Глава 38

Перевал Кассерин

Дорога шла все время вниз и вдруг вильнула влево. Впереди высилась примечательная особенность. Это был перевал Кассерин.

Только я успел добраться до поворота, как пришел приказ по полку: «Атаковать перевал Кассерин – 1-му батальону слева от дороги, 2-му – справа от дороги. В полной мере использовать моторизованную технику. Полковой штаб – первый дом к северу от поворота дороги». Это все.

Буххольц уже получил этот приказ. Его рота разворачивалась на возвышенности справа. На бешеной скорости, с ревом мы промчались через луг, лощины и камни к холму, который возвышался над перевалом справа.

Вражеская артиллерия, хорошо пристрелявшись, забрасывала нас снарядами. Но мы прорывались через разрывы снарядов, держа грузовики на большом расстоянии друг от друга. Только в один грузовик попал снаряд. Остальные домчались до подножия склона. Глубокое сухое русло на нашем пути заставило нас покинуть грузовики. Солдаты с оружием попрыгали на землю, а грузовики, ревя моторами, отъехали назад в укрытие.

Мы продвигались среди скал, используя каждый камень и складку местности для укрытия от огня американской артиллерии и стрелкового оружия. Вскоре мы вскарабкались на высоту, расположенную на одном уровне с ротой Буххольца, которую мы видели слева от нас через дорогу. Я смутно помню, что наш правый фланг был открыт. Обливаясь потом, мы лезли все выше и выше к гребню горы.

Сам гребень представлял собой скалу с обрывистыми склонами. Я ухватился за выступ и подтянулся. Как только моя голова показалась на гребне, мимо моих ушей прогремела пулеметная очередь. Я пригнулся. У янки была пулеметная точка как раз перед нами – 25 метров, не больше.

Укрывшись под нависающим камнем, я и несколько моих солдат решили немного передохнуть. Мы перекусили и отхлебнули из фляги. Нас нагнали наши радисты. Я немедленно доложил обстановку в полковой штаб.

Слева от меня командир разведроты лейтенант Бекер тоже добрался до этого гребня. У него была прекрасная позиция для ведения флангового огня. Он заставил пулеметный расчет впереди нас покинуть свою позицию. Из кустарника на моем открытом правом фланге послышалась беспорядочная стрельба. Но, в конце концов, мы достигли своей цели – захватили гору, нависавшую над перевалом.

С позиции Бекера мы могли держать под наблюдением всю равнину, лежащую за перевалом Кассерин. Главная дорога шла к нему через долину. Американские машины двигались по ней ровным потоком вверх и вниз. Те, что шли вверх, вероятно, доставляли боеприпасы и подкрепления. А здесь наверху сидели мы, обозревая весь тыл американского фронта, как будто были зрителями на маневрах миниатюрной армии. Какими маленькими казались отсюда солдаты, грузовики и пушки!

«Наши танки собираются атаковать перевал». Этот доклад мы получили по радио. Мы с нетерпением ждали еще новостей. Гром и грохот битвы катились вверх по склону в нашем направлении. Американцы открыли плотный заградительный огонь по нашим наступающим силам.

«Атака сорвалась». О боже! Я узнал подробности. Меня почему-то не так беспокоила эта главная новость, как дополнительный доклад о том, что Мейер пошел в атаку при поддержке танков с моими шестью американскими грузовиками и потерял их все, кроме одного.

Пока я по кусочкам получал эту информацию, Бекер в бинокль изучал дорогу внизу. Вдруг он толкнул меня локтем. Это был молодой офицер, который прибыл к нам в Африку только в конце нашего длинного отступления с боями в пустыне, но я уже знал, что он был способным и предприимчивым парнем.

– Господин обер-лейтенант! – снова толкнул он меня. – Видите тот мостик на дороге внизу? Если бы до него добраться, мы бы перерезали все американские коммуникации в тылу.

Я изучил местность.

– Смелый план, Бекер, – заключил я. – Смелый, но осуществимый. Пошли!





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Прислать материал | Нашёл ошибку | Верх