бомбы и сигнал от цели не достигает определенной величины. В этот момент происходит захват цели головкой самонаведения бомбы, после чего начинается участок управляемого полета. Как правило, сброс бомбы производится так, чтобы неуправляемый участок траектории ее полета не превышал 3 с. На управляемом участке траектория корректируется по сигналам ошибки, определяемой головкой самонаведения путем воздействия этого сигнала на рули бомбы по тангажу и крену. Подсвет цели (облучение) лазерным лучом производится при этом специальным самолетом-целеуказателем (система "Пейв Уэй") или самим самолетом-носителем (система "Пейв Найф").



[574]

Хюпенен А.И. Тактическая и авианосная авиация США в операции "Лайнбсккср-2" // Военно-исторический журнал. 2005. № 4. С. 53.



[575]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М, 2002. С. 703-704.



[576]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 704-705.



[577]

Хюпенен А.И. Противоборство зенитных ракетных войск Демократической Республики Вьетнам с американской авиацией в декабре 1972 года// Военно-исторический журнал 2005. № 8. С. 36.



[578]

Хюпенен А.И. Противоборство зенитных ракетных войск Демократической Республики Вьетнам с американской авиацией в декабре 1972 года // Военно-исгорический журнал. 2005. № 8. С. 38.



[579]

При активном режиме работы с поднятым высоким напряжением не более 15-20 сек. наведение противорадиолокационных снарядов (ракет) не происходит – снаряд теряет цель.



[580]

Хюпенен А. Кульминация воздушной войны // Независимое военное обозрение. 2003. 28 февраля.



[581]

Горохов Юрий Николаевич. Родился 11.04.1936 г. в г.Херсоне. Окончил среднюю школу, военное училище ПВО. Старший офицер батареи – командир приборного радиотехнического взвода, заместитель командира радиотехнической батареи. Окончил Киевское высшее радиотехническое училище войск ПВО (март 1966 г.). Служил в Вологде в должности начальника технической службы радиотехнического батальона войск ПВО. С апреля 1967 по апрель 1968 г. находился во Вьетнаме в качестве военного специалиста (по ремонту РЛС). С ноября 1968 г. – инженер-майор. После возвращения на Родину служил в различных частях Советской армии, в группе советских войск в ГДР. С декабря 1981 г. старший преподаватель Смоленского высшего зенитного ракетного инженерного училища. Полковник. С 1997 г. – в отставке. Инженер в Военном университете войск ПВО. Награжден 10 медалями СССР и двумя иностранных государств.



[582]

Калайда К.С. Цель, задачи и результаты деятельности групп специалистов оборонных отраслей промышленности, работавших в условиях боевых действий во Вьетнаме В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное сотрудничество и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964- 1973 гг.)". М, 2000. С. 93



[583]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 96.



[584]

Washington Post. 1972. 27 December.



[585]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 707-708.



[586]

Только за шесть месяцев 1967 года американская авиация нанесла 10 200 ударов по коммуникациям Северного Вьетнама.



[587]

Глазунов Е.П. Военно-политические и экономические предпосылки развязывания войны в Индокитае и ее основные итоги. В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964-1973 гг.)". М., 2000. С. 21.



[588]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 401.



[589]

Новое русское слово. 1969. 19 октября.



[590]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 98.



[591]

Хэкворт Д. Почему мы проиграли во Вьетнаме?//Солдат удачи. 1994. № 12. С. 32.



[592]

Новое русское слово. 1969. 25 ноября.



[593]

Куминов И.Я. Советская военно-техническая помощь Вьетнаму в годы войны. В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964-1973 гг.)". М., 2000. С. 45.



[594]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 92.



[595]

С 1 января 1961 г. по 27 января 1973 г. было израсходовано около 140 млрд. долларов.



[596]

Глазунов Е.П. Военно-политические и экономические предпосылки развязывания войны в Индокитае и ее основные итоги. В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964-1973 гг.)". М., 2000. С. 21.



[597]

Герасимов Г. Доллар в военных доспехах // Комсомольская правда, 1973, 2 марта.



[598]

Новое русское слово. 1970. 6 апреля.



[599]

Новое русское слово. 1970. 6 апреля.



[600]

В сентябре 1967 г., как показали опросы населения, число американцев, выступающих против войны, было ощутимо больше, чем сторонников ее продолжения. Рейтинг же личной популярности президента Джонсона (по данным института Гэллапа) опустился ниже 40%.



[601]

Уорсноп Р.Л. Выражение общественного протеста//Америка. 1991. № 415, июнь. С. 10-11.



[602]

Россия. 1966. 25 февраля.



[603]

В зависимости от условий местности и обстановки для уничтожения партизан применялись маневры "Окружение", "Кольцо", "Молот и наковальня", "Двойной скачок", "Линия" и "Когти".



[604]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 344.



[605]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 350.



[606]

На апрель 1969 г. во Вьетнаме находилось 543 400 американских военнослужащих. К декабрю 1969 года, после начала их вывода, их численность составляла 479 500 человек (См. Новое русское слово. 1969. 3 декабря).



[607]

Локальные войны: история и современность /Под ред. И.Е. Шаврова. М., 1981. С. 117-118; Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок. М., 2005. С. 52.



[608]

Вестморленд Уильям Чайлдс. Родился 26 марта 1914 г. в Сэксоне, в штате Южная Каролина. Окончил среднюю школу. В 1932 г., проведя год в военном колледже "Цитадель", поступил в военную академию США в Вест-Пойнте. Окончив ее в 1936 г., поступил в полевую артиллерию и получил назначение в Форт-Силл (штат Оклахома), а затем на Гавайи, на военную базу Скофилд Бэррэкс и Форт-Брэгг. В 1943 г. – подполковник, командир артиллерийского дивизиона 9-й пехотной дивизии. Воевал в составе дивизии в Северной Африке, в Нормандии, в Арденнах, на Пемагенском плацдарме и др. местах. В 1944 г. – полковник, заместитель командующего дивизионной артиллерией, а затем начальник штаба дивизии. В 1945 г. вернулся на родину, перешел в пехоту и получил квалификацию парашютиста-десантника. Занимал должности: командира парашютного полка 82-й воздушно-десантной дивизии, начальника дивизионного штаба, инструктора Командно-штабного колледжа в Форт-Ливенверте в штате Канзас (с 1949 г.), преподавателя Военного колледжа армии. В середине 1952 г. был назначен командующим 187-й воздушно-десантной группой и принял участие в заключительных боях в Корее. Затем служил в Пентагоне, с 1955 г. – в должности секретаря главного штаба армии. В 1958 г. принял 101-ю воздушно-десантную дивизию, а с 1960 г. – в звании генерал-майора занимал пост суперинтенданта (директора) Вест-Пойнта. 15 июля 1963 г. возглавил XVIII воздушно-десантный корпус. Получил звание генерал-лейтенанта. С января 1964 г. по июль 1968 г. находился во Вьетнаме. Занимал должности: заместителя командующего Командованием США по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму, а затем командующего КОМКОВПЮВ (передал пост генералу Крейтону У. Абрамсу). В июне 1968 г. – начальник штаба армии США. В середине 1972 г. вышел в отставку.



[609]

Белащенко Т.К. США: 200 лет – 200 войн. М., 1976. С. 202.



[610]

1-й батальон Королевского Австралийского полка был переброшен в Южный Вьетнам в 1965 г. и первоначально придан 173-й воздушно-десантной бригаде США. Позже, с прибытием 5-го и 6-го батальонов того же полка, австралийский сухопутный контингент был развернут в Первую тактическую группу, примерно эквивалентную бригаде. Кроме наземных войск Австралии, во Второй Индокитайской войне участвовали корабли ВМФ этой страны (в том числе ракетные эсминцы "Брисбэн", "Хобарт", "Перт" и эсминец "Вендетта"), а также подразделения Королевских Австралийских ВВС (в частности, 2-я эскадрилья, оснащенная бомбардировщиками "Канберра"). Всего в 1965-1972 гг. австралийские вооруженные силы "пропустили" через Вьетнам 40 207 своих военнослужащих. Они принимали участие в многочисленных операциях по поиску и уничтожению партизан в прибрежных районах, а также юго-восточнее Сайгона. Любимым тактическим приемом австралийцев был "молот и наковальня". Бронетранспортеры (в основном M113) блокировали противника и выступали в роли своеобразной наковальни. Танки ("Центурион" Мк.5) прижимали вьетнамцев к БТРам, выполняя функции молота. Вывести из строя танки "Центурион" было сложно, поэтому партизаны разработали довольно оригинальный прием борьбы с ними. Они стреляли из РПГ по деревьям, в надежде, что разорвавшаяся в ветвях над танком граната поразит экипаж через открытые люки. В сентябре 1971 году австралийские части покинули Вьетнам. Их потери составили 424 человека убитыми и 2369 ранеными.



[611]

О низком морально-психологическом уровне военнослужащих Армии Республики Вьетнам свидетельствуют, например, такие факты: за последние три месяца 1966 г. из 5-й пехотной дивизии, дислоцированной вблизи Сайгона, дезертировало около 2500 человек; уклонилось от воинской службы (к концу 1965 г.) 232 000 призывников.



[612]

Цит. по: Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 364.



[613]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 364.



[614]

В это время в Южном Вьетнаме находились: 1-я кавалерийская (аэромобильная), 1-я, 4-я, 25-я пехотные, 101-я воздушно-десантная дивизии, 173-я воздушно-десантная, 196-я, 198-я, 199-я легкие пехотные бригады и 11-й бронекавалерийский полк американской армии, 1-я и 3-я дивизии морской пехоты США. В декабре 1966 г. к этим соединениям добавилась армейская 9-я пехотная дивизия. В 1967-1969 гг. в Южный Вьетнам прибыли и другие соединения американской армии, в частности, 23-я пехотная дивизия "Америкал", 1-я бригада 5-й пехотной (механизированной) дивизии и 3-я бригада 82-й воздушно-десантной дивизии.



[615]

Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок. М., 2005. С. 56.



[616]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 424.



[617]

Хэкворт Д. Почему мы проиграли во Вьетнаме? // Солдат удачи. 1994. № 12. С.31.



[618]

Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок. М., 2005. С 57.



[619]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 433.



[620]

В 1956 году ранее существовавшее Управление психологической войны было преобразовано в Управление специальных методов войны.



[621]

Цит. по: Крысько В. Секреты психологической войны (цели, задачи, методы, формы, опыт) /Под общ. ред. А.Е. Тараса. Минск., 1999. С. 383.



[622]

Волковский Н.Л. История информационных войн. СПб., 2003. Часть 2. С. 464



[623]

ЮСИА- Информационное агентство США. Было создано в 1953 г., в 1977-м переименовано в Управление по международным связям – УМС. В 1982 г. вновь переименовано в Информационное агентство. Численность его аппарата временами доходила до 10 тыс человек, а годовой бюджет – до 1 млрд долларов. Финансирование осуществляется из государственного бюджета США. В настоящее время ЮСИА имеет более 200 представительств в 143 странах.



[624]

Крысько В Секреты психологической войны (цели, задачи, методы, формы, опыт) /Под общ. ред. A F Тараса. Минск, 1999. С. 385.



[625]

Волковский Н.Л. История информационных войн. СПб., 2003. Часть 2. С. 465.



[626]

Сайгон выполнял в Южном Вьетнаме роль одновременно правительственного и военно-командного центра, промышленного и делового комплекса, а также узла наиболее важных воздушных и морских коммуникаций. Еще более важную роль Сайгон стал играть по мере ускорения наращивания американских сил во Вьетнаме, особенно после того, как Управление по оказанию военной помощи Вьетнаму развернуло там штаб регионального командования для района Большого Сайгона. В результате активной работы этого командования в городе были построены новые автомобильные дороги, линии связи, госпитали, служебные и жилые здания, фабрики по производству льда, молокозаводы, склады боеприпасов и электростанции. В двух милях (3,2 км) к северу от Сайгона был построен новый крупный морской порт, названный Нью-портом. Этот порт должен был облегчить нагрузку на главные портовые сооружения столицы Южного Вьетнама. Были сооружены дополнительные взлетно-посадочные полосы в крупном столичном аэропорту Тансоннат, расширен другой аэропорт, расположенный вблизи Бьенхоа, в 32 км к востоку от Сайгона. К концу 1966 года в дополнение к этим двум аэродромам столицы Южного Вьетнама было построено еще 8 аэродромов, которые в ходе войны непрерывно совершенствовались (См.: Стэнтон Ш.Л. Падение Сайгона // Солдат удачи. 1995. № 8. С. 11 – 12).



[627]

Тет - вьетнамский праздник – Новый год по лунному календарю.



[628]

Хэкворт Д. Почему мы проиграли во Вьетнаме?//Солдат удачи. 1994. № 12. С. 29.



[629]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 469.



[630]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 436.



[631]

Цит. по: Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М, 2002. С. 554.



[632]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 531.



[633]

Цит. по Дэвидсон Ф.Б Война во Вьетнаме (1946-1975). М, 2002. С. 643.



[634]

Дэвидсон Ф.Б Война во Вьетнаме (1946-1975) М., 2002. С 614,642.



[635]

Crozier В. "Terror, New Style" // National Review, 1985. 9 August. P.24: Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 603.



[636]

Для организации наступления Зиап задействовал все дивизии и отдельные полки АСВ как в Северном, так и в Южном Вьетнаме, все боевые соединения и части АСВ в Лаосе, за исключением 316-й дивизии АСВ и четырех отдельных пехотных полков.



[637]

По плану наступления предполагалось одновременно нанести удары на трех разных направлениях: на Северном, Центральном и Южном. На Северном направлении (провинция и город Куанг-Три) были задействованы 308-я ("Железная"), 304-я дивизии АСВ и три отдельных пехотных полка, усиленные 200 танками (два полка) и пятью артиллерийскими полками, 324В дивизия, а также 325-я, 320В и 312-я дивизии, дислоцировавшиеся в районе наступления. На Центральном фронте (направление Контум – Плейку) действовали 2-я и 320-я дивизии АСВ, поддерживаемые танковым полком, 3-я и 711-я дивизии. Наступление на Южном фронте (на Лок-Нинь и Ан-Лок, столицу провинции Бинь-Лонг) осуществляли 5, 7, 9-я дивизии Вьетконга (почти полностью укомплектованные военнослужащими АСВ) и 1 -я дивизия АСВ.



[638]

Хюпенен A.M. Стратегическая авиация США в операции "Лайнбеккер-2" // Военно-исторический журнал. 2005. № 2. С. 30.



[639]

Хюпенен А.И. Роль советских военных специалистов в создании войск ПВО ВНА и обеспечении успешного завершения боевых действий. В сб. Война во Вьетнаме: взгляд сквозь годы… Материалы научно-практической конференции: "Советско-вьетнамское военное и экономическое сотрудничество в годы агрессии США против ДРВ (1964-1973 гг.)". М, 2000. С. 34.



[640]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 681.



[641]

Новое русское слово. 1972. 10 мая.



[642]

Новое русское слово. 1972. 10 мая.



[643]

Новый часовой. 1997. № 5. С. 315-316.



[644]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002. С. 710.



[645]

Ильинский М. Вьетнамский синдром. Война разведок М. 2005 С. 323.



[646]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В.А. Золотарева. М., 2000. С. 98.



[647]

Дэвидсон Ф.Б. Война во Вьетнаме (1946-1975). М., 2002 С. 404.



[648]

Речь идет о трагедии южновьетнамской деревни Ми-Лай (она же Сонгми), где 16 марта 1968 г. американские солдаты из роты капитана Эрнеста Медины (роты "С" 1-го батальона 20-го пехотного полка дивизии "Америкал") убили 102 местных жителя, в том числе женщин и детей. Первый лейтенант Уильям Л.Колли-младший, командир взвода, учинившего эту резню, в 1970 г. предстал перед военным судом в Форт-Беннинге, штат Джорджия, и 31 марта 1971 г. был приговорен к 20-летнему тюремному заключению.



[649]

Волковский Н.Л. История информационных войн. СПб., 2003 Часть 2 С 465-466.



[650]

Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины XX века / Под ред. В А. Золотарева. М., 2000. С. 98.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх